Дубликаты не найдены

+1
ПРОКЛЯТЬЕ ГУТТМАНА
Мистическое объяснение неудач португальской "Бенфики" в Кубке чемпионов
Венгерский специалист Бела Гуттман возглавил клуб из Лиссабона перед началом сезона 1959/60. Его тренерская карьера длилась уже более четверти века, а в его послужном списке значились "Уйпешт" (клубный чемпион Европы 1939), "Милан", бразильский "Сан-Паулу" и "Порту", с которым Гуттман весной 1959-го стал чемпионом Португалии. Считается, что именно он в 1957-м начал внедрять в "Сан-Паулу" систему 4-2-4, а тренер сборной Бразилии Висенте Феола просто скопировал ее у венгра. С "Бенфикой" 60-летний специалист сенсационно выиграл Кубок европейских чемпионов, обыграв в финале "Барселону" (3:2) и прервав испанскую гегемонию в этом турнире, а еще через год повторил успех - на сей раз в решающем матче был повержен "Реал" (5:3). Кроме того, Гуттман "подарил" мировому футболу "Черную жемчужину" - легендарного нападающего Эусебиу. После повторного триумфа в еврокубках венгр попросил прибавки к жалованию, но наткнулся на категорический отказ руководства клуба и подал в отставку. Уходя, Гуттман сказал: "Без меня "Бенфика" никогда не выиграет Кубок чемпионов". С тех пор прошло более 50 лет, за это время лиссабонская команда 6 раз выходила в финал турнира (1963, 1965, 1968, 1988, 1990, 2014) и неизменно проигрывала. В 1990 году перед финалом против "Милана" Эусебиу специально ездил на могилу тренера, чтобы вымолить прощение, но...
раскрыть ветку 2
0
по моему это уже 8 финал был?
0
и да привет из Актау))
+1
А "Тренеришка" красавец!!!
раскрыть ветку 1
0
просто игрочишки у него по лучше стали))
0
вот эти подробности в комментариях,как в вк напрягает,чтобы узнать надо перейти на другой паблик,блин бесит
-2
Кагбэ Лига Европы и Кубок чемпионов — разные турниры.
Похожие посты
1614

Выключатель

Есть у нас один работник, ну прямо с бешеной энергетикой. Все мы люди (на производстве), взрослые, в мистику особенно никто не верит, но, если речь идет непосредственно об этом товарище, то наше общее верю/неверю – отставляем подальше на полку. До этого случались, в основном, мелочи. Подойдет к сверловщику, скажет сакраментальное (не со зла, а смеха ради) «дзек» и сверло напополам – с вероятностью один к пяти где-то (то есть нормальная допустимая погрешность, дающая шанс «неверующим»), а тут… Ипотека у него, детей двое, жена приболела, на работе, в виду этого гребаного коронавируса – режим выхода на смены жуткий стал, с зарплатой напряг, выплаты по ипотеке – затруднены, дочки приболели, жена со спиной загибается, мамка где-то в забугорье застряла – не может эвакуироваться. Короче в жизни его приключилась большая АМБА.

Приходит он сегодня на работу, только в цех шагнул, мимо нас проходит, мимо шкафа со всякой премудрой электроникой от обрабатывающего центра и тот, как в фильмах – полыхает с искрами, и дым с него валить начинает. Мы офигели, а тот чувак рукой махнул, дальше идет, под мачтой с лампами проходит и они разом все над ним гаснут! Пипец.

Ну все, с сегодняшнего дня у него кликуха Выключатель.

3051

Только крутые парни уходят так.

37-летний капитан "Мальмё" Маркус Розенберг провел последний матч в карьере на родном для себя стадионе. Болельщики проводили своего кэпа максимально качественным перфомансом на трибунах, а он им сполна отплатил: на 96-й минуте при счете 3-3 забил победный мяч и похоронил киевское Динамо. За минуту до конца матча, да.


Эмоции в конце – офигенные.

393

«Хоба» ©

Игорь Акинфеев во вчерашнем матче повторил свой знаменитый сейв ногой, который он совершил на чемпионате мира и сотворил тогда новый мемасик «Нога Акинфеева» или просто «Хоба». Отличия конечно есть, там пенальти, тут с игры, ноги разные, но это всё равно "close enough":

«Хоба»  © Спорт, Футбол, Лига Европы, ЦСКА, Акинфеев, Нога Акинфеева, Гифка

К сожалению, это единственный позитивный (и то с натяжкой: в защите безобразие) момент в игре армейцев. Они практически потеряли шансы на выход из группы.

156

Проклятия зашитого рта

Старая Бакута сидела на полу хижины и смаковала беззубым ртом мясо, принесённое самим вождём. Мясо было довольно твёрдым и пахло гарью, но Бакуте оно казалось необыкновенно вкусным и сочным. Ещё бы – она не ела уже два дня, а тут сам вождь пришёл в её забытую хижину, сам снял тонкий шнурок, который стягивал ей рот и дал большой кусок мяса и сладкие ягоды на большом зелёном листе. Значит, она снова понадобилась своему племени, племени маленьких людей, охотников, племени, которое затерялось в самом сердце непроходимых джунглей.


Когда-то она с гордостью носила имя Уруа, что означало Спасающая жизни. Тогда все люди её племени приходили к ней за помощью. Она излечивала раны охотников, умело используя примочки из целебных трав, спасала членов своего племени от смерти при укусах змей и ядовитых насекомых, а уж о мелких болячках, с которыми к ней обращались, и говорить нечего. Заболел живот у кого-нибудь или младенец начинал заходиться от крика без видимых на то причин, она всегда находила верное средство, чтобы снять боль. Её хижина всегда кишела народом, но всё это в прошлом.


Как-то раз, когда всё племя собралось у костра. Молодой охотник Улох, показывая, как он преследовал ягуара на охоте, неловко оступился и упал, больно придавив её к земле. У многих это вызвало весёлый смех, но она, рассерженная и возмущённая, с яростью накинулась на него, крича, чтобы он хорошо держал свой живот руками и смотрел впредь под ноги. Об этом случае все быстро забыли и начали вспоминать только тогда, когда живот Улоха стал быстро расти. Люди племени никогда не были тучными, а тут… Большой живот на худом теле Улоха смотрелся безобразно. Ему и вправду приходилось поддерживать его руками при ходьбе, а как же охотиться? Этот непонятно откуда взявшийся груз мешал ему и тяготил. Вот тогда-то все и вспомнили слова, так неосторожно сказанные старой женщиной, стали коситься в её сторону и о чём-то шептаться за её спиной.


А потом были недели неудачной охоты. Мелкой добычи, которую приносили охотники, не хватало на всех. После одной из таких неудачных охот, женщине досталась небольшая кость, на которой почти не было мяса. В сердцах, она сказала одному из охотников, чтобы его глаза смотрели в разные стороны, выслеживая добычу, чтобы старым женщинам, таким как она, не пришлось больше голодать. Через некоторое время, глаза охотника стали действительно смотреть в разные стороны. Он больше не мог метко стрелять и даже выполнять менее сложную работу.


Спасающая жизни превратилась в изгоя. Её избегали, к ней больше не приходили за помощью, её прогоняли от костра, у которого всё племя собиралось вечерами, а мяса после охоты ей доставалось всё меньше. Она была сама в недоумении, как же у неё это получалось? Понимая, что сама виновата, она ничего не просила, ходила по окрестностям, собирая съедобные корни, ягоды. А многочисленные личинки и червяки, живущие под корой деревьев, были для неё настоящим лакомством.


Но настоящий гнев она навлекла на себя тогда, когда сын вождя стащил у неё ягоды, которые она заботливо разложила на зелёном листе, чтобы насладиться их вкусом чуть позже. Когда она заметила спину убегающего сорванца, было уже поздно – на листе осталось только три ягодки. Она погрозила сморщенным кулачком вслед маленькому воришке, приговаривая, чтобы его руки стали тоньше веточек сухого дерева, растущего у её хижины. Прошло совсем немного времени, а по деревне уже поползли слухи, что сын вождя заболел. Его руки потеряли силу, теперь его матери приходилось самой кормить его. К тому же они начали сохнуть и стали походить на сухие тонкие веточки старого дерева. Вот тогда вождь и три молодых охотника пришли в её хижину. Вождь собственноручно проделал дырочки по обеим сторонам её рта, несмотря на громкие вопли, и вдел крепкий шнурок из кожи крокодила. Сильные охотники держали женщину за руки в то время, как вождь проделывал над неё этот болезненный ритуал. Потом он показал на губы и сделал предостерегающий жест, что означало, что если она снимет шнурок, её ожидает страшное наказание – её бросят на съедение крокодилам.


Теперь все называли её Бакута, что означало Мёртвая женщина. Внешний вид оправдывал имя. Она была очень стара, голая голова, без признаков волос, худенькое сморщенное тело, тонкие руки и ноги. Сколько она могла протянуть так без пищи? Ослушаться приказа вождя она не могла, слишком велик был страх быть съеденной заживо крокодилами, которыми кишели берега здешней реки. Она могла пить только воду через просунутую тростинку. Кормили её редко, кто-нибудь из деревни приходил, расшнуровывал ей рот и давал скудную пищу, а пока она жадно ела, приходящий стоял за порогом хижины и держал перед собой чёрный отшлифованный камень. Считалось, что он отгоняет злых духов и не даёт проклятию пасть на головы пришедшим. Но Бакута и думать боялась об этом, она спешила насытиться, кто знает, когда ещё ей придётся поесть. Жители деревни и близко не подпускали её к своим жилищам, охотники трясли копьями при её появлении, дети кидали в неё камни и палки, а женщины грозили кулаками. В своём племени она стала чужой, Мёртвой женщиной.


Племя, живущее в этой части джунглей было далеко не единственным, такие же племена охотников населяли берега мутной реки, протекающей через джунгли. У каждого племени был свой быт, своя тщательно охраняемая территория, но все они были довольно миролюбивыми, не вступающими в ссоры между собой. Скоро в жизни племени Бакуты произошло одно событие: в деревне появились чужие люди. Таких даже старики никогда не видели. Кожа этих людей отличалась необыкновенной белизной, головы покрывали светлые прямые волосы, а рост! Даже самые высокие охотники племени не доставали им до плеч. Среди белых людей были три мужчины и одна женщина. С самого появления в деревне они неустанно щёлкали какими-то штучками, которые приставляли к одному глазу, делали какие-то замысловатые движения рукой, водя острой палочкой по ослепительно белому листу. При этом на листах появлялись непонятные знаки и рисунки, многие из которых были похожи на людей племени. И хотя эти люди не причиняли никакого вреда жителям, а наоборот, щедро одаривали их блестящими украшениями, в которых теперь щеголяли все женщины деревни и другими разными непонятными предметами, предназначения которых никто не понимал, вождь забеспокоился.  Во-первых, как может человек появится на белом листке? Наверно, белые люди забирают часть его души и заключают в эти хрустящие листочки, а будет ли рука охотника, у которого забрали частичку души такой же сильной, а удар верным?

Во-вторых, не постигнут ли жителей деревни раздоры из-за блестящих штучек, которые и так стали причиной ссор, особенно среди женщин?

В третьих, чужаки принесли с собой горькую воду, которая затуманивала рассудок и развязывала языки. Бешеные пляски у костров и мелкие потасовки даже среди самых опытных охотников были тому подтверждением. Признаться, вождь сам был не прочь отведать горькой воды, и как-то после очередного возлияния, он знаками объяснил Белому человеку, что в его племени есть старая женщина, способная наслать проклятие на любого, кто ей не понравится. Он даже пообещал сам отвести их к её хижине.


На следующее утро Белый человек напомнил ему о его обещании. Прикинув в уме, сколько Бакуте не носили пищи, вождь велел женщинам приготовить самое нежное мясо и собрать сладких ягод. Только после этого он повёл к её хижине Белых людей. Женщина лежала на полу, когда появился вождь. Она совсем ослабла от голода, поэтому при виде мяса в руках вождя в её глазах запрыгали хищные огоньки. Она даже не сразу заметила, что на пороге возникли ещё несколько фигур. Каково же было её удивление, когда она увидела людей, совершенно непохожих на её народ. Вождь осторожно стал снимать путы с её губ, в то время, как странные люди беспрестанно щёлкали блестящими штучками. О-о-о! Какой необыкновенный вкус был у этого мяса! Оно вдыхало в старое тело желание жить! После того как с мясом было покончено, вождь протянул руку и знаком попросил своих спутников приблизиться. При виде светловолосых гигантов в глазах Бакуты появился ужас, который сменился любопытством. Она осторожно потрогала край одежды одного из них и потянулась к странному предмету, болтавшемуся у того на шее. Светловолосый присел на корточки около старухи и поднёс эту штуку к глазам. Раздался щелчок и сразу же громкий вопль старухи. Она закрывала лицо тонкими руками и лепетала на своём языке непонятные слова. Вождь, жестикулируя руками, объяснял ей что-то.

Внезапно смолкнув, Бакута стала рассматривать другую фигуру, по-видимому, принадлежавшую женщине. Длинные волосы, белая кожа заворожили её, но особенно пристально она рассматривала губы, цвет которых напоминал цветок, который в изобилии рос на стволах деревьев за её хижиной. Когда незнакомка присела около неё, Бакута сделала попытку потрогать эти губы, но женщина с брезгливым видом отодвинулась от неё и рассыпала ягоды, которые принёс вождь. Вне себя от негодования Бакута подняла вверх маленькие кулачки, и на пришедших снова посыпался град незнакомых слов.

Лицо вождя стало вытягиваться, он замахал руками, приказывая всем уйти. А сам, ударив женщину по лицу, решительно взялся за шнурок, намереваясь стянуть опять губы женщины. Белые люди были подавлены. Они мало что поняли из происходящего, но слова этой женщины показались им довольно зловещими.


В этот вечер не было смеха и шуток у Большого костра. Женщины не выходили из своих хижин, а мужчины с испугом отводили глаза от белых людей. В воздухе, казалось, повисло предчувствие беды. Напрасно белые люди подступали к вождю с вопросами о причине столь резкой перемены, напрасно показывали пальцем в сторону хижины Бакуты, прося объяснения её зловещих слов. Вождь молчал, угрюмо глядя себе под ноги. Так прошло ещё два дня. С началом третьего, чужаки стали собираться в обратный путь. Красивая белая женщина подошла к вождю и, улыбнувшись, положила свою ладонь ему на плечо.

- Анеро! - это слово означало прощание на языке племени. Короткая жизнь в племени не прошла даром – она смогла выучить некоторые слова и понять их смысл, что говорило о наблюдательности и искренности чужой белой женщины.

В ответ вождь грустно посмотрел на неё и поднял руку. На его ладони лежал красивый ярко розовый цветок. Он поражал своей чистотой и свежестью, от него шёл тонкий приятный аромат. Женщина протянула руку за прекрасным бутоном, но внезапно вождь коснулся её губ и тут же грубо смял цветок в своих ладонях. Теперь на его ладони лежал бесформенный маленький комочек слизи, который ничем не напоминал прекрасный цветок. Женщина удивлённо смотрела на тот комочек, не понимая, что всё это значит. Вождь ещё раз коснулся её нежных губ и показал на безжизненный комочек, качая головой и вздыхая. Белая женщина ничего не поняла, но приветливо улыбнулась вождю и пошла прочь. Ей и её спутникам предстоял трудный путь, и ей нужно было ещё упаковать вещи.


Вот уже несколько дней небольшой отряд белых людей пробирался через джунгли. Вчера ушёл их проводник из племени маленьких людей, показав знаками, что далее находятся владения другого племени. Без проводника, ориентируясь только по старому клочку бумаги, именуемого картой, которую вообще неизвестно где взял Боб – руководитель этой экспедиции, люди продирались через густые заросли, обходили болота, кишевшие всякими гадами, отмахивались от гнуса, который больше всего доставлял страдания и неудобства. Эти летучие твари лезли под одежду, залетали в рот при малейшей попытке разговора и безжалостно кусали. Место укуса чесалось, опухало, люди безжалостно хлестали себя, пытаясь избавиться от этих назойливых тварей. Спасал их костёр, который они разводили на привале. Дым отгонял гнус, давая людям возможность отдохнуть. Труднее всего приходилось Эллен – той самой белой красавице, невольно попавшей под гнев Бакуты. Жара, зловонные испарения от земли, нечеловеческие усилия, вызванные трудной дорогой, вконец измотали её. От тяжести поклажи постоянно ныли спина и плечи. Только предвкушение сенсации, которое произведут фотографии, рисунки и предметы затерянного в джунглях племени, придавало силы в нелёгком пути. Губы у Эллен потрескались, а в уголках появились болезненные трещины. Каждый приём скудной пищи вызывал у неё сильную боль и страдание. Она чувствовала, что что-то не так. Глядя в маленькое зеркальце, она заметила, что когда-то красивые пухлые губки приобрели синеватый оттенок и вроде стали даже меньше.

К концу десятого дна пути это стало очевидным – рот Эллен действительно уменьшился, губы стали тоньше, потеряв красивые очертания. Язвочки в уголках губ постоянно кровоточили и издавали неприятный запах. Даже походная ложка уже не помещалась по причине того, что стала больше её рта. Пищу Эллен просовывала осторожно, одним пальцем, стараясь не причинить сильную боль.

Спутники видели её настроение , но даже они были в недоумении – как такое может быть? Может ли ротовое отверстие уменьшаться с такой поразительной быстротой? В чём причина? В ядовитом воздухе джунглей или непонятных словах старой туземки? Сотни раз Эллен прокручивала в голове эпизод, произошедший в хижине Бакуты и последний жест вождя, безжалостно смявшего цветок. Всё больше и больше Эллен убеждалась в том, что причина её беды кроется именно в злобных словах Бакуты.


Туземцы верили в проклятие старой женщины. Не зря рот несчастной был безжалостно затянут шнурком – всё это для того, чтобы оградить других людей племени от проклятий безумной старухи. А что же теперь делать ей, ведь ещё несколько дней и она не сможет есть и пить, а во что тогда превратится её лицо? Об этом страшно даже думать. При прощании вождь хотел показать, что её ждёт – губы, похожие на свежий цветок превратятся в мерзкий мокрый комочек, что и происходит с ней сейчас. О-о-о!


Если бы она знала, что всё так будет, то никогда не преступила порог злосчастной хижины. До излучины реки, где их должна ждать большая лодка, которая вернёт их назад – в цивилизацию оставалось ещё несколько дней пути. «Будь прокляты эти джунгли! Будь проклята эта деревня со всеми туземцами!» - думала Эллен, прислушиваясь к жизни джунглей по ночам. « Только бы добраться до дома, там хорошие клиники, хорошие врачи, они помогут, обязательно помогут, они не могут не помочь!» 


Старая Бакута лежала у порога своей хижины. Она совсем ослабла от голода. Сегодня она нарушила запрет вождя, сняв проклятый шнурок. Беззубыми дёснами Бакута жевала травинки, сорванные тут же слабыми пальцами. «Я не хочу умирать так! Почему я должна умирать? Пусть они все умрут! Пусть их съедят крокодилы!» - шептала старуха. В её сердце не осталось ничего, кроме злобы на всех своих соплеменников. Вспоминая имена каждого, она всё громче и громче шептала самые изощрённые проклятия, на которые был способен её измученный голодом старческий рассудок.

Показать полностью
2433

Немцы почему-то не горят желанием приезжать зимой в Россию :)

Вчера прошла жеребьевка лиги Европы, согласно которой нашему ФК "Краснодар" попался немецкий Байер из Леверкузена:

Немцы почему-то не горят желанием приезжать зимой в Россию :) Спорт, Футбол, Лига Европы, Жеребьевка, Фк Краснодар, Twitter, Юмор, Стереотипы, Гифка, Длиннопост

Немцы незамедлительно отреагировали на этот жребий шуточным твиттом: "Когда понимаешь, что тебе предстоит играть в России в феврале":

Немцы почему-то не горят желанием приезжать зимой в Россию :) Спорт, Футбол, Лига Европы, Жеребьевка, Фк Краснодар, Twitter, Юмор, Стереотипы, Гифка, Длиннопост

На что сразу же получили ответ от ФК "Енисей" из Красноярска: "Парни, Краснодар и Красноярск - это разные города":

Немцы почему-то не горят желанием приезжать зимой в Россию :) Спорт, Футбол, Лига Европы, Жеребьевка, Фк Краснодар, Twitter, Юмор, Стереотипы, Гифка, Длиннопост

Уже позже немецкий клуб заметил, что Краснодар находится южнее Леверкузена:

Немцы почему-то не горят желанием приезжать зимой в Россию :) Спорт, Футбол, Лига Европы, Жеребьевка, Фк Краснодар, Twitter, Юмор, Стереотипы, Гифка, Длиннопост

Первый матч между «Краснодаром» и «Байером» пройдет 14 февраля, а ответный состоится 21 февраля.

Показать полностью 2
153

Проклятые места. Часть 3.

- Не больше месяца, - предположил я.


- Недели две, от силы, - включился в игру Петя.


- Шесть дней, - подытожил Марк. – Он звонил, хотел встретиться, что-то рассказать, но я так и не смог найти времени. А через шесть дней у него случился сердечный приступ, он даже успел вызвать скорую, но пока они приехали, пока взломали дверь, он был уже мертв. Сердечный приступ в тридцать два года, каково? При том, что никаких врожденных пороков у него не было, и он усиленно занимался здоровьем, когда все это началось.


- И тогда вы поняли, что дело не чисто? – отхлебнув пива, спросил Петр.


- Нет, что ты? Гораздо позже я случайно узнал, что в этой квартире умер еще кто-то. Одна смерть – случайность, вторая – совпадение, а третья – какая-то нездоровая закономерность. У меня закрались сомнения, я начал рыть, так как от хозяина квартиры ничего добиться не удалось. Шло время, жильцы гибли, я нашел информацию о старых смертях, нашел наш форум, изучил и понял, что нужно действовать. Мне казалось, что я должен что-то сделать, что это правильно. Я пытался купить эту чертову квартиру, но хозяин ни в какую не соглашался продавать. Он удобно устроился – брал деньги за три месяца: за первый, последний и залог, но арендатор либо сбегал, и владелец оставлял две трети суммы себе, либо умирал, и тогда вся предоплата доставалась арендодателю. Цена ниже средней по рынку, и проблем с поиском нового жильца не возникало. У меня было огромное желание набить ему морду, но пришлось сдержаться, и мы договорились об аренде. Я плачу двойную плату и сохраняю чьи-то жизни, но деньги заканчиваются и, что будет через пару месяцев – не знаю. Я столько вложил в это сил, стольким пожертвовал, что останавливаться уже поздно.


Впервые лицо Марка изменилось – на нем появилась печальная улыбка. Не знаю почему, но первая мысль, которая пришла мне в голову, что это все какой-то развод, и таким образом наш новый знакомый пытается вытянуть из нас деньги. Не производил он впечатление человека, который способен потянуть аренду квартиры по завышенной цене. Инга не раз упрекала меня в том, что я постоянно отношусь к людям с подозрением, но мой, пусть и не богатый, жизненный опыт показывал, что лучше с перебдеть, чем недобдеть. Можно было напроситься в гости в арендуемую квартиру, но, этот вариант я отмел сразу, хватит с меня и трассы с подворотней.


Оставалось только проверить историю Марка, находясь на безопасном расстоянии от проклятого места – покопаться в сети. Наверняка какие-то упоминания о смерти его друга и девушки должны быть.


- А вы пытались что-то сделать? – прервал тишину Петя, заинтригованный историей квартиры. – Можно же попробовать ее сжечь, например.


Марк заказал еще чая, когда я подозвал официантку, чтобы попросить еще пива. Когда она отошла, он пристально посмотрел на Петю и ответил:


- Думаешь, ты самый умный? Дважды.


- Дважды?! – в один голос переспросили мы.


- Первый раз, как только получил ключи. Я поджег шторы на кухне. Они так ярко полыхнули, а потом погасли, не догорев до конца. Позже я пытался разговаривать с батюшками на эту тему, - Марк махнул рукой и замолчал, ожидая пока подошедшая официантка расставит заказ. – Один даже согласился прийти, осветить квартиру. Побрызгал чего-то своей кисточкой, почитал молитвы, попросил денег и удалился, но я чувствовал, что ничего не изменилось. В этот раз я облил диван керосином и поджег. Дыму было… Соседи прибежали, стена обгорела, но огонь так и не перекинулся на другую мебель. Даже ковер на полу только оплавился по краю.


- Дела-а-а, - протянул Петя, прикончив свою кружку.


Чтобы не звать очередной раз официантку и не перебивать Марка, я отлил ему половину своего пива. Он кивнул в знак благодарности, а арендатор проклятой квартиры продолжал:


- Я даже к экстрасенсам обращался. Только не смейтесь, сам в эту белиберду не верю. Забавно, в проклятые места верю, а в экстрасенсов – нет. Фуфлыжники они все, хотя, - он сделал глоток чая, - была одна бабка. Она мне сказала, что, если хочешь зло извести, то должен быть готов своей жизнью пожертвовать. Я тогда рассмеялся, решил, что это бред – умереть в той квартире, которая питается смертью. Это не бороться со злом, а подкармливать его. А вот сейчас все чаще об этом думаю, слишком многим уже пришлось пожертвовать, жизнь – не самое дорогое.


- Не дури! – забеспокоился Петя.


Марк в ответ только пожал плечами. А меня заинтересовало другое.


- Ты сказал, что квартира питается смертью. Откуда ты это знаешь?


- Раз она убивает жильцов – не надо быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться. У тебя на этот счет какие-то сомнения?


- Да, только не совсем на этот счет, - я промочил пересохшее горло. – Вот смотри: твоя квартира убивает людей, на «моем» куске дороги тоже аварий без летального исхода не случается. Во всяком случае, мне такие эпизоды не попадались. А вот Петина подворотня, - я посмотрел в нахмуренное лицо друга и исправился, - хорошо, арка. Поребрик, бадлон и все такое. Так вот, арка никого не убивает, Петь, подтверди.


- Мне такие случаи неизвестны, - покачал он головой в ответ.


- Может, она все-таки не проклята? – продолжал я развивать свою мысль. – Или диета у нее другая?


Марк внимательно выслушал меня, потом переключил внимание на возражения Пети, который ревностно начал защищать свое проклятое место и сказал:


- Судя по тому, что я про нее услышал, она такая же, слишком много плохого в ней случается за малые отрезки времени. Но вы учтите: я в этом деле такой же профан, как и вы и источник информации у нас один – форум. Думаю, что арка еще не набрала полную силу. Сейчас вы наблюдаете зарождение проклятого места. Пока оно как ребенок не требует много еды, пробует свои силы, познает мир, но стоит ей кого-то убить, распробовать этот вкус, и она войдет в полную силу.


- Арке сто лет в обед, - возразил Петр. – Сколько она уже растет, должна была кого-то оприходовать, может, ей не хватает силы?


- Так она, наверное, не все время с постройки дома проклятым местом была, - включился в разговор я. – Ты в детстве через нее бегал и горя не знал. Если бы несколько десятков лет там лютая дичь творилась – кто-нибудь уже обратил внимание. И квартира не всегда жильцов убивала и дорога уже лет пятнадцать-двадцать, как открыта. Мне кажется, что случается какое-то событие и места становятся проклятыми.


- Знать бы, что это за триггер, запускающий такую реакцию, - прошептал Марк. – Я пытался выяснить историю квартиры, с соседями общался – ничего такого, за что можно зацепиться. Ведьма там не жила, никого не убивали, метеорит не падал…


- Подождите, - перебил Петя. – Вы привели пример с взрослением. Типа, ребенок становится взрослым, и мелкое шкодничество превращается в убийство. А что, если дальше идет старость и смерть. Подумайте сами: дорога, квартира и арка – в этих местах случилось что-то не особо ординарное, запустившее процесс. Если представить, что такое происходит периодически, то все вокруг должно стать проклятым. Квартиры, дворы, парковки, магазины, опушки леса и, если они не отмирают сами, то мы бы жили в проклятом мире.


- Или их кто-то уничтожает, - предположил я.


- Принося себя в жертву, - добавил Марк, и все мы замолчали.


- Бабка сказала, что человек должен быть готов пожертвовать собой, но это не значит, что обязательно кто-то должен умирать, - прервал затянувшуюся паузу Петя. – Согласитесь, быть готовым умереть и умереть – это, как говорят в Одессе, две большие разницы.


- Ну, давайте бабку-экстрасенса возводить в эксперты по проклятым местам! – взорвался я, привлекая внимание посетителей за соседним столиком. Засмущавшись, я продолжил значительно тише: - Мне нравится идея, что проклятые места отмирают со временем сами. Может, срабатывает еще какой-то триггер, может, они объедаются смертями – убил десять, двадцать, сто человек и хватит. Иначе, Петя прав, мы жили бы в окружении проклятых мест.


- А кто сказал, что это не так? – возразил Марк. Мы с удивлением посмотрели на него. – Просто люди настолько привыкли к неприятностям, что не обращают внимания на то, что происходит не с ними, а свои беды стараются как можно скорее забыть. Возможно, все преступления, аварии и несчастные случаи в городе случаются в одних и тех же местах, если рассматривать в долгой перспективе.


- Ну, это бред! – не выдержал я. – Мы бы заметили, люди заметили бы! И я говорю не о двух десятках форумчан, а о людях в целом.


- Бред или не бред, но как раз твой пост навел меня на эту мысль. Раньше я думал, что проклятым местом может быть квартира, остров или старое кладбище, вы читали эти истории. Но отрезок дороги все меняет. У меня есть пример, который вы сможете проверить хоть сейчас, хоть вечером, когда вернетесь домой. Он как раз в Москве, я раньше часто там бывал по работе. И часто ездил по Кутузовскому проспекту. Там есть крупный торговый центр, знаешь, наверное?


- Знаю, для мажоров, но никогда не был там. Да, и, вообще, на Кутузоне бываю крайне редко, - начал вспоминать я. – Я на другом конце города живу, а офис в центре. И что с этим магазином не так?


- С магазином все в порядке – это просто ориентир, а вот на проспекте рядом постоянно аварии случаются. То гонщики какие-то дорогу не поделят, то, как ты их называешь, мажоры лоб в лоб встретятся. А помните, резонансный случай был, когда поп на бентли сбил рабочего? Тоже там. Вот и получается, что серьезные аварии на одном и том же участке статистически случаются чаще, чем в других местах.


Я растеряно перевел взгляд на Петю в поисках поддержки, но тот залип в телефоне, видимо, исследовал информацию об автокатастрофах на Кутузовском проспекте. Марк замолчал и так же как я ждал подтверждения своих слов, попивая чай. Наконец, мой друг отвлекся от маленького экрана и кивнул.


- А ведь это не просто какой-то участок дороги за городом, до которого никому нет дела. Это чуть ли не главная дорога страны, а они и там порядок не могут навести, - заключил он.

Мысленно рисуя карту Москвы, я вспоминал, что Кутузовский проспект превращается в Новый Арбат и не мог не согласиться с этим утверждением, но поверить в теорию целиком, никак не получалось.


- У нас нигде порядок не могут навести, - вяло попытался отбиться я. – Это не показатель.


- Возможно, - кивнул Марк. – Есть еще один пример: один мой товарищ…


- Люби-итель рыбалки… - пропел захмелевший Петя, но через секунду опомнился. – Извините, это нервное.


- Кстати, да, - кивнул Марк, - и, правда, любитель рыбалки. Я бы даже сказал, профессионал. Ездит из Москвы в Вологду и зимой и летом порыбачить. В те времена, когда мы еще общались, он рассказывал, что дорога холмистая, и постоянно кто-то обгоняет через сплошную, но не успевает перестроиться назад. Из-за этих лихачей образуются многокилометровые пробки. Не возьмусь утверждать, что аварии постоянно в одних и тех же местах, но, как факт, такое есть.


- Другими словами, - уточнил я, - либо участки дороги, где постоянно происходят ДТП, все прокляты, и их много, либо это просто опасные отрезки и к нашей теме ни имеют никакого отношения.


Стало даже как-то обидно, за свою находку. А вдруг я действительно все надумал, а форумчане, помешанные на этой теме, поддержали мое богатое воображение.


- Думаю, что все-таки первое, - сказал Марк. – Я хорошенько изучил ту запись, что ты выложил – там нет ничего опасного, ни резких поворотов, ни встречки. Остальное – это просто теория.


- Так, мне надо побрызгать, - Петя встал, покачиваясь. – Не теряйте мысль, я скоро.


Я не понял, когда он успел так напиться, но в последние полчаса он в основном был немым свидетелем нашего с Марком диалога. Как только он отошел, наш новый знакомый положил мне руку на плечо и зашептал:


- Максим, тебе нужно выбираться из этой истории. Ты парень нормальный, еще не успел натворить дел. Забудь об этих проклятых местах и живи своей жизнью.


- Чта-а-а? – рассмеялся я, думая о том, что эта сцена подошла бы для какого-то

низкобюджетного ужастика.


- Я не все рассказал о квартире. Как только я стал арендатором, моя жизнь круто изменилась, причем не в лучшую сторону. Она не может дотянуться до меня и разлагать изнутри, как погибшего друга – я в ней почти не бываю. Но это не значит, что она не испытывает голод и не мстит мне за вынужденную диету издалека, косвенно. Раньше у меня была жена, ребенок и хорошая работа. Потом жена ушла и забрала дочь, ушла к моему брату, представляешь? – он со злостью ударил по столу, впервые проявив какую-то сильную эмоцию, чем напугал меня не на шутку. - Я запил, меня уволили, теперь перебиваюсь как могу. Мне пришлось продать машину, чтобы хватало денег на аренду собственного жилья и проклятой квартиры, содержать ее все равно стало не по карману.


Я тяжело вздохнул. Только теперь я убедился в том, что вся эта история с квартирой не выдумка, и Марк верит в то, что говорит.


- Погоди. Может, это не связано? – я попытался успокоить его. – Жаль, что жена тебя бросила, но, сам подумай, как на это могла повлиять квартира?


- Не знаю как, если бы я мог объяснить… Но точно знаю, что шуры-муры у них с братом начались после того, как я арендовал квартиру. Раньше она его на дух не переносила. Доказательств у меня нет, ты должен поверить мне на слово, хотя, погоди, - он достал свой паспорт и показал мне. Я взглянул на дату рождения. – Посмотри на меня. Разве так выглядит тридцатипятилетний мужик?


Я покачал головой. Марк действительно выглядел старше, но генетика у всех разная и этого было мало для убеждения. Тогда мой собеседник достал бумажник и показал фотографию, на которой он же был изображен с женой и дочкой. Там он был стройнее, не было седины, и вообще выглядел на десяток лет моложе.


- Это фото сделано два года назад, - сообщил он. – Меня уже ничто не спасет. Все, что у меня есть – это возможность продержать квартиру, как можно дольше без еды, и я это сделаю.


- Может, я могу тебе как-то помочь? Может, дать денег на аренду?


- Да, что же вы за народ такой, москвичи?! – взорвался он. – Думаете, все можно деньгами решить! Не нужны мне твои деньги! Ничего не нужно. Я спасти тебя-дурака пытаюсь. Просто забудь о проклятых местах и не возвращайся к этой теме.

Марк встал, чтобы уйти, но я схватил его за руку.


- Погоди! Почему ты говоришь это только мне. Дождись Петю.


- Его уже не спасти, он начал бороться. Он либо повзрослеет и забудет, либо плохо кончит, но он так помешан на этих проклятыми местами, будь они не ладны, что мое предупреждение только подогреет его интерес, а у тебя есть шанс выйти без потерь.


Он вырвался и, не прощаясь, направился к выходу. Через пару минут вернулся Петр и выглядел он не очень. Его явно стошнило и, попросив у официантки воды, он спросил:


- А где Марк?


- Ушел. Сказал, что у него какие-то важные дела. Передавал тебе привет, кстати. Ну, что я расплачиваюсь?


Петр был не в том состоянии, чтобы спорить. Я не знаю, почему не рассказал тогда другу о предупреждении, которое оставил мне Марк. Наверное, потому что видел в Пете этот нездоровый интерес и боялся, что все, сказанное арендатором проклятой квартиры, правда. После того, как Марк отказался от денег, у меня не осталось сомнений в его искренности, но это не значило, что он не заблуждается в своих убеждениях.


Ночью я долго не мог уснуть, ворочаясь с боку на бок. Многое в истории Марка было притянуто за уши, но, если он прав, и проклятые места могут опосредованно воздействовать на своих хранителей, то перспективы открывались не радужные. Первые майские праздники только закончились, и у меня было еще несколько дней, чтобы разобраться в ситуации, имея дело с еще не вошедшей в полную силу аркой.


Этой и следующей ночью подворотня никак не проявляла себя. Мы с Петей занимали свой пост за час до полуночи и сидели в машине почти до рассвета с неизменным термосом, полным крепкого сладкого кофе. В неспешных беседах это время пролетало для нас почти незаметно. Я много рассказывал о своей работе, семье и, конечно, Инге. Мой друг говорил о родителях, своем небогатом опыте взаимоотношений с противоположным полом и много жаловался на то, что не может устроиться на работу по специальности. Кем он только не подрабатывал: промоутер, официант, курьер, чтобы не быть обузой для родителей, но найти постоянное место никак не получалось. Вся эта история с аркой отнимала много сил и времени, но забыть о ней и сосредоточить все силы на поиске работы у Пети никак не получалось.


С каждой спокойной ночью мы все больше склонялись к мысли, что Марк прав и проклятая арка, насытившись недавним изнасилованием, затаилась. У меня появилась надежда, что время ее действия истекло, и она больше не проклята, но я не спешил делиться этим предположением с товарищем. Может, боялся накаркать, а, может, не хотел портить ему настроение, зная о его увлеченности этим вопросом, который Марк распознал во время единственной встречи.


Все изменилось на третий день, после встречи с хранителем проклятой квартиры. Днем мы посетили кунсткамеру и Петропавловскую крепость, а ночью привычно обосновались в машине напротив арки. Петр что-то эмоционально рассказывал, а я, погруженный в собственные переживания, односложно отвечал. Утром звонила подруга и приглашала на день рождения к себе на дачу девятого мая, где собиралась большая компания моих знакомых, по которым я соскучился, выпав на несколько месяцев из общения. Я очень хотел поехать и начал прикидывать, когда и как лучше пуститься в путь, чтобы провести максимум времени в Питере и успеть к началу праздника, но подруга предупредила, что в числе прочих на празднике будет и моя бывшая девушка. Поняв, что эта информация меня смутила, она сказала, что будет рада меня видеть, если я надумаю приехать, и попрощалась.


Я не видел Ингу с того самого вечера, когда она ушла. Не интересовался ее жизнью, не следил за ее соцсетями и не расспрашивал о ней общих друзей, но это не значит, что я не думал о ней и не вспоминал проведенное вместе время. Одна часть меня твердила, что прошло достаточно времени, и нет смысла избегать встречи, пора уже взглянуть своим страхам в глаза, даже если она приедет на праздник не одна. Другая, наоборот, убеждала в том, что нет смысла лишний раз нервничать, особенно если Инга появиться с новым кавалером, и лучше вообще не ходить и не видеть. С глаз долой – из сердца вон. И эта часть казалась мне более убедительной. Решив пропустить очередную встречу с друзьями, я сидел, слушал вполуха Петю и сопротивлялся назойливым сомнениям.


На старушку, появившуюся в арке около полуночи, мы сначала не обратили внимания, но, когда она остановилась под сводами и облокотилась на стену, Петр прервал свой монолог и крикнул, выводя меня из размышлений:


- Смотри! Чегой-то она?!


Я не сразу понял, о ком он говорит, но, присмотревшись, ответил:


- Может, плохо стало?


Когда я заканчивал фразу, Пети в машине уже не было. Он бежал к ней, и я последовал его примеру.


- Эльвира Алексеевна, как вы себя чувствуете? – затараторил Петя, подхватывая свою пожилую соседку, начавшую сползать по стенке. – Вам плохо? Скорую вызвать? Где болит?


- Ой, ребята, что-то мне…


Она не договорила и начала оседать, теряя сознание. Я поддержал ее с другой стороны. Она как-то резко побледнела, даже губы стали белыми. Обмякла. Рот открылся и из него вывалился язык. Я в своей жизни никогда не видел покойников близко, но был уверен, что люди не умирают так быстро, практически мгновенно. Сказать, что я испугался – ничего не сказать. Я оцепенел от ужаса, но не Петя. Мой друг начал шлепать ее по щекам, периодически растирая их.


- Гипертонический криз, - шептал он, - у бабушки такое было на похоронах дедушки.


Через несколько секунд, которые мне показались вечностью, Эльвира Алексеевна подтянула язык и открыла глаза. Непонимающим взглядом она посмотрела на нас и ее тут же вырвало. Такой опыт у меня был: в студенческие годы не раз придерживал друзей в тот момент, когда их тошнит. Но никогда я так не радовался этому процессу. Логика подсказывала, что мертвый человек этого делать не может. Когда все закончилось, старушка еще оставалась бледной, но, по крайней мере, ее губы вернули свой цвет.


- Петя, ты? – пенсионерка только сейчас узнала соседа.


- Я-я, не беспокойтесь Эльвира Алексеевна. Как вы себя чувствуете? Может скорую? Давайте, мы вас проводим, - Петр перевел взгляд на меня и тише добавил. – Надо увести ее отсюда.

Я кивнул, понимая, что в этой арке больной пожилой женщине ничего хорошего ждать не приходится. Мы прошли во двор и по просьбе старушки остановились.


- Вроде отпустило, - сказала она и немного отстранилась от меня, пытаясь сама удержать равновесие.


Петя тоже отпустил пережившую приступ женщину и весь напружинился, готовый в любой момент ее подхватить.


- Может, все-таки вызвать врача? – предложил я. – Померяют давление, укол сделают.


- Не надо, - ответила Эльвира Алексеевна. – Это я сама виновата – таблетку не приняла…


- Что вы вообще здесь делаете ночью? – спросил Петя.


- Чувствовала себя плохо, уснуть никак не могла. Решила попить чаю с вареньем. Это мне всегда помогает. Дура старая, таблетки пью только в крайнем случае. Вот и сейчас решила, что стоит ромашку заварить. Посмотрела, а хлеб заплесневел, а я не могу без хлеба варенье есть – слишком сладко. Обычно хожу в ту булочную, - она махнула в противоположную сторону от проклятой арки, где тоже можно было выйти из двора, - но она в это время уже не работает. Решила сюда, в круглосуточный, а таблетки не взяла…


- Понятно, - прервал ее Петя, - пойдемте домой.


- А хлеб? – возмутилась она.


Вот, старая карга, чуть Богу душу не отдала, но сдаваться не собиралась.


- Так, вы идите с Петей, а я схожу за хлебом. Какой взять?


- Булку купите, пожалуйста, сейчас я денег дам…


- Обойдусь, - отмахнулся я и вопросительно посмотрел на Петю, - какую именно булку?.


Он быстро объяснил, в какую квартиру потом прийти, и что булка это просто белый хлеб. Я направился в магазин, купил сразу два батона и поспешил обратно, но не решился возвращаться через проклятую подворотню в одиночку. Сегодня, когда она настроилась на первое убийство, а мы оставили ее голодной, и мне не хотелось ощутить на себе ее месть. Быстрым шагом я обогнул дом и зашел с безопасной стороны. Через пару минут я уже звонил в нужную квартиру. Дверь открыл Петя.


- Проходи, разувайся, нас пригласили на чай с вареньем.


- А как же наше дело? – уточнил я, намекая на подворотню.


- Скорую она отказывается вызывать на отрез, надо же убедиться, что таблетка сработала, и приступ не повторится.


- Мальчики, ну, что вы там застряли? - послышался уже бодрый голос с кухни. – Чайник почти вскипел, идите скорее, попробуйте варенье, свое, домашнее…


Петр пожал плечами, как бы давая понять, что уйти сейчас у нас не получится. Я махнул рукой и, разуваясь, сказал:


- Варенье я люблю.


За чаем Эльвира Алексеевна рассказала нам о своей жизни и здоровье. Ее муж умер еще в девяностые, а единственная дочь жила в другом городе и редко проведывала мать. Петя попросил записать его номер телефона, чтобы старушке было к кому обратиться, если станет плохо или понадобится сходить в магазин и аптеку.


Пенсионерка поинтересовалась, что мы делами в такое позднее время на улице. Я попытался уйти от ответа и ненавязчиво намекнуть хозяйке, что не стоит ходить через эту подворотню, особенно ночью, чем, кажется, еще больше ее заинтриговал. Петя, взяв с нее обещание, не считать нас сумасшедшими, рассказал ей о своих подозрениях по поводу арки и проклятых местах в целом. Я был против и пытался сгладить некоторые факты его истории, боясь, что может вообразить пожилой человек, на которого вывалили такое количество спорной информации. Однако, Эльвира Алексеевна удивила нас обоих.


- А я верю в подобные вещи, - сказала она. – Никогда не думала, что столкнусь сама, но в курсе того, что такие места существуют, - мы с Петей переглянулись, забыв об угощении, а старушка продолжала: - Видите ли, мой покойный муж, был научным сотрудником и попал в группу исследователей под руководством профессора Коха. Заслуженный ученый, член корреспондент РАН. В советские времена такие феномены изучались, находились и деньги и увлеченные люди, готовые к экспериментам. Миша принимал участие только в одной экспедиции в конце восьмидесятых, но сохранил впечатления о ней до конца своих дней. Это было где-то в Воронежской губернии. Там группа Коха изучала парк, в котором исчезали люди. В ходе долгих изысканий и бесследного исчезновения двух членов экспедиции, круг поисков сузился до одной деревянной лавки. Пропадали не только люди, но и животные, которые оказывались на ней. Например, голуби, облюбовавшие другие лавки, от этой держались подальше. Не знаю, может, они чувствовали что-то, может, видели, как их собраться исчезали, но загнать их на эту лавку можно было только силой. Кох, Миша и другие челны группы приступили к изучению этого мистического объекта. Оборудование, а его было много, ничего не показывало, и никогда наблюдаемый объект не исчезал у кого-то на глазах. Птицы и собаки сидели на лавке под объективами камер и не проявляли беспокойства, но стоило остановить запись и отвернуться всего на секунду, как живое существо испарялось без следа. В группе нашелся доброволец, согласившийся посидеть на лавочке с закрепленными на теле датчиками, но строго под наблюдением камер и других членов группы. Профессор и мой муж следили за данными, поступающими с датчиков из вагончика с дорогим оборудованием, и в какой-то момент все сигналы оборвались. Позже выяснилось, что все три камеры одновременно вышли из строя: на одной закончилась пленка, на другой повредился питающий провод, ну, и с третьей что-то случилось, уже не помню, что Миша рассказывал. Только и люди, в задачу которых входило живое наблюдение, отвлеклись как раз в этот момент. Кто-то задремал, кто-то услышал шорох и отвернулся, но результат не заставил себя долго ждать – доброволец исчез, как и животные до него. В конце концов, было принято решение забетонировать весь объект, дабы обезопасить мирных жителей от случайного воздействия. Кох поехал в Москву, чтобы согласовать этот вопрос, но так и не вернулся. Прислал только телеграмму, с приказом сворачиваться и возвращаться по домам. Времена изменились. Перестройка, распад СССР и всем стало не до этой проклятой лавки. Миша с коллегами пытался уничтожить объект своими силами, но распилить его не удалось. Тогда они подожгли лавку и отправились восвояси. Экспедиции Коха закончились вместе с крахом союза, а мой муж, уверенный в том, что лавка восстановится, следил за новостями о пропавших в Воронежской области людях. Несколько раз он порывался съездить и проверить состояние этой лавки, но я не пускала, а потом, у него ухудшилось здоровье, и стало не до путешествий.


Поняв, что история закончилась, Петя с ходу спросил:


- Эльвира Алексеевна, а вы знаете, где эта лавка находится, хотя бы примерно?


- А зачем тебе? Нет, Миша не рассказывал. Не ищите ее, не надо – эта лавка уже испортила

жизнь стольким людям, включая моего мужа. Зря я вам рассказала.


- Ну, пожалуйста, вспомните, хоть какие-то приметы, - продолжал упрашивать ее Петр. – Какой парк, какой рядом город или поселок?


- Не знаю, - забеспокоилась старушка, - я устала и собираюсь спать…


- Да-да, мы пойдем, - сказал я, разозлившись на друга за такой напор.


- Может, у вашего супруга остались какие-то записи? – спросил он уже в прихожей, обуваясь.


Еще нам только лавки не хватало. Я потянул его за собой из квартиры.


- Ничего нет. Все, спокойной ночи, молодые люди, - жестко оборвала все вопросы Эльвира Алексеевна, перед тем как закрыть за нами дверь.


Петя был так возбужден и не собирался просто идти спать.


- Пойдем, проверим арку, - сказал он и, не дожидаясь моего ответа, двинулся вниз по лестнице.


Я тяжело вздохнул, но бросить его одного не решился и последовал за ним. Пройдя под аркой, мы убедились, что все в порядке, и я, наконец, сказал то, что уже давно накипело:


- Петь, ты вообще в своем уме?! Чего ты так насел на старушку? Тебе мало этой подворотни, сначала квартира Марка, теперь лавка?


- А тебе не интересно? Ах, да, я и забыл, что ты просто наблюдаешь, но не вмешиваешься. В чем тогда смысл? Может, ты просто боишься, может, ты просто трус? Наверняка, это ты что-то сказал Марку, чтобы он ушел.


Такого обвинения я стерпеть не мог и ответил:


- Марк сказал, что тебя уже не спасти из-за твоей озабоченности всем этим. Он просто забил на тебя и твою жизнь и пришел только для того, чтобы предупредить меня. Я ему тогда не поверил, но сейчас, глядя на тебя, я понимаю, что он был прав – ты не хочешь, чтобы тебя спасли! Ты готов ехать в Воронеж на поиски очередного проклятого места, лишь бы не взрослеть, а пора бы уже!


- Если быть взрослым – это значит быть ссыкуном и проходить мимо, когда можно помочь, то взрослеть я действительно не хочу.


- Найди себе работу, бабу, заботься о родителях, а уж потом помогай, кому хочешь, если время останется.


- Кто дал тебе право учить меня жить? Тем более советовать что-то по поводу отношений. Или ты свои просрал и теперь можешь считаться гуру?


Было видно, что Петя разошелся не на шутку и уже не мог себя контролировать, как, в впрочем, и я.


- Имею право, так как оплачиваю уже неделю все твои хотелки…


- Как всегда, все упирается в деньги, чего еще можно ожидать от москвича. А то, что живешь у меня бесплатно, ты, конечно, забыл.


- Жил, - решил я закончить наш спор.


- Что?


- Жил, больше не буду. Сейчас соберу вещи и счастливо оставаться, - я не смог сдержать свои эмоции и добавил напоследок. – Сколько я тебе должен за постой?


- Ты уже все заплатил, расплачиваясь за мои «хотелки».


Тогда ни я, ни Петя не поняли, что наша ссора произошла как раз в подворотне. Позже я не раз анализировал этот разговор, понимая, что мог в любой момент остановить его, но арка действительно будила в людях самое худшее. Мне было так легко предъявлять претензии Пете, я делал это с удовольствием, что было мне не свойственно. Думаю, он чувствовал то же самое. Тем сложнее оказалось все исправить, но, нужно отдать должное Пете, он сделал первый шаг.


Продолжение следует...

Показать полностью
1636

Денежное проклятье.

Есть у меня товарищ. Недавно он обратился ко мне с вопросом "Как распознать, что на мне денежное проклятье". Говорит, что постоянно нет денег, хотя он нормально зарабатывает + берёт себе подработки по стройке.

Я решила вспомнить последние случаи, которые с ним происходили:

1) купил себе новый айфон, но в кредит (потому что старый уже надоел);

2) слетал в Сочи на 3 дня потому что устал;

3) взял себе подработку, сделал всё без предоплаты, теперь ждёт пока у клиента деньги появятся (ждёт уже месяц, договор конечно не подписывали, ведь "зачем эту бюрократию разводить");

4) занял денег у бабушки на Xbox и теперь, простите, ждёт пока бабушка забудет про долг;


Вишенкой на торте стало то, что во время нашей встречи и этого разговора он попытался в игровом автомате выиграть 1000р, но снова проклятье помешало.


На мои доводы о том, что можно просто не спускать деньги и экономить он ответил буквально "Это и так все знают, ты мне скажи как с проклятьем бороться".


Вот сижу и не знаю, что ему по этому поводу посоветовать, проклятие, видимо, действительно серьёзное.

230

Проклятый перстень

Мою подругу зовут Алла – стройная, черноволосая, любит от души поржать над собой и над другими, занимается тайским боксом. До 27 лет Алла жила одна, с мужчинами как-то не складывалось. Нет, конечно, она встречалась с парнями, они на нее вообще реагируют, как пчелы на мед... Но таких отношений, чтобы всё сердце в одуванчиках и небо в васильках, увы, не было.



И вот однажды свершилось. Пришла Алка ко мне и рассказала, что на работу приняли новенького. Андрей зовут, такой красивый, что смотреть на него ей больно, а еще он сильный и добрый – идеал, в общем. Я сразу поняла - капец подруге. Через некоторое время у них действительно завертелось. Парень, кстати, действительно оказался чрезвычайно симпатичным и весьма ей подходящим.


Примерно три месяца спустя Андрей сделал Алле предложение, и они поехали в Новосибирск знакомиться с его родней.


Далее три абзаца со слов Аллы.



…Андрюшкины родители, бабка и сестра с мужем и двумя детьми живут в одном частном двухквартирном доме. Родители Андрея отнеслись ко мне в целом тепло, сестра – с интересом, а вот бабушке я сразу не понравилась. Она вроде ничем это не показывала, но я чувствовала ее антипатию по взглядам и некоторым репликам в мой адрес.


В честь нашего знакомства и будущей свадьбы мои предполагаемые родственники закатили пирушку с приглашением ближних и дальних родственников и друзей. Мы с Андреем не хотели столь шумного мероприятия, но нам сказали, мол, надо же со всеми познакомиться. На родственной пьянке стала понятна причина бабушкиной антипатии ко мне. В качестве друга они (скорее всего бабуля) пригласили и бывшую девушку Андрея. Вот Катя бабушке нравилась - полная мне противоположность: очень женственная, с русой косой до пояса, грустными коровьими глазами. Весь вечер она просидела на стульчике в уголке, вяло нам улыбаясь. Оказалось, что она - внучка бабкиной подруги, и считалось, что женой Андрея станет именно она. Бабушки давно спланировали этот брак. Однако получилось так, что Катя по уши втрескалась в Андрея, а тот относился к ней как к сестре. Это мне сестра Андрея в тот же вечер и рассказала. Девушку было реально жалко, а вот бабка стала вызывать во мне ответные чувства. В день нашего отъезда разгорелся безобразный скандал. Бабка таки сорвалась и заявила, что я Андрею не пара и что наша семейная жизнь будет недолгой и принесет всем только несчастье. Я сказала, что жизнь не всегда совпадает с нашими планами, а будет ли наш брак счастливым – зависит исключительно от нас. Ответ ей не понравился. Я, жалея Андрюху, орать не стала, но наслушалась многого: и что худые бабёнки бесплодны, и что она видит надо мной проклятье, и прочий бред. В машине я грохнула коньяку и проспала всю дорогу до Омска…



Свадьбу Алла с Андреем назначили на март. Я как свидетельница помогала невесте готовиться к этому мероприятию. Когда возник вопрос, приглашать ли бабку на свадьбу, Андрей сказал, что это необходимо. Алла нехотя согласилась. А я подумала, что идея – г...но, но я обязательно прослежу за старухой, чтобы та ничего не напортила.


Хоть я и надеялась, что бабка не приедет, та явилась при полном параде с умильной улыбкой на лице. Вела себя так, словно никакого скандала не было, Алку называла «внученькой». А напоследок преподнесла подарочек, да такой, что закачаешься.



Бабка, особо не афишируя, подарила Алле старинную шкатулку со словами:


- В ней перстень моей бабушки, дочерям не подарила, жене сына не отдала, а тебе вот дарю от всего сердца, передашь по наследству, если сможешь, конечно.


Алка растерянно взяла шкатулку и, пробормотав слова благодарности, отдала ее мне, чтобы унесла к другим подаркам в подсобку. Там я перстень и рассмотрела. Настолько офигенную ювелирную работу я видела только в музеях. Золотое плетение такое, что как перстень ни поверни – он сияет. И в самой сердцевине - крупный нежно-розовый рубин. Можно в Горлума превратиться, это же натурально «моя прелесть». Знала бы тогда, насколько подсознание было право.


Алле перстень, конечно, понравился. И хотя я высказала вслух некоторые опасения по поводу родовых сокровищ, полученных от ненавидящих тебя старых ведьм, Алка стала иногда его надевать.



Уже через месяц я перестала узнавать подругу. Во-первых, она бросила спорт, во-вторых, забухала, в-третьих, начала унижать Андрюху, в котором вроде бы души не чаяла. Её муж от этого вообще стал потерянный какой-то. Его можно было понять - женился на одной женщине, а получил совсем другую – вечно пьяную стерву. Я понимала, что для Алки такое состояние не характерно, и как-то раз мне удалось её разговорить. Она вначале наорала на меня, мол, не лезь не в свое дело, а потом неожиданно сказала:


- Понимаешь, я не знаю почему я это делаю. Просто так выходит. Мне все время плохо с тех пор, как мы поженились, живу как во сне. Не думала, что все так получится.


Больше ничего вразумительного она не сказала, а я обратила внимание на бабкин перстенёк, который она в последнее время вообще снимать перестала. Спросила, давно ли она его носит.


- Сейчас постоянно, он мне так нравится, он меня успокаивает… Снимаю, словно кусок от себя отрываю…


С огромным трудом мне удалось тогда уговорить ее снять кольцо, а шкатулку отдать мне на хранение. Ну, хоть режь, было подозрение, что бабка подарила перстень неспроста. Алла вначале откровенно меня посылала, а потом, подсчитав, что разлад в семье начался с первого же дня, когда она надела перстень, вдруг согласилась.



Шкатулку я отнесла на работу в сейф. А вечером того же дня ко мне домой заявилась пьяная Алка и стала требовать шкатулку назад. Я объяснила, что шкатулка не дома и отдать ее прямо сейчас я не смогу, только завтра. И обалдела от реакции подруги: та стала материться на чём свет стоит и колотить кулаком в стену. В итоге накапала ей сердечных капель, сказала, что она ненормальная, засунула в ванну, а потом уложила спать. Не забыла позвонить Андрею и сообщить, что блудная жена заночевала у меня.



Беда случилась ночью. Я проснулась от того, что услышала какие-то хрипы. Включила свет, подбежала к Алле и увидела, что она не может говорить и двигаться. Вызвала «скорую». Врачи забрали ее в больницу, сказав, что у нее или инсульт, или предынсультное состояние. К счастью, успели вовремя. Из больницы дней через 15 мы с Андреем забирали уже почти прежнюю Аллу.


Она вела себя так, словно последних месяцев в её жизни не было. Сказала, что вообще смутно их помнит, как в тумане. Словно её жизнью жил другой человек. Это навело меня на одну мысль. Через интернет нашла дочь одной из сестер Андрюхиной бабки, сфотала перстень и сбросила ей, попросив расспросить свою маму о фамильной драгоценности. Ответила мне сестра бабки, и ответ меня шокировал.



Если рассказывать вкратце, то в начале 20 века дед нашей бабки, скажем так, активно участвовал в революционной деятельности. Нападал с группой единомышленников на дома богачей и «раскулачивал» их до смерти. И вот в одном из домов эти «революционеры» напали на женщин - мать и дочь (мужчин в доме не было, только конюх – его застрелили). Обеих долго истязали и насиловали, вытрясая информацию о «бесценных сокровищах». А потом нашли ещё и бабушку, которую те спрятали от убийц. Она не выдержала издевательств над дочкой и внучкой, у нее случился сердечный приступ. Пожилая женщина просто выпала из убежища – небольшой ниши за гобеленом. Перед смертью она прокляла всех мужчин в комнате и сказала, что украденные украшения станут жестоко мстить их семьям. Потрясающее кольцо с её трупа снял в качестве трофея дед нашей бабки и вскоре подарил его своей жене.


С женщиной произошло почти то же, что с Аллой. Только она в итоге покончила с собой. Перстенёк перешел к сестре деда до совершеннолетия его дочери. Та тоже после этого не прожила и полугода – замёрзла насмерть в сугробе. Так колечко попало в шкатулку. Дед, уверовав в проклятье, рассказал наследнице о совершённом им преступлении и посоветовал продать перстень. Та почему-то этого не сделала. В итоге кольцо осело у его младшей внучки, а та много лет спустя нашла куда его пристроить.



Честно, после такого рассказа даже в сейфе хранить кольцо было неприятно, а Алла вообще была в бешенстве. Ей хотелось порвать бабку на куски. Продавать кольцо тоже было стрёмно, словно выполнить совет мерзавца, который его добыл. В итоге самой здравой мыслью стало просто вернуть его бабке.


Ехать в Новосибирск не пришлось, через три недели бабка сама заявилась в гости к внуку без предупреждения, да еще и с Катей. Катюша, типа, сопровождала её в поездке.


Следующий абзац со слов Аллы.



Как же бабка охренела, увидев живую и здоровую меня! У неё глаза на лоб полезли, дар речи потеряла. Она, видно, считала, что я уже загнулась, и привезла внуку утешение. В итоге бабка как бы случайно стала расспрашивать, носит ли «внученька» её подарок. Я ответила, что потеряла его в день свадьбы, видимо кто-то украл. Андрей не стал никаких реплик по этому поводу делать. Вскоре бабка засобиралась в гостиницу, где они с Катюшей остановились. Мы, понятное дело, не стали их задерживать. Помогая ей надеть кофту, я положила перстень ей в карман. Думала, найдешь, и будет тебе сюрприз. На следующий день они уехали. Про перстень она ни слова не сказала…



Через 2 месяца Алла сказала, что бабка умерла. Из-за перстня. Об этом ей отписала в соцсетях дочь бабкиной сестры.


Сразу после приезда бабка рассорилась с родителями Андрея и переехала жить на другую половину дома в семью внучки. Там тоже постоянно стали возникать конфликты, в итоге супруги купили квартиру в ипотеку и съехали от нее. Бабка осталась одна, у нее обострилась паранойя: стала бегать по полициям и прокуратурам, жаловаться на сына и сноху, что те её со свету сживают. Так и загремела в дурку, где ее вскоре задушила ненормальная соседка по палате.


Во время подготовке к похоронам нашелся и перстень.


Оказалось, в кармане кофты была дыра, и перстень упал в подкладку, где уже скопилось немало разной дряни. А кофту эту бабка таскала каждый день, вот и получилось, что как бы носила перстень на себе, даже об этом не зная.


Добавим, что кольцо родственники схоронили вместе с бабкой, посчитав его дорогой для неё вещью.



Сейчас Андрей с Аллой живут благополучно. Что интересно, после этой истории Алла носит только бижутерию. И я её понимаю.

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: