-9

Игра Твои слова - мой креатив #5

Есть набор не связанных или слабосвязанных слов (5,6, больше или меньше). Цель игры состоит в том, чтобы написать мини историю, небольшой рассказ, эпизод, используя эти слова или их вариации в тексте и не теряя логики событий.


Начинаем.

Слова: музыка камней, пазл, храм, Босх, электричество, исчезнувшая, Москва, пассивность, джинсы, князь, Марс, башня


Картинка для атмосферы

Игра Твои слова - мой креатив #5 Игры, Импровизация, Игра слов, Рассказ, Длиннопост

До храма оставалось всего-ничего. Сегодня утром мы наконец-то поднялись на эту чертову скалу и увидели его. Совсем маленький, всего лишь небольшое пятнышко в центре бесконечного поля. Поля, которое нам осталось преодолеть. Не думаю, что это будет сложно. Пустыня тоже казалась нам бесконечной. Но она осталась позади.

Джерри сказал, что этот храм будто сошел с картин Босха.

Я спросил, на каких это картинах Босха он видел храмы и знает ли он вообще хоть одну из его картин.

Джерри гордо сказал: "Конечно! Триптих!"

Я флегматично кивнул: "Ясно".

Этот храм был для Джерри чем-то вроде Темной Башни. Расплывчатый миф, необходимый для жизни. Чтобы была цель. Чтобы был смысл.

Джерри начал спускаться первым. Я смотрел, как он идет, иногда оступаясь, иногда поскальзываясь, и представлял, что будет там, внизу. Представлял, как мы утонем в этой сочно-зеленой траве. Отсюда поле больше похоже на аморфный ковер, волнующийся под легкой ладонью ветра. Само воплощение пассивности.

Я зевнул и пошел за Джерри.

Когда мы ступили в траву, солнце уже клонилось к закату.

- Скоро придется ходить босиком, - Джерри критически покачал ботинком, шлепающим отваливающейся подошвой.

- Ничего, по травке можно и босиком, - меня больше волновало состояние моих джинсов. Лучше босиком, чем в трусах.

Трава, кстати, была не такой уж и высокой. Чуть ниже колена. Если ее хорошенько примять, она будет мягче любой перины.

- Ну так что? - спросил я Джерри, глядя на звезды. - Думаешь, скоро ты услышишь свою мелодию?

Он помедлил.

- Смотри, вон там Марс, - он показал пальцем в небо.

- Почему ты так охотишься за ней? - спросил я.

- Я слышал, Москва тоже пала. Князь умер и все пошло прахом.

- Это уже давно было известно.

Я заснул раньше Джерри.

Он, судя по мешкам под глазами, вообще не спал. Видимо, все думал о своей музыке камней. Нам с детства рассказывали сказки про мелодию, когда-то, может быть, тысячи лет назад, пронизывающую все сущее, но теперь исчезнувшую. Я их никогда не понимал, а вот Джерри всегда слушал с открытым ртом. Он искал ее всю жизнь. А когда нашел, потянул меня за собой.

Мы перешли поле за несколько дней. Я не считал. Я сбился со счета еще в пустыне.

Не знаю, что такого Босховского Джерри увидел в этом храме, но я, даже стоя прямо перед его дверью, видел только огромный каменный куб. Даже без окон.

Джерри был в восторге. Он сказал, что этот храм прекрасен.

Я сказал, что храм похож на кусок лишний кусочек пазла в наборе.

В храме было светлее, чем снаружи. Подумать только, последнее место на земле, где осталось электричество, - это неотесанный кусок камня на краю вселенной!

Внутри было пусто. Абсолютно. Только в полу зиял широкий колодец, дно которого утопало во тьме. Колодец, наполненный тьмой.

Джерри встал у края колодца, замер. Я никогда не видел его таким. Он потянулся рукой к карману, отдернул ее. Снова потянулся. Достал маленький камешек.

- Ну... Ты готов услышать музыку камней?

Я пожал плечами.

Джерри вытянул руку над колодцем и отпустил камешек.

Ничего не произошло.

Джерри стоял, прислушиваясь. Минуту. Другую. Пять минут.

И вдруг по его лицу расплылась улыбка. Легкая, мечтательная и такая спокойная. Он был по настоящему счастлив. Он поднес руку к глазам, и я увидел блеск его слез.

- Ну... - он всхлипнул. - Теперь можно идти обратно.


Текст авторства LSDinCoffin,а

Ваш выход.

Слова: электорат, спичка, Сталин, пришелец, феррари, "Оверлорд", 1944г.

Найдены дубликаты

0

Что же, это, должно быть, самая вымученная из моих историй для Фаульза.


Сталин пронзительно посмотрел на меня и сказал только одно слово: "Расстрелять".

В тот же момент чьи-то грубые руки стальной хваткой сжали мои локти и сдернули со стула.

- За что? - шепчу я уже в дверном проеме, но скрытая дымом фигура меня не слышит.

Меня волочат по длинному серому коридору. Я вижу только стены и нагоняющую нас темноту.

- Отпустите, мне надо к другу на день рождения, - говорю я.

- Отпустим, - ласково говорит мне темно-зеленая фигура и дает сигарету.

Я уже стою у стены и вижу только тусклые отблески нацеленной на меня смерти.

- А повязку? - спрашиваю я.

- Один, - говорит голос из темноты.

- Когда я проснусь, я все равно вас забуду, - говорю я.

- Два, - говорит голос из темноты.

- А если не проснусь, то вы меня застрелите, - это единственное, в чем я сейчас уверен.

- Ох, Антонов... - говорит женский голос.

- Три!

Автоматная очередь звучит, как сухой смех.

Трхах-трхах-хах-ХА-ХА-ХА!

Почему так много? Сколько людей в меня стреляют?

- Антонов!

Я открываю глаза и вижу юбку исторички прямо перед партой. Я поднимаю голову и от моих губ к тетради тянется струйка соннолипкой слюны.

- Извините, - бормочу я.

Весь класс смеется.

- Ну так что, - голосом, полным мелочного превосходства, говорит историчка. - Ответишь на вопрос.

Дура.

- Вы же видели, что я спал, - говорю я раздраженно.

- Родителей ко мне, - утверждает историчка.

- Прям щас? - она меня бесит.

- Вон из класса! - она в ярости.

- Спасибо, - искренне говорю я и, по пути подобрав сумку, выметаюсь из класса.

За спиной я слышу ответ, по-моему, Семеновой про операцию "Оверлорд" и про шестое июня сорок четвертого. Школьный коридор освежает меня приятной прохладой. В задницу это все. Надоело.

Я захожу за школу и достаю сигареты. С третьей попытки выуживаю дрожащими руками спичку из коробка. Кое-как подкуриваюсь.

Что я, интересно, должен говорить родителям? Что всю ночь боролся с пришельцем, пытаясь запихнуть его в шкаф? Откуда он и вылез? Вряд ли поверят.

Тем более после того случая, когда школьный психолог посоветовал отправить меня в псишку на пару месяцев. А я всего лишь пытался свести его с ума, подкладывая под дверь записки с призывами "проснуться и посмотреть вокруг". Я писал, что "мир не таков, каким кажется он", а психолог воспринял все всерьез. Даже я не воспринимаю аниме всерьез.

Вздохнув, я откидываю сигарету и иду домой.

Зайдя в квартиру, я тихонько закрываю дверь и сразу скольжу к себе в комнату. С опаской заглядываю в шкаф. А вдруг?

Там пусто.

Я с облегчением валюсь на кровать и сразу же засыпаю.

Будит меня отец. С веселой ехидцей он говорит, что Феррари ему, видимо, от меня не видать. Я смотрю на него тупо, так что он рассказывает про звонок нашей исторички. Я виновато опускаю голову.

- Да не парься, - говорит отец. - Станешь политиком, сократишь ей зарплату. Если она не уйдет уже на пенсию или... Ну, вообще не уйдет, - батя как-то мечтательно смотрит на потолок.

- Какой из меня политик... - хмыкаю я.

- Нормальный. У тебя же уже и электорат какой-никакой есть, а?

- Какой электорат?

- Межгалактический.

- Я не псих.

- Да ладно, - смущается отец. - Иди, я там тебе шаурму купил.

Мать пришла домой поздно и разнесла меня в пух и прах. Поделом, конечно.

Когда родители легли спать, я прокрался в ванную и взял швабру. На всякий случай.

Ровно в полночь из-за дверей шкафа начало пробиваться синеватое свечение.

Мои пальцы сжимаются на ручке швабры.

Ох и надаю я ему сейчас пиздюлей...


Ладно, слова:

Пластилиновые струны, дурачок, кеды, лифт, петля.

0

Электорат покупал спички и феррари у прищельцев, в то время как Сталин играл в "Оверлорд" на "das Fenster-1944".