9

Вундеркинд (14 глава из 15)

Вундеркинд (14 глава из 15) История, Заврин Даниил, Нуар, Ужасы, Мистика, Вундеркинд, Длиннопост

* * *


– Надо же, я уж думал, это кто-то из корпорации. Как ты меня нашёл, Марк? – сквозь боль донеслось медленным низким басом.


– Господи, ах, как же больно! – Марк с трудом разлепил глаза и увидел сидевшего перед ним Элайджу. – Неплохой удар.


– Ты сам выбрал неудачный момент, к тому же, у тебя я заметил вот это, – он вытащил револьвер и повертел его в руках. – Итак, я повторяю вопрос, как ты меня нашёл?


– По телефону.


– Это хорошо, – сказал Элайджа и откинулся в плетеном кресле-качалке. Марк почувствовал запах крови и посмотрел на его руку, она была вся красная, наспех перемотанная какой рваной тряпкой. Негр проследил за его взглядом и улыбнулся, подняв руку.


– Хороший выстрел, можно сказать, он спас тебе жизнь.


– Элайджа, послушай, лучше сдавайся, твои анализы в полиции, тебе не скрыться, это прямое доказательство! Тебя всё равно найдут.


– Я знаю, Марк, частично я даже рад этому, эта работа высосала из меня все соки, я очень устал. Может, это и есть выход, – он посмотрел на револьвер. – И на самом деле я рад. Рад, что всё так вышло.


– Что ты собираешься делать?


– Ты будешь удивлен, но у меня был план, причем, он совершенно идеально исполнен.


– Тогда поделись им.


– Рассказать тебе всё начистоту? Ах ты, хитрец. Зачем тебе это сейчас? Лучше бы попросил меня сохранить тебе жизнь. Или ещё что-то.


– Ты даже не связал меня, обычно так поступают перед убийством.


– Ну да, ты совершенно прав, перед убийством. Только вот, Марк, всё несколько запутанней. Видишь ли, тебя нельзя просто так убить, это не в интересах корпорации, она не любит столь очевидных следов и крайне пуглива до сохранения своих тайн. К тому же, это Америка и тут нельзя просто так застрелить детектива. Эх, как же всё паршиво, как же всё паршиво! Впрочем, я верю в судьбу, не зря ты прострелил мне руку, теперь я действительно получу выходные.


Марк снова посмотрел на его руку. Элайджа, вероятно, употребил слишком много антибиотиков и теперь появились побочные эффекты. Он присмотрелся к его зрачкам, они были сужены. Надо было тянуть время. Будучи настолько самоуверенным, что даже руки не связал, он наверняка совершит ещё ошибки.


– Я защищался, Элайджа, да я и не знал что это ты, – мягко сказал Андерсен.


– Согласен, это оправдывает. А вот что оправдывает убийство?


– Смотря ради чего.


– Может, ради дочери, которая болеет раком?


– Именно поэтому ты согласился поработать с Мэри?


– Я не работаю с ней, Марк. Я работаю на корпорацию.


Тут раздался звонок. Вероятно, Изабель. Элайджа выставил вперед револьвер. Андерсен даже не шелохнулся. Звонки не прекращались. Элайджа вдруг опять смягчился и, снова улыбнувшись, опустил револьвер.


– Можешь ответить, только сделай всё правильно. Марк, прошу тебя, я не хочу тебя сейчас убивать. И включи на громкую связь, пожалуйста.


Марк аккуратно вытащил из кармана телефон. Это был Губер. Он нажал на кнопку, и трубка тут же заорала писклявым голосом:


– Детектив, вы где?


– В отеле, агент, что случилось?


– Срочно вставайте с кровати, эта сумасшедшая баба спустилась с третьего этажа вниз и сбежала! Господи, тут все такие придурочные в этом городке, вы мне нужны здесь, немедленно выезжайте!


– У вас куча полицейских, зачем вам я?


– Ты издеваешься, детектив? Ты хочешь, чтобы я тебя уговаривал? Скажи спасибо, что я вообще тебе позвонил.


– Спасибо.


– Да пошёл ты! – сказал Губер и бросил трубку.


– Какой-то он нервный, – поцокал языком Элайджа, поднимая револьвер. – Знаешь, детектив, а ведь она куда безбашеннее, чем я думал, действительно сумасшедшая баба. Как ты думаешь, куда он побежала?


– Сложно сказать, она явно не в своей тарелке.


– Да уж, мы тут все немного того, – негр поводил дулом у виска.


– Элайджа, сдавайся, прошу тебя. Здесь не такие законы, как в Техасе, смертной казни не будет.


– Эх, Марк, ты даже не представляешь, о чем говоришь, ведь на самом деле смерть иногда союзник. Я уже после Хьюри понял, что назад дороги нет, а ведь он был моим напарником несколько лет. Мы были почти как братья, но всё равно пришлось убрать.


– Так это ты убил его? Но почему?


– Это был приказ сверху, он влюбился в эту дуру и решил, что теперь можно всё. Вот компания и решила убрать его. Попросили меня, так как я быстрее всех мог остановить его. И теперь я должен остановить тебя.


– И как ты это хочешь сделать?


– Всё просто, Марк, ведь смерть лучше всего останавливает людей.


– Подожди, не спеши, все не так плохо. Ты хочешь, чтобы я прекратил вести это дело? Я могу слить его, но ещё есть агент Губер, он честолюбив.


– Ну, он уже не моя проблема, мне сказали лишь с тобой разобраться.


– Это ты убил Джона и его родителей?


– Нет, на моей совести лишь Хьюри, – грустно ответил он.


– Ты знаешь, кто убил их?


– Да.


– Послушай, если ты пойдешь с повинной, то не всё потеряно, убийство Хьюри ещё надо доказать. А уж когда мы засадим подражателя, то ты и вовсе можешь отделаться условным сроком. У меня есть знакомые, они помогут.


– Тебе никто не даст посадить подражателя, Марк. Никто.


– Не убивай меня, Элайджа, ты не такой плохой человек. Ты хороший парень. Поверь мне, все будет нормально, главное – не делай поспешных выводов, мы во всем разберемся.


– Я знаю, что ты слышал мой разговор по телефону, Марк, а значит, ты в курсе, что деньги на лечение моей дочери уже переведены. Я должен выполнить свою задачу. Так уж получилось, дружище. Я совершил ошибку, раскрасив кровью пол Ашеров, ты допустил, придя сюда. Пришло время их исправлять.


Элайджа встал и выпрямился, направив на него револьвер. Марк поднял глаза и понял, что это конец. Время задуматься о жизни, которая так глупо пролетела за сорок пять лет. Принять какие-то важные решения, познать дзен? Но, по факту, что у него было? Свадьба, ребенок? Пожалуй, все. А об убийцах он вспоминать не хотел, не самое важное, пожалуй. Эх, он никогда особо не умел философствовать, так что глупо начинать это делать сейчас. Осталось лишь более или менее достойно умереть, ну, или хотя бы не заплакать.


Наступила странная тишина. Марк стоял на коленях и смотрел на свой же револьвер, в том время как Элайджа внимательно наблюдал за ним. Улыбка исчезла с его лица, лишь уставший холодный взгляд.


– И? – не выдержал Марк.


– Торопишься на тот свет? – глаза Элайджи заиграли.


– Заканчивай уже, это дерьмовая жизнь и так меня достала.


– Всё не так просто, Марк. Прежде, чем убить, я хочу немного помочь. Найди Мэри первым, она ключ. Благодаря ей ты узнаешь всё, а искать Мэри ты знаешь где, она ведь не зря послала тебя защищать Сэма.


– Стало быть, она побежала к нему?


– А ты не такой тупой, дружище, – усмехнулся Элайджа и, вытащив платок, аккуратно обтер рукоятку револьвера, затем взялся через платок и выстрелили себе в голову. После чего огромное тело негра осело и аккуратно сложилось на полу.


Марк рефлекторно отпрянул назад, упершись о стену. Он не сразу даже понял, что произошло, лишь когда кровь стала заливать пол, он выпрямился и, стараясь не наступать в лужу, отошёл к двери. Залитый кровью револьвер лежал от него в нескольких метрах, добраться до него было крайне проблематично, особенно, если стараться не испачкать ботинок.


Теперь всё стало на свои места. Вот что придумал Элайджа, он решил подставить его, прострелив из оружия детектива себе голову. Какой странный план, неужели не было ничего получше? Или, быть может, чувство ответственности? Почему он не подумал о том, что оставляет дочь? Может, тоже разведен? Впрочем, накачанного таблетками негра сложно понять. Сейчас главное – не отвлекаться на посторонние мысли, а догнать Мэри. Хватит уже убивать детей.


Вытащив зажигалку, Марк поджег старые шторы. Они молниеносно осветили комнату, тело, следы на стене. Всё это следовало сжечь, ведь огонь лучше всего убирает улики. Марк ещё раз осмотрел револьвер, на нем не осталось ни капли крови. Гильзу и пулю он забрал, стало быть, найти убийцу будет несколько проблематично. Он ещё раз посмотрел на негра, жаль, он не успел у него спросить насчет записки, оставленной ему в качестве подсказки. Он был почти уверен, что это был Элайджа. Затем он вышел из дома, оставив позади себя медленно разрастающееся пламя. Пламя начинающегося конца.


* * *


Дом Ашеров был темным, и лишь маленький огонек света, плавно перемещающийся по дому, говорил о том, что там кто-то есть. Марк остановил машину и вышел наружу. Вокруг дома никого не было, равно, как и у дверей. Он быстро подошёл к входу. По идее, около него должны были дежурить двое полицейских. Но, увы, их не было.


Аккуратно потянув ручку, Андерсен открыл дверь и вошел внутрь. Всё выглядело так, что его как будто бы приглашали. В голове неприятно шевельнулись воспоминания о Весельчаке. Тогда в его доме он ощущал примерно, что и сейчас, только в тот раз он шёл за любимой, а сегодня? Что им движет сегодня? Почему он не вызвал подмогу? Марк не знал ответа на этот вопрос, зато точно знал, что будет делать дальше. Он выбьет из этой дуры все, что она знает, и никакое сумасшествие её не спасет.


Белый халат, кровь, снова кровь и кусок рваной материи возле стены. Видно, здесь она с кем-то подралась и, зацепившись за ручку двери, оставила на ней белый кусок. Марк присел на корточки. На полу валялся сломанный ноготь, Мэри была явно не в себе. Затем раздался грохот, как будто кто-то уронил что-то тяжелое. Марк прислонился к стене. Шум шёл из гостиной.


Здесь даже свет был не нужен, настолько ярко светила луна, а потому Марк сразу увидел их. Оба полицейских сидели у стены, странно улыбаясь своими посмертными улыбками. У обоих был изуродован рот.


– Всё-таки ты здесь, ублюдок, – довольно прошипел Марк, доставая револьвер. – Корпорация, корпорация, я так и знал, больная сволочь, что ты действуешь в одиночку.


Он на корточках подобрался к трупам. Кроме изувеченного рта и перерезанного горла, ран не было. Несомненно, какой-то яд, только вот как он к ним подобрался? Использовал Мэри? Но не могли же они спокойно принять напиток или еду из рук бабы в больничном халате? Нет, это какой-то бред. Разве что переоделась? Но тогда почему кусок халата и следы борьбы? Странно.


Марк снова услышал постукивание. В этот раз более методичное. И доносилось оно со второго этажа.


«Твою ж мать, там же Сэм», промелькнуло у Марка. В голове снова всплыла Мередит, её риск и то, как он опоздал, вытащив наружу лишь её тело. Неужели опять? Впрочем, теперь он более готов, ведь ему нет особо дела до пацана, главное – поймать убийцу. Это значит, урок он всё-таки вынес. Урок, гласивший, что привязываться нельзя.


Стук прекратился. Марк замер, не хватало ещё обнаружить себя, когда до цели рукой подать. Он не хотел устраивать гладиаторские бои, ему хотелось застать убийцу врасплох. Марк дошел до двери мальчика. Из неё лился мягкий свет лампы. Наверное, именно её он и увидел, когда приближался к дому.


Наверное, подражатель тогда спустился на первый этаж и, удостоверившись, что всё хорошо, поднялся наверх. Марк посмотрел на тени на стене. Их было две, одна еле двигалась, вторая, задрав кверху локти, вовсю орудовала каким-то предметом. О да, это именно он. Марк выпрямился и, выставив вперед револьвер, встал в дверном проёме.


И первое, что он увидел, это Мэри, точнее, её безумные и агонизирующие глаза, устало мечущиеся из стороны в сторону. Затем кровь, стекающую с её тела, затем небольшую спину Сэма, сидевшего на её ногах и ножом резавшим левый край её рта. Услышав шум, Сэм отвлекся и, как ни в чем не бывало, повернулся к Андерсену. На его бледном от луны лице не читалось ровным счетом ничего, разве что в глазах горел небольшой огонёк.


– Ты? Это ты? – опешил Марк.


– Ах, ты бы сейчас себя видел. Знаешь, за такую рожу можно вообще всё отдать, – сказал Сэм совершенно другим голосом. – Ты извини, я не мог больше ждать, пришлось несколько ускорить весь процесс.


Марк устало опустился на стул, всё ещё не веря своим глазам. Ведь перед ним сидел совсем ребенок, весь в крови, с ножом, но, тем не менее, ребенок, ещё совсем недавно поражавшим лишь тем, что предает брата и говорит ему о его встречах с Элайджей.


– Но почему? Как? Зачем тебе это? Боже, ты что? Ты ненормальный? – недоумевая, спросил Марк. – Зачем тебе резать людей? А Джон и твои родители?


– Тише, тише, детектив, поберегите нервы. Все же хорошо.


– Что?


– Я говорю, всё хорошо. У вас пистолет, я безоружен. Не стоит так нервничать.


– Ты что несешь, мальчик?


– Радость и счастье, – довольно улыбнулся Сэм своим красным от крови ртом. Затем обернулся и положил палец в рваную рану Мэри, после чего надавил, пока из раны не пошла кровь. Глаза его при этом зажмурились, казалось, вот-вот и он начнёт мурлыкать.


– Боже, ты спятил? – сказал Марк, как вдруг заметил, как Сэм прячет за спиной свою левую руку, хитрый сукин сын хотел просто отвлечь его таким диким манёвром. – Эй, вытащил руку! Я сказал, вытащил левую руку.


Сэм послушно вытащил руку. В ней блестел нож.


– Кто ты, парень?


– Ты знаешь, кто я. Ты чувствуешь это. Так, ведь? Ну, кто? Кто я? – Сэм издевательски корчил рожу. – Неужели ты забыл, как я резал твою дочурку и твою жену? Я думаю, таких людей надо помнить, ведь мы с тобой как родственные души, просто ты продаешь, а я покупаю, ты продаешь своих женщин, а я покупаю их. Без тебя я бы никогда не насладился твоей женой, не разрезал её мягкие уголки рта. Ты, наверное, помнишь, как она улыбалась. Какая у неё была нежная кожа? Я помню и просто обожаю эти моменты. Жаль лишь, что хорошая улыбка рвет рот, детектив, так ведь?


У Марка пересохло в горле, эту фразу он уже никогда не сотрет из памяти и произнёс её только один человек – Питер Маккуин – Чикагский Весельчак. Тот самый, который перебил всю его семью.


Марк смотрел на Сэма и уже стал узнавать в этих кривляньях того самого человека, который резал его малышку. Как в этом юном лице прорезывались черты убийцы и маньяка, семь лет назад убившего всех, кто был ему дорог. Больше интуитивно, чем головой, он понимал это. Наверное, они действительно больше чем враги, их держит за руки судьба. Он поднялся и направил ствол на Сэма, после чего спустил курок. Затем он выстрелил ещё и ещё, пока, наконец, барабан не опустел.


Рядом завибрировал телефон. Но он его почти не чувствовал. Изменившийся сумасшедший ребенок полностью выбил его из колеи. Ещё раз посмотрев на его труп он заметил, что из-за пояса торчат какие-то бумаги. Марк поднялся и вытащил окровавленные листки. Это был дневник Джона Ашера.

Найдены дубликаты

+1
Блин, он был в моем списке подозреваемых. Из-за описания убийства его матери
+1
Вот так поворот..
+1
Просто супер! Но я думала на другого. Но и мальчику отводила другую роль. Но ваш ход истории классный. Жду завтра окончания. Булочку к завтраку прикуплю. Чтобы усилить удовольствие.