1

Assassin’s Creed: Unity – игра о революции, Париже, людях

Великая Французская революция – одно из самых важных событий в истории человечества. Французская революция изменила не только историю Франции, она оказала значительное влияние на сознание и повседневную жизнь людей. Неудивительно, что такое событие часто отображают в кинематографе, литературе, а также в видеоиграх. Компьютерные игры, став сравнительно массовым явлением, все чаще используют в качестве основной сюжетной линии исторические события. Что и было сделано в игре Assassin’s Creed: Unity, где в качестве сюжета был взят период Великой Французской революции. Но как и любое значимое явление, со временем она мифологизировалась и оплеталась множеством стереотипов. Они могут присутствовать в играх в виде исторических неточностей, вымыслов и различных искажений исторической реальности. Насколько точно разработчики Assassin’s Creed: Unity передали повседневность той эпохи, реальных исторических деятелей и архитектуру Франции? Смогли ли они показать нам мир, как его видели люди того времени?

ВИРТУАЛЬНАЯ АРХИТЕКТУРА

Нотр-Дам-де-Пари предстает во всей своей красоте перед взором игрока. Но так ли он выглядел в XVIII в.?

Во время Французской революции собор прекратил выполнять функции религиозного сооружения. Революционеры воспринимали его как символ королевской власти. В 1789 году храм обезглавили – старинный шпиль его был полностью разрушен, в игре же он на своем месте.

Двадцать восемь статуй, изображающих ветхозаветных царей Израиля и Иудеи (упоминаемых в книге пророка Исайи), до 1793 года украшали «галерею королей», расположенную над порталами собора Парижской Богоматери. Якобинский конвент объявил, что «все эмблемы всех царств должны быть стёрты с лица земли»; Робеспьер предписал обезглавить каменных царей из Ветхого Завета с фасада собора — любые символы монархии безжалостно уничтожались. Собор был объявлен Храмом Разума. Можно заметить, что на фасаде Собора в игре присутствуют все статуи ветхозаветных царей Израиля и Иудеи.

После реставрационных работ середины XIX века место обезглавленных подлинников на фасаде собора заняли стилизованные копии, оригиналы же стали экспонатами музея Клюни. Головы иудейских царей были обнаружены в 1977—1978 годах во время ремонта в подвале Французского банка внешней торговли. Головы были переданы музею Клюни, где до сих пор выставлены отдельно от статуй.

Типичный элемент готического искусства химеры и гаргульи украшают многие станы Нотр-дама. Гаргульи – это полые статуи, расположенные в определенных местах, для отвода дождевого стока. Химеры же выполняют декоративную роль. Реставратору Виолле-ле-Дюку принадлежит идея галереи химер на фасаде собора: статуи химер установлены на верхней площадке у подножия башен в 1840-х годах. В игре на фасаде можно обнаружить как химер, так и гаргулий.

Таким образом, создатель виртуальной копии Собора Парижской Богоматери показал его в современном виде, а не так, как он выглядел в эпоху революции.

Assassin’s Creed: Unity – игра о революции, Париже, людях Компьютерные игры, Assassins Creed Unity, Великая Французская Революция, История, Повседневность, Длиннопост
Assassin’s Creed: Unity – игра о революции, Париже, людях Компьютерные игры, Assassins Creed Unity, Великая Французская Революция, История, Повседневность, Длиннопост
Assassin’s Creed: Unity – игра о революции, Париже, людях Компьютерные игры, Assassins Creed Unity, Великая Французская Революция, История, Повседневность, Длиннопост
Assassin’s Creed: Unity – игра о революции, Париже, людях Компьютерные игры, Assassins Creed Unity, Великая Французская Революция, История, Повседневность, Длиннопост

Люксембургский дворец – настоящий образец классической французской архитектуры, богато украшенный лепниной и скульптурным декором. Дворцовый комплекс возведен в период с 1615 по 1645 гг.

Во время Великой Французской революции дворец был признан «национальным достоянием». Люксембургский Дворец в 1791 году был объявлен государственным имуществом, а затем в 1793 году был превращён в тюрьму, а в 1795 году тут начали заседать члены Директории, здесь устраивались роскошные официальные праздники. В 1799 году дворец передали Сенату.

С 1799 по 1805 год архитектор Жан Чалгрин перестроил дворец, превратив его в законодательное здание. Он разрушил грандиозную центральную лестницу, богато украшенную гипсовой лепниной, заменив ее сенатской палатой на первом этаже.

Основная часть лепных украшений Люксембургского дворца покрыта золотом. Это создает эффект невероятной роскоши и богатства. В игре внутреннее убранство передано очень ярко.

В целом, в видеоигре Люксембургский дворец показан достоверно. Внешний вид дворца соответствует действительности насколько позволяют игровые условности. Можно заметить фонтан, извилистые дорожки и разного рода скульптуры, что соответствует проекту дворца.

Assassin’s Creed: Unity – игра о революции, Париже, людях Компьютерные игры, Assassins Creed Unity, Великая Французская Революция, История, Повседневность, Длиннопост
Assassin’s Creed: Unity – игра о революции, Париже, людях Компьютерные игры, Assassins Creed Unity, Великая Французская Революция, История, Повседневность, Длиннопост
Assassin’s Creed: Unity – игра о революции, Париже, людях Компьютерные игры, Assassins Creed Unity, Великая Французская Революция, История, Повседневность, Длиннопост
Assassin’s Creed: Unity – игра о революции, Париже, людях Компьютерные игры, Assassins Creed Unity, Великая Французская Революция, История, Повседневность, Длиннопост

КАЗНИТЬ, НЕЛЬЗЯ ПОМИЛОВАТЬ

В игре Assassin’s Creed: Unity можно увидеть во всех деталях одно из самых противоречивых и страшных событий – казнь короля Франции Людовика XVI. При нем после созыва Генеральных штатов в 1789 году (из-за тяжелого финансового положения страны) началась Великая Французская революция. 21 сентября 1792 года низложен, предан суду Конвента и вскоре казнён на гильотине.

Что послужило причиной для казни монарха? В 1788 еще более усугубился финансовый кризис, в обществе росло недовольство, по стране прокатились народные бунты, чему способствовал неурожай и голод.

11 июля 1789 года был отправлен в отставку министр финансов Неккер, что послужило поводом к восстанию 12-14 июля 1789 ( взятие Бастилии). 18 сентября 1789 г. Людовик XVI согласился переехать в Париж, где с тех пор находился на положении заложника.

Король попытался бежать из страны, но был узнан на границе в Варенне почтовым служащим ночью 21—22 июня. Королевскую семью вернули обратно в Париж. 3 сентября 1791 года Национальное собрание приняло Конституцию. Король присягнул новой конституции, но продолжал вести переговоры с эмигрантами и иностранными державами.

Страна восприняла известие о побеге как шок, как объявление войны, в которой её король находится в стане врага.

3 августа 1792 в Париже стал известен манифест герцога Брауншвейгского, командующего армией интервентов. Манифест раскрывал цели интервенции: австрийская и прусская армии «намерены положить конец анархии во Франции… и восстановить законную власть короля». Манифест грозил покарать бунтовщиков и подвергнуть Париж, в случае если будет затронута особа французского короля, военной экзекуции и полному уничтожению.

Герцог Брауншвейгский, публикуя от имени австрийского императора и прусского короля это угрожающее послание, рассчитывал запугать французов. Манифест произвел прямо противоположное впечатление. Он вызвал гнев французских патриотов и лишь ускорил уже назревавшее народное восстание. В Париже требовали от Законодательного собрания низложения Людовика XVI.

10 августа 1792 году народ Парижа поднял восстание. Тюильрийский дворец, защищаемый наемными швейцарскими солдатами, был взят штурмом. Король и королева, укрывшиеся было в здании Законодательного собрания, по требованию революционной Коммуны, руководившей восстанием, были арестованы и заключены в крепость Тампль.

В ноябре 1792 года при обыске был обнаружен железный шкаф с документами. По версии обвинения, документы, находившиеся в нем, свидетельствовали, что Людовик XVI поддерживал отношения с эмигрантами, вел тайные переговоры с иностранными монархами, замышлял и осуществлял подкуп революционных лидеров умеренного толка.

16 января началось голосование по вопросу о смертной казни. В итоге из 721 депутата, которые приняли участие в голосовании, 387 высказались за смертную казнь, 334 были против. 20 января Конвент принял решение о казни Людовика XVI. 21 января 1793 году его казнили.

Как же проходила казнь?

Бывшему монарху позволили попрощаться с семьей. Тягостное расставание состоялось. За день до казни Людовик XVI долго молился; ночь провел спокойно и даже спал. На утро его духовник аббат Эджеворт де Фирмой отслужил в спальне коленопреклоненного узника мессу. Затем его ждал недолгий путь от Тампля до Площади революции в карете. На эшафот Людовик XVI взошел мужественно и твердо. Он пытался произнести речь, в которой утверждал, что невиновен. Голос его заглушил бой барабанов, а через несколько мгновений жизнь навеки оборвалась под ножом гильотины...

В игре Assassin’s Creed: Unity Людовик XVI так же сначала сидел в карете, а потом его повели на эшафот. Как и на гравюре, отрубленную голову Людовика показали народу. Событие в игре показано мрачно, оттого возникает ощущение собственного присутствия при казни короля. Перед тем, как Людовика XVI казнили, в игре он произнес слова: «Граждане, я не совершал того, в чем меня обвиняют. Надеюсь лишь, что моя кровь поможет народу Франции обрести счастье». Точно сказать, говорил ли это король, нельзя, ведь существует несколько фраз, приписываемых ему во время казни.

Assassin’s Creed: Unity – игра о революции, Париже, людях Компьютерные игры, Assassins Creed Unity, Великая Французская Революция, История, Повседневность, Длиннопост
Assassin’s Creed: Unity – игра о революции, Париже, людях Компьютерные игры, Assassins Creed Unity, Великая Французская Революция, История, Повседневность, Длиннопост
Assassin’s Creed: Unity – игра о революции, Париже, людях Компьютерные игры, Assassins Creed Unity, Великая Французская Революция, История, Повседневность, Длиннопост
Assassin’s Creed: Unity – игра о революции, Париже, людях Компьютерные игры, Assassins Creed Unity, Великая Французская Революция, История, Повседневность, Длиннопост

ПАРИЖ – ГОРОД КОНТРАСТОВ

Города Франции до революции имели грязные, узкие, кривые, зловонные улицы, куда сливались всевозможные нечистоты. А города с широкими, прямыми улицами и хорошо построенными каменными дорогами представляли редкое исключение. Но и они не отличались чистотой и удобствами. Нищая французская предреволюционная деревня выглядела не лучше: бедные крестьяне задавленные повинностями, жили в ветхих лачугах. Невежественные крестьяне, босые, грязные, зимой и летом в одежде из грубого холста; полуголые голодные дети - таков облик значительной части крестьянского населения предреволюционной Франции.

Париж - блестящая столица Франции, представлял собой накануне революции наиболее яркое воплощение социальных противоречий. Чудовищная роскошь и потрясающая нищета, блистательное великолепие и мрачное убожество уживались здесь рядом, разделенные лишь несколькими кварталами.

Вдоль Набережной можно увидеть различные лавки, ювелирные магазины и т.д. Тут же можно встретить чистильщиков обуви, угольщиков, носильщиков, штопальщиц, старьевщиков со своим тряпьем. На перилах моста раскладывались для продажи ленты, пряники, восковые, деревянные, картонные фигурки, старые книги, подержанные брошюры.

Революция всколыхнула жизнь французов. Население Франции – не только мужчины, но и женщины – зажигается интересом к политической жизни. В аристократических салонах легкие разговоры, литературные вечера сменяются политическими дискуссиями на злобу дня. На бульварах и площадях Парижа до поздней ночи находится народ, ловя последние политические новости из уст различных представителей интеллигенции. Многочисленные кафе столицы (например кафе Палэ-Рояль) превратились в своего рода клубы.

В Париже появилась первая эмблема революции – зеленая кокарда, которая вскоре превратилась в трехцветную. Трехцветная кокарда, «символ святой революции», уже через несколько дней после взятия Бастилии входит в быт, как столичного населения, так и провинциального. Кокарда из лент, из шерсти – непременная принадлежность француза, либо иностранца, находящегося во Франции. Артур Юнг однажды появился в 1789 году в городке Франции без кокарды, сразу был окружен толпой, потребовавшей от него приобрести кокарду. После этого он не решался показаться без кокарды даже в самом захолустном городке. Многие противники революции носили белую кокарду, символ абсолютизма, в следствии чего возникали постоянные стычки. После 1793 года срыв кокарды считался контрреволюционным актом и карался тюремным заключением.

В первые годы революции появляется еще один символ свободы и равенства – фригийский колпак, который входит все шире в быт населения. 20 июня 1792 г. под давлением людей этот головной убор был вынужден надеть даже Людовик XVI.

В игре достаточно детально показан революционный Париж. Можно увидеть огромные толпы людей с оружием, частые драки между революционерами и роялистами (приверженцы королевской власти). Можно заметить на одном из скриншотов игры, что посреди площади разбросан картофель. Этого не могло быть на самом деле, ведь в то время была тотальная нищета крестьян и голод.

Чистильщики обуви, носильщики, штопальщицы – всех их можно увидеть в игре…Различные революционные символы, такие как кокарда и фригийский колпак также присутствуют, но их было мало в игре, хотя на самом деле их носили повсеместно.

Assassin’s Creed: Unity – игра о революции, Париже, людях Компьютерные игры, Assassins Creed Unity, Великая Французская Революция, История, Повседневность, Длиннопост
Assassin’s Creed: Unity – игра о революции, Париже, людях Компьютерные игры, Assassins Creed Unity, Великая Французская Революция, История, Повседневность, Длиннопост
Assassin’s Creed: Unity – игра о революции, Париже, людях Компьютерные игры, Assassins Creed Unity, Великая Французская Революция, История, Повседневность, Длиннопост
Assassin’s Creed: Unity – игра о революции, Париже, людях Компьютерные игры, Assassins Creed Unity, Великая Французская Революция, История, Повседневность, Длиннопост
Assassin’s Creed: Unity – игра о революции, Париже, людях Компьютерные игры, Assassins Creed Unity, Великая Французская Революция, История, Повседневность, Длиннопост
Assassin’s Creed: Unity – игра о революции, Париже, людях Компьютерные игры, Assassins Creed Unity, Великая Французская Революция, История, Повседневность, Длиннопост
Assassin’s Creed: Unity – игра о революции, Париже, людях Компьютерные игры, Assassins Creed Unity, Великая Французская Революция, История, Повседневность, Длиннопост

Итак, насколько точно игра передает революционный Париж? С исторической точки зрения в игре есть неточности, которые формируют ложное представления об революции в Париже. Но в тоже время, общую картину повседневности мы увидели достаточно достоверно. Исторические события в игре служили фоном, а внимание, конечно акцентировалось на противостоянии ассасинов (военизированной религиозной секты) и тамплиеров (духовно-рыцарского ордена). Игра дает нам лишь общую картину, а не историю революции в деталях. Создается впечатление, что игрок вторгается лишь в какую-то закрытую систему, которая прекрасно работает без него.

Найдены возможные дубликаты

Похожие посты
49

Из воздуха (2)

Проснувшись ближе к обеду, я мысленно прокрутил в голове вчерашний нелепый случай, который почему-то так меня напугал. Было ли это действительно так страшно, как я воспринял, или это была какая-то паническая атака? Мне не часто приходилось болтать с детьми в эфире, точнее вообще не приходилось, а с такими как тот, что мне попался, я не общался даже и в живую. Бррр. Даже вспоминать о нем было как-то страшновато. В конце то концов, мало ли какие шизофреники могут попасться в жизни. На каждого не напугаешься.

После того как заправил кровать, я умылся и вместо того чтобы опять драть десны щеткой, решил избавиться от запаха из рта, просто добавив себе в кофе немного ванилина.

За окном стоял солнечный день и на игровой площадке толпились подростки. Я стоял на балконе, смотрел вниз и доставал сигарету из пачки, когда вдруг сами собой в голове всплыли вчерашние слова мальчишки.

Когда будете выбирать зубную пасту, постарайтесь не смотреть в сторону кассы, сказал он. И к чему это вообще было? С чего это я должен бы был смотреть куда-то, когда покупаю зубную пасту? Бред полнейший. Хотя немного и жутковато, конечно.

Докурив, я проветрил балкон и стал собираться. Нужно было купить туалетной бумаги, бутылку «Domestos» и пару тюбиков злополучной зубной пасты. От бутылки-другой пива, я бы тоже сейчас не отказался, поэтому, денег взял с собой, на всякий случай побольше.

До гипермаркета я дошел меньше чем за десять минут. Ухватив на входе желтую пластиковую корзинку, я отправился курсировать между стеллажами. Назойливые слова мальчишки все еще крутились у меня в голове, когда, запихав в корзину все что мне было нужно, я остановился перед полкой с зубными пастами.

«Постарайтесь не смотреть в сторону кассы. Идет?»

Не знаю зачем, наверное, из какого-то обострившегося чувства самосохранения, я поставил продуктовую корзину позади себя, так чтобы она в случае чего не помешала бы мне бежать в ту или другую сторону. Сделал я это не задумываясь, просто на всякий случай, так же как все мои знакомые сплевывают и стучат по дереву. Повернувшись к тюбикам, я быстро, почти не глядя схватил одну мятную, вторую с прополисом и тут же повернулся в сторону кассы. Ничего не произошло. Люди топились, проходили мимо и никто на меня не набросился, никто даже не посмотрел в мою сторону. Не произошло абсолютно ничего.

Улыбнувшись своей детской наивности и дремучести, я протянул руку к корзинке, и кто-то оттолкнул ее в сторону.

Я даже не успел ничего понять. Женщина в синих джинсах и черной блузке рухнула прямо передо мной, запнувшись о мою корзину и зацепив меня туфлей за руку. Ее продуктовая корзинка с грохотом упала рядом и по полу растеклось что-то красное.

Две бутылки темного пива, которые я положил на самое дно, выскользнули и раскололись о белый кафель. Пена, как и полагается, растеклась во все стороны.

Ошеломленный, я как сидел, так и остался сидеть, с выпученными глазами и ошарашенным взглядом.

Напряжение, копившееся с утра, выплеснулось неожиданно даже для меня самого; взглянув на тюбики пасты в своей руке, я вдруг дико захохотал. Подоспели сотрудники магазина и помогли женщине подняться. Она похоже серьезно ушиблась и выглядела растерянной и огорченной. И, что меня вконец доконало – она вдруг стала передо мной извиняться.

Ну а я? Я все никак не мог прекратить хохотать. Давился слюной и смотрел то на женщину, то на тюбики пасты.

- С головой все нормально? – буркнул подоспевший охранник. Выглядел он совсем не дружелюбно и, наверное, навалял бы мне если бы не камеры под потолком.

- Простите меня, пожалуйста, сама не понимаю, как так получилось. – заламывая руки, извинялась женщина. Темные кудри у нее на голове сбились в кучу, а лицо зарозовелось от стыда. Я бы не дал ей и тридцати пяти, да только мешки под глазами портили все впечатление и прибавляли ей лишний пяток. Но в тот момент я, конечно же, об этом не думал. Я был занят тем как бы наконец прекратить смеяться.

Совладав, наконец, с приступами истерического хохота, я пару раз глубоко вдохнул. Только немного успокоившись, я решился заговорить. К этому моменту вокруг нас собрались уборщицы, два охранника и трое работников магазина в зеленых рубашках.

- Не надо, - сказал я, стараясь сдержать неуместный хохот. – Я сам виноват. Это я вас не заметил.

- Ну заплатить-то все равно придется. – заметил охранник.

- А я разве куда-то убегаю? – спросил я, повернувшись к нему. – Сейчас все и оплачу.

Как оказалось, выплатить полную сумму за себя и за женщину, которой я так подло поставил подножку, я не смог. У нее в корзине было несколько банок с вареньем и бутылка кетчупа. Это именно они и растеклись красными неаппетитными лужами по белому кафелю.

Но нас все же отпустили под мое честное слово. Я мелькал в этом магазине чуть ли не каждый день, так что кассирши знали меня в лицо. Видимо какая-никакая, а все же репутация у меня здесь была.

- Да уж, - пробормотал я, выходя из магазина. Женщина с пакетом в руке вышла следом за мной. Она все еще выглядела растерянной и виноватой. Я же остался без пива и еще был должен магазину. Такого хорошего начала дня, да и вообще, отпуска, я и припомнить не мог.

- Знаете, мне так неловко, - продолжала все нудить женщина. – Я обязательно верну вам деньги, давайте мы сейчас ко мне заедем, я вам деньги верну и угощу чаем?

- Чаем? – переспросил я. Вообще то я не слушал, думал о своем: сводил в уме дебит и кредит.

- Тут недалеко. Пять минут идти. У нас сегодня пирог со щавелем, горячий еще.

- Со щавелем? – покосился я на женщину, которая, ростом, похоже не дотягивала мне даже до подбородка, но которая все же сумела обо что-то запнуться. «– Ну ладно, я согласен», - сказал я. – Но я только попью чай. Никаких денег.

- Отлично. – просияла она и меня аж немного передернуло. Я и сам то конечно не люблю быть должником, но, чтобы так маниакально настаивать на том чтобы самой вернуть надуманный долг? Среди людей хватает филантропов, что сказать. И к тому же, щавелевый пирог, есть щавелевый пирог. Я его, наверное, лет десять уже не ел, с тех пор как съехал от родителей.

Дом этой маньячки и вправду оказался совсем недалеко, в неприглядном двухэтажном здании, неподалеку от учебного медицинского корпуса. Тут еще рядом была городская больница, так что район можно было бы считать благополучным. Только вот дом этот времен крепостного права, был совсем тут не ко двору.

Пока я держал пакеты, женщина открыла дверь. Толкнув бедром пару раз, она все же сумела справиться с замком и забрала у меня свой пакет.

- Вика. – протянув свободную от пакета руку, сказала она.

- Антон. – пожал я ей ладонь и, как-то само собой в голове вспомнилась реклама жвачки. Наше знакомство на лестничной площадке выглядело немного нелепым, если не сказать больше.

- Ну что, вы пройдете? – спросила она и отняла свою руку.

- А? Ну да, конечно, - кивнул я. – Пирог со щавелем и все такое. Только денег чур не предлагать.

Двухкомнатная квартирка, в которой жила Вика, оказалась совсем убогой. Потолок был весь в потеках, обои в коридоре, отклеившись поверху, скрутились в продолговатые рулончики и на обратной их стороне видны были кусочки отвалившейся штукатурки. Полы были деревянные, крашеные в темно-оранжевый, ни одного ковра в квартире не было. В комнате, что служила залом, был только старый обшарпанный диван да подставка для телевизора, самого же телевизора у Вики не было. Дверь в спальню была закрыта и ей, во время потопов, видимо больше всего досталось; потеки пропитали дерево, выглядело оно так, словно прогнило насквозь, страшно было представить, что творилось внутри комнаты. Мне стало жаль эту женщину, но, как и любой, кто оказался бы на моем месте, я сделал вид что все нормально, что лучше и быть не может.

Умыв руки, мы уселись за стол. Пирог со щавелем и вправду оказался вкусным, таким, каким я помнил его с детства. За чаем мы разговорились, Вика даже дала мне сфотографировать листочек с рецептом пирога, который, я, конечно же никогда в своей жизни не испеку. Обычная человеческая вежливость. Иногда людям не хватает тепла и, если можно придумать как его дать, я это делаю как умею. Не очень хорошо, но хоть как-то.

Провожая меня, Вика вышла в подъезд и поболтала со мной пока я курил.

- У тебя такая красивая кожа, зачем ты куришь? – спросила она меня.

- Не знаю, - пожал я плечами. – Дурак, наверное.

- Да не «наверное». – сказала она и улыбнулась. Я затушил сигарету о кроссовок и бросил в литровую банку с плавающими в воде окурками. Вика протянула мне мой пакет с покупками.

- Будешь мимо проходить, заходи в гости. – крикнула она, когда я спускался. Я махнул рукой, наперед зная, что вряд ли зайду к ней когда-либо еще. В душе она была хорошенькой и скромной девочкой, к тому же, по разговору, похоже, еще и умной. Но даже в свои годы она оставалась просто девочкой, а я в свои все еще был мальчишкой и ничего хорошего у таких как мы получиться бы все равно не могло. Я жил своей мечтой о том, чтобы однажды разбогатеть, а она жила какой-нибудь другой, своей. Кажется, у каждого из нас были свои планы на жизнь и вряд ли он совпали бы. Иногда лучше, наверное, просто ничего не предпринимать, оставить все как есть.

Решив, что день все равно пошел коту под хвост и к компьютеру я сегодня уже вряд ли подойду, я гулял с пакетом по городу до самого вечера. Это был мой отпуск, мои правила, мои мысли, моя меланхолия.

Вернулся я в седьмом часу только лишь для того чтобы полюбоваться с балкона закатом. В тишине я стоял на балконе с сигаретой в зубах и с тюбиком зубной пасты. То надавливая на него, то отпуская, я считал свое сердцебиение и смотрел на тот красный круг, который медленно закатывался за горизонт, составленный из крыш высоток и офисов. Солнце ушло, а я все еще стоял с потухшей сигаретой во рту и с тюбиком пасты.

Я включил рацию только когда разделся и увалился на кровать. Позвав в эфире кого-нибудь поболтать, я положил рацию у подушки и закрыл глаза. Я не думал, что дождусь чьего-нибудь ответа, но все же дождался.

- Эй, Анон, ты что ли? – прохрипел кто-то в эфире, и я открыл один глаз. – Еще здесь? Прием!

Я протянул руку, взял рацию и ответил:

- Ага, здесь, Петрович. Прием.

Из наших вечерних переговоров о Петровиче я знал только две вещи наверняка: он водил маршрутку и любил строить скворечники. Все остальное мной (и не только мной, но и другими) подвергалось сомнению. Уж слишком часто Петрович попадался на вранье.

- Чот наших никого не слыхать, - прохрипел он в эфире. - Чо там такое на проводах случилось? Прием!

- Отдыхают люди, наверное, – сказал я и перевернулся на другой бок. – Я вот тут тоже, спать собираюсь. Прием.

- В восьмом то часу? – хохотнул Петрович в рацию. – Ну ладно, давай, давай, не буду тебя отвлекать от такого важного дела. Спокойной ночи. Овер.

- Спокойной, Петрович. – ответил я и, приподнявшись, поставил рацию на подзарядку. Включенными их ставить на питание, конечно не следует, но сейчас мне было как-то фиолетово, просто хотелось закрыть глаза и наконец-то вырубиться. Я уже был в полудреме, когда рация тихонько зашипела и из динамика послышался голос.

- Антон, вы здесь?

По голосу я сразу узнал его, этого вчерашнего мальчишку. Приподнявшись на кровати, я смотрел на рацию и не решался ее тронуть. Признаться, мне было страшновато.

- Ваш телефон. – сказал мальчишка и в эфире снова наступила тишина.

Мысль настигла меня внезапно. Ведь действительно, я гулял весь вечер, потом еще черт знает сколько сидел на балконе и за все это время телефон у меня ни разу не зазвонил, не завибрировал и вообще не подавал признаков жизни.

Я сунулся в джинсы, но в карманах его не оказалось. Тогда, в надежде что я сунул его в пакет, я вскочил с кровати, но замер, только лишь коснувшись ногой пола.

Откуда этот маленький ублюдок знал про телефон? Он что, следил за мной весь день или…

- Вы забыли его у нас дома, – опять, словно читая мои мысли, прошептал из динамиков мальчишка. – Он у меня в комнате. Я его не включал, честно.

Я подошел к рации и, вынув ее из гнезда питания, поднес к пересохшим губам. Меня, мягко говоря, совсем не обрадовала мысль о том, что этот маленький чудик был совсем рядом, наверное, прямо за моей спиной пока я уплетал пирог со щавелем. Я уже знал где он сидит, я видел ту дверь, за которой…

- Твою ты мать. – прошипел я, прижимая рацию к голове. Значит Вика и есть его мать? Шизофрения ведь передается по женской линии? Что будет если я и вправду решусь войти в этот дом еще раз? В конце то концов, у меня же был никакой не флагман американский, а обычный корейский середнячок, можно было бы и забить на него. Правда ведь?

Неадекватное чувство страха парализовало меня, я видел какой-то инфернальный ужас в том, чтобы просто прийти к знакомой девушке в квартиру и получить от ее сына мобильник, который я у них забыл.

Наконец, справившись с собой, я зажал на рации кнопку.

- Привет, - произнес я как можно более дружелюбно. - Я совсем забыл, как тебя зовут. Не подскажешь? Прием.

- Саша. Прием.

- Ага, Саша. Слушай, а ты не мог бы отдать телефон маме? Пусть она отнесет телефон в полицию, я его там и заберу. Прием?

- Нет, - резко ответил мальчишка. – Я хочу тебя увидеть, что тут плохого? Хочу поговорить с тобой хоть немного, пожалуйста, просто поговорить с другим человеком. Скажи мне что ты придешь. Хорошо? Прием, прием, прием.

- Саша, я… не знаю, как тебе объяснить, - запинаясь, проговорил я. – Но у меня есть своя жизнь вообще-то. Ты сможешь отдать телефон маме? Скажи мне - да или нет? Прием.

- Не знаю, - ответил мальчишка и хлюпнул носом. – Мне кажется, что, если ты все-таки не придешь, я убью свою маму. Понимаешь? Я задушу ее той ниткой из жалюзи. Я уже устал жить в одной комнате и знать, что где-то снаружи живете вы, ходите там по улице и радуетесь небу. Ты должен мне помочь. Помоги мне. Конец связи.




п.с. Тапками прошу не зашвыривать так как пишу, можно сказать, онлайн и могу допускать ворох ошибок. Но конструктивная критика приветствуется. Писать буду стараться каждый день.

Показать полностью
258

Дружба — это магия. На примере Талейрана.

Для М.


Хочется верить в кармическую справедливость. В некий невидимый глазу механизм, отмеряющий поровну злом за добро и обратно. Приятно тешиться надеждой, что магазинного хама обольют из лужи, а торопыгу-обочечника – догонят лучи поноса посреди крепкого сна. Но что если карма немного переборщит? Точнее много. Очень, блин, сильно переборщит. Приведу пример.


В далеком 1754-ом году, в далекой Франции, недалекая служанка не уследила за младенцем и тот упал, сильно повредив ножку. Но Карма говорит ему "ничего, малыш Шарль Морис де Талейран-Перигор, сейчас все уравновесим, не плачь. Фортуна, а ну иди сюда. Ну-ка целуй его в темечко, быстро". И та поцеловала. Да ещё как.

Дружба — это магия. На примере Талейрана. История, Франция, Талейран, Наполеон, Директория, Великая Французская Революция, Дипломатия, Длиннопост

Медицина восемнадцатого века во Франции, конечно, уже была далека от технологий "киянкой по макушке", но ногу вылечить не удалось, так что до конца жизни Шарль Морис остался хромым. Для ходьбы ему приходилось пользоваться тростью, но в политических забегах он несся как никто другой. Карьеру, однако, надо было с чего-то начинать, а у молодого дворянина выбора особого не было. Или армия, или духовенство. Из-за увечья первое сразу отпало, так что Талейран подался в священники. И вполне так удачно попер вверх по иерархии. Потому что молодым и талантливым - везде дорога. Особенно если они дети богатых и влиятельных.


Уже в 26 лет Талейран назначен генеральным агентом Церкви при королевском дворе. Да ещё к тому же заведующим финансами и имущество французской церкви. Неплохая такая карьера для молодого человека, стремительная, как полет Гагарина на Луну. Талейран, разумеется, и не думал вести себя при дворе как святой отец. Молиться, поститься, соблюдать какие-то целибаты, эти ваши. Соблазны были слишком велики. Балы, красавицы, лакеи, юнкера и вальсы Шуберта и хруст французской булки и все такое. Чудесная и яркая жизнь, но Францию вскоре ждали большие перемены. А Талейрану ещё предстояло раскрыть свои настоящие таланты.


В 1789-ом году, епископ Талейран с большим интересном наблюдал как толпа революционеров идет брать штурмом Бастилию. Маркиз де Лонэ, комендант крепости, кстати, хотел героически взорвать пороховые склады вместе со всем гарнизоном, но гарнизон почему-то был против таких веселых инициатив и надавал храброму маркизу по шее. В общем, в стране революция. Liberte, egalite и все такое. И тут Талейран как следует ПРИНЮХАЛСЯ. И если для храброго маркиза де Лонэ в воздухе всё ещё пахло свежими лещами, Талейран учуял совсем другое. ВОЗМОЖНОСТИ.

Дружба — это магия. На примере Талейрана. История, Франция, Талейран, Наполеон, Директория, Великая Французская Революция, Дипломатия, Длиннопост

Он выкинул в угол епископскую сутану и пошел в новообразованный Парламент. И говорит.


- Товарищи, я всей душой предан делу революции.


- Чем докажешь?


- Предлагаю национализировать имущество католической церкви.


- Нет препятствий патриотам...


Революции любят забирать церковное имущество и пускать на благие дела. Это Папа Римский, конечно, не любил, когда церковное имущество идет на благие дела, и за такие речи Талейрана-то и вовсе от церкви отлучил. Но тот уже взял новый курс и происходящим не опечалился. Поводы для забот Талейрана были куда ближе.

Дружба — это магия. На примере Талейрана. История, Франция, Талейран, Наполеон, Директория, Великая Французская Революция, Дипломатия, Длиннопост

В 1792-ом: опять Франция, опят бунт. Французские радикалы - якобинцы, решили, что полумерами дела не делаются, провозгласили Республику и начали повальный террор. Пару лет назад Людовик 16-ый немного поддержал перемены в стране, и вот теперь наследники перемен немного подержали голову короля после гильотины. Разумеется, якобинцы малость покопались в почте покойного. И нашли там много интересного. Среди прочего - письма к королю от Талейрана с заверениями в верности и предложениями политической помощи.


- Как интересно, - сказали якобинцы.


- Кстати, а где же наш старый друг революции - Талейран?


А Шарль Морис как раз НАКАНУНЕ резни успел уехать в дипмиссию в Англию. Как удачно, не правда ли?


- Месье Талейран, вы не хотите вернуться домой? – ласково спросили якобинцы.


- Честно сказать - не очень, - ответил Талейран и уехал ещё дальше, в США.


Но прошло три года, радикалов-якобинцев УШЛИ. Им на смену к власти пришла Директория. И позвала Талейрана домой, стать министром иностранных дел.


- Господа, я только что стал богат, - сказал Талейран и вернулся в Париж.

Дружба — это магия. На примере Талейрана. История, Франция, Талейран, Наполеон, Директория, Великая Французская Революция, Дипломатия, Длиннопост

Он брал взятки с таким имперским размахом, что даже прожжённые политиканы только успевали завистливый пот утирать. Но Талейран был полезен – и тем самым всегда оставался на плаву. Дипломат он был превосходный и приложил руку к политическим договорам по всей Европе. Другой вопрос – для кого он был полезен?


Вот идет, например ему навстречу молодой генерал. А Талейран и говорит:


- Хотите стать императором, месье?


И вот уже с его политической помощью Наполеон разгоняет взашей Директорию. Они-то думали, что Талейран хороший. А он вон какой.


С Наполеоном, правда, Шарль Морис дружил искренне, крепко, выполняя при нем задачи министра иностранных дел и посла по особым поручениям. Дружили, кутили вместе, ну подрались, разок, конечно, с кем не бывает. Нормально в целом дружили, а потом оказалось, что Талейран ещё и с Бурбонами дружил. Да ещё и так удачно познакомился, как раз перед тем, как Бонапарта на остров святой Елены сослали. Просто такой он был человек – никому в своей дружбе отказать не мог.

Дружба — это магия. На примере Талейрана. История, Франция, Талейран, Наполеон, Директория, Великая Французская Революция, Дипломатия, Длиннопост

Монархи, вернувшие себе французский престол, дружбы Талейрана не забыли и оставили при высоких должностях и глубоких финансовых кормушках. Потому что дружба – это магия.


Умер князь Шарль Морис Талейран в своем загородном имении, в возрасте 84 лет. Успев покаяться в грехах, подружиться обратно с Папами Римскими и вернуться в лоно церкви. Так что и в ад он тоже не попал.

Дружба — это магия. На примере Талейрана. История, Франция, Талейран, Наполеон, Директория, Великая Французская Революция, Дипломатия, Длиннопост

Ладно, вот одна цитата Талейрана:


Кофе должен быть горяч, как пекло, черен, как дьявол, чист, как ангел и сладок, как любовь

Должно же быть хоть что-то поучительное в этой истории, не так ли?


Моё

Показать полностью 6
250

Ценная монета

Сергей понимал, что уже почти опоздал на работу. Если прикинуть время... До работы на автобусе - около двадцати минут, а до начала рабочего дня - всего пятнадцать. Спотыкаясь и стукаясь всеми частями тела обо все на свете, Сергей с громкими матами пытался натянуть штаны и найти параллельно второй чистый носок.

Кое-как одевшись, Сергей выбежал из дома и, подбегая к остановке, осознал, что все деньги благополучно забыты дома. Вот она - спешка, в полном своем великолепии. Сергей много раз думал о том, что чем больше он спешит, тем сильнее опаздывает. А как не спешить-то? На работе ведь в душу изнасилуют за третье опоздание в месяц.

Зазвонил телефон. Сергей опасливо взглянул на экран. Конечно же, это начальник. ну как же иначе-то? Вот не мог он именно сегодня пойти там погулять где-то, прийти попозже, нет? Со вздохом Сергей нажал на кнопку принятия вызова.

- Да, Никита Дмитриевич?

- Сережа, ты далеко еще?

- Ну, скоро буду на работе.

- Не торопись, мне нужно, чтобы ты зашел в цветочный магазин и купил какой-нибудь букет, мы бухгалтершу сегодня чествовать будем.

Сергей мысленно простонал. Меньше всего ему хотелось искать по городу букеты цветов.

- Слушайте, я уже почти у входа, - легко соврал Сергей.

- Сереж, надо. денежку отдадим, и пораньше уйдешь сегодня, нормально?

- Да, хорошо, - сказал Сергей и повесил трубку.

Ну класс. Теперь возвращаться домой за деньгами, потом топать до магазина, а ведь его еще найти надо! Супер, не денек, а праздник.

- Мужчинка, подай на пропитание, - Сергей услышал хриплый голос со спины.

Обернувшись на голос, он увидел достаточно странную картину: постелив картонку на бетонный тротуар, опираясь на коленку, сидела девушка лет двадцати трех, не больше. Оборванная, запачканная, из-за грязи на лице было совершенно непонятно, красива она, или же уродлива. Взгляд вполне осмысленный, ни пьяный, ни сумасшедший, только легкая ухмылка трогает черты лица, делая их кривоватыми.

Сергей подошел к странной личности и поинтересовался.

- А ты чего тут оказалась-то вообще?

- Эт ты в каком смысле вопрошаешь, уважаемый? Ты мне что, отец иль начальство?

- Да нет, просто мне любопытно, ты не похожа на попрошайку ничем, кроме одежды и моськи грязной, - с сомнением проговорил Сергей,  - в жизни чего-то случилось?

- Не твое щенячье дело, что там с моей жизнью случилось, чудила, у тебя своя жизнь есть, кстати, весьма неверная, - ухмылка девушки стала еще шире, - так что, мелочь есть? Дашь - скажу тебе как невезение из жизни убрать.

Сергей усмехнулся.

- А из своей чего не уберешь-то?

Девушка развела руками.

- А какое у меня невезение-то может быть?

- Ты вроде молодая девочка, которая одета в лохмотья, не мылась не менее недели и сидит на грязной земле, - прищурился Сергей.

- И где тут невезение?

- А что, это типа норма?

- Слушай, почемучка, мелочь-то есть?

Сергей хмыкнул.

- Даже если бы была, не дал бы.

Девушка внезапно вскочила и схватила его за руку.

- У тебя кое-что интереснее есть, - проговорила она, глядя Сергею прямо в глаза, - медная монета. Отдай ее.

Сергей отдернул руку, как ошпаренный.

- Откуда ты... Так, не могу я ее отдать, дорога она мне, единственное, что от сестры осталось!

- Знаю, - прошептала девушка, - но отдать должен!

- Нет!!!  - громко закричал Сергей.

Прохожие начали останавливаться и смотреть на источник громкого крика, на какое-то время Сергей очень стушевался. Интерес к происходящему люди потеряли, как только поняли, что никого не убивают и не насилуют, народ проследовал по своим делам, забыв об увиденном.

Когда Сергей обернулся, девушка уже опять сидела на земле, поджав коленку.

- Тогда берегись, человек, - тихо прошептала девушка, - я на тебя несчастья положила. Носи и их в бремя обо мне.

- Ты что сумасшедшая? - прошипел Сергей.

- Ты куда-то шел, да? - ухмыльнулась девушка.

Точно! Он же на работу опаздывал! Сергей посмотрел на часы, чтобы понять сколько у него было времени. Когда он поднял глаза, девушки уже не было. Он осмотрелся вокруг, но, несмотря на то, что запруженность улицы была низкой, оборванки нигде не было видно.

Сергей вынул монету сестры из кармана и немного повертел ее в руках. Откуда нищенка знала о монете? Почему он так испугался ее угроз? Бред какой-то. Пора двигаться на работу.

На входе в офис, Сергей внезапно столкнулся нос к носу с начальником. Выругавшись про себя, он натянул на лицо дежурную улыбку и поздоровался.

- Привет, Сереж, - ответил начальник, - а где цветы?

Ёжики лохматые! Цветы-то так и остались.. в магазине! Так, что делать, что делать? Сказать правду? Наверное, не стоит, не поймут. Соврать. Да. А что соврать? Я... не нашел цветов? Бред. Не успел еще? Вот, точно! Я заглянул на работу, потому что я же говорил, что недалеко, зашел за деньгами!

- Сережа?

- Я за деньгами зашел, говорил же, что я недалеко.

Начальник нахмурился.

- Я тебе звонил полчаса назад.

- Автобус в пробке застрял.

- Так ты идешь за цветами? - поднял бровь начальник.

- А деньги?

- Возьми у Лёвы, он собирал со всех.

- Хорошо. Ну так я пошел?

Начальник не стал отвечать, просто пошел дальше по делам. Он вроде и нормальный, но Сергея почему-то не любит.

С мыслями о собственной несобранности, Сергей взял у сотрудника деньги и отправился на поиски букета цветов.

Судя по навигатору, ближайший магазин в трех километрах от офиса. Да уж, не любят торгаши этот район, да и винить их не за что: очень много достаточно-таки преступных элементов могут шататься по этим улицам вечером.

Пыхтя и проклиная свою жизнь, Сергей, наконец, дошел до цветочного магазина. Пуст. Серьезно, пуст! Ни одного цветочка. даже запаха нет. А продавец сидит себе, семечки грызет.

- Простите, а это цветочный магазин?

Оторвавшись от семечек, женщина подняла глаза на Сергея. В ее глазах читалось крайнее нежелание вообще открывать рот.

- Переезжаем мы, табличку надо было читать, - пробурчала женщина и вновь приступила к своим важным делам.

Сергей, дважды обматерив весь свет, полез в навигатор искать новый магазин. Семь километров?! Да ладно?! Ну конечно же, все должно идти именно так!

Идти туда пешком Сергей не хотел совсем, поэтому он потратил часть денег на автобус. В этом цветочном салоне работала значительно более жизнерадостная особа.

- Добрый день, вам что-то подсказать?

- Да, мы хотим поздравить женщину на работе, нужен большой букет цветов, - отрешённо произнес Сергей, - любых, главное, чтобы букет хорошо смотрелся.

Сергей снова вспомнил оборванку. Ведьма она какая-то, или что? Как она узнала о монете? Разве это нормально?

Женщина принесла букет. Выглядел он даже весьма неплохо. Сергей потянулся за деньгами и понял, что их нет.

Сергей устало вздохнул. Ну вот когда? В автобусе вытащили? Или выронил? Как так?

- Оставьте букет, мне нужно за деньгами сходить, - пробурчал Сергей.

Пришлось идти домой. Разумеется, пешком, так как деньги куда-то делись.

Ещё один "приятный" сюрприз ждал дома. Протекла труба, треснула. Сергей перекрыл воду, радуясь, что это не магистральная труба, а локальная, схватил деньги и вызвал такси до магазина.

Когда машина приехала, Сергей уже стоял возле подъезда. Он запрыгнул в автомобиль и назвал адрес.

Таксистом была девушка, довольно молодая. Минуту они ехали молча.

- Ну, как денёк? - поинтересовалась особа.

- Да как-то через пень-колоду, если честно проворчал Сергей.

- Так что насчёт монеты? - ухмыльнулась девушка.

Сергей удивлённо посмотрел на нее. Да! Это она, та самая оборванка!

- Так вот оно как, с утра ты нищая, теперь уже таксист?! - закричал Сергей, - ты кто вообще такая?

Девушка звонко рассмеялась.

- Ай, негодник, даже не узнал меня сразу. А вот монету придется отдать.

- Иначе каждый день такой будет, я так понимаю?

- О, нет, это ещё были цветочки, - снова ухмыльнулась незнакомка, - дальше будет хуже.

- Это все, что осталось от сестры, понимаешь? Я не могу отдать ее.

- Придется. Ты говорил, и я понимаю тебя, но я слишком заинтересована в этой монете, чтобы отступиться.

- И что ты будешь с ней делать? Применишь для своих ведьминских дел?

Сергей скрестил руки на груди и сидел, нахохлившись.

- Тут уж думай, что хочешь, но, разве ты не хранишь память о сестре в сердце? Неужели так необходимо напоминание?

- Ты не отвяжешься, если не отдам?

Девушка покачала головой.

- На, подавись, - прошипел Сергей, вручая монету, - а теперь то меня не будут преследовать неудачи?

- Не будут. Это я обещаю. Мы приехали, кстати.

- Как тебя зовут хоть, - спросил Сергей, выходя из машины.

- Ну, пусть будет Лиза, - девушка улыбнулась почти тепло, - удачи тебе, Сергей.

Сергея передёрнуло. Он не называл своего имени. Он закрыл дверь автомобиля и направился в магазин.

Лиза вышла из машины и подошла к ближайшей скамейке. Присела на нее с грустным вздохом и забросила монету в мусорную корзину, стоящую рядом.

На скамейку присел мужчина средних лет.

- Ну что, отдал?

- Отдал, - грустно проговорила Лиза, - жаль, что мы не можем говорить им правду.

- Не мучай себя. Сестра этого мальчонки тянула его за собой на тот свет. Оставь он эту монету, он бы скончался в ближайшее время. Ты все сделала правильно.

- Знаю. Но, все равно неприятно. Я так и осталась в его глазах плохой.

- Такова наша роль. Только не поддавайся унынию.

- Не буду... Я пойду, - с этими словами Лиза расстворилась в воздухе.


Страница автора ВК:


https://vk.com/devilhistory

Показать полностью
5773

Как трудно было ребенку выжить в средневековье

Как трудно было ребенку выжить в средневековье История, Хронос, Детство, Материнство, Средневековье, Быт, Повседневность, Роды, Длиннопост

Итак, ребенку трудно было просто пережить роды. Но на этом проблемы только начинались.


Повитухи перерезали пуповину и прикладывали ее к головке младенца, чтобы у него была долгая жизнь, потом заворачивали его в пеленки, куда были накиданы лечебные травы, сушеные насекомые и даже паутина, тоже из заботы о здоровье.


Если ребенок в первые минуты не подавал признаков жизни, ему в рот впрыскивали вино. Так реанимировали и сына Генриха IV будущего короля Людовика XIII. А вот мыть ребенка уже никому в голову не приходило.

Сохранился дневник наблюдений личного врача Людовика XIII, приставленного к наследнику с момента рождения. Дофин родился 27 сентября 1601 года.


Врач писал, что одиннадцатого ноября Людовику впервые протерли голову, через неделю натерли лоб и лицо свежим сливочным маслом и миндальным молочком, чтобы очистить от въевшихся загрязнений. В начале июля следующего года у ребенка зачесалась голова и его впервые причесали. В четыре года принцу помыли ноги, а в семь лет впервые полностью искупали.

Как трудно было ребенку выжить в средневековье История, Хронос, Детство, Материнство, Средневековье, Быт, Повседневность, Роды, Длиннопост

До полутора лет ребенка очень туго пеленали, чтобы придать ему «человеческий вид». Людей тогда очень беспокоило «животное» поведение малышей. Ведь человек сотворен по образу и подобию божию, и подобное поведение позорит идею господа.


Вместо пеленок использовали ленты-свивальники, завернутые в которые, дети походили на мумий. Врачи это обосновывали и медицинской пользой, ребенок слаб и несовершенен, если его не свивать, у него перепутаются внутренние органы, а руки и ноги искривятся. Уши тоже нужно прижимать к черепу. Три раза в день ребенка нужно было разворачивать и очищать попу вином.


Не сохранилось ни одного совета по приучению детей к горшку. Вероятно, потому до семи лет и мальчики и девочки ходили платьях, и по необходимости их просто подтирали или просто ставили клизмы.

Как трудно было ребенку выжить в средневековье История, Хронос, Детство, Материнство, Средневековье, Быт, Повседневность, Роды, Длиннопост

Для тех, кто не определил, мальчик - центре. У него шпага на перевязи.

Как трудно было ребенку выжить в средневековье История, Хронос, Детство, Материнство, Средневековье, Быт, Повседневность, Роды, Длиннопост

Сколько здесь мальчиков?


Источник: 📃 ХРОНОС ИСТОРИЯ МИРА 🌎

Показать полностью 3
2895

Беременность и роды в средние века были смертельно опасны

Беременность и роды в средние века были смертельно опасны История, Хронос, Беременность, Роды, Быт, Повседневность, Женщина, Детство, Длиннопост

Хотя христианская церковь считала монашество идеальным состоянием человека, но все же снисходила к человеческой слабости и необходимости продолжать род.


Результатом такого снисхождения и стал церковный брак.


Главной целью брака признавалось рождение наследников. Поэтому бесплодие было страшным несчастьем. Некому наследовать имущество, некому заботиться о родителях.


Вопроса о том, кто виноват в бездетности пары, даже не возникал. Разумеется, только женщина, ведь ее обязанность и предназначение – рождение детей. Нет детей – она бесплодна, это или божья кара за грехи или порча.


Но наступление беременности еще ничего не гарантировала, выкидыши были частым явлением. Крестьянки и горожанки тяжело трудились, знатные дамы подвергались опасности падения или с лошади, ездили-то в неустойчивом женском седле, или еще какой случайности. Так, Анна Австрийская потеряла ребенка, когда решила пробежаться в темноте через тронный зал, запнулась и упала.

Беременность и роды в средние века были смертельно опасны История, Хронос, Беременность, Роды, Быт, Повседневность, Женщина, Детство, Длиннопост

Но самым опасным в беременности были роды. Роды проходили дома, в окружении родственниц и повитухи. Женщина рожала в повседневной одежде, часто единственной, и потому носимой много дней. О том, чтобы помыться роженице или помыть руки повитухе речи и быть не могло. Не удивительно, что уровень смертности молодых женщин был чрезвычайно высок. Любые осложнения в родах приводили к смерти матери и ребенка. Крайне редко успешно заканчивались роды близнецами.


Церковь запрещала любое вмешательство в промысел божий, поэтому кесарево сечение было вне закона. Если вставал выбор, спасать мать или младенца, церковь была категоричной – спасать ребенка. Логика проста – душа важнее тела. Надо спасти ребенка, чтобы успеть его окрестить, тогда, даже если он умрет, душа младенца попадет в рай. А душа матери и так будет спасена, потому что бытовала уверенность, что души женщин, умерших в родах, обязательно попадут в рай.

Многие дети рождались мертвыми, четверть умирала в первую неделю жизни, до года доживало не больше трети оставшихся.

Беременность и роды в средние века были смертельно опасны История, Хронос, Беременность, Роды, Быт, Повседневность, Женщина, Детство, Длиннопост

Как странно, несмотря на горячее ожидание наследника, к смерти младенца относились спокойно «Бог дал, бог взял» или, как говорили во Франции, «Малые дети – малое горе».


Источник:  📃 ХРОНОС ИСТОРИЯ МИРА 🌎

Показать полностью 2
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: