-39

Вспышка гепатита на заводах Nissan и Toyota в Петербурге

вот ссылка для вечно требующих пруфоф, нате вам

http://mr7.ru/articles/188474/

А теперь о основном - это было ожидаемо. Как человек в теме по общепиту в Спб, наблюдаю деградацию общественного питания именно на крупных заводах у нас.

Сначала они все держали свой штат поваров или работали с международными операторами. Не факт, что те хорошо кормили, но уж по крайней мере безопасно. Ну и дорого, естественно. Потом эффективная жаба стала душить руководство и пошли тендеры на выбор оператора питания, где побеждали самые дешевые  (и иногда родственные топ-манагерам заводов)  фирмы. Заводоуправлениям головняк отпал контролировать всех этих узбеков, плюсом на операторов питания повесили контроль за состоянием оборудования на кухне, на что те естественно забили, т.к. это очень дорого, а победили то самые дешевые, помните?

Ну и в итоге на многих крупных заводах в СПБ работают мутные ОООшки со сменяемым каждую неделю штатом гастарбайтеров и неисправными машинами для мытья посуды, плитами, холодильниками, печами...

Все закономерно. Уверен там и периодически понос охватывал сотрудников.

Дубликаты не найдены

+2

Стоит тег "мое"твоя работа?а то в прошлом посте ты хохлом был.

ещё комментарии
+1

Прежде, чем подобного рода херню писать, надо быть немного в теме. И головой чуть чуть думать, прям самую малость. Полезно.

ещё комментарии
0

А свалка там пыхтит еще?

ещё комментарии
0

Шлите нахуй все эти джахад-кормильни, требуйте холодильник, микроволновку и "тормозок" из дома +кулер и чайные принадлежности!

ещё комментарии
Похожие посты
686

Эффективный менеджмент по Питерски

Эффективный менеджмент по Питерски Санкт-Петербург, Ограничения, Комиксы, Общепит, Негатив

Администрация Беглова в очередной раз показала свой управленческий уровень. Поездов в метро меньше, толкучки больше, а рестораны пусть и дальше чувствуют себя козлами отпущения.

81

Как приехать в Питер и открыть кафе (без опыта и почти без денег)

Изучая подводные камни по открытию своего бизнеса, ресторанная сфера, наткнулся на интересную историю Максима Шишова. Она показалась мне очень жизненной, потому с небольшими правками публикую от имени автора.


Мечта становится явью


Сумка с колесиками стучит по обледенелому тротуару. Набережная Мойки непривычная, белая, ночная. Растеряно гляжу по сторонам, не узнаю места. Белые хлопья падают с мутного неба. Прохожу чуть-чуть и замираю. Исаакиевский собор в желтоватом, размытом свете кажется громадным. Воздух вкусный и влажный. Питер, наконец-то, снова здравствуй.

Январь 2011 года. Мне 29 лет. Я приехал в город, который любил, но в котором не знал никого. Приехал, чтобы попробовать себя в рестораторском деле, которым сроду не занимался. Приехал, чтобы начать бизнес, располагая примерно трехстами тысячами рублей.

Чем я думал? Сложно сказать.

Я знал, что устал от бухгалтерского учета, которым занимался последние пять лет, и Хабаровска. Знал, что мне нравится готовить. Знал, что я должен совершить любой, пусть и безрассудный поступок, чтобы изменить привычный ход событий. Этого было достаточно.


Первые шаги


Я поселился в хостеле в двух шагах от Исаакиевского собора и на следующий же день приступил к поиску квартиры и составлению плана покорения Питера. Я рассуждал так: «Я ничего не понимаю в ресторанном деле, поэтому мне надо пройти какие-нибудь курсы. Выучиться, скажем, на повара, чтобы начать разбираться в общепите». Учебный комбинат экономики и торговли как раз набирал людей на курсы «Заведующий производством». Я решил это то, что надо — научат выстраивать производство, покажут технологические процессы, дадут общую картину.

Однокомнатную квартиру я снял в пятнадцати минутах ходьбы от м. Удельная за 17 000 рублей. Удивительная это была квартира. Паркетный, с облезшим лаком, пол. Три дивана, занимавших почти всю комнату. Пианино. На кухне отстающий от пола линолеум. Когда несколькими месяцами позже у меня планировал остановиться друг, я писал ему:

Из недостатков в моей нынешней квартире. Нет кондера, нет микроволновки, нет стиралки и горячую воду открываю винтелем на трубе, поскольку прокладки сжигает кипяток. Зато у меня три дивана, два входа (парадный и черный) и халявный инет.

Халявный интернет исходил от соседей, которые не считали нужным ставить пароль. Я пользовался этим вовсю, качая «Доктора Хауса», но иногда в выходные сеть пропадала. Я воображал, что соседи увозят интернет загород и раздавают его бедным крестьянским детям.

New-Peter


Раньше я приезжал в Питер как турист. Гулял в центре, ходил по операм-кафе-музеям. Стоял над каналами, ездил в Павловск, восхищался книжными. Теперь же я собирался остаться.

Было непривычно примерять на себя город. Заходить в магазины и пытаться разобраться в незнакомых производителях молока и колбас. Ездить в гипермаркеты и запасаться продуктами на неделю.


По дороге домой я проходил через маленький рынок, покупал сырную массу с курагой — почему-то она запомнилась и полюбилась мне. Обращал внимание, как много здесь таджиков и узбеков, раньше мне казалось, что Питер состоит из одних немцев и итальянцев. Обращал внимание, как много бедности, некрасивых, скособоченных лиц. Обращал внимание на неухоженные дома, у которых из-под отвалившейся штукатурки торчали драночьи ребра.

В десяти минутах от моего дома находился парк Сосновка. Я полюбил это место. По центральным аллеям гуляли семьи с детьми, бегали люди на лыжах. Но если нырнуть в сторону и прошагать узкой тропинкой минут семь, город и люди исчезали. Заснеженный парк поглощал звуки машин и голоса, и я оказывался совершенно один. Заваливался в снег и лежал на спине, раскинув руки. Или разувался и осторожно вставал босиком на снег. Тот таял, обжигал ноги, холод становился невыносимым. Усевшись прямо на тропинке, я натягивал носки на мокрые ноги и спешил дальше с улыбкой до ушей, словно мне удалась какая-то тайная шалость.


Крушение иллюзий


Когда я думал про собственное заведение (я не знал еще, будет ли это кафе, столовая или чебуречная), то представлял себя в окружении людей небезразличных и творческих. Такими были люди, с которыми я работал раньше, занимаясь финансами. Поэтому я ждал от своих новых сотрудников, что они будут выдумывать вкусные блюда, делать конфеты ручной работы, тепло приветствовать клиентов, словом, гореть своей профессией. И вот я оказался среди них.

Это были грузные женщины. Уставшие, равнодушные, знающие жизнь. Они сидели как квочки и вели бесконечные беседы про детей, мужей, столовые, в которых они работали. Иногда вступали в спор с преподавателем:

— А у нас не так делают. У нас не сухая мучная пассировка, а с жирком, чтобы посытнее…

Они записывали под диктовку технологию приготовления красного соуса — «да, зачем, у нас готовый в банках есть…», сонно глядели в сборники рецептур. Им сложно было понять, как считать пропорции и выводить проценты.


К квартире я быстро привык, да и к Питеру тоже. Чувство, что тут уже полгода. Совершенно нет ощущения, что турист, но при этом и обзаводиться вещами не хочется. Смотришь на всякие миксеры и мясорубки и не покупаешь.Курсы помаленьку курсятся. Засада в том, что для того, что я хочу делать нужны не столько курсы, сколько деньги, хотя курсы тоже оказались полезны. Объективно они довольно дурацкие, но для меня нормальные, поскольку все абсолютно новое. Опять же я хотел посмотреть на поваров. Посмотрел:) Вообще любопытно смотреть, когда люди, которым годиков побольше чем мне, устраивают какой-то детский сад. Боятся спорить с начальником, например.

Я глядел на их оплывающие к партам фигуры. Вязаные кофты и шали. Засевшую в глазах уверенность, что ничего изменить нельзя. «А ведь это еще не самые равнодушные, — думал я в тревоге. — Пришли повышать квалификацию. У них есть хоть какие-то амбиции. Что же представляют собой остальные?»

Я все яснее понимал, сколь многого не знаю про общепит. Все отчетливее чувствовал, что мне необходим человек, которому я смог бы довериться в незнакомых для себя вопросах. И все больше уверялся, что найти такого человека будет непросто. Будущее становилось все более вязким и неопределенным.


Спаситель.


Человек, возникший на пороге аудитории, разительно отличался от остального контингента. Был он свеж, цветущ, глядел бодро и похож был на раздобревшего Рассела Кроу. Звали его Сергей. Недавно он перебрался в Питер, а до этого работал в Магадане. Прошел путь от пекаря до менеджера участка. Компания, где работал Сергей, занималась выездным обслуживанием — кормила и обстирывала персонал золотодобывающих компаний. Постепенно мы сдружились, и однажды за обедом в кафе Артемия Лебедева на Жуковского, которое находилось в двух шагах от нашей учебы, я поделился своими мыслями открыть кафе.

Идея понравилась Сергею, и мы взялись разрабатывать план. Посчитали, сколько денег можем выделить на бизнес. Обсудили, каким видим наше заведение. Стали отслеживать, кто продает или сдает в аренду готовое кафе. В Питере хорошо развиты услуги по покупке и продаже готового бизнеса, и очень скоро мы оказались завалены множеством предложений.

Мне запомнилось, что мы только и делали, что катались по городу и смотрели разные варианты. Один визит запомнился особенно. Кафе держали чеченцы и хотели сдать его в аренду каким-нибудь толковым управляющим. Мы общались с добродушным, рыжебородым хозяином. Слушали, как он рассуждает о радушии и важности оказать гостям наилучший прием. Когда мы вышли, Сергей спросил:

— А ты заметил пистолет? — и в ответ на мой недоуменный взгляд пояснил. — Когда мы прощались, у него свитер задрался, так под ним был ствол. Продолжать переговоры мы не рискнули.


Другая жизнь.


Наше! Мы закончили учебу, получили дипломы о переподготовке и целиком посвятили себя бизнесу. Надо было зарегистрировать ООО, определиться с кухней и дизайном. В поисках подходящего для кафе места мы объездили город из края в край.

Наконец, нам подвернулось подъемное по деньгам предложение. Бывшее интернет-кафе на 48 посадочных мест в ТЦ «Штрих-код».

По наследству переходили столы с дырками под провода, диваны, барная стойка, телевизоры, вытяжки, холодильник и пара морозильных ларей. Место показалось уютным. Еще больше подкупило, что в кафе был расположен пункт приема платежей, и даже пока мы вели переговоры, люди заходили оплачивать интернет.

«Здорово, — думали мы, — пункт закроют, но какое-то время люди будут идти сюда, а мы будем предлагать им кофе».

Мы ударили по рукам и заключили договор аренды. Помню, в тот день я прыгал от радости по своей квартире: «Теперь кафе наше! Наше!». Мечта становилась явью. Мне было страшно, но азарт захлестывал, и эмоции зашкаливали. Месяц мы ходили с Сергеем и подбирали кафе. Тут их сдают в аренду целиком или продают. Посмотрели объектов 10 и недавно нашли, который нам подошел. Условия очень хорошие и скидку по аренде дали, но денег как всегда маловато. Вот еще бы тысяч сто, а то просто впритык.


Предварительный договор я сегодня подписал, а нашим кафе становится с 20-го числа. Очень не хватает какого-нибудь оформителя знакомого. И вообще тысячи вопросов. Меню, поставщики, бармена-официанта где-то надо брать, оформление и реклама, закупать посуду, инвентарь, отмывать все, придумывать заманухи разные. Словом, веселуха.

За последние полтора месяца успел очень неплохо узнать Питер, побывать на разных выставках, посвященных ресторанам и всему такому, прочитать пару занятных книг. Одна называлась 100 способов как украсть в ресторане. Фантазия у людей в этом плане действительно безгранична.


Ужаснись.


Когда я вспоминаю то время, мне все кажется застывшим. Медленно падают хлопья снега, медленно проплывают люди на эскалаторе, сам я застывший над тележкой в гипермаркете в раздумьях, чего бы взять к чаю? Но память обманчива в своем медленно-липком восприятии. На самом деле ситуация развивалась стремительно, и переписка с Сергеем это подтверждает.

ААААА!!!!

Я тут накидал список чего надо сделать — ужаснись, рано мы расслабились)

1) Сходить к нотариусу и открыть счет в банке;

2) В Пенсионном получить уведомление как страхователю;

3) Уведомить об открытии счета: ФСС, ПФ, налоговую (налоговую еще и о среднесписочной численности), а еще страховые полисы оформить

4) Зарегистрировать кассовый аппарат

5) Корпоративный телефон завести

6) У Веры и Уколова: проверить оборудование, узнать, куда приходят наши письма, узнать про wi-fi, договор аренды подписать, узнать про плазмы и USB, и камеры слежения — подходят/ не подходят, мебель привезти, пожарную декларацию стрясти с Веры

7) Наружная реклама — определится с кем работаем, пнуть на снятие размеров

8) Ник Ник — узнать про возможность подключения плазм

9) Узнать про рекламный ролик: сколько стоит, как долго его будут делать

10) Музыку подобрать и решить на чем проигрывать ее

11) СЭС уведомить, всякие внутренние доки разработать по СЭС, пожарникам, техники безопасности

12) Определиться с меню, наконец

13) Выбрать поставщиков, решить сколько продуктов надо закупить

14) Технологические карты разработать

15) Незнакомые рецепты, если такие есть, хотя бы разок приготовить — да и остальные по технологии и по времени приготовления должны быть без сюрпризов

16) Кофе — договор, монтаж машины

17) Кофе — обучение

18) Купить плиты и витрины

19) Пивную компанию присмотреть

20) ПЕРСОНАЛ найти!!!


У нас было меньше месяца, чтобы подготовиться к открытию. Мы разделили усилия. Сергей взял на себя кухню, а я обслуживание клиентов. Это означало, что мне надо было освоить профессии баристы и официанта. С утра я приезжал в компанию, которая давала нам кофе-машину в аренду, и проходил обучение.

Для меня заваривали разные сорта во френч-прессе, чтобы я дегустировал их и отмечал, где вкус «бархатистый», а где «обволакивающий», где кислинка «нежная», а где «терпкая». Затем учили молоть кофе так, чтобы помол был не слишком крупным, но и не слишком мелким. Затем запрессовывать кофе в рожок, чтобы таблетка получилась не слишком рыхлой, но и не плотной. Затем взбивать молоко паром так, чтобы взбить гладкую пену, но и не перегреть.

Закончив с кофе, я летел к дизайнерам и обсуждал наш фирстиль, потом ехал к людям, которые должны были смонтировать нам световые короба и натянуть пленку с логотипом на стекла. С этими людьми у нас постоянно выходило недопонимание, то они забывали включить что-то в смету, то путали цвета, то не приезжали вовремя.


Вернувшись в кафе, я помогал Сергею отмывать кухню. Мы купили канистру с шуманитом и лили его на пол как воду. Застарелый жир отходил от пола пластами. Приобрели бэушную электрическую плиту, затарились посудой и продуктами. Зарегистрировали кассовый аппарат. Со скандалами и руганью обновили световые короба. Установили кофе-машину и кран с пивом. Отдраили помещение. Приготовили пробные блюда и с удовольствием их съели. Выставили на столы солонки, перечницы и салфетки. Наняли повариху и официантку.

Баннер, который мы водрузили на фасад торгового центра

Мне кажется, это было 12 мая, хотя с датой я могу ошибаться. Я встал на стул и открыл ключами верхнюю защелку на стеклянной двери. Наше кафе было официально открыто. Помню странное чувство опустошенности в тот момент. Мне казалось, что все самое интересное уже позади. Все приготовления и хлопоты закончились. Нечего было предвкушать, не о чем было мечтать. Оставалось изо дня в день обслуживать клиентов. Оставалась рутина. Мечта стала явью.

Я стою за барной стойкой нашего кафе. Передо мной открыто меню. «Кофелад. Кафе с настроением» — написано на нем. В уютном полумраке видны бежевые диваны и коричневые столы с красно-белыми салфетками. Играет негромкая музыка. В узких окнах летнее небо. Кофелад пустует. Галя, наш повар, приткнулась на стуле возле холодильника. Разгадывает кроссворд.

— Максим, ты не знаешь, что такое «полное фиаско»? Семь букв? — и сама же роняет по буквам. — К-о-ф-е-л-а-д…


А где же все?


В первые же дни после открытия стало ясно, что чуда не произошло, и клиент не пошел косяком в наше заведение. Удивляться этому не приходилось. Удивляться приходилось тому, как настойчиво мы старались не замечать очевидного. С завидным упорством мы игнорировали тот факт, что кафе расположено на третьем этаже, что посетителей тут мало, что остальные бутики выглядят заброшенными, и на некоторых висит объявление «сдается в аренду». Надежда, что люди придут платить за интернет и захотят выпить кофе, тоже не оправдалась. Люди злились, что пункт приема платежей съехал и уходили.

Сейчас мне сложно это понять, но факт остается фактом, мы думали о чем угодно, только не о том, как будем привлекать клиентов. Читая переписку того времени, я поражался, сколько внимания я уделял бухгалтерским и юридическим вопросам. Я без конца консультировался у друзей, как правильно составить устав, трудовой договор, должностную инструкцию. Доходило до маразма, я лез в детали начисления зарплат, когда еще никаких зарплат не было и в помине, и увольнения сотрудников, когда они еще не были наняты.


Теперь бухгалтерские метания отошли на третий план. Мы стали судорожно искать клиентов. Обежали торговый центр и близлежащие офисы, рекламируя наши бизнес-ланчи.

Напечатали флаеры и поставили девочку раздавать их на улице. Наши усилия дали результат, и постепенно в кафе потянулся жиденький поток посетителей.

Определитесь

Месяца за полтора до этого произошел показательный случай. Мы искали дизайнеров, которые помогли бы нам оформить кафе, и зашли в одну фирму.

— А какое у вас позиционирование? — спросила нас глава дизайн-студии.

— В смысле? — спросили мы.

— Ну, кто ваша аудитория? В каких людей вы целитесь? Что готовы им предложить? Чем отличаетесь от конкурентов? Какое у вас кафе?

Мы замычали под градом этих неожиданных вопросов. Стали объяснять, что у нас кофейня с европейской кухней, разливным пивом и конфетами ручной работы, что мы рады каждому независимо от пола, возраста и вероисповедания. И чем шире мы раздвигали границы нашего дружелюбия, тем ехиднее становилась улыбка главной дизайнерши. Наконец, она спровадила нас с напутствием: «Вы определитесь все-таки с позиционированием и приходите».

Помню, как я злился, когда мы вышли из офиса: «Что она о себе возомнила? Мы хотим, чтобы к нам ходили все! Ее дело дизайн делать, а не нотации читать». Разумеется, мы нашли других дизайнеров и благополучно открылись. И вот теперь я начал подозревать, что та надменная дизайнерша была права.

Отсутствие внятного позиционирования привлекло к нам невнятную публику

Это не коньяк, это я наливаю сироп для латте

К нам заходили прозрачные юноши, служившие менеджерами по продажам в «Техносиле» этажом ниже. Они брали бизнес-ланчи и быстро их поедали за дальними столиками. Были кофеманы, которые заказывали исключительно кофе. Выпивали одну-две чашки и уходили. Хотя мне казалось, что бариста из меня никудышный, мне делали комплименты и оставляли чаевые. Я списывал это на то, что поблизости не было других кофеен, и что к эспрессо мы подавали стакан холодной воды, что выглядело шиком в этом районе.

Перед барной стойкой располагался стол «мужских слез». Он получил такое название, потому что два или три одиноких мужчины выбрали этот стол, чтобы поплакать. Как-то под вечер к нам зарулила стайка молодых людей на роликовых коньках. Заходили люди гопниковского вида, пили пиво и щелкали семечки, которые приносили с собой. Проходя мимо их столика, я услышал:

— Парни, я хочу выпить за нашу реальную дружбу. Я бы встал, но мне так впадлу…

Заглянули к нам и представители какого-то международного конгресса в пиджаках и бейджах. Мне пришлось напрячь свой ржавый английский, чтобы объясниться с ними. Парни приводили девушек, обниматься на диванах. Вечером и по выходным к нам ходили целыми семьями, сидели долго, заказывали обильно. Мы привлекли всех, и это повлекло проблемы.

Из переписки с друзьями. 31 мая

Единственное, что я тут научился делать, это взбивать микропену для латте и капучино. Осталось научиться рисовать разные фигурки. Еще выяснилось, что официант ужасная профессия. Мало того, что надо много бегать и ловко уворачиваться, так это еще и бесконечный цирк, то тебе пьяного приведут, то какие-нибудь международные представители налетят, то фанаты американо, но чтобы было как эспрессо. Адекватные, впрочем, тоже есть. Или даже так. Адекватные, впрочем, тоже любят есть, но и неадекватные тоже ведь любят.


Неадекватные тоже любят есть.


Зашел мужчина с девочкой младшего школьного возраста.

— Дочку хочу порадовать. У дочки день рождения.

Он заказал дочке молочный коктейль, себе взял пиво. Минут через двадцать попросил повторить и сделать музыку погромче. Потом еще повторить. И еще музыку. Через час дочка отплясывала посреди кафе, музыка гремела, я нервно косился на других посетителей, а мужчина с четвертой или пятой кружкой пива, устроившись за стойкой напротив меня, ругал бывшую жену.

— Не дает встречаться с дочкой, сука. Бедный ребенок с женой моей сукой. День рождения у дочки, а ей плевать. Знаешь, что она ей подарила? Знаешь? Не знаешь ты. Добавь жару, что у тебя музыка так тихо? У ребенка праздник! Порадуй бедную девочку.

Я ненавидел этого мужика. Не знал, как его утихомирить. Мне было стыдно перед другими посетителями за этого пьяницу, за гремящую музыку, за себя. Собрав силы в кулак, я попросил его быть сдержаннее.

— А ты мне кто, чтобы указывать?

— Я хозяин кафе. Он прищурился, настойчиво вглядываясь:

— Нет, ты не похож.

Спас меня охранник, который дежурил на этаже. Он сказал, что продавцы в бутиках жалуются на шум. Мужичок внезапно сник, дочка допила коктейль, и они исчезли. Они исчезли, а чувство беспомощности и отвращение к собственной бесхребетности остались. Пьяница был прав — я был мало похож на владельца кафе. И ехидная дизайнерша была права — отсутствие позиционирования сыграло с нами злую шутку: пьяницы, бизнесмены, семьи и гопники плохо сочетались друг с другом.


Внутренняя кухня.


Кафе продолжало преподносить уроки, ведь как работает рестораторский бизнес я не знал, и повсюду меня подстерегали чудесные открытия. Поскольку сам я посещал рестораны преимущественно летом, то был уверен, что и основная выручка у общепита приходится на лето. Каково же было мое удивление, что все в точности наоборот, больше едят и выпивают зимой, а летом продажи, наоборот, падают. Вопреки моим ожиданиям наступил «голодный» сезон.

Хотя я любил готовить сам, я никогда не думал, что происходит, когда заказ попадает на кухню. Оказалось, для каждого блюда есть заготовки, и повар не бросается отваривать яйца и картошку, мыть огурцы и помидоры — все это он сделал заранее. Отварил куриную грудку для салата, порезал овощи, приготовил заправку. Когда приходит клиент, остается только взвесить, смешать, полить заправкой и сервировать. Пять минут — и салат готов.

Если одни и те же заготовки можно использовать для разных блюд, жизнь повара упрощается. Не надо поддерживать большой ассортимент продуктов на складе, легче рассчитать объем заготовок, быстрее их приготовить.

Но наше меню не предусматривало этих тонкостей. Блюда имели пестрый состав и далеко не все пользовались спросом. Только через месяц мы взялись очищать меню от лишних позиций, и то слишком осторожно.

Другим открытием стало различие в маржинальности блюд. Возьмем, к примеру свиную отбивную. Нужно купить хорошее мясо, обрезать лишний жир, обжарить, учесть, что в процессе приготовления отбивная потеряет примерно 30% веса. Себестоимость продуктового набора для отбивной выходила около 40 рублей, а продавали мы ее за 180. Это небольшая наценка, ведь она должна покрывать аренду, зарплату персоналу, налоги. Совсем другой расклад давали кофе и блины. Их себестоимость была копеечной. Чашка кофе обходилась в 8 рублей, а клиенты платили за нее 70. На двух чашках мы зарабатывали больше, чем на одной отбивной, а расходилось кофе лучше.

Я в полной мере прочувствовал справедливость поговорки «лед и пена — хлеб бармена»

Любой коктейль, где использовался лед или взбивалось молоко, выглядел объемно и привлекательно, но имел низкую себестоимость. Получалась парадоксальная вещь. Наши «богатые» блюда — королевские креветки и стейки из мраморной говядины приносили нам столько же прибыли, как три порции блинов, но блины у нас брали часто, а стейков мы продали пару порций за все время существования кафе.

Незнание этих базовых вещей сильно подвело нас. Сделай мы ставку на высокомаржинальные и ходовые позиции и маленький ассортимент, не пришлось бы замораживать деньги в товарных запасах. Готовить было бы быстрее и проще. Образ кафе стал бы яснее и привлек более однородную публику.


Ощущения в теле.


Изначально мы наняли повариху и двух официанток, но с одной официанткой расстались почти сразу, а потом рассчитали и вторую. Я совмещал должности директора, бухгалтера, баристы, официанта, посудомойщика и уборщика.

Мой компаньон был исполнительным директором, шеф-поваром, официантом, посудомойщиком и уборщиком. Мы работали целыми днями. Приезжали к десяти утра, закрывали кафе в десять вечера.

Простаивание за стойкой сменялось лихорадочной беготней, когда одновременно приходили пять — семь человек и требовали кофе, бизнес-ланчи, свиную отбивную и молочный коктейль. Я носился с тарелками между столиками, отсчитывал сдачу, тут же варил кофе, краем глаза следил, как растет гора грязных кофейных чашек, которые не успевал мыть. Иногда у нас заканчивались продукты. Тогда повариха Галя делала круглые глаза и шептала:

— Максим, можешь сбегать за укропом? Я послежу за залом.

Я выскакивал со служебного входа и бежал на первый этаж, где была «Пятерочка». Покупал укроп, заносил на кухню и, как ни в чем не бывало, выходил за стойку.

— Еще буквально десять минут и все будет готово, — говорил я клиенту.

Многим нравилось наше кафе, и мы обзавелись постоянными клиентами. У нас спрашивали рецепты, дивились, что лапша на натуральном бульоне, а не бульонных кубиках, просили передать комплимент повару и регулярно отсыпали чаевые. Несмотря на это, мы работали в убыток. Посетителей было мало, а денег на рекламу не было совсем.

Каждый вечер, закрыв кафе, я садился подбивать выручку и расходы. Итог был неутешительный, мы прогорали и прогорали стремительно. Нам надо было зарабатывать хотя бы 7 тыс. в день, а мы зарабатывали примерно четыре. Я радикально урезал личные траты и научился жить на 9 тыс. в месяц. Квартира, которую я сдавал в Хабаровске, покрывала стоимость жилья в Питере. Остатки накоплений шли на еду и проезд. В письмах к друзьям и близким нарастали усталость и отчаяние. Похоже, что бизнес наш издыхает, и мы будем выставлять его на продажу. Продадим каким-нибудь наивным мечтателям, если таковые найдутся. Обычно я уходил из кафе в половине одиннадцатого. Торговый центр был уже закрыт, уборщицы протирали полы, а охранник, зевая, выпускал меня на улицу. Я шел по мосту Володарского над Невой, нырял в метро на ст. Ломоносовская и минут через сорок выходил на своей станции. Домой добирался к двенадцати.


Финал.


В середине июня мы начали готовить кафе к продаже. Галя была в отчаянье.

— Мне так нравится с вами работать. Не хочу, чтобы вы закрывались. Давайте я возьму кредит и отдам вам, чтобы вы раскрутились?

Кредит мы ей взять не дали, но порыв оценили. Не знаю, понимал ли я это тогда, но понимаю сейчас, как все пытались меня поддержать: родители, друзья, коллеги. Мне казалось ужасной несправедливостью то, что происходит, и я изливал горечь в письмах друзьям.


Мне пришлось занять денег у родителей, чтобы продержаться на плаву, пока мы ищем покупателей. Скоро стало понятно, что шансов продать кафе мало. Покупатели с трудом взбирались на третий этаж, оглядывали пустующий зал, качали головой и уходили. В середине июля мы капитулировали. Я повесил на дверь табличку: «Кафе закрыто навсегда». Мы вернули кофе-машину, разобрали кухню, поделили между собой остатки продуктов.

У меня в то время как раз остановился мой друг, Андрей, и я баловал его стейками из мраморной говядины и фаршированными рулетиками из свинины, которые достались в наследство от кафе. Андрей подбрасывал мне билеты в Мариинку и не давал пасть духом. Теперь, когда кафе осталось в прошлом, впервые за долгие месяцы у меня появилось свободное время. Я съездил на пляж под Сестрорецком. С Сергеем и Галей мы выбрались на пикник.

Билет до Хабаровска мне оплатили родители, и ночь перед отлетом я провел, шатаясь по городу и глядя на мосты и ночной Невский. В конце июля я вернулся в Хабаровск. Эпопея закончилась.


Послевкусие и выводы.


Когда я вспоминал эту историю, она проходила в памяти чередой стоп-кадров. Вот я стою за барной стойкой перед пустым залом, вот уставшие люди в метро отражаются в стеклах вагона, вот медленный снег летит под фонарями. Мне спокойно и немного грустно. Я не помнил ни той бешеной суеты, ни разочарования, ни усталости, ни злости, которые сопровождали мое приключение. Все затерлось последовавшей депрессией. Лишь через полгода я смог переосмыслить то, что случилось и сделать выводы. Хотя это выводы про бизнес, они справедливы для многих жизненных ситуаций.

Вывод 1. То что произошло было абсолютно справедливо

Когда я потерпел неудачу, мне казалось, что мир неправ, ведь я приложил столько сил, а ничего не вышло. Теперь же я понимаю, что мир, наоборот, был безжалостно справедлив. Я занялся бизнесом, о котором не имел ни малейшего представления. Выбрал плохое место для кафе, проигнорировав все сигналы, что ловить там нечего. Не оставил себе никакой подушки безопасности, никаких лишних денег или запасного плана, и получил ровно то, что заслуживал — предсказуемый провал.

Вывод 2. Сначала убедись, что есть спрос, а потом организуй производство

Я начал не с того конца. Любой проект большой или маленький надо сначала пристреливать к рынку. В моем случае элементарный сбор данных и трезвая их оценка показали бы, что проект не имел шансов на жизнь.

Вывод 3. Не старайся понравится всем

Страх отсечь клиентов заставляет компании избегать позиционирования, и это усугубляет их трудности. Дело даже не в том, что к ним никто не придет, а в том, что придут сразу все понемногу, и придется разрываться между взаимоисключающими требованиями.

Вывод 4. Перестраховывайся

Все обязательно пойдет не так. Запасные планы, деньги, поддержка близких не помешают, когда очередные иллюзии потерпят крах.

Вывод 5. Изучай чужой опыт

Большинство велосипедов уже изобретено. Глупо не использовать лучшие практики и чужие ошибки. Главное, не доверять чужим словам слепо.

И, наконец, главное

Я очень рад, что тогда прогорел. Общепит был явно не тем, чем я хотел бы заниматься. Потеря кафе лишила меня целей и ориентиров. В голове не было ни одной идеи, что делать дальше. Единственное, я знал, что не хочу связываться с бухучетом и общепитом. В этом странном состоянии без желаний и целей я провел полгода. Пустота помогла нащупать то, что я по-настоящему люблю — писать и узнавать новое. Первое вылилось в блог. Второе в агентство Стереомаркетинг (наверное, благодаря этому опыту мы стали столько внимания уделять исследованиям и даже написали книжку, как не наступать на грабли). Хорошо, что все сложилось именно так.


Автор Максим Шишов.

Показать полностью
16807

Как в России принимают законы на основе данных, или как инициативный единоросс убил больше сотни баров в Петербурге

Поучительная история про качество принятия законов на муниципальном уровне на примере одного очень нашумевшего закона, который был принят Законодательным собранием Петербурга вчера. Я начал копать то, каким образом депутаты приходили к решению и их расчёты и просто офигел. Судите сами.

Как в России принимают законы на основе данных, или как инициативный единоросс убил больше сотни баров в Петербурге Политика, Санкт-Петербург, Длиннопост, Общепит, Закон, Бар

Этот 32-летний молодой человек - Денис Четырбок. Он из фракции "Единая Россия". Он возглавляет комитет по законодательству и в Законодательном собрании уже 11 лет. То есть сразу после института пошёл принимать законы и не работал больше нигде и никогда.

Как в России принимают законы на основе данных, или как инициативный единоросс убил больше сотни баров в Петербурге Политика, Санкт-Петербург, Длиннопост, Общепит, Закон, Бар

А это петербургский маленький бар El Copitas. Ему 4 года. Возможно, вы про него не слышали, но это настоящая суперзвезда по МИРОВЫМ меркам. Ребята придумали настолько крутую концепцию и так круто делают коктейли, что они просто влетели в самый авторитетный среди баров рейтинг "50 лучших баров в мире". И держатся там в топ-30 последние 4 года, опередив звёздные проекты мировых шефов. Когда я был в Японии в баре из верхней части этого рейтинга, то его хозяин едва услышав "Эль Копитас" вылетел из-за стойки ко мне. Он ничего не знал про город Петербург, но отлично знал про Эль Копитас.

Так вот, благодаря усилиям человека с верхней фотографии Эль Копитас должен превратиться в пышечную, либо закрыться через полгода. Он и ещё больше 100 (!!!) авторских баров в городе. И вот как развивалось дело.


Закон


В апреле ГосДума приняла закон, который запрещал торговать алкоголем заведениям, если их торговая площадь меньше 20 метров. Целью было победить "наливайки" - магазины без туалетов, которые получали барную лицензию и спокойно торговали алкоголем 24 часа в сутки, пользуясь дыркой в законодательстве.

Петербург взял федеральный закон и собрался утвердить его в июле. Закон проходит первое чтение, все в целом согласны с этими 20 метрами. На первых слушаниях высказывается странная организация "клуб единоборств "Сталинград". Они предлагают всё ужесточить по максимуму.

И вдруг за день (!!!) до второго чтения закон меняется! Депутат Четырбок внезапно говорит - а спортсмены дело говорят! Давайте УЖЕСТОЧИМ федеральный закон в два раза! До 50 метров площади! А всех, кто меньше - отберём лицензию.

Рестораторы в панике. Они собирают подписи под петицией (9000 человек за неделю). Обращаются во всех СМИ к ЗАКСу и Губернатору. Четырбок говорит им - а что ж вы молчали? (Хотя закон молниеносно поменяли за день до второго слушания). Ну ничего, перепрофилируетесь за полгодика (дословно).

Закон принимают в третьем чтении 8 июля.


Данные


А теперь самое клёвое. Я решил разобраться, откуда взялись эти 50 метров и изучил все материалы как продвигался закон. На сайте ЗАКСА ни в одной записке нет отсылок ни к каким экспертизам. Тогда мы послушаем, что говорит нам в интервью 7 июля сам Четырбок.

А говорит он следующее. Мы, мол, решили посчитать, сколько заведений какого метража получили лицензии. И что-то не нашли этой цифры. Ну, базы нету, посчитать как-то трудно. Это уже само по себе впечатляет - город выдает лицензии, берёт за это от 65 000 за год до 325 000 за 5 лет разом. И нигде, ни в какой эксельке, не записано, кому выданы эти лицензии. И депутаты для своего закона даже не пытаются это посчитать.

И тогда они просто ПРОСТО ВЗЯЛИ ВСЕ ЦИФРЫ, ЧТО ИМ ПРИСЫЛАЛИ РАЗНЫЕ ЛЮДИ И ВЗЯЛИ СРЕДНЕЕ!!!

Не верите? Вот дословная цитата из вчерашнего интервью.

— Много было разных [мнений]. Были инициативы полного запрета, были 50, 70, 60, 20, 30, 40 кв. м. Но мы выбрали некую такую среднюю [позицию]
— Если Смольный не знает, сколько точек придется лишить лицензии, на основании каких данных в итоге проводилась оценка регулирующего воздействия?
— Оценка регулирующего воздействия проводилась в соответствии с нашим постановлением. Был вывешен текст проекта, и мы собрали предложения.
Гениально, не правда ли? Люди принимают закон, который убивает больше ста авторских баров, которые работают уже не один год.

При этом они


а) не располагают данными, сколько вообще мест подпадает под действие закона, сколько из них закроются, сколько это денег в бюджет
б) НЕ СОБИРАЮТСЯ даже их искать
в) как выход из ситуации они просто УСРЕДНЯЮТ цифру из записок разных РАНДОМНЫХ людей (в том числе того самого клуба "Сталинград").

Итого, закон принят законодателями. Его подпишет губернатор. Больше сотни заведений, которые стали лицом города для многих туристов, закроются. Но самое главное, что в основе этого решения не будет лежать ВООБЩЕ НИКАКОГО РАЦИОНАЛЬНОГО И ПРОСЧИТАННОГО зерна.

Все эти действия и позицию по закону, повторюсь, предложил не какой-то залётный фрик. Это глава комитета по законодательству в парламенте города с 11-летним стажем.

http://www.assembly.spb.ru/ndoc/doc/0/777337647

https://m.fontanka.ru/2020/07/08/69356941/

Показать полностью 1
30

Вспышка гепатита в Томске - и никому нет дела?

Приветствую всех. Проживаю в городе Томске и хочу поделиться странными событиями, которые происходят тут с июля месяца.


В июле, ни с того, ни с сего появилось общее недомогание, бессонница и температура под 39. Ни насморка, ни боли в горле, никаких других болей не было, больше ничего не беспокоило. Списав все на общее переутомление, продолжаю работать. Температура несколько дней то повышается, то понижается - все еще ничего не болит. Через некоторое время сдаю анализы крови, буквально доползая до поликлиники, потому что силы как-то резко кончились и все, что хочется - лечь и помереть прямо на месте.


Печеночные пробы приходят около 1200 при норме в районе 30.

Вспышка гепатита в Томске - и никому нет дела? Гепатит, Томск, Общепит, Заражение, Гепатит А, Длиннопост, Роспотребнадзор, Суд

Изумленно разглядываю результаты, раздумываю о написании завещания. Завещание писать помешало предобморочное состояние, вызываю неотложку.


Врач неотложки уколом повышает давление (упало 70/50), ползу к инфекционисту. Тот срочно отправляет в инфекционную больницу, где ставят диагноз - вирусный гепатит А.


Рвет, болтает, тошнит, карантин и изоляция, жестокая диета, ничего нельзя, теряю вес, врач советует придерживаться строгих ограничений в питании минимум полгода. Больничный больше месяца, денег нет, в общем, ситуация патовая.


В очередной прием инфекциониста, в очереди у кабинета сетую на тяжелую судьбу. Напротив сидящая женщина внимательно слушает и спрашивает: "У вас гепатит А?". Он самый. "В Золотой долине, кафе у ЦУМа ели?". Хммм... Было дело, да не раз.


И тут выясняется, что 3 человека лежат в инфекционном отделении Томска  с гепатитом А, среди них - ее муж с гепатитами А и Е одновременно. И все сообщают, что в конце июня-в июле на бизнес-ланч ходили в Золотую долину. Также двое лежат в инфекционном отделении города Стрежевой - по их словам, пара сходила в Золотую долину, уехала в Стрежевой и там попала в больницу. В городе Казани в июле зарегистрирован случай гепатита А - приехавший в Казань человек из Томска, ходивший до поездки в Золотую долину.,


Мы перебрали все остальные посещенные точки общепита и не смогли найти других общих мест пересечения.

Вспышка гепатита в Томске - и никому нет дела? Гепатит, Томск, Общепит, Заражение, Гепатит А, Длиннопост, Роспотребнадзор, Суд

После сопоставления этих данных напрашивался вывод, что очаг заражения может быть именно в кафе. Заболевшие и их родственники рассказали, что сообщали представителям Центра эпидемиологии о данном обстоятельстве и звонили в Роспотребнадзор с просьбой скорее провести проверку - однако эта информация, неожиданно, оставлена без внимания.


МУ 3.1.2837-11 "Эпидемиологический надзор и профилактика вирусного гепатита А" предписывает при выявлении заболевших гепатитом А проводить обследование очага заражения, выявлять пути передачи инфекции, устанавливать контактных лиц,

проводить мероприятия на объектах пищевой промышленности, общественного питания, объектах водообеспечения населения, системах централизованного и нецентрализованного водоснабжения, канализования и др.


Однако по какой-то причине - остается догадываться, по какой, - местный Центр эпидемиологии и Роспотребнадзор как-то вяло подошли к этому вопросу.


Пострадавшие говорят, что ни домой, ни на работу к ним никто не приходил и контактных лиц не опрашивал, не осматривал, на вакцинацию не приглашал, о мерах дезинфекции и прочих мерах по препятствованию распространению гепатита не рассказывал. Единственный человек, по которому провели все эти мероприятия - вернувшийся обратно в Томск из Казани, откуда поступило экстренное извещение.


В кафе с проверкой выходить никто не стал.


Мы объединились и направили коллективную жалобу на бездействие органов, отвечающих за санитарный надзор, в прокуратуру.


Только в 20-х числах августа, т.е. спустя почти 2 месяца после вспышки инфекции, - Роспотребнадзор соизволил-таки провести проверку в указываемом заразившимися кафе.


Были взяты 10 смывов, в том числе с одежды, с рук персонала и с тарелки с блюдом. Бактерии группы кишечных палочек найдены в шаурме из свинины, в шаурме из курицы, в брусничном морсе; установлено использование бывшей в употреблении тары, металлических губок, деформированных щеток, качественная обработка которых невозможна. Гепатит не нашли - еще бы, через 2 месяца-то.

Вспышка гепатита в Томске - и никому нет дела? Гепатит, Томск, Общепит, Заражение, Гепатит А, Длиннопост, Роспотребнадзор, Суд

Материалы дела ушли в арбитражный суд для привлечения кафе к административной ответственности по статье 14.43 КоАП РФ - нарушение требований технических регламентов, повлекшие причинение вреда жизни или здоровью людей или создавшие угрозу такого вреда.


Штраф по этой статье - от 300 000 до 600 000 тысяч.


На суд в октябре вызвали пострадавших в качестве третьих лиц. Один из нас - с гепатитами А и Е, - выписался из стационара на амбулаторное лечение только за 2 дня до суда! Т.е. человек пролежал в больнице с июля по октябрь и все еще лечится. Мужчина потерял больше 20 кг веса и до сих пор желтый.


Кафе в суде заявило, что полностью признает вину в выявленных при проверке нарушениях, все помыли, все устранили, никакого гепатита там никогда не было - просят сильно их не наказывать и особо не штрафовать.


И тут, к немалому удивлению, Роспотребнадзор соглашается с кафе и предоставляет в суд заявление, где просит назначить кафе штраф в 2 раза ниже низшего предела по этой статье - т.е. всего 150 000 рублей.


Удивительная лояльность, не так ли?


В суде граждане не согласились с такой прекрасной схемой и активно возражали против снижения размера штрафа.


Предчувствуя особо тонкую душевную организацию представителей данного учреждения и готовность оскорбиться от поста в интернете, отмечу - не могу с уверенностью утверждать, что представитель Роспотребнадзора в коридоре суда и в присутствии директора кафе никогда НЕ убеждал пострадавшего, что:


- Роспотребнадзор не обязан реагировать на случаи вспышек гепатитов и проверять точки общепита по данному основанию.


- 5 заболевших - это ничтожно мало, чтобы проводить противоэпидемические мероприятия.


- Все заболевшие давным-давно знакомы и просто перезаражались друг от друга. Уж неизвестно, чем занимаясь. Доводы о знакомстве в очереди к врачу и в палате - ложь. Кафе тут совершенно не при чем.


Мне также крайне сложно утверждать, что представитель Роспотребнадзора как и следует должностному лицу никогда и никоим образом не проявлял досады в связи с несогласием третьих лиц со слаженной позицией кафе и надзорного органа в суде - равно как не давал никаких оснований усомниться в беспристрастности и отсутствии какой-либо заинтересованности в исходе дела в пользу кафе.


Судья, заслушав стороны и третьих лиц, отклонил доводы кафе и Роспотребнадзора о снижении минимально возможного штрафа и назначил штраф в 300 000 рублей. Пока что не истек срок на обжалование.

Вспышка гепатита в Томске - и никому нет дела? Гепатит, Томск, Общепит, Заражение, Гепатит А, Длиннопост, Роспотребнадзор, Суд
Вспышка гепатита в Томске - и никому нет дела? Гепатит, Томск, Общепит, Заражение, Гепатит А, Длиннопост, Роспотребнадзор, Суд

Что мы имеем в итоге?


В городе работает кафе, где найдены кишечные палочки. Кишечные палочки, среди прочего, переносятся грязными руками.


Несколько человек, ранее посещавших кафе, где-то заразились вирусными гепатитами - болезнью "грязных рук", т.е. передающейся также, среди прочего, через грязные руки.


Люди утратили временно трудоспособность, получили вред здоровью, физические мучения и длительные ограничения по образу жизни и физическим нагрузкам, а кто-то - с существенными осложнениями и длительной госпитализацией с неясными по сей день перспективами восстановления.


Надзорный орган идет с проверкой чуть ли не через 2 месяца, а в суде просит точке общепита наказание ниже низшего.


Вот думаю, главное, чтобы нам тут какую-нибудь эболу не завезли - при таком-то рьяном надзоре за санитарно-эпидемиологической ситуацией в городе.

Показать полностью 4
657

Профсоюз проституток в России. Проверяются ли куртизанки на ВИЧ и гепатит?

Приветствую вас, дорогие читатели. Я вот уже четыре с лишним года пишу посты на Пикабу на тему эскорта, проституции и продажной любви. За все это время я сталкиваюсь с огромным количеством вопросов в комментариях под постами или в личных сообщениях в телеграм. Один из самых частых вопросов - а проверяются ли проститутки на венерические заболевания? Как обезопасить себя от заражения?

Для начала скажу что представительницы древнейшей профессии входят в группу риска, что неудивительно. Куртизанок, кстати, в России больше миллиона. Эту цифру я взял не из воздуха а из Википедии, там приведены данные МВД.

Есть великое множество болезней, передающихся половым путём, но самые страшные из них это ВИЧ и гепатит С. Ситуация с ВИЧ, кстати, у нас в стране катастрофическая, эпидемиологический порог уже давно пройден и положение дел в этом вопросе пока не радует. Хуже только в странах Африки. Вот статьи на эту тему:

Россия по итогам 2015 года стала страной с крупнейшей эпидемией ВИЧ в мире, следует из доклада ЮНЭЙДС, структуры ООН по профилактике этого заболевания. - https://m.gazeta.ru/business/2016/07/14/9689903.shtml

Россию охватила эпидемия ВИЧ -
https://www.forbes.ru/obshchestvo/369785-pokolenie-vich-poch...

Поскольку проститутки, повторюсь, входят в группу риска, да и помимо ВИЧ и гепатитов есть ещё и другие ЗППП, то встаёт резонный вопрос: "а следят ли девушки с низкой социальной ответственностью за своим здоровьем?". Отвечу - да, но далеко не все.

Меня, как человека когда-то имеющего прямое отношение к блядобизнесу, всегда удивляла уверенность некоторых в том что все проститутки следят за своим здоровьем, так как они знают что их работа несёт определенную опасность. Нет, ребята, это не так. Далеко не все куртизанки сдают анализы и проверяются у врачей. Более того - многие знают о своем положительном ВИЧ-статусе и других болячках и продолжают дальше работать так как не видят себя в другой профессии. Далеко не все бордели просят справки у своего персонала, считая что это забота самих девушек. Да и девушки, как я уже говорил, зачастую забивают на свое здоровье.

Кстати, уровень и степень элитарности заведения не даёт ровным счётом никаких гарантий. В элитном салоне руководству может быть глубоко наплевать на здоровье своего персонала, когда в заведении средней ценовой категории сутенёр может ежемесячно требовать медицинские справки от своих девочек. Хотя и сами справки не значат ровным счётом ничего, при большом желании болеющая проститутка может с лёгкостью её подделать или купить чтобы не потерять работу. Да, многие девушки держатся за рабочее место в хорошем салоне.
Некоторые владельцы борделей подходят к вопросу здоровья своего персонала серьезно, требуя справки только с определенной поликлиники или лаборатории, зная что их нельзя купить или подделать. Иногда просят проституток проверяться только у определенного, знакомого сутенеру, врача.

В Санкт-Петербурге самое большое количество борделей и проституток в России. Неудивительно что именно здесь функционирует неофициальный профсоюз работников интим индустрии под названием "Серебряная роза". Они помогают куртизанкам в сложных ситуациях, оказывают юридическую, психологическую и вречебную помощь, в том числе бесплатно проверяют проституток на ВИЧ и гепатит.
http://silver-rose.ru
Чуть позже я сделаю отдельный пост об этой уникальной организации.

Я не являюсь сторонником платить девушке за встречу, не пользуюсь услугами женщин по вызову, но если среди моих читателей таковые имеются (я знаю что имеются), то запомните одно банальное правило - предохраняйтесь, причем абсолютно при любом виде соития с проституткой или эскортницей.

Мой телеграм канал - t.me/suterTV

Всех благ. Ваш suter.

Показать полностью
2359

Готовщики шавермы мыли посуду снегом

17 февраля петербуржцы пожаловались на поваров нового ларька по продаже шавермы на проспекте Просвещения в Санкт-Петербурге


Работники общепита чистили тарелки уличным снегом, сидя на корточках рядом с сугробом.


«Открытие шавермы на проспекте Просвещения 69. В павильоне нет воды, она там просто не предусмотрена. А вот так повара моют посуду, в которой будут, по всей видимости, салатики», - написала автор публикации Карина Клочкова.

Источник

190

Недобросовестный работодатель. Санкт-Петербург.

Не плюсов ради, исключительно для людей, которые обязательно наткнутся на вакансии барменов, официантов, поваров в Санкт-Петербурге. Комменты для минусов по пикабушным правилам хорошего тона прилагаю.

Первый звоночек - когда твой работодатель в первый день заявляет, что ему проще поменять работника, чем с ним договариваться.
Второй звоночек - когда всю команду новых барменов, которые пришли смотреть новое место работы сначала берут, а на следующий день всем говорят "спасибо, мы решили взять команду из старого заведения". Мне повезло (нет) и меня взяли в довесок к старичкам.
Потом громом среди ясного неба раздается - после нового года увольняют всю команду барменов взятых из jaggera, потому что они в потенциале все воры - никому из них, конечно, денег не платят при увольнении. Все же работают без трудового договора, потому что это обычная практика. Мне опять повезло (нет) и меня оставили.
А потом начинается светопреставление. Зарплата, которая должна быть 15 числа за декабрь, конечно, никому не перепадает. Всех кормят завтраками. Все ждут выходных. В выходные приходит ОБЭП и тут оказывается, что мало того, что мы торгуем с двумя кассами (читай с двойной бухгалтерией), алкашкой из дьюти фри, так ещё и водка у нас паленая, а на торговлю алкоголем нет лицензии. Экономия на всем и на всех. Работникам говорят "мы вам хотели бы все отдать сегодня, но ОБЭП нам все карты спутал".

В четверг мне звонит начальство и говорит "выходи в пятницу, после смены получишь зарплату", я вежливо уточняю с каких шишей, покуда у нас в кассе денег не водится. Мне отвечают, что это все выдумки и нам всем раздадут наши миллиарды и все мы будем жить счастливо. Как вы, наверное, догадываетесь, раз я пишу это утром субботы, я трезв и скорбен (ну или просто не весел и не пьян), потому что "денег нет, приходите завтра". Что-то мне подсказывает, результат от перемены мест слагаемых не меняется. А ведь 30 числа они уже должны мне платить за первую половину января, по нашей договоренности.

В общем. Зарплату получил пока только шеф-повар и то не всю, по его словам меньше половины. Никто из уволенных или до сих пор работающих сотрудников зарплаты не видел и, скорее всего, если и увидит, то в виде подачек для поддержания штанов и имения денег на проезд. За всех не скажу, а у меня времени и денег судиться с этими господами нет - займу на билет и поеду домой, работа там есть.

К чему я это вообще пишу? К тому, что кидать работников на зарплату, считая, что можно в любой момент набрать других - недальновидно. Что предлагаю? Предлагаю не ходить работать в ООО "Кабаре", ООО "Причал", ООО "Форт", ООО "Карнавал". А если по существу, то в Зодиак, Джокер, Комсомолку и везде где услышите чудные инициалы владельца С.И., а если и работать, то только за наличку после каждой смены - это, на удивление, работает и все диджеи, ведущие, танцовщицы гоу-гоу и световики свою денежку получают ("они же в следующий раз не придут, если им не заплатить, а вы - холопы, никуда не денетесь, у меня вся ваша зарплата").

3238

Туберкулезная шаверма

Понадобилось на работу сделать флюорографию. Стоять полдня с бабками в очереди в поликлинике-не вариант. Стал искать платные варианты поближе к работе.


Наяндексил три сайтика, отправил запросы по обратной форме.


Первый звонок-далековато. Второй звонок-самое то(350 рублей в Питере)договорился и поехал. По пути позвонили из третьей компании:


-Дэн добрий!

-Здравствуйте.

-Вам флюрографи нада делат?

-Да

-Ми сами справка привЭзём кажите кюда, пицот рублей платит и привэзём.


Пиляттт...я понимаю, санкнижки они покупают, регистрации. Но, сцука, они же и шавермами/шавармами/шаурмами торгуют! С флюшками купленными! Это я еще про реакцию Вассермана молчу!

488

О связи красоты и оплаты труда

Работы в Питере – завались.

Правда, не на всей платят.

Особенно много работы в общественном питании, я это знаю, как никто. С бесплатной едой.

Иногда – даже с проживанием в подсобке ресторана.

Можно даже семьёй, но – без домашних животных (они в ресторане свои).

В одном из ресторанов где я работала «холодником» в подсобке жила Света. Долго, до первой зарплаты «чёрной мойщицы» («чёрная мойщица» это гражданка среднеазиатских республик которая моет кондитерские листы, гастроёмкости и кастрюли – «пятнахи». Обязательно не говорит по-русски).

Знание русского языка в общественном питании открывает все двери, например, на «белую мойку» или в официанты.

Или даже – в повара раздачи.

(До переезда в Питер мне казалось, что я говорю по-русски. Но, после того, как меня не взяли продавцом-консультантом в несколько бутиков и диспетчером в «Грузовичков» или «Газелькин» (?) я поняла – не совсем.

Специфическое «г» в моей «трасянке» препятствовало любому трудоустройству. Особенно на высокоинтеллектуальные должности, вроде оператора колл-центра, пусть даже и без официального оформления.

Полгода непрерывного самоконтроля убили «г» напрочь.

Вообще то, перейти на русский петербуржский просто.

Надо внимательно читать в метро «Давайте говорить как петербуржцы», почаще говорить «парадная», «поребрик», «в пятом этаже» и растягивать ударное «а».)

Приехавшая из солнечного Узбекистана Света знала русский на международном уровне глухонемых, мы общались с ней через переводчицу Машу (Махабат). Маша карьерно доросла да «белой мойщицы» и даже писала на русском («каструл», «шковородк»).

Свету действительно звали Света. По зелёненькому паспорту.

Её папа жил в России и даже был влюблён в русскую, поэтому родив дочь в Узбекистане назвал её Света. Не Светлана.

Обычно приезжие трансформируют свое имя в русское.

Главной особенностью «чёрной мойщицы» Светы была красота.

Она была очень красива, честно.

И двадцати двух лет.

Как такая красота родилась в стране с внеплановым отключением электричества и земляными полами?

Работать мойщицей Света не могла и не хотела. Но - хотела жить в Питере.

Заработав первую зарплату - она уволилась.

Маша говорила, сняла квартиру. И хорошо зарабатывает.

Тысячу в час.

И в этой работе совсем не нужен русский.

Зато - очень нужна красота.

Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: