ZavrinDaniil

ZavrinDaniil

пикабушник
Писатель нуарщик. Мрачно, цинично, страшно.
поставил 0 плюсов и 0 минусов
проголосовал за 0 редактирований
2798 рейтинг 533 подписчика 332 комментария 472 поста 11 в горячем
8

Башня Часть 2 глава 5

Башня Часть 2 глава 5 Башня, Заврин Даниил, Авторский рассказ, Длиннопост

Глава пятая

Рюрик слушал принца Александра, который мелодично докладывал, что его ближайший сосед, соратник в старой битве, всё ещё остаётся лучшим другом и даже принес в дар меч, дабы подтвердить старинную дружбу. Все вроде обычно и неинтересно, но тут возле дверей послышался гул. Кто-то порывался войти внутрь. Только вот стража была неумолима, ведь никто не имел права просто так входить во время его аудиенции. Но Рюрик жестом велел открыть двери.

Гробовая тишина воцарилась мгновенно. Даже принц замолчал, перестав выхваливать своего отца. Был лишь тихий гул ветра, влетавший сквозь разноцветные окна и убивавший тишину, посреди которой медленно, освещаемая широкими лучами солнца, падающими меж высоких мраморных колонн, шла его старшая дочь.

Серый капюшон бил откинут на спину, уродливая голова была гордо поднята. Король мотнул головой, ему показалось, что это всё дурной сон, но нет, всё было наяву. Более того, за старшей сестрой шла младшая, так же гордо выстукивая по мраморному полу. Рюрик осклабился, он сразу понял, что за всем этим представлением стоит эта мелкая чертовка Елизавета, но ничего, с ней он поговорит особо.

– Ты не рад меня видеть? – тихо спросила Миланья, поравнявшись с Александром.

Рюрик молча посмотрел на носок своего темно-синего сапога. И всё-таки, её следовало убить в младенчестве, тогда и не было бы никаких проблем.

Король тяжело вздохнул и подозвал рукой своего слугу. Ему очень хотелось, чтобы королева видела, к чему привела её чрезмерная доброта, и как её уродка позорит свой род. Покорно выслушав приказ, слуга удалился.

– Да. Ведь я не звал тебя, – спокойно ответил король.

– А я хотела тебя увидеть, отец. Посмотреть тебе в глаза, – ядовито сказала Миланья, – поблагодарить за то, что ты не убил меня и позволил моей матушке приезжать ко мне.

– Это больше заслуга твоей матери, а не моя. Впрочем, ты уже отблагодарила нас, опозорив нас перед иностранным гостем.

– Опозорила тем, что пришла к собственному отцу? – с вызовом спросила Миланья.

– Да.

Краем глаза Рюрик увидел в конце зала королеву. Она была в черных шелковых одеждах и, как всегда, прекрасна. На её лице блестели слезы. Но это всё равно без разницы, ведь теперь эту глупую уродку уже никакое чудо не спасет. Максимум, что он может ей подарить – так это быструю смерть от топора своего лучшего палача.

– Итак, это всё?

– Нет. Это не всё, мой король, – всё так же ядовито продолжила Миланья и, взяв принца под локоть, сказала: – Позволь представить тебе отца моего ребенка и попросить отцовского благословления на брак и на счастье в любви и радости.

Рюрик хотел было ответить, но, открыв рот, так и не смог обронить ни слова. Все, что получилось – это молча смотреть на побледневшего принца, растерянно стоявшего под руку с уродиной.

– Отца твоего ребенка? Ты беременна от принца? – мысли в голове короля мелькали одна за другой, не давая выстраиваться в ряд. Казалось, всё перевернулось верх тормашками. – Александр, это правда?

Принц лишь побледнел ещё больше. Казалось, что все тело его налилось свинцом и любое движение дается с неимоверным усилием воли.

– Неужели Вам нечего сказать? – начинал злиться всё более и более выходящий из себя Рюрик. – Это правда? Ребенок Ваш?

– Вероятно, да, Ваше Величество, – растерянно сказал принц.

– Боже… – Рюрик потрогал свой морщинистый лоб. – А Ваш отец в курсе этих событий?

– Думаю, нет.

– А ты, Лизи?

– Увы, отец, – быстро вставила Елизавета, сияя от радости.

– Что ж, теперь ваш брак под вопросом. Я же не могу позволить Вам, принц, оплодотворять всех моих дочерей, – едко сказал Рюрик. – К тому же, я не уверен, что Елизавета подходит под Ваш избирательный вкус .

После этих слов ему показалось, что принц вот-вот упадет в обморок, так как его лицо приобрело совершенно мертвый оттенок. Хорошо ещё, что его заботливо придерживала уродка, не давая упасть на мраморный пол.

– Итак, отец, ты даешь согласие на брак? – настойчиво повторила свой вопрос Миланья.

– Лично я не вижу причин препятствовать ему. Только мне очень хочется услышать Александра.

– Принц сделал это по желанию, мой король. Его никто не принуждал. Я даже боюсь предположить, что это он сделал с какой-либо другой целью, нежели истинная любовь. Я лишь милостиво прошу прощения за его поступок, уверена, он исправит ситуацию, взяв меня под венец, как и положено королевским особам. Ведь иначе получилась бы ситуация, что принц изнасиловал принцессу, дочь ближайшего соратника своего отца, выставив его полным дураком.

Теперь уже Рюрик не злился. Он улыбался странной улыбкой. Не радости, нет. Он прекрасно понимал, что его друг не оценит подобного жеста, встав в крайне щекотливую ситуацию. Но, с другой стороны, никто не заставлял его сына вынимать хозяйство из штанов, едва завидев бабу, причем, толком не разобравшись, как она выглядит. Это будет прекрасным уроком.

В этот же вечер он их обвенчал. Быстро, без особой церемонии. Щекотливость и пикантность ситуации не позволяла устроить широкое празднество и во всеуслышание объявить о свадьбе.

Эпилог

Рюрик, мягко обнимающий королеву, молча провожал эту странную пару. Удивительно, но некоторые браки действительно свершаются на небесах. И, что самое интересное, наверняка эта история останется в сказаниях.

Сидя у огня, матери будут рассказывать своим дочерям о том, что когда-то жила уродливая принцесса, которую полюбил принц. Рюрик усмехнулся и посмотрел на слезинку, спускавшуюся по щеке королевы. Да, скорее всего, именно так и будет. Только его жена обязательно допишет к этой странной и немного неправдоподобной истории некоторые детали. Например, что принц избавил поцелуем принцессу от уродства, и что она была заколдована. В любом случае, никто не будет говорить об истинном положении вещей.

Но всё же, в кое-какой детали он был уверен на все сто. Закат, который бирюзовым светом освещал дорогу путникам, должен был остаться – слишком уж красивым он получился в этот прекрасный вечер.

Показать полностью
7

Башня Часть 2 глава 3.4

Башня Часть 2 глава 3.4 Башня, Заврин Даниил, Авторский рассказ, Длиннопост

Глава третья

Меланья развернула и прочитала письмо. В нём говорилось, что принц приносит извинения и просит её явиться во дворец, говоря о том, что испытал новое чувство. Что он был напуган. И всё в том же духе.

«Какая нелепая затея, – подумала Меланья и разорвала письмо. – Всё это пошло и необдуманно. Глупо, очень глупо. Как можно вообще надеяться, что она приедет во дворец по первому его зову?»

Она посмотрела на Григория, который разглядывал разорванное письмо. Теперь он был совершенно другим. Спокойным, хладнокровным, даже сильным. Таким он ей нравился больше, а потому хорошо, что Роберта в хижине не было, так как после последних происшествий она не могла ручаться за сохранность головы этого гонца, принесшего столь глупую затею. Хотя, почему сразу глупую? Ведь поездка в город совсем не такая уж и плохая затея, она всё равно ничего другого, кроме башни, не видела. Как же всё изменилось с той ночи.

Григорий, до этого молчавший, наконец, заговорил.

– Мне кажется, что Вы всё-таки согласны, – он пнул оборванный листок, валявшийся возле его сапога. – Даже как-то печально, ведь я почти уверен, что ничего хорошего Вас там не ждет.

– Уверен? – недоверчиво спросила она. – Это почему?

– И идея принца – очередная идиотская затея, которая возникла в его молодом мозгу. Нет никакого чувства, это всего лишь жалость, глупость, но никак не любовь, как он думает. Ваша поездка лишь докажет это. Мой Вам совет – оставайтесь здесь и забудьте обо всём, что случилось. Да, Вы – принцесса, да, Вы – девушка, но поездка – это глупость.

– Как по-рыцарски вы себя ведете, – улыбнулась Меланья.

– Я не рыцарь, я слуга. И я не хочу, чтобы Вы в очередной раз стали жертвой его необдуманного поведения. В замке Вам никто не будет рад. Вас лишний раз унизят, так как там будут молодые красивые образованные люди.

Меланья смотрела на Григория. Наверное, другая девушка на её месте ударила бы его или хотя бы сказала что-нибудь обидное. Но ей не хотелось, она уже привыкла к правде. Да и Роберт помог ей стать сильнее.

– Значит, мне лучше остаться здесь?– тихо спросила она.

– Да. Так будет лучше для всех, – сказал Григорий и испытующе посмотрел на неё.

Он знал, что единственный шанс заставить её поехать с ним – попытаться отговорить ее от этой затеи. И если он хоть сколько-нибудь разбирался в людях, то был прав, разглядев в этой уродливой девочке настоящую принцессу, всегда идущую наперекор своей судьбе ради собственной чести и достоинства. Или же любви. Главное – вытащить это на поверхность, пробудить от спячки, в которую грамотно положила её мать. А ещё у этих сестёр был столь похожий упрямый взгляд.

– Я еду с вами, – наконец сказала она. – Но мы должны ехать сейчас же, до возвращения Роберта. Я быстро соберу вещи и напишу ему записку. Ждите здесь.

Григорий кивнул и вышел на улицу, где затянул ремень на седле и, вытащив яблоко, дал его своему любимцу. К его удивлению, то, что он так хорошо справился с возложенной на него задачей, его не особенно обрадовало. Может быть, он стал чувствительнее? Постарел? Вряд ли это влияние самой уродины.

Глава четвертая

Они доехали до замка спустя два дня. Тринидад был сильным конём, и даже два наездника не заставили его сбавить ход. Отведя коня в конюшню и оставив Меланью одну, Григорий отправился к Елизавете с докладом.

И не зря – младшая принцесса, даже не спросив секретного отзыва, рывком открыла дверь. Глаза её горели, ведь она уже знала, что они прошли во дворец и, видимо, ждала его с огромным нетерпением. Быстро пропустив внутрь своей спальни, она едва ли не схватила его за воротник камзола.

– Ну что? Где она?

– Всё в порядке, госпожа, всё идет согласно Вашему плану. Меланья находится в комнате, полагая, что скоро встретится с принцем.

– Как мило, эх, меня просто разрывает от желания её увидеть.

– Не уверен, что это хорошая затея.

– Не важно, главное, что я хочу этого, – сказала принцесса и, шурша платьем, выбежала из комнаты.

Свечи в большом количестве мягко освещали красные бархатные занавески, обрамляющие разноцветное окно. Её уродливая сестра стояла рядом. Медленно перебирая красную ткань в руках, она ощутила мягкое прикосновение. Елизавета прищурилась, кажется, именно в такой же бархат или немного похожий был облачен недавно приехавший Александр, сын Измунда.

Затем сестра медленно повернула голову в её сторону, хотя Елизавета шла, крадучись, практически бесшумно. Увидев Елизавету, Меланья улыбнулась. В её глазах читалось крайнее любопытство. Эстетично махнув ножкой, Елизавета сделала небольшой реверанс. Меланья же просто поклонилась

– Меланья? – наигранно робко спросила принцесса.

– Да, – тихо ответила её сестра.

«Умом её явно не обделили» – подумала Елизавета, изучая измученные, но всё же скрывающие боль и тяжесть глаза. Не хамовита, не лезет с расспросами. Явно королевская кровь.

– Будьте, как дома. И не удивляйтесь, что именно я встретила Вас, принц занят, это ведь королевский двор. Тут всегда есть дела. Но я о Вас позабочусь, мы постараемся сделать так, чтобы Вы как можно скорее его встретили.

– Я не тороплюсь, – тихо ответила Меланья. – У вас очень красиво.

– Это королевский замок, – пожала плечиками принцесса. – У нас всё должно быть красивым.

Меланья ничего не ответила и снова посмотрела в окно. Приближалась ночь, и скоро должны были проступить звезды. Несколько отстранённо она спросила:

– Зачем ты пригласила меня сюда, сестра? Хочешь показать меня матери? Но она меня уже видела, так что это её не удивит.

– Я? Я не это хотела, я… – растерялась Елизавета.

– Хотела посмотреть, какова будет реакция принца, когда он увидит меня? Что ж, я и так тебе скажу. Он не бросится меня целовать, так как сочтет всё некоторым недоразумением. Как и наш отец. Ведь, по сути, я и есть некоторое недоразумение. Но польза в нашей встрече всё же есть – я увидела тебя, а ты – меня, нам же надо было познакомиться, не так ли?

И тут Елизавета внимательнее посмотрела на Меланью. Черные, почти лишенные зрачков глаза смотрели, не моргая. Елизавета попятилась. Старшая сестра, словно поднимаясь из прошлого, заполнила собой всё пространство. Казалось, ещё чуть-чуть и она завладеет их короной и новым местом под лучами общего внимания. Восхищенная Елизавета заулыбалась. Теперь она была на все сто процентов уверена в их родстве. Только вот сила сестры вовсе не в скорости и выносливости, а куда в более глубоком превосходстве.

– Надо же, никогда бы не подумала, что вот так запросто познакомлюсь со своей мёртвой сестрой. Ты, верно, устала с дороги, позволь покормить тебя. Если, конечно, тебя это не обидит.

– Нет, меня это не обидит, – ухмыльнулась Меланья. – Я давно уже стала необидчивой, поэтому с удовольствием поем.

Угощая старшую сестру, Елизавета пыталась понять, что с ней происходит. Внутри всё настолько переменилось, что она даже не успела всё правильно понять. Ведь совсем недавно она хотела с помощью обмана вывести эту уродину в свет и устроить полный кавардак. А теперь она сидит с ней и ужинает, словно разлуки и не было совсем. Неужели ей действительно не хватало старшей сестры? И стоило признать её силу и кровное родство, как непреодолимая стена, отделявшая её от сестры, начала давать левый крен.

– Очень вкусно, – сказала Меланья, пытаясь улыбаться с набитым ртом. Вышло это так забавно, что Елизавета расхохоталась, подхватив эту забавную гримасу. Прыснув, Меланья едва сдержала начинку пирога во рту.

– Но-но, только вот не надо всё обратно, – махнула рукой Елизавета. – Эти ковры стоят больше некоторых домов. Я, конечно, понимаю, что ты жила в лесу, но это вовсе не значит, что можно вот так просто засыпать всё едой.

– Зря ты так, у нас было очень чисто.

– Верю, верю, это у нас в отца, он крайне чистоплотный.

– А какой он? – посерьёзнела Меланья. – Отец.

– Ты и вправду хочешь это знать?

– Да.

– Как и любой хороший король. Сильный, уверенный, упертый, а ещё умный и безжалостный, готовый принести в жертву всё, что угодно, лишь бы королевство процветало. Такой, каким, наверное, и должен быть настоящий король.

– Как ты думаешь, что он сделает, если увидит меня?

– Не знаю. Он не показывает своих чувств, и в этом случае, я думаю, он поступит так же. Уберет тебя под стражу и казнит. Ведь толку увозить уже нет.

– А если я скажу, что я приехала повидать его? – с надеждой в голосе спросила Меланья.

– Я бы не стала этого делать. Правда. Не стоит. Лучше повидай Александра. И возвращайся домой. В лес. Туда, где ты и жила. А там, быть может, я навещу тебя.

Меланья вздохнула и посмотрела на звезды. В её глазах, столь странно смотревшихся на этой уродливой голове, читалось отчужденное желание жизни, отдаленно горевшее внутри странным огнём.

– Я никуда не поеду, сестричка. Не важно, что произойдет, но я теперь точно не поеду назад. Я хочу увидеть отца, мать. Я хочу ещё немного подышать королевским воздухом, воздухом моей семьи. За последнее время я несколько изменила свою жизнь и, как мне теперь кажется, будет разумно двигаться в том же направлении.

– Ты уверена в этом? – Елизавета положила руку на её ладонь. – Я могу тебя переубедить?

– Нет. Не нужно. Всё, что происходит – правильно, и я рада этому. А ещё я даже и не думала, что у меня такая хорошая сестра.

А затем из ее глаз потекли слезы. Этому приему Елизавета обучилась ещё в детстве. Оставалось лишь обнять сестру, как всё – пьеса сыграна полностью. А ещё она почувствовала, что от старшей сестры пахло землей, навозом, потом, но в большей степени чем-то родным и надолго забытым. Печально, конечно, что придется ею пожертвовать, но, видно, такова её судьба.

Показать полностью
7

Башня Часть 2 глава 2

Башня Часть 2 глава 2 Башня, Авторский рассказ, Заврин Даниил, Ужас, Длиннопост

Глава вторая

Не успела первая стрела коснуться мишени, как вслед за нею была пущена вторая и третья, играющая в полёте своим белым мягким пером. Прищурившись, Елизавета победно скинула белую челку со лба. В этот раз она справилась со стрельбой настолько хорошо, что даже её наставник, престарелый дядюшка Эб, задумчиво почесал костлявой рукой подбородок, а затем тихо выдохнул и удовлетворенно кивнул головой. Елизавета улыбнулась. Выхватить похвалу у Эба было воистину непостижимой задачей.

– Вы заметно улучшили свои навыки, госпожа. Впрочем, я думаю, Вами движет не только желание совершенствования, но и некая радость, от которой Вы прямо полны энергией, – тихо заметил он, подходя к мишени и пробуя вытащить стрелу.

– О чём это вы? – покраснев, спросила Елизавета. Дядюшка Эб был единственным из всех, перед кем она всё ещё впадала в краску.

– Или, точнее, о ком. О герцоге Франциске, вырвавшем главный приз турнира.

– Да. Он интересный человек.

– В которого Вы, по всей видимости, влюблены, – так же спокойно и тихо произнёс Эб, справившись, наконец, с первой стрелой. – Что ж, у Вас успехи! Доспехи это, конечно, пока не пробьет, но вот кольчугу – запросто.

– А что, разве я не могу полюбить красивого мужчину?

– Можете, конечно, но я остро переживаю не за это. Вы крайне эмоциональны, и это может обернуться как в хорошую, так и в плохую сторону. Сейчас, благодаря Вашему порыву, Вы обошли наших лучших лучников. И это хорошо, но ведь все может быть и иначе. Только простолюдин может быть подвержен порывам, Вы же – будущая королева, Вы обязаны быть прагматичной.

– Ах, дядюшка, к чему всё это?! – она покрутилась на месте. – Ведь это же так прекрасно – полюбить! Разве есть что-то прекрасней этого?

– Наверное, нет.

– Ну что вы такой грустный? – она подбежала к нему и взяла его костлявую руку в свои маленькие аккуратные ладошки. – Разве вы не счастливы от того, что мне так хорошо?

Старик Эб, не выдержав столь открытого напора, улыбнулся. Елизавета обучалась у него с шести лет, и он любил её как родную дочь. В глазах старого воина появилось немного влаги. Когда он смотрел на эту игривую девчонку, он забывал о своей жене и дочери, умерших много лет назад во время его последнего похода.

– Конечно, счастлив, моя дорогая, – он аккуратно вытащил свою руку. – Но это не означает, что мы должны пропустить верховую езду.

– Ах, ну конечно, конечно. Я и не думала отказываться! – громко сказала принцесса и побежала к белому жеребцу.

Ловко забравшись на коня, принцесса выглядела просто безупречно. Коричневые охотничьи штаны, белая блузка, защитный наручник для стрельбы из лука, небольшой кинжал возле пояса. И всё вокруг женской хрупкой фигуры, украшенной длинной косичкой из белокурых волос.

Подняв коня на дыбы, принцесса припустила его рысью по поляне, нежно причмокивая и гладя по гриве. Она очень любила этого жеребца и даже позволяла ему прогуливаться в лесу без наездника, правда, в сопровождении охраны.

– Принцесса, принцесса, Вас срочно просит Его Величество! – внезапно раздалось со стороны дворца.

Развернув коня, Елизавета посмотрела на бегущего к ним слугу. Она примерно представляла, зачем батюшка мог вызвать её, и это отнюдь не грело ей душу. Приезд принца Александра, принца Валерийского королевства, столь активно поддержавшего её отца при битве с Измундом, было вовсе не самым праздным событием. Поэтому не отметить его визит в сопровождении своей красавицы дочери её батюшка просто не мог.

Поравнявшись со слугой, она отдала ему под узды коня. Недовольный жеребец тут же оторвал хлипкого слугу от земли, что есть силы крутанув в воздухе. Больно шмякнувшись о землю, разноцветный юноша истерически заорал, вызвав у неё усмешку. Принцесса развернулась и пошла во дворец. Она знала, что дядюшка Эб не оставит без внимания этого идиота, смевшего думать, что он сможет удержать Буцефала.

Принц Александр оказался куда более смазливым, нежели она его себе представляла раньше. Высокий и широкоплечий, он был больше похож на древнюю статую, которую отец велел поставить у входа. Этакий эталон мужской красоты, который нарочито вежливо произнес целую тираду в её честь, восхваляя почти всё, в чём проявлялась её красота. Но, не смотря на это, он ей всё равно не понравился. Её сердце уже было занято герцогом. А потому она едва не выхватила кинжал, когда отец пообещал отдать её этому самодовольному кретину в жены. Какое безумство. Да как они могли с ней так поступить?

Еле дождавшись конца аудиенции, она отправилась в свои покои. Злобно открыв дверь, она увидела Григория – слугу, которого она отправила за матерью, два раза в год уезжающую в неизвестном направлении. Всё ещё не отойдя от поступка отца, она жестом пригласила его сесть. В том, что он приехал не с пустыми руками, она не сомневалась.

Григорий был опытным следопытом и прекрасно шёл по следу, к тому же обладал ещё и лучшими актерскими данными – мог сбить с толку кого угодно, отыгрывая свою роль наивного дурачка.

Выслушав всю историю, она села на кровать. Ожившая в памяти сестра – уродливая и некрасивая, не раз пугала её в детстве, когда она в первый раз услышала об её судьбе. И вот теперь она снова явилась перед ней, уже в куда более страшном обличии.

– Значит, ее охраняет Роберт? Как мило, я думала, он давно уже покоится в какой-нибудь речке. Что ж, это ей подходит. И все же, этот принц куда более мерзкий, чем я предполагала. И куда менее брезгливый.

– Госпожа, я не думаю, что это главное, – тихо сказал Григорий. – Теперь не Вы наследница престола, а Ваша старшая сестра. Как Вам известно, наследство передаётся старшему в роду.

– И что? Ты мне предлагаешь добить её? Она и так была уничтожена. К тому же, какое ей дело до наследства и нашего королевства? Живет себе в глуши и живёт, никуда не выезжая. Какой смысл её убивать?

– Но если она решит отправиться сюда? В поисках Александра? Тогда может всё раскрыться, к тому же, теперь и принц знает о ней, – продолжал настаивать Григорий. – Я уверен, что необходимо убрать эту девушку. Уверен, она сама хотела бы умереть.

Елизавета глупо улыбнулась. Похоже, Бог ещё не до конца отвернулся от неё, оставляя призрачную надежду на настоящую любовь. Если притащить её сюда и показать отцу, вскрыв всю похабную историю, то это должно здорово подмочить репутацию этого лощеного красавца-принца, за которого батюшка так жаждет её выдать.

– Мне бы очень хотелось на неё посмотреть, – сказала она и посмотрела на Григория. – Как ты думаешь, это возможно?

– Не знаю. В замок привезти её не получится, а ехать к ней… Ну, Вы же знаете, как Ваш отец пристально следит за Вами.

– Значит, только если она сама сюда приедет? Что ж, это не такая уж невыполнимая задача, главное – сделать так, чтобы это исходило от принца. Напишем что-нибудь душещипательное, такое, чтобы до слёз пробирало. Решено! Начинай готовиться к отъезду, текст письма я приготовлю. Напишешь сам, хоть почерк она его не видела, но на всякий случай пусть будет мужской. Читать-то она умеет?

– Думаю, да.

– Тогда решено. Ох, какой же бум произведет это событие, ну разве я не молодец? Всё семейное говно выплеснем наружу.

– Но зачем это Вам? Только из-за того, чтобы насолить принцу?

– Я должна перед тобой отчитываться? – смерила она Григория взглядом. – Впрочем, так и быть. Мне любопытно, дурень, да и матери неповадно будет кататься втайне от отца. К тому же, я всегда не любила, когда она уезжала, даже когда была совсем маленькой.

– Но если она не согласится?

– Уж поверь мне, согласится. Во всяком случае, лучше пусть согласится она, чем разозлюсь я.

И тут Елизавета рассмеялась. Её смех был звонким, заразительным. Казалось, он вот-вот разорвёт свою хрупкую госпожу, разбрызгав кровь по расписным стенам. Благо, длился он недолго и, успокоившись, принцесса потрогала свои щеки, раскрасневшиеся от прилившей крови.

Показать полностью
7

Башня Часть 1 глава 6, часть 2 глава 1

Башня Часть 1 глава 6, часть 2 глава 1 Башня, Авторский рассказ, Заврин Даниил, Длиннопост

Глава шестая

Утро. Оно было безразлично к ночным чудесам, обнажая всё своим ярким светом и трезвым взглядом. Оно легко сорвало покрывало тяжелейшего похмелья, обнажив одну из уродливейших женщин в мире.

Небольшая челка, редкие волосы на большом и высоком лбу, кривой рот. Рассматривая её, Александр так и не смог до конца понять, что именно толкнуло его на этот странный поступок. Вино? Или он просто увлекался её приятным голосом?

Потирая лоб, он встал и легко подхватил её на руки. Не ощущаемо, без встряски. Но глаза Меланьи всё равно на миг раскрылись, а на кривых губах заиграла небольшая легкая улыбка. Затем, поглядев по сторонам, Александр неровным шагом пошёл в сторону свинарника, откуда доносилось тяжелое хрюканье одинокой свиньи.

Положив её на солому, он аккуратно вытащил руки и бесшумно отошел, стараясь не раззадоривать мирно похрюкивающее животное. Нести в дом было опасно, так как там наверняка проснулся бы его слуга. Затем, развернувшись, он направился к дому.

Меланья открыла глаза. Слезы тихо катились по её щекам. Она не вздрагивала, лишь молча ощущала холод соленой воды. Потом, подняв голову, она увидела, как из-под платья течёт кровь. Лежащая недалеко свинья недовольно хрюкнула. Грязь, слякоть, вонь. Она попыталась встать, но, оперевшись на руку, упала. Алкоголь ещё не вышел из её крови и тело пока не полностью подчинялось.

Тем временем, быстро оседлав коней, Александр и Людвиг направились в сторону леса. Людвиг так и не задал ни одного вопроса относительно местоположения Меланьи, но вовсе не потому, что ему было не интересно, нет. Он просто видел, как его господин, взяв девушку на руки, относит её в свинарник.

Людвиг всегда вставал раньше молодого господина, и этот день не был исключением. Что касается Григория, то он остался в доме, никто его не будил, ведь он был всего лишь пьяница, которого не следует брать с собой.

Когда, наконец, Меланья поднялась и посмотрела вслед степенно шагающим лошадям, на ее высохшем от слез лице всё ещё оставалась странная опустошённая улыбка, немного разбавленная отстранённым взглядом. Затем, подобрав подол, она перешагнула через порог. Её платье было испачкано и, как ей сейчас показалось, совершенно не подходило к её красивым, единственно правильно сделанным ступням.

Сев на то самое место, где она вчера поцеловалась с принцем, она скривила рот и вдохнула свежий аромат цветов. Теперь он был обычным, а ведь ещё вчера казался волшебным и опьяняющим.

– Неужели ты именно такой? Мой далекий принц… – тихо сказала она и посмотрела на небо. Поток рвущихся на волю слёз, казалось, вот-вот снова захлестнёт её, снова потащит за собой и выпотрошит, оставляя после себя лишь ноющую пустоту тишины. Но она удержалась.

И всё же эта ночь навсегда изменила её. И свинарник, и принц, и то, что она так и не станет нормальной женщиной, способной рожать и любить, оставшись навсегда уродкой, которую прячут, закрывая в далёкой старой башне. Увы, но этот миг ослепительной вспышки лишь осветил это, вытащив из забвения. Тут слева раздалось тихое хрюканье.

Старая раздобревшая свинья, которая выбралась из лужи, медленно подошла к ней. Меланью вырвало. Теперь её любимица, её любимая Стелла, показалась ей настолько омерзительной, настолько грязной и вонючей, что она недовольно пнула её и, взвизгнув, животное побежало прочь.

Подождав, пока головокружение пройдет, вновь собравшись с силами, Меланья, шатаясь, отправилась в дом, где, перекинув через перекладину верёвку, резким рывком выбила из-под ног табуретку.

В ее голове всё время повторялись слова матери: «Она очень умна и доверчива, не потеряй её. На самом деле я точно знаю, что, изуродовав её внешне, Господь лишь попытался обезопасить то волшебство, которое скрыл внутри. Поэтому оберегай её, она по-настоящему красива».

Часть вторая

Глава первая

Герцог Франциск в буквальном смысле снёс с лошади своего противника, обломав об него тупой конец копья. Спрыгнув с лошади, герцог победно подошёл к ложе принцессы и поклонился, нисколько не обращая внимания на стоны побежденного. Восхищенные глаза красавицы скользнули по забралу чёрного шлема, но, тем не менее, удержались от более восторженных проявлений, сохранив общую непринужденность.

– Браво, Исарий. Вы, как всегда, украшение нашего турнира! – громко сказал Рюрик и, обратившись к своей дочери, спросил: – Как ты считаешь, дорогая, достоин ли этот воин твоей похвалы?

– Достоин, – коротко бросила Елизавета.

Она давно уже была влюблена в этого высокого крепкого брюнета, столь лихо сносившего своих противников на ристалище. А потому под светом яркого солнца, блестевшего на его красивых доспехах, была готова броситься ему шею прямо с трибуны.

– Тогда, согласно нашей старой традиции, возложи на его чело венок, моя любимица, – громко сказал король и сел на небольшой деревянный трон.

Пытаясь сохранить невозмутимость и победить природную энергичность, Лизана осторожно, почти не глядя на герцога, аккуратными шажками подошла к небольшому деревянному помосту.

Герцог снял шлем. Это был красивый крепкий мужчина с ярко-голубыми глазами и широким носом. Под левым глазом у него был небольшой шрам, а густо посаженная борода скрывала подбородок, крупные губы и молодой возраст.

Наклонив кучерявую голову, он принял дар. Боже, как же он на нём смотрелся! Елизавета просто пылала от охвативших её чувств, на миг ей даже показалась, что она совершенно одна и всё, что её окружает – это мираж, где единственная реальная вещь – он, высокий, крепкий, чёрноволосый, никем и никогда непобедимый. Исарий принял дар и галантно поцеловал руку принцессы. После чего отошел от трибуны.

Он очень устал. Предыдущий поединок вышел несколько изнуряющим, да и, к тому же, он едва удержался на коне, когда соскользнувшее со щита копье поцарапало его доспехи. Но больше всего его расстраивало не это. Ведь самый желанный противник так и не приехал. Принц Александр, который был также среди наиболее вероятных претендентов на руку юной принцессы.

О, с каким удовольствием он втоптал бы его в грязь! Особенно здесь, прямо перед трибунами. Этого вечного бабника и балагура. И совершенно не важно, сколько он совершил побед, ведь он ни разу не встречался с ним.

Войдя в шатёр, он подозвал мальчишку-оруженосца. Юный Бард, ещё не так давно отходивший восьмую весну, уже довольно лихо развязывал кожаные ремни, крепившие тяжёлую защиту. Оставшись в кольчуге, Исарий взял кубок с вином. От пекущего солнца у него пересохло во рту. И даже в момент, когда соприкоснулись копья, он думал лишь о своей жажде. Быстро осушив кубок, он сел на подушки. Перед вечером празднеств было ещё полдня, и ему следовало их как-то занять, ведь принцессу он всё равно не увидит до торжественного приёма.

– Вы пойдёте к побежденному, милорд? Говорят, у него сломано несколько ребер и одно из них пробило лёгкое, – тихо сказал Бард, убирая снаряжение. Молодой оруженосец был очень бесшумен, а поэтому, несмотря на то, что слова были сказаны тихо, они резко порвали тишину.

– Он умирает? – спросил Исарий. Он знал, что, несмотря на молодость, Бард никогда не скажет что-то в пустоту и наверняка в курсе всей истории.

– Да. Скорее всего, да.

Исарий медленно поднялся и вышел на улицу. Несмотря на поражение, этот рыцарь в серебряном обмундировании был неплохим соперником. Кажется, это какой-то герцог с северных земель. Точно он не помнил, ведь когда о его сопернике трубил глашатай, он думал больше о вине. Пройдя несколько шатров, Исарий остановился возле знакомого красно-черного герба. Кажется, здесь. Именно эти цвета он видел на щите у противника.

Внутри было жарко, душно и влажно. Рыцарь лежал на деревянной широкой скамье и тяжело дышал, перевязанный окровавленными бинтами. Возле него стояли врач и священник. Увидев его, они лишь кивнули. Исарий не обиделся, он не раз общался с представителями обоих ведомств и привык к подобным манерам. Когда он подошёл к рыцарю, умирающий открыл глаза. Это был молодой с еле пробивающимися усами юноша, вот-вот встретивший девятнадцатый или двадцатый год. Но, несмотря на возраст, рыцарь держался хорошо, хотя и было видно, что в его глазах поселился страх.

– Это был достойный поединок, – тихо сказал Исария и положил руку ему на кисть. – Я уверен, Вашим родителям есть, чем гордиться.

– Я тоже. И я скоро увижу их, – улыбнувшись, ответил юноша, и тут глаза его засияли, а изо рта пошла кровь. – Только вот сестра…

Но дальше договорить он не смог, потому что зашелся в кашле. А затем Исария отстранил врач. Частично он даже был рад этому, так как ничего не мог поделать. Всё-таки рыцарю куда уместнее погибать от меча, а не на окровавленном столе.

Выполнив дань вежливости, он вышел наружу. Солнце сияло как проклятое, казалось, даже птицы боятся этой жары. Он приставил руку ко лбу. Впереди показалось два всадника.

– Боже, да неужели это сам принц Александр?! – послышалось восторженное восклицание за его спиной.

Не поворачиваясь, Исарий пригляделся. Незнакомец был прав, это был принц. Как обычно, вместе со своим стариком-оруженосцем, несравненным Людвигом. Что интересно, в этой паре даже трудно сказать, кто больше именит, принц или его помощник. Несмотря на то, что королевской крови у старика не было, слава о его умении владеть мечом сияла куда ярче королевских позолоченных мантий.

Принц Александр поприветствовал его первым, тем самым оказав честь. А Исарий никогда не был невеждой, поэтому также проявил уважение, поприветствовав обоих. Затем он снова повернулся к Александру. Они не были знакомы достаточно хорошо, так как всего лишь пару раз виделись на светских приёмах, но Исарий был уверен, что о его победах принц был более чем наслышан, собственно, как и наоборот. Это лишь удивительная случайность, что они ещё не сошлись в турнирном поединке.

– Как жаль, что Вы опоздали на турнир, – заметил Исарий, вытирая пот. – Было довольно скучно без Вас.

– Я тоже сожалею, но, увы, у меня были неотложные дела, – улыбнулся Александр. – Да и это не последний турнир, даже на это лето. К тому же, насколько мне стало известно, Вашу печаль скрасила победа и то, что принцесса лично поблагодарила Вас, это очень высокая оценка Вашим заслугам, как я полагаю.

– Это обычная цена за проявленную храбрость, – ответил Исарий, рассматривая рукоятку меча, который принц старательно обернул в длинный кожух. Меч был старой работы, украшенный крупным рубином. Слишком дорогая отделка для боевого меча.

– Прошу прощения, но нам пора. Я ещё не представился Его Величеству и не хочу заставлять его ждать. Мы и так припозднились, – заметил принц.

Исарий уступил дорогу. Печально, он надеялся на более яркую встречу, как-никак, именно королевская кровь делает турниры особенными. Впрочем, всё было ещё впереди. И, резко развернувшись, он пошёл к своему шатру.

Показать полностью
13

Башня Часть 1 глава 4, 5

Башня Часть 1 глава 4, 5 Заврин Даниил, Авторский рассказ, Башня, Длиннопост

Глава четвертая

Усадив незваных гостей за стол, Меланья вынесла хлеба, свежих овощей, пирог с земляникой и прочие вкусности. В общем, поставила почти все, что у неё было. Увы, но дядюшка Роберт должен был вернуться лишь после того, как проводит её мать, так что она должна занять их как минимум на полдня. А уж потом, когда её защитник будет с ней рядом, можно будет и по-нормальному поговорить.

Когда гости принялись за еду, она села к окну и украдкой стала рассматривать их. Кроме как матери, её верных слуг и дядюшки Роберта, который всё время опекал её и помогал с хозяйством, она никого не видела. А тут сразу двое незнакомых ей людей.

Особенно её интересовал высокий молодой мужчина, внешность которого заметно выигрывала на фоне остальных. Нет, конечно, дядюшка Роберт тоже был симпатичен, но этот мужчина был красивее даже его. Интересно, он был также хорош в постели?

При этих мыслях Меланья опустила глаза. Несмотря на уединение, дядюшка Роберт вовсе не скрывал причины, по которой они здесь. Он рассказал, что её отец – король, и что он знает, где она. А причина, по которой он не хочет ехать к ней – это её внешность. Что у неё есть младшая сестра, которая вот-вот станет королевой. И что все, что произошло с ней – это воля Божья, а ей лишь надо с ней смириться и благоговейно нести этот тяжелый крест до конца жизни. Уродство при рождении – так это называется.

И всё же она счастлива. Здесь хорошо. Природа, тишина, покой. К тому же, раз в шесть месяцев её матушка приезжает к ней, чтобы проведать и привести гостинцев. Иногда она остаётся на ночь, иногда проводит лишь один день. Да, матушка никогда не забывала её.

– Стало быть, вы тут одна живете? – спросил молодой мужчина, осматривая хижину. – Что ж, несмотря на это, вы очень даже неплохо справляетесь с хозяйством.

– Я стараюсь.

– Извините, забыл представиться. Меня зовут Александр, это мой слуга и верный оруженосец Людвиг, а это Григорий. Но с ним, я так понимаю, вы знакомы.

– Знакома.

– Меланья, а где ваши родители? – мило улыбнулся Александр.

– Они умерли, когда я была ещё маленькой.

– Понимаю. Ужасная трагедия, извините, что проявил любопытство, – сокрушенно покачал головой красивый мужчина. – А вы часто выходите отсюда, в город, например? Не все же вещи вы сделали сами?

Меланья внимательно посмотрела ему в глаза, ведь чувствовала что-то нехорошее в этих вопросах, как будто из неё пытаются вытянуть что-то очень важное, а чего, она пока не совсем понимает. Но, тем не менее, она решила продолжать врать про родителей и не пытаться пойти на честный разговор, очень уж её настораживала эта любезность. Дядя Роберт всегда говорил, что нельзя доверять незнакомцам и что вокруг неё очень много плохих людей.

– Раз в шесть месяцев ко мне приезжают родственники. Видите ли, я уродлива и они не спешат забирать меня отсюда. Поэтому я и живу тут, на окраине, – спокойно ответила она.

И тут она почувствовала, что, видимо, сказала что-то не так, так как и Александр, и Людвиг перестали есть, а Григорий так и вовсе поперхнулся. Возникла странная пауза, и старый слуга вдруг положил руку на плечо Александра. Не понимая, что она сделала не так, Меланья на всякий случай посмотрела на продукты, все они были свежие, вряд ли успели подгнить.

– У вас, кстати, неплохой пирог, – тихо сказал Александр, задумчиво посмотрев на слугу.

– Правда?

– Да. Я с удовольствием съел бы ещё.

Меланья сходила и принесла ещё кусок. А затем, проявив море деликатности, они помогли ей с посудой и, сняв оружие, воспользовались её предложением остаться на ночь. Меланья сама не до конца поняла, почему она это предложила, но зато точно знала, что было это от души и что, скорее всего, ей придётся заступиться за них перед дядюшкой Робертом, который вот-вот должен приехать от её матушки.

Постелив им возле печки, Меланья почувствовала, что непрошеные гости, а точнее, пребывание с ними, ей очень нравится. Ведь это так необычно и вносит очень сильное разнообразие в её привычное времяпрепровождение.

До самой ночи она заботливо помогала им во всём, и больше всего внимания уделяла Александру. Ох, если бы она жила в деревне или в большом городе, где все девушки давно понимают язык жестов, то, несомненно, ей стало бы понятно, что она флиртует. Грубо, неумело, но именно флиртует, как ей в этом подсказывает сердце и желание.

Глава пятая

Устав от скучного надоедливого ворчания старика, Александр вышел во двор. Людвиг дал сильную течь и теперь постоянно твердил, что надо уезжать. Эта бедная уродливая девушка не давала ему покоя, то ли дочь напоминала, то ли ещё кого-то, но лезть к ней в душу он больше не давал, постоянно твердя, что они опаздывают. Хорошо ещё, что он был любитель рано ложиться спать и быстро отправился на покой, не то сидел бы и нудил весь вечер, обвиняя его в мальчишеской недальновидности.

Принц вздохнул. Вечер был прекрасен. Вдали от людей он чувствовал себя куда как комфортнее. То ли это от отца, любителя охоты и рыбалки, то ли от деда, который тоже был не прочь пропасть месяца на два в лесу. В любом случае, ночевать в этой избушке ему было в радость, пусть даже он теперь понимал, что они опоздают к королю.

– Вам здесь нравится? – услышал он голос уродины.

Александр обернулся и понял, что за ним наблюдают не меньше нескольких минут. Девушка стояла возле деревянного столба и смотрела прямо на него. Глаза её были черные, широкие, можно сказать, симпатичные. Наверное, если смотреть лишь в них, то общий вид был не так безобразен.

– Да, вполне, – тихо ответил он, радуясь, что может поговорить с ней наедине. – Скажите, вы действительно не покидали этих мест?

– Нет, – ответила она, мягко улыбнувшись. – Здесь хорошо.

– А вам не хочется к людям, ведь иногда нам необходимо общение.

– Мне всего хватает.

Он понимал, что она многого не договаривает, но лезть дальше не стал. Он уже понял, что манера речи, стиль поведения и прочие вещи говорили о том, что с ней явно занимался кто-то из дворян, причем регулярно. Видимо, этот человек был среди тех мужчин, которые уехали с женщиной и скоро должен был вернуться. Не могла же она сама рубить дрова, охотиться и следить за домом. Это явно был мужчина, кто-то вроде Людвига, такой же опытный и вредный.

И в этом они с ней похожи. И к нему, и к ней был приставлен человек, который должен был внимательно следить за всеми их действиями и постоянно говорить, где ошибка. Такова уж судьба, ничего не поделаешь, ведь на самом деле Людвиг был больше учителем и другом отца, чем оруженосцем. И после этих мыслей Александр вдруг почувствовал, как ему очень сильно хочется поговорить с ней более честно, в таком же доверительном тоне, как и тогда, когда она рассказала о своем уродстве и отношению к этому её родственников. Несомненно, это дикость для принца, но ведь он – будущий король, так почему бы и нет? Разве они не вольны позволять себе разные глупости?

– Всего хватает?– повернулся он к ней. – А мне вот нет.

– И чего вам не хватает?

– Свободы, Меланья. Мне всегда не хватает свободы, – он горестно улыбнулся. – Я и в ваше королевство не по своей воле приехал.

Ох уж этот вечер. Дивный закат, странная открытость этой уродливой девушки. Всё сплелось в одну кучу, которая играла разными красками, увлекая его палитрой новых ощущений. Хотелось честности, очень. Может, она и вправду ведьма?

– А ещё Людвиг больше учитель и надсмотрщик, чем слуга.

– Но зачем?

– Я принц.

– И с чего вдруг Вы так стали открыто об этом говорить? Или Вы каждой встречной объявляете о том, что Вы принц? – спросила Меланья, и едва уловимая улыбка соскользнула с её уродливого лица.

– Нет, не всем. Видимо, тут особый воздух и все становятся более честными. К тому же, вы вряд ли расскажете об этом остальным. Эта тайна останется здесь, с вами.

– Звучит как угроза.

– Неужели? – Александр посмотрел на звезды, выступившие на черном небе. Смена дня и ночи наступила так быстро, словно они были в волшебной сказке, а не в суровой действительности.

– Скажите, если уж Вы заговорили о честности, то куда Вы едете? – робко спросила она.

Он повернулся к ней и заметил, что вечер уже сделал своё дело, и в темноте она уже не была так безобразна. И лишь небольшие огоньки в её глазах позволяли определить, что она рядом. Большая голова, кривой рот, всё ушло в прошлое, остались лишь темнота и её мягкий голос, а также умный, немного неземной взгляд.

– К Рюрику Великому. У него есть очень красивая дочь, и мой отец хочет меня на ней женить. Это укрепит наши границы и даст возможность для более выгодной торговли и, соответственно, процветания.

– Вы так говорите, как будто Вам это не нравится.

– А что здесь хорошего? Меня заставляют жениться на девушке, которую я даже не видел. Увы, это обычно только для принцев. Никакой свободы выбора.

– А мне кажется, что это всё равно хорошо. По мне, так это счастье – быть с красивым человеком и наслаждаться жизнью.

– То есть, вам здесь не нравится?

Он почувствовал, как огоньки её глаз впились в него. Горячие, опаляющие честностью глаза. Всё было настолько необычно, что он никак не желал отводить взгляд. Точно ведьма.

– Нет. Мне здесь нравится. Но быть с любимым человеком – это намного прекраснее. Глупо говорить обратное. Ради этого некоторые отдают жизнь.

– У вас есть вино? – неожиданно для себя вывалил принц, а затем, на гребне этой странной волны, добавил: – Если есть, несите сюда. Что бы там ни случилось на небесах, но будь я проклят, если у нас с вами получается интересная беседа.

И она принесла. Да и вино оказалось хорошим. Явно королевского разлива и явно употребляемое ценителем, так как мягкий волшебный вкус необычайной легкостью ложился на язык и лился по горлу в чрево.

– Кажется, я немного пьянею, – заметил принц, осушив третью бутылку. – А вы, госпожа Меланья? Что скажете вы о столь чудном напитке? Вы специально берегли его для такого случая?

– Ну, конечно, – хихикнула она. – У нас же каждый день принцы проезжают, дай, думаю, начну охоту и выловлю себе одного, как раз сладкая парочка, принц и уродливая принцесса.

– Принцесса? Вы? – он помотал головой. Они сидели на деревянном небольшом пороге, и он поставил бутылку на землю. Хмель сильно ударил ему в голову, но всё равно он был в куда более трезвом состоянии, чем она. – Вы и вправду принцесса?

– О да, самая что ни на есть принцесса.

– Но я думал, принцессы в замках, – громко засмеялся он. Людвига всё равно было уже не разбудить, спал старый вояка на редкость крепко. – Как так?

– А чем Вам это не замок? Вон, даже башня торчит, – она махнула в сторону своего жилища. – Пусть одна и нет рвов, но зато самая что ни на есть башня, к тому же – белая, если вы ещё не заметили.

– Нет, это я как раз заметил, я не заметил дракона.

– А он улетел, – пьяно хохотнула она. – Взял, да бросил одну в лесу.

– Хм, совсем не по драконьи. Ну и хорошо.

– Да Вы смельчак, – снова засмеялась она. – Стало быть, рады, что он улетел?

– Своего дракона я ещё найду, – весело сказал он и внезапно ощутил её горячее дыхание совсем рядом.

От девушки шел приятный запах вина, немного разгильдяйства и веселья. Страшное лицо плавно уплыло в темноту, оставив лишь диковинного умного собеседника.

– А как ваш король, где он, отец ваш? – сквозь смех выдавил принц.

– Там, в замке, сидит вместе с моей сестрой и ждет Вас. Дабы свершить прекрасную свадьбу и чтобы все были счастливы.

– Рюрик?

– Да, – устало сказала она. – Но, принц, знаете, я всё же сделаю ей гадость, я опережу её. – Сказала она и обхватила его руками. А дальше наступила ночь, и даже видавшие чудеса звезды скромно потупили свой свет, дабы дать волшебству свершиться.

Показать полностью
9

Башня Часть 1 глава 3

Башня Часть 1 глава 3 Авторский рассказ, Заврин Даниил, Башня, Длиннопост

Глава третья

– Что скажешь, мой верный друг? Ничего тебя не смущает? – задумчиво спросил Александр, поправляя красные поводья.

– Вы об этих лесных господах, за чьим скарбом поплёлся этот попрошайка?

– О них.

– Я не знаю, что сказать, я слышал пару небылиц, но не больше, – нахмурился старик. – К тому же, Вы сами знаете, я не особенно сплетням верю. Но если он прав и несколько людей действительно поехали в том направлении, то я считаю, что лучше подготовиться. Уверен, там есть пара мужчин, способных носить оружие, стало быть, возможен бой.

– Не уверен, что они хотят напасть, хотя не исключено, что ради сохранения тайны такой исход и возможен. Но ты прав, надо будет подъехать с осторожностью. Кто знает, сколько там обученных воинов.

– Может, нам стоит повернуть обратно? Это ведь не наша задача, – осторожно заметил Людвиг. – Видимо, здесь уже не столько колдовство, сколько мятеж, либо ещё что. С хорошими замыслами в лес не едут. А вот на встречу мятежников – запросто. А если это так, то, возможно, счет идет на десятки воинов. Всем известно, что заговорщики гурьбой не ездят. А на нас, господин, всего двое.

– Трое, – ухмыльнулся принц. – У нас ведь есть ещё и поводырь.

Наконец дорога стала заканчиваться, пошла еле заметная тропинка, которая через полчаса также скрылась из виду, упершись в непроходимую чащу. И лишь увещевания Григория, что они идут не по прямой, а обходят башню с северной стороны, убедило принца не искать другой дороги. Впрочем, об этом решении он вскоре пожалел, так как более непроходимого леса ещё не встречал. Ни просек, ни полян – сплошные деревья и кустарники.

Но даже такие заросли кончаются. Опустив ветку, Александр увидел, что башня была небольшая, около десяти метров в высоту, да ещё с небольшим огородом и хорошо обустроенным нижним этажом. Ничего не говорило о запустении, о котором он столько слышал в детстве. Три лошади были привязаны тут же к небольшому столбу возле забора. Сбруя была хоть и неброская, но явно сшитая на заказ, да и кони были добротные. Как принято говорить – «таких в таверне не держат для смены лошадей».

Людвиг также обратил внимание на лошадей, только несколько в ином ключе. Ему важна была не красота, а численность. И теперь, немного успокоившись, он ожидал дальнейших приказов. А вот Григорий нервничал, жуя нижнюю губу и озабоченно посматривая по сторонам.

Наконец дверь распахнулась, и появилась женщина со слугой, вооруженным луком и небольшим мечом. Затем за ними вышли ещё двое – мужчина и девушка. Жаль, что разглядеть лица было невозможно, лишь одежду и оружие.

Как только женщина попрощалась с девушкой, троица села на лошадей и поехала прочь. Девушка ещё долго смотрела им вслед, после чего пошла обратно в дом. Вернув ветку на место, Александр повернулся к Григорию.

– Ну и где чудовище?

– Ведьма, господин, не чудовище, а ведьма. Разве Вы не понимаете, что она просто превратилась в девушку?!

– Это которая провожала женщину?

– Да, господин.

– Что-то она не похожа на колдунью. Что думаешь, Людвиг?

– Я думаю, нам пора ехать к королю, а не сидеть здесь, в кустах, – пробасил старый слуга.

Александр потёр подбородок. С одной стороны, он понимал, что всё это как-то по-мальчишески. С другой стороны, что-то всё-таки влекло его к этой башне, ему очень хотелось посмотреть на девушку, столь тщательно скрываемую от людей.

Выйдя из укрытия, он направился к двери. Зелень, окружавшая башню, обвивала её лишь со стороны верхнего окна, а дальше уже отступала для демонстрации белой, немного потрескавшейся стены. Аккуратно обойдя посадки, принц подошёл к двери и несильно постучал. Внутри что-то грохнулось, и раздалось звонкое женское «ой». Затем тишина. И, наконец, со словами «мама, ты что-то забыла?» дверь распахнулась.

Александр застыл на месте. Девушка, которая должна была быть красивой принцессой, оказалась настолько редкой уродиной, что даже Людвиг за спиной икнул. Большая голова, кривой рот, разные по величине глаза. Желая спастись от этого безобразия, Александр поневоле опустил глаза и, пожалуй, нашел то единственное красивое, на чём мог удержаться взгляд. На чудесных маленьких ступнях. Видно, лишь на них Бог не отыгрался. Или же просто забыл обезобразить.

– Простите, мы… – успел выдавить из себя Александр прежде, чем дверь захлопнулась у него перед носом.

– Убирайтесь!

– Кажется, нам здесь не рады, – тихо заметил Григорий.

– Девушка, – продолжил Григорий, всё ещё приходя в себя. – Я прошу простить нас, мы просто путники. Мы совершенно не знаем этой местности.

– Не надо лгать, я видела недавно Вашего компаньона, и он испугал меня, бегая здесь по кустам.

– Я? Испугал? – тыкал в себя пальцем Григорий. – Да я чуть пить не начал после этой бабы!

– Тихо ты! – шикнул на него Александр, который начал немного догадываться о причине заточения этой девушки. – Постойте, мадам.

– Я не мадам.

– Тогда как вас зовут? – парировал Александр. И хотя в его голове всё ещё не улеглись общие впечатления от увиденного, ему во что бы то ни стало нужно было узнать, кто были уехавшие всадники, и где родилась эта девушка.

– Меланья.

– Меланья, если вам не сложно, не могли бы вы немного покормить нас, мы устали с дороги. А этот человек, он просто прибился к нам. Да, вы напугали друг друга, но не мог же я его бросить в лесу. Здесь наверняка много диких зверей.

Он был почти уверен, что она не знает, что в одном дне пути есть таверна и небольшой городок. Скорее всего, она вообще никогда не покидала этот тихий уголок, так как возле башни не было протоптанных тропинок.

И слова подействовали, так как дверь медленно приоткрылась. Да и настороженный внимательный взгляд присутствовал. Очевидно, что девушка хоть и была уродливой, но на голову была далеко неглупа. Несколько замешкавшись, она ещё раз осмотрела их.

– Так вы хотите поесть? – тихо спросила она.

– Немного воды и хлеба, или овощей. Я вижу, у вас тут небольшой огород, а мясо мы добудем сами, – улыбнулся принц.

– Нет, не надо никого убивать, моя мать привезла мне еды, так что вам хватит, – тихо сказала она и впустила их внутрь.

Показать полностью
8

Башня Часть 1 глава 2

Башня Часть 1 глава 2 Башня, Заврин Даниил, Авторский рассказ, Ужас, Любовь, Длиннопост

Глава вторая

Ужас, смрад, огромная голова – вот, что преследовало Григория, пока он бежал к воротам деревни, перед которыми он затем споткнулся и упал, закрыв лицо руками. Не в силах пошевелиться, он почувствовал, как по его телу разливается страх, прижимающий его к земле.

А затем он услышал голос. Нежный, мелодичный, зовущий. Медленно поднявшись на непослушных ногах, он снова развернулся к лесу. Ведьма! Это она, это она звала его к себе, чтобы сожрать. Двигаясь в сторону реки, он зашёл в воду. Холодная, она сразу же накрыла его с головой, норовя утопить. Он закричал, но вместо дна коснулся мокрой простыни, насквозь пропитанной холодной водой.

– Господин, он явно не в себе, я почти уверен, что этот лживый трус всё выдумал и просто хотел выпить, – тихо пробурчал какой-то старик, убирая пустое ведро. – Предлагаю ехать дальше, Вы и так сделали доброе дело, заставив бедного трактирщика отмыть этого лентяя.

Григорий посмотрел налево. Рядом со стариком стоял высокий широкоплечий парень, явно из благородных, который лишь отмахнулся и, наклонившись поближе, вытащил из увесистого кошелька серебряный.

– Если ты проведешь меня к башне и покажешь ведьму, ты получишь вот это, если нет, то, увы, хватит с тебя и чистого белья.

Григорий посмотрел на серебряный, затем на молодого господина, а потом на слугу, который, стоя за спиной своего господина, аккуратно провёл пальцем по горлу. Уловив немую угрозу, Григорий задумался. Конечно, серебряного слишком мало за ещё одну встречу с ведьмой, но уж больно был страшен этот старик. А стало быть, выбора у него нет. Поэтому он обреченно кивнул. Старик тут же хлопнул себя по лбу.

– Ну, вот и славно, – довольно сказал молодой господин. – А то я уж подумал, что в вашем государстве деньги не имеют привычной ценности. Надо думать, на сборы много времени не понадобится?

– Да, – тихо сказал Григорий, понимая, что он не так понял знак. По всей видимости, старик хотел, чтобы он не согласился, а, наоборот, отказался. Эх, серенький крестьянский разум, всё он не так понимает. Не то, что у господ.

– Людвиг, оставим его одного. Пусть соберётся с мыслями, да с вещами. У тебя всё готово?

– Почти. Осталось лишь коней запрячь, да оружие почистить.

– Хорошо. У тебя полчаса. Думаю, хватит. Жди нас у конюшни.

Когда вояки вышли, Григорий сел на кровать и осмотрелся. Кроме как через окно, вылезть из этой комнаты было нельзя. Впрочем, и с окном-то вариант сомнительный, так как оно было очень маленьким и к тому же намертво забито тяжелой чугунной решёткой.

Нет, это судьба. Умереть вот так, в лапах лютого чудовища, которого он так ловко избежал вчерашней ночью, и к которому его снова привела судьба, точнее, длинный язык и страсть к крепким напиткам.

У конюшни он простоял не меньше двух часов. Старый вояка, который так преданно исполнял роль оруженосца, советника и наставника, никак не мог найти свою курительную трубку, перерыв полтаверны. Видимо, это было самое основное в его снаряжении, так как об остальном он нисколько не беспокоился.

Вообще, старый внушал ужас. Здоровый, около двух метров, он обладал ярким коротким шрамом через весь левый глаз, отчего тот все время был прищурен. Ещё одно украшение – сломанный широкий нос, высовывающийся поверх широкой бороды и усов. Говорил дед мало, коротко, только по делу. Руку, как правило, всегда держал на рукоятке короткого широкого меча, с которым не расставался, по-видимому, даже в кровати.

Что касается принца, то там был совсем иной типаж. Светлый, примерно такого же роста, как и слуга, он был приветлив и общителен. Очень любопытен. И, в отличие от тяжелого прищура слуги, обладал очень живым приятным взглядом, постоянно цепляющимся за что-то новое. В целом, производил положительное впечатление, особенно грамотным подходом к деньгам, которые использовал и для подкупа.

По роду своей деятельности, а именно пьянству и попрошайничеству, Григорий как никто научился отлавливать эти важные моменты в состоятельных господах, поэтому и был до сих пор жив, вовремя находя нужный подход. Он уже смирился, что к седому старику путь отрезан, и всё свое обаяние сосредоточил исключительно на принце. В душе никак не хотела умирать надежда, что как только он доведет их до башни, они его отпустят.

– Господин, – следуя за маститым конем, пытал силы Григорий. – Ну зачем Вам это гиблое место, у нас и без того хватает жутких мест, куда я могу Вас сводить. Вовсе не обязательно начинать именно с этого.

– Мало одного серебряного? – улыбнулся принц, вглядываясь в дорогу. – Тебя, Григорий, жадность погубит. Лучше расскажи, зачем ты попёрся в эту даль, ведь по ходу вчерашней попойки ты больше о самой жути рассказывал, а о причине промолчал.

– Так просто всё. Я по-пьяному туда забрел.

– Лжешь! – буркнул старик. – Выпороть бы тебя палками.

– Ну, так что, Григорий, последуем совету Людвига?

– Нет, не надо, – смутился пьяница и как можно лучше изобразил пристыженность. Он прекрасно помнил причину, по которой пошёл в такую глушь. Как и принц, он обладал жгучим любопытством и тягой к деньгам, поэтому, не удержавшись, последовал за богатой женщиной с конвоем, который совсем недавно посетил их таверну.

С виду они выглядели неброско, но опытный взгляд сразу распознал в них дворян, которые так неумело маскировались под простолюдинов. Григорий просто не мог не последовать за ними в лес, в котором заблудился и вышел к башне, где и встретился с чудовищем. А дальше он бежал, падая в грязь и получая по морде ветками, с той единственной мыслью, что главное – не останавливаться. Что, только двигаясь, можно избежать адской, мучительной смерти от того, что встретило его в лесу.

Конечно, в темноте это были смутные очертания, но в них отчетливо проглядывалась большая голова и изуродованный рот, выпускающий страшные звуки, чем-то напоминающие хлюпанье и чавканье одновременно. А ещё высокий рост и кривые, как козьи, конечности, ноги, на которых было что-то вроде шерсти. Григория передернуло – лесные воспоминания неприятно обдали холодом.

– Ну так как, Григорий? – не унимался принц. – Пороть?

– Нет, не надо. Я скажу правду. Я шёл по следу за переодетыми господами, которые поехали в эту сторону.

– Хотел получить мзду за хранение тайны? – прищурился Людвиг.

– Вовсе нет. Я пытался набиться в провожатые, ведь я прекрасно знаю эти окрестности.

– Понятно. Больше не утруждай себя новыми рассказами. Людвиг, можно тебя на минуту?

Показать полностью
24

Башня Часть 1 глава 1

Башня Часть 1 глава 1 Башня, Ужас, Заврин Даниил, Авторский рассказ, Длиннопост

Башня ( роман из 11 глав )

Пролог

Памяти Ганса Христиана Андерсена

Мать смотрела на дочь со странным ощущением тревоги. Словно бы ощущала её будущее, пропитанное смертельной опасностью и ужасами, которые обязательно должны случиться с ней. И это было не зря.

Жанна родилась уродливой. Непропорционально большая голова, кривые ноги, маленький перекошенный рот. Лекарь сказал, что она будет недоразвитой, но материнское сердце подсказывало, что это не так, что всё, над чем успели посмеяться злые боги – это только над её внешностью.

Мягко обняв её за плечо, сзади подошёл король. Точно так же, как и жена, он мечтал о первенце, искал игрушки, выбирал самые дорогие одежды, лелеял планы о будущем. И точно так же, как и она, проклял всех богов, когда она родилась уродливой.

Он знал, что как король не может допустить этого. Не может связать всю её жизнь с издевательствами и насмешками при дворе. К тому же, его ближайшие соседи, молниеносно прознав о таком ребенке, сразу же обвинят его в еретизме. Но самое страшное даже не это, а то, что каждый день он должен будет смотреть на свою уродливую дочь. Он мягко поцеловал жену и, взяв за руку, медленно отвел от колыбельки, дав пройти своему помощнику. И так он удерживал её до тех пор, пока колыбельку не унесли за дверь.

Конечно, её надо было убить, но, он, Рюрик Второй, был единственным из всего своего рода, кто был искренне влюблен в свою королеву. И ради жены был вынужден оставить дочь в живых, отправив её в изгнание.

В тот же вечер Рюрик подписал указ, что официально принцесса умерла при родах, и любое упоминание об этом грозит царским преследованием, как надругательство над её светлой памятью. Он хотел, чтобы при дворе как можно быстрее забыли об этом страшном происшествии и оставили царевну в покое.

А спустя месяц наступила война. С северных окраин пришла печальная весть, что стотысячное войско Измунда Серого уже форсировало длинную реку и подошло к первым деревням. А потому король сразу же выдвинулся на битву.

Часть первая

Глава. Первая. Спустя восемнадцать лет

Александр слышал много разного об этой башне, но никогда и предположить не мог, что всё это правда. И сейчас, слушая в таверне пьяного бедолагу, опорожнившего уже пятую кружку, он всё больше и больше начинал верить, что всё это не иначе как судьба.

Высокий, широкоплечий, с небольшой ямочкой на крепком подбородке, Александр вёз Рюрику Великому длинный двуручный меч. Великолепный подарок от его отца. Но это был лишь повод, на самом деле отец, вдоволь наслушавшись о красоте второй дочери Рюрика, имел прагматичные замыслы. Он, как и сам Рюрик, жаждал скорой свадьбы, чтобы навсегда связать два королевства семейными узами.

И вот теперь, задумчиво отпивая пиво, Александр думал об этой самой башне. О ней давно ходили самые разные слухи. Сначала говорили, что там обитает ведьма, потом, что просто чудовище. Будто она старая и заброшенная, что наводит такой ужас, что никто даже на двадцать миль подойти к ней не решится. Впрочем, не касательно этого пьяницы, который вот уже битый час не мог успокоиться от пережитых им приключений.

Александр долил ему ещё пива, пока, наконец, Григорий, так звали этого крестьянина, порядком раскрасневшись от выпитого им вина, не стукнул волосатым кулаком по столу и, выпучив свои налитые кровью глаза, перешёл к самому главному – к встрече с самим демоном.

– О, милостивый государь, не дай Вам Бог увидеть то, что увидел я. Это даже не бес, нет, это нечто более страшное и явно стоящее поверх всей сатанинской братии. Оно около двух метров, с огромной головой и когтями такими, что сердце само просится из груди. Ваш меч – пёрышко по сравнению с этим чудовищем, а конь – маленький пони. Я сам видел его, почти как Вас сейчас и, слава Богу, что у меня хватило сил убежать.

Александр задумчиво посмотрел на меч, который был полтора метра длиной и весил около двадцати килограммов. Этим мечом можно было легко срубить шею коню или обрубить выставленные пики. Лишь мастерство, а не сила позволяло использовать его в бою, не говоря уже о том, чтобы промахать около двух часов кряду.

– Так, стало быть, вы знаете туда дорогу? – спросил он, пододвигая пиво.

– Ну конечно, – осклабился Григорий.

Александр довольно улыбнулся и кивнул Людвигу, своему оруженосцу. Против всех правил это был седой, умудренный опытом боец, а не юноша, которого так часто нагружали этим железным скарбом. Людвиг недовольно обтёр седые усы. Он, как и свойственно опытным воинам, не хотел покидать теплую таверну, в которой они уже успели пригреться после двух дней пути.

Принц даже представил все доводы, который приготовил его старый слуга. Во-первых, это лошади, которых сменить можно лишь с утра, во-вторых, ничего не мешает ехать завтра днем, так как все ведьмы, если они и есть, теряют силу обычно именно в это время, в-третьих, он уже обогрелся и просто ленится выходить в темный холодный лес. А в-четвертых, чего, конечно, сам старик никогда не скажет, он просто боялся всякой чертовщины, хотя в обычных сражениях равных ему не было.

– Самое главное, господин, даже не во внешности, – еле раздвигал губы Григорий. – Самое ужасное – это её голос, мягкий и успокаивающий. Он как бы манит вас, и стоит вам хоть на минуту ему поддаться, всё, вы пропали.

– И ты ему не поддался? – подозрительно прищурился Александр.

– Конечно, нет, я с ведьмами всегда держу ухо востро, – молниеносно выпалил Григорий и рухнул лицом в тарелку с овощами.

– Кажется, готов, – удовлетворённо сказал Людвиг, отпив немного пива.

Александр молчал. Он вспоминал ещё одну историю о башне, в которой вместо ведьмы есть заколдованная принцесса, расколдовать которую может лишь поцелуй. Ни драконов, ни великанов, ни чудовищ, лишь спокойствие старых камней и тишина царственного леса, жадно хранящего свою жемчужину.

Нет, он всё же поедет туда завтра. И тут дело даже не в страхе перед колдовством, ведь, что бы там ни сидело, вряд ли оно сможет противостоять двум рыцарям в полной экипировке, да к тому же освещенными самим Папой. Просто он и сам был не против выспаться – как-никак, уже две ночи без сна.

– Постелите ему в комнате рядом с моей, – сказал Александр трактирщику, положив на стол золотую монету. – И проследите, чтобы с утра он был вымыт и свеж. Не хочу, чтобы от него также воняло псиной. А ты проследи, чтобы он не нажрался. Он мне свежий нужен.

После этих слов принц поднялся и пошёл наверх. Людвиг, проследив за ним взглядом, лишь тихо вздохнул. Затем, повернувшись к Григорию, треснул его по затылку, да так, что треснула тарелка. Пьяница тихо охнул и провалился в ещё более крепкий сон, избавив Людвига от ненужной слежки

Показать полностью
12

Чертовски выгодная сделка

Чертовски выгодная сделка Заврин Даниил, Нуар, Любовь, Авторский рассказ, Длиннопост

Роб смотрел на фотографию, на ней было трое: он, молодая красивая женщина и мальчик. Он поднял рамку и долго вглядывался в лица женщины и ребенка. Нет, он положительно их не узнавал. Поставив рамку на стол, он огляделся и пошел в сторону кухни — заваривать себе утренний кофе.

Делая любимый капучино, он то и дело посматривал сквозь большие, немного занесенные снегом окна, вглядываясь в далекие горы, лишний раз убеждаясь, что за подобной погодой лучше наблюдать за дорогим крепким стеклом.

Заварив кофе, он привычно вдохнул его аромат и, держа кружку в руке, встал возле окна. Ему нравился снег. Его медленный спокойный полет, уверенная работа тысяч спонтанных движений, уверенно идущих к одной цели — заполонить собой все. И, наблюдая за этим, он мог стоять тут часами, испытывая ни с чем не сравнимую умиротворенность в душе.

Раздался телефонный звонок. Автоответчик сработал моментально и в трубке раздался привычный, даже немного набивший оскомину бас Хармса, требующий сдачи отчета по его очередной работе. Роб поднял чашку и отхлебнул. Ему все так же нравились эти бесконечные снежинки, столь интересно сочетающие хаотичное движение и упорядоченность своей конечной цели.

Он отошел от стекла и, сев за стол, открыл ноутбук. Алгоритм был почти готов, а потому он не особо спешил с его окончанием. Тем более зная Хармса, он был почти уверен, что тот даст ему еще больше работы, не дав досконально обработать заказ. Хотя шеф прекрасно понимал, насколько он был щепетилен в вопросах качественности своей работы.

Роб пробежался по клавиатуре. Здесь, в этой глуши, его почти ничего не отвлекало, позволяя сосредоточиться на самом главном. Он на секунду отвлекся и посмотрел на стену, выбирая нужную команду.

Так прошел час, второй третий, пока, наконец, не пришло время обеда. Роб привычно поднялся и подошёл к холодильнику. Выбрав нужный сэндвич, закрыл дверцу, уронив один из многочисленных детских магнитиков. Кажется, это был самолетик.

Роб наклонился и медленно поднял его. Небольшой, миниатюрный, оранжевый. Судя по всему, его выбирал именно ребенок, так как столь яркая краска была очень несвойственна взрослым.

Аккуратно поместив его на место, Роб мягко поправил остальные. Всего их было около двадцати штук и, судя по всему, они были из разных стран. Он улыбнулся — такие миниатюрные воспоминания очень гармонично уживались в его понимании уюта.

Роб положил сэндвич на небольшой мраморный стол и, сев на табурет, медленно распаковал его, а после налил в кружку молока. Непрекращающийся снег всё так же падал за окном. Жуя ветчину, Роб раз за разом возвращался к алгоритму.

Он остановил взгляд на бумаге, лежавшей на столе рядом со стаканом. Это был договор с «Капрайн Пратт», благодаря которому ему предоставлялась полная гарантия на очищение от всех семейных воспоминаний, которые он так обильно раскидал по всей квартире.

Джек пододвинул к себе листок. Вот уже три месяца, как он абсолютно ничего не помнил из прошлой жизни, продолжая жить в этом дальнем уединённом коттедже. Роб посмотрел на фотографии, которые висели на стене. Там был он, женщина, мальчик. Всё то, от чего он решительно хотел избавиться, подарив компании баснословные двадцать миллионов долларов аванса и еще десять дополнительного платежа.

«Ты совершил чертовски выгодную сделку» — было в том небольшом послании, которое он получил сегодня утром от самого себя после того, как проснулся. Роб улыбнулся. Эти фотографии его даже не смущали. Грубо говоря, он даже толком не понимал, зачем оставил их в этом доме. Наверное, чтобы каждый раз убеждаться, что прошлое уже никак не может на него повлиять. И что теперь он полностью свободен.

Разве что... Он поднялся и подошёл к одной из фотографий, где, стоя рядом с незнакомой ему женщиной, держал за плечо мальчика. Роб провел по ней рукой. Ему всё не давала покоя улыбка, которой он так щедро делился здесь.

Он посмотрел в висевшее рядом зеркало и в очередной раз попытался похоже улыбнуться. Но увы, с его серьезным лицом и привычным нежеланием это казалось чем-то невозможным и даже немного абсурдным. Особенно учитывая его статус одного из самых талантливых программистов на этом континенте.

Заврин Даниил

Показать полностью
14

Послевкусие

Послевкусие Послевкусие, Заврин Даниил, Авторский рассказ, Длиннопост

Я все еще ощущаю запах ее кожи. Нежный, ароматный, с примесью цветов. Он проникает в мое сознание и раз за разом повторяет картины, как я трогаю ее юное тело, не в силах поверить, что оно принадлежит мне. А глаза?

Она ведь даже не понимает, насколько прекрасна. Эти робкие осторожные взгляды... Для нее они кажутся чем-то обычным. Повседневным. Но только не для меня. Я знаю их стоимость. Они бесценны.

Я чувствую, как вибрирует телефон. Это жена. Моя любимая постаревшая женщина. Она все так же беспокоится обо мне, пытаясь выяснить, где я нахожусь. И я люблю ее. Поэтому пишу, что все хорошо, что я иду домой, на ходу сдувая несколько чужих волос с плеча и провожая взглядом несущуюся полицейскую машину. Преступление. Они едут на преступление. Писали, что в городе орудует маньяк, убивающий юных девушек. Только вот вряд ли им что-то поможет.

Остановившись, я рассматриваю небо. Звезды. Луна. Все привычно, но только не для меня, теперь я вижу все ее великолепие. Ведь я касался нежной упругой шеи, чувствовал мягкое волнительное дыхание и холодные пальцы на своем лице.

Достоин ли я ее? Вырываю ли я наслаждение из привычной атмосферы, где мне нет места? Думаю, нет. Все происходит само, я лишь пользуюсь этим даром. К тому же, ей это тоже не помешает.

Продолжая идти к метро, я не перестаю чувствовать, как меняется мир. Как вспыхивают его краски, как мое взбудораженное сознание выхватывает все новые и новые детали. Мне словно подарили новую жизнь, дали почувствовать то, что мы никогда не ощутим в семье с привычно постаревшей женой, чья кожа так сильно напоминает мою, а запах перестал давать столь важные эмоции.

Я остановился перед входом в подземку. Холодный ветер бережно подбирает остатки запаха ее тела, очищая мою одежду и разум. А все же я еще чувствую эту красавицу. Чувствую ее тепло на своих губах.

Да. Наверное, я виноват. Виноват в том, что поддался искушению и вкусил этот ранний плод, подарив себе волшебство. Но ведь это так приятно. И даже сейчас, когда аромат нежных девичьих рук все еще струится с моих пальцев.

В кармане снова вибрирует телефон. Я достаю его и смотрю на экран. Жена. Она ждет. Она волнуется. Ей нужно мое присутствие, чтобы ощущать покой, отфильтровывая беспокойный воздух. Только вот я не фильтр. Я человек.

Снова телефон. Эх, как же я устал от ее нервозности! Она не понимает, что не сможет затмить молодую любовницу своим измученным временем телом. Я открываю двери подземки, скидывая на ходу ей пару сообщений. Все, с этой всё.

Я на минуту замираю и, переключив контакты, набираю своей девочке после спонтанной переписки с женой. Мне почему-то хочется очистить свою карму и набрать любимой похитительнице серых будней.

Сзади снова слышатся звуки сирены. Я поворачиваю голову и смотрю вслед убегающим огонькам полицейских машин. Как же всё-таки это ужасно — убивать невинных девушек, во власти которых дарить волшебство таким отчаявшимся и ищущим любовь мужчинам, как я. И, успокоив свою крошку смайлом, я возвращаюсь домой.

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!