3

Меж границы вздох последний. Глава 8

1-я глава

7-я глава


Глава 8

Поступью к безумству


***


Кроваво-алый цвет рябил в глазах. Бесчисленный рой выскочивших из стен наростов упрямо смотрел на Мика. Приближающийся скрежет становился всё более пугающим и отвратным. Тошнота так и подступала к горлу мужчин, им даже приходилось сдерживать эти позывы. Кровь растекалась под их ногами, то и дело вздрагивая от шагов приближающейся опасности. Нечто за дверьми дошло до них, остановившись и застыв. Лишь биение сердец разрывало тишину. Из всех щелей двери, от самого низа до верха, просачивалась кровь, словно заполонившая до самого потолка пространство за ней. Как кровоточащая икона, дверь всё стремительнее поглощалась тонкими потоками красной жидкости. В один момент, когда эти потоки стали столь стремительными и большими, она не выдержала и распахнулась, пустив бурное течение мерзкой жидкости. Оно оказалось настолько сильным, что чуть не снесло мужчин с ног, но лучше бы так и случилось, нежели бы они увидели скрывающееся в этой жиже существо. Нечто, состоящее из частей плоти… чего-то непонятного, стояло как вкопанное, пока уходящий поток постепенно опускался ниже, оголяя нижнюю часть этого существа. Когда появился локоть, то картина с каждой секундой становилась ужаснее. Когда вся кровь стекла и стала им по щиколотку — их тела задрожали в неконтролируемом страхе — показалась рука чудовища. Вся исчерченная костями неизвестного происхождения, она походила на биотическую пилу. Множество чёрных глаз устремились на двух мужчин, словно бездны, смотрящие в само нутро.


— Нужно бежать… — еле слышимо произнёс Ульрих, словно говоря это себе.


Чудовище отреагировало на его голос и резко ударило своей пилорукой об пол, не издавая при этом никаких звуков, так как рот у неё отсутствовал напрочь. Это вызвало целую цепную реакцию в организмах мужчин, отчего физические оболочки отреагировали куда быстрее, чем сознательная часть. Ноги сразу повели в противоположную сторону от дышащей им в спину смерти. Первая же дверь разнеслась в щепки от одного удара преследующего их чудовища, не отстающего ни на шаг, не давая своим жертвам ни расслабиться, ни полностью потерять последние капли надежды. Длинный прямой коридор со множеством следующих друг за другом дверей сопровождался вновь и вновь появляющимися наростами глаз на стенах. Они не сводили своих взглядом с двух бегущих мужчин, впрочем, в порыве ужаса и страха те даже и не замечали их. Всё это походило на нескончаемый ночной кошмар, и любые попытки проснуться — неуспешны. Кровь стекала по стенам, лилась вслед за мужчинами, словно какой-то ручей, стремящийся к большему водоёму.


Вновь оказавшаяся перед ними двойная дверь отличалась от всех прочих. Вся украшенная золотыми узорами на чёрном дереве, она так и кричала, так и звала к себе. В ней было что-то особенное, и лишь пройдя через неё, мужчины поняли, что именно. Стоило ей захлопнуться за их спинами, как в то же мгновенье верхняя часть стены потекла, словно плавясь от огромного жара, и полностью замуровала дверь, не оставив монстру возможности её сломать. Наконец-то им выдалась минутка перевести дыхание и спокойно осмотреться вокруг. Посреди комнаты стоял белый мраморный стол на одной ножке, расходившейся в нижней своей части словно букет. Рядом два небольших самых простых кожаных кресла тёмно-коричневого цвета, смотрящие в противоположную сторону от мужчин. Кровь, всё это время преследовавшая их, полностью исчезла.


— Мик, прошу, скажи, что ты хоть что-то знаешь… — с трудом протянул Ульрих, направившись в сторону кресел, чтобы сесть. — Я очень надеюсь, что у тебя есть грёбаный ответ…


Не успел Мик раскрыть рта, как в креслах появились две призрачные фигуры, испугавшие не на шутку Ульриха. Отскочив на два больших шага, он замер на месте и начал наблюдать. Эти призраки о чём-то говорили, но разобрать их речь казалось невозможным, она походила на громкий треск поломанного радио. С той лишь разницей, что он словно проникал в разум двух невольных свидетелей неясного разговора, который, впрочем, с каждой секундой становился всё понятнее, пока речь не стала членораздельной:


— Тогда я буду причастен к тому, что случится. Я не хочу этого… — промолвила одна из фигур.


— Как и я, но… — дальнейшие слова вновь окунулись в белый шум, пока вновь не вернулась обратно, будто кто-то подкрутил передачу. — И мы с тобой прекрасно знаем, к чему это приведёт, Эбингтон.


В это же мгновенье призраки растворились, а вслед за ними и кресла.


— Я, кажется, уже повторял это, но… Что за чертовщина тут творится?..


— Я… понятия не имею, — Мик лишь тяжело вздохнул, пытаясь унять дрожь в своих руках и ногах, но они столь сильно подкашивались, что ему пришлось сесть на пол. — Я уже ничего не понимаю, Ульрих… Если бы хоть кто дал ответы… Хотя бы на один вопрос.


— Значит, это имя, Эбингтон, тебе тоже не знакомо?


— Да…


— Ты же заметил, что тут нет больше дверей? — Ульрих начал прощупывать стены, то и дело постукивая по оным. Он надеялся найти секретный проход или что-то похожее.


— Ещё когда мы только вбежали сюда, — Мик наконец-то встал на ноги — тряска в ногах так и не пропала — и тоже начал обстукивать стены. — Ульрих… — словно сквозь зубы произнёс он и тут же замолк.


— Что?


— Забудь.


— Раз начал, то заканчивай, — раздражённо огрызнулся тот, с трудом себя сдерживая.


— Я так больше не могу…


— Нет, даже не смей!


— Мне жаль, что я впутал тебя во всё это, но…


— Заткни свой поганый рот! — Ульрих со всей силы ударил по стене, переходя со сдержанности на неконтролируемый крик. Ему не хотелось услышать то, что хотел сказать Мик.


— У меня больше нет сил, чтобы продолжать всё это безумство… Я больше не хочу сражаться… Не хочу видеть весь этот бред, сводящий с ума…


— Не смей это говорить! Не смей, чёрт тебя возьми! — Ульрих набросился на того и прижал к стене, приставив указательный палец к лицу товарища. — Ты, мерзавец, втянул меня в это! Ты, чёрт возьми, отобрал у меня мою жизнь, ворвавшись как ни в чём не бывало, застрелив чёртового полисмена! И ты смеешь ныть?! Сейчас?! По твоей милости мы оказались в этом дерьме, и теперь ты думаешь пойти на попятную, будто это возможно?! — ударив со всей силы в стену, он поднёс окровавленную руку и шёпотом добавил: — Не смей мне всё это говорить. На твоих плечах лежит груз, который ты сам на себя взвалил, строя из себя эдакого героя в красных труселях. Ты не герой, а лишь эгоист. Я не собираюсь тут умирать, слышишь? Так что не смей… Даже не думай поджимать хвост сейчас.


— …надо было взять его, этот чёртов револьвер… — Всё это время Мик что-то бормотал себе под нос, но Ульрих в пылу гнева заметил это только сейчас. Ударив Мика об стену, он отпустил его и пошёл дальше искать выход, — Ульрих…


— Что?!


— Посмотри туда…


Мик указывал на противоположную стену, в центре которой образовалось маленькое красное разрастающееся пятно. С каждой секундой оно становилось всё больше. Ульрих медленным шагом начал подходить к стене, желая проверить её прочность в этом месте, но стоило ему подойти близко, как неожиданно для них с той стороны словно попытался кто-то выбраться. Чьё-то лицо с руками жаждало порвать плёнку между комнатой и тем, что находилось за ней. Своими кривыми зубами этот кто-то старался прогрызть эластичную красную субстанцию. Пальцы его скреблись, желая разорвать полотно, но ничто не помогало. Этот кто-то словно бился в агонии, будто с него снимают живьём кожу. Эта картина так сильно перепугала Ульриха, что тот упал назад и стремительно отполз к Мику. Тот, в свою очередь, смотрел на происходящее с противоречивыми чувствами. Его одолевал и страх, и безразличие, но ничто из этого не могло полностью перетащить одеяло на свою сторону. Казалось, что ещё немного, и этот некто прорвётся к ним, а там… Кто его знает, что будет потом. К их счастью или же нет, но лицо сошло на нет, а красное пятно, разросшееся до размеров дверного проёма, растаяло, образовав проход. В конце длинного перехода мигала слабая лампочка, освещая коридор из плоти…


— Видимо, другого выхода у нас нет? — с трудом промолвил Ульрих, смотря на стены коридора, из которых торчали части человеческих тел. — Мы точно в аду…


Стоя перед самым входом, смотря на еле мигающую лампочку и на дверь рядом с ней, Мик всё больше убеждался в неправильности своего выбора. Видимо, всё же не стоило перечить этой странной «Грани». Возьми он тогда револьвер да выстрели… Да, всего этого не было бы. Быть может, вообще не стоило реагировать на то письмо, списав всё на галлюцинации или что-то похожее… Это «если бы» стало его разъедать, по крупице, по самой маленькой частице. И лишь Ульрих, вошедший в этот проход, прервал его мысли, и он отправился за своим товарищем в самую бездну… Буквально через три метра от входа руки со стен начали хватать мужчин, пытаясь подтянуть к себе и замуровать в эти же стены. С трудом вырываясь от цепких лап безумства, мужчинам всё же удалось добраться до следующего помещения. На этот раз они оказались в какой-то тюремной камере, в которой сидело двое и о чём-то говорили.


— И ты с этим смиришься? — проговорил один из них.


— А что ещё остаётся? Разве у нас есть выбор?


Посмотрев на второй силуэт в камере, зрачки Мика расширились, лицо его преобразилось. Ульрих заметил это.


— Ты кого-то из них узнаёшь?


— Да… Вон тот, в левой камере. Его зовут Лукас, и он… Не знаю, кто он, но он связан со всем этим.


— Ну хоть что-то! — возрадовался Ульрих поднимая руки к верху. — Рассказывай!


Слова, сказанные Миком, что-то изменили. Последовала реакция, выразившаяся в обстановке. Пол по щиколотку заполнила красная невнятная жижа, образовавшаяся от растаявшей обстановки. Стены неожиданно задрожали, вслед за появившимся из ниоткуда приближающимся и усиливающимся гулом, постепенно оглушающим и давящим на уши. Закрыв их ладонями, мужчины непроизвольно свернулись калачиком, чуть ли не взвывая от боли. Казалось, что ещё немного, и головы взорвутся. Ульрих что-то кричал Мику, но тому не удавалось разобрать хоть одно слово во всей этой симфонии воя. В один момент они почувствовали, как пол под ними размяк и стал прогибаться под их весом, пока в итоге не порвался, и мужчины не полетели куда-то в бездну полную тьмы…


Было ли падение? А приземление? Было ли хоть что-то из всего того, что произошло?..


Они очнулись в неком подобии пещеры, и первое, что они увидели, вызвало у них комок в горле с сильнейшей панической атакой, отрезавшей их от кислорода. Кости… Плоть… И кровь. Из-под алой жижи вылезали кончики костяных сталагмитов, вперемешку с плотью, а со сталактитов спадали небольшие капельки красной жидкости. В колоннах, поддерживающих пещеру, отчётливо виднелись чьи-то черепа с дырками в самых разных местах. Ульрих, чувствуя, что упёрся своей рукой во что-то, боялся посмотреть на неё. Ему казалось, что стоит повернуть голову, как он тут же увидит то, чего не желает видеть. И всё же ему не удалось совладать с собой, и он посмотрел… Разлагающиеся человеческие останки…


— Это всё твоя вина! — завопил Ульрих, вскочив на ноги и озираясь по сторонам. — Ад… Это грёбаный ад, чёртов ты сукин сын! Ты!.. Ты всё уничтожил! — он схватил острую кость, выпирающую из колонны, и прыгнул на лежащего в кровяной луже Мика.


Приставив к его горлу острый конец кости, Ульрих смотрел на… На трясущиеся губы некогда бывшего ему другом человека, на глаза, полные отчаянья и страха. Совсем такие же, как и его собственные… Не в силах смотреть на это лицо, Ульрих схватился за горло Мика и опустил его в лужу крови, пытаясь задушить, не давая тому возможности глотнуть воздуха. Всё сильнее и сильнее сжимая шею, злость так и поглощала его. Его прервал странный шум, доносившийся откуда-то справа. Краем глаза он уловил какое-то движение и машинально повернул голову, а там… Из горы плоти, костей и чего-то ещё разрастался он… Та тварь, гнавшаяся за ними совсем недавно. Да, безусловно! Это точно она! Вот та самая бионическая рукопила, а вот и множество чёрных глаз… Ульрих вскочил с Мика и поднял того на ноги. С глазами полными ненависти он сказал одно: «Бежим, чёрт тебя подери!», моментально стартанув в противоположную сторону от монстра, который рванул к ним. Замахнувшись своей рукой, он попытался ударить Мика, но тот успел наклониться, и монстр засадил свою пилу прямо в колонну, где она застряла. Это дало мужчинам время, чтобы вбежать в расщелину. Картина за ней нисколько не изменилась. Всё те же кости, всё та же плоть и кровь, с той лишь разницей, что течение последней шло следом за мужчинами. Она куда-то стекала, а значит, где-то там их мог ждать выход… Только вот откуда? Монстр позади них крушил и ломал на всём пути всё, что мешало ему следовать за своими жертвами. Своим огромным массивным телом он с трудом пролезал в узком проходе. Мик, бегущий позади Ульриха, обернулся назад и увидел, как существо пытается достать его своей лапой с расстояния в метр. Неужели так всё и закончится? Неужели это их конец? Размышляя над этим, он и не заметил, как врезался в спину неожиданно остановившегося Ульриха. К их счастью, монстр застрял между скалами, неуклюже болтая своей рукой. Часть его глаз смотрела прямо на Мика, а затем… Как грибы после дождя, из стен начали выскакивать глаза, стремительно приближаясь к двум жертвам чьих-то игр. Дыхание Мика участилось, сердце забилось как бешеное, он попытался толкнуть Ульриха в спину, чтобы продолжить бегство, но тот оттолкнул его назад, к приближающимся глазам и монстру с чёрными глазами. Мик собрался было лезть на того с кулаками, но, обернувшись, понял, почему тот остановился.


Перед ним оказалась огромная пещера невиданных размеров, а их расщелина, по которой они бежали, находилась на высоте пяти-шести метров над поверхностью. Внизу… Внизу было то, чего они не хотели видеть. Груды тел, сложенных в кучки, порой достигали самой вершины пещеры. От одной этой картины Мика вывернуло наружу, слёзы в истерике потекли сами по себе.


— Видишь, к чему ты нас привёл?.. — промолвил доселе молчаливо стоявший Ульрих, а затем обернулся к Мику, показав тому своё полное слёз лицо.


— Мне жаль…


— Лучше бы я тебя никогда не знал… Лучше бы ты просто умер перед тем, как ввязывать меня в это…


— Ты сам захотел помочь мне, — попытался оправдаться Мик, но его слова уже ничего не значили.


— Это всё твоя вина… Твоя! Слышишь?! — Ульрих схватил Мика за шиворот и попытался скинуть с ущелья, но тот ухватился за рукав, и они оба начали падать вниз.


Всего несколько секунд и адская боль охватила обоих мужчин. Мику повезло больше, если так можно выразиться, он упал в кучу сильно разложившихся тех, тем самым смягчив своё падение. С другой же стороны пострадал его разум. Валяясь в куче гнилых останков, Мик завопил во всё горло, панически перебирая руками, он пытался как-то вылезли из всего этого, но вместо этого Мик лишь хватался за оторвавшиеся части тел. С трудом выбравшись из этой кучи, он увидел Ульриха… Тот, корчась от боли, держался за свою спину. Ему не повезло, и он упал на голую землю. К их счастью, монстр всё ещё не сумел вылезти из той расщелины, поэтому Мик подошёл к Ульриху и попытался поднять того, но вместо этого получил истошный крик боли.


— Как ты? — Мик визуально оценивал состояние своего… уже бывшего друга, надеясь, что никаких открытых травм нет, как и чего-либо серьёзного.


— Иди к чёрту! — завопил в ответ Ульрих. — Это всё ты! ТЫ! Мы в грёбаном аду!


— Нет… Мы… в «Грани», — уверенно ответил Мик.


— Какая к чёрту «Грань»?! Что это вообще такое?! С чего ты вообще решил, что мы в ней?!


— Я чувствую это… Не могу объяснить, но мы в ней.


— Заткнись ты уже, грёбаный шизофреник! — превозмогая боль, Ульрих с трудом встал на ноги, опираясь на длинную кость, подобранную им и используемую в роли костыля. — Нужно уходить, пока эта тварь не пролезла там, — он начал осматриваться по сторонам в поисках выхода, пока его внимание не привлёк серебряный блеск за одной из куч. — Вон там! Быстро помог мне дойти! Я вижу выход!


Мик подхватил бывшего товарища под руку, и они быстрым шагом направились в сторону свечения. В то же мгновение раздался шум из расщелины, и монстр, преследующий их, упал оттуда же, откуда недавно упали и они. В отличие от Мика, обернувшегося на грохот, Ульрих со злобным лицом, полным ненависти, смотрел только на свою цель. Вот она уже показалась, её силуэты становились всё чётче, пока в итоге рука Ульриха не коснулась дверной ручки и не отворила дверь. Мик собрался было войти внутрь, но Ульрих резко остановился.


— Знаешь, Мик… — начал он, повернувшись спиной к Мику.


— Что?


— Ты чёртов демон, затащивший меня в этот ад! Я не позволю тебе забрать мою душу! — с этими словами он резко развернулся и всадил что-то острое в плечо Мика, оттолкнув того затем, и, прошмыгнув в проём, запер за собой дверь.


Мик взвыл во всё горло, корчась от боли. Из его левого предплечья торчала человеческая кость, а кровь шла ручьём, хотя после всех этих скитаний он и так уже давно был полностью ею покрыт. А затем он услышал и почувствовал тяжёлые, медленные и размеренные шаги… Закрыв глаза, Мик боялся повернуть голову налево, вместо этого он дёрнул ручку в надежде, что дверь откроется, но… Оно стояло буквально в метре, не больше. Дышало ли оно? Нет. Точно не дышало, но что-то от него исходило. Скрежет кости о кость, а затем…


Тишина.


Открыв глаза, Мик увидел больничную палату. Наконец-то нормальную, без всего того безумства, видимого им ранее. Глубоко вздохнув, он почувствовал, как его тело пало. Разум отключился, но когда проснулся… Кошмар не закончился. Мозг сыграл с ним злую шутку, заставив поверить, что всё закончилось, в то время когда на самом деле он просто вырубился. Монстр куда-то пропал, но не кость, торчащая в предплечье. Облокотившись об дверь, Мик схватил её и резким движением вытащил, бесшумно вопя. Голос покинул его, сил кричать не осталось. Откуда-то раздался приглушённый смешок. Сначала с одной стороны, где-то далеко, затем с противоположной, но ближе. Раскатистый смех словно издевался над ним, пока в итоге этот гогот не охватил всё… и тогда раздался голос:


— А ведь всё могло закончиться куда проще, Крайнер! — это был голос Мика, но не его.


— Исчезни, — с трудом прошептал Мик, дёргая за ручку двери.


— Пора бы тебе усвоить, что против «Грани» никто не может идти. Просто сделай то, что она велит, и всё закончится. Хоть прямо здесь и сейчас, — голос так сладко звучал, что невольно хотелось просто сделать должное, но всё же что-то останавливало. Мик встал и с трудом побрёл сам не зная куда. — Вот же упёртый! Разве эта твоя упёртость хоть когда-нибудь доводила до добра? Да хоть кого-нибудь?! Вот именно! Знаешь, а у меня есть для тебя кое-что. Хочу показать тебе то, что может изменить твоё решение. Ты только поверни на этом повороте направо…


Мик не слушал голос «более лучшего него» и просто шёл прямо, к тому месту, куда он недавно упал. Кровь, стекающая по его руке, каплями падала с пальцев, бесследно исчезая в алой пучине после приземления. Началось головокружение, переходящее в качающуюся походку. Разум постепенно затуманивался.


— Кра-айнер, ты же прошёл мимо… Ну ничего, всё равно ты придёшь туда, куда захотим мы! Так что смело можешь идти куда тебе вздумается, — говорящий рассмеялся, так злорадно, так неприятно…


— Тогда я просто усядусь тут, — Мик шмякнулся на землю, облокотившись на костяной столб. Ему уже стало всё равно на это. — В итоге свершится то, чего так желает эта грёбаная «Грань»…


— Вот же глупый! Вот поэтому я и лучше тебя! — завопил сердито голос. — Будто это твоё «бездействие» не является действием! Глупец!


Всё задрожало, тела стали скатываться с груд других безжизненных тел. Что-то похожее на вой сирены зазвучало ото всех сторон, а затем… То, что было мертво — встало. Мика окружила толпа сгнившей ходящей плоти, пристально смотревшей на него. У того, что стоял ближе всего, отвалилась челюсть и упала прямо под ноги Мика, прерывисто и с натягом дышащего. Дрожь вернулась с невероятной силой. Вскочив на ноги, он побежал куда глядят глаза, а все те трупы, встречающиеся у него на пути, выстраивали словно какой-то туннель. Мику на тот момент было невдомёк, что всё же он идёт туда, куда хочет «Грань». Проскочив в узкую расщелину, к которой его привели, он впопыхах пытался просочиться как можно глубже, как можно дальше, не замечая порезов об костяные скалы. Также Мик не заметил, как кости сменились металлом, а затем и обычной комнатой наподобие той, в которой он встретил недавно Ульриха. Она оказалась совершенно пустой, но при этом освещённой, хоть никаких светильников не наблюдалось. Только дверь… Оглянувшись назад, в расщелину через которую он пролез, Мик слышал только свист ветра, исходящий из той преисподней. Выбора не было.


За дверью показался длинный коридор. По правой его стороне располагались комнаты со странными дверьми, слева небольшой дворик, окружённый со всех сторон стенами. Внутри этой небольшой «улицы» находился когда-то работающий фонтан. Теперь же он весь покрылся мхом и паутиной, а трава, растущая по периметру, давно засохла. Тут давно никого не было. Мик глубоко вдохнул свежий воздух, посмотрев затем на тёмно-серые неподвижные облака над собой. Он думал, что это последний раз, когда он вдыхает в свои лёгкие чистый кислород. В этот момент Мик заметил над собой что-то странное… На самом верху рядом с балконом виднелась какая-то чёрная тень, прямо над фонтаном. Она дёргалась то вверх, то вниз. Оставляя за собой россыпь кровавых пятнышек, он поднимался по лестнице. На предпоследнем этаже Мик услышал какое-то хлюпанье и чавканье слева по коридору от лестницы. Выйдя на звук, он тотчас пал на колени с широко выпученными глазами. Там… буквально в десяти метрах… Та тварь, она… Она… Она пожирала тело человека, чавкая, причмокивая, словно… человек, вырывая кусочек за кусочком клала себе в рот. Костяные лапы резали плоть, словно нож масло. Ближайшая стена была полностью окроплена кровью, как и пол под жертвой. Но не это было самым ужасным, самым разрушительным для разума. Оторванная голова, случайно задетая монстром во время трапезы, подкатилась к коленям Мика, и на него уставились ледяные глаза Ульриха, застывшие в ужасе. В голове Мика будто что-то щёлкнуло, и её словно стянуло каким-то невидимым обручем, сжимающим всё сильнее, что руки непроизвольно сами схватились за волосы, пытаясь их вырвать. Столь невыносимая боль, что в солнечное сплетение как будто вонзили нож и елозят им туда-сюда. Настолько сильная, что боль в предплечье забылась…


— Ну что, как тебе эта картина? — вновь раздался издевающийся голос. — Правда великолепна? Твой друг предал тебя, пытался убить, причём дважды, убежал, оставив тебя на съеденье этой милашке, а затем просто сдох!


— За что?.. — с трудом промолвил Мик, встав на ноги и уставившись вперёд.


— «Грань» заставит тебя страдать, пока ты не сдашься. Это ты виноват во всём случившемся… Ты же это понимаешь? — опять… опять этот гипнотический голос говорит так убедительно. — Ты ввязал своего друга во всё это, хоть мы и предлагали тебе выход. Если бы ты сделал то, что велит тебе «Грань», то ничего этого не случилось бы. Почему ты пошёл против? — эти слова словно высеклись у него на разуме, но следующие выжгли. — Почему ты убил Ульриха?


Перед глазами Мика исчезло всё, осталась лишь тьма. Первый шаг… Второй… Третий… Он пошёл прямо к монстру в лапы, скорее даже не он, а его разум, не желавший жить со всем этим, не желавший больше сражаться и держаться. Осознанная его часть ушла в глубокий сон, напрочь отбив инстинкты самосохранения. Всё, что он слышал отголоском — смех его «лучшего я». Так бы всё и закончилось, если бы Мика не пробудил кто-то тормошащий его за плечо. Его всё это время открытые глаза стали различать свет, затем очертания, линии и объекты. А потом и лицо Ульриха, смотрящего прямо в глаза Мика. Живые! Они живые! И он… живой… Смех затих, дав свободу голосу его «друга».


— Мик, очнись, чёрт тебя возьми! — проорал Ульрих, тормоша того.


— Что?.. Ты же умер… Вон твоя голова и тело… — недоумевал Мик, смотря то в одну сторону, то в другую, то на своего «мёртвого друга».


— Слушайте меня внимательно! Это всё «Грань». Она пытается тебя использовать и подчинить. Вспомни, что ты умеешь! Вспомни про двери!


— Двери?..


— Да, двери! Ты умеешь их открывать правильно, а значит, можешь и выбраться отсюда! «Грань» заставила тебя забыть об этом. И ведь ты забыл. Почти. Вспомни ту дверь, в пещере. Вспомнил? — слова Ульриха отдавали логикой, но Мик помнил случившееся недавно.


— Ты меня предал… Ты пытался убить меня… Как я могу верить тебе?


— Извини меня! — сразу же пал на колени Ульрих, взявшись руками за с трудом соображающего Мика. — Я испугался… Я очень сильно испугался. Но я не могу бросить тебя тут! Мы должны и можем сбежать отсюда, а затем мы поможем твоему другу, Геро! Но мы должны торопиться, сам смотри… — Ульрих показал рукой на монстра, который к этому моменту обратил на них внимание и собрался уже двигаться к ним.


— Мы не сможем убежать.


— Помнишь тот балкон со странной тенью? Нам нужно бежать туда, сейчас же!


Мужчины рванули с места и побежали наверх по лестнице, на последний этаж. Монстр повторил за ними. С трудом вписавшись в поворот, Мик чудом увернулся от тяжёлой лапы преследующего их охотника. Поднявшись на этаж, они сразу свернули направо, а затем в первый кабинет слева. Внутри прямо посреди комнаты валялись горящие куски обвалившейся крыши. Это всё, что находилось в комнате. Захлопнутая за ними дверь не выдержала и пары ударов охотника, разлетевшись от первого же. К этому моменту мужчины уже стояли на балконе и смотрели вниз.


— Нужно прыгать! — крикнул Ульрих смотря в глаза Мика.


— Мы умрём, если сделаем это!


— Доверься мне, прошу! Просто прыгай!


Времени не осталось думать. В тот момент, когда Мик сделал шаг вниз, над его головой пролетел прыгнувший монстр, влетевший в стену напротив, а Мик… Попав в то тёмное пятно, он очутился в одной из палат на первом этаже. Да, теперь стало понятно, что это место является сумасшедшим домом, а палаты первого этажа, обитые белой мягкой тканью, палаты для душевнобольных. Выйдя в коридор, Мик свернул налево и побежал к расщелине, через которую сюда пришёл. Ульриха рядом не было, но вместо этого вновь появилось «лучшее я».


— Как ты смеешь?! — бушевал голос в голове. — Да кто ты такой, чтобы противиться «Грани»?! И почему я…


— Заткнись!


— Ты ещё смеешь мне указывать?! Ты, ничтожество, не имеешь на это право! — Мик пробирался сквозь щель впопыхах, выслушивая всё то недовольство «лучшего», которое лилось на него рекой. — …будешь страдать вечность! Как тебе удалось это?! Как?!


Вновь началась плоть и кости, оставившие металл позади, а значит… впереди его могли ждать ожившие куски тел. Так, впрочем, и случилось. Стоило Мику выйти из расщелины, как одна из тварей его повалил вниз. Клацая прогнившими зубами, она пыталась вцепиться в и так раненное плечо Мика. Удивительно, как он ещё вообще ходит с такой-то потерей крови, но упадок сил он продолжал чувствовать. Мертвечина всё ближе и ближе прижималась к шее Мика, а голос «лучшего», скандировавший мучительную смерть своему «худшему», неожиданно замолк. Не пойми откуда взявшийся Ульрих со всей дури въехал ногой в голову гнили, оторвав её на корню и освободив товарища.


— Спасибо, — промямлил Мик и сразу же задал вопрос: — Куда ты пропал?


— Не важно! Бежим!


Ульрих схватил за руку Мика, и они побежали в сторону единственной в пещере двери. Толпы гнилых, с трудом ходящих и стоящих, пытались ухватиться за одежду мужчин. Охотники, коих появилось более пяти, окружали со всех сторон, снося костяные колонны и сталагмиты. И вот она прямо перед ними…


Взявшись за ручку, Мик, следуя словам Ульриха, сосредоточился и представил точку назначения. Лишь после этого он провернул ручку, они вдвоём влетели в проём не раздумывая…


Деревья… Листья с травой… И оранжево-красное зарево, охватившее всё. Огонь был повсюду, а дверь, через которую они прошли, висевшая на высоте трёх метров над ними, захлопнулась и растворилась.


Вдалеке Мик увидел деревянный домик, тот самый, к которому он должен был прийти. Несмотря на жгучее бушующее пламя, он побежал прямо к нему. С каждым шагом надеясь, что сумеет увидеть своего друга, сумеет ему помочь… На полпути по округе разнёсся душераздирающий вой, похожий на сирену. Затем раздался грохот, на который Мик обернулся. В десяти метрах от мужчин лежал огромный кит, вой которого пробирал до самых костей. Боль, отдающаяся отголоском в таком же несчастном существа — Мике. Только вот откуда тут взяться киту, прямо посреди леса? Спустя минуту вой прекратился, а Мик продолжил свой путь, перескакивая языки пламени по упавшим деревьям.


И вот он перед дверью хижины… Окружённый огненным лесом…

Дубликаты не найдены

0

Прочитал, вспомнил, продолжай пожалуйста. Но пауза?

раскрыть ветку 4
0
На данный момент продолжение не пишется, но, надеюсь, скоро начну хотя бы. В общем, к сожалению, в ближайшее время продолжения не будет.
раскрыть ветку 3
0

Очень ждем. Не сказал бы, что на самом интересном месте, но, как и прежде, любопытно, чем закончится. Успехов Вам, Автор!

раскрыть ветку 2
+1

@Ispolcom, @natacat1908, ну, тут, как бы, продолжение того, в чём, вроде как, вы были заинтересованы. Авось интерес ещё есть у вас.

раскрыть ветку 2
0

Спасибо, что позвали! Буду ждать продолжения снова.

0

Большое спасибо!

Похожие посты
160

Исключительное право на смерть

«Выбор – исключительное право гражданина на принятие удовлетворяющего его решения»

Кодекс Объединённой Коалиции.


***


- Мистер Уайл, на часах ровно семь утра. Вам пора просыпаться, - раздался женский голос в небольшой комнатке, в которой находилась кровать, да скромного размера серый столик с двумя большими красными кнопками по обе стороны.


- Да-да, встаю, - промямлил сонный мужчина, живший в этой комнатке. Встав с кровати, он сразу же направился к стене.


- Вы предпочтёте использовать умывальник вместе с рекламой наших спонсоров, или же предпочтёте отказаться от умывания?


- Первое. - Уже стукнуло как два дня с того момента, когда мужчина в последний раз умывался. В стене раскрылась панелька, и выдвинулась небольшая раковина вместе с зеркалом, на котором тут же началась реклама какого-то там напитка. Она была почти на всё зеркало, и лишь маленький кусочек посередине позволял Уайлу видеть его отражение. Закончив свои дела, мужчина снова услышал женский голос.


- Прошу вас сесть за стол. Что сегодня на завтрак будете есть, мистер Уайл: гречневую кашу или геркулесовую?


- Гречу.


- Отличный выбор, мистер Уайл. Вам включить новостной канал, или же предпочтёте посмотреть рекламу наших спонсоров?


- Давай новости, - зачерпнув в ложку горстку гречи, ответил он.


« - С Вами канал ЭйчБиФайф, несущий из своих уст только правду! А также бессменный ведущий Оклар Кирст! Текущие новости: Учёные предоставили новые данные об уровне жизни жителей Объединённой Коалиции; Новый напиток от концерна ТОА превзошёл все ожидания потребителя; Отношение к рабочим фабрик снова улучшились, и мы расскажем вам какие приятные бонусы вас ждут в этом году. И начнём мы с потрясающей новости. Учёные концерна ТОА показали график сравнения качества жизни наших любимых жителей в прошлом году и в этом. Удивителен тот факт, что качество жизни возросло аж на целых восемьдесят небывалых процентов. Да-да, в это сложно поверить, но между прошлым результатом разница целых 27 процентов. Давно такого не было. В связи с этим они говорят, что уже к концу следующего года скачок будет уже на ЦЕЛЫХ 33 процента! Да, граждане, мы живём в прекрасное время! А на этом на сегодня всё. И не забудьте – работая, вы делаете наш мир лучше.»


- Ваша трапеза завершена. Положите, пожалуйста, ваши ладони на кнопки. Вы предпочтёте отправиться на пяти часовую смену на завод, или же хотите пойти прослушать восьми часовую лекцию на тему «Труд и я»?


- Конечно же на завод! – раздражённо ответил Уайл, затем комната слегка тряхнулась и поехала куда-то вниз. Всё это время мужчина держал свои руки на кнопках. Стоило комнате остановиться, как тут же открылся проход, ведущий наружу. Встав со стула, Уайл вышел и направился к одному из станков. За множеством оных, находившихся тут, сидело столь же много других людей. Заняв один из станков, Уайл начал работу. По прошествии двух часов объявили перерыв. Пройдя в столовую, Уайл встал в очередь.


- Мистер Уайл, вы сегодня предпочтёте овсянку или же манную кашу?


- Давай второе. - Автомат выдал ему поднос с тарелкой, и мужчина направился в сторону столов, за которыми уже сидела часть работников. Быстро пробежав глазами по лицам, он нашёл своих знакомых и направился к их столику. – Кирк, Дэйман, привет!


- О, а вот и ты! – радостно раскинув руки, сказал Дэйман. Вид мужчины говорил о том, что он полнейший добряк: тощий, но с красивой длинной бородой и улыбающимися глазами.


- Мы уж было подумали, что ты решил послушать лекцию! – Кирк расхохотался.


- Я что, похож на дурака? – возмутился Уайл и сел напротив своих товарищей. – Видели сегодняшний выпуск новостей?


- О да, как же о нём забыть? Мне всё ещё не верится, что мы так стремительно развиваемся! – Кирк уплетал свой обед ложка за ложкой, даже во время разговора, из-за чего у него то и дело вылетали кусочки еды из рта. – Мы живём в потрясное время, товарищи!


- О да! – поддержал того Дэйман.


- И не говори! – Уайл угрюмо смотрел на свою тарелку с манной кашей, тормоша ту ложкой. – Правда… Вы не устали есть одно и тоже каждый день? Просто…


- Одно и тоже?! – внезапно разбушевался Кирк. – Нам дана величайшая привилегия – выбор! Мы сами решаем, что нам есть! И ты говоришь, что мы едим одно и тоже?! Так возьми и выбери что-то другое!


- Да успокойся ты, Кирк! – приструнил Дэйман мужчину, затем шёпотом, слегка наклонившись к середине стола, добавил: – К слову о новостях. Я тут один слушок уловил…


- И какой же? – не отвлекаясь от трапезы, поинтересовался Кирк без интереса.


- Поговаривают, что впервые за два года один гражданин выбрал лекцию и не пришёл на работу…


- Да ладно?! Реально не пришёл?! – удивился Уайл, чуть не опрокинув свою тарелку.


- Тише ты! – зашипел Дэйман. Даже Кирк удивился не на шутку, перестав употреблять обед. – Может, это не правда, так что не надо разносить этот слух, пойдёт?


- Да, – в унисон ответили мужчины, после чего прозвенел звонок окончания обеда, и все пошли на свои рабочие места.


Закончив трудовой день, граждане последовали в комнаты. Уайл, зайдя в свою, сразу же сел за стул и положил ладони на кнопки. Только после этого дверь закрылась, и комната поехала вверх.


- Мистер Уайл, вы предпочтёте прослушать гимн Объединённой Коалиции, или же рекламу нового средства от мозолей производства концерна ТАО?


- Гимн.


- Приятного прослушивания гимна Объединённой Коалиции. Он будет играть до момента прибытия, - в комнате тотчас заиграла простая мелодия со словами, восхваляющими Коалицию. Стоило музыке затихнуть, как Уайл сразу же убрал руки с кнопок и сел на край кровати. – Мистер Уайл, что вы предпочтёте посмотреть на сегодняшний вечер: развлекательную программу «Охота на волка» или познавательную передачу «Работник и общество»?


- Давай сегодня охоту посмотрим.


- Как желаете, мистер Уайл.


Наблюдая за очередным выпуском передачи, где участники ищут среди них волка, саботирующего производство и портящего жизнь работников Коалиции, Уайл ненароком задумался над сегодняшним разговором в столовой. Ну ведь правда, какой же дурак будет слушать какую-то лекцию, вместо того, чтобы делать общество лучше, тем самым улучшая свою же собственную жизнь? Если припомнить, то два года назад тоже ходили похожие слухи. Но вот чем там кончилось дело… Ну не вспомнишь! Да и должно ли это вообще волновать честного рабочего Объединённой Коалиции? Нет! Безусловно не должно. Вон, даже по новостям говорят, что жизнь всё лучше и лучше становится! Так что забив на эти мысли, Уайл смотрел всё ту же передачу. Как же хорошо, что этих «волков» становится всё меньше и меньше.


- Мистер Уайл, пришло время ужина. Проследуйте, пожалуйста, к вашему столу. Сегодня вы выберете макароны или рис?


- Рис, пожалуй.


- Приятного вам аппетита. Во время трапезы предпочтёте новостной канал или рекламу наших спонсоров?


- Новости.


« - И снова здравствуйте, граждане прекрасной Объединённой Коалиции! С Вами снова канал ЭйчБиФайф и его бессменный ведущий Оклар Кирст! Вернёмся к нашим новостям. Концерн ТАО представил свой новый напиток, наполняющий всех наших дорогих рабочих приливом сил после столь трудного рабочего дня! Новая формула воздействует на самые важные компоненты тела, придавая энергию и силы. Специально для наших зрителей и только сегодня: сразу после передачи вы сможете опробовать его в числе первых! Да-да, вы не ослышались! Сегодня, после эфира! И последняя новость на сегодня. Как же я обожаю Объединённую Коалицию за людей, живущих в ней, а говорю я о юной Кисти, которая своими храбрыми действиями предотвратила катастрофу. Эта милая девушка заметила дефектную деталь на производстве, которая могла в итоге стать причиной многих жертв. И всё из-за того, что она чуть дольше осталась на заводе. Поэтому я обращаюсь к вам, граждане великой Объединённой Коалиции, будьте, как она. Относитесь серьёзно к своему труду. А на этом всё! И помните, выбор – ваше право.»


- Новый напиток? – заинтересованно задал в пустоту вопрос Уайл.


- Всё верно, мистер Уайл. Какой напиток вы предпочтёте, красный или синий?


- А в чём отличие?


- В цвете, - заверил женский голос.


- Ну тогда синий. - В стене появилось небольшое отверстие, откуда выдвинулась подставка с напитком. Открыв бутылку и отпив пару глотков, Уайл сосредоточился на своих ощущениях, но так ничего и не почувствовал. - Странно, эффекта никакого нет…


- Мистер Уайл, пришло время сна. Займите, пожалуйста, свою кровать. Свет отключится через тридцать секунд. Приятного сна.


Для провалившегося в темень сна мужчины ночь прошла незаметно.


- Мистер Уайл, на часах ровно семь утра. Вам пора просыпаться.


- Встаю…


- Вы предпочтёте использовать умывальник вместе с рекламой наших спонсоров, или же предпочтёте отказаться от умывания?


- Пожалуй, не сегодня.


- Как пожелаете. Прошу вас сесть за стол. Что сегодня на завтрак будете есть, мистер Уайл, гречневую кашу или геркулесовую?


- Гречу.


- Отличный выбор, мистер Уайл. Вам включить новостной канал или же вы предпочтёте посмотреть рекламу наших спонсоров?


- Первое.


« - И снова здравствуйте! Да, вы угадали, с вами ЭйчБиФайв и его ведущий Оклар Крист! Знаете, сегодня, когда я проснулся, то почувствовал отсутствие сил. И тогда я выпил новый напиток концерна ТОА, и знаете, что? Я получил такой прилив сил, что сразу же прибежал в студию! Давно я не чувствовал себя таким бодрым по утрам. Так что рекомендую выпить один после выпуска! И, конечно же, специально для наших зрителей. Ну а теперь к новостям. Поговорим сегодня с вами мы об одной потрясающей новости, которой каждый из вас будет рад. Отношение к рабочим стало ещё лучше, и первые бонусы этого года уже пришли. Помните ту великолепную овсяную кашу, которую подают в столовой? Теперь она стала ещё лучше и вкуснее! Продовольственный отдел концерна ТАО тщательно поработал над составом, сделав чуть ли не в два раза вкуснее, чем она была до этого! Наши уважаемые рабочие теперь будут питаться с причмокиванием. И напоследок – в ближайшее время всех работников ждёт приятный сюрприз, который очень сильно вас удивит. Ну и, конечно же, помните, что каждый ваш выбор важен.»


- Какой напиток вы предпочтёте, мистер Уайл, красный или синий?


- Но я же не просил… - Уайл слегка напрягся от этого вопроса.


- Мистер Уайл, вам красный или синий?


- С-синий… - У него не осталось иного выхода, кроме как сделать выбор. Выехала подставка из стены, бутылка сразу же была взята в руки и тотчас выпита, после чего мужчина, как и обычно, сел за стол и положил ладони на большие красные кнопки.


- Вы предпочтёте отправиться на пяти часовую смену на завод или же хотите пойти прослушать восьми часовую лекцию на тему «Труд и я»?


- Завод… - Уверенность в голосе мужчины пропала, словно её никогда и не было. Комната снова приехала на завод, он опять сел за свой станок, продолжать работу. Звонок на обед и обычная очередь. И стол в компании товарищей.


- Знаете, этот новый напиток просто чудо! – громогласно расхваливал Дэйман. – После новостей я прямо почувствовал прилив сил! Правду говорил Оклар Крист, этот напиток то, что надо!


- Да ладно напиток, ты овсянку возьми в следующий раз! Она реально в два раза вкуснее! – Еда изо рта Кирка летела пуще прежнего. Она ему точно очень понравилась, ну а Уайл… Он сидел с поникшей головой, всё так же тормоша свою кашу ложкой, но на этот раз весь его вид говорил, что он о чём-то сильно задумался. – Уайл, ты в порядке? А то что-то молчишь сидишь.


- А ведь Кирк прав. Как тебе новый напиток?


- Новый напиток?.. Да ерунда какая-то. Совсем не почувствовал прилива сил.


- Серьёзно? Ну ты даёшь, - отмахнулся Дэйман, затем снова наклонился и тихо продолжил: - Знаете, я тут снова услышал кое-что. Говорят, что тот парень, который вместо работы ушёл слушать лекцию, теперь каким-то чудом попал в исправительный центр. Представляете?


- А за что он туда попал то? – поинтересовался Уайл, в то время как Кирк даже не услышал сказанное, уплетая овсянку.


- Насколько я знаю, он не выполнил долг любого гражданина – перестал делать выбор. Оно и хорошо, что его туда отправили. Всё же такие личности не способствуют улучшению общества.


- А имя его ты не знаешь?


- Имя? А на кой оно тебе? Хотя да, ты прав, нужно же знать имя человека, которого стоит избегать. Его зовут Кэрниг Вайлд. В общем, лучше обходи его стороной.


- Хорошо, буду, - промямлил Уайл, а затем вместе со всеми отправился на своё рабочее место. Закончив смену, все побрели по своим комнатам, которые сразу же затем поехали вверх. Уайл сел на кровать и очень глубоко задумался, так сильно, что даже не услышал своего помощника.


- Мистер Уайл, с вами всё в порядке? - поинтересовался женский голос.


- А?! Да! Да, со мной всё в порядке, - слегка растерянно ответил мужчина.


- Итак, Мистер Уайл, вы предпочтёте прослушать гимн Объединённой Коалиции, или же рекламу нового маффина производства концерна ТАО?


- Маффина?.. А где его получить-то? – В ответ ему была лишь тишина, а затем голос снова повторил свой вопрос. – Ладно, давай рекламу на этот раз.


- Приятного просмотра, мистер Уайл.


Ну и что это за ерунда? Реклама есть, а продукта нет! А ведь, если задуматься, то…


- Что будете смотреть этим вечером, мистер Уайл: новое развлекательное шоу «Правильный выбор и плохой» или познавательную передачу «Насколько важен выбор»?


- Даже не знаю… Новое, говоришь? Давай шоу, пожалуй.


Усевшись на кровать, Уайл уставился в стену, из которой вылез большой экран. Как не пробовал, он не мог вспомнить, когда в последний раз в эфир выходила новая передача. Углубившись в просмотр, он пытался понять правила этого шоу, кои оказались не столь сложными. В шоу участвовало пять человек. Ведущий задавал им вопрос с двумя вариантами ответа, из которых только один верный. Угадал – прошёл дальше, нет – выбываешь. Просто, не правда ли? К примеру, вот один из вопросов: «Каждый гражданин Объединённой Коалиции обязан…» и далее два варианта ответа – «Делать выбор» или же «Сам принимать решения». И думаю, каждому должен быть понятен ответ. Конечно же, первое! Но нет, один из участников ответил второе, за что и поплатился. Теперь ему будет проведена лекция на тему «Важность Выбора». И как можно было так ошибиться? Только вот если подумать, то…


- Мистер Уайл, пришло время ужина. Проследуйте, пожалуйста, к вашему столу. Сегодня вы выберете макароны или рис?


- А нет… чего другого? Я бы не отказался от маффина, который мне рекламировали недавно. - В ответ снова тишина, следом повторение заново вопроса. – Ладно-ладно, давай чёртов рис.


- Вам включить новости или рекламу наших спонсоров?


- Лучше я поужинаю в тишине.


- Мистер Уайл, вам включить новости или рекламу наших спонсоров?


- Я говорю, что хочу поужинать в тишине! – раздражённо рявкнул он в ответ, ударив по столу кулаком. – Неужели так сложно хоть денёк без всего этого?!


- Новости или реклама, мистер Уайл?


- Ничего из этого!


- Мистер Уайл, вы предпочтёте пройти восьмичасовую лекцию «Труд и я» или же отправиться в исправительный центр?


- Я… Я… Боже, что же я несу то? – утихомирился он, и закрыв ладонями лицо ответил: - Лекцию…


- Благодарим за ваш выбор. Завтра утром вместо работы вы посетите лекцию на тему «Труд и я». Вернёмся к текущему моменту. Новости или реклама?


- Давай уж рекламу…


- Приятного просмотра, мистер Уайл.


Рекламировали всё тот же напиток, о котором ни раз говорили по новостям, да и его товарищ тоже хвалил его. Хотя Уайл всё равно не мог понять, чего такого нашли в этом напитке. И вот, когда реклама почти закончилась, в конце сказали одну фразу, из-за которой у мужчины дёрнулась бровь: «Только сегодня и только сейчас! Всем нашим зрителям мы даём возможность опробовать наш напиток!». Это настолько удивило и в то же время разозлило Уайла, что он даже выронил ложку из своих рук. (а почему разозлило??)


- Вам красный или синий напиток? – Этот женский голос уже начал надоедать Уайлу, но всё же отвечать ему нужно, точнее он обязан.


- Синий…


- Концерн ТОА благодарит вас за пробу их нового напитка. Информирую вас, что пришло время сна. Пожалуйста, проследуйте в свою кровать. Свет выключится через 30 секунд.


В очередной раз упав во тьму сна, он и не заметил, как настало утро. Оно началось, как и обычно. Женский голос разбудил его и предложил умыться, на что он согласился. Всё же дальше его ждала лекция. В очередной раз выбрав гречневую кашу и новости, он начал есть, особо даже не вникая в слова ведущего, пока один момент не привлёк его внимание.


« -…Помните я говорил вам о сюрпризе? Так вот, дорогие зрители, совсем скоро для вас будет открыт первый парк отдыха! Да-да, вы не ослышались! Совсем скоро после трудового дня вы сможете отправиться в зелёную зону, где отдохнёте всей душой! И да, знае…» - Уайл даже не стал дослушивать дальше, ведь эта новость его слегка выбила из колеи. Видимо новости не врут! И вправду качество жизни растёт! Но если подумать, то…


… что-то не так.


Закончив трапезу, женский голос сказал ему, что сейчас он отправится на лекцию. И правда, комната точно поехала не на работу, а куда-то вверх. В один момент она остановилась, и его попросили проследовать по коридору, пройдя через который Уайл оказался в небольшой комнатке с одним единственным стулом. Он сел, и перед ним появился большой экран, на котором началась лекция.


«Приветствую вас, гражданин Объединённой Коалиции. Я представитель концерна ТОА, и сегодня я прочту вам лекцию на тему «Работа и я». Вы оказались в этом месте не просто так. Скорее всего вы решили прослушать лекцию для более ясного просвещения, вместо того, чтобы идти на работу. Это не плохо, и даже похвально. Если это так, то лекция даст вам лучше понять, почему вы так важны. Если же вы попали сюда по каким-либо другим причинам, то это очень плохо. В таком случае вы должны внимательно слушать то, что я вам поведаю. Как вы знаете, общество Объединённой Коалиции развивается благодаря вам, рабочим, которые делают столь необходимые вещи для всех нас. Благодаря тому, что вы делаете на заводе – качество жизни улучшается, в том числе и у вас самих. Делая для других, вы делаете и для себя. Вам доступна самая высшая привилегия – выбор. И как важная часть общества вы должны делать выбор, ведь вы полноправный гражданин Объединённой Коалиции. Каждый элемент важен для полноценного функционирования целого механизма. И нашему обществу не нужны граждане, которые не желают делать выбор, не желают делать хоть что-нибудь. Такие личности не нужны нашему строю, ведь они могут всё погубить… Что же, надеюсь лекция вам позволила укрепить вашу гражданскую позицию! Надеюсь, что больше вам не придётся слушать эту лекцию. Всего вам хорошего.»


Экран погас, женский голос сказал Уайлу идти в его комнату. Она снова поехала вниз. Опять ужин с рекламой, опять сон, но… На этот раз он не был полон тьмы. На этот раз ему снились какие-то неразборчивые образы, коих никогда не было прежде. Его даже не успели разбудить, так как он сам вскочил в холодном поту. Растерянный, он даже не сразу понял что к чему. Учащённое дыхание и дрожь в руках никак не хотели проходить, даже после того, как он умылся. Начало дня Уайла прошло ровно так же, как и до этого. С одним лишь изменением. Когда настал обеденный перерыв, вместо того, чтобы сесть с товарищами которые ему махали руками, Уайл бегло осмотрел работников. Его взор заострился на совершенно незнакомом ему человеке, вид которого ясно давал ему понять, что он отличается от остальных. Взяв свой поднос с тарелкой, он направился прямо к нему.


- Здравствуйте, здесь свободно? – указывая на соседнее место рядом с тем человеком, поинтересовался Уайл.


- Свободно, - холодно ответил незнакомец.


- Вас, случаем, зовут не Кэрниг Вайлд?


- Да, всё верно. Откуда вы знаете моё имя? – Мужчина сразу же заволновался и начал озираться по сторонам.


- Мой товарищ о вас рассказал. Это правда, что вы попали в исправительный центр?


- Тише ты! Говори шёпотом. Да, я попал туда, и раз уж ты спрашиваешь меня об этом, значит ты тоже прослушал лекцию?


- Да…


- Мой тебе совет, выполняй гражданский срок. И если всё же попадёшь в исправительный центр, то выбирай первый предложенный вариант. Ни в коем случае не выбирай второй! Ясно?!


- Что там такое-то? – не унимался Уайл в попытках понять, что же ужасного такого там происходит.


- Я… не могу сказать! Этого нельзя делать, иначе… Опять, это снова повторится! – вцепившись пальцами в волосы ответил Кэрниг. – Просто скажи, тебе ясно?!


- Д-да. Я понял. Первый вариант.


- Отлично. А теперь уходи! Я не хочу, чтобы всё повторилось!


Уайл ушёл, как его и попросили. Доев в одиночестве обед, он вернулся к работе. Каждый день Уайл делал выбор, как и всегда. Он всё острее замечал во всём этом что-то неправильное. То в новостях говорили о чём-то, что вызывало у Уайла дикий дискомфорт, то при прослушивании гимна некоторые слова так и резали слух. По прошествии нескольких дней он наконец не выдержал, а всё из-за чёртового напитка, который ему сказали выпить после ужина.


- Не буду я пить эту дрянь! Хватит с меня! Меня уже достало всё это! – бушевал Уайл, кинув бутылку в другую часть комнаты.


- Мистер Уайл, вы должны выпить напиток. - Женский голос не унимался, пытаясь заставить того выпить бутылку.


- Не буду! И точка, чёрт вас возьми! Вчера я решил поговорить с Кэрнигом, но он меня даже не вспомнил, как и наш разговор! Вы с ним явно что-то сделали!


- Мистер Уайл, вы всё же выпьете напиток или предпочтёте отправиться в исправительный центр?


- Не собираюсь я его пить! - Сразу после этого комнату резко тряхнуло, и она поехала вверх. В этот момент Уайл осознал своё положение и то, что он договорился. Холодный пот прошиб его, а дрожь руках унять ну никак не получалось. Всё, что Уайл сделал – сел в угол комнаты обняв свои колени, приговаривая: - Не надо, пожалуйста… Я выпью этот проклятый напиток, выпью… Не надо…


- Мистер Уайл, прошу пройти по коридору, - произнёс женский голос, когда комната остановилась и открылся проход. – В ваших же инетересах послушаться меня сейчас.


- Д-да, я понял, - сильно дрожащим голосом ответил он и пошёл по коридору.


На этот раз он был очень длинным, а тусклый свет лишь сильнее давил на испуганного мужчину. Дойдя до серой двери в конце пути, Уайл стал ждать. Спустя пару минут его пригласили внутрь. Размеры комнаты не сразу были понятны, так как светила лишь одна лампа прямо над стулом. Уайл неспешным шагом побрёл к нему. Как только он уселся, перед ним тут же оказалась ширма, за которой горел свет и… находилась чья-то фигура.


- Приветствую вас, Уайл, - басистым голосом сказал незнакомец.


- З-здравствуйте…


- Что делает гражданина гражданином?


- В-выбор?


- Верно, Уайл. Так почему же вы противитесь?


- Я устал от всего этого! Это не выбор! Я не хочу никакого напитка, но меня всё равно заставляют его пить! Я просил маффин два раза, но меня просто проигнорировали! Да и что это за выбор, если мне приходится выбирать из двух вещей?! Где тут свобода?!


- Уайл, вы же знаете, что нужно делать выбор. Именно это делает вас гражданином Объединённой Коалиции, именно поэтому вы ценны для общества и продвигаете его вперёд. Обществу не нужны личности, которые отказываются делать выбор. Поэтому я задам вам вопрос: вы предпочтёте пройти реабилитацию или же одиночную камеру?


- Чего?.. – недоумевая, промолвил Уайл. – Реабилитация?.. Кэрниг говорил, что нужно выбрать первое, но… Теперь он меня даже не помнит… Нет! Я ни за что не выберу реабилитацию! Я не позволю снова сделать из себя болванчика!


- Как соизволите. Следующим утром мы снова зададим вам вопрос, а пока побудете в одиночной камере.


Сразу после этих слов пол под Уайлом раскрылся и он, вместе со стулом, упал в какую-то тёмную комнату. Единственный свет, исходящий от лампочки сверху, перестал светить, оставив Уайла в темноте. В пространстве размером два на два особо не разгуляешься, даже нормально не ляжешь. И ладно бы только это, но буквально через пол часа Уайла начало быть током с такой силой, что даже мышцы сводило. И так происходило каждые десять минут. Теперь стало понятно, почему Кэрниг посоветовал сразу выбрать первый вариант, и почему он в итоге забыл Уайла и стал… как остальные. Ночь выдалась тяжёлой. Бедный мужчина у себя в голове просил всё это прекратить, ведь голос его давно сел от крика. Потеряв силы и счёт времени, он находился словно в прострации.


- Доброго утра, Уайл, - вновь раздался басистый голос. – Ты предпочтёшь пройти реабилитацию или же остаться в этой камере?


- Я… - Уайл с трудом сказал одно единственное слово, одну единственную букву, но всё же свою решительность он не потерял, хоть и знал, что его ждёт. – Вт…ро…е


- Как пожелаете. Тогда ждите вопроса следующим утром


Любой бы к этому моменту давно сдался, но Уайл не хотел снова жить в этом… мирке, где нет свободы. Постоянные удары тока бросили его сознание на размытую грань реальности, там он уже не мог отличить игры разума от реальности. Разум без должного отдыха давно утратил свои силы. Бедный мужчина даже не реагировал на истязания.


- Доброго утра, Уайл. Это твой последний шанс. Реабилитация или смерть?


- Ч…то? – с трудом соображая словно в бреду задал он вопрос, но воля дала ответ за него: – Сме…рть…


Последние силы ушла на эти слова, после которых он сразу же вырубился. И вот, можно подумать, что уже конец, но нет. Придя в себя, Уайл оказался внутри какой-то комнаты, больше его собственной, как минимум в два раза, на огромной кровати. Убранство комнаты было богатым. Тут тебе и тумба с зеркалом, и шкаф. При этом всё из дерева. И никакого намёка на мониторы и прочее. Уайл не сразу поверил в происходящее, но всё же встав с кровати, решил глянуть в зеркало. Да, весь его вид говорил об истощении, но ему хотя бы удалось поспать. Буквально через минуту после пробуждения открылась дверь. Хорошо освещённый коридор вёл к ещё одной открытой двери. Уайл пошёл по этому коридору в надежде получить какие-либо ответы. Следующая комната оказалась просто огромных размеров. Посреди неё находился только большой круглый шар.


- Приветствую вас, мистер Уайл, - раздался из ниоткуда голос.


- Кто это? Что случилось? – сразу же начал сыпать вопросами тот.


- Я являюсь ИИ этого ковчега, созданного концерном ТОА. Во время выбора между реабилитацией и смертью вы выбрали второе.


- Так я мёртв всё же?..


- Нет, вы живы. Думаю, у вас много вопросов, и, чтобы не терять время, я вам всё объясню. Концерн ТОА под натиском так называемых «Хранителей» решил создать ковчеги, дабы сохранить людской род. Им это удалось. Я не знаю точного количества таких мест, но могу сказать, что их много. Всё было хорошо, но, к превеликому сожалению, неизвестный вирус убил всех людей в этом месте. В моей программе предписано в случае такой ситуации применить технологии клонирования из имеющегося образца ДНК, но он тоже был повреждён. В мои обязанности входит поддержание работоспособности ковчега, так что пришлось клонировать с дефектом, а самих клонов использовать для поддержания работы всего механизма. Длительное время никаких отклонений не виднелось, но 750 лет назад один из клонов стал опасно себя вести, из-за сего был риск потери контроля над ситуацией. Это событие позволило мне сделать выводы. Я ввёл тест, который определял бы девиантное поведение. В норме клоны должны делать постоянно выбор, не задумываясь над этим самым выбором. В норме каждый клон обязан работать и делать те вещи, которые ему сказаны. Вы же, мистер Уайл, по результатам теста начали вести себя вне рамок нормы. Такое бывает у некоторых клонов, всего лишь небольшое отклонение. Дальнейшее развитие обычно приводит к самоличному выбору реабилитации, но есть и исключения. По неизвестным мне причинам в некоторых субъектах рождается личность, которая не желает сдаваться и идёт до конца, до последнего решающего фактора. Они выбирают смерть. Именно это даёт мне понять, что в субъекте зародилась личность, и именно это даёт мне право освободить вас.


- Я… Я мало что понял, но… Дальше-то что будет со мной?..


- Я отправлю вас в жилой сектор, где вы встретите многих таких же, как вы. Там вас ждёт полная свобода. Прошу, пройдите в лифт, который я вам только что открыл.


Уайл повернул голову налево и увидел раскрывшиеся двери. Лифт поехал наверх. Долгий путь прошла кабина, перед тем, как открыться. Увиденное изумило его… Множество таких же, как он, мельтешили перед ним. Шум и гам стали в новинку. А запах… Да, это был запах свободы.

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: