Дубликаты не найдены

Похожие посты
140

Записки пожарного дознавателя. История шестая

Продолжаю серию записок про свою службу в госпожнадзоре.

История, которую я хочу Вам рассказать произошла при минимальном моём участии в ней. Большинство процессуальных документов в руках я не держал, и подробности знаю только по рассказам своих коллег из милиции. Но тем не менее в подлинности происшедшего я уверен.

Утром, по приходу на службу меня обрадовал диспетчер. Поступило сообщение о пожаре автомобиля на региональной трассе соединяющей нашу область с соседней. Выдвигаясь к месту вызова я тайно надеялся, что пожар произошёл на территории соседней области и это будет уже не моя головная боль. Однако по прибытии я увидел, что машина не доехала буквально триста метров до заветной стелы, установленной на границе областей. На трассе был перекресток, съехав по которому можно было попасть в пограничный населённый пункт нашей области. Чуть поодаль была небольшая площадка для стоянки техники, на которой стояла старенькая автобусная остановка из бетона и стали, чуть подальше туалет. А правее площадки, грустно стоял обгоревший C-класс с разбитым стеклом водительской двери. Пока я делал фотографии и проводил осмотр подтянулась следственно-оперативная группа РОВД. Пошутив со следователем на тему сгоревшей немецкой техники, проведя аналогию с 43 годом, я высказал своё удивление таким поступком угонщиков. Действительно, угоняя элитный автомобиль зачем сжигать его, и почему надо было разбивать стекло. Участковый тем временем уехал за понятыми в соседнее село, а следователь рассказал мне, что им поступило заявление от хозяина авто об угоне, и когда они узнали о пожаре авто, то решили сразу проверить. Хозяином мерседеса оказался начальник местного пункта приёма черного и цветного металла. Молодой тридцатилетний парень, родом из областного центра гонявший по району на новеньком автомобиле вызывал черную зависть местных. Работал он со своим замом по очереди вахтой. По две недели жили в строительном вагончике на территории чермета. Днём были ещё и другие работники, однако ночью они оставались одни. В одну из таких ночей на потерпевшего напали неизвестные, избили, связали, забрали деньги из сейфа и угнали машину. Камера на пункте приема была только на весовой, поэтому по горячим следам вычислить нападавших не удалось.

Дописав протокол осмотра я поехал обратно в пожарную часть. Обыкновенный поджог, передам по подследственности в милицию, однако что-то не давало мне покоя в этом деле. Бандитов нашли всё же в этот день – обыкновенные деревенские мужики, без судимостей, работали в местной агрофирме. Попытки расколоть их не увенчались успехом. Злоумышленники тут же воспользовавшись предоставленным им правом ушли в несознанку и молчали на допросах. По словам коллег из милиции не помогали даже передовые методы допросов.

Статья была серьёзная, поэтому дело было передано следственному комитету при прокуратуре. Молодой прокурорский (вообще следователи прокуратуры у нас менялись с завидным постоянством) проявил необычайное рвение в этом деле. Он обратил внимание на ряд нестыковок в деле и заметил обстоятельства, которые следователь РОВД упустил из виду. Так, новенький автомобиль был взят потерпевшим в кредит и застрахован по договору страхования КАСКО. В те времена ещё только появился модный сейчас способ определения местонахождения абонента сотовой связи путём биллинга. Запросив местонахождение телефона хозяина угнанного авто в ночь совершения преступления прокурорский выяснил, что потерпевший находился вблизи места, где автомобиль и был сожжён. Благо совсем рядом была соседняя область и сотовая вышка нужного оператора. Дальше дело техники, постепенно клубок начал распутываться и все фигуранты заговорили.

Вот как всё было на самом деле. Потерпевший накануне объезжал населенные пункты района с целью заготовки металла. Он находил металл, договаривался с людьми, давал задаток, потом приезжал автомобиль с манипулятором и всё вывозил. В одной деревне начальник чермета познакомился с тринадцатилетней девочкой. Пообещав подарить ребёнку цифровой фотоаппарат заманил её в ближайшие посадки, где совершил в отношении неё насильственные действия сексуального характера. Девочка была очень напугана и боялась гнева родителей. Насильник был ей не знаком, внешность она его не запомнила, плюс ко всему передвигался он не на своём новеньком мерседесе, а на 412 москвиче, заботливо своим ходом пригнанном на чермет какими-то алкашами. Авто без номеров удаляется, девочка в шоке бежит на речку и смывает с себя следы преступления. Родители только через несколько дней замечают её подавленное настроение и допытываются до истины. Естественно отец в бешенстве, а так как деревня маленькая и никто посторонний не остаётся там незамеченным, то взрослые быстро вычисляют мерзавца. В милицию идти бесполезно, посчитали родители, у насильника по любому деньги и связи, доказательств нет, непосредственно контакта с проникновением не было. Отец девочки собирает своих друзей-коллег и ночью они едут на чермет в районный центр. Избивают и связывают педофила, затем производят в отношении него насильственные действия сексуального характера. Ослабляют веревки и уезжают по домам. При этом народные мстители не трогают ни деньги из сейфа ни новенький автомобиль гадёныша. Однако в его голове зреет грандиозный план как и отомстить и навариться. Новенький авто был взят педофилом в кредит, причём деньги на первоначальный взнос он взял в долг у своего начальника – начальника подразделения крупного областного завода, куда и стекался металл с маленьких филиалов, таких каким и руководил лжепотерпевший. Обслуживать авто дорого, плюс платить кредит и одновременно выплачивать долг становится тяжело (понты обходятся дорого). Начальник чермета развязывается, забирает деньги из сейфа, вывозит авто на границу области и сжигает, после чего спокойно на самом раннем автобусе добирается в райцентр, где и разыгрывает комедию с целью получения денег из страховой.

Точно не могу сказать, но все фигуранты этого дела с обеих сторон получили реальные сроки. Молодой прокурорский следователь уехал на повышение в область.

Прошло несколько лет. В один из дней мне надо было доехать в соседнюю область на авторынок. Проезжая мимо той самой площадки на границе областей, я заметил мужчину, продающего саженцы. А что, место удобное, здесь большой поток машин, останавливаются часто, плюс в соседней области крупное плодоовощное хозяйство и их яблони хвалят. Остановился посмотреть. Не старый с виду мужчина хромая подбежал ко мне и стал рассказывать о преимуществах тех или иных сортов. Но я уже не слушал его, в нём я узнал того самого педофила. Развернулся, сел в машину и поехал. Смутные чувства. Наверное место преступления и правда притягивает преступников, даже спустя годы.

Ссылки на предыдущие записки

Записки пожарного дознавателя. История первая

Записки пожарного дознавателя. История вторая

Записки пожарного дознавателя. История третья

Записки пожарного дознавателя. История четвёртая

Записки пожарного дознавателя. История пятая

Показать полностью
377

Теплый привет из 1986-го

Дедушка и бабушка моего мужа жили в деревне в горах. Он мне часто рассказывал, как проводил у них все летние каникулы — это чуть ли не самые тёплые воспоминания из его детства.


Недавно наводили порядок в документах и среди разных бумажек нашли два пожелтевших листа, вырванных из тетради. Оказалось — письмо, датированное июнем 1986 года, от моего мужа его маме.


С разрешения мужа делюсь кусочками тёплого и счастливого детства 34-летней давности:


«20.06.86 г.


Дорогая мамуля!


Доехали мы благополучно, только в вагонах было очень жарко. На вокзале нас встречала тетя Тамара и мы с трудом взяли билет на автобус.


Бабушка и дедушка (на мотопеде) в 16 часов 15 минут ждали нас на автобусной станции, а мы сошли с автобуса на повороте и по центральной улице Ленина пришли к бабушке. Понятно, что разминулись.


У бабушки в доме разгирдяш, потому что делает ремонт в комнате и на кухне, но полы уже высохли. Я бабушке все время помогал выносить постельные принадлежности, то во двор, то назад в комнату.


Под руководством дедушки я сам собрал велосипед и уже ездил за травой для кроликов. Здесь очень жарко, до 32 градусов тепла, а дождя нет. Доспевает вишня, крыжовник, а красная и черная смородина уже поспели. Слива и малина еще зеленые.


Дедушка на меня рассердился, что я не пишу тебе письмо и спустил колесо на велосипеде, говорит пока не отправлю тебе письмо не даст кататься на велосипеде.

Книг тебе дедушка накупил но еще не прочитал, поэтому и не отправляет. Но днями говорит отправит тебе несколько – два тома с красивыми корешками.


Я здоров, мотаюсь во всю и помогаю бабушке. Письмо твое получили.

Днем в тени отдыхаем на раскладушке.


Дедушка купил мне «Русские сказки» и книгу Шклярского про охоту Томека в Австралии на кенгуру и ловлю других животных для зоопарков Европы. Ты мне помнишь купила книгу этого писателя «Томек у истоков Амазонки»? Эта книга очень интересно и увлекательно написана, но дедушка и ее забрал, пока не отошлю тебе письмо.


Вот такие у меня радости и печали.


Вот бабушка немного освободится от работ после ремонта и мы с ней будем варить варенье. Она с 15 июня находится в отпуску. Говорит зачем мне работать когда моя доця много зарабатывает.


Конечно, если ты поняла, письмо написано под редакцией дедушки, потому что ему уже надоело смотреть как я мучусь и не получается у меня толкового письма.


Целую крепко, крепко

Твой Саша!»

Теплый привет из 1986-го Детство, Деревня, Письмо, Ностальгия, Длиннопост
Показать полностью 1
113

Записки пожарного дознавателя. История пятая

Продолжаю серию записок про свою службу в госпожнадзоре.

На учете в органах госпожнадзора помимо прочего находятся бесхозные дома. Совместно с заинтересованными органами надлежит проводить работу по уменьшению их количества. Но, как правило, они только множатся. Люди умирают, уезжают в поисках лучшей жизни в города, а дома бросают. Действительно, мало кому нужен дом в глубинке, где нет ни центрального водопровода, ни газа. В лучшем случае, можно продать на стройматериалы. Я и сам первое время жил в доме, хозяин которого умер. Дети хозяина сдали мне его бесплатно, с условием, что я буду протапливать его (на улице была зима) и платить за коммунальные услуги.

Днём в пожарную часть позвонил встревоженный заявитель. С его слов, поймал поджигателя, милиция обещала приехать но пока не едет, поэтому звонит пожарным. Садимся с начальником части в служебный УАЗ и по заснеженным улицам мчим по адресу. По приезду наблюдаем такую картину: здоровый хозяин дома держит за шкиряк тщедушного мужчину непонятного возраста. Со слов хозяина, он увидел как кто-то копошится во второй недостроенной половине его двухквартирного дома. Вторая половина строилась для сына хозяина, оставалось провести там коммуникации, выполнить внутреннюю отделку. Так вот, хозяин увидел в недостроенной половине дома лицо без определённого места жительства. Бомж, в наглую разбирал деревянные части интерьера и складывал их посередине комнаты, намереваясь, вероятно, развести костёр и согреться. Несколько таких случаев уже было и в нашем районе. В результате таких действий были уничтожены как нежилые, бесхозные дома, так и жилые. К счастью, никто не пострадал. Принимаем решение сами на служебном автомобиле отвезти субъекта в РОВД и оформить его. Бомж и не возражает. Правда везти его пришлось с открытыми окнами – такой сильный смрад он источал. Пока общались с заявителем, паковали жулика, рабочий день закончился. РОВД встречает нас угрюмым дежурным. «Принимай клиента!» - говорит начальник пожарной части. «Никого нет, все уехали в Чертановку, там поножовщина. Принимать не буду», - отвечает дежурный. «Слушай, сейчас зима, мороз лютый, мы его отпустим он сейчас залезет к кому-нибудь в дом и спалит его!» - ввязываюсь я в разговор. «Без заявлении не приму!» - безапелляционно отвечает дежурный. «Да без проблем, сейчас напишу!» - обрадовался я. «Вы не имеете право, Вы должностное лицо», - спокойно отвечает дежурный. «Рабочий день закончился, я больше не должностное лицо», - пытаюсь вывернуться я. Но моя попытка обречена на провал. В итоге начальник части едет за хозяином дома, бомж мирно спит на лавочке, здание РОВД наполняется ядовитыми миазмами. Мы беседуем с дежурным. «Yellow005, так я узнал этого жулика. Помнишь на прошлой неделе в Ленинке коровник заброшенный сгорел? Наши тогда этого перца поймали на месте преступления, повезли в отдел. Но от него так воняло, что они его по дороге высадили. Мороз был минус тридцать, наверное, до ближайшего населённого пункта километров двадцать. Думали замерзнет, а он гад, вон какой живучий!» - вспомнил дежурный. «Пироман какой-то», - резюмировал я. Приехал заявитель, бомжа оформили. Мы разъехались домой. С утра пораньше в РОВД пришёл инспектор госпожнадзора – старый пожарный волк, Анатольича. Анатольич под неодобрительные возгласы уборщицы (запах был тот ещё) составил в отношении хулигана протокол, правда паспортных данных его не было, пришлось устанавливать личность. Мы же ломали голову как нашего клиента правильно оформить, сошлись на том, что формально усматриваются признаки поджога, значит должны разбираться милиционеры. Нашим коллегам из РОВД видимо не хотелось возиться с вонючим клиентом (плюс ко всему последний свой паспорт он получал ещё в СССР, на территории современной Украины), поэтому по истечении суток его выкинули под зад коленом на улицу. О том бомже не вспоминали до лета. Летним вечером часов в девять я увидел из окна своего дома зарево над посёлком. «Сейчас позвонят», - подумал я. Пейджеры тогда были только у городских дознавателей, нам же звонили на домашний телефон. И, действительно, не успел я заварить чай в термосе, как раздался звонок. Взяв папку и фонарик, я, пешком, пошёл в сторону зарева. Объектом пожара являлся бесхозный дом, каких много. Всё бы ничего, но чувствовался устойчивый запах сгоревшего тела. Многие цинично называют сгоревших людей «шашлык», однако ничего общего с этим блюдом запах не имеет, однако из памяти его не выкинешь. Пожарные поливали дом через оконные проёмы, зайти внутрь не получалось из-за едкого дыма. И только около двух часов утра, прямо посередине большой комнаты мы обнаружили погибшего в позе боксёра. Прямо под погибшим прогорел пол, поэтому он провалился ниже уровня пола и сразу его не было видно. Командир отделения подошёл к пожарной машине и передал диспетчеру: «На месте пожара обнаружен пакет». Стоит отметить, что в пожарной охране при ведении радиосвязи погибших не называют «погибшими». В зависимости от региона могут передавать их кодовыми словами или цифровыми обозначениями (по аналогии с армейским грузом 200). Это сделано для того чтобы о погибшем на пожаре не услышали посторонние, а как показывает практика, практически на любом пожаре присутствуют ротозеи всех мастей. Диспетчер сообщил в РОВД, подтянулась следственно-оперативная группа. Следов убийства не обнаружено. Причина смерти – гипоксия и ацидоз, вызванные отравлением продуктами горения. Погибший спал на полу на матрасе, по всей видимости, заснул пьяный с сигаретой. Документов у погибшего не оказалось, опознать его не представлялось возможным. Следователь постановил сохранить бедренную кость и голову бедолаги. Судмедэксперт такого поворота не ожидал. И каждый раз, когда я приезжал за справкой о причине смерти, тряс передо мной металлической биксой с головой погибшего и сыпал проклятиями. Приходилось каждый раз разъяснять судмедэксперту, что это не я принял такое решение, а следователь прокуратуры. Объяснения затягивались, поэтому я стал брать с собой на такие мероприятия Анатольича – человека со стальной печенью. Я считаю, что погибшим был наш «пироман», так отпечатался он моей памяти. Тем более, я его больше потом не встречал. Бедолагу, так и похоронили в безымянной могиле, про этот случай все забыли, правда бесхоз стал гореть намного реже, что собственно положительный момент в этой истории.

Ссылки на предыдущие записки

Записки пожарного дознавателя. История первая

Записки пожарного дознавателя. История вторая

Записки пожарного дознавателя. История третья

Записки пожарного дознавателя. История четвёртая

Показать полностью
72

Записки пожарного дознавателя. История четвёртая

Продолжаю серию записок про свою службу в госпожнадзоре.

Зачастую пожары в своих целях используют различные злоумышленники. Огонь уничтожает практически все улики, с помощью него можно как совершить дерзкое преступление так и скрыть следы уже совершённого. Зачастую жулики пытаются нажиться на пожаре посредством различных махинаций. Поэтому при расследовании пожаров время от времени выстреливает юридическая аксиома «is fecit cui prodest» - «Сделал тот, кому выгодно».

Июльский день давил жарой. В рабочем кабинете открыты настежь все окна и двери. От жары спасает только холодный разливной квас. Начальник в отпуске, по работе временное затишье, а это значит можно заняться делами которые постоянно откладываешь. Заполнить журналы, подбить карточки о пожарах, списать документы в накопительное дело. И никто не будет отвлекать тебя грандиозными идеями по типу: «А давайте проведём в нерабочее время рейд по сжиганию мусора!»; «А давайте проедем все пришкольные детские лагеря и расскажем детям о вреде курения!»; «А давайте совместно с милицией поедем на пляж и будем гонять пьяных отдыхающих, которые жарят шашлыки!». По моему, отсутствие начальника на рабочем месте благотворно влияет на продуктивность работы. За соседним столом мирно дремал инспектор – усатый майор предпенсионного возраста. За время службы он прошёл огонь и воду и хорошо понял одно: лучше прослужить всю жизнь на маленькой должности не напрягаясь, чем быть большим начальником и каждодневно тратить свои нервы на всяческих совещаниях, переживать за показатели и личный состав. Нашу идиллию нарушило появление незнакомой женщины лет сорока пяти. (Далее наш диалог, Ж. –женщина, Я. – я).

Ж: Здравствуйте, мне нужно справку о пожаре!

Я: Здравствуйте. Где и когда произошёл пожар?

Ж: В Дальних Пикулях! Когда не знаю, мы приехали на прошлой неделе на дачу, а дом и сарай сгорели.

Я: Тогда Вам надо написать заявление, мы его примем, проведём проверку и выдадим Вам постановление об отказе и справку о пожаре.

Ж: Как писать заявление.

Я вздохнул, достал из ящика стола бланк заявления, усадил потерпевшую и стал помогать ей заполнять заявление. Между тем оживился инспектор. «Это в Дальних Пикулях пожар был? Там лет семь уже пожаров не было, сколько там сейчас человек живёт», - победив дремоту, спросил он у заявительницы. «Один человек, остальные дома или брошены или под дачные дома используют», - ответила ему женщина. Помогая ей заполнять заявление, я на автомате сказал потерпевшей: «Вот здесь распишитесь за то, что вы ознакомлены об ответственности за заведомо ложный донос. А то вдруг вы дом сожгли и хотите денег получить от администрации…». Женщина покраснела, и промямлив: «Я дома допишу» - спешно покинула наш кабинет. Заявление спустя час принёс её муж, который вежливо попросил нас провести проверку по факту пожара побыстрее. После его ухода, я обмолвился с инспектором, что придётся ехать писать протокол осмотра в Дальние Пикули – самый отдалённый от райцентра населённый пункт. «Yellow005, не надо ехать, напиши что от травы произошёл пожар. Ну ты же знаешь, дачники выбросили пустую стеклянную бутылку, она сыграла как линза, загорелась трава, а от неё дом! Напишешь и заявитель доволен, и ты в добре» - увещевал меня старый пожарный волк. «Анатольич! Это подсудное дело. Тем более пожарные не выезжали туда, акт о пожаре никто не составлял. Давай поступим так. Я сгоняю в Дальние Пикули, а ты сходи в страховую и узнай застрахованы ли дом и надворные постройки заявителя», - ответил я. Антольич воодушевился. Начальник страховой – приятная женщина в годах, давняя его знакомая. Поход к ней сулил для инспектора возможность тряхнуть стариной в делах амурных. Он поднялся, втянул живот, рукой пригладил свои пышные усы и покинул кабинет с таким звуком, с помощью которого можно объяснять школьникам на уроке физики «Эффект Доплера». Я же пошёл в гараж, и после нудного инструктажа старшего водителя о том сколько бензина в основном и резервном баках УАЗа, и как между ними переключаться, отправился в Дальние Пикули. Сразу после въезда в деревню справа от дороги я увидел одинокий домик. Хозяин занимался с пчёлами прямо возле дома. Я остановился, чтобы опросить его. На мои вопросы он отвечал односложно. Да, пожар был недели две назад, думал трава горит. Пожарных не вызывал, телефона нет. В этот день видел легковую машину, приметы не помнит. После его опроса я двинулся дальше. До места пожара пришлось проехать ещё порядка километра. Объект пожара – остатки дома в виде русской печи на пепелище и надворных построек в виде прямоугольного пепелища. Сразу бросилось в глаза то, что от дома до надворных построек расстояние пять метров, сгорело всё полностью, вместе с тем, от сарая до деревенского туалета полтора метра, туалет цел и невредим. «Ладно, может ветер был в другую строну», - подумал я. Однако и характер повреждения штукатурки русской печи говорили о множественности очагов пожара. Множественность очагов пожара – один из признаков поджога. Кроме того дом не электрифицирован, газа в Дальних Пикулях отродясь не было. Закончив осмотр, я обошёл другие дачные участки и с трудом нашёл двух понятых – древних деда с бабкой. О пожаре они естественно ничего не слышали, приехали после двухнедельного отсутствия и увидели что произошло, хозяев сгоревшей собственности не знают, никак их охарактеризовать не могут. По возвращении меня встретил довольный усатый майор. «Yelow005, ты представляешь дом застрахован на пятьдесят тысяч, а надворные постройки на двадцать, и что самое интересное страховка в августе заканчивается» - бодро отрапортавал он. Мои подозрения только усилились. Единственное что не давало мне покоя, это то, что я не взял образцы пожарного мусора, для последующего его направления в испытательную пожарную лабораторию, для анализа на ЛВЖ-ГЖ. Но прошло уже две недели, были и дожди, вряд ли следы ЛВЖ-ГЖ были бы обнаружены, а специалист лаборатории месяц бы мне мозги делал с исследованием. В общем, я подготовил материал и направил его в РОВД. Милиционеры поначалу пытались откреститься от проблемного материала, давили в том числе на то, что я не назначил исследование на предмет обнаружения следов ЛВЖ-ГЖ, но в итоге приняли материал. Допросили меня в качестве свидетеля, и начали работать с вчерашними потерпевшими. Вчерашние потерпевшие между тем получили страховую выплату в размере семидесяти тысяч рублей, что по тем временам было приличной суммой (за девяносто тысяч можно было купить небольшую квартиру в райцентре). Милиция вела это дело достаточно нерасторопно, и чем по итогу там всё закончилось я уже не помню, вскоре я перевёлся на другую должность и уехал в другой район. Но с уверенностью могу сказать одно – страховое мошенничество не лучший способ заработать, и, несмотря на кажущуюся простоту и безнаказанность, является серьёзным уголовным деянием. И двигаться по этому пути я никому не советую.

Ссылки на предыдущие записки

Записки пожарного дознавателя. История первая

Записки пожарного дознавателя. История вторая

Записки пожарного дознавателя. История третья

Показать полностью
262

Записки пожарного дознавателя. История третья

Продолжаю серию записок про свою службу в госпожнадзоре.

Служба делает тебя практически невосприимчивым к людскому горю. Когда ты пачками расследуешь пожары на такую «мелочь» как сострадание стараешься не тратить свои силы. Ты как будто обрастаешь коркой, которая не пропускает не нужные для тебя эмоции потерпевших. Первое время ищешь этому логическое объяснение и находишь – большая часть погорельцев сами в этом виноваты. Однажды вступив на путь саморазрушения они не сворачивают с него ни при каких условиях. Большинство погибших на пожаре – в состоянии алкогольного опьянения. Единственное к чему невозможно привыкнуть это детские смерти. Если с взрослыми более менее всё понятно, то гибель ребёнка вызывает сбой хорошо выстроенной тобой защитной системы. «А он почему? Он же ни в чём не виноват? Почему так произошло?» - куча вопросов кружится у тебя в голове. Мозг пытается переварить случившееся, но не может. Бессильная злоба на окружающий мир. И пустота. Каждый по-своему выходит из этого состояния. Кому то помогает алкоголь, кто-то приходит домой и отвлекается общаясь с близкими. Я же после подобных случаев всегда приходил в храм и ставил свечку за упокой. Не то чтобы я считал себя серьёзно верующим человеком, нет, это просто была моя терапия, которая позволяет принять случившееся и отпустить его. Когда мама двоих мальчиков погодок с любовником уходят из дома в пять утра «за картошкой», а возвращаются к пепелищу из-за оставленного без присмотра обогревателя, поневоле пытаешься заставить себя думать, что мир не настолько несправедлив как кажется.

Вызов о пожаре в частном жилом доме поступил во втором часу утра. Наскоро собравшись и заварив в термосе чай я потопал в пожарную часть. Тёплая летняя ночь встречала своим простором. От дома до пожарки – 15 минут пешком. Придя на работу, созвонился с начальником и попросил разрешения доехать до места на служебном автомобиле. Деревня, где случился пожар находилась в десяти километрах от райцентра. При подъезде к месту я не увидел привычного зарева. Значит потушили уже. Пришлось ориентироваться по мокрому следу на дороге, оставляемому автоцистерной. Служебный УАЗ уверенно двигался по ухабистой дороге, и вот, я подъехал к месту пожара. Объектом пожара являлся обычный срубовой дом с большой пристроенной верандой. Пожарные уже сворачивались, окарауливать оставили водителя муниципальной пожарной команды на пятьдесят третьем газике. Учитывая время суток народа было немного. Я вошёл в дом. На веранде стоял самодельный дровяной водонагреватель, сваренный из газовых баллонов. У нас их называли «титан». Через сени я зашёл в единственную жилую комнату. То что я увидел надолго потом отпечаталось у меня в памяти. Сама комната практически не пострадала от воздействия огня, все предметы и мебель были только покрыты изрядным количеством сажи и копоти. Слева от входа в комнату располагалась кровать полуторка. В метре от неё стояла детская кроватка, а в проходе межу ними лежал труп женщины. Похоже она пыталась встать, чтобы спасти ребенка, но не смогла. В кроватке навсегда застыл малыш, протянув свои ручки в сторону матери. Справа от входа стояла двуспальная кровать, в которой лежало два трупа, мужской и женский. Наверное даже не проснулись. Осмотрев комнату я вышел на улицу. Подъехали сотрудники милиции вместе со следователем прокуратуры, глава сельсовета. Следователь зашёл внутрь, участковый отправился искать понятых, а я достал из машины термос с чаем, налив себе и главе сельсовета, начал его расспрашивать о семье погибших. Семья не местная. Муж с женой лет пятидесяти, их дочь, разведенная с четырехлетним ребенком. Дом достался в наследство главе семьи от каких-то дальних родственников. Приезжают на лето откуда-то с Севера нашей необъятной Родины отдохнуть, зарядиться энергией. Природа здесь и правда располагает к отдыху. Деревня расположена на склоне, внизу речка, за рекой лес. В хорошую погоду открывается замечательный, просто космический вид. Подтянулись сонные соседи, которых участковый притащил в качестве понятых. Из разговора с ними я понял, что семья порядочная, не пили, не буянили, за ребенком ухаживали, гуляли с ним, купали каждый день вечером. Глава семейства курил исключительно на улице. Из осмотра дома видно, что основное горение происходило на чердаке, и в пристроенной дощатой веранде. Жильцам был отрезан путь выхода, а из-за того, что пожар произошёл ночью, они не успели проснуться и сориентироваться. Я полез на чердак, вход на который имелся из сеней. Наверху ярко тлели угли, изредка вспыхивали языки пламени. «Не дотушили», - пронеслось у меня в голове. Пришлось вместе с водителем муниципальной пожарной команды проливать чердак. В комнате ворчал следователь, проводивший описание трупов, на которого из щелей в потолке капала грязная вода. Завершив эту работу я взял лопату, фонарь и стал копаться в куче пожарного мусора, надеясь найти какие-нибудь зацепки. Почему-то в тот момент я думал об электрических причинах пожара, но ничего найти мне не удавалось. На чердаке проводки не было. И тут я вспомнил фразу местного жителя «за ребенком ухаживали, гуляли с ним, КУПАЛИ КАЖДЫЙ ДЕНЬ ВЕЧЕРОМ». Действительно, для деревни, где нет центрального водоснабжения и газа это настоящий подвиг. Надо натаскать воды с колодца, растопить печь, нагреть воды… Стоп, но печь, стоявшая в доме имела вид неэксплуатируемый. Спустившись я снова подошёл к соседу этой семьи. «А где купали», - спросил я его. «Да вот на веранде в тазике. А воду грели в титане», - ответил мужчина. После осмотра «титана» мне всё стало ясно. Металлическая труба самодельного водонагревателя не имела разделки от горючих конструкций чердачного перекрытия. В этом месте я и обнаружил очаговые признаки, сквозной прогар, максимальное переугливание древесины. В десять вечера искупали малыша и легли спать всей семьёй. Пожар вышел на кровлю, потихоньку тлел, разгорался, и где то в первом часу ночи началось интенсивное горение.

Светало. Следователь буднично давал указания местным жителя, которые на одеялах вытаскивали трупы и забрасывали их в кузов приехавшего бортового ГАЗа. «Родственников у них здесь нет. Как с погребением вопрос решать!» - сетовал глава сельсовета. А я стоял и думал, что как то всё это несправедливо так происходит в нашей жизни…

Ссылки на предыдущие записки

Записки пожарного дознавателя. История первая

Записки пожарного дознавателя. История вторая

Показать полностью
72

Записки пожарного дознавателя. История вторая

Продолжаю серию записок про свою службу в госпожнадзоре.

За годы службы я усвоил, что профилактика пожаров дело неблагодарное. Те, кому суждено погореть, сделают это обязательно. Причём некоторые индивиды идут к этой цели самоотверженно и беззаветно, и никакие увещевания, памятки, беседы и даже штрафы их не остановят.

В один из дней в первой декаде января, когда столбик термометра застыл на подходе к минус тридцати, а выходить на улицу хотелось только в двух бушлатах надетых поверх шинели в районной администрации наблюдалось оживление. Проводилось рабочее совещание под руководством главы района. Поступающие сводки больше напоминали новости с полей сражений: десять человек погибших в результате алкогольной интоксикации, пьяной драки, замерзших на улице или сгоревших на пожаре.

Главой было принято решение организовать ряд превентивных мероприятий по снижению смертности среди населения к которым были привлечены все основные службы района. И пока скорая помощь непрерывно бороздила улицы посёлка в поисках претендентов на обморожение, которых беспощадно отлавливали и отвозили поправлять здоровье под капельницу, пожарные совместно с милицией и администрацией осуществляли подворные обходы среди социально неблагополучных групп населения. Я передвигался по посёлку на служебном УАЗе вместе с пожилым ворчливым майором милиции, отвечавшим в РОВД за лицензионно-разрешительную работу и молодой девушкой - специалистом административного отдела администрации. Несмотря на царившее новогоднее настроение все наши кандидаты прятались по домам – сказывался мороз. В одном доме дверь нам открыли кошки во главе с женщиной на вид лет пятидесяти, тридцати девяти по паспорту. Обстановка в доме своим аскетизмом говорила о том, что всё что можно было пропить уже пропито. Отсутствовали даже межкомнатные двери, вместо них висели прибитые сверху к косякам дверного проёма шерстяные одеяла. Всё народонаселение данного дома состоявшее из его хозяйки и множества кошек ютилось в одной комнате. Этому было простое объяснение, имевшаяся в доме печь давно не топилась из-за отсутствия дров, а эта комната отапливалась самодельным электронагревательным прибором, так называемым «козлом». «Козёл» представлял собой асбестовую трубу на ножках, на которую была намотана металлическая пружина, к разным концам которой подсоединён двухжильный провод. Увидев «козла» майор милиции нахмурился, а специалист администрации, с самого входа в дом зажимавшая нос рукой, стала испуганно переглядываться с нами. Профилактическая беседа с хозяйкой не возымела успеха, пришлось составлять протокол, хотя было ясно, что штраф она не заплатит, так как нигде официально не трудоустроена. Во время беседы одна из кошек прибежала к хозяйке из соседней комнаты, откинув шерстяное одеяло, исполнявшее роль двери на «козла». Одеяло мгновенно задымилось. Майор милиции нахмурился ещё сильнее, специалист администрации стала свободной рукой испуганно показывать в сторону зарождающегося пожара, а мне пришлось, не прерывая профилактического разноса, сдернуть одеяло и притоптать его немного. Понятно было, что это ещё не конец, «козёл» расходует много электроэнергии, что тоже наводило на определенные мысли.

После осмотра ввода электропровода в здание было установлено, что самодельный электронагреватель подключен в обход счётчика. Поэтому совершенно очевидно что мной был совершен контрольный звонок начальнику РЭС. С чистой совестью мы направились дальше, а этот случай мгновенно стёрся из моей памяти. Вспомнил я его буквально через три дня, когда поступил вызов о пожаре в частном жилом доме по знакомому адресу. Действительно сгорел дом нашей недавней знакомой. Хозяйку правда вытащили, с ней было всё хорошо, кошек тоже вытаскивали (правда я не уверен всех ли вытащили).

Так вот причина пожара оказалась проста до безобразия. На следующий день после моего звонка начальнику РЭС к хозяйке пожаловали электрики, которые отключили её дом от электричества (причем отрезали провод на самом столбе, чтоб неповадно было). Помыкавшись, хозяйка решила растопить имевшуюся в доме печь остатками мебели. Естественно печь после долгих лет вынужденного простоя была не готова к такому (труба не прочищена от золы, штукатурка печи местами отвалилась). Очаг пожара был определён однозначно, как и причина – нарушение правил пожарной безопасности при эксплуатации отопительной печи. Нашу знакомую я потом ещё встречал неоднократно в различных притонах, но сам случай надолго запомнился мне. По прошествии ряда лет у нас зашёл разговор с коллегой с другого района как раз про такие стечения обстоятельств. Как оказалось, у моего коллеги был такой же случай, но с печальным исходом. Хозяин дома, дед пенсионер погиб на пожаре.

После этого я пришёл к выводу:

1. профилактика пожаров в жилье даёт специфические результаты;

2. кому суждено сгореть, тот не утонет.

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: