-6

Старик

Я ощущал себя будто бы вывернутым наизнанку. Прокрученным через мясорубку и выпотрошеным полностью. И это ощущение длилось уже дольше чем ее величие "Вечность". Дни летели в недели, те в месяцы, а уже месяцы в годы, годы в жизнь, а жизнь прямиком черту в анус! Все время, я думал что оно, то есть время ещё есть и что я успею. Я работал, много работал. Почти до восьмидесяти лет трудился, но как итог. Пенсии едва хватало гасить коммуналку, покупать корм скотине и чучуть остовалось на по есть. Я ни хрена не успел сделать то, что хотел. Только выполнил обязательную программу, жена, дети, жильё. А толком, не побывали ни где. Лидочка так хотела в Прагу, и в тот момент когда суммы было достаточно на поездку, у неё случился инсульт. Треть денег ушли на похороны. Через несколько дней, Сашка мой единственный ребенок, разбился, его голова лопнула как грецкий орех, под огромными колёсами КАМАЗа. После этого я прожил двенадцать долгих и полных одиночества лет. Написал несколько книг, много пил, очень часто белая горячка заставала в расплох. И вот наконец мои усилия принесли мне плоды. Врач на прошлой неделе, в четверг поставил диагноз " Цирроз печени" сказал что осталось около полугода мне. Вроде как жалеть надо, но я радуюсь. Искренне радуюсь что скоро увидимся с ними. Не только жену и сына. Но ещё Буковски, Паланик, Есенин, Достоевский и другие интересные люди разных широт и эпох. Да, я верю в загробную жизнь, а вы как будто нет? Сраный новый, долбаный год уже на носу... Соседка- Ксения милейшая девченка лет пятидесяти подарила мне книгу. Книга обернута в бумагу, по этому я не знаю что там. Да и вряд-ли узнаю, хоть и охота. Но я дал обещание что не раскрою её до начала нового года. Взамен я ей подарил палатно, очень хорошо написанное палатно. Осенний лес, речушка, а над ручьем проходит мостик дугой. Не знаю почему, но мне очень понравилась эта картина. Я четыре пенсии откладывал на неё, и когда наконец купил, шёл домой такой радостный весь, аж сиял. Потом отложил её в долгий ящик, а тут на днях откопал, оглядел. В общем не так уж она мне и нравится теперь.
***
Старик сидел и записывал мемуары в свой затертый дневник. Иногда подливая что-то коричневое в свой кофе, много кашлялся в кулачок, забивал табак в трубку, курил. Телевизор что-то вяло транслировал на экране, то ли футбол, то ли балет. Из-за помех было не разобрать, да и какая к дьяволу разница? Он был сейчас счастлив подбирая очередную фразу в новую главу. В его глазах полыхал исполинским пламенем азарт. Седая пятерня, слабо держа перьевую ручку медленно вела запись " Хороший был сегодня рассвет, очень теплый, лучистый. С луга несло свежей травянистый воздух, прямиком в комнату через открытые окна. Комар- падла этакая пол ночи не давал спать, но в целом я доволен..." И что-то ещё про сны, про уютные, тихие места. Рассказывал как после похорон жены, взял ее фото и все таки добрался до Праги. Как показывал ей все достопримечательности и как им было хорошо. Последние годы, у старика было мало радостей, друзей почти не было, кроме Алёши Попова, да и тот служил где-то в Тайге, на почте ямщиком. Изредка они переписывались, соседка-приятная женщина часто заходила и беседовала с ним ни о чем. У нее был взрослый сын-бестолочь и неудачник. Хотя в это тяжёлое для страны время, каждый второй молодой человек был таким. Старику нравилось доживать последние деньки в таком темпе, нравилось по тому что он за всю свою историю, научился ценить то, что имеет. Ценой опыта похорон жены и ребенка научился. По этому Антон Карлович был вполне доволен, наверное ещё по тому ему приходилось быть довольным, что не имел альтернативы. Но иногда он об этом мечтал, о другой жизни, лучшей жизни. Он хотел стать великим писателем, драматургом, фантастом, да кем угодно. Лишь бы не всю жизнь от зарплаты до зарплаты, но приходилось жить именно так. При всём этом образе жизни, удалось написать несколько книг. Но особой популярности он не обрёл. Пока не обрел, но как это часто бывает, мы становимся великими тогда, когда нас уже нет...

© Владимир Голинский

Дубликаты не найдены

Отредактировал fsat 1 год назад
Похожие посты
96

Одинокие старики и интернаты

Вчера очередной раз каталась в виде медицинского сопровождения в машине перевозки пациентов. Но для разнообразия, пациентов везли не в другие больницы - а домой. Те, кого подлечили, но кто сам домой добраться не в силах. И картина сложилась весьма характерная.

Пациент №1, мужчина 45-55 лет, судя по телосложению - инвалид с рождения. Его везли в социальный интернат. На территории гуляют люди с костылями. Катается женщина в инвалидной коляске с моторчиком, на ней яркая жилетка - приехала с прогулки по окрестностям. Доезжаем до корпуса, водитель на минуту уходит - возвращается с командой санитаров и медсестёр. С пациентом здороваются, шутят, уточняют самочувствие, чай или кофе ему сейчас к обеду принести, ловким движением пересаживают на каталку и увозят в корпус. Пока ехали - мужчина полдороги хвалил внимательность и заботливость врачей интерната.

Пациентка №2 - бабушка за 80. Когда её привезли - не могла вставать. Сейчас - передвигается в пределах палаты и коридора. Довозим до дома, с двух сторон поддерживая, для спокойствия, доводим до квартиры. Бабушка сейчас будет одна, дочка у неё в больнице. Бабушка бойкая, на вопрос, не помочь ли чем ещё - спокойно вручает нам мусор. Ждём в подъезде, пока не закроет дверь - возвращаемся в машину.

Пациент №3. Мужчина 50-60 лет. Лёгкая умственная неполноценность, передвигается в пределах палаты, сердце уже норм. Но - живёт на 4 этаже старой такой панельки, где по 4 квартиры на этаже и потолки достаточно высокие. А ещё весит килограмм 120. Нас, конечно, трое - но один - водитель-пенсионер с замененным тазобедренным, я - вроде и тётя лошадь - но на диклофенаке и в корсете из-за защемления поясничной грыжи, и девочка-конфетка весом в 40 кг. Девочку отправили звонить/долбиться в дверь (там мама спит, она глухая, но в доме есть ходунки!), держать двери подъезда, носить пакет с вещами пациента и т.п. Мы с водителем минут 5 вынимали пациента из машины. Потом, поддерживая, довели до подъезда. Первые два пролёта одолели минут за 10. На третьем мужик сдох. Я поставила ногу на ступеньку, сделала ему скамеечку из неё, посадила отдохнуть, идём дальше.

На 6 пролёте мужчина уже не мог поднимать ноги - держится за перила, водитель тянет, я переставляю ноги, тут же перехватывая его талию и штаны - чтобы не упал. В конце пролёта мужчина просто садится на ступеньки - он всё. С помощью пожилого соседа доволакиваем его до квартиры, открываем дверь (принципиально - только на глазах пациента!) - вволакиваем в прихожую, сажаем на стул - ноги у него уже отказали совсем, ему нужно отдохнуть - надо в кровать. Помогаем снять куртку, раздвигаем слегка бардак, чтобы затащить в спальню. Попутно находим маму - спит в дальней комнате, на нас едва реагирует. С трудом дотащили до кровати, помогли лечь. Отдали ключи маме, убедились, что закрыла.

Едем в больницу, ощущение - дико тягостное. Понятно, что соцработника к ним мы вызовем, приедет. Но он - едва ходит. Мать - глухая, слабая. Они не способны позаботиться о себе и друг о друге.

Насколько же привлекательным в такой ситуации кажется тот интернат, а?

Вывод я для себя сделала. В случае немощной старости я выберу - интернат. Там я точно буду чистая - и не буду грузом на руках у семьи.

Фото не будет, пруфов тоже.

913

Ответ на пост «Две бабуси» 

Однажды соседка привезла в свой дом совершенно постороннюю бабушку 82 лет.

Соседка работала в кафетерии в одном из районных универмагов, а бабуля часто приходила к ней выпить чашку кофе и поболтать.

В один из таких приходов, бабуля предложила ей сделку - соседка забирает ее к себе, ухаживает за ней,  а бабуля ей отписывает ей квартирку. Соседка, не будь дурой, согласилась. Но так как работала она полный рабочий день, она попросила девочек-подростков за ней присматривать за вознаграждение,  в том числе и меня. Мне было тогда 15 лет, летние каникулы, деньги совсем не лишние,  да и бабуля была вполне дееспособная, так компанию составить.

Ну так вот, наслушались мы от нее, примерно как в посте-основе. Далее со слов бабушки:

Девочки! Никогда не делайте так как я! Больше думайте своей головой, меньше слушайте чужих советов.

Я всю жизнь прожила с матерью. Родила она меня в 18 лет, отец погиб и жили мы с ней вдвоем.

Мать всегда говорила - учись дочка, будет у тебя всегда дом полная чаша, все только умом достигается. Я и училась. Школа с красной медалью, институт с красным дипломом, хорошая работа, не пыльная. Квартиру дали, потом другую, по больше.

Но личной жизни не было. Какого кавалера в дом не приведу, все матери не нравятся, все недостойны меня. Я ее слушала. Осталась старой девой. Девочки, не делайте как я! Потом поздно жалеть будет, что ни разу с мужчиной не была. А мать говорила, что мужчины это грязь и похоть, им только и нужно что трахнуть кого то, да и с дитем потом оставить.

Как то раз, перед Новым годом, на работе были небольшие посиделки. Выпила бокал шампанского с коллегами. Алкоголь я раньше ни разу не пробывала. Пришла домой, веселая, румяная. Мать увидела, сразу поняла в чем дело, таких собак на меня спустила... И шлюха, и алкашка и тд  и тп. Потом неделю со мной сквозь зубы разговаривала. Больше я спиртное не пила. 

Вот я только после ее смерти поняла, что дура была, осталась одна в 60 лет, ни семьи, ни детей, ни друзей, ни кого. Остается только помощи у чужих людей просить.

Не знаю, врала она или нет, но в свои годы была девственницей, очень жалела об этом.Это самый любимый ее темой было. И нам говорила, выходите замуж, детей рожайте и не слушайте никого.

Для нас тогда это смешно было, не понятно. Мы между собой потом ее обсуждали, смеялись. А на самом деле это страшно.

Каникулы закончились, соседка вышла на пенсию, сама стала ухаживать за старушкой.  А я уехала в другую страну и не знаю чем дальше все закончилось.

Пы Сы. Как убрать лишние тэги?

142

Курабье

К Елизавете Ильиничне только трактором проедешь.
Зимой – дак точно, и летом – На УАЗе или тракторе разве что, если дождь прошёл.

Курабье Проза, Одиночество, Старость, Длиннопост, Текст

За три километра от деревянного дома шумела трасса, стояло придорожное кафе «Кафе». С туалетом кирпичным на улице с дыркою в полу, с деревянными липкими столиками. На столиках в любое время года стоит пластиковая бутылка с кетчупом да солонка, которая постоянно в отверстиях забита солью. Чтобы подсолить себе салат из капусты или порцию «Тураковских», нужно крышечку откручивать.

У кафе по лету собирались дачники да деревенские. Сидели у трассы на перевёрнутых вёдрах. Кто – с яблоками, кто – с ягодой. Но пуще всего – с лисичками и белыми. И товар ходовой, и выручишь за него уж побольше, чем за малину. Грибы принято смачивать, чтобы весу побольше было, а сверху ведра класть сухие.

Грибы принято продавать до «москвичей». По трассе как раз прямая дорога в столицу. Едут с морей москвичи, останавливаются да берут грибы с собой – в город, где добавь к любому магазину (пусть и табачному) приставку «эко» – и пойдёт клиент. Москвичам грибы можно продать подороже, но, если на москвичей не повезло, – можно скупщику продать.

Елизавета Ильинична имела для трассы спорткостюм синего цвета, а олимпийку повязывала на бёдра, когда жарко. На грибы у неё глаз горел – и в тихой охоте равным ей во всей деревне считался только Тимофеич. Тимофеич жил всё лето, а то и май с сентябрём, на заброшенной даче без окон – ходил по грибы, а на вырученные деньги брал в соседней деревне яиц и самогона.

- Тёть Лиз, берут сегодня?
- У меня не брали. Москвичи у Вали взяли ведро. Но то белые.

И ещё спустя час:
- Тёть Лиз, внучки-то приезжают?
- Валька замуж вышла, в Москву уехала. А Катя приезжала в то лето с детьми.
- Маленькими их помню, девок твоих, в пруду купались.

И снова тишина на час.

- Вот Михал Михалыч твой. Золотые руки у мужика. Всё его добрым словом вспоминаю. Задаром и шланг с пруда на полив протянет, и вспахать мамке помогал. Правду говорят, лучших господь первыми забирает. Добрый был человек. О, тёть Лиз, машина.
Елизавета Ильинична с пустым ведром заходила вечером в придорожное кафе.

- Галя, мне положи печенье курабье – три штуки. Да-да, прямо три взвесь. Мы с Асланом договорились, что я у вас буду крупы брать – оставлял? Да донесу как-нибудь. Да пойду, пока не стемнело.

Надо же, как это бывает, когда руки от тяжести режет ведром. Ведь Михал Михалыч сроду тяжелее одежды да букета с ромашек да васильков носить не давал. Ладно, тут напрямки полтора километра, уж как-нибудь. Не застрять бы калошей в глине, как в тот раз.

Дома Елизавета Ильинична всегда включала НТВ. Там постоянно отчего-то шла «Каменская», и она надоела уже – а только всё равно телевизор включала. Когда кто-то из телевизора говорит, больше не кажется, что говорят стены.

- Катя! Катя! Это бабушка Лиза. Ну как ты? А, ну перезвони, как освободишься. Мне бы от диабета лекарства – покончались. Всё-всё, кладу.

До ночи не перезвонит.

Елизавета Ильинична ещё раз чайник поставит – и достанет из холодильника колбасы хвостик.

- Миша, ты знаешь, я картофель в этот год не садила. Не осилю сама. Девчонки не приезжают – только раз в год, когда два. Миша, пруд высох совсем. Сегодня Тимофея встретила – вспоминал, как ты им огород копал. Миш, какая-то это страшная несправедливость, что ты вот так ушёл, а я тут осталась. Потому что я без тебя, Миш, не умею даже картошки пожарить вкусно, всё рыхлая.
Миш, ты когда мне на туфлю наступил, помнишь? В автобусе. Я ругалась тогда, говорила, что теперь даже и не подходи ко мне больше. Молодые такие.

Миш, какая-то это страшная несправедливость, что ты вот так ушёл, а я тут осталась. Страшная. Я, кажется, Миша никому не нужна.

Я тебе курабье купила. Твоё любимое. Надо же, уже год.

Елизавета Ильинична спит под телевизор.

На кухонном столе – чёрно-белая фотография с чёрным уголком.

Рядом с нею – тарелка с печеньем курабье.

И телефон – тоже чёрно-белый. С противным звуком заполночь пискнет текстом на экране:

«Занята была, завтра перезвоню».


Читать автора в телеграм: @ponaehalee
Автор: vk.com/ponaehalee1

Показать полностью
29

Снегопад.

Было далеко до рассвета когда сплошной завесой повалил тяжёлый снег, быстро и неминуемо застилая двор комендатуры. Дворник, Игнат, знал о грядущем снегопаде задолго до того; оповестила культя левой стопы - заболела нудно, будто предупреждая, мол, крепись старик, готовься к очередному испытанию.

К должности дворника Игнат приступил почти год назад, в середине прошлого января, заменив такого же старика, Степана, застреленного пьяным гаупттруппфюрером прямо на крыльце офицерского буфета. Солдафон тогда поскользнулся на небольшом пятачке льда и упал, а Степану не повезло оказаться рядом: получил семь пуль очередью в грудь. Умер, и вскрикнуть не успев.


Поднялся Игнат с лежанки легко – крепкий ещё мужик, не смотри что седой весь и в годах - седьмой десяток как землю топчет. Так ведь они слабых не призывают, и ты хоть на коленях ползая, проси дать работу, а выберут они того, про кого решат, что достоин служить, оценивая по одним лишь им ведомым критериям.

У Игната ступни нет, вместо неё самодельный протез, и хоть деревянный, но добротно сделан, довоенный ещё, со стальными осями. Скрипит протез при ходьбе, но любим как живая нога, ведь не приходится на костылях шкандыбать, и уже вроде как не инвалид: на ногах и при деле.


Сам Игнат из местных. Полицаи, трое, пришли к нему в полночь. Он крепко спал, и пока поднимался, проснувшись от шума за оградой, они уже выбили с петель калитку, и прошли в хату. Спросили, стволы уставив ему в грудь, пойдёт ли работать дворником? По их правилам, говорят, работникам полагается пайка, защита от партизан и уважение местного населения. Хочешь ли, не хочешь, а задумаешься как ответить... Вот так стал дед Игнат дворником в фашистской комендатуре.


Не всегда Игнат был калекой, но полжизни он так прожил. Ногу потерял не от большого ума; в молодости не пошёл к доктору сразу же после того, как его боднул в лесу секач – порвал клыками жилы на ноге. Рана стала гноиться и ступню пришлось отнять.

– Эх, ты, дубинушка молодая, - укорял доктор, отпиливая Игнату ногу, – где же тебя носило столько дней?

Позже, когда действие морфина прошло и Игнат пришёл в себя, успокаивал, дескать не переживай ты так, протезы теперь хорошие научились делать, спасибо войне, тьфу ты, прости господи, – доктор крестился.

В те годы Игнат был страстным охотником, часто его звали помещики служить егерем – натаскивать гончих псов, организовать охоту. Знал и любил он это дело. Отец научил ставить капканы, управляться с оружием и ладить с собаками.


Здание, в котором теперь размещалось немецкое оккупационное правление, до революции принадлежало помещику Кудаеву. Они с Игнатом были ровесниками, и хоть принадлежали к разным сословиям, были близки. Не так, чтоб верной дружбой можно было назвать, но беседовали и говорили, чаще всего про охоту, про звериные повадки, про оружие спорили. Кудаев, хоть и молод тогда был, а уже успел прослыть большим поклонником и собирателем охотничьих ружей и амуниции. Интересовался новинками, считал большой честью принимать в гости охотников. Сам часто устраивал охоты, а так же, соглашался на приглашения поохотиться в чужих лесах и степях. И всегда, при удобном случае, рекомендовал Игната как знатного егеря и советчика в охотничьих вопросах.


В помещичьем доме, за потайной дверью был вход в специально оборудованное подземелье, где держал Кудаев свой охотничий арсенал. Много чего там было; разная оснастка, капканы и силки, и ружья конечно, патроны к ним, различные запалы, сигнальные выстрелы и даже бочки с порохом. Молодой помещик часто советовался с Игнатом перед охотой, спрашивал о выборе оружия и боеприпасов. Не один раз спускались в подземелье вдвоём, когда готовились к охоте. А однажды показал егерю второй лаз в подвал, прорытый под землёй из сада за домом...

Когда сменилась власть и пришли большевики, Кудаева расстреляли первым. Мужики хотели сжечь дом, но не стали, решили что всегда успеют чиркнуть спичкой. Никто и никогда так и не пожалел об этом решении и спустя годы в стенах бывшего имения заседали комиссары и председатели совхозов, проводились собрания и организовывались клубы. Правильно поступили мужики что не подожгли дом. Добротно сработанный, вон сколько лет стоит, ждёт своего часа...


Орудуя деревянной лопатой, откидывая снег с прохода к входу в бывшее владение помещика Кудаева, машинально выполняя привычную уже работу, Игнат думал свои простые думы. О том, что стар уже. О том, что совсем одинок. О советской власти и о фашистах думал, и о том, кто из них порядочнее и к чему приведёт эта война. Размышлял, доживёт ли он сам до того времени, когда можно будет сравнить их деяния. Ненависти у него не было ни к тем, ни к другим. Просто знал старик что вот эти люди – враги, а эти... бог их пусть судит. Вот так, работая думал о былом, чаще всего вспоминал молодость, как охотился, стрелял дичь и зверьё, как у этого самого крыльца мужики стаскивали с подводы мёртвого кабана, который лишил его ноги. Думал об арсенале в подвале, о бочках с порохом, размышлял хорошо ли бочки просмолили, не отсырел ли порох в них? Знал Игнат, что тайные входы в Кудаевский арсенал не открывали с тех самых дней, когда хозяина казнили пьяные комиссары. Такое событие не утаить.


Такой простой жизнью жил Игнат. Работал, думал, вспоминал, день за днём – рутина и одиночество. И старость. А сам он такой же как тот дом, двор которого чистит сейчас от снега. Игнат сравнил себя с домом: оба старые, одинаково одинокие, такие похожие. Крепкие ещё, но силы уходят хоть медленно, но неотвратимо. Всё ли сделали в своих жизнях, всего ли достигли из того, что намечали свершить? Эти вопросы долго не давали покоя старику. Будили среди ночи, заставляли ворочаться без сна на жесткой лежанке, требовали ответа, почти осязаемо толкали в грудь; ну что, дед, нашёл ответы? Но долго не было ответа, вопросы ведь не так уж и просты.

И вдруг, будто прозрел. Так вот же, вот сама жизнь под нос тебе суёт недоделанное дело, а ты отвернулся от него! Смотри, старик! Вот ты, а это дом! А это порох в бочках! Какие ещё тебе нужны ответы? Иди и делай своё дело.

До той поры жил бесцельно, одной лишь памятью прожитых лет, а с новой этой своей идеей сам не свой стал, воспрянул духом, и даже приосанился, помолодел. Взорву дом, решил Игнат, и с того часа только о доме и порохе в подвале были все его мысли: вот для чего я жил!


Январь выдался щедрым на снегопады. Игнат неделю трудился, уходя со двора комендатуры только для сна. Торопился. Искал вход в подвал, раскидывая снег там где был когда-то сад. Память не подвела старика, и место потайного лаза он нашел быстро, вот только пришлось для отвода враждебных глаз очистить огромную площадь позади дома. Никто не обращал внимание на трудящегося старого дворника. Трудится, ну и отлично. Вот если бы он попробовал только присесть для отдыха...


Взрыв прогремел в полдень. Крыша старого дома взлетела в воздух, повисела несколько мгновений, поддерживаемая напором бушующего под ней огня, содрогнувшись стряхнула с себя, будто с плеч, снег и стала оседать на устоявшие стены, почти на прежнее своё место. Сквозь адский рёв огня, слышны были истошные вопли горящих заживо людей – некоторые бежали прочь, другие пытаясь сбить с себя пламя, валяясь по снегу. Вдруг прозвучал ещё один взрыв, от которого стены наклонились и рухнули под весом горящей крыши и вместе с тем замолчали несколько орущих в предсмертной панике голосов. Земля под старым домом просела и обвалилась. Горящие развалины рухнули под землю. Взметнулось в небо облако горячего пара. Снег вокруг быстро таял.

А небеса будто озверели; сплошной завесой валил тяжёлый снег.

Показать полностью
206

Окно.

Мыла вчера свое единственное окно, высокий второй этаж. Дочь подошла и схватила меня за юбку. Смешно стало. И вспомнилось, снова, как 20 лет назад мыла окно старенькой бабушке. Она меня за юбку держала трясущимися руками. Прошла всю войну стоматологом, рассказывала, как приходилось бойцам зубы рвать без анестезии.

Галия апа (обращение к старшим, по - татарски, дословно тётя) была последним живым человеком из большой семьи. Ей на фотографии начала ХХ века 2 года.  Сын умер в 18 лет. Потом муж. Осталась одна.

Мне было 13 лет, гуляла около магазина "Ветеран", там в 90-е годы по удостоверению продукты можно было по особой цене купить. Вышла она,  с двумя сумками. Помогла ей донести, попили чаю. Так и познакомились.

Я ходила к ней три года. Просто болтали, помогала ей по хозяйству.

А потом она пустила на квартиру студентов, и те обвинили меня в краже её пенсии.

Она им не поверила, плакала на что будет жить.  

Потом выяснилось, что они и украли. За шкаф сунули.

Но я больше никогда к ней не ходила.

Осталась на память подаренная ею энциклопедия советского искусства. Через несколько лет встретила её соседку, та сказала, что Галия апа умерла.

Вспоминать её некому. На той фотографии никого из живых больше нет.

Но я всегда, когда мою окна, вижу маленькую старушку, держащую меня за юбку.  

Окно. Окно, Одиночество, Старость, Ветераны, Память
3885

Навеяно

Этот пост http://pikabu.ru/story/istorii_iz_zhizni_4820038 напомнил мне ситуацию

Я частенько захожу в пиццерию у дома поужинать. И  часто вижу очень старенького дедушку, который порой заказывает чай. или вообще не заказывает ничего. Он иногда просто сидит один, иногда подходит к столикам(ко мне в том числе) и заводит разговор, иногда о войне, иногда о политике. Иногда просто подходит и говорит: а можно я вам песню спою. Поет, как правило, "Главное ребята, сердцем не стареть".

Дедушке под 90, я не знаю, какую жизнь он прожил, но очевидно что ему очень одиноко. И к чести работников пиццерии, ему всегда разрешают  сидеть даже без заказа чая. И эти посты про сумасшедших бабушек заставляют меня только пожелать всем не познать такое одиночество в старости.

4235

Как заканчивается одиночество

Живу полтора года на съемной квартире, до вчерашнего дня проблем с соседями ни разу не испытывал, да и ни с кем из них не был знаком. Единственное - в квартире снизу с определенной регулярностью (практически каждый день) ругаются муж с женой. Добротно так, с матами, порой настолько громко, что различаются слова, это все при наличии ребенка младшего школьного возраста. Но история не об этом. Вчера соседушка начал так избивать свою жену, что она выбежала на лестничную клетку в одной ночнушке и начала истошно орать "помогите", так что пришлось вмешиваться и в последствии общаться с участковым. Он-то и рассказал случай, которые впечатлил меня, пожалуй, больше чем то, что происходило в подъезде. Да, рассказал после того, как почувствовал будто бы подозрительный запах в подъезде.


Звонит им на пульт подвыпивший парень и сообщает "я тут дедушку пришел навестить, а он того, помер". Прибывшие на место полицейские обнаружили на кровати даже не тело, а просто кучку костей. Тело уже давным давно разложилось, а на стене висел календарь за апрель 1999 года. Не знаю как соседи пережили вонь, но никто никуда не обращался. Участковый только одно замечание смог сделать: "редко ты, парень, дедушку навещаешь".

Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: