28

Сато Ишимура. Глава 24.1

Даша несколько удивилась, что в кабинет зашли одновременно и Саша и Костя, но решила посмотреть, что будет дальше.


– Добрый день. Что-то случилось?


Отец и сын молча сели на диван. Костя как-то неуютно прижался к подлокотнику, Саша же так и норовил растечься по дивану. У него будто бы вынули позвоночник и он никак не мог зафиксироваться.


– Проще сказать, что не случилось. – Горько пошутил Саша.


– Можно и так. – Кивнула Даша. Она умела использовать в работе все. – И что же не случилось?


– Эмм... – Саша растерялся, что выбило его из его циничной юмористической защиты. – Ничего хорошего, в общем-то.


– А что должно было произойти? – Додавила Даша.


– Ну, Косте должно было стать лучше. – Все еще не выбрав роль, только приходя в себя ответил Саша.


– В каком смысле? – Нахмурилась девушка и посмотрела на мальчика. Тот смотрел в сторону.


– Он молчит.


Даша на секунду задумалась, нужно расставить приоритеты. С Сашей надо разбираться потом. Главное – Костя.


– Спасибо, я поняла. Думаю мы с ним это обсудим. Если необходимо, мы можем в конце встречи с Костей договориться о внеплановой родительской встрече.


– Это вы меня так культурно сейчас послали? – Нахмурился Саша.


– Из-за чего у вас возникло такое ощущение?


– Ну... – Саша несколько смутился и наконец-то устоялся в своей позиции, выбрал стратегию. – Слушайте! Я не понимаю, чем вы тут занимаетесь! С вами он может и разговаривает, а мне что делать?! Он после последнего сеанса развалился весь!


Даша поморщилась и посмотрела на Костю. Мальчик никак не реагировал.


– Я вижу ваше беспокойство, однако есть правила. Ваше присутствие в кабинете нарушает границы ребенка. Ребенок – не айфон, чтобы его починить на ваших глазах. Он в общем-то и не ломался. – Даша сдерживала себя как могла, но не слишком в этом преуспевала.


– Не ломался?! – Удивился Саша. – А то, что он не говорит и почти ни на что не реагирует?! Это нормально, да?!


– Возможно, психика таким образом защищается от стресса, вызванного определнными… условиями. В таком случае даже логично не реагировать и даже игнорировать все происходящее вокруг. – Даша в последний момент отвернула реплику от прямого обвинения.


– Эти условия называются жизнь. – Задумчиво ответил Саша. Он наверняка уловил подтекст фразы и понял что она значила на самом деле.


– Жизнь бывает разной. – Снова двусмысленно ответила Даша. Она будто бы вела беседу в двух плоскостях. – И в ваших силах менять ее.


– Ладно. – Фыркнул Саша. – Я подожду.


Он встал и вышел, так и не посмотрев на жмущегося к подлокотнику сына. Блин, все это криво получилось, поморщилась Даша. Мы как будто скандальчик на кухне устроили из-за ребенка. И вообще-то стоило узнать, что он имел в виду под «развалился» прежде чем выгонять его из кабинета. Она перенесла фокус внимания на Костю.


– Как ты себя чувствуешь?


Никакой реакции. Вообще никакой. Он будто бы даже не услышал ее. Даша почувствовала тревогу.


– Дай мне какой-нибудь знак, если не хочешь говорить. – Предложила она.


Результат тот же. Даша задумалась и отогнала ощущение дежавю.


– Ты не хочешь разговаривать совсем ни с кем, или только с кем-то конкретным?


Мальчик смотрел в одну точку. Даша проследила направление взгляда. Ничего, просто стена. На ней даже нет чего-нибудь, на чем можно сфокусироваться. Ей, вдруг, захотелось спать.


Я не выспалась, или это реакция? Пока отложим, а вот отсутствующий взгляд... Такое ощущение, будто... Никого нет?


Она ухватила эту мысль и прикинула дальнейшие шаги. Можно попробовать подергать его разными именами. Но так и не решилась. Есть риск. Риск чего? Чего именно я боюсь? Поймала себя за хвост Даша, потом прервала рефлексию рефлексии.


– Дай, пожалуйста знать, если ты меня слышишь.


Но, как и ожидалось, ничего не произошло. Даша встала, подошла к горе игрушек и достала из нее мячик. Потом села на свое место, то ли задумавшись, то ли сделав вид, что задумалась подкинула игрушку в руке, внимательно глядя в глаза мальчику


Резкое движение должно привлечь внимание. Просто на уровне рефлексов. И это сработало. Невольно Костя стрельнул глазами, потом понял, что произошло и на секунду наморщился, но уловив и это едва вовсе не потерял контроль, чувствуя, как рушится его игра. Тем не менее сумел собраться.


Даша почувствовала невольное уважение к такому самоконтролю. Ей самой не помешало бы так владеть собой. Но главное – это облегчение, от понимания, что физически все в порядке.


Ей пришла в голову другая идея. Она встала, подошла к книжному шкафу и аккуратно достала с верхней полки игрушечную змею. Повернувшись заметила, что Костя на миг зафиксировал на ней свой взгляд и в его глазах проскочил испуг? Или ей показалось.


Она села на свое место и показала мальчику змею.


– Можешь все таки объяснить, что ты хотел, чтобы я с ней сделала?


Даша понимала, что делать с ней как раз таки ничего не надо, ее нужно просто принять с уважением, как и самого ребенка, но нужен же какой-то рычаг, чтобы сдвинуть мальчика с мертвой точки. Костя сменил позу, выпрямил спину и буквально приказал.


– Выброси ее, женщина.


– Сато? – Абсолютно не понимая, что происходит спросила Даша.


– Контр-адмирал Сато. – Поправил ее мальчик.


Даша улыбнулась. Ей, кажется, этого даже не хватало.


– Костя ушел?


– Да.


– Почему?


– Ему тут не рады. – Голос мальчика едва не дал петуха и Даша поняла, что перед ней Костя, который зачем-то притворяется Сато.


– Это он так решил? – Уточнила она, чувствуя хрупкость момента. Нельзя разрушить его игру.


– Да. – С какой-то заминкой ответил Костя.


– А почему он так решил?


– Он никому не нужен. – Пожал плечами мальчик, продолжая притворяться. Он не заметил, как у него стала подрагивать нижняя губа. Либо заметил, но прилагал дьявольские усилия в борьбе за все остально лицо, поэтому сил на губу уже не осталось.


– Ему кто-то сказал об этом?


– Нет.


Односложные ответы, совсем не в стиле Сато. Еще раз подтвердила свое наблюдение Даша. Но как сделать так, чтобы Костя говорил шире? Он не будет делать этого сознательно, понимая, что проколется.


– Мне просто надо понять, почему он так считает. Возможно это не так, возможно ему просто показалось. – Аккуратно прошлась по тому же месту Даша.


– Он же все видит.


– И что он увидел?


– Что всем не нравится то, что он делает! Он все делает не так! Плохо! Неправильно! – Костя таки разревелся.


Даша судорожно вздохнула. Мальчик ведь прав, хоть и не знает слова «разочарование». С того момента как появился Костя – он видит только разочарование. Он не оправдал надежд отца, не справился с допросом в полиции. Он всех разочаровывает.


– Как ты это понял? – Спросила Даша, когда он перешел на сдержанные всхлипы.


– Я же вижу! – Он буквально выкрикнул это. – Я даже вам не нравлюсь!


Даша оторопела, хотела возразить, но тут же поймала себя за хвост. Тот момент, когда она улыбнулась, думая, что перед ней Сато. Это, конечно, ошибка. Уже знакомый, интересный контр-адмирал. Нельзя сказать, что он ей нравился больше, скорее был роднее. И это правда, от которой уже никуда не деться. Но вот что значительно хуже - появление Кости она не восприняла радостно. Не акцентировала на этом внимание.


– А почему ты решил, что тебе необходимо мне нравиться? – Вкрадчиво поинтересовалась Даша.


Мальчик ошарашено уставился на нее. Потом ответил вопросом.


– А что я еще могу?


Даша вздрогнула. То, что она приняла за растерянность было удивлением. Он просто удивился, что она не поняла очевидного, по его мнению факта.


Взрослые могут себе позволить не нравиться кому-то, у них есть много вариантов взаимодействия с миром. Они примерно равны по силе. Они независимы и вольны в выборе стратегий. Можно хоть против всего мира воевать.


Но если ты ребенок, то нравиться - это вопрос выживания. Находясь во власти тех, кто хотя бы просто сильнее тебя, во всем от них завися ты должен нравиться, просто если хочешь выжить.


Подтверждение того, что тебя любят – не блажь, а билет в завтра. Дашу раздавило этим осознанием. Мальчик не ждал ответа.


– Зачем вы убили его?


Дашу буквально передернуло. Ее мгновенно протащило по глубинам разума и воспоминай. Она недоверчиво уставилась на Костю.


– Кого?


– Другого, из моей головы.


– Я не... – Даша умолкла проваливаясь в грусть и тревогу.


– Он был сильный! – О��винительно крикнул Костя. – А вы его убили!


– Я никого не убивала! – Даша пыталась придумать какой-нибудь аргумент, но в голове так шумело, что она не могла ухватить ни одну мысль.


– Что мне теперь делать? – Вдруг впав в какое-то нездоровое спокойствие спросил Костя. – Я не такой как он. Я никому не нужен. Даже маме с папой. Папа гордился тем, какой он сильный. А я... Я не могу быть таким.


Даше захотелось убежать, провалиться сквозь землю, исчезнуть и больше никогда не появляться.


– Тебе не обязательно быть таким как он. – Она сама поняла, как жалко это прозвучало.


– Мама бросила меня, потому, что я не такой как он. – Даже не возразил, а просто констатировал факт Костя. – Вы все думаете, что я ничего не понимаю, а я все понимаю! Я такой же как вы! Я такой же как вы!


– Конечно! – Заверила его Даша.


– Вы сами в это не верите! Вы не говорите со мной так же как с папой! Потому, что есть люди, а есть дети! Я такой же как вы!


– Ты правда хочешь, чтобы я разговаривала с тобой как с твоим папой? - Уж явно с детьми я веду себя корректнее, чем со взрослыми, подумала Даша.


Но мальчик явно пропустил вопрос мимо ушей.


– Я не смог! И не смогу! Я просто не могу! – Костя почти завыл, впадая в какой-то транс.


– Что ты не смог? – Тупо спросила Даша, пытаясь вернуть хотя бы иллюзию контроля над ситуацией.


– Она бросила меня, потому, что я слабый! Понимаете?


– Да.


– Понимаете? – Перестав истерить повторил он вопрос с надеждой в голосе и посмотрел на Дашу.


– Конечно!


– И вы тоже меня бросите! Вы уже убили того, другого, а теперь бросите меня. – Костя отвернулся и тихо заплакал.


– Я не брошу тебя!


– Вы врете! Все взрослые врут и вы врете! Он вам верил, а вы его убили, когда нашли его слабость! Теперь вы увидели мою слабость!


– Я никого не убивала, я просто... – Даша снова не смогла придумать хоть какой-то внятный аргумент даже для себя самой.


– Тогда где он?! – Закричал Костя. – Верните его! Что мне без него делать?!


– Ты можешь быть таким же как он, если захочешь.


– Я не могу!


Боже, как это остановить, что ему сказать?! Не объяснять же работу психики, в этом и взрослому не разобраться. Да она сейчас и не сможет! У нее просто каждая следующая мысль с предыдущей не связана!


– Я помогу тебе! – Заверила его Даша. – Научу, как жить без него.


– Вы меня бросите. – Фыркнул Костя. – Но я вас понимаю. Кому нужен такой как я?


Даша хотела ответить, что он нужен ей, но сам вопрос отрезвлял. Кому нужен такой я?


– Пока не знаю, если честно. Я ведь с тобой не знакома совсем. Знаю только, что ты хочешь быть сильным как Сато. Думаю я могу тебе в этом помочь.


Костя шмыгнул носом и недоверчиво покосился на нее.


– Поможете?


– Помогу.


– Обещаете?


– Обещаю!


– И не бросите меня?


– Я…


Даша, вдруг, замерла, осознав, что произошло. Смена модели поведения, удар по идентичности и предоставление возможности спасти. Даже что-то вроде фирменного Сашиного раскаяния было.


Он полностью скопировал модель поведения отца. Более того, теперь раскрылись корни этой модели. Саша в некоторых случаях использует детскую уязвимость, превращая ее в оружие. Включая в женщине «я же мать».


Но, что еще может Костя? Какой смысл показывать ему это? Отнять у ребенка последнее средство коммуникации? Как еще ему пробиваться через туполобость взрослых? Дети, в силу особого к ним отношения, буквально вынуждены атаковать идентичность взрослых, чтобы их вообще услышали.


Можно попробовать перевести эту программу в осознаваемую плоскость. Хотя, в таком-то возрасте... Даша прервала поток мыслей, но одна буквально не поддавалась, настойчиво и успешно сопротивляясь. Мысль эта была такой же непокорной, как и ее суть. Зачем я убила Сато?


Зачем я подставила Костю под каток? Особенно в такой момент? Что забавно, Сато появлялся, чтобы спасти семью, или развалить, не важно, но не появляется, когда он нужен самому Косте. То есть поставить его себе на службу он не может.


– Я могу пообещать тебе, что поддержу твое намерение становиться сильнее. Насколько смогу. – Наконец ответила Даша.


Костя кажется уловил изменения в ее тоне. Поморгал немного, потом, вдруг спросил.


– Это как?


– Ты будешь приходить ко мне, мы будем разговаривать. Ты будешь говорить, что у тебя не получается, что получается. Я буду подсказывать, как можно поступить.


Костя сомневался. Он понимал, что что-то изменилось, но не понимал почему. И как приспособиться к этим изменениям.


– Вы меня обманываете. – Заявил он.


– Почему ты так подумал?


– Вы говорите по-другому. Вы поняли, что я слабый и хотите меня бросить. Как мама.


На второй круг что ли пошел? Не поняла Даша.


– Если бы я хотела тебя бросить, я бы так и сказала.


– Правда?


– Конечно. Ты же хочешь, чтобы я разговаривала с тобой не как с ребенком?


– Хочу.


– Вот поэтому я бы и сказала.


– А почему тогда в прошлый раз соврали? Отправили к психиатру. – Подозрительно спросил Костя.


Даша мысленно выругалась. Попалась в такую дурацкую ловушку.


– Нет, я просто...


– Вы опять врете! – Буквально заверещал Костя. – Вы врете! Вы все врете! Врете!


А потом он просто перешел на бессмысленный визг. Я только что подарила ему право на это, как-то отстраненно подумала Даша. Это просто ад какой-то. Программа не сработала и он впал в истерику.


Распахнулась дверь кабинета. Внутрь влетел Саша. Он уставился на сына, потом схватил его за плечи и зачем-то потряс.


– Костя! Что случилось?! Костя!


Мальчик тут же заткнулся. Просто перестал кричать и уставился в одну точку. Саша снова потряс его, заглядывая в глаза, но наткнулся на недавнее безразличие. Даша поняла, что у нее безумно болит голова. Боль охватывала весь череп и проникала в правый глаз, создавая впечатление, что его пытаются вынуть из глазницы ложкой.


– Что вы с ним сделали?! – Повернулся к ней Саша.


– Скорее, что вы с ним сделали. – Еще до того, как успела подумать вернула вопрос Даша.


Саша осекся. Как-то неловко сел на диван рядом с сыном, провел пятерней по волосам, глядя в стену. Теперь и он и Костя выглядели абсолютно одинаково.


– Я не понимаю. – Сказал, вдруг Саша.


– Чего? – Устало поинтересовалась Даша.


– Что дальше делать. – Пожал он плечами. Потом поинтересовался. – Почему Костя со мной не разговаривает?


– Думаю, что не только с вами. – Покачала головой Даша.


– Ну с вами же говорил.


– Некорректное сравнение. – Даша едва не ляпнула, что с ней только мертвые не разговаривают. Тут же провела параллель и подавила желание выругаться.


– Наверное. – Вздохнул Саша. – А что теперь делать?


– Просто дайте ему возможность не говорить. Если он захочет что-то сказать – скажет. Речь – совсем не главное в коммуникации.


Она, вдруг, поняла, что Саша ее не слушает. Он тупо уставился в одну точку.


– Александр. – Обратилась она к нему. – Александр!


Он вздрогнул и непонимающе посмотрел на Дашу.


– А? Что?


– Что с вами?


– Не знаю, а что-то не так?


– Вам виднее. – Пожала плечами Даша.


– Да как-то все... Не складывается.


Какое-то время все молчали. Отец и сын пялились в стену, будто им там кино показывают. Даша посмотрела на часы, потом на Костю.


Все и так через задницу сегодня. Хуже уже, наверное, все равно не сделать. Она подавила поднимающееся отвращение, настроилась и спросила.


– Как у вас обстоят дела с разводом?


– А можно при Косте? – Саша кивком указал на сына.


– Во-первых он уже знает, во-вторых – это касается его напрямую. Он имеет право участвовать в разговоре. Возможно даже выскажет свое мнение, если захочет.


Нет худа без добра, в некотором смысле, подумала Даша. Убрать из кабинета Костю сейчас не корректно, отпустить Сашу с сыном в таком состоянии домой? Как-то тоже не комильфо. Попробуем импровизировать. Пусть Костя поприсутствует во время относительно взрослого разговора. Почувствует себя немного больше. Может даже поучаствует.


– Да никак. – Пожал плечами Саша. – Я после того сообщения ее и не видел. Приехал домой с сеанса, а ее нет. Видимо только в суде увидимся. И то, не факт. Не знаю, можно ли туда не приходить.


– То есть вы вообще не обсуждали развод? – Удивилась Даша.


– Ну, если можно это назвать обсужд��нием...


Саша покосился на сына, явно не желая чего-то говорить в его присутствии. Костя, вдруг, встал с дивана и пошел к двери.


– Я там подожду. – Заявил мальчик и вышел.


Даша подавила желание ругнуться матом. Саша просто оторопел.


– А...


– Там в приемной Алина за ним присмотрит. – Успокоила то ли его, то ли себя Даша.


– Алина это та... – Саша, видимо, неосознанно сделал руками жест изображающий тонкую талию и объемный бюст.


– Да, администратор. Думаю она понравится Косте. Она вообще нравится детям.


– Ну да. Наверняка. – Думая о чем-то своем согласился Саша.




(с) Рагим Джафаров


https://www.facebook.com/RagimD

https://t.me/DzhafarOff

Найдены возможные дубликаты