Дубликаты не найдены

+2

так ведь уже давно и много раз развенчали этот миф, или еще есть адепты этого мифа?

раскрыть ветку 1
+1

Да валом, у меня на работе таких процентов 90, а если учесть тем кому насрать, так все 95. Плюсую и буду показывать дебилам.

+1

Если честно, то не очень понял, чем наличие бани или ванны мешает не мыться и придумать духи от вони. Сейчас уже дезодоранты придумали, а от многих все равно воняет. Ну и 26 бань, открытые 6 дней в неделю, на 150000 народа...то есть ежедневно в каждой из них мылось почти 1000 человек? Ну из расчета, что человек хоть раз за 6 дней, да моется. Ни фига себе у них баньки по размерам!

раскрыть ветку 2
-3

Ну извините. Одно дело, не мыться никогда, что лютейший треш даже по тем временам, а другое дело - раз в длительный период. Опять же, не забывайте, что есть ещё и те, кто моется в реках, дома и т.д. Плюс даже в самом видео говорится, что санитарные условия тогда были не столь высокими, что логически ясно.

раскрыть ветку 1
+2

Исходя из того, что Вы сейчас написали, получается, что они таки мылись достаточно редко и воняли. Верно?

-1

интересный ролик, спасибо.

-6

У кого-то полыхает свежеподмытый европейский пукан и кто-то каждую неделю каким-то образом пытается опровергнуть этот "миф".

Не заебался ещё?

раскрыть ветку 6
-4

Пы.Сы.

Час висит пост и ни коментов ни оценок, а на мой комент за семь минут сразу три минуса прилетело.

Ты хоть бы не позорился так, болезный.

раскрыть ветку 2
0

Дружище, если у тебя какие-то проблемы с психикой - не стоит тебе выходить в интернет.

Пост никто не оценивает лишь потому, что всем лень либо насрать, да и это дело каждого. А ты же несёшь ересь, вот тебе и идут минусы.

Позорился чем?

раскрыть ветку 1
-4
Комментарий удален. Причина: оскорбление пользователей.
раскрыть ветку 2
-4

@moderator, оскорбление пользователей и, скорее всего – мультиакк.

раскрыть ветку 1
ещё комментарии
Похожие посты
170

Городища раннего средневековья на территории Башкирии

В I тысячелетии н.э. на территории современных районов северо-западной Башкирии возникает множество укрепленных поселений - городищ - и еще больше неукрепленных - селищ. Причем в отличие от предшествующей эпохи железа, здесь появляются свои особенности и новые традиции устройства и строительства фортификационных сооружений. Рассмотрим, что вообще представляли из себя данные укрепленные поселения.

Городища раннего средневековья на территории Башкирии Археология, Наука, История, Средневековье, Урал, Башкортостан, Раскопки, Видео, Длиннопост

Вариант реконструкции городища Уфа-II. Фото: Российская газета


Укрепленные поселения в междуречье Белой и Уфы функционируют в широком хронологическом диапазоне, начиная с эпохи раннего железного века (ананьинская археологическая культура), вплоть до примеров использования укрепленных площадок городищ предшествующих эпох населением ранних этапов чияликской культуры (вплоть до золотоордынского времени). Наиболее широкое распространение подобного типа поселений приходится на период существования памятников бахмутинской культуры эпохи раннего средневековья (III-VIII вв.) (есть мнения, что носители этой культуры сыграли роль в  формировании удмуртов и частично башкир). В это время количество городищ аналогичного типа значительно превышает их число, как в предыдущие, так и в последующие эпохи. Кратко рассмотрим и охарактеризуем специфику этих раннесредневековых городищ.

Городища раннего средневековья на территории Башкирии Археология, Наука, История, Средневековье, Урал, Башкортостан, Раскопки, Видео, Длиннопост

Карта-схема исследуемых городищ. РЖВ - ранний железный век; РСВ - раннее средневековье

Городища раннего средневековья на территории Башкирии Археология, Наука, История, Средневековье, Урал, Башкортостан, Раскопки, Видео, Длиннопост

Вал Кудашевского городища эпохи раннего средневековья. Слева - напольная сторона, справа - площадка самого городища. Оно заросло лесом, что уберегло вал от сильного разрушения, но по его краю местные все же проложили тропу. Однако даже сегодня оно выглядит внушительно


Анализ топографии и конфигурации бахмутинских фортификационных сооружений городищ позволяет увидеть интересные особенности и закономерности, характерные для данной культуры. Для этого, помимо собственно городищ бахмутинской культуры, стоит привлечь данные объектов предшествующей и последующей эпох, расположенных в границах Уфимско-Бельского региона и непосредственной к нему близости.

Городища раннего средневековья на территории Башкирии Археология, Наука, История, Средневековье, Урал, Башкортостан, Раскопки, Видео, Длиннопост

Разрез вала Бустанаеевского городища эпохи железа - раннего средневековья. Раскопки 2019 года


Для начала начнем анализ с количества линий укреплений на городищах. Даже при поверхностном ознакомлении становится видно, что и в железном веке, и в раннем средневековье преобладает тип городищ всего с одной линией укреплений. Для населения бахмутинской культуры в Уфимско-Бельском междуречье такое устройство наиболее традиционно (более 70% всех городищ данной культуры). Для однослойных бахмутинских городищ (т.е. содержащих только бахмутинские материалы) нам не известны примеры устройства более, чем трех основных линий фортификации. Поселения с более, чем тремя линиями обороны, как правило, заселялись и обустраивались по несколько раз, как в эпоху раннего железного века, так и в средневековье.

Городища раннего средневековья на территории Башкирии Археология, Наука, История, Средневековье, Урал, Башкортостан, Раскопки, Видео, Длиннопост

Ров Кудашевского городища эпохи раннего средневековья. Он, конечно, оплыл, но все же сохранился весьма хорошо


Примерами многослойных поселений (т.е. тех, где имеются материалы разного времени и разных культур) с мощной системой фортификации (4-6 линий валов и рвов) могут служить Барьязинское, Бирское (Чертово), Камышинское I городища. Однако точных сведений о времени сооружения на них линий фортификации нам не известны. Уникальным в плане количества линий укреплений является Юмакаевское городище, открытое Н.А. Мажитовым и Г.В. Юсуповым в 1956 г. На его площадке было зафиксировано девять валов. При этом шесть из них находятся на южном окончании мыса и не имеют рвов, что на наш взгляд говорит о них как о дополнительных, но не основных укреплениях. Отметим, что наиболее характерной для бахмутинских укреплений является прямая или несколько изогнутая форма вала, которая довольно часто встречена и на городищах кара-абызской культуры эпохи железа.

Городища раннего средневековья на территории Башкирии Археология, Наука, История, Средневековье, Урал, Башкортостан, Раскопки, Видео, Длиннопост

План Юмакаевского городища (Н.А. Мажитов, 1959 г.)


К дополнительным фортификационным сооружениям можно отнести примеры подрезания склонов городищ. Устройство так называемых эскарпов. Для эпохи раннего железа они известны лишь на двух кара-абызских городищах. Совсем иначе в этом плане обстоят дела с раннесредневековыми городищами. На сегодняшний день известно о 22 памятниках бахмутинской культуры, имеющих следы эскарпирования склонов. Данный тип укреплений довольно редко встречается в Уфимско-Бельском междуречье в эпоху раннего железного века, в частности, для укрепленных поселений ананьинской и пьяноборской культуры он и вовсе неизвестен.

Городища раннего средневековья на территории Башкирии Археология, Наука, История, Средневековье, Урал, Башкортостан, Раскопки, Видео, Длиннопост

Нередко при строительстве фортификационных сооружений населением бахмутинской культуры устраивались непосредственно с использованием естественного положительного рельефа укрепляемых площадок. Для этого естественная возвышенность подрезалась (эскарпировалась), на месте ее основания выкапывался ров, а грунт, изъятый из него, укладывался поверх эскарпа. О подобном устройстве свидетельствует высота дошедших до нас подобных «валов-эскарпов». С напольной стороны она порой в несколько раз превышает высоту насыпи от укрепленной площадки расположенной за валом с мысовой части городища. Подобная конструкция укреплений известна и для средневековых древнерусских и булгарских поселений, для городищ позднего этапа железного века баитовской археологической культуры и памятников, оставленных саргатским и гороховским населением.

Городища раннего средневековья на территории Башкирии Археология, Наука, История, Средневековье, Урал, Башкортостан, Раскопки, Видео, Длиннопост

Эскарп Имяновского городища. В древности он был более отвесный, но со временем оплыл

Городища раннего средневековья на территории Башкирии Археология, Наука, История, Средневековье, Урал, Башкортостан, Раскопки, Видео, Длиннопост

Для наглядности можно привести пример с противотанковым эскарпом. Не утверждаем, что на городищах эскарпы выглядели именно так, но суть, полагаем, ясна. Эскарп служил для усиления фортификационной мощности, затруднения проникновения неприятеля на городище


Не менее интересным является еще один вид фортификации – гласис (насыпь перед внешним рвом). Наиболее отчетливо следы подобного сооружения визуально фиксируются на Кудашевском, Краснохолмском, Исхаковском и Янтузовском городищах бахмутинской культуры.


Реже всего на бахмутинских поселениях встречается кольцевая линия обороны. Данная форма фортификации наибольшее распространение (7 однослойных объектов) получила на памятниках пьяноборской археологической культуры эпохи железа. Два объекта оставлены бахмутинским населением, еще два объекта функционировали как в пьяноборскую, так и в бахмутинскую эпоху.

Городища раннего средневековья на территории Башкирии Археология, Наука, История, Средневековье, Урал, Башкортостан, Раскопки, Видео, Длиннопост

Раскоп на Баразинском городище. Мыс, на котором расположено городище, был опоясан впечатляющим по размерам эскарпом. На фото видна часть расчищенного рва и остатки какой-то каменной конструкции. Раскопки 2020 года


Анализ топографических данных показывает, что большинство пьяноборских городищ эпохи железа расположено на краю коренных речных террас, большинство кара-абызских (эпохи железа) – на мысовидных выступах коренных террас, а раннесредневековые бахмутинские городища представлены более широкой топографией, формами укрепленных площадок и конфигурацией линий обороны, что объясняется их преобладающем количеством, а также тем, что население бахмутинской культуры более плотно осваивала территорию не только крупнейших водоемов региона, но и их притоков или как утверждалось ранее «спустилось» с высоких террас крупных рек.

Городища раннего средневековья на территории Башкирии Археология, Наука, История, Средневековье, Урал, Башкортостан, Раскопки, Видео, Длиннопост

Остатки деревянной конструкции на Бустанаевском городище. Раскопки 2019 года


Характерным для бахмутинской культуры также является тип городищ, расположенных на отдельно стоящих возвышенностях, горах и холмах. Довольно часто подобные элементы ландшафта на современных топографических картах обозначены как горы (Калатау, Уаратау, Кызтау, Ялантау, Такмантау, Кармигурезь и т.д.), кроме того, данные возвышенности в рельефе имеют схожие названия и у местного населения (Калатау, Красный Холм, Калай-Туба, Кылыс- Тау и т.д.). Подобный вид памятников в Уфимско-Бельском междуречье практически не известен ни в предшествующую, ни в последующую эпохи.


Ну и приложим видео с раскопок этого года. Целью исследований был эскарп Баразинского городища. Заложили траншею по склону, чтобы выяснить как и из чего он создавался.

P.S. Сильно не ругайте за качество ролика. Я только учусь их делать)

Продолжение следует.


По материалам работ А.Г. Колонских.

Источник: АРХЕОСТАН.

Показать полностью 10 1
76

Карлик Храброе Сердце

Карлик Храброе Сердце Карлики, История, Длиннопост, Средневековье

С древних времен при королевских дворах для развлечения монархов и царедворцев держали карликов.


В 1619 году в английском церемониальном городке Окем, графства Ратленд родился «мальчик с пальчик» Джеффри Хадсон.


В 9 лет 46-сантиметровый маленький человечек поступил на службу к герцогине Букингемской.


Однажды хозяйка устроила прием для печально знаменитого короля Карла I и его супруги Генриетты Марии Французской. В разгар гуляний перед королевской четой поставили великолепный торт, и когда король приказал начать раздавать гостям лакомство, внезапно из белоснежной сказочной конструкции выскочил маленький человечек, облаченный в рыцарские доспехи.


Королеве настолько понравился миниатюрный рыцарь, что она упросила хозяйку дворца подарить ей его. Так Джеффри Хадсон оказался в королевском дворце.


Королева была без ума от своего маленького пажа, и зачастую поручала ему задания деликатного свойства. Например, в 1630 году она послала Хадсона в Париж за лучшей французской акушеркой. На обратном пути корабль, на котором возвращался Джеффри, захватили фламандские пираты и отогнали фрегат в порт Дюнкерк. Хадсон выкупил корабль, команду, себя и своих спутников за 2500 фунтов стерлингов. Пираты были потрясены, как маленький человечек торговался за каждый казенный фунт.


В 1637 году в дни войны за независимость Нидерландов от испанского владычества, во время осады Бреды он находился подле герцогов Уорика и Нортгемтона.


В июне 1644 года в круговерти английской революции Хадсон сопроводил королеву в последнюю свободную английскую крепость Пенденнис, а оттуда вывез госпожу в Париж.


Маленький по росту и великан по духу Джеффри Хадсон никогда не был трусом.

В 1649 году получив в Париже личное оскорбление, он вызвал на дуэль некоего Крофтса. Его высокий противник ради забавы пришел на поединок с клистирной трубкой. Перед смертью он успел подумать: «Неужели карлики могут так метко стрелять».


Госпожа сумела договорится о замене ему срока заключения за убийство во время дуэли на изгнание из Франции.


Корабль, на котором он отплыл из Марселя, захватили турецкие пираты, и Хадсона на алжирском невольничьем рынке продали в рабство. Он вернулся в Англию только в 1658 году. После реставрации монархии Джеффри попытался вновь стать придворным, но в 1679 году его заподозрили в участии в «Папистском заговоре» и бросили в тюрьму Гейтхауз.


В 1680 году узника освободили и назначили персональную пенсию из личных средства английского монарха Карла II.


Герой Джеффри Хадсон чем-то похожий на Тириона Ланистера из «Игры престолов» умер в 1682 году.


Отсюда

Показать полностью
283

Охота на мужчин до того, как это стало мейнстримом

Автор: Александр Любомирский.


Здравствуйте, друзья! Очень часто в наши дни мы видим одну мерзкую картину. Ну, вы знаете, когда живет себе честный мужчина, никого не трогает, и вдруг из омута небытия внезапно выныривает какая-то шаболда с криком: "Он меня изнасиловал на пьяной вписке 20 лет назад/потрогал за колено в маршрутке /рассказал оскорбительный анекдот" - нужное подчеркнуть. И будь ты хоть сантехник Вася, хоть Жоннидепп из солнечного Голливуда, исход будет один: массовая травля, потеря репутации и поражение в правах. Но ничто не ново под луной. Подобная охота на мужчин случалась и в старые времена. Только нравы тогда были более суровыми, а шаболды более изобретательными. Одну такую показательную историю я расскажу вам сегодня.

Охота на мужчин до того, как это стало мейнстримом Cat_cat, История, Средневековье, Обман, Длиннопост, Ложь

Дело было во Франции. На дворе 1553 год. Средневековье потихоньку умирает, новая эпоха еще не родилась. Одним словом, безвременье. В местечке Боже живет 65-летний глубокий старик Мишель Морен. Живет себе припеваючи, торгует вином и особо не жалуется. Но правильно говорят, "седина в бороду - бес в ребро". На старости лет господин Морен решает разнообразить свою лично-сексуальную жизнь и берет себе в супруги молодую даму по имени Катрин. Мадам Катрин пользуется в округе плохой репутацией. Местные считают её сварливой бабой и неверной женой. Но пока что в новоиспеченной семье Морен всё идет хорошо. Однако же господин Морен вскоре допускает непростительный промах - покупает себе овцу для хозяйственных целей.

Охота на мужчин до того, как это стало мейнстримом Cat_cat, История, Средневековье, Обман, Длиннопост, Ложь

Тут на горизонте резко вырисовывается некий тип, живущий по соседству аптекарь, который заявляет местному судье что Мишель Морен-то, оказывается, скотоложец. Мол, извращенец в личной беседе проговорился, что "предпочитает своей жене овцу", с коей имел сэкс аж 3 раза - 13 ноября, 25 ноября (в день Святой Екатерины) и 1 декабря. Показания аптекаря подтверждает слуга семьи Моренов, Жанно.

Охота на мужчин до того, как это стало мейнстримом Cat_cat, История, Средневековье, Обман, Длиннопост, Ложь

Старика Мишеля, естественно, тут же арестовывают и бросают в камеру пыток. Однако же, только увидев пыточные приспособления, слабовольный старичок расчувствовался и признался что виноват, имел противоестественный акт с овцой, но только один раз, а один раз, как водится, не зоофил. Самый гуманный суд в мире, получив чистосердечное признание, приговаривает Морена к гуманному же наказанию - повешению и сожжению в мешке. Вместе со своей любимой овцой, естественно.


Приговор приводится в исполнение в январе 1554 года. Уже через два года несчастная вдова Катрин вновь выходит замуж - как раз-таки за аптекаря, который и заварил всю кашу. Супружеская чета получает в наследство все немалое состояние виноторговца-"скотоложца". Совпадение? Не думаю.

Охота на мужчин до того, как это стало мейнстримом Cat_cat, История, Средневековье, Обман, Длиннопост, Ложь

Сколько таких дивных процессов всего было в средневековой Европе, мы не знаем. Работу исследователей осложняет то, что судебные документы часто сжигались в мешках вместе с казненными зоофилами и их пушисто-копытными любовниками. Чтобы и следа этого позора не оставалось в памяти людей. Ясно только одно - на сказочку о суровом патриархальном угнетении бедных женщин тираническими средневековыми мужланами эта картина никак не тянет...


Оригинал: https://vk.com/wall-162479647_241731

Автор: Александр Любомирский.

Живой список постов

Показать полностью 3
29

Капирот

Жители Памплоны надолго запомнят четырнадцатое апреля 1235-го года, когда в их город пришли две дюжины монахов во главе с преподобным Хьюго Турским. В простых холщовых рубахах, без ручной поклажи, босые, пешком, с чудовищного вида бичами в руках.

Семиконечные плетки с железными крючьями на концах предназначались для их же хозяев. Флагелланты с молитвой на устах, неистово стегая себя плетью бродили по улицам европейских городов...

Эти кающиеся грешники были желанными гостями к каждом доме, но нечасто они принимали приглашение от обывателей переночевать у их очага и отведать еды. В дар же они принимали только самую скромную, если не сказать скудную пищу.

Жители Памплоны, ровно как и любые другие считали, что если кающийся грешник принял подношение из их рук, то пострадает, бичуя себя плетью по спине не только за свои грехи, но замолвит словечко перед Господом и за них, простых смертных, не находящих в себе сил встать на праведный путь флагелланта.

Епископ Памплонский Педро Рамирес де Педрола несколькими годами ранее уже звал преподобного Хьюго на трапезу(с тех пор как сам его святейшество папа принимал Хьюго в гостях приглашать его стало модным делом), когда тот впевые оказался в городе, но глава флагеллантов вежливо уклонился от визита. В этот раз епископ вновь позвал Хьюго, уже из вежливости, каково же было его удивление, когда он узнал, что почтенный старец дал согласие....

Ужин в доме Его Преосвященства ввиду присутствия на нем кающегося грешника приготовили скромный: хлеб, вино, отварной нут, грецкие орехи, ягоды земляничного дерева....

Епископ понуро наблюдал за приготовлениями к ужину, и с каждым мгновением в нем крепла уверенность, что после визита отца Хьюго, необходимо будет сервировать новый стол, с жареными перепелками и тушеными говяжьими щечками, дабы слабый организм Педролы смог восстановить силы после безусловно душеполезного, но бесконечно изнурительного общения с почтенным старцем. Ибо Педрола знал, что флагелланты не терпят праздных разговоров, пугающе строги, не понимают юмора, безумно скучны в своих назидательных речах, и в их присутствии решительно не возникает даже мимолетной мысли, а не взять ли в рот хоть маленький кусочек от той скудной пищи, что расставлена на столе, дабы ненароком не оскорбить своими обывательскими замашками внимание высокодуховной личности....почти святого... .

«Чувствую себя шаловливым мальчишкой, в страхе ожидающим порки от многомудрого и строгого мужа, будто спалил случайно все монастыри Испании, и готовлюсь держать за это ответ перед самим папой»--промелькнула мысль в голове Педролы.

Но, перенесемся на час вперед, и застанем важный для нас разговор... На ужине за одним столом сидели: Епископ Педрола, король наварский Тибольд Трубадур и Хьюго Турский.

Король Тибольд, совсем недавно был коронован, и на днях прибыл в Памплону после долгого отсутствия, каково же было его удивление, когда его величество обнаружил в своем дворце его преосвященство, по хозяйски расположившегося в королевской обители. У его величества челюсть отвисла, и долго не желала вставать на место от такой беспримерной дерзости епископа, но до поры он сдерживал негодование вскипевшее в его ранимой душе монарха-поэта...

Король, до недавнего времени бывший графом Шампанским еще не успел почувствовать все величие и значимость короны на своей голове и только робко прилаживался к новой для себя роли, а посему и не торопился выгонять беспримерно наглого епископа из собственного же жилища, оправдывая это решение тем, что неплохо некоторое время и потерпеть дома влиятельного соседа, который к тому же много знает, и безусловно может посвятить Тибольда в события случившиеся в его отсутствие в столице. Так и сидела это странная парочка: его величество и его преосвященство напротив его преподобия, и буравили последнего взглядом, будто именно Хьюго был на ужине главным чудаком...

-- Сир (Хьюго с почтением поклонился), ваше преосвященство, до меня дошли слухи, что завтра на главной площади случится весьма необычное событие...

Король и епископ взволновано переглянулись.

--А откуда такие сведения преподобный Хьюго?-- спросил епископ.

--Так ли это важно?—ответил гость,--они есть, и я хотел бы из первых уст услыхать о том, что случится завтра, так сказать в первозданном неискаженном виде, и да не смутит ваше высокое внимание моя скромная просьба..

Хьюго заметил, как король напряженно поджал губы, и продолжил:

--Право, не стоит беспокоится, у меня и в мыслях нет вмешиваться в то, что случится завтра, да и права такого не имею. Мною движет лишь простое человеческое любопытство, да простят гостеприимные хозяева этого дома эту мою маленькую слабость...

Король привстал, придвинул стул поближе к столу...приосанился, и обратился к епископу:

--Педрола, я желаю разъяснить гостю суть того, что случится завтра, а вы дополните мой рассказ, ежели я что упущу(перевел взгляд на Хьюго и продолжил)...а рассказать об этом я желаю не ради утоления вашего любопытства, но с надеждой, что вы поймете наш замысел, не осудите, и быть может даже благословите, поверьте, одобрение вашего преподобия дорогого стоит...

Епископ нерешительно кивнул в ответ, и король продолжил:

--Мои люди не один год пытались изловить знаменитого в этих местах разбойника по имени Родриго Аларкон, и наконец, им это удалось. Событие сие—несомненно радостное, но возникли некоторые сложности...

Родриго—жестокий ублюдок, убил и ограбил многих, но он хитер, он грабил только богатых, и щедро делился трофеями с чернью, потому-то он и уважаем в народе настолько, что о нем слагают легенды. В глазах простого люда жестокость этого головореза была с лихвой окуплена его щедростью...для народа он—герой.

Мы дважды назначали день его казни: первый раз прелюдно, а второй тайно, но в обоих случаях палачи не доживали до казни, еще двое палачей из наших мест, даже не имевшие никакого отношения к этому делу, бесследно пропали, а все остальные палачи в округе боятся подряжаться на казнь Аларкона. Шутка ли, мои шпионы сообщают, что палачей запугали вовсе не подельники Аларкона, а крестьяне...и их так много, что даже непонятно кого привлекать к ответственности, не можем же мы в конце концов схватить половину города... Дело приняло настолько серьезный оборот, что я с его преосвященством поняли: даже если мы найдем палача, согласного выполнить эту работу, и он доживет до казни Аларкона, и эта казнь состоится, велик риск народного восстания...

Король на секунду замешкался, и инициативу в повествовании перехватил епископ:

-- Мы нашли способ сохранить мир в нашем городе при торжестве закона божьего и человеческого: люди короля умеют общаться с разбойниками в застенках замка, и ...хм...после недолгих дебатов, добились письменного согласия от этого бандита, что в случае помилования Аларкона, тот обязуется вступить в орден Тамплиеров, и до последних дней своих защищать истинную веру на дальней заставе в замке Альмаста, правда при этом пришлось весьма красноречиво пояснить ему возможную участь его семьи в случае отказа Аларкона от договора.. Буква закона не поколеблется, ибо завтра великий праздник рождества, и акт помилования преступника не будет выглядеть слабоволием со стороны правосудия. Иными словами мы помилуем Аларкона, сделаем его крестоносцем, тем самым обезвредив, и избежим бунта, таким образом, одним актом свершив два богоугодных деяния—примирение и милосердие. Преподобный Хьюго, вы являетесь примером благочестия и мудрости даже для его святейшества папы, что уж говорить о наших скромных персонах, благословите нас на день грядущий....

--Благочестия и мудрости—усмехнулся Хьюго—я бичую себя, ибо грешен непомерно, о каком уж тут благочестии можно говорить в таком случае....и я не нашел способа умнее для искупления грехов, кроме как терзать плеткой свою бренную плоть, моего скудного ума хватило лишь на подражание Христу в страстную неделю, какая уж тут может быть мудрость...но я понял к чему вы клоните господа...вам нужно мое благословение, как залог того, что я не стану вмешиваться в завтрашние события...

--Ноооо...если вы , так же как и мы находите наше решение богоугодным, разве нам стоит беспокоится о завтрашнем дне?

Отец Хьюго тяжело вздохнул, и произнес:

--Из вашей речи следует, что никто завтра не пострадает...так? (король и епископ кивнули в ответ)...хм...хорошо....знаете ли вы господа, за какие грехи я себя терзаю на поприще флагелланта?(Педрола и Тибольд помотали головой)...я был игроком...я способен был обыграть в стаканы хоть самого сатану...но я раскаялся...и более никого не обыгрываю..но игра держит меня..кипит бурлит во мне это сатанинское отродье...и пускай я и играю лишь с самим собою, я пока не могу избавиться от этой дьявольской привычки...

--Игра—тяжкий порок—согласился епископ.

--Именно ваше преосвященство...но этот порок помогает обнаружить другие пороки... вот посмотрите..

Хьюго быстрыми движениями сгреб со стола три пустые кружки и перевернул их, достал из миски грецкий орех и сказал:

-- Представьте себе господа...этот орех--Родриго Аларкон...вы схватили этого разбойника и отдали правосудию (накрывает первой кружкой орех)...толпа угрожает вырвать Аларкона из рук закона, и требует..хм...поднять кружку, под которой лежит орех...

--К чему такие вздорные метафоры отче?—брезгливо проворчал епископ..

--Терпение ваше Преосвященство, и еще немного терпения...продолжу свою мысль..Вы не желаете отдавать преступника людям, и ищите варианты, как же это сделать..(начинает переставлять местами три одинаковые кружки)...люди следят за вашими движениями...и когда кружки перестают двигаться указуют на одну из них, полагая, что угадали, и что Аларкон все еще под кружкой, которую мы назовем «закон и порядок».

Хьюго прекратил миксовать кружки .

--Укажите на нужную кружку господа...где орех?

Епископ фыркнул, а король неуверенно указал на крайнюю кружку слева. Хьюго приподнял ее:

--Пусто сир....а почему? Да потомучто вы придумали план, по которому Аларкон из рук правосудия (хлопнул по отрытой кружке) передан в милосердные руки Святой церкви, которая преступника и помиловала в честь великого праздника (приоткрывает слегка вторую кружку, показывая там орех)..но освобожден ли Аларкон? Нет! (захлопывает кружку с орехом, и начинает на большой скорости менять местами оставшиеся две кружки)..укажите ваше величество, где у нас на столе милосердие, укрывшее своей мягкой но неодолимой силой преступника!

Король показывает...и вторая кружка ставится дном вниз пустая...без ореха..

--Ну а это что означает?—спросил епископ..

--Оказывается Аларкон обязался стать крестоносцем, и был передан милосердным глашатаем воли господа в руки ордена..так что третья кружка (приоткрывает ее слегка и показывает орех), --это у нас рыцари тамплиеры..(начинает очень быстро елозить последней перевернутой кружкой по столу так, что движения рук Хьюго напомнили королю неясное порхание крыльев мелкой птахи......)...откройте кружку сир..

Король, ухмыляясь, приподнимает третью кружку, и его усмешка мгновенно исчезает с лица—на столе, под третьей кружкой лежал не орех, а красная ягода земляничного дерева..

--Это еще что за фокус...и что сие означает—возмутился епископ...

--Видите ли ваше преосвященство—с улыбкой произнес Хьюго—заставы ордена так далеки от народа, что он(народ) не в силах проверить дальнейшую судьбу Аларкона...но кого мы имеем в сухом остатке после претворения в жизнь нашего плана и перед лицом толпы?(берет в руку красную ягоду) Палача господа...На примере этих кружек я показал ваш с его величеством план, так что отвечая на ваш вапрос «это еще что за фокус?» скажу следующее: это ваш фокус..не мой...отсюда и мой законный вопрос: что будет с палачом?

Король поежился и ответил:

-- Мы надеемся проявления народом ответного милосердия, и в канун великого праздника они смягчатся, и не станут убивать палача, тем самым отступятся от своего обещания...

--Ваше величество—сказал махнув рукой Хьюго—вы отсюда родом, вам лучше меня известна история, которая приключилась пятнадцать лет назад в соседнем Бургосе....очень похожая история, где народ палача не пощадил, а поднять руку на палача, это означает также поколебать основы правопорядка, которые вы столь изобретательно пытаетесь сохранить..

--Палача не спасти—согласился епископ, это малая, но совершенно необходимая жертва в данных обстоятельствах дела—угрюмо промолвил епископ—вы думаете мы не думали о том, как оградить палача от народного гнева?...думали....и много думали...палача не спасти..но если вы думаете иначе, мы с готовностью примем к рассмотрению ваши соображения на этот счет..

--Палач знает, что его ждет?—спросил Хьюго

--Да—ответил нехотя епископ—Родриго Аларкон убил его жену и детей несколько лет тому назад, с тех пор этот малый помешался на мести, он решил стать орудием в руках закона и вершить правосудие над убийцами и разбойниками теша себя мыслью, что однажды под его топор угодит и шея самого Аларкона, и узнав о шансе поквитаться с ним, этот палач не смог отказаться от нашего предложения, несмотря на полное осознание той опасности, которая грозит лично ему...

--Палач знает, что Аларкона помилуют?

--Уже да—ответил король...мы сказали ему об этом несколько часов тому назад, но он не отступился от решения встать на эшафоте с топором в руках...

--Странно..—задумчиво пробормотал Хьюго--..он не отступился от своих обязанностей перед лицом неминуемой смерти и зная, что его месть не свершится..выходит он отрекся от мести во имя высшего блага...да вы господа почти святого завтра на заклание ведете, и только благодаря его жертве ваш план будет претворен в жизнь...все это сулит ему посмертную славу мученика...как же скверно на душе должно быть вам господа, если вы согласны пожертвовать таким человеком...

--А что вы хотели?--вспылил епископ--...припомните ка любую из казней, которую вы видели в своей жизни...толпа возбуждена до предела, в воздухе витает кровожадная радость...они так и жаждут смерти....они приготовились увидеть смерть, и горе тому, кто вознамерится отобрать у них это зрелище...........а вот наша ситуация: день казни—толпа не хочет казни осужденного...ведь он их герой..хо ..как можно лишить город героя(!)...но фраза «день казни» завораживает их всех...и каждый человек в толпе где-то в глубине души своей имеет твердое намерение увидеть в этот день СМЕРТЬ...и если не осужденный, то кто-то другой в этот день обязательно должен умереть.....палач должен умереть...это необходимая жертва..она надавит на клапан алхимического тигля более известного как разгневанный народ...она(жертва) выпустит пар...и тигль не взорвется..бурление внутри него не закончится..но пары еще долго будут собираться внутри до опасной концентрации..до поры все умиротворится....но..палач должен умереть...

«Даже робкая попытка спасти жизнь палачу входит вразрез с их планами, им нужен агнец на заклание»--поджав губы от досады подумал Хьюго...

--Да отче, скверно на душе—продолжал распалять себя епископ—и тем более скверно после того, в каком свете вы отче преподнесли нам наш же план!...ну надо же...жил-был просто славный малый, которому суждено было исполнять обязанности палача, но вы отче сделали из него персону не менее значимую, чем какой-нибудь первомученик Стефан...не передергиваете ли вы отче?..не делаете ли из мухи слона?

--Как знать господа—с грустью произнес Хьюго—как бы там ни было, я уже дал вам обещание не вмешиваться в ваши завтрашние планы, так что, будьте спокойны на этот счет...но я хотел бы попросить вас о двух маленьких одолжениях...

Епископ выпросительно поднял бровь и перевел взгляд на короля, и секунду спустя тот одобрительно кивнул.

--Я хотел бы после трапезы обмолвиться парой слов с палачом,....и завтра, после того как его преосвященство объявит о помиловании Аларкона, я хотел был взять слово перед лицом толпы..

--Хорошо—заметив легкое движение руки короля в знак согласия нехотя согласился епископ—но помните...вы обещали...

Через полчаса палач стоял перед Хьюго Турским. Это был моложавый мужчина лет 35-и, среднего телосложения с умными и полными печали глазами...

Его преподобие вертел в руках ягоду земляничного дерева и мысленно ставил ее на плечи палачу вместо головы...

--Ты знаешь о том, что случится завтра?

Палач кивнул

--И о своей роли тебе известно все?

Вновь кивок.

--Значит ты понимаешь, что завтра , скорее всего, последний день твоей жизни?

--Да святой отец.

--Но зачем это тебе, ведь ты даже отомстить за смерть своей семьи не сможешь?

--Это не так уж важно святой отец...я жаждал правосудия...и оно свершится..конечно не так, как я думал, но неисповедимы пути Господа нашего, и каждому воздастся по заслугам...и мне...и Аларкону...я не вправе выносить решение по суду..но я сделал все от меня зависящее, остальное же в руках нашего Отца Небесного, и я покоряюсь Его воле...

--Хм—задумчиво хмыкнул Хьюго—ты в положении, в котором девяносто девять человек из ста слукавят, но я почему-то верю тебе сын мой, хотя перед нашей встречей я вполне предполагал, что согласившись на условия епископа, ты затеял свою игру, и намерен махать завтра топором по своему разумению вопреки воле суда и в угоду своей жажде мести. Скажи, неужели тебе в голову не закрадывалась мысль отрубить голову своему врагу вопреки приказу?

--Всю свою жизнь я поступал по совести отче, как и моя покойная семья, и если в конце жизни я отступлюсь от своих правил, то после смерти не смогу встретиться со своими родными...

--Делай что должен, и будь что будет?

Палач кивнул.

--Как звать то тебя?

--Стефан, отче.

Хьюго вздрогнул.

--Прямо как первомученика, —проговорил отче—видно и вправду люди судачат, что за каждым именем закреплена своя судьба....Послушай-ка, а если я найду способ спасти твою жизнь завтра, ты согласился бы вступить в ряды кающихся грешников?

--Да святой отец—ответил Стефан не колеблясь.

--Тогда выходи завтра на эшафот с топором и в красном колпаке палача как и положено, делай что должен, как и задумано, но надень на тело серый хитон флагелланта и будь босым, и в смиренной надежде молись Господу....а остальное моя забота—с этими словами Хьюго закинул в рот красную ягоду , поднялся со стула и направился к выходу---до завтра Стефан, Бог с тобой...

Утро следующего дня.............

На дворцовой площади будто собрался весь город, народ ждал, когда Аларкона приведут на эшафот. Две сотни солдат в сверкающих латах окружили эшафот—никто и не упомнит случая, чтобы столько охранников защищали место казни, но и их бы не хватило, если бы собравшийся народ пожелал освободить осужденного. Опасаясь волнений еще до оглашения решения о помиловании король распорядился вечером предыдущего дня распустить слух по кабакам Памплоны о возможном помиловании Родриго, и вот, после всех предпринятых мер, толпа выглядела не слишком агрессивной...

Горожане заметно оживились, когда отряд солдат подвел Аларкона к плахе, и уже было стали волнами напирать на оцепление из стражников, но тут прибыл епископ, а вслед за кортежем епископа пришел и Хьюго Турский вместе с двумя дюжинами флагеллантов. Люди замерли в ожидании речи его преосвященства.

И епископ заговорил. Еще никогда он не был в таком ударе..голос его звучал твердо, громко и благожелательно...епископ поздравлял свою паству с Рождеством, и его глаза светились от счастья..ведь сегодня, он станет для своей паствы милосердным освободителем народного любимца. Потом зашла речь и о помиловании Аларкона в честь великого праздника Пасхи. Епископ вдруг почувствовал себя переродившимся Понтием Пилатом, которому вновь выпал шанс освободить праведника, и на этот раз он его не упустит..он не «умоет руки», он доведет начатое до конца.

Преисполненый этой решительной мыслью епископ обернулся, посмотрел на Аларкона и побледнел. Тонкие губы убийцы скривились в едва заметной ухмылке, морщины собрались вокруг глаз в хитром прищуре (какой же это праведник??)...А позади Аларкона стоял палач, босой, в грязном холщовом хитоне, положивший руки на топор и смиренно склонивший голову в красном капюшоне в молитве...

--Палач! А палач—донеслось откуда-то из толпы—а ты сам себе голову срубить сможешь(?), чтобы нам руки не марать, а то праздник все таки....

Издевательский выкрик из толпы мгновенно был поддержан громоподобным хохотом...

--Крепитесь ваше преосвященство—услышал епископ шепот Турского—вам еще нужно объявить о решении Аларкона о вступлении в ряды крестоносцев, доведите дело до конца, только потом «умывайте руки»...... Епископ аж подскочил от таких слов и испуганно уставился на Хьюго.

--Мужайтесь епископ, последняя часть выступления должна быть самой убедительной—ответил тот ...

И епископ вновь заговорил: о раскаянии Аларкона, о его намерении посвятить свою жизнь богу, о желании вступить в орден тамплиеров и с оружием в руках охранять христианские рубежи от полчищ неверных в замке Альманса...

--Этот замок в двадцати днях пути от Памплоны, мы даже не сможем узнать..жив ли Аларкон, и действительно ли вы сохранили ему жизнь—прозвучал выкрик из толпы..

Народ неодобрительно загудел...

«Чтож, мы это предвидели»-подумал епископ и подал знак палачу. Тот подвел Аларкона на край эшафота и Педрола во всеуслышание произнес:

--Слово помилованному!

Аларкон криво ухмылясь окинул взором толпу, которая затихла в ожидании его речи...

–Hola amigitos!(Здорово други!) Как ваше ничего?—хрипло заорал помилованный (толпа всколыхнулась в одобрительном гомоне и вновь затихла)—до меня дошли слухи, что у чумазых нехристей нынче больше золота чем у наших свинорылых вельмож (людская масса дружно и громоподобно всхохотнула, и снова замолчала),....так что я решил прогулятся до южной границы с братишками-тамплиерами и подоить малость неверных богатеев...(одобрительное квохтанье вперемешку с овациями....и опять молчок )...так что я поехал, всем пока-пока, не хворайте, берегите девок от моих подельничков и ждите меня в гости ко дню святого Фомы, по приезду проставлюсь дюжиной бочек пива любимому городу...!

Аларкон победно вскинул руки и потряс ими, провоцируя толпу на громоподобное скандирование его имени (Родриго! Родриго! Родриго!),... и в сопровождении десятка охранников стал спускаться с эшафота, направляясь в сторону врат дворца(наиболее краткий путь сквозь человечускую массу). Напоследок он обернулся, и зло бросил Педроле:

--Слыхал преосвященство(!?),...проставишься за меня дюжиной бочек пива ко дню святого Фомы, если я к тому времени с делами в Альмасте не управлюсь...

Толпа радостно гикала, пока конвой с Аларконом не скрылся за вратами, после чего наступило затишье, и множество свирепых взглядов устремились на палача.

--Мой выход –шепнул Хьюго Педроле, и занял место подле него на краю эшафота...

Его преподобие окинул печальным взором жаждующую крови толпу и с горечью подумал: « Хорошие новости больше не делают людей добрее, видно не получится у меня сегодня воззвать к их милосердию...хм..зато смогу вызвать недоумение...»

--Жители Памплоны....я—Хьюго Турский, старейшина братства кающихся грешников...мы (Хьюго показал рукой на себя и своих приспешников) держим путь в Сантьяго де Компостелла, идем поклониться мощам апостола Иакова, и для нас большая честь застать Пасху в вашем славном городе. В такое время я всегда с трепетом в сердце жду от Отца небесного послания, какого-нибудь назидания на день грядущий или откровения... . И сейчас, я хочу поделиться с вами великой радостью... Свершилось! Люди Памплоны, свершилось! Этой ночью меня посетило видение!

Хьюго на мгновение замолчал, выдерживая драматическую паузу в ожидании вопроса, и наконец он прозвучал:

--И что же там было Святой отец?--раздался возглас из недр человеческой массы.

Толпа благоговейно затихла в ожидании ответа Хьюго.

--В видении ко мне пришел человек в маске палача...

Народ неодобрительно заурчал, предчувствуя, что его хотят лишить добычи.

--Не отнимай у нас палача отче, палач наш—прозвучало из толпы.

Хьюго вскинул руки в знак, призывая жестом к молчанию...и людской гомон плавно и неохотно стих...

--Сперва я не мог понять, что же означает мое видение, но наблюдая сегодня за происходящим на этой площади ко мне пришло понимание... Вы, добрые жители Памплоны, всегда хорошо относились к нам—флагеллантам...верно?

--Верно , верно-- донеслись до Хьюго многочисленные возгласы..

--Нааааастолько хорошо, насколько плохо вы относитесь к палачам, неправда ли?? Но мы- флагелланты не заслуживаем вашего доброго отношения так же, как палач не заслуживает вашей ненависти...

--К чему клонишь отче ?

--Дети мои, долгие годы, мы-- братство кающихся грешников, бродим по городам и хлестаем себя бичами с молитвами на устах в надежде загладить грехи свои пред Господом нашим... Все мы грешны, но не все находим в себе силы наказать себя за проступки и мысли греховные... Мы жаждем всего лишь очищения, но бродя по улицам и бичуя себя плетью по спинам мы обращаем на себя ваше внимание, ваше уважение...и в наших сердцах неизбежно возникают соблазны воспользоваться вашей благосклонностью, ночлегом, пищей, добрым словом... Но заслужили ли мы этих благ только лишь своим желанием загладить грехи? Нет! Долгие годы сомнения терзали мою душу, мысли, что я что-то делаю не так посещали меня, но что именно—этого я понять был не в силах... Сегодня, хвала Господу нашему, я понял: терзать плоть свою прелюдно--пример благой и душеполезный, но показывать лица свои при этом, как бы заявляя, что я, а не кто-то другой отважился на подвиг очищения—это гордыня, самый страшный из грехов.. Являя лицо свое пред ваши взоры, флагеллант навлекает на себя бОльший грех, нежели тот, от которого стремиться очистится...

Его преподобие перевел дух, и еще громче провозгласил:

--А посему, жители Памплоны, я призываю вас стать свидетелями того, что флагелланты отрекаются от своей гордыни...здесь и сейчас...отныне и навеки мы закроем свои лица от ваших взоров так же, как это делают палачи, так, как просил меня Господь бог в моем видении посылая мне образ палача в кровавом капироте...

С этими словами, как по невидимому знаку все две дюжины флагеллантов стоящих подле Хьюго на эшафоте и около него достали из своих рукавов алую остроконечную маску с прорезями для глаз( в точности как у палача) и надели себе на головы, при этом стали перемещаться на эшафоте, меняясь местами между собой почти так же быстро как меняются местами перевернутые кружки под рукой площадного мошенника. Через мгновение, ошарашенная толпа уже не могла опознать, где стоит флагеллант, а где палач.

Народ возбужденно загудел, когда кающиеся грешники в остороконечных капиротах колонной по трое покидали площадь, но никто не посмел даже дернуть за рукав ни одного флагелланта, хотя каждый горожанин понимал, что его разыграли, и под одним из удаляющихся с площади капиротов скрывается палач, ...скрывается и неумолимо ускользает от народного возмездия... Хьюго и его приспешники уходили не быстро и с достоинством, и никто им не мешал, оторопь всеобщего недоумения надолго сковала толпу. Его преподобие вдруг почувствовал легкое касание чьей-то руки до его локтя:

--Спасибо отче, я не забуду вашей доброты, и той жертвы, на которую вы все пошли ради меня...

--Мы сделали сегодня лишь то, что давно должны были сделать Стефан,--ответил Хьюго-- мои слова обращенные к людям о гордыне были совершенно искренними, и я рад, что ты, хотя и невольно, помог мне избрать верный путь...мы совершили то чему дОлжно быть..и я очень рад что правое дело спасло жизнь хорошему человеку...именно в подобные моменты правое превращается в праведное....

С тех самых пор к кающимся грешникам отношение сложилось иное: мрачные и обезличенные они бродили по городам с ликами сокрытыми под зловещей маской, и их появление уже не вызывало того благоговейного чувства уважения и сочувствия как ранее...истязание грешной плоти стало личным делом каждого избравшего сей трудный путь и движение самобичевателей лишилось героического ореола, о чем лично преподобный Хьюго Турский никогда не сожалел...

Насколько известно, даже наиболее злые языки разносящие сплетни по тавернам не посмели пролить свою желчь на события 15 апреля, никто так и не заикнулся о том, что кучка оборванцев с плетками обмишурили весь город, уведя из под носа у горожан палача, хотя почти каждый так думал, но как бы там ни было, жители Памплоны надолго запомнили ту пасхальную неделю, когда в город пришли флагелланты...

Показать полностью
62

День сказок: "Красная Шапочка"

Первая запись этой сказки, сделанная в Тироле, датирована XIV веком. Распространена она была по всей Европе, и в оригинале ее рассказывали с любопытнейшими подробностями, о которых Шарль Перро и братья Гримм как-то забыли упомянуть.

В оригинале Красная Шапочка носила вовсе не шапочку, а шаперон — накидку с капюшоном. У Шарля Перро она разгуливала именно в шапероне. А вот в немецкой версии братьев Гримм девочка была именно в шапочке, что прижилось и у нас. Девочка в красном плащике действительно заболталась с волком по пути к бабушке, а когда она пришла к домику, там хитрое животное уже успело бабушку не только убить, но и сварить. Волк в бабушкином чепце и платье кулинарничал, гостья была приглашена к столу, и вместе они принялись весело кушать бабушку, у которой было вкусное жирное мясо. Правда, бабушкина кошечка пыталась предупредить девочку о нежелательности каннибализма. Она крутилась вокруг и пела песенку: "Девочка бабушку жует, Бабушки своей косточки грызет". Но волк метким ударом деревянного башмака тут же убивает наглую кошку, на что Красный Плащик реагирует весьма безмятежно. Девочка раздевается догола, прыгает к бабушке в постель и принимается задавать ей непростые вопросы:

– Бабушка, почему у тебя такие широкие плечи?
– Бабушка, почему тебя такие длинные ноги?
– Бабушка, почему тебя на груди так много шерсти?

Волк на это честно отвечает, что так ему удобнее дорогую внучку обнимать, догонять и согревать. А когда дело доходит до больших зубов, волк не выдерживает и вспарывает своей милой подруге шейку. Видимо, за обедом бабушки ему не очень то и хватило.

И да, конец. Никаких дровосеков.

День сказок: "Красная Шапочка" Сказки на ночь, Шарль Перро, Братья Гримм, Волк, Красная шапочка, Людоед, Бабушки и внуки, История, Средневековье, Европа
136

Немного об оправе японского меча

Если европейский меч делался "на всю жизнь" и разобрать его было невозможно, поскольку у него расклепывался хвостовик клинка, то японский меч был сборно-разборным. То есть все детали его рукояти легко снимались с хвостовика, после удаления специального крепежного клинышка - мэкуги. Фамильный меч мог передаваться из поколения в поколение, но мода менялась и старая монтировка снималась и заказывалась новая. Сломался клинок - можно сохранить монтировку. Вышла из моды цуба, истерлась оплетка рукояти "цуки" - приобретались новые, хотя сам клинок оставался без изменений. При этом в разные эпохи было известно множество разновидностей оправ для меча, причем многие из них даже регламентировались указами самого сёгуна.

Все боевые мечи японских самураев эпохи Хейан (794-1185) и последующих эпох, вплоть до эпохи Муромати (1336-1573), были мечами всадников – то есть мечами тати, которые носили на бедре лезвием вниз, слева на поясе на шнурах обитори. Шнуров (ремней или цепочек) было обычно два. Причем вид оправы говорил о статусе самурая. Так, полководец обычно имел оправу меча сиридзая-но-тати, которая отличалась от прочих тем, что ножны меча на две трети обтягивались шкурой тигра либо кабана и походили на пушистый хвост. В любом случае тати носили в паре с кинжалом танто. Меч катану напротив, носили засунув за матерчатый пояс оби и в паре с мечом вакидзаси. Монтировка "без шнуров" называлась букэ-дзукури, которая состояла из следующих предметов:

Прежде всего это была деревянная рукоятка, в качестве покрытия которой использовалась кожа ската. Обычно ее оплетали шнурами из кожи, шелка или хлопковой пряжи. Рукоять имела "головку" (касира) и кольцо, с помощью которого оно закреплялось на рукояти (фути). Также рукоять имела украшения (мэнуки) в виде маленьких фигурок, которые вставлялись под оплетку рукояти и ей же и удерживались. Если ее не было, то они закреплялись на рукояти без оплетки, при помощи небольших штырьков;

Цуба - упор для руки, чтобы она не могла соскользнуть на клинок при определенных ударах. Просто так поставить цубу на место было нельзя. Нужны были еще две детали, называвшиеся сэппа, вплотную прижимавшиеся к поверхности цубы, одна со стороны клинка, другая со стороны рукояти;

Сая - ножны меча. В Японии их было принято делать из древесины магнолии, хотя известны и ножны из слоновой кости. Их покрывали лаком и украшали росписью и инкрустацией. Причем ножны японских мечей отличались от европейских тем, что имели специальные "емкости" куда помещалось три предмета, европейцам неизвестных. Причем эти "предметы" входили в комплект только меча катана. Тати никаких дополнений в ножнах не имели. Это, во-первых, дополнительный нож "ко-гатана" для которого в ножнах устраивался продольный "карман", из которого была видна только красивая рукоятка "кодзука". Интересно, что украшена она была только с одной стороны – внешней. Внутренняя была плоской и лишь отполированной. Булавка "когай", служившая для самых разных целей: с ее помощью можно было и волосы уложить, и уши почистить (для этого на конце была специальная "ложечка") и воткнуть в отрубленную голову убитого врага в качестве знака оповещения. Располагалась он на лицевой стороне ножен "омотэ". Считается, что когай в ножнах меча или кинжала вещь более древняя, чем ко-готана. Когай мог быть расщеплен посредине, в этом случае он превращался в вари-когай или вари-баси – палочки для еды, но не деревянные, а металлические;

Все рукояти этих принадлежностей выступают из ножен таким образом, что проходят сквозь отверстия в цубе. Вся оправа меча называется косираэ и наличие в ней дополнительных "инструментов" вроде когая, ко-гатаны и вари-когая существенно усложняло работу мастера. Ведь конструкция ножен меча также становилась сложнее: нужно было прорезать в них два отверстия для рукоятей ко-гатаны и когая, причем проделать их так, чтобы они входили через них в свои "гнезда" под углом и немного выступали через отверстия в цубах. Кроме того, следовало расположить все эти детали не как-нибудь, а так, чтобы ко-гатана и когай легко извлекались одним движением большого пальца руки, лежащей на рукояти меча! Таким образом японский меч был и очень простым и одновременно очень сложным и продуманным изделием. Клинок можно было легко освободить от оправы и долго хранить в специальном пенале, опять-таки снабдив специальной оправой для хранения. Можно было к одному и тому же клинку заказать любое количество оправ, изготовленных в одном стиле с доспехами или церемониальной одеждой. Не говоря уже о том, что оформление оправы мечей регламентировалось многочисленными указами сёгунов.

На картинке: кинжал танто в разобранном виде. Внизу слева направо: цуба, сэппа, хабаки, вари-когай (разделенный посередине) и ко-гатана. Когай, ко-гатана и две мэнуки для украшения рукояти составляли особый гарнитур митокоро-моно (три вещи), которые вместе с такими деталями, как фути – муфта овальной формы на рукояти у цубы и касира (навершие рукояти), представляли собой желанный подарок от одного даймё другому

(Автор текста: Вячеслав Шпаковский)

Немного об оправе японского меча Сабля, Япония, Самурай, Самурайский меч, Военная история, Красота, Мастерство, Конструктор, История, Средневековье, Холодное оружие, Нож, Длиннопост
Показать полностью 1
293

Столетняя война: Эпилог

Автор: Дмитрий Сувеев.

В предыдущих сериях:

Столетняя война, часть 1.1: династические предпосылки конфликта

Столетняя война, часть 1.2: экономические предпосылки конфликта

Столетняя война. Часть II: Как она началась

Столетняя война. Часть III: от Слейса и до Креси

Столетняя война: почему англичане вломили французам при Креси?

Столетняя война. Часть IV: The Black Prince

Столетняя война. Часть V, пронумерованная в честь одного мудреца

Столетняя война. Часть VI: Война двух Жанн за Бретонское наследство

Столетняя война. Часть VII: Про Педро Жестокого

Столетняя война. Часть VIII: Арманьяки против бургиньонов

Столетняя война. Часть IX: Генрих V

Столетняя война. Часть X: Три Франции

Столетняя война. Часть XI: Неустойчивое равновесие

Столетняя война. Часть XII: Орлеанский перелом. Глава 1 из 2

Столетняя война. Часть XII: Орлеанский перелом. Глава 2 из 2

Столетняя война. Часть XIII. Глава 1 из 2: Аррасский мир

Столетняя война. Часть XIII. Глава 2 из 2: Париж возвращается королю

Столетняя война: Ордонансовые роты

Столетняя война. Часть XIV: Изгнание

Вот и закончился цикл статей по Столетней войне, он получился длинным, как и сам исторический конфликт. В версии для ВК — это 18 статей, включая эту, а в версии для Pikabu — и того больше, так как отдельные лонги там не умещались в один пост по количеству знаков и их пришлось разбивать на части. Собственно, публикация на «Пикабу» и подтолкнула наконец закрыть гештальт и дописать эпилог. Путь получился долгим: в 2015 году появились первые части «Столетней войны» для «Типичного милитариста», написание которых пришлось прервать, потом отредактированные и дополненные в 2018-2019 гг. они попали на «Cat_Cat», где цикл в основном и был закончен, а в 2020 пишу эпилог. И даже теперь, глядя на первые части, хочется в них что-то исправить и дописать. Короче говоря, стремление к совершенству балансируется только природной ленью.


С уважением, Дмитрий Сувеев

Столетняя война: Эпилог Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Видео, Длиннопост

А теперь, отвлекшись от лирики, поговорим об итогах и последствиях Столетней войны, а также о том, когда следует ставить в ней точку.


Падение Бордо 9 октября 1453 года ознаменовало окончание того, что, в XVIII-XIX вв. назовут «Столетней войной». Большое, как известно, видится на расстоянии и ученые могли с определенной долей уверенности говорить, что страница истории была перевернута. Однако подозревали ли современники событий, что для них, оказывается, все позади и угроза миновала? Что Франция окончательно победила, а Англия повержена? Несомненно им было очевидно, что Карл VII на коне, а Генрих VI в глубокой… ну вы поняли. Означало ли это конец непрекращающимся конфликтам? Нет. Генрих VI и его конкурент-преемник Эдуард IV от претензий на французский престол не отказывались, как и не отказались их последователи на английской троне.


В эпилоге мы поговорим об итогах 116 лет противостояния, последствиях войны для каждой из сторон и том, считать ли Столетюю войну законченной в 1453 г.?


Об итогах


Любой исторический конфликт несет какие-то последствия как для победителей, так и для проигравших. Говорить об итогах Столетней войны можно в двух измерениях:


Первое связано с непосредственными результатами, которых добились воюющие стороны. Здесь все оценивать следует просто и буквально. Карлу VII удалось очистить от английского присутствия практически всю территорию континентальной Франции, за исключением Кале, и утвердить права династии Валуа на парижский трон на почти полтора столетия вперед. Соответственно, английские короли лишись навсегда владений на континенте, которыми распоряжались еще со времен Вильгельма Завоевателя и Генриха II, и больше не могли претендовать на них даже на условиях вассальной присяги. Идея двуединой монархии потерпела крах, а авантюра Генриха V (или Эдуарда III — тут как вам удобнее) - закономерную неудачу.


Экономическое разорение областей Франции, которых коснулись непосредственные боевые действия, было велико. При этом наблюдается достаточно занимательная диспропорция: города северной и центральной части страны продолжали развиваться, в них, несмотря на некоторое сокращение численности населения, развивалось монументальное строительство, искусство. Деревни же были разорены и вымирали. Виной этому были не столько военные действия, сколько их побочные продукты — налеты «живодеров», фуражиров и тому подобных неприкаянных личностей, которые зачастую вели свою собственную войну с грабежами, убийствами и поджогами.


Война повлияла и на экономику Англии, но в меньшей степени, поскольку боевых действий здесь практически не велось, а основные тяготы выражались в росте налогов и величины государственного долга. Поражения окончательно пошатнули авторитет и без того слабого короля Генриха VI и существенно изменили баланс сил придворных партий, которые позже начнут Войны Роз.

Изменение границ воюющих сторон в ходе Столетней войны 1330-1450 гг


Второй пласт итогов векового противостояния двух народов и их правителей выглядит гораздо более умозрительно. Прежде всего потому, что они, как и сама Столетняя война, были провозглашены позднейшими исследователями, а не герольдами на площадях. Порой эти выводы являются совсем уж неожиданными. Например Эдуард Перруа считал, что противостояние с Англией повлияло на то, что французские негоцианты больше внимания уделяли Средиземноморью, чем Атлантике, а потому пропустили Великие географические открытия и передел Нового Света. Мы же не будем копать настолько глубоко и поговорим о более очевидных вещах.


Во-первых, военные победы способствовали укреплению королевской власти во Франции. Монарх отныне переставал быть первым среди равных, а постепенно превращался в абсолютиста Нового Времени. Окончательно шагнет к централизации Людовик XI, но фундамент в виде укрепления авторитета короны и создания регулярной армии сделает Карл VII. Традиционно сильное влияние на своих подданных со стороны английского короля наоборот ослабло. Правда, это было временное отступление на пути к тюдоровскому абсолютизму, вызванное слабостью личности конкретного правителя.


Во-вторых, принято считать, что Столетняя война послужила катализатором формирования национального самосознания французов и англичан и привела чуть ли не к образованию их политических наций. Это утверждение выглядит весьма спорным, и соглашаться с ним или нет, зависит от того, что вы под словом «нация» подразумеваете. Если в «нацию» в современном виде, то это означает, что мы слишком торопимся, если систему распознавания «свой-чужой», то она безусловно возникла.


Англичане наконец стали называть себя англичанами, а французы — французами. Причем, последние разделились внутри себя на «правильных» — тех, которые являются сторонниками Карла VII, и «лжефранцузов» — коллаборационистов, сотрудничающих с англичанами. Жан Фавье приводит документы из парижских архивов, рассказывающие о различных судебных тяжбах. Например, в одном из них суд отказал вышедшей замуж за английского лучника француженке в праве уехать к своему мужу, да еще и вынес ей порицание, за то, что она произвела на свет несколько богомерзких англичан — потенциальных солдат. Такие казусы отнюдь не были единичными. Если еще в XIV в. выбор себе сеньора подразумевал просто бизнес и ничего личного, то в пятнадцатом столетии начало формироваться убеждение о недопустимости принимать сторону враждебных чужаков.


Сейчас взаимная неприязнь французов и англичан является хрестоматийной и упоминания о ней можно встретить в самых разных местах:

Нам претит запах модных кофеен.

Здесь простой и суровой Британией веет.

Мясо тухлых английских коров -

Это лучше вонючих французских сыров!

(с) «КиШ»

Корни ее как раз восходят к событиям XV века. Причем после завершения Столетней войны взаимная ненависть не затихала, а лишь набирала обороты. В английском парламенте то и дело звучали речи с призывами к королю вернуть то, что причитается ему по праву. Возник особый жанр антифранцузской политической поэзии. Если обратиться к шекспировским «Хроникам», то в них, спустя полтора века, французы изображены надменными, наглыми и бессовестными трусами, так и напрашивающимися на то, чтобы пришел мудрый британский правитель и научил их силой уму-разуму.


Было бы странным, если бы по другую сторону Ла-Манша не платили той же монетой. Англичане здесь назывались «нашим давним врагом», виновником всех бед и несчастий. Вот забавный пример, который приводит в своей статье Ольга Тогоева. В середине XV в. в Европе начинают распространяться различные трактаты по изобличению ведьм — Генрих Крамер не являлся в этом первопроходцем. Один из таких гайдов принадлежал перу Пьера Мамори и назывался «Flagellum maleficorum» («Бич ведьм»), в котором можно найти такую красноречивую цитату:

«На протяжении долгого времени, что продолжались нашествия англичан, Господь позволял, чтобы Французское королевство бессчетное число раз подвергалось разорению и опустошению. Многие знатные люди – как со стороны французов, так и со стороны англичан – пролили свою кровь в военных сражениях. Иностранцы и варвары, языка и нравов которых [мы] не знали, были взбудоражены [возможностью] участвовать в этих битвах, но не для того, чтобы оказать помощь своим союзникам, а для того, чтобы безостановочно грабить [французские] города и села. Эти воины были знакомы с колдовством и заклинаниями , которые, согласно поэтам и ораторам, широко применялись язычниками. Они научили [пользоваться] ими французов, до нашествия [этих чужестранцев] незнакомых с подобными магическими практиками. Вот почему во Франции на протяжении уже почти ста лет люди обоего пола творят неописуемые и ужасные злодеяния».

Аналогичные обвинения, но направленные в адрес французов, выдвигали и англичане, вспоминая в качестве аргумента Жанну д'Арк, которую они по прежнему называли пособницей дьявола. Таким образом, даже в случае колдовства старые противники объявляюсь корнем всех бед. Стигматизация чужаков касалась, конечно же, не только колдовства и позволяла сплачивать нацию за счет создания негативных национальных мифов.


В-третьих, в Столетней войне растут корни других конфликтов в регионе: Войн Роз, Бургундских войн, Войны Лиги общего блага. Конечно, их причинами послужили вовсе не династические споры Валуа и Плантагенетов, а совсем другие вещи, но зато противостояние треугольника «Англия-Бургундия-Франция» в них прослеживается прекрасно. При этом существует целый ряд столкновений, известных узкому кругу историков, которые рассматривались как настоящее продолжение дела, начатого Эдуардом III. Про них и поговорим.


Неужели все закончилось?


Насколько объективна дата завершения Столетней войны 19 октября 1453 года? Давайте попробуем разобраться.


Если заглянуть в Википедии в статью под названием «Англо-французские войны», то мы увидим длинный список из 39 пунктов, 19 из которых касается промежутка времени уже после Столетней войны. Конечно, там можно встретить и Семилетнюю войну и поход Веллингтона за головой Наполеона, про которые понятно, что они не имеют ничего общего со «Столеткой». Но среди обозначенного выше списка существует не мало примеров, когда английские корабли приплывали в Кале, дабы хотя бы на словах снискать славы во имя «возвращения французской короны законным владельцам».


Если англичанину, либо французу середины XV века сказать, что только что завершилась Столетняя война и угроза миновала и наступил мир, то это бы вызвало у него немалое удивление. Точнее, в то что война длиться очень долго он бы, может, и поверил, а вот в мир…


Когда последний английский корабль отчалил из порта Бордо и поплыл по Ла-Маншу в сторону британских берегов, а радостные французы с причала махали ему своими фальшионами, крича: «Благородные месье, скатертью вам по … (ветер деликатно обрывал окончание фразы)», Карл VII еще не считал свои походы завершенными. На северо-западе страны под английской властью все еще оставался Кале и его окрестности — вечный английский плацдарм на французском побережье. Проблема заключалась в том, что добраться до него королевским войскам можно было лишь, пройдя через земли герцогства Бургундского. Несмотря на заключенный в 1435 г. Аррасский мир, отношения между Карлом VII и Филиппом Добрым оставляли желать лучшего, и ни о каком доверии между королем и его как бы вассалом речи не шло. После громких побед над англичанами врагом номер один для Карла стал его собственный сын, дофин Людовик, нагло и открыто рвавшийся занять место своего отца. Первую схватку наследник проиграл и был вынужден искать убежище у троюродного дяди Филиппа в Бургундии. Посовещавшись между собой, в 1456 году они решили не предоставлять проход к Кале королевским войскам, не позволив тем самым поставить в Столетней войне точку. Через год провалилась попытка французов навестить Англию с ответным визитом вежливости. На этом военные столкновения между королевствами на некоторое время прервались.


Не была поставлена точка и путем заключения мирного договора, который бы узаконил состояние границ и снял английские претензии на парижский трон. Лондонские монархи долго еще продолжали включать в свой титул французскую корону. А следовательно, они имели хотя бы формальные основания предъявить свои претензии, когда того требовала политическая ситуация.


Столетняя война чуть было не возобновилась в 1461-1462 г., когда подстрекаемый Филиппом Добрым, английский король Эдуард VI объявил о своих правах на Нормандию и Аквитанию и стал собирать войска. К этому времени во Франции тоже сменился король — на место Карла VII пришел его сын Людовик XI, известный как «Паук на троне». Одним из его многочисленных качеств было умение решать свои проблемы чужими руками. Поэтому Людовик просто выделил 20 000 ливров Маргарите Анжуйской — жене свергнутого Эдуардом VI Генриха VI. На эти деньги экс-королевой были наняты войска и затихшие Войны Роз возобновились, а англичанам на какое-то время стало не до поездок во Францию.

Столетняя война: Эпилог Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Видео, Длиннопост

Людовик XI. Портрет середины XV века


Первым случаем, когда англо-французское противостояние снова перешло в горячую фазу, стала экспедиция Эдуарда VI в 1475 г. В это время шла франко-бургундская война, в которой англичане выступили союзниками бургундцев. По заключенному между ними соглашению Эдуард VI в случае победы получал французскую корону, а герцогу Карлу Смелому отходили графство Гин, Пикардию, Турне, Шампань и Бар. 4 июля1475 года огромное войско численностью 20 тыс. чел. высадилось в Кале. К нему должны были присоединиться бургундские силы, однако внезапно выяснилось, что Карл Смелый где-то прое… растерял свою армию в мелких стычках.

Столетняя война: Эпилог Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Видео, Длиннопост

Эдуард IV Йорк. Портрет примерно 1520 года


Людовик XI же, вместо того, чтобы идти по граблям Креси, Пуатье и Азенкура занялся тем, что умел в своей жизни лучше всего — плести паутину интриг. За короткий промежуток времени ему удалось настроить друг против друга Эдуарда и Карла. Уже 23 августа в Пикиньи состоялись мирные переговоры. Английский король прибыл на них с двадцатитысячным войском, а у Людовика с собой была свита из 800 человек, зато следом за ними ехали 300 повозок с вином, которые тоже смахивали на войско. По итогам обильных возлияний было заключено перемирие, согласно которому англичане получали 75 000 экю сразу, плюс еще 50 000 ежегодно в обмен на отказ от военных действий. Позднее Людовика обвиняли в том, что в Пикиньи он продал свою честь, на что «Паук на троне» резонно отвечал, что его отцу пришлось воевать за изгнание англичан всю жизнь, а ему же удалось выпроводить их лишь напоив вином и накормив пирогами.

Столетняя война: Эпилог Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Видео, Длиннопост

Генрих VII. Портрет неизвестного автора, ок. 1505 г.


Генрих VII, первый король из династии Тюдоров, был следующим, кто предъявил свои права на Францию. В свете отсутствия какого-либо родства с Капетингами и Плантагенетами его претензии на первый взгляд были совсем безосновательными, но новоявленный английский король решили, что упоминания соседней страны в его титуле будет достаточно. Шел 1488 год, когда одиннадцатилетняя бретонская герцогиня Анна осталась без родителей. Брак с ней был обещан императору Священной Римской империи Максимилиану I, а опекать девочку до замужества вызвался как раз Генрих. Делал он это не бескорыстно, а держа в уме, что во времена Столетней войны бретонские герцоги признавали своим сеньором английского короля. Следовательно, можно было рассчитывать на подобную благодарность и со стороны Анны. Между тем, в Париже тоже никто не собирался сидеть и спокойно смотреть, как огромные вассальные владения уплывают из рук. Недавно таким образом французы уже лишились Фландрии и повторять опыт не хотелось. Спасение ситуации взяла на себя другая Анна — Анна де Божё, бывшая регентшей при своем малолетнем брате Карле VIII. Она объявила о расторжении помолвки Карла с дочерью Максимилиана I и организовала военную экспедицию в Бретань, в ходе которой насильно поженила молодого короля с юной герцогиней.


Когда Генрих VII внезапно обнаружил, что проспал свою подопечную, то начал готовить военную экспедицию. Так как защищать Анну ему уже было незачем, он напрямую объявил о своих претензиях на французский престол, пообещав всем участникам будущего похода, что война себя окупит. 6 октября 1492 г. Генрих высадился в Кале. Как мы знаем, у французов имелось уже два решения кейса под названием «англичане высадились в Нормандии»: либо гоняться за ними, а в конце получить люлей, либо быстро договориться и заплатить выкуп. Подсчитав все «pro» и «contra» Карл VIII выбрал второй вариант, согласно которому был заключен мир и оговорена астрономическая сумма контрибуции — 750 000 крон. Действительно, война себя окупила, а недовольны остались только английские войска, которым так и не дали вдоволь пограбить.


Гораздо более успешным стяжателем бранной славы на французской земле стал сын Генриха VII, супруг-рекордсмен, Генрих VIII. В начале XVI в. ключевое противостояние в Европе развернулось между французскими королями и испанцами в формате Итальянских войн. Англичанам в нем была отведена второстепенная роль.


Первый свой брак Генрих заключил в 17 лет на Екатерине Арагонской, что сделало его союзником испанцев. Тесть Фердинанд Арагонский попросил в 1511 г. своего зятя отвлечь французские войска от наступления на севере Италии. Уговаривать молодого Генриха долго не пришлось — он буквально грезил славой Эдуарда III и Генриха V. Английские войска высадились на испанской территории близ французской границы и стали ждать у моря погоды. По всей видимости, Фердинанд был не до конца искренен с зятем в в своих планах и рассчитывал использовать его армию, как пушечное мясо для захвата Наварры. В ожидании боевых действий войска простояли несколько месяцев, пока наконец Фердинанд не заключил с французами мир, после чего объявил, что не нуждается в услугах англичан, которых он назвал непригодными для современной войны.

Столетняя война: Эпилог Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Видео, Длиннопост

Портрет молодого Генриха VIII неизвестного автора. Немного непривычно выглядит, да?


Обиженный Генрих решил продолжить начатое дело самостоятельно и объявил войну Франции. Поначалу его преследовали неудачи — английский флот был разбит в районе Бреста в апреле 1513 г.


На суше же продолжателя дела Эдуарда III ожидал внезапный триумф. Летом 1513 г. Генрих с большим войском лично высадился в Кале. Он снова провозгласил себя «законным королем Франции» и 21 июля выдвинулся на встречу со своим новым союзником — Максимиланом I (тем самым, у которого «угнали» невесту Анну).


Объединенные армии 1 августа осадили городок Теруан на фламандско-французской границе. Осада получилась достаточно длительной. В один из ее дней, 19 августа 1513 г. английские сторожевые посты сообщили о приближении французского конвоя, везущего в город провизию и подкрепление. По старой традиции подданные Генриха подготовили на укрепленной местности засаду с артиллерией в центре и лучниками на флангах. На нее-то и напоролись ничего не подозревающие французы. Когда им стало понятно, что пробиться через заслон из стрел и ядер нельзя, они развернулись и пришпорили коней, бросая по дороге провизию и знамена. Было взято немало пленных, а саму победу в короткой стычке английская пропаганда превознесла до высот Креси, Пуатье и Азенкура, назвав случившееся «Битвой шпор» (в честь того, что у неприятеля только шпоры сверкали). Гарнизон Теруана, потеряв надежду на помощь, сдался 23 августа. Город было приказано срыть, а население выселить.

Столетняя война: Эпилог Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Видео, Длиннопост

Встреча Генриха VIII и императора Максимилиана I. Масло на панели. Неизвестный художник фламандской школы, нач. XVI в.


14 сентября был осажден значительно более крупный город — Турне. После длительной артиллерийской подготовке перед городским советом был поставлен выбор: сдаться императору Священной Римской империи или «законному французскому королю» под которым имелся в виду Генрих VIII. Посовещавшись, старейшины выбрали второй вариант. Несмотря на то, что на город была наложена контрибуция, после капитуляции его жителей объявили полноправными англичанами, предоставили им право беспошлинной торговли с Лондоном и даже предложили прислать наблюдателей в Парламент.


Приближалась зима и пока Генрих VIII предвкушал продолжение великих свершений, его более старшие союзники успели помириться с французами. Молодому королю ничего больше не оставалось, как последовать их примеру. В марте 1514 г. был заключен мир, по которому все ранее захваченные территории возвращались французам. Впрочем, это была не последняя война Генриха VIII с восточным соседом.

Столетняя война: Эпилог Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Видео, Длиннопост

Сражение при Гинегате («Битва шпор») 16 августа 1513 года. Фламандская школа, XVI век. Дворец Хэмптон-Корт


Как происходил окончательный демонтаж династических претензий, предъявленных в Эдуардом III в середине XIV века? Ответим, что малыми шагами, долго и постепенно. В результате чего процесс затянулся на три с половиной века. Сначала в ходе одного из последующих раундов традиционной англо-французской забавы, органично вписавшейся в состав Восьмой Итальянской войны, в 1558 г. герцогом Франсуа де Гизом был взят Кале — последнее завоевание Столетней войны, оставшееся за англичанами. Но несмотря на это, Лондон еще долго сохранял свои ставшие уже формальными притязания на французский трон. Окончательно их разрушила, как ни странно Великая Французская революция, упразднившая сам спорный титул. Британский монарх Георг III видимо понял, что называть себя обладателем больше не существующей короны выглядит совсем несолидно. Начиная с 1801 г. фраза «король Франции» исчезает из официальной титулатуры правителей Великобритании, а лилии перестают изображаться на гербе. На этом старинный династический конфликт следует считать окончательно исчерпанным.


Следует ли заканчивать Столетнюю войну 1453 годом, исчерпала ли она себя? Как видим, афтершоки крупного военного конфликта продолжали расходиться кругами по воде достаточно долго. Но это были именно афтершоки, не доходящие по своей тектонической силе до тех потрясений, которые происходили в 1337-1453 гг. Экспедиции Эдуарда VI , Генриха VII и его сына, а также не упомянутые здесь столкновения выглядели на их фоне феодальной рутиной. Поэтому при попытке включить их в состав «Столетки» мы теряем прежде всего красоту и внутренний нерв исторической концепции, разработанной в XIX веке. Точно также Столетнюю войну можно попытаться продлить и в другую сторону — на столетия назад вплоть до 1066 года и Нормандского завоевания Англии. И опять же, мы потеряем «нерв», превратив красивую историю в феодальную рутину. Была ли Столетняя война целостной внутри себя? Мнение автора цикла заключаятся в том, что походы Эдуарда III и завоевания Генриха V — все же различные вещи, спровоцированные совсем разными причинами и отличавшиеся своим содержанием. С другой стороны, Генрих явно черпал вдохновение у Эдуарда. Таким образом, что же такое Столетняя война? Это эпоха длинною больше века, в ходе которой европейское средневековье изменилось: «Столетка» приняла континент с кольчугой и топфхельмом, а сдала с огнестрелом и масляной живописью. А затем наступило время абсолютизма, регулярных армий, коробок пикинеров и прочего. А у нас на этом все!

Столетняя война: Эпилог Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Видео, Длиннопост

Автор: Дмитрий Сувеев.

Живой список постов, разбитый по эпохам


А ещё вы можете поддержать нас рублём, за что мы будем вам благодарны.

Яндекс Деньги: 410016237363870

Сбер: 4274 3200 5285 2137

Тут можно почитать подробнее

При переводе делайте пометку "С Пикабу от ...", чтобы мы понимали, на что перевод. Спасибо!

Показать полностью 8 1
188

Позиционная война: что происходило на полях Первой мировой?

Фронт, на котором «без перемен», стал символом Первой мировой войны. Лунный пейзаж, созданный миллионами воронок от снарядов, многочисленными окопами и переплетением колючей проволоки, впечатался в память миллионов солдат. Как же дошли до жизни такой?

Позиционная война: что происходило на полях Первой мировой? Война, Первая мировая война, Вооружение, История, Анализ, Европа, Артиллерия, Армия, Техника, Длиннопост

Четырёхлетний кошмар


Перед Первой мировой не ожидалось, что эта война будет непохожа ни на одну предыдущую.


Конечно, в любой ситуации найдётся пара Кассандр, которых никто не слушает, но большинство теоретиков не ждали четырёхлетнего кошмара, состоящего из эпичных боёв за избушку лесника.

Предыдущие войны даже более-менее равных противников не дали примеров фронта, который невозможно было прорвать. Тем не менее, внимательному взгляду тревожные признаки будущего тупика могли быть заметны и тогда. Действительно, даже каких-то буров, окружённых и прижатых к реке Моддер, пришлось штурмовать два дня.


Победа была достигнута с большими потерями не в результате штурма, а после осады, продолжавшейся восемь дней после окончания попыток штурма.


В русско-японской войне штурмы тоже были сопряжены с огромными жертвами, и наступающая японская сторона понесла много большие потери, чем русская, — хотя практически во всех битвах удалось добиться положительного результата.


Что же происходило? Усиление мощи вооружения. При этом в наступлении эффективно применить его часто было затруднительно. Окопы — даже самые неглубокие, как у тех же буров, — спасали и от артиллерийской шрапнели, и от винтовочного огня. Наоборот, наступавших с новым вооружением удавалось выкашивать со страшной скоростью. К ещё недавно поражавшим своей скорострельностью магазинным винтовкам добавились пулемёты. Также новым фактором стала колючая проволока, ещё в конце XIX века огораживавшая скот в прериях США, а в начале Первой мировой опутавшая Францию от Швейцарии до Ла Манша.

Позиционная война: что происходило на полях Первой мировой? Война, Первая мировая война, Вооружение, История, Анализ, Европа, Артиллерия, Армия, Техника, Длиннопост

Нельзя сказать, что усилившееся превосходство обороны над наступлением осталось совсем вне внимания военных, но генеральные штабы не готовились к настолько длительной позиционной войне. Что же случилось?


Жалкие и беспомощные


Первые сражения прошли по традиционному сценарию и показали возможность успешного наступления одной из сторон. С удивительной быстротой пали форты Бельгии. В Приграничном сражении немцы достигли крупного успеха, и каток их армий устремился на Париж. Русские разбили немцев в сражении у Гумбинена, но затем армия Самсонова потерпела ужасающее поражение у Танненберга. В ходе целой серии сражений русские отыгрались на австро-венграх, заняв Львов и нанеся тяжёлые потери армии двуединой монархии.


В общем, первое время армии довольно бодро маневрировали… но вскоре что-то пошло не так.

Немцы «почему-то» сначала свернули на юг от Парижа, а затем свершилось «чудо на Марне», когда союзники нанесли им поражение. Далее последовал «бег к морю», который на самом деле представлял собой взаимно бесполезные попытки обойти фланг противника.


Осенью фронт на Западе замер. К весне затих и Восточный фронт.


Глядя с высоты истории на те события, приходится признать, что на самом деле никаких чудес в ходе этих событий не случилось. Быстрое падение фортов Бельгии произошло благодаря могучим 305-мм и даже 420-мм орудиям. Такие невозможно было тащить за наступающей армией, так что в походе на Париж они помочь не могли.


Победа в Приграничном сражении была куплена ценой ввода в бой превосходящих сил на крайнем правом фланге, чего Франция не ожидала. Французы отреагировали переброской по железным дорогам подкреплений именно на правый для немцев фланг, и уже в конце августа последним всё сложнее стало добиваться успеха. Раз за разом им приходилось изменять направление удара, атакуя пока ещё слабый левый фланг французов, но это же вызывало отклонение влево от изначального направления движения.

Позиционная война: что происходило на полях Первой мировой? Война, Первая мировая война, Вооружение, История, Анализ, Европа, Артиллерия, Армия, Техника, Длиннопост

Вместо охвата территории на восток от Парижа, немцы проходили западнее его, подставляя свой правый фланг под удар 6-й армии Монури. Именно это и предопределило «чудо на Марне».

Но не только оно. Французы бросили в бой и свежие части, в то время как немцы страдали от недостатка снабжения, проделали огромный марш и израсходовали боеприпасы. Поначалу это не было критичным, но уже осенью начались серьёзные проблемы. Недостаточно обеспеченные артиллерийским огнём атаки высокомотивированных вчерашних школьников и студентов у Ипра давали в основном реки крови, но не занятие новых рубежей.


Ещё чуть позже стало ясно, что при недостатке боеприпасов и отсутствии значительного численного превосходства наступление — просто сумасшествие.


Итак, главным фактором превращения войны в позиционную было растущее превосходство обороняющегося над наступающим, увеличившееся с появлением укреплений на фронте осенью 1914 года. Артиллерия не могла помочь из-за недостаточной манёвренности тех орудий, что способны были бороться с укреплениями, и недостаточной мощи стандартных трёхдюймовых орудий (тем более их основной боеприпас — шрапнель). Даже достигнув на каком-либо участке фронта локального успеха, развить его было крайне трудно.


Ушедшие вперёд во время наступления войска сильно страдали от недостатка снабжения — в отличие от оборонявшихся. Кроме того, даже потерпев поражение, можно было быстро выстроить новую оборону, перебросив войска по железной дороге быстрее, чем наступающий сумеет развить успех. Помочь наступающему в этом могла бы конница, но кавалерия всех воюющих сторон готовилась к конному бою с использованием холодного оружия. Даже незначительные силы пехоты, иногда тыловики, могли бы успешно отразить такой налёт. Вести же бой спешившись кавалеристы умели либо плохо, либо никак.


Все эти факторы ещё ярче проявились в 1915 году. На Восточном фронте из-за слабости русской военной промышленности немцы получили подавляющее превосходство, когда имели боеприпасы и должное количество винтовок, а русские — нет. Кроме того, немцы извлекли некоторый опыт из предыдущих сражений и усилили тяжёлую артиллерию, увеличили число миномётов.

Позиционная война: что происходило на полях Первой мировой? Война, Первая мировая война, Вооружение, История, Анализ, Европа, Артиллерия, Армия, Техника, Длиннопост

Казалось, оглушительный успех обеспечен. На деле, хотя сражения 1915 года в России и получили название «Великое отступление», далеко не все планы немцев были выполнены. Русские сумели уйти из намечавшегося мешка в Польше, удар на Минск просто провалился. Пленных было множество, трофеи — богатые, территории, потерянные русскими, —колоссальны, но смертельного удара для царской армии не вышло. Почему?


Наступление немцев развивалось медленнее, чем этого требовалось для окружения. Войска уставали, теряли наиболее активных солдат и, по воспоминаниям полковника (закончил войну генерал-майором) Свечина, требовали всё более и более основательной артподготовки перед атакой. Но, как мы уже говорили, удаление войск от железной дороги трагически сказывалось на подвозе, ведь основным транспортом оставалась лошадка, чьи возможности несравнимы с паровозом. Немецкая кавалерия вновь показала свою неспособность достичь оперативного успеха в наступлении.


В это время на Западном фронте французы искали формулу против позиционности. У них было огромное численное превосходство, множество снарядов, гранат, сотни самолётов для корректировки артиллерии.


Не то чтобы это всё необходимо для прорыва обороны, но если уж начал наступление — иди в своём порыве до конца.


Единственное, что их беспокоило, — это развитие успеха. Нет ничего более жалкого и беспомощного, чем армия, потерявшая управление и связь с артиллерией после прорыва первой линии. И очень скоро французы в это окунулись.


Оказалось, что мало вывалить миллион снарядов на небольшой участок вражеских окопов и отправить туда пехоту. Первую полосу, превращённую в лунный пейзаж, штурмующие займут относительно просто. Но как только достигнут второй линии обороны, которая плохо наблюдается с линии фронта, то встретят почти то же сопротивление, что и на передовой линии. Длительная артиллерийская подготовка отлично подскажет противнику, куда надо подбрасывать резервы. Связь неизбежно будет потеряна — на поле боя офицеры могут полагаться лишь на личный пример, свой голос и вестовых. Через пару километров наступления ровные цепи солдат разбредутся и их вновь надо будет выстраивать. Они смешаются с собственными резервами.

Позиционная война: что происходило на полях Первой мировой? Война, Первая мировая война, Вооружение, История, Анализ, Европа, Артиллерия, Армия, Техника, Длиннопост

Проводная связь наладится не сразу и постоянно будет рваться артиллерией противника. Радио? Какое радио на поле боя?! До первых носимых радиостанций, подходящих для радиотелефонной связи, ещё очень далеко. От пехоты отстанут даже её пулемёты (ведь тогда станковый пулемёт весил десятки килограммов, а ручные только-только начали появляться и не блистали качеством). В результате попытки штурма второй и последующих линий обороны превратятся в некое подобие атак зомби с чудовищными жертвами.


Самый кровавый год


Тысяча девятьсот пятнадцатый стал самым кровавым годом войны для французской армии, превзойдя и 1916-й с Верденом и Соммой, и 1917-й с Бойней Нивеля, и 1918-й с Битвой за мир.


Ответом на сложность взлома обороны стали штурмовые группы. Похожие приёмы спонтанно рождались в разных армиях. Вскоре командиры выходили с предложением создать сначала небольшие специально подготовленные части — роту, батальон, — а затем их опыт распространить на армии. В итальянской армии «ардити» — «отважники», если перевести на русский, — составили целый корпус. Но не стоит считать, что это некое «вундерваффе», позволившее моментально решить проблему позиционности. Да и роль штурмовиков в немецкой армии несколько преувеличена. В Битве за мир в 1918 году штурмовики шли недалеко впереди обычных стрелковых цепей, с задачей уничтожить конкретные укрепления.


Сильно поменялась в первые два года войны и работа артиллерии. Теперь её основным боеприпасом стала не шрапнель, а осколочно-фугасный снаряд, эффективный против укреплений. Возросло количество гаубиц, опять же эффективных против окопов. Произошёл качественный скачок в методах стрельбы. Теперь артиллерия использовала топографическую привязку и могла начинать огонь почти без пристрелки или даже совсем без неё; расчёт учитывал изменения веса снаряда внутри партии, температуру воздуха и ветер.


Чтобы не вываливать миллионы снарядов «куда-то туда», были введены корректировщики артиллерии на аэростатах и самолётах. Была создана артиллерийская инструментальная разведка — специальные звукометрические станции и методы засечки вражеской артиллерии по вспышкам. Всё шире применялась моторизация, поскольку трактором возить тяжёлую гаубицу куда сподручнее, чем тянуть по раскисшей глине лошадками.

Позиционная война: что происходило на полях Первой мировой? Война, Первая мировая война, Вооружение, История, Анализ, Европа, Артиллерия, Армия, Техника, Длиннопост

Появились абсолютно новые средства химической войны. Впрочем, нельзя сказать, что они сильно помогли преодолению позиционного кризиса.


Некоторую замену вечно отстающей артиллерии пытались найти в авиации. Бомбардировщики могли атаковать вражеские позиции в глубине обороны или действовать в недоступном для артиллерии тылу. На поле боя самолёты оставались весьма уязвимы перед стрелковым огнём, что вызвало появление первых бронированных штурмовиков. «Под грозной бронёй, не ведая ран», они могли «прочёсывать» окопы пулемётным огнём и бросать небольшие бомбы.


Наконец, появились танки, которые порой позволяли обходиться вообще без артподготовки, проделывая проходы в колючей проволоке и подавляя вражеские пулемёты.


Всё большую роль в снабжении играли автомобили. Наиболее знаменитым стало так называемое «священное шоссе», благодаря которому французы сумели поддерживать на должном уровне снабжение войск у Вердена. За пару недель на грузовиках перебросили 25 тысяч тонн груза и десятки тысяч солдат.


Пока автомобили лишь упрощали снабжение, но идея моторизованного отряда (который мог бы действовать намного быстрее обычной пехоты в наступлении) уже появилась — и даже была применена немцами в кампании против румын. Тогда небольшой отряд из смешанных сил пехоты, посаженной на грузовики, артиллерии и кавалерии совершил длительный рейд и захватил перевал Железные ворота, чем обеспечил успех операции. Но это пока оставалось редким исключением.


В марте 1918 года немцы применили почти все эти передовые методы в ходе Битвы за мир — решающем наступлении на Западном фронте. Благодаря новым методам, удалось сократить артиллерийскую подготовку, что упростило и маскировку намерений.


Немцы наступали при почти полной внезапности. Пройдя первые километры за огневым валом, немецкая пехота далее продемонстрировала неплохие (хотя командиры и жаловались, что голодные солдаты вместо развития успеха первым делом искали на захваченных позициях продовольствие) качества в штурме укреплений, а затем опрокинула резервы противника. К концу дня прорыв был полный. Развивай — не хочу.

Позиционная война: что происходило на полях Первой мировой? Война, Первая мировая война, Вооружение, История, Анализ, Европа, Артиллерия, Армия, Техника, Длиннопост

Но здесь вновь сыграли те же факторы, что и ранее. Кавалерии у немцев в то время уже не было (в условиях фактического голода это слишком дорогое удовольствие), а моторизованной пехоты – ещё не было (да и дефицит топлива с резиной не способствовал её созданию).


Французы сумели оперативно перебросить против немцев 40 дивизий на участок прорыва; наступающие подвергались ударам авиации. Всё это привело к относительно быстрому затуханию наступления. Немцы сумели пройти несколько десятков километров, но не достигли ни единой стратегически важной цели.


Примерно та же история повторилась и летом-осенью уже во время союзнического наступления. Разваливать оборону на переднем крае союзники научились неплохо. Не спасал даже относительно свежий трюк с уводом большей части обороняющихся на тыловую полосу обороны, ставшую основной. А что делать дальше — так и не придумали. Связь рушилась, артиллерия отставала, танки ломались и сжигали запасы горючего, и через несколько дней приходилось начинать сначала, со штурма новой линии обороны.


Но вместе с тем во всей этой мясорубке уже пробивались ростки будущей манёвренной войны, до которой в конце Первой мировой осталось уже совсем немного.


Выводы


Первую мировую войну позиционной сделал целый ряд факторов, которые можно описать как «увеличение мощи обороны в сравнении с наступлением».


Главная проблема была даже не в том, как прорвать оборону, — она была в развитии успеха. Резервы подводились быстрее, чем наступавший мог их громить. Ни штурмовые группы, ни танки, ни авиация сами по себе не спасли от позиционного тупика. Лишь в 20-е годы стали развиваться методы, которые вывели возможности германской армии на новый уровень и обеспечили оглушительный успех немцев в первые годы Второй мировой.


Никита Баринов

WarCats.ru

Показать полностью 6
38

Средневековый Узген

Панорама Узгенского архитектурно-археологического музейного комплекса.

Средневековый Узген Кыргызстан, Ош, Архитектура, История, Минарет, Гробницы, Музей, Узоры, Кладка, Средневековье, Средняя Азия, Пейзаж, Город, Туризм, Длиннопост

Он формируется с 1982, как филиал Ошского объединённого Историко-культурного музея-заповедника.

Расположен к югу от центра города Узгена, на высокой надпойменной террасе реки Карадарьи, на территории древнего Узгенда.

Состоит из 3 мавзолеев, пристроенных друг к другу порталами в одну линию, и минарета, стоящего в 150 м от мавзолеев к Северо-западу.

Минарет (11-12 век)

Средневековый Узген Кыргызстан, Ош, Архитектура, История, Минарет, Гробницы, Музей, Узоры, Кладка, Средневековье, Средняя Азия, Пейзаж, Город, Туризм, Длиннопост

Минарет был построен во 2-й половине 11 века. Композиционно состоит из 4 частей - подиума, или стилобата с длиной сторон 8,7 м и выс. 90 см; восьмигранного цоколя выс. 5,1 м с диаметром описанной окружности 8,7 м внизу и 8,4 м вверху; конического ствола с нижним диаметром 8,4 м и завершающего фонаря.

Средневековый Узген Кыргызстан, Ош, Архитектура, История, Минарет, Гробницы, Музей, Узоры, Кладка, Средневековье, Средняя Азия, Пейзаж, Город, Туризм, Длиннопост

По соотношению размеров частей очевидно, что в древности минарет имел высоту не менее 44,7 м. Позднее, верхняя часть его рухнула при одном из землетрясений.

Средневековый Узген Кыргызстан, Ош, Архитектура, История, Минарет, Гробницы, Музей, Узоры, Кладка, Средневековье, Средняя Азия, Пейзаж, Город, Туризм, Длиннопост
Грани цоколя минарета выполнены орнаментной кладкой, оформлены неглубокими прямоугольными нишами, их обрамление состоит из гранёных кирпичиков с ганчевыми вставками, заполнения 3х граней гладкая орнаментная кладка.
Средневековый Узген Кыргызстан, Ош, Архитектура, История, Минарет, Гробницы, Музей, Узоры, Кладка, Средневековье, Средняя Азия, Пейзаж, Город, Туризм, Длиннопост
Средневековый Узген Кыргызстан, Ош, Архитектура, История, Минарет, Гробницы, Музей, Узоры, Кладка, Средневековье, Средняя Азия, Пейзаж, Город, Туризм, Длиннопост
Вход — арочный стрельчатый проём находится в южной грани цоколя.
Средневековый Узген Кыргызстан, Ош, Архитектура, История, Минарет, Гробницы, Музей, Узоры, Кладка, Средневековье, Средняя Азия, Пейзаж, Город, Туризм, Длиннопост

От него к фонарю в направлении против часовой стрелки ведёт узкий винтовой лаз с кирпичными ступенями.

Ствол сплошь орнаментирован.

Пояса рельефного орнамента с ганчевыми вставками чередуются с широкими поясами гладкого кирпичного орнамента.

Средневековый Узген Кыргызстан, Ош, Архитектура, История, Минарет, Гробницы, Музей, Узоры, Кладка, Средневековье, Средняя Азия, Пейзаж, Город, Туризм, Длиннопост
Минарет служил для призыва верующих к молитве, в военное время использовался как наблюдательный пункт.
Средневековый Узген Кыргызстан, Ош, Архитектура, История, Минарет, Гробницы, Музей, Узоры, Кладка, Средневековье, Средняя Азия, Пейзаж, Город, Туризм, Длиннопост

Вид на город и Узбекистан

Средневековый Узген Кыргызстан, Ош, Архитектура, История, Минарет, Гробницы, Музей, Узоры, Кладка, Средневековье, Средняя Азия, Пейзаж, Город, Туризм, Длиннопост

Вид на Карадарью

Средневековый Узген Кыргызстан, Ош, Архитектура, История, Минарет, Гробницы, Музей, Узоры, Кладка, Средневековье, Средняя Азия, Пейзаж, Город, Туризм, Длиннопост

Мавзолеи, условно названные Северным, Средним, и Южным, первоначально были гробницами караханидских правителей.

Средневековый Узген Кыргызстан, Ош, Архитектура, История, Минарет, Гробницы, Музей, Узоры, Кладка, Средневековье, Средняя Азия, Пейзаж, Город, Туризм, Длиннопост

Самое раннее сооружение - Средний мавзолей (нач. 11 в.)

Это квадратное в плане помещение, длина наружных сторон 13,07 м.

По углам памятника - углублённые на 1/4 колонны, облицованные декоративной кладкой.

Средневековый Узген Кыргызстан, Ош, Архитектура, История, Минарет, Гробницы, Музей, Узоры, Кладка, Средневековье, Средняя Азия, Пейзаж, Город, Туризм, Длиннопост

Северный мавзолей пристроен к Среднему в 1152. В резных терракотовых надписях содержится дата строительства и имя правителя западно-караханидского государства Хусейна Хасана ибн Али.

Орнаментика угловых колонн этого мавзолея повторяет такие же кладки Среднего мавзолея.

Средневековый Узген Кыргызстан, Ош, Архитектура, История, Минарет, Гробницы, Музей, Узоры, Кладка, Средневековье, Средняя Азия, Пейзаж, Город, Туризм, Длиннопост
Средневековый Узген Кыргызстан, Ош, Архитектура, История, Минарет, Гробницы, Музей, Узоры, Кладка, Средневековье, Средняя Азия, Пейзаж, Город, Туризм, Длиннопост
Средневековый Узген Кыргызстан, Ош, Архитектура, История, Минарет, Гробницы, Музей, Узоры, Кладка, Средневековье, Средняя Азия, Пейзаж, Город, Туризм, Длиннопост
Средневековый Узген Кыргызстан, Ош, Архитектура, История, Минарет, Гробницы, Музей, Узоры, Кладка, Средневековье, Средняя Азия, Пейзаж, Город, Туризм, Длиннопост

Южный мавзолей по терракотовой надписи датируется 1187 годом. В его декоре представлена великолепная разработка орнаментальных мотивов и каллиграфии. Ганчевая резьба здесь применена только в софите входной арки.

Средневековый Узген Кыргызстан, Ош, Архитектура, История, Минарет, Гробницы, Музей, Узоры, Кладка, Средневековье, Средняя Азия, Пейзаж, Город, Туризм, Длиннопост
Средневековый Узген Кыргызстан, Ош, Архитектура, История, Минарет, Гробницы, Музей, Узоры, Кладка, Средневековье, Средняя Азия, Пейзаж, Город, Туризм, Длиннопост
Средневековый Узген Кыргызстан, Ош, Архитектура, История, Минарет, Гробницы, Музей, Узоры, Кладка, Средневековье, Средняя Азия, Пейзаж, Город, Туризм, Длиннопост

В процессе археологических раскопок (1963, 1971—73) внутри мавзолеев, под полами обнаружено 60 мусульманских захоронений, произведённых в разное время.

Средневековый Узген Кыргызстан, Ош, Архитектура, История, Минарет, Гробницы, Музей, Узоры, Кладка, Средневековье, Средняя Азия, Пейзаж, Город, Туризм, Длиннопост

Боковые сев. и юж. фасады снабжены проёмами.

Северный проём соединяет Южный мавзолей со Средним.

Проём в южном фасаде был зарешечен. Восточный фасад глухой.

Интерьер — помещение с арочным ярусом тромпов и восьмигранником для перехода к куполу.

Средневековый Узген Кыргызстан, Ош, Архитектура, История, Минарет, Гробницы, Музей, Узоры, Кладка, Средневековье, Средняя Азия, Пейзаж, Город, Туризм, Длиннопост

Стены и купола сложены из спаренных кирпичей на лёссово ганчевом растворе.

Средневековый Узген Кыргызстан, Ош, Архитектура, История, Минарет, Гробницы, Музей, Узоры, Кладка, Средневековье, Средняя Азия, Пейзаж, Город, Туризм, Длиннопост

Комплекс мзучался А. П. Федченко, Н. А. Северцовым, Б. Н. Засыпкиным, А. Ю. Якубовским, А. Н. Бернштамом, В. Е. Нусовым, Ю. А. Заднепровским, О. Береналиевым, Д. Ф. Винником, В. Д. Горячевой,  Дж. Иманкуловым, Г. А. Пугаченковой и др.

Средневековый Узген Кыргызстан, Ош, Архитектура, История, Минарет, Гробницы, Музей, Узоры, Кладка, Средневековье, Средняя Азия, Пейзаж, Город, Туризм, Длиннопост

Консервационные работы с частичной реставрацией проводились в 1923, 1927 — 28.

А непосредственно реставрационно-восстановительные работы производились в 1975—83 по проектам Б. Н. Засыпкина, В. Е. Нусова, Б. В. Помаскина.

Средневековый Узген Кыргызстан, Ош, Архитектура, История, Минарет, Гробницы, Музей, Узоры, Кладка, Средневековье, Средняя Азия, Пейзаж, Город, Туризм, Длиннопост

Информацию, я черпал из книги Ошская область энциклопедия (1987)

Фотографии сняты на Xiaomi Mi9 se, и Redmi 3pro.

Показать полностью 24
193

Столетняя война. Часть XIV: Изгнание

Автор: Дмитрий Сувеев.


В 1444 г. между Англией и Францией было заключено Турское перемирие. В ходе переговоров французская сторона добилась признания Карла VII королем и зафиксировала линию разграничения в границах, близким к эпохе Филиппа Красивого. Для ослабевшей Англии приемлемой выглядела и такая передышка. Разногласия сторон относительно вассального статуса Аквитании и Нормандии не позволили заключить мир. Двор Генриха VI отказывался приносить за них присягу французскому королю. Однако для Карла VII даже условия оммажа времен прапрадедов казались компромиссными. Он рассчитывал на полное изгнание англичан с континента. С этой целью были начаты две последних кампании Столетней войны в Нормандии и Гиени. Обе они завершились победоносно.

Внутренние дела Франции и Англии


В конце 1440-х гг Англия и Франция словно поменялись местами. Карл VII активно реформировал экономику и армию, о чем вы можете прочитать здесь. Его власть была крепкой, а авторитет достаточным для подавления деструктивных политических тенденций. Совсем другое дело — то, что происходило за Ла-Маншем.

Столетняя война. Часть XIV: Изгнание Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост

Генрих VI. Портрет примерно 1450 г.


К началу описываемых здесь событий английскому королю Генриху VI было уже 26 лет — возраст социальной зрелости уже даже по нашим, весьма инфантилизированным меркам. Однако монарх получился явно не от мира сего. Несмотря на заметные невооруженным глазом военные приготовления Карла VII, молодой король демонстрировал детское миролюбие и писал, что больше всех на свете любит своего дядю и готов хоть сейчас выступить в крестовый поход против турок. В современной историографии общим местом является считать Генриха психически больным человеком. Вероятно, он был умственно отсталым или шизофреником, унаследовавшим болезнь от деда, Карла VI. Впрочем нельзя исключать, что здесь краски сгустила поздняя пропаганда Тюдоров.


Учитывая плачевное положение английских финансов, а также слабость воинских контингентов в Нормандии и Гиени, миролюбивая риторика по отношению к Парижу имела свою логику. Однако все заявления короля оставались лишь ширмой по отношению к реальной политической обстановке. А она была такова, что сам Генрих VI ничего не решал, а балом правили различные группировки фаворитов. Для них вопрос продолжения Столетней войны стал разменной монетой в политической борьбе, а его актуализация позволяла подняться в глазах общественного мнения или дискредитировать противников.


Первоначально борьба при дворе развернулась между дядей короля Хамфри, герцогом Глостером, и двоюродным дедом, кардиналом Генри Бофортом. Первый поддерживал войну, второй, как представитель духовенства выступал за возвращение взятых у церкви кредитов, то есть за мир. Этот раунд совпал по времени с Турским перемирием и закончился смертью Глостера на плахе в 1447 г. В том же году умер Генри Бофор, освободив политическую арену для противоборства еще двух противников — Уильяма де ла Поля, герцога Саффолка, и Эдмунда Бофорта, герцога Сомерсета.

Столетняя война. Часть XIV: Изгнание Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост

Саффолк оказался приближен к королеве Маргарите Анжуйской и стоял на позиции мира с Францией. В его руках находилась фактическая власть в стране. В свою очередь, Сомерсет был вынужден избрать полярную позицию: опираясь на общественное мнение, поддерживать идею продолжения войны. К тому же, сэр Эдмунд был отправлен подальше от Лондона — в Руан, где стал наместником Нормандии. Таким образом, продолжение войны для него приобрело и практический интерес.


Фужерский инцидент


Первоначальный срок Турского перемирия истекал в 1446 г. Для его пролонгации в Лондон прибыло посольство архиепископа Реймсского. Планировалось что стороны договорятся не только о дальнейшей приостановке боевых действий, но и о заключении окончательного мира. Если Генрих VI и Сафффолк и были заинтересованы в последнем, то ни французы, ни английская оппозиция в нем не нуждались. Поэтому удалось добиться только пролонгации перемирия, на которую дипломаты Карла VII согласились пойти только в обмен на передачу англичанами графства Мэн.


Несмотря на то, что по соглашению войска должны были оставить передаваемые территории добровольно, гарнизоны крепостей не стали исполнять принятое решение, и в 1448 г. войска французов выбивали их оттуда силой. Карл VII в этой ситуации обратил внимание на две вещи: во-первых, англичане не вполне надежны в плане выполнения обязательств, во-вторых, можно безнаказанно атаковать их гарнизоны — помощь не придет.


Таким образом, в Париже начали однозначный курс на реконкисту Нормандии и Гиени. Для это уже имелась преображенная армия, противник был слаб, а вскоре активизировались и дипломатические контакты. В 1448 г. шотландцы в очередной раз напали на северные границы английского королевства. Видимо, их задачей было отвлечь часть сил Генриха VI от французского удара на континенте.


Еще одной дипломатической победой Карла стало то, что бретонский герцог наконец склонился на сторону Парижа. Долгое время бретонские герцоги Жан V и его сын Франциск I либо выражали поддержку англичанам, либо занимали выжидательную позицию. Теперь же, под влиянием своего дяди, коннетабля Франции Артура де Ришмона, Франциск принес присягу Карлу VII. Это не замедлило сказаться на отношениях Бретани с Англией.


Покинувшие крепости в Мэне войска заняли крепости Мортен и Сен-Жам в демилитаризованной зоне на границе с Бретанью. Франциск I и Карл VII незамедлительно выразили протест, сославшись на потенциальную опасность для герцогства и нарушение прежних договоренностей. Переговоры о том, считать ли подобный угрозой миру и грозит ли он владениям Франциска затянулись. В этой ситуации от лица Генриха VI поступило предложение провести в мае 1449 г. конференцию в замке Пон-де-л`Арше с целью окончательного заключения мира.


Однако ей было не суждено состояться. Виной тому стала провокация, организованная, видимо, Сомерсетом. 24 марта 1449 года английский капитан Франсуа де Сюрьенн, известный в кругах рутьеров под погонялом Арагонец, захватил город Фужер на бретонской территории. Неизвестно, на что рассчитывали Сомерсет и Ко. Да, конечно, у них получилось сорвать переговоры и насолить Франциску I. Но при этом они наконец развязали руки Карлу VII, который уже давно мечтал о продолжении своей реконкисты.


К политическому обоснованию возобновления войны французский король решил подойти со всей тщательностью. Переговоры с англичанами были продолжены, хотя на них обсуждалось возвращение Фужера, большей частью они лишь затягивали время. Параллельно с этим происходила концентрация войск на нормандской границе. Между Карлом VII и Франциском I был заключен договор, предусматривающий начало совместных боевых действий, если Фужер не освободят через некоторое время.


От имени Франциска двое капитанов, подчинявшихся Карлу VII, захватили несколько крепостей в Нормандии на границе с Бретанью. Происходила эскалация конфликта.


До англичан наконец дошло, что они доигрались и их будут бить, причем больно. Сомерсет пытался утихомирить Карла, но у него это не получалось. На отправляемые же в Лондон письма с мольбами о подкреплении ответы приходили с пожеланиями всего доброго, здоровья и хорошего настроения.


Обеспечивая охрану тыла, Карл VII обратился к Филиппу Доброму, который заявил, что считает войну с Англией справедливой, но для ее начала неплохо бы собрать совет и других принцев крови. Таким образом бургундский герцог намекал на то, что согласиться не вмешиваться если его признают принцем крови, имеющим право на наследование. Будучи четвероюродным братом короля, Филипп уже не мог претендовать на такой статус. Однако Карлу VII пришлось согласиться и подтвердить присвоенное бургундцем право, собрав совет. На нем 17 июля 1449 г. принцы единогласно проголосовали за «освобождение Нормандии от оккупантов». Жан де Дюнуа был назначен наместником северных земель за Соммой и Уазой.


Нормандская кампания


Военная кампания по занятию Нормандии началась 20 июля 1440 г. По плану наступление велось тремя группами войск. Граф Э и Сен-Поль наступали восточнее Руана, в центре удар наносил Дюнуа, а на западе выступил Франциск I Бретонский с Артуром де Ришмоном.


Для всех трех групп войск наступление развивалось крайне успешно. Этому способствовало два фактора. Во-первых, английские гарнизоны крепостей были слабы и малочисленны. Их не хватало ни на то, чтобы дать бой в чистом поле, ни на удержание осажденных стен. Во-вторых, местное население было враждебно к англичанам и с радостью встречало французов, периодически поднимая восстания и освобождая крепости еще до подхода войск.


Еще до похода 1449 г. Нормандия была неспокойным регионом для английской администрации. Проводя переписи, собирая налоги, здесь регулярно приходилось ждать «вилы в бок». По этой причине, герцогство превратилось в черную дыру в казне королевства. С приходом Карла VII связывали надежды на снижение налогов, борьбу с мародерством и улучшение жизни.


Быстрым и успешным продвижением французы были обязаны тому, что большинство крепостей и замков сдавались им без боя. Франциск I и де Ришмон заняли Кутанс, Карантан, Сен-Ло, Валонь, закончив поход 5 ноября в том самом Фужере, из-за которого началась вся буча. В центральной Нормандии Жану де Дюнуа открыл ворота Вернейля, под стенами которого в 1424 г. погиб весь цвет шотландских наемников дофина Карла.


Навстречу французским войскам из Руана вышел Джон Тальбот с отрядом, но, оценив соотношение сил, он передумал и развернулся назад. Дюнуа соединился с отрядами графов Э и Сен-Поля и двинулся дальше. Их силами в конце лета-начале осени 1449 г. продолжалась интенсивная зачистка крепостей на юге Нормандии.


После того, как подходы к Руану стали свободны в поход против него двинулся сам Карл VII. Захват столицы английской Франции был делом не только военного, но и политического престижа, поэтому для короля ответ на вопрос «кто будет брать, мы или союзники» даже не стоял. 9 октября армия Карла появилась под стенами Руана, туда же 16 октября подошли и войска Дюнуа. В этот день верные королю люди должны были открыть ворота города.


Руководивший обороной города Джон Тальбот — старый полководец, воевавший еще под Азенкуром, сумел пресечь эту попытку, а верные ему войска перебили заговорщиков. Войска Дюнуа не сумели пройти через ворота, а горожан, участвовавших в заговоре, порубили.


После провала диверсии в штабе Карла стали задумываться о штурме, но как оказалось, внутри города не все было потеряно. Профранцузски настроенной оказалась примерно половина жителей Руана. В городской ратуше был собран совет повстанцев, обсудивший условия сдачи. Ворота крепости открывались на условиях предотвращения грабежа. Англичанам с руководившими ими Тальботом и Сомерсетом предлагалось уйти восвояси.

Столетняя война. Часть XIV: Изгнание Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост

Явившаяся к Сомерсету депутация выдвинула ему ультиматум, который был отвержен английским наместником. Однако даже без его разрешения 19 октября Мартенвильские ворота были открыты и через них вошел Дюнуа.


Англичане попытались забарикадироваться в замке. Против них была применена артиллерия. Сомерсет заговорил о капитуляции. На нее согласились в обмен на ряд условий. Во-первых, сам герцог и престарелый Джон Талбот на какое-то время оставались в заложниках. Сдаче подвергался ряд крепостей: Кодебек, Танкарвиль, Онфлёр, Арк и Монтивилье. В обмен на это 29 октября английски гарнизон был выпущен из города.


10 ноября 1449 г. состоялся торжественный въезд в город Карла VII со свитой. Этот факт воспринимался как политически важный жест и шествие было обставлено максимально пышно и торжественно. Военную силу демонстрировали отряды отборных жандармов и лучников, а политическое значение — собрание всех значимых полководцев, чиновников, представителей знати. Карл въехал в город не один, а в сопровождении практически всех атрибутов своей власти: короны, большой печати, меча и др. Таким образом демонстрировалось, что произошел не просто захват Руана, а произошло возвращение законного правителя.


Тальбот и Сомерсет наблюдали с башни за этим великолепием, ожидая своего освобождения.


Битва при Форминьи


Нормандская кампания была продолжена и зимой, успехом были закончены осады Арфлера, Онфлера и Френе-ле-Виконт. В начале весны 1450 г. стало известно, что 15 марта в Шербуре высадился крупный отряд английских войск, явно планировавший поставить зарвавшихся французов на место. С намерением перепоказать жабоедам итоги Креси и Азенкура выдвинулся сэр Томас Кириелл. Для этого у него имелось по оценкам французских историков 5 тыс. чел., еще 2 тыс. чел предоставил Сомерсет из оставшихся в Нормандии гарнизонов. Гордон Кориган приводит другие цифры — из Портсмута отплыло 2 тыс. чел. низко дисциплинированного и немотивированного войска.


Кириелл был опытным командиром, рыцарем ордена Подвязки. К пятидесяти четырем годам он сумел сделать прекрасную карьеру, сначала поднявшись до дворянского достоинства, а затем и вовсе до числа лучших полководцев королевства.


Поначалу события для англичан развивались успешно: удалось отбить обратно Кан, ряд других крепостей и двинуться вглубь территории герцогства. Для парирования удара Карлом VII был направлен отряд графа Карла де Клермона, сына герцога Бурбона, в котором находилось около 3000 тыс. человек. Позиция Франциска I и де Ришмона, бретонским владениям которых прежде всего угрожали наступавшие английские войска, была не ясна — они вполне могли подвести.


Узнав о приближении французов, Кириелл стал маневрировать, в итоге разбив лагерь 14 апреля у деревни Форминьи. Туда же пришли и войска де Клермона. Графу никак не удавалось связаться с де Ришмоном, который опаздывал к назначенному соединению войск. Посланный к бретонцам гонец сообщил о близости врага и назначил место встречи — Форминьи, 15 апреля.


По сути, ни Кириелл, ни Клермон не были готовы к битве, но им пришлось вступить в сражение при Форминьи 15 апреля 1450 г.


Англичане решили применить свою традиционную тактику глухой обороны на холме с лучниками по флангам. С тыла их позиции прикрывал ручей и можно было как-то надеяться повторить сценарий Креси или Пуатье.


Французы же не стали атаковать. Вместо этого на прямую наводку перед войском выкатили две то ли кулеврины, то ли серпентины, которыми командовал Жан Бюро. Артиллерия начала обстрел английских позиций. Так ли велик был наносимый ей ущерб или просто еще на наступил XVII век и солдаты не научились часами стоять в чистом поле, как вкопанные, под градом ядер, но англичане сделали хуже для себя. Лучники сломали строй и бросились в атаку. Им удалось захватить орудия, вроде как в плен на короткий момент попал и сам Жан Бюро. Однако развивать успех Кириелл не стал, вместо этого он получил контратаку французской кавалерии, отбившей кулеврины назад.

Столетняя война. Часть XIV: Изгнание Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост

Шум сражения услышал направлявшийся на соединение войск Артур де Ришмон с 1200 чел. войска и поспешил на помощь. Приближение крупного отряда противника вынудило Кириелла отойти назад и перестроиться к обороне в чистом поле. Однако без подготовленных позиций английская тактика с лучниками не работала. Левый фланг был атакован французскими жандармами под командованием Брезе. Войска Кириелла были окружены и разгромлены. Сам английский полководец попал в плен. По данным хрониста английские потери подсчитаны достаточно точно — 3774 чел. Такая численность потерь объясняется тем, что под конец битвы на поле поспешили французские крестьяне, начавшие усиленно добивать спешившихся и раненных неприятелей.

Столетняя война. Часть XIV: Изгнание Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост

Потери в рядах де Клермона и де Ришмона оцениваются как незначительные. После поражения на поле Форминьи англичане уже не имели имели ресурсов для обороны Нормандии и ее судьба была решена.


Завершение кампании в Нормандии


Разобравшись с англичанами на поле у Форминьи, французы продолжили отбивать нормандские крепости. Были взяты Авранш, Байо. 5 июня 1450 г. лично Карл VII осадил Кан. В результате артиллерийского обстрела быби пробиты бреши в городских стенах и Сомерсет 1 июля сдал ключи от города.


21 июля был взят Фалез, где очередной раз в плен к французам попал Тальбот. Последним городом в Нормандии, удерживаемым англичанами, оставался Шербур. Гарнизон не сдавался и войска Карла вынуждены были прибегнуть к осаде. Наиболее выгодная позиция для установки осадной артиллерии находилась на затапливаемом приливом пляже. Обслуга не успевала своевременно оборудовать, а затем свернуть огневую позицию. Братья Бюро, руководившие артиллерийским парком, предложили ноу-хау. Бомбарды устанавливались как раз на затапливаемый участок и никуда оттуда не уносились. На время прилива их стволы герметизировались при помощи промасленных шкур, а после того, как вода уходила практически сразу можно было начинать вести огонь. Это стало крайне неприятным сюрпризом для осажденных. 12 августа 1450 г. город был взят — день в день с началом кампании год назад. Нормандия была очищена от английских войск.


Кампания Карла VII была прорывом в оперативном искусстве своего времени. Создание регулярной армии — ордонансовых рот — позволило вести боевые действия без перерывов рекордно долгий срок — 12 месяцев. Да, такой подход истощил государственную казну, о чем напрямую заявил монарху Жак Кёр. Но результат стоил напряжения сил.


Понесенное поражение вызвало тектонические сдвиги в английском политическом раскладе. Саффолку припомнили его миролюбивые инициативы. Он был обвинен в убийстве епископа Адама Молинса и приговорен к смертной казни. Казнь была заменена изгнанием за Ла-Манш во Фландрию. По пути корабль был перехвачен, а дальше 2 мая 1450 г. Саффолк погиб при загадочных обстоятельствах — скорее всего его убили по приказу Сомерсета, занявшего теперь де-факто кресло регента.


Как мы помним, должность это шаткая, опасная и не может обойтись без наличия богатого кадрового резерва. Летом 1451 г. в Лондон из Ирландии прибыл герцог Ричард Йорк — ближайший родственник короля (четвероюродный дядя), к тому же еще и наследник трона в условиях бездетности Генриха VI. Йорк собрал королевский совет и потребовал отставки Сомерсета, возобновления войны и много чего еще.


Летом 1450 г. в Гринвиче началось народное восстание под руководством Джека Кэда, требовавшее понижения налогов, борьбы с коррупцией, устранения проворовавшихся сановников при Генрихе. Бунтовщикам удалось разбить войска короля и занять Лондон. После гибели Кэда в бою восстание постепенно стало затухать, но отдельные очаги доставляли беспокойство властям до 1454 г.


В этих условиях англичане уже не могли думать о продолжении войны и возвращении Нормандии.


Что же касается Арагонца — Фарнсуа де Сюрьенна — человека, с чьей провокации началась Нормандская кампания, то у него все сложилось хорошо — он перешел на сторону Карла VII и грабил, убивал и воевал уже под руководством своих бывших противников.


Кампания в Гиени


А вот Карл VII наоборот решил не останавливаться на достигнутом. Последней крупной территорией, которой Генрих VI владел на континенте была Гиень — часть герцогства Аквитания. Аквитания имела особую судьбу еще со времен внуков Карла Великого; английские же короли с перерывами владели ей аж с XII в. В отличие от Нормандии, местная администрация не рассматривала здешние земли как захваченную вражескую территорию и оккупационная политика была не в пример мягче. Здесь не происходило грабежей, выселений землевладельцев и прочего. Наоборот, местные жители имели прочные экономические связи с Англией, куда поставляли свои товары, прежде всего, вино. К французам здесь относились враждебно и для войск Карла VII боевые действия здесь означали войну на вражеской территории.


Подготовку к масштабной кампании начали еще осенью 1450 г. 10 октября был взят Бержерак. Армия под командованием графа Пантьевра двинулась к Бордо. 1 ноября в сражении были разбиты силы местного коммунального ополчения.


По-настоящему значимые действия начались с прибытием Дюнуа в апреле 1451 г. Без особых усилий ему удавалось брать города один за другим: Блей, Фронсак, Сент-Эмильон, Бург, Либурн, Кастийон и Сент-Эмильон. К началу лета Дюнуа вышел непосредственно к стенам Бордо.


Опасаясь разрушений, представители городского совета вышли к французскому графу с предложением, что сдадут Бордо, если к ним не прибудет подкрепление до 24 июня. Обстановка в Англии была такова, что Лондону было интереснее удержаться от гражданской войны, чем решать заморские проблемы, поэтому бордосской делегации в помощи было отказано.


30 июня город добровольно сдался на весьма выгодных для себя условиях: Карл VII предоставлял ему ряд налоговых послаблений, сохранялось самоуправление, учреждался местный парламент. Губернатором Бордо назначался Жан Бюро. Казалось, что были достигнуты условия для прочного мира.


К сентябрю гиеньская кампания, проходившая подозрительно гладко завершилась. Однако точку в войне было ставить еще рано.


Экспедиция Тальбота


Сдавшийся без боя Бордо рассчитывал на сохранение своего привилегированного положения и экономических льгот. Однако с этим как-то не заладилось. Назначенные Карлом VII представители администрации стали закручивать гайки, а также решать проблемы собственного материального благополучия. Последней каплей, переполнившей чашу терпения стало решение о размещении здесь ордонансовой роты, чье довольствие в натуральном выражении легло бы на плечи горожан. Это не дотягивало до налогов, которые платили жители остальной Франции, но для бордосцев все равно показалось возмутительным.


В Бурж был наплавлена делегация с челобитной, но она получила отказ. Тогда городской совет вспомнил, что еще недавно их королем был Генрих, а не Карл и за помощью можно обратиться если не в Париж, то в Лондон.


А августе 1452 г. два гасконских посла — Гастон де Фуа и сеньор де Леспарр прибыли к английскому двору, где завершился очередной виток противостояния «Сомерсет — Йорк». Там они напомнили о своих верноподданнических чувствах и попросили защиты своего старого синьора Генриха от притеснений. Сомерсету в этот период как раз было необходимо укрепить свои позиции в глазах общественного мнения, настроенного крайне антифранцузски. Поэтому делегация была принята, услышана и получила положительный ответ.


Для отправки в Аквитанию начали собирать экспедиционный корпус. Поскольку другие авторитетные полководцы у англичан кончились, привлечь к командованию к войскам решили Джона Тальбота, которому было около шестидесяти трех — шестидесяти шести лет. Неизвестно, охотно или нет он принял такое предложение. Когда в последний раз Тальбот был освобожден из французского плена, его отпустили на условиях, что он отправится с паломничеством в Святую землю и больше не будет «нести против Франции оружия».


Престарелый граф по-своему выкрутился из ситуации, отказавшись от личных доспехов и вооружения и выступая на поле боя без защиты. Его экспедиционный корпус численностью 2,5-4 тыс. чел. высадился в течении 17-20 октября в устье Жиронды и двинулся к Бордо. В городе было поднято восстание, гарнизон нейтрализовали, Коэтиви попал в плен, де Клермону удалось бежать. 23 октября в столицу Гиени вступил Тальбот.


Две недели англичанам понадобилось на то, чтобы вернуть значимые крепости герцогства под свой контроль: Либурн, Кастийон, Рионс, Кадийяк, Лангон. Часть городов французам все же удалось отстоять. В связи с наступившей зимой войска Талбота остались на квартирах в Бордо и больше не предпринимали ответных действий.


Битва при Кастийоне


Ответ Карла VII заставил себя ждать до марта 1453 года. Вторгнувшаяся в Гиень армия многократно превосходила по численности силы, имеющиеся в распоряжении у Тальбота. Наступавшие разделились на несколько группировок, действовавших на разных направлениях.


Отряд под командованием Карла де Клермона двигался через Беарн, Медок и ряд других крепостей которые удалось вернуть под французский контроль. К началу июля они вышили к городу Кастийону и осадили его.


Тальбот, не имея достаточных сил, не переходил к активным действиям, планируя удерживать Бордо. Однако городской совет потребовал от него реагировать на французское наступление. В этих условиях логичным было попытаться деблокировать Кастийон. Группировка Клермона была численно сопоставима с имеющимися у англичан силами.


Рассчитывая добиться хоть сколько-то выгодных условий, Тальбот послал Клермону приглашение на битву 21 июня. Французский граф согласился и выдвинулся навстречу. Английские войска, не дойдя двух лиг до места сражения развернулись и отправились в Бордо. Причиной такого неджентельменского поведения могли послужить сведения о действительной численности группировки противника. Отстававшие от отступавших лучники были перебиты догнавшими их французами.


Однако по возвращении в Бордо,Тальбот получил донесение о том, что на соединение с Клермоном движутся отряды маршалов Лоэака и Жалоня и решил попытаться отбить Кастийон, не дожидаясь усиления противника. Это уже были невыгодные для него условия, но обстоятельства не оставляли выбора.


Французы блокировали крепость, распределившись между лагерем и несколькими укрепленными пунктами. Командовал осадой великий магистр артиллерии Жан Бюро.


Битва при Касти(й/ль)оне началась 17 июля, когда передовому отряду англичан во главе с Тальботом удалось взять один из французских опорных пунктов, расположенный в аббатстве Сен-Флоран. Вольные лучники, удерживавшие его были перебиты. Первая победа ободрила атаковавших, перед которыми находился главный французский лагерь, хорошо защищенный древесно-земляными укреплениями.

Столетняя война. Часть XIV: Изгнание Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост

Численность оборонявших лагерь могла достигать 8 тыс. чел., к тому же, поскольку это была осадная армия у них имелось 300 единиц огнестрельного оружия. Основная масса французов оставались за укреплениями, только бретонские жандармы численностью до 1200 чел. заняли соседние холмы.


Неизвестно, было ли это военной хитростью или французы просто начали отводить лошадей и нонкомбатантов из лагеря просто в ожидании штурма, но Тальбот оценил такое движение в стане противника как отступление. Разглядеть подробности ему мешала поднятая пыль. В такой обстановке английский командующий приказал срочно атаковать лагерь в надежде разбить вражеский арьергард.


Однако вместо сверкающих пяток неприятеля англичане увидели летящий им навстречу град ядер и пуль. По ним били все 300 серпентин, кулеврин и бомбард, находившихся в распоряжении Жана Бюро. Под огнем воинам Тальбота удалось приблизиться к лагерю, преодолеть ров и начать бой у укреплений. Естественно, при движении вперед они понесли потери. Попытки взять лагерь продолжались в течение часа, пока во фланги англичанам не ударили бретонские жандармы, наблюдавшие за развитием боя с двух окрестных холмов.

Столетняя война. Часть XIV: Изгнание Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост

Конь Тальбота был убит ядром, а сам старый граф ранен. Он никак не мог выбраться из-под туши мертвого животного. Охранять своего командира на поле боя остались тридцать телохранителей, однако они не справились со своей задачей. Английского полководца зарубил французский пехотинец. Тальбот оказался верен формальному обету и не надел на себя доспехи. Видимо, ему надоело регулярно попадать во французский плен, а англичанам его оттуда выпускать, поэтому вопрос решили полюбовно с помощью алебарды.


Вместе с Тальботом свою смерть на поле боя нашел его сын, а также многие англичане. Остатки армии отступили в Бордо.

Столетняя война. Часть XIV: Изгнание Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост

Осада Бордо


После битвы под Кастийоном к Карлу VII прибыл гонец с наплечником Тальбота (интересно, где он его взял?) и доложил об одержанной победе. Французский король в приподнятом настроении двинулся с войском к Бордо, дабы окончательно раздавить этот рассадник измены и чаехлебства.


Столица Аквитании была осаждена уже в августе 1453 г. В ней не имелось достаточного количества войск для обороны и ее сдача представляла собой вопрос времени. Город оказался блокирован с суши и с моря.


Параллельно с этим французы приступили к осаде менее крупных гиеньских крепостей: Кадияка, Бланкефора, Рионса. С ними было покончено достаточно быстро. В Кадияке гарнизон предложил французскому выкуп в размере 10 тыс. экю в обмен на право выхода. Однако Карл VII отклонил это предложение, заметив, что денег ему хватает. После сдачи крепости ее защитники были отправлены в тюрьму, дабы не дать им возможности усилить гарнизон Бордо, что по тем временам было неслыханно.

Столетняя война. Часть XIV: Изгнание Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост

Окрестности аквитанской столицы были преднамеренно разорены еще Тальботом, рассчитывавшим таким путем ослабить осаждавших и удержать город. В следствие этого в лагере Карла VII начался голод и эпидемия. Однако продовольствие отсутствовало и в самом Бордо. Положение защитников города ухудшалось быстрее, чем у осаждавших.


В начале октября 1453 г. городской совет, учтя все риски грозящей им расправы со стороны разгневанного монарха, все же принял решение отправить делегацию с предложением о сдаче на условиях сохранения имущества и жизни. Карл VII встретил послов отказом. Мол, если я уже пришел вас взять силой, я это сделаю.

Столетняя война. Часть XIV: Изгнание Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост

9 октября городской совет объявил о безоговорочной сдаче города. По условиям капитуляции Бордо лишался привилегий, его парламент расформировывался, также накладывался коллективный штраф в 100 тыс. экю. Что касается сдавшихся, Карл решил проявить гуманизм и ограничился только приговором к изгнанию как англичан, так и гасконцев.


19 октября 1453 года англичане с оружием погрузились на корабли и отплыли из Бордо восвояси. По такому случаю Карл VII даже выдал им по экю командировочных на душу, с мыслью, чтобы катились и не возвращались. В историографии считается, что именно в этот день завершилась Столетняя война.


Из всех завоеванных за 116 лет владений в распоряжении англичан на континенте остался только Кале — анклав на бургундской земле. Такое расположение на столетие позволило сохранить контроль над ним — Филипп Добрый не хотел пускать на свою территорию войска Карла VII во избежание...


В честь победы над англичанами в первой половине 1450-х была выпущена медаль, содержащая изображение Карла VII и четверостишие:

Столетняя война. Часть XIV: Изгнание Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост
Столетняя война. Часть XIV: Изгнание Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост

Медаль ~ 1455 г., выпущенная в честь победы Карла VII над англичанами в нормандской и гиеньской кампаниях

Столетняя война. Часть XIV: Изгнание Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост

Обычно историки ставят точку на этом моменте. Победоносное завершение двух военных кампаний Карла VII прервало регулярное присутствие англичан на континенте. Больше им не удавалось ни захватить на длительный срок новых территорий, ни нанести значимого военного ущерба.


На этом заканчивается долгая история Столетней войны, а нам остается собраться еще раз, чтобы подвести ее итоги.

Продолжение

Показать полностью 13
174

Столетняя война: Ордонансовые роты

Автор: Дмитрий Сувеев.

Предыдущая часть: Столетняя война. Часть XIII. Глава 2 из 2: Париж возвращается королю


В отечественной историографии Карла VII любят изображать трусливым, безвольным и несамостоятельным человеком. Однако стоит помнить две вещи: во-первых, свою политическую деятельность он начал подростком, а закончил в 58 лет. Естественно, за такой срок человек взрослеет и меняется. Во-вторых, на протяжении этих сорока трех лет Карл пер к своей цели — единоличному владению Францией — со скоростью и настойчивостью асфальтоукладчика. И так добился своего.


В этой статье мы рассмотрим еще одну ипостась французского короля: реформатора. Произведенные им в 1440-е гг. многочисленные преобразования в экономике, финансах, военном деле позволили создать первую в Европе регулярную армию, обеспечившую многие победы и породившую абсолютизм. Визитной карточкой этих реформ стали ордонансовые роты. По мнению ряда историков, именно эти подразделения определили победы французов в нормандской и гиеньской военных кампаниях. В этой статье помимо ордонансовых рот мы расскажем вам о реформе артиллерии, вольных лучниках и других удачных и не очень начинаниях Карла VII.


Причины создания ордонансовых рот


Итак, в 1444 г. было подписано Турское перемирие между делегациями Карла VII и Генриха VI. Полученную передышку французский король решил использовать для восстановления растраченных сил своей военной машины. Перед ним стояла задача завершения преобразований, начатых пять лет назад.


К комплектованию войска на основе феодального ополчения Карл, еще будучи дофином, прибегал редко. Непрерывные боевые действия вынудили его перейти к постоянной вербовке наемников, которые были надежней, дисциплинированней. Как мы помним, Англия пришла к наемной армии веком ранее. При этом сам принцип вербовки охочих людей у противоборствующих сторон кардинально различался. Если на Туманном Альбионе действовала система контрактов, по которой вербовщик получал королевский патент на вербовку определенного числа наемников, то есть соглашение было трехсторонним и его подписывал каждый солдат лично, то во Франции процедура выглядела проще. Карл VII заключал контракт непосредственно с капитаном, у которого уже имелся сформированный отряд или, проще говоря, банда. Обязательства капитана проистекали из соображений политической лояльности или финансовой заинтересованности.


С одной стороны, проще было брать уже готовое, с другой из такой системы комплектования армии возникали и проблемы. Главной из них стали уже упоминавшиеся в XIII части «живодеры». Война обеспечила перепроизводство всяческих военных компаний, а также отдельных личностей, занятых военным ремеслом. Личности сбивались в стаи или присоединялись к уже существовавшим бандам. Падение спроса на их услуги в результате истощения военных бюджетов и падение интенсивности боевых действий оставила компании без работы. Образовались толпы хорошо вооруженных, знающих свое дело злых мужиков, которые ничего не умеют делать, кроме чем, грабить, убивать и любить гусей. Собственно, три обозначенных умения они демонстрировали и в качестве солдат Карла VII, так как это была основная практика ведения боевых действий Столетней войны. Но одно дело, когда она применяется против территорий, занятых противником, другое — против твоих собственных владений. Оставшиеся без заказов компании начали не на шутку шалить на французских землях и их действия привели к настоящей гуманитарной катастрофе. Неподконтрольных даже королю живодеров требовалось либо поставить под контроль, либо истребить. А это можно было сделать, только имея внушительную альтернативную силу.


Еще одним недостатком наемных компаний было то, что они были связаны с королем только краткосрочным контрактом. Это не позволяло планировать длительных операций, а в случае непоступления оплаты наемники легко могли сделать ручкой в сторону своего нанимателя и уйти. Так уже случилось при осаде Орлеана, когда не получившие вовремя жалование наемники покинули крепость, что чуть было не привело к ее сдаче. Также капитаны наемников могли проигнорировать предложение поучаствовать в военном предприятии, сославшись на то, что грабить безоружных крестьян и бюргеров не в пример выгоднее и безопаснее. Не надо думать, что наемная армия была неэффективной, даже с такой организацией столетнюю войну удалось довести практически до победы. Но Карла VII не могло устраивать непостоянство наемных капитанов и недолговечность их обязательств.


Наконец, еще сражаясь с англичанами, Карл VII взял курс на централизацию своей власти и ему требовалось, чтобы желательно все военные силы в государстве подчинялись лично ему. До настоящего момента нанимать компании для королевского войска или собирать собственные отряды могли многочисленные соратники-вассалы, что препятствовало концентрации власти.

Таким образом, необходим был ответ на три представленных вызова. Со схожими проблемами рано или поздно сталкивались многие государства, совершающие переход от Средневековья к Новому Времени. В частности, постоянно воевавшие между собой итальянские государства сначала подсели на иглу наемных войск, а к середине XV в. вынуждены были искать способы повышения надежности и устойчивости контрактных отношений. Так появилась итальянская кондотта, ставшая близкой родственницей ордонансовых рот.


Появление ордонансовых рот


Выработка достойного решения обозначенных выше проблем происходила пошагово, с учетом веяний времени и иностранного опыта.


В 1439 г. на королевском совете, происходившем в Орлеане, слово взял Жак Кёр. Для борьбы с a «живодерами» он предложил лично профинансировать формирование ряда наемных королевских рот. Набрать личный состав этих подразделений предполагалось очень просто — предложив зарплату наиболее умелым наемникам.С этого момента начинается история того, что получило известность как ордонансовые роты. Кёр не был представителем знати и даже дворянином. Он был финансистом — крупным буржским буржуа, ростовщиком, купцом. На операциях в Леванте он сколотил крупное состояние, а теща Карла VII Иоланда Арагонская сумела вовремя навести связи с этим влиятельным человеком и представить его ко двору.

Столетняя война: Ордонансовые роты Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост

Жак Кёр, портрет XV в. Худ. Жан Фуке


Именно Кёра наравне с Карлом VII можно будет назвать отцом регулярной армии. То, что на такую роль претендует финансист, а не военачальник нет ничего удивительного, так создание постоянного войска — это прежде всего вопрос государственных средств и экономического базиса. Углубиться в дебри и выяснить, как влияет урожайность сельскохозяйственных культур на возможность содержать войско постоянной боевой готовности у нас вряд ли получится, но зависимость способа формирования армии от состояния налоговой системы прослеживается хорошо. Понятно, что война — затратное дело. Те же самые походы Эдуарда III занимали короткие периоды между выделением субсидий Парламентом и наступлением холодов. Средневековая армия собиралась на короткий срок, похода, а затем распускалась. Это касалось и феодального ополчения и набора наемников.


С одной стороны, средневековые капании были скоротечны. С другой, в походе войска живут в поле, а некоторые еще и на подножном корму. При содержании постоянной армии войска надо кормить и обеспечивать жильем в мирное время, которое длится всяко дольше войны, при этом непосредственной пользы солдаты не приносят. Соответственно, возникает потребность в существовании стабильного источника финансирования таких расходов. Для того, чтобы иметь возможность содержать регулярную армию необходимо иметь стабильную налоговую систему, обеспечивающую стабильные поступления в казну. Создание ордонансовых рот стало не только военной, но и налоговой реформой. И для проведения как раз и потребовался опытный в финансовых вопросах человек.


Изначально финансирование военных предприятий во Франции обеспечивалось с помощью косвенного эда — фактически налога с продаж, который взимался в виде доли от торговых сделок. Эд устанавливался с согласия Штатов как чрезвычайная мера перед каждым новым походом. Непрекращающиеся кампании 1430-х гг. сделали его практически регулярным. Первоначально именно эд планировалось закрепить как источник финансирования постоянной армии. Однако в итоге таким налогом стала талья — обязательный платеж с недвижимого имущества и земли, отличавшийся большей устойчивостью своей базы и охватом. По ордонансу 1439 г. талья объявлялась регулярной, для нее устанавливался налоговый период и сумма, которую должны взыскать с определенной территории фискальные органы. Налогоплательщиками объявлялись все жители страны, за исключением духовенства, высшего дворянства и студентов. Естественно, учреждение регулярного налога требовало и реформирования фискальной службы.


Чтобы компенсировать возросшее налоговое бремя и оживить экономику, Карл VII провозгласил ряд налоговых льгот или налоговых каникул по другим платежам в казну. Отменялись сборы за проезд по мостам, от налогов освобождались беженцы из Нормандии, жители обезлюдевших городов и др.


Разобравшись с экономической составляющей, перейдем к тому, ради чего собрались — военной истории. Реформа армии, как было указано выше, началась с 1439 г. Результатом королевского совета и заседания Штатов стало провозглашение королевского ордонанса 1439 г. (от франц. «ordonnance» — «указ», но не «приказ»). Согласно нему наиболее боеспособные и лояльные компании наемников закреплялись в приграничных городах. Они должны были подчиняться лично королю, а в замен получать жалование. Остальные отряды наемников подлежали роспуску, в том числе принудительному. По феодальным меркам уже это было неслыханным проявлением королевского авторитаризма, но напуганные «мясниками» Генеральные Штаты утвердили документ. Фактически, он пока не вводил ничего нового — это было возвращение к начинаниям Карла V — мудрого королевского деда, чуть было не выигравшего Столетнюю войну еще в 1370-е гг.


Ордонанс 1444 г. остался неудачным, а основополагающим стал ордонанс 1445 года. Он готовился в обстановке секретности. Заранее были выбраны наиболее верные и способные капитаны для пятнадцати ордонансовых рот. Это уже было совершенно новое и не имеющие аналогов решение. Рота представляла из себя подразделение смешанного состава общей численностью шестьсот человек. Таким образом, в регулярную армию входило 9 тыс. воинов (рыцарей, лучников и слуг), позднее число рот доведут до 20, а их штат до 12 тыс. чел. Не только капитаны, но и рядовой личный состав рот приносил присягу королю и подчинялся именно ему и никому более. Службу они должны нести постоянно, не прерываясь, не покидая расположение гарнизона. За это им вылечивалось регулярное строго фиксированное жалование. Жалование было велико, что делало королевскую службу выгодной и престижной.


Помимо учреждения рот, ордонанс серьезно ограничивал права дворянства. Отныне им запрещалось иметь собственные наемные отряды, под страхом конфискации владений покидать страну для несанкционированного сверху участия в конфликтах за рубежом. Частные войны запрещались, монополия на ведение войны оставалась только у короля.


В состав ордонансовых рот должны были войти лучшие из лучших наемников и их капитанов: маршалы Франции Андре де Лозак и Филипп де Кюлан, соратники Жанны д'Арк Потон де Сентрай, Оливье де Коэтиви, Шарль де Кюлан, новые лица вроде Жоашена Руо и Тристана Отшельника и др. Должность капитана роты обеспечивала хорошую военную и политическую карьеру. Не вошедшие в состав ордонанса банды наемником подлежали роспуску и преследованию. Он должны были сложить оружие, вернуться к мирной жизни и ждать своего вызова в арьербан.


Уже достаточно мягкие условия ордонанса 1439 г. вызвали резонные опасения у высшей французской аристократии, вылившиеся в Прагерию (провалившийся мятеж, о котором вы можете прочитать в ч. XIII). А от ордонанса 1445 г. оставалось только скрежетать зубами. Негодовала и прогрессивная общественность, узревшая в создании регулярной королевской армии признаки наступления тирании на феодальный либерализм и демократию:

«С незапамятных времен французское королевство содержало традиционную армию впечатляющей величины: она состояла из знатных людей королевства. Всякий раз, когда король требовал от них службы, он собирал из знати войско более, чем в 50000 всадников, не считая несметного числа пехотинцев, которых он мог набрать при необходимости. Благосостояние государства, как кажется, не таково, чтобы в дополнение к этой обычной армии, в которую которой народ вносит свой вклад налогами и традиционной службой, вербовалась другая наемная армия, которая состояла бы на жаловании и получала бы обычную плату даже в мирное время, когда отсутствует угроза войны.. И таким образом французское королевство, некогда бывшее землей знати и свободы, под предлогом необходимости содержать эту армию на королевском жалованье, было ввергнуто в пучину рабства, дани и насильственных взысканий…»

Епископ Тома Базен

В одном преподобный Базен был прав — налоговое бремя содержания армии было тяжелым.

Дабы не шокировать прогрессивную общественность окончательно, создание ордонансовых рот провозглашалось временной мерой, предпринятой на то время, пока враги угрожают Франции. Под врагами подразумевались «живодеры» и англичане. Таким образом был рожден исторический анекдот — первая регулярная армия Средневековой Европы не была таковой формально. Но, как мы знаем, не бывает ничего более постоянного, чем временное. Ордонансовые роты пережили не только победу в Столетней войне, но и просуществовали потом еще 200 лет, став одним из инструментов формирования абсолютной монархии.


Организация и структура ордонансовых рот


Тактической единицей ордонансовой роты являлось копье (франц. lances, ланс) — подразделение, включавшее шесть человек и шесть лошадей. Роль центральной фигуры в копье отводилась жандарму (латнику), он не обязательно должен был иметь рыцарское достоинство — важнее было обладание соответствующим конем, доспехами и вооружением, что позволяло ему выполнять свою функциональную роль на поле боя. Кроме того, в «классический» состав копья входили три лучника или арбалетчика, кутилье (оруженосец) и паж. Однако состав копья варьировался от роты к роте: число стрелков могло быть сокращено до двух, а освободившееся место занимал вооруженный слуга, роль кутилье мог занимать гвизарьмер — пехотинец, вооруженный гвизармой.


Таким образом, на поле боя копье могло выставить 3-5 комбанатнов: жандарма, 2-3 стрелков, функциональная роль кутилье не понятна, скорее всего он не был слугой, а выполнял роль легкой кавалерии. В появившихся в 1470-х гг. в Бургундии ордонансовых ротах кутилье — это однозначно легкий всадник, снабженный копьем, бригандинным доспехом и шлемом. Вооруженный слуга выполнял функции обслуживания, охраны и фуражировки.

Столетняя война: Ордонансовые роты Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост

По ордонансу 1445 г. полностью комплектная рота включала в себя 100 копий, то есть 600 человек. На практике, заявленная численность не достигалась: упоминаются подразделения, насчитывавшие 90 и даже 30 латников (общая численность 540 и 180 человек соответственно), кроме того, капитан имел некоторое число личной охраны. Командование ротой осуществлял капитан из дворянской знати, в его подчинении находились 1-2 заместителя (лейтенанта), пары знаменосцев-прапощиков-баннеретов-хорунжих (энсайнов, гидонов), осуществлявших передачу команд в бою, а также квартирмейстер.


Роль последнего была крайне важна — при переходе к постоянной армии остро встал вопрос расквартирования войска. Обычно, ордонансовая рота закреплялась за каким-то одним «добрым городом», который, конечно же был рад такому обстоятельству (нет). Учитывая сложность регулярного взимания налогов, рота ставилась там натурально в прокорм — для населения устанавливалась «талья на латников» частично в денежном, частично в натуральном выражении. Полученные средства было проще заплатить или употребить на месте, чем возить куда-либо. Выделяемое ежемесячное довольствие включало 15 франков в месяц на жандарма, его пажа, оруженосца и трех лошадей, а также 7,5 франков на каждого лучника с конем. Кроме того, роту должны были кормить и снабжать жильем. На то и на другое устанавливался строгий норматив и твердые закупочные цены.


Первоначально на копье полагалась комната с тремя кроватями (это значит, что кутилье и паж со слугой должны были ютиться под шконкой), кровати должны были ежемесячно снабжаться чистым глаженным бельем (это к вопросу о немытом средневековье). Сама рота никогда не стояла целиком в одном городе — она разбивалась на «банды» по 20-50 копий, которые квартировались в ближайших населенных пунктах. За численностью «банды» следили, чтобы если кто-то из буйных голов, входящих в ее состав, решился захватить квартируемую крепость, то сил для такого мероприятия у него бы не хватило.


Вопрос проживания и питания был настолько ключевым, что даже то слово, которое мы переводим как «рота» — «compagnie» буквально означало «сотрапезник», в переносном смысле «воинское братство».


Рота первоначально являлась не оперативной или тактической, а административной единицей. Использование из в бою качестве самостоятельного подразделения придет позже.


Несмотря, что бывшие наемники сводились в новые подразделения, их тактика в бою и оснащение оставались теми же, что применялись ранее. Благо сегодняшние «жандармы» были вчерашними «живодерами». Доспехи, лошадей, вооружение латник приобретал самостоятельно для себя, кутилье и слуг.


В бою тактика копья строилась вокруг применения копейного удара жандармов. Конные лучники спешивались и занимали позиции по флангам баталии. Относительно роли кутилье в ротах Карла VII мы знаем мало. Только примерно о ней можно судить по ордонансовым ротам другого правителя — Карла Смелого, которые будут сформированы тридцатью годами позднее. В них оруженосец станет всадником второй линии в шеренге, снабженным более легким бригандинным или кольчужным доспехом. Их задачей была поддержка жандармов в бою, фуражировка, проведение рейдов и разведок.


Лошадей и снаряжение для копья латник и лучники должны были обеспечивать самостоятельно. Как уже отмечалось, с точки зрения наступательного, либо оборонительного вооружения, ордонансовые роты ничем не отличались от современных им обычных рыцарей. Середина XV века — это эпоха повсеместного распространения пластинчатого доспеха. Хайтеком того периода считаются миланский и готический тип лат, естественно, помимо них встречались и старые образцы белого доспеха. В качестве защиты головы получает распространение салад, кроме него бикок и его логическое развите — армэ, сохраняются и гранд-бацинеты.

Столетняя война: Ордонансовые роты Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост
Столетняя война: Ордонансовые роты Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост
Столетняя война: Ордонансовые роты Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост
Столетняя война: Ордонансовые роты Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост
Столетняя война: Ордонансовые роты Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост

Роты «малого ордонанса», «вольные стрелки» и новое феодальное ополчение


Получив приемлемый результат при создании «больших» ордонансовых рот, Карл VII продолжил развивать систему. С 1450 г. появились так называемые роты «малого ордонанса». В них было меньше копий, которые при этом и сами являлись «неполноценными» — из четырех человек. Предназначением таких подразделений стало несение службы в гарнизонах, тогда как их «большие» родственники рассматривались в качестве ударной силы. Создание таких полурот по времени совпало с началом реконкисты Нормандии, соответственно, их предназначением стала охрана границ и удержание отвоеванных крепостей. Довольствие, выплачиваемое «малому ордонансу» было существенно меньшим, в сравнении с «большими» собратьями. По этой причине они, а также ввиду малой мобильности они получили название «солдаты на мертвом жаловании».


Первоначально состав копья в «малом ордонансе» включал четырех всадников: жандарма, двух лучников и пажей. Ввиду постоянного сокращения финансирования с 1452 г. лошади у лучников и слуги были упразднены, соответственно пропала необходимость обеспечивать их фуражом. По учреждаемому штату была установлена следующая численность этих рот:150 копий в Нормандии (с 1452 г.) и 300 копий в Гиени (с 1454 г.), то есть суммарно не более 1800 человек.


Разобравшись с конницей, Карл VII принялся за создание пехоты. На выходе он планировал получить большой резерв профессиональных иррегулярных пехотинцев. Ордонансами 1445, 1448, 1451 и 1455 гг. учреждались так называемые «вольные лучники» или «франк-аршеры» (frank-archers). Королевство было не в состоянии содержать помимо регулярной конницы еще и постоянную пехоту, поэтому их служба организовывалась на иных основаниях:

«Повелеваем, чтобы в каждом приходе королевства нашего был лучник, который будет там находиться и постоянно оставаться в снаряжении, подходящем и удобном, из салада, даги, меча, лука, колчана, жака или хука из бригандины, и будут они называться вольными лучниками (les francs archers). ... И будут они содержать вышеозначенное снаряжение и стрелять из лука и ходить в своем снаряжении во все праздники и нерабочие дни… служить нам всякий раз, когда мы от их потребуем, и им будем платить четыре франка на человека каждый месяц… Повелеваем, чтобы они, и каждый из них, были свободны и ничего не должными, и оных освобождаем от всех податей и прочих любых повинностей…

Столетняя война: Ордонансовые роты Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост

В городах и деревнях объявлялось, что определенная доля мужского населения (один человек на сто пятьдесят — восемьдесят очагов) может быть освобождена от налогов в обмен на поддержание постоянной боевой готовности. Таким образом планировалось в случае войны выставить 8 тыс. чел пехоты и иметь неисчерпаемый резерв на случай потерь. Фактически, это было повторением начинаний Карла V, который безуспешно пытался привить во Франции культуру владения луком. Обломаться пришлось не только деду, но и внуку. Ушлые французские бюргеры быстро просекли, что не платить налоги — это очень выгодно и в ряды «вольных лучников» стали записываться богатые купцы и состоятельные землевладельцы. Они каким-то образом находили общий язык с вербовщиками и в результате в королевскую армию оказались записаны кривые, косые, горбатые, древние старики и грудные младенцы. Никакой стрельбой из лука они, понятное дело, не занимались. Военные сборы воспринимались ими примерно так же, как современным резервистам — пикник без жен, детей и на свежем воздухе. Мотивация в бою у таких солдат являлась околонулевой, благодаря чему во французском фольклоре появился образ «Вольного лучника из Баньоле» — горе-вояки и хвастливого труса. Неэффективность мероприятия побудила уже Людовика XI в 1480 г. прикрыть лавочку и нанять нормальных пикинеров.

Столетняя война: Ордонансовые роты Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост

Несмотря на то, что по средневековым меркам ордонансовые роты представляли собой весьма и весьма внушительную силу, существовало понимание, что одних их для победы над англичанами будет недостаточно. Поэтому была проведена реформа феодального ополчения. В не сохранившемся до нашего времени ордонансе конца 1440-х гг. учреждались новые правила созыва дворян на службу. Отныне король призывал напрямую вассалов вассалов, для чего применялся весь бюрократический аппарат местных администраций. Срок призыва также увеличивался. Чтобы оказавшиеся на службе вояки не смотрели в лес, для них на время кампании устанавливалось жалование, аналогичное по размеру применявшемуся в ордонансовых ротах: 10-15 ливров в месяц на жандарма и 5-7,5 ливров на лучника. Как и ранее, являвшийся на службу должен был обладать своим конем и снаряжением. Если оно оказывалось недостаточным, то дворянин вместо латника определялся в стрелки. При этом хорошо вооруженный дворянин без рыцарского достоинства мог стать жандармом, а не имеющего необходимого имущества рыцаря определяли в стрелки.


Дворяне освобождались от налогов, зато были обязаны службой. Причитающаяся оплата представляла из себя очень хорошие деньги и теперь от желающих сложить голову за короля не было отбоя. Не менее ретивыми оказались и королевские бальи и прочие чиновники, выискивавшие уклонистов по темным французским углам. Они оказались настолько ретивыми, что к 1455 г. Карл сказал «горшочек, не вари!» и ограничил масштаб призыва.


Феодальное ополчение продолжало иметь большое значение в последних кампаниях Столетней войны, было бы ошибочным считать, что сражения в Нормандии и Гиени выиграла одна только регулярная армия. Однако проведенные военные реформы изменили костяк войска, сделав его гораздо более дисциплинированным и профессиональным.


Артиллерийская реформа


Когда говорят о битве при Кастийоне, то не забывают упомянуть, что оно было выиграно чудесной французской артиллерией. Может создаться впечатление, что это было некое ноу-хау своего времени или огнестрельного оружия не было у англичан. Понятно, что это не так. Просто на тот момент времени в распоряжении французов оказались лучшие орудия своего времени.

Технический и тактический прорыв, который совершила французская артиллерия в 1430-1450-х гг . связывают с именами братьев Жана и Гаспара Бюро, осуществивших еще одну значимую реформу.

Столетняя война: Ордонансовые роты Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост

Жан Бюро родился в семье зажиточного бюргера примерно в 1390-х гг., скорее всего адвоката, и вел мирную купеческую деятельность. Постепенно он стал понимать, что огнестрельное оружие— современный, инновационный и доходный бизнес, в котором не так много конкурентов. Жан начал развивать скилл, а в 1434 г. предложил свои услуги Карлу VII. Первоначально его назначили на должность сборщика налогов, но уже осада Монтеро в 1436 г. демонстрирует нам настоящие умения мастера — он командует артиллерией. в 1439 г. его уже объявляют Великим магистром артиллерии Франции. С 1440 г. он еще и королевский казначей. Жан Бюро участвовал в качестве командующего артиллерией и вольными стрелками во всех крупных сражениях завершающего этапа войны и был многократно награжден за заслуги.


Следом за собой Жан приводит и своего младшего брата — Гаспара. Братья много экспериментируют с порохом и орудиями. Одним из главных их ноу-хау становится облегчение конструкции ствола. До них он изготовлялся методом кузнечной сварки из скрепленных обручем полос металла. Бюро же переходят к тонкостенному бронзовому литью, что к тому же повысило надежность на разрыв. До этого стволы часто лопались при выстрелах, калеча или убивая прислугу, поэтому расчету перед стрельбой всячески рекомендовали причаститься и собороваться на всякий случай. Тот же факт, что братья Бюро не были убиты собственными конструкциями, выдает в них крайне квалифицированных или очень везучих специалистов.

Столетняя война: Ордонансовые роты Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост

Не менее важным стали изменения, вносимые в конструкции лафетов. Генуэзцем Луи Жирибо была предложена конструкция орудийной повозки, которой можно было маневрировать на поле боя. До этого ствол орудия неподвижно монтировался на древесно-земляной насыпи. Артиллерию «выгоняли в поле» и ранее, то теперь она стала эффективной и мобильной боевой единицей.


Полевому применению огнестрельного оружия послужило и изменение пропорций артиллерийского парка. Сохраняя в нем значительную долю бомбард для проведения осад, Жан Бюро расширил литье значительно более легких кульверин и серпентин, которые были более мобильны и предназначались для поражения живой силы.


Кульверины (они же ручницы, они же пищали, они же шланги) использовали уже достаточно давно в виде ручного или так сказать «станкового» огнестрельного оружия. Они переставляли собой кованный или литой ствол калибром 15-22 мм и длинной около 1 м, установленный на прямое ложе, имеющее «хвост» длиной еще 1 м, который уприали подмышкой, стрельба велась каменными или свинцовыми пулями, дульной энергии хватало для пробития с 25-30 м латного доспеха (если попадешь). Обслуживал кульверину расчет из двух человек. В зависимости от размера она устанавливалась либо на сошку, либо вбивалась хвостом в грунт.

Столетняя война: Ордонансовые роты Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост

Кульверины и кульверинеры.


А вот серпентины (от лат. serpento — «змея») были гораздо крупнее и представляли хайтек своего времени. Это уже были казнозарядные орудия длиной ствола около 2 м и калибром 2-8 фунтов, имеющие камору для метательного заряда, оснащенные колесным лафетом и секторным механизмом горизонтальной наводки.

Столетняя война: Ордонансовые роты Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост

Рибадекины представляли собой пакет из нескольких (шести) артиллерийских стволов малого калибра, установленных на один лафет. Применение многоствольного орудия позволяло компенсировать низкую скорострельность ранних огнестрельных образцов путем последовательной стрельбы из заранее заряженных стволов.


Помимо полевой артиллерии развивалась и осадная в виде бомбард и мортир, обладавшая большим калибром и меньшей мобильностью.

Столетняя война: Ордонансовые роты Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост

Французская артиллерия, сверху вниз:помощник приподнимает щит, защищающий лафет на открытой позиции; артиллерист готовится произвести выстрел из рибальдекина (многоствольного орудия); стрелок ведет огонь из кулверины (ручницы). Худ. А. МакБрайд из книги «Французская армия в Столетней войне»


Еще одним важным достижением братьев Бюро стала разработка новых пропорций пороховой смеси (6 ч. селитры, 1 ч. угля, 1 ч. серы), что в сочетании с применением металлических ядер позволило повысить дальность стрельбы. Железные ядра плотнее прилегали к стенкам канала орудия, что повышало КПД выстрела.


Не стоит думать, что Жан и Гаспар Бюро были исключительными гениями, в одиночку осуществлявшими один инновационный прорыв за другим. XV век — период интенсивного развития артиллерии, весьма активно применявшейся на полях сражений и при осадах. Заслуга братьев состояла в том, что они, используя массу своих и чужих наработок, сделали французскую артиллерию самой передовой на свой момент. А помимо реорганизации еще самостоятельно эффективно применили ее в сражениях.


Таким образом, превосходство в экономическом базисе, грамотно проведенная налоговая реформа позволили Карлу VII произвести всесторонние преобразования своей военной машины. До победы в Столетней войне оставался один последний рывок. Но в целом подобные реформы проводились с прицелом на будущее. Франция уже присматривалась к другим соседям, выясняя, есть ли у них чё. Начался курс на построение абсолютной монархии, который будет закончен Людовиком XI. Важнейший инструмент концентрации власти — монополизация аппарата принуждения. Были заложены предпосылки на основе которых военное дело перестанет быть сословно-феодальным, а превратиться в службу.


Непосредственным же итогом создания ордонансовых рот, реформы артиллерии и феодального ополчения стало то, что у Франции появилась сильная и передовая армия.


Оригинал: https://vk.com/wall-162479647_68549

Автор: Дмитрий Сувеев.

Живой список постов, разбитый по эпохам


Продолжение

Показать полностью 14
105

Столетняя война. Часть XIII. Глава 2 из 2: Париж возвращается королю

Автор: Дмитрий Сувеев.

Предыдущая часть: Столетняя война. Часть XIII. Глава 1 из 2: Аррасский мир

Первая часть: Столетняя война, часть 1.1: династические предпосылки конфликта


Осада Кале


Первоначально бургундцы рассчитывали на сохранение мирных отношений с Англией, но и рыбку съесть и на Эйфелеву башню не сесть не получилось. Англичане объявили о конфискации владений герцога бургундского, полученных им от Ланкастеров. Герцог Хамфри был назначен комендантом Кале и объявил о перехвате всех следующих через Ла-Манш бургундских кораблей. Кроме того, английские отряды совершили рейд по территории герцогства.


Кале и так являлся бельмом на глазу для Филиппа. С одной стороны он был крупным торговым портом, через который шла торговля шерстью фламандских городов, а значит — источником дохода. С другой стороны, Кале позволял контролировать судоходство по Ла-Маншу, а кроме того оставался рассадником пиратства, как и 90 лет назад. Филипп собрал совет фламандских городов, на котором объявил о походе против своего бывшего союзника. Якобы у него имелись наследственные права на Кале, которые попрали.


Поход, в основном силами ополчения фламандских городов, начали летом 1436 г. Первоначально были захвачены замки в окрестностях кале, 9 июля началась осада самого города. Два штурма, а также попытка морской блокады провалились. К 29 июля бургундцы получили известия о приближении деблокирующего отряда под командованием Хамфри Глостера и сняли осаду.

Столетняя война. Часть XIII. Глава 2 из 2: Париж возвращается королю Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Длиннопост

Осада Кале бургундцами. Миниатюра из «Вигилия на смерть Карла VII"


Это мероприятие, как ни странно, значительно ударило по карману герцогства, после него не предпринимавшего попыток масштабных антианглийских действий до перемирия 1439 г.


Осада Парижа


Захват Шартра, Ланьи и других городов позволил силам Карла VII приблизиться непосредственно к Парижу и контролировать поставки продовольствия в город. Отряды капитанов арманьяков грабили «английские» территории с французским населением. Что удивительно, последние возлагали вину в своих бедах на тяготы войны и разорение на англичан.


После заключения мира в Аррасе в Париже начали расти «прокарловские» настроения. Теперь «настоящими французами» именовались сторонники Валуа, а те, кто поддерживал англичан получили приставку «лже-». Опасаясь сдачи города, администрация развила репрессивные меры и требовала от всех поголовной присяги Генриху VI. Ситуация в бывшей столице осложнялась тем, что войска Карла VII и Филиппа Доброго организовали продовольственную блокаду города, что привело к резкому скачку цен.


В январе 1436 г. началась третья по счету кампания по захвату Парижа. Основной удар в Иль-де Франс наносили отряды де Ришмона, в Нормандии и Бретани отвлекать англичан должны были вспомогательные силы. Несмотря на провал второстепенных ударов, де Ришмону в течение января 1436 г. удалось захватить ключевые крепости вокруг столицы и теперь ей уже угрожало не подорожание продуктов, а самый настоящий голод. После этого Карл VII и Филипп Добрый совместно объявили амнистию для поддерживающих Англию парижан.


Выдвигаясь к Парижу, Артур де Ришмон не имел достаточно сил для осады крепости. Расчет строился на антианглийском заговоре и добровольной сдаче столицы.


В свою очередь, английская сторона попыталась усилить гарнизоны Парижа и Сен-Дени. В последнем 3 апреля при попытке изъятия королевских инсигний началось стихийное восстание и погромы против англичан. Де Ришмон подоспел как раз вовремя. Вечером 12 апреля он выдвинулся от Сен-Дени, чтобы к утру быть у стен Парижа.


Дело в том, что в ночь с 12 на 13 апреля за стенами бывшей французской столицы началось антианглийское восстание под руководством братьев де Лайе и губернатора Жана де Вилье. Горожане забрасывали солдат камнями и перегораживали улицы цепями, мешая перемещениям войск. Утром подошедшему де Ришмону сообщили, какие из ворот ему могут открыть заговорщики. Коннетабль и Бастард Орлеанский вошли в город с небольшим отрядом — основные силы, опасаясь разграбления Парижа, оставили под стенами. Часть английского гарнизона во главе Пьера Кошона забаррикадировалась в Бастилии. После переговоров их согласились отпустить за выкуп.


Под стенами стали бугртить отряды французских наемников, которых не пустили в город пограбить, теперь де Ришмон оказался окружен уже собственными войсками.


Город тем временем торжественно отмечал смену власти. Проводились парады и торжественные богослужения.


Через год в ноябре 1437 г. в Париж торжественно въехал Карл VII. Символически шествие было выстроено так, словно король только что возвратился после коронации из Реймса. Монарх объявил о повышении налогов и вскоре уехал. Жизнь горожан от смены власти не улучшилась — теперь столицу с севера блокировали уже англичане.

Столетняя война. Часть XIII. Глава 2 из 2: Париж возвращается королю Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Длиннопост

Карл VII вступает в Париж в 1437 г. Миниатюра из «Вигилия на смерть Карла VII"


Прагерия


Возвращение владений французской короны Карл VII сочетал с укреплением собственной власти и закручиванием гаек. Он начал наступление на права аристократии, которая почувствовала что завершение войны положит полный конец их феодальной вольнице. Учитывая, что победы в Столетней войне не были единоличным делом Карла VII, а достигались коллективными усилиями, аристократам стало очень и очень обидно.


От коллективного обсуждения недовольства к делу заговорщики перешли в 1439 г. после того, как Карл VII объявил о проведении реформы государственного аппарата, по которой многие наследственные должности заменялись назначаемыми. В числе заговорщиков числились герцог Жан Алансонский (тот самый большой друг Жанны д'Арк), граф Карл де Бурбон, граф Рене Анжуйский, выплывший из небытия Ла Тремуйль, даже Бастрад Орлеанский, получивший титул графа де Дуюнуа каким-то образом затесался в эту компанию. Главой мятежа было решено выбрать дофина Людовика, шестнадцатилетнего сына Карла VII, которому страстно хотелось наконец сесть порулить, а дорогой и любимый папа при этом никак не хотел умирать. Заговорщики намекали наследнику, что хотят, чтобы он занял королевский трон после отречения или стал регентом при смещенном монархе. Кроме того, герцог Алансонский связался со своими давними врагами-англичанами, чтобы те оказали военную помощь.


Центром восстания стал город Ньор. Само же выступление получило название Прагерия, что намекало на город Прагу и богомерзких еретиков-гуситов, которые чуть было не свергли императора Сигизмунда. Карл VII как бы намекал: «Это что, майдан? Хотите, шоб как в Богемии?»


Как ни странно, Карл VII не растерялся. Он направил письма «добрым городам», в которых излагал идеи, как он обустроит Францию, вот только задушит паразитов-повстанцев. Таким образом он определил базу своей социальной поддержки. В военном плане он решил опереться на капитанов, обязанных ему в силу назначения на должность: Артура де Ришмона, Потона де Сентрая и Рауля де Гокура. В марте 1440 г. король двинулся гонять повстанцев тряпками. Королевская армия оказалась сильнее, а желания воевать против короны и тем самым подходить под расстрельную статью у повстанцев не было. В течение двух месяцев мятежники сдавали замок за замком, потом начали капитулировать сами. Первым дрогнуло сердце у новоиспеченного графа Дюнуа ака Орлеанского Бастарда. Он был другом детства Карла VII и по уровню патриотизма колебался на шкале где-то рядом с Жанной д`Арк. За ним последовали другие. Был заключен мир, Прагерия провалилась.


Карл не стал активно карать влиятельных подданных: кого-то простил, кому-то пригрозил пальцем. Дофина Людовика отправили править в Дофине.

Столетняя война. Часть XIII. Глава 2 из 2: Париж возвращается королю Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Длиннопост

Прагерия. Миниатюра из «Вигилия на смерть Карла VII»


Прагерия не стала последним выступлением французской аристократии. Следующим организовать смуту попытался Карл Орлеанский, который находился в английском плену аж с 1415 г и битвы при Азенкуре. Герцог долго был разменной картой франко-английских отношений. На момент описываемых событий он стал старейшим представителем династии Валуа. Первый раз о Карле вспомнили и извлекли из пыльных лондонских застенков в 1433 г. Планировалось, что в обмен на свободу он должен был дать присягнуть Генриху VI, сдать Орлеан, а также уговорить остальных феодалов сделать то же самое. Второй раз о пленнике вспомнили в 1440 г. Он был выкуплен Филиппом Добрым. После этого бургундский герцог долго и тщательно занимался промывкой мозгов Карла.


Новый заговор 1442 г . предполагал заключение союза с Англией в обмен на защиту феодальных вольностей. Объявить о нем планировалось на съезде в Невере. По счастливой случайности при дворе Карла VII перехватили письмо со сведениями о предстоящем собрании. Король через графа Дюнуа объявил, что не возражает против его проведения, а потом взял, да прислал на него своих делегатов. Как вы понимаете, обсуждать союз с Англией в такой обстановке не получилось.


Кампании в Гиени и Иль-де-Франсе


Несмотря на сдачу Парижа, Карл VII так и не сделал город своей столицей. Причин тому было несколько. В сравнении с крепостями южной Франции, Париж оставался разоренным, теряющим население. С севера город блокировали англичане, порождая дороговизну и нехватку продовольствия. Для возвращения Парижу его старого статуса следовало произвести очистку земель от английских гарнизонов на дальних подступах к бывшей столице.


Французы начали движение по пути, по которому когда-то шел Генрих V. В 1438 г. были взяты Монтаржи, Шеврез, Дрё, Орвилль, Монтеро. В 1439 г. де Ришмон захватил и удержал Мо. Англичане отвечали контратаками: ими возвращены Лильбонн, Арфлер, Ивре.


Окончательно деблокировать Париж удалось только к 1441 г., когда были отбиты Бомон-ле-Роже, Крей, Понтуаз, что означало полный переход Иль-де-Фарнса под контроль Карла VII.

Следующей крупной кампанией французов должно было стать завоевание/освобождение Гиени. Местное население здесь поддерживало англичан, так как именно они являлись основными импортерами знаменитых бордосских вин, производившихся здесь.


Поводом для начала похода 1442 г. стало истечение срока вассальной присяги сеньора города Тартас перед англичанам. С целью укрепления своего авторитета после Прагерии Карл VII решил лично возглавить экспедицию. Первоначально для французов события развивались удачно, они захватили без боя Тартас, после него под контроль перешли Сент-Север , Дакс , Ла-Реоль. Однако осада самого Бордо вновь оказалась неудачной — не имелось достаточного количества сил для блокады города.


В Нормандии в это время действовал дофин Людовик, которому также не удалось достигнуть значимых результатов. Военные действия приостановились.


«Живодеры»


Приостановка военных действий вновь актуализировала старую средневековую проблему: на дорогах страны вновь появились сплоченные группы вооруженных и одоспешенных мужиков, которые ничего не умели, кроме как воевать и которым было нечем себя занять. Средневековое ПТСР проявлялось в форме сбивания в банды, в грабеже местного населения и мародерстве. Оставшиеся без заказов наемники начали терроризировать Францию, они осаждали и грабили целые города, не говоря о деревнях. От населения они получили название «Живодеры». Живодеры проявляли себя и раньше, но если тогда они от имени Карла VII нападали на английские территории, то теперь они творили зверства без пользы для великого дела.


Бандами рутьеров могли быть и вполне солидные отряды, по какой-то причине не завербованные для военных походов. Какой-нибудь капитан мог служить полгода королю по контракту, а оставшиеся шесть месяцев заниматься рэкетом и грабежом.


Первое появление живодеров приходилось на 1430 г., а к 1440-м гг. они стали значимым бедствием. Рутьеры обкладывали данью целые города, отказывавшееся платить население истребляли. Дошло до того, что один небольшой отряд «живодеров» ворвался в Париж и разорил целый квартал.


Творящаяся вакханалия начала влиять уже на демографию в стране. Многие области обезлюдели, население бежало из Франции в более спокойные места. При этом мигрировали и «живодеры», забираясь, например, в Кастилию.


Вопрос утилизации данного человеческого материала стал как нельзя актуальным. Во-первых, часть капитанов с отрядами попытались зачислить в состав создаваемых ордонансовых рот (что это такое мы расскажем в XIV части). Во-вторых, вспомнили лайфхак Карла V мудрого и решили послать их воевать далеко, да так чтобы назад они не вернулись. Случай вскоре подвернулся: швейцарцы опять начали воевать между собой, в конфликт оказался втянут император Священной Римской Империи Фридрих III. Он-то и обратился за помощью к Карлу VII. Карл с радостью послал на подмогу армию в 20 тыс. «живодеров» (по данным хронистов) и сынка Людовика в придачу. В состоявшемся сражении при Санкт-Якобе таки удалось отправить в Вальхаллу 2-4 тыс. рутьеров в обмен на 1,5 тыс. швейцарцев, но проблему это не решало.

Таким образом, Франции требовался мир с Англией для наведения внутреннего порядка.


Перемирие в Туре


К заключению мира Англию толкало экономическое разорение, тянувшее за собой утрату военного потенциала. Перед ней встала реальная угроза утраты Нормандии и Аквитании. Экономическое истощение Франции было не меньшим. При этом на Карла VII давили внутриполитические факторы. Нужно было что-то делать с распоясавшимися «живодерами». Кроме того, опасаясь потери своего феодального веса, заключения мира требовала участвовавшая в Прагерии знать.


Первые попытки переговоров начались в 1439 г. Первоначально англичане в качестве условий мира повторяли старую песню, когда-то напетую ими в Аррасе, но их теперь никто не хотел слушать.


16 апреля 1444 г. в пригороде Тура началась мирная конференция. Ее целью было заключение окончательного мира. Англичан представлял граф Саффолк (тот самый, которого взяла в плен Жанна д`Арк). На этот раз их требования были скромнее. Они ограничивались признанием суверенитета Генриха VI над Нормандией и Гиенью. Карла VII никто уже не называл узурпатором и самозванцем, он стал «милым дядей» английского короля. Фактически, это означало признание.


Но на этих переговорах с позиции силы уже разговаривала Франция. Глава делегации Пьер де Брезе потребовал сохранения части названных территорией за Генрихом VI на условиях оммажа Карлу, на что англичане не согласились.


Поэтому итогом вместо мира стало заключение перемирия сроком на 22 месяца. В его подкрепление заключался брак между Генрихом VI и Маргаритой Анжуйской — племянницей Карла VI и внучкой Иоланды Арагонской.

Столетняя война. Часть XIII. Глава 2 из 2: Париж возвращается королю Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Длиннопост

Свадьба Генриха VI и Маргариты Анжуйской. Миниатюра из «Вигилия на смерть короля Карла VII»


Перемирие наступало с 1 июня 1444 г. и распространялось не только на англичан и французов, но и на их союзников: Кастилию, Арагон, Португалию, Неаполь и др. В 1445 г. оно было продлено еще на 6 лет на условиях передачи французам провинции Мэн. Английские феодалы отказались покидать эту территорию, что чуть было не привело к возобновлению войны.


Турское перемирие стало последним дипломатическим мероприятием Столетней войны. Полученную передышку каждая из стран использовала по-разному. Английский король, по-видимому, унаследовал умственную отсталость от деда, что дало возможность возвыситься и начать борьбу за власть в стране местным аристократам. Англия ослабевала. Карл VII же начал масштабную военную реформу, целью которой стало полное возвращение территорий Франции под власть его короны.


Столетняя война возобновится в 1449 г., когда начнутся две последних победоносных французских кампании.


Оригинал: https://vk.com/wall-162479647_62306

Автор: Дмитрий Сувеев.

Живой список постов, разбитый по эпохам


А ещё вы можете поддержать нас рублём, за что мы будем вам благодарны.

Яндекс Деньги: 410016237363870

Сбер: 4274 3200 5285 2137

Тут можно почитать подробнее

При переводе делайте пометку "С Пикабу от ...", чтобы мы понимали, на что перевод. Спасибо!

Продолжение: Столетняя война: Ордонансовые роты

Показать полностью 4
169

Столетняя война. Часть XII: Орлеанский перелом. Глава 2 из 2

Автор: Дмитрий Сувеев.

Предыдущая часть: Столетняя война. Часть XII: Орлеанский перелом. Глава 1 из 2

Первая часть: Столетняя война, часть 1.1: династические предпосылки конфликта


Возвращение контроля над долиной Луары


После отступления англичан, дофинисты задумались над возвращением долины Луары под свой контроль. Выполнить эту операцию должен был герцог Алансонский. В компании с Жанной 10 июня он появился у стен крепости Жаржо. Город имел мощные укрепления, на взятие которых могло потребоваться большое время. Командовал обороной сам граф Суффолк.


Герцог в наибольшей степени из всех французских командиров находился под влиянием Орлеанской Девы и послушал ее совета атаковать крепость с марша. Кавалерийской атакой были захвачены пригороды и городской мост, но застигнуть англичан врасплох и попасть за стены не удалось. Наоборот, французы угодили под контратаку.


11 июня Жанна предприняла попытку переговоров, потребовав безоговорочной сдачи. Требования не подействовали, но и оскорблений больше никто не выкрикивал. Началась артиллерийская дуэль, в ходе которой из бомбарды был разрушен донжон Жаржо.


12 июня Суффолк обратился с предложением о сдаче, но почему-то к Ла Иру. Герцога Алансонского возмутило такое нарушение субординации и он приказал снова начать штурм. На этот раз все прошло успешно: крепость былая взята. Один из братьев Суффолка погиб, второй попа в плен. Когда самого графа окружили противники он был очень оскорблен тем, что среди них нет ни одного дворянина. Поэтому Суффолку срочно пришлось произвести своих противников в рыцари, а уже потом сдаться в плен.

Столетняя война. Часть XII: Орлеанский перелом. Глава 2 из 2 Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Длиннопост

Осада Жаржо. Миниатюра из «Вигилия на смерть Карла VII"


16 июня настало время очередной крепости — Божанси. Но на этот раз французов ждал неприятный сюрприз.


Потерпев поражение под стенами Орлеана , Джон Тальбот оставил войска и с криками «Все пропало, шеф!» последовал в Париж. Там он получил хорошую взбучку от Бедфорда и был отправлен вместе с отрядом под командованием Джона Фальстофа исправлять ситуацию. В войске на этот раз насчитывалось около 3-4 тыс. английских голов, собранных, надо сказать, с бору по сосенке. Для формирования отряда лучники и латники выдергивались из нормандских гарнизонов и качество этого контингента было соответствующим.


17 июня войско Фальстофа оказалось под стенами Божанси.


К французам тоже прибыло подкрепление. 1200 бретонцев совершенно неожиданно для всех привел опальный коннетабль Артур де Ришмон. Это было полной неожиданностью, имея в виду конфликт бретонца с дофином. Однако де Ришмон заявил, что пришел сражаться за правое дело с целью загладить перед Карлом обиду.


Как и под стенами Орлеана, две армии выстроились для битвы, до сумерек поиграли в гляделки, после чего Фальстоф приказал отступать.


По свидетельствам современника Ангеррана де Монстреле, достаточно скептически относившегося к Жанне, Фальстоф увидел, что все английские достижения были сведены на нет славой Жанны и сил разбить ее войско у него не имеется.


18 июня гарнизон скрытно покинул Божанси и, соединившись с прибывшим из Парижа подкреплением, стал отступать.


Битва при Пате


Войско Тальбота и Фальстофа стало отступать по старой римской дороге. После соединения с гарнизоном Божанси в нем насчитывалось 4-5 тыс чел., плюс имелся крупный обоз.


Французы на этот раз не имели численного превосходства — в распоряжении герцога Алансонского и де Ришмона находилось 1,5 тыс рыцарей (точнее латников-жандармов). Несмотря на это они решили организовать преследование. Расчет строился на том, чтобы не дать англичанам занять сильную позицию и повторить успех сами знаете каких битв.

Дальше описания сражения 16 июня в деталях обнаруживают различия.


Погоня длилась недолго — около четырех часов. Преследуемые вскоре поняли, что оторваться им не удастся и начали готовиться к бою на более-менее удобной позиции близ деревни Пате. Так остается неясным, целиком ли не выстроились англичане или дело касалось только лучников.


Последние по легенде увидели выбежавшего из леса оленя и начали с криками пытаться его загнать, чем обнаружили себя для французского авангарда. Дальше описание событий битвы при Пате расходится, а от этого зависит, кому из французских командиров припаивать звездочку на наплечник.


Английские лучники не смогли качественно выстроить горожу из деревянных кольев, так как земля была твердой от засухи и палки в нее не втыкались. А дальше то ли малочисленный авангард под командованием Ла Ира стремительной атакой в лоб разметал сначала лучников, а затем обратил остальных англичан в бегство, то ли все было более развернуто.


По другой версии, авангард все же дождался подхода герцога Алансонского и де Ришмона. Поняв, что атаковать в лоб не получится, конница совершила невиданное — маневр и обошла противника с фланга. А дальше все то же самое: бегство Фальстофа, который подставил тем самым Тальбота, плен Тальбота, избиение бегущих,победа.

Столетняя война. Часть XII: Орлеанский перелом. Глава 2 из 2 Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Длиннопост

Потон де Сентрай в битве при Пате. Картина Грэма Тернера


Жанна к сражению не успела, но из пропагандистских целей победа была приписана ей.


В итоге получился Азенкур наоборот: меньшие силы французов наголову разбили недисциплинированных англичан. При незначительных потерях со стороны атаковавших войско Фальстофа потеряло половину убитыми, пленными и дезертировавшими. Сам «Бич Франции» сверкал пятками аж до самого Парижа, где был лишен «Ордена Подвязки» и попал в опалу.


Получилось, что у Бедфорда до осады Орлеана была армия, а после она бесследно исчезла и новую взять было неоткуда. Осада выжала казну регента до копейки, заложить пришлось даже дворцовую посуду. Наиболее талантливые командиры были либо убиты (Солсбери, Гласдейл), либо попали в плен (Саффолк, Тальбот). Ситуация после поражения при Вернёе повторилась как в зеркале, но уже для другой стороны. Но если у дофинистов имелись силы, чтобы восстановиться, Бедфорду взять ресурсы было неоткуда.


Коронация Карла VII


В планы французов входило продолжение кампании, начатой под Орлеаном. Осторожный Карл считал, что пока у него недостаточно сил для взятия крупных городов, типа Парижа. Жанна настаивала на взятии Реймса и коронации в нем. По правде сказать, Карл и сам не раз уже туда стремился, но не получалось.


Неожиданно слава Жанны и изменившийся расклад сил изменили вектор симпатий горожан крепостей Шампани. По мере следования войск дофинистов крепости бескровно переходили на сторону Карла.


1 июля о своем нейтралитете объявил Оскер, 10 июля сдался Труа, в котором был подписан знаменитый договор, 14 июля — Шалон, а 16 — сам Реймс. Получилось, что тот город, куда дофинисты-арманьяки уже два раза безуспешно пытались пробиться, пролив немало крови, сдался им абсолютно бесплатно, то есть даром.


Не откладывая в долгий ящик, 17 июля 1429 г. провели коронацию Карла VII. Церемония была не пышной, из-за обстоятельств во многом отклонялась от заведенных канонов: светских пэров заменяли соратники Карла, из духовных пэров присутствовали только трое, знамя держала Жанна. Королевские инсигнии: корону, скипетр, державу — не доставили из Сен-Дени по понятным причинам. Венчал на царство, правда, настоящий архиепископ.

Столетняя война. Часть XII: Орлеанский перелом. Глава 2 из 2 Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Длиннопост

Коронация Карла VII глазами разных художников

Столетняя война. Часть XII: Орлеанский перелом. Глава 2 из 2 Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Длиннопост
Столетняя война. Часть XII: Орлеанский перелом. Глава 2 из 2 Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Длиннопост
Столетняя война. Часть XII: Орлеанский перелом. Глава 2 из 2 Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Длиннопост

Но для людей того времени, четко связывавших ритуал и власть, этого было достаточно. Теперь полностью настоящим и законным королем Франции становился Карл VII Валуа, а в Лондоне и Париже сидели люди, говорившие от не пойми кого по имени Генрих. Учитывая поведение оккупационных войск, французы приняли такую аргументацию на ура.


Осада Парижа


Опасения о том, что французы двинутся на Париж родились у Бедфорда еще до коронации Карла в Реймсе.


Французская столица являлась крупнейшим городом страны, ее население с начала XV в. сократилось с 200 до 80 тыс. чел., что все равно позволяло сохранить пальму первенства. Если крепостные стены Орлеана были одними из лучших во Франции, то в Париже они были самыми лучшими и самыми мощными. Они были двойными, высотой 9 метров, пространство между ними заполнял бутовый камень.

Столетняя война. Часть XII: Орлеанский перелом. Глава 2 из 2 Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Длиннопост

Парижские укрепления. Фрагмент миниатюры из «Великолепного часослова Жана Беррийского»


Рассчитывать взять такую крепость было очень самонадеяно. Возможно, французы рассчитывали на диверсию со стороны своих агентов, моральный надлом горожан или очередное чудо Жанны.


Каждый из вариантов имел право на жизнь: незадолго до того в столице был раскрыт заговор арманьяков. Под влиянием слухов о подвигах Орлеанской Девы в городе царила паника, горожане готовились к сдаче и последующему за ней грабежу: запрятывали клады, запасались продовольствием.


При дворе Карла VII после коронации образовалось две партии: «партия войны» во главе с Жанной и Дюнуа и «партия мира», возглавляемая Ла Тремуйлем. Первые настаивали на атаке на Париж, вторые — на переговорах. Позиция «голубей» была усилена предложением от Филиппа Бургундского о перемирии. Карл охотно пошел на него, но получив сведения о прибытии в Париж 3500 английских лучников из Кале, французский король почувствовал себя обманутым и продолжил наступление. Его армия двигалась медленно, неуверенно, зигзагами.


Бедфорд решил не доводить дело до осады и вызвал Карла VII в оскорбительной форме не генеральное сражение. Англичане возвели укрепленный лагерь близ аббатства Нотр-Дам-де-Виктуар и стали ждать. 13 августа 1429 г. войска французского короля подошли туда. В этот день состоялось несколько конных поединков, но на штурм лагеря французы не пошли, видимо, наконец поумнев после сами знаете каких битв. 15 августа французы, не сумев выманить англичан из лагеря, отошли. Бедфорду ни с чем пришлось возвращаться в Париж.


16 августа в адрес Карла VII явились тайно делегаты от Филиппа Доброго с предложением перемирия. Несмотря на усилия Бедфорда, сторонам удалось прийти к соглашению: с 28 августа вплоть до Рождества устанавливалось перемирие. Французы обязывались не вторгаться в англо-бургундские земли севернее Парижа, но сама столица от перемирия освобождалась.

В ответ Бедфорд предложил Филиппу Доброму взять Париж под свое управление, но герцог от сомнительной чести отказался.


23 августа отряд под командованием Жанны и герцога Алансонского занял Сен-Дени. Опасаясь плена, Бедфорд покинул столицу и перенес свой двор в Руан, который отныне стал главным городом Англо-Франции.


С точки зрения снабжения осада Парижа была подготовлена хорошо: имелось достаточно лестниц, фашин, артиллерии. Но не смотря на это, бои в окрестностях Сен-Дени показали, что с этой стороны город взять было невозможно и направление удара было перенесено.

Столетняя война. Часть XII: Орлеанский перелом. Глава 2 из 2 Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Длиннопост

Жанна д'Арк осаждает Париж


7 августа в Сен-Дени прибыл Карл VII. В это время Жанна приказала начать попытку штурма ворот Сен-Оноре на юго-западе столицы. 8 августа ее войскам удалось взять укрепления у стен, но форсирвоать ров они не смогли. Дева была ранена стрелой в бедро на берегу рва, ее паж и знаменосец убиты, но не смотря на это она продолжала требовать атаковать.


9 августа Жанна предприняла новую попытку штурма, но внезапно ей было обнаружено, что мост через Сену был разрушен по тайному приказу Карла VII, а вечером французский король приказал снять осаду и отступать, сославшись на соблюдение перемирия.


Понять логику Карла пытаются, указывая либо на желание избавиться от надоедливой фанатички, либо на интриги Ла Тремуйля, настаивавшего на немедленном заключении мира.


Таким образом, поражение Жанны под Парижем стало первым в долгой цепочке ее неудач. С этого момента ее отстранили от командования крупными силами. На протяжении конца осени-зимы она командовала небольшим отрядом, так и не добившимся хоть каких-то успехов. Можно сказать, что Жанну намеренно сливали, а можно, что эффект первых побед закончился, обнажив военное дилетантство девушки.


Осада Компьена


В марте 1430 г. появились сведения, что бургундцы решили вернуть контроль над Компьенью — городом, который в июле 1429 г. добровольно перешел на сторону Карла. На помощь коменданту крепости Гильому де Флави направили войска. Один из отрядов численностью в 300-400 человек по собственной инициативе собрала Жанна д`Арк. На тот момент она была отстранена от участия в крупных операциях и это можно воспринять как опалу.


14 мая девушка со своим войском прибыла в город, откуда направилась в рейд по окрестностям Компьена, намереваясь нарушить порядки бургундцев. Как и осада Парижа, вылазка протекала для Жанны неудачно: не удалось помочь Шуази, взять Суассон.


23 мая Жанна с отрядом появилась у бургундских позиций в Марньи. Бургундцы имели численное преимущество и успели подготовиться к бою. Французы начали отступать в Компьен, а Орлеанская Дева возглавила арьергард прикрытия. Основные силы успели вернуться в крепость, а перед носом самой д'Арк Гильом де Флави приказал опустить ворота.


После этого бургундец Лионель, бастард Вандомский, захватил Жанну в плен.

Столетняя война. Часть XII: Орлеанский перелом. Глава 2 из 2 Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Длиннопост

Пленение Жанны под Компьеном, гравюра XIX в.


Компьень продолжала обороняться, как ни в чем не бывало. Летом под стены города прибыл сам Филипп Добрый, а Бедфорд прислал отряд из 1-1,2 тыс лучников. Бургундцам удалось захватить ключевые укрепления вокруг города.


В октябре 1430 г. на помощь осажденным прибыл крупный отряд Жана де Буссака и Потона де Сентрайля. Воодушевившись этим 23 октября осажденные совершили вылазку и пошли на штурм бургундских бастид. Опасаясь окружения, в ночь с 25 на 26 октября осаждавшие в спешке покинули позиции, оставив массу трофеев.


Осада Компьена была снята.


Процесс Жанны д'Арк


Судьба захваченной в плен Жанны стала предметом жарких споров. Если для сторонников Карла она была святой, то англичане и бургундцы называли ее Орлеанской Ведьмой.


То, почему Карл VII устранился от ее спасения, является предметом специальной олимпиады в научных и публицистических кругах. Предлагали ли ему выплатить выкуп, почему он не попытался обменять Жанну на пленных Тольбота и Суффолка, которых позже обменяют на представителей французской знати, и т.д.?


Споры, о том, кому достанется Орлеанская дева шли и в англо-бургундских кругах. Парижский университет требовал выдать девушку на суд им, епархия Бовези в лице Пьера Кошона требовала судить ее у себя. Герцог Бургундский, будучи острожным человеком, на всякий случай устранился. Командовавший осадой Компьена, Жан Люксебургский, вышел на Бедфорда и предложил ему выкупить пленницу за 10 000 ливров — огромную сумму. Французский регент поднапрягся и изыскал средства — под такое дело Штаты Нормандии согласились вотировать средства.


В Руане, где теперь находилась столица Английской Франции, 27 марта 1431 г. начался процесс с заранее предсказанным результатом. Его ход негласно контролировал Бедфорд. Целью судебного процесса была дискредитация Жанны, а посредством этого — и политической роли Карла VII. В случае обоснования обвинений, получалось бы, что нового Валуа на трон возвела ведьма, еретичка и посланница дьявола. А хотите ли вы, дорогие французы, подчиняться ставленнику нечистой силы?


Процесс со стороны должен был выглядеть беспристрастным, но не повезло уже с судьями: их возглавлял Пьер Кошон, изгнанный арманьяками, то есть заинтересованное лицо. Был собран широкий штат теологическо-юридических работников. Показания Жанны записывали в форме изложения и отвозили на анализ в Парижский университет. Эксперты насчитали аж 12 признаков ереси, идолопоклонничества, легковерности и прочего.


23 мая Кошон добился сделки со следствием, по которой безграмотная Жанна расписалась в некой бумаге. Как оказалось — акте раскаяния. 28 мая она вновь явилась на процесс, одетая в мужскую одежду. Вроде как, это было подстроено англичанами. Такое поведение истолковали как повторное впадение в ересь и передали Жанну мирскому суду.


Процесс светских властей был коротким: он начался 30 мая, а 7 июня Жанну уже сожгли на костре.

Столетняя война. Часть XII: Орлеанский перелом. Глава 2 из 2 Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Длиннопост

Казнь Жанны д`Арк. Миниатюра из «Вигилия на смерть Карла VII"


Политический эффект от казни получился минимальным и его можно было использовать только для внутреннего пользования. Например, венецианский хронист Антонио Морозини замечал, что казнь Жанны является актом мести успешному полководцу. Папа Римский отказался от поддержки процесса, предложив англо-французам разбираться самим.


Теоретически, саботировать процесс мог Карл VII, воспользовавшись правом пересмотра в вышестоящей инстанции, тем более, что карманный архиепископ у него был. Но почему-то доказывать несостоятельность приговора он предпочел уже после казни и дипломатическими средствами.


Победа под Орлеаном, Пате, коронация Карла VII значительно усилили позиции французских сил, сделав их лидерами в борьбе за освобождение страны. Все эти события стали переломным моментом «Столетки», но об окончательной победе было говорить еще рано. Пока еще не шло речи о том, что англичан надо было просто добивать, пока еще с ними надо было сражаться. Безусловно Жанна сыграла значимую роль в этом периоде. Но о том, что победу принесло божественное заступничество или некий «народный гнев» в лице простой крестьянки говорить нельзя.


Поражение Англии обеспечивали процессы, протекавшие на протяжении всего двадцатого десятилетия пятнадцатого века. Постоянные сражения, стычки, осады, партизанская война, внутриполитические противоречия подтачивали Англо-Францию изнутри. Англичане не смогли закончить войну на сокрушение, а в войне на истощение они не имели шансов.


Оригинал: https://vk.com/wall-162479647_57215

Автор: Дмитрий Сувеев.

Живой список постов, разбитый по эпохам\


Продолжение: Столетняя война. Часть XIII. Глава 1 из 2: Аррасский мир


А ещё вы можете поддержать нас рублём, за что мы будем вам благодарны.

Яндекс Деньги: 410016237363870

Сбер: 4274 3200 5285 2137

Тут можно почитать подробнее

При переводе делайте пометку "С Пикабу от ...", чтобы мы понимали, на что перевод. Спасибо!

Показать полностью 10
82

Мифы «Титаника». Фильм 1997 года стоил больше, чем сам корабль

Мифы «Титаника». Фильм 1997 года стоил больше, чем сам корабль Титаник, Факты, Мифы, Разоблачение, Интересное, История, Текст

Этот факт, наверное, самый часто встречающийся и, как может показаться, самый правдоподобный из всех остальных.


Как вы возможно знаете, бюджет фильма 1997 года составил $200 млн. На постройку корабля в 1912 году компания «White Star Line» потратила $7,3 млн. При переводе на современные деньги учитывают инфляцию и курс доллара и называют сумму равной около $150 млн. Однако это неверно, так как поменялся не только курс, но и многое другое, например, зарплата рабочего или стоимость материалов. Следовательно, при пересчете следует использовать универсальный показатель, который является главным ориентиром определения стоимости – золото.


Итак, вес золота измеряется в унциях. В 1912 году одна унция равнялась $20,67. Следовательно, на строительство «Титаника» было потрачено 353 169 унции. Теперь умножаем эту цифру на текущий курс унции ($1200) и получаем $423 802 800. Однако, и это еще не все. Согласно подсчетам известного эксперта по рынку золота Джеймса Терка, с 1912 года покупательская способность золота по разным причинам уменьшилась в целых 4 раза. Следовательно, 4 * 423 802 800 = $1,7 млрд.


К слову, сегодняшние флагманы Royal Caribbean, крупнейшие пассажирские суда класса «Оазис», обходятся как раз в среднем в $1,5 млрд каждое.

При написании поста использованы материалы:

Группы «Лайнер-Легенда Титаник»: https://vk.com/titanic_society

Историко-Исследовательского Сообщества «Титаника» (ИИСТ): https://titanicsociety.ru/

Показать полностью
102

Мифы «Титаника». Угол наклона перед разломом был 40 градусов

Мифы «Титаника». Угол наклона перед разломом был 40 градусов Титаник, Факты, Мифы, Разоблачение, Интересное, История, Текст

Кадр из фильма «Титаник» 1997 года


Очень зрелищно, не так ли? Лично у меня всегда дух захватывает, когда я это вижу. Никто не спорит, что это смотрится красиво. Но на деле, угол наклона, как оказывается был не таким большим и составлял всего лишь около 19-23 градусов. О том, что в фильме у Джеймса Кэмерона корма поднимается слишком высоко сказал… сам Джеймс Кэмерон в своем документальном фильме «Заключительное слово с Джеймсом Кэмероном». В нем он собрал всех ведущих экспертов по «Титанику». В результате основным подведением итогов в этом фильме стало развенчивание некоторых неточностей и новая анимация затопления. Возможно, вы ее уже видели.

Мифы «Титаника». Угол наклона перед разломом был 40 градусов Титаник, Факты, Мифы, Разоблачение, Интересное, История, Текст

Наиболее правдоподобное положение «Титаника» перед разломом


Эта анимация является результатом сложного компьютерного вычисления. В ней были исправлены недочеты первой анимации 1997 года. В частности, сам угол наклона. Также был добавлен крен на левый борт, который перед разломом составлял около 10 градусов. О его существовании в 1997 году знали, но добавлять в фильм не стали, посчитав, что так будет более безопасно.

При написании поста использованы материалы:

Группы «Лайнер-Легенда Титаник»: https://vk.com/titanic_society

Историко-Исследовательского Сообщества «Титаника» (ИИСТ): https://titanicsociety.ru/

184

Столетняя война. Часть XII: Орлеанский перелом. Глава 1 из 2

Автор: Дмитрий Сувеев.

Предыдущая часть: Столетняя война. Часть XI: Неустойчивое равновесие

Первая часть: Столетняя война, часть 1.1: династические предпосылки конфликта


Наконец настала пора рассказать о самом известном, самом мифологизированном и очень непродолжительном эпизоде Столетней войны. Он продлился всего около трех лет, но именно этот непродолжительный период сделал конфликт частью мирового культурного кода. Можно много говорить о том, что известны битвы при Креси, Пуатье, Азенкуре, Кастийоне, известность эта весьма специфична — круг любителей истории, а в школьные учебники и кругозор более-менее образованного человека вошла только Жанна. В этой статье попытаемся разобраться, что же происходило вокруг Орлеана, Пате, Реймса, других городов, а объяснения относительно личности героини дадим отдельно.


Зы. Если кто не понял, мы наконец добрались до Жанны д'Арк.


О планах кампании и состоянии сторон


К 1428 году изматывающее противостояние союза Англо-Франции и Бургундии против Буржского государства стало истощать силы обеих сторон конфликта. Как мы помним из предыдущей статьи, 1420-е гг стали периодом постоянных битв и осад. Потерпев поражение при Вернёе в 1424 г., а затем погрузившись во внутренние интриги, Буржское государство дофина Карла утратило наступательный потенциал, но еще вполне могло огрызаться, например, сняв осаду Монтражи в 1427 г. Англия, как казалось, сохраняла на континенте прежнее военное могущество, на деле это впечатление было обманчивым. Сказывались внутренние противоречия между Бедфордом, регентом Франции, и Глостером, регентом Англии, каждый из которых тянул одеяло на себя. Но кроме того оккупированная Нормандия работала, словно черная дыра, растворяя в себе финансы и гарнизоны. Обстановка требовала постоянно держать контингенты в оккупированных населенных пунктах. Английской администрации постоянно мерещились реальные или мнимые заговоры, а по дорогам шастали трудно отличимые друг от друга отряды партизан и банды бригандов. Мы уже писали в десятой части, что английская армия, расквартированная на севере Франции, разлагалась. Солдаты дезертировали, сбивались в банды, занимались рэкетом и грабежом и уклонялись от участия в боевых действиях. Получалось, что для участия непосредственно в походах требовалось вербовать новых бойцов в метрополии.


В это время вокруг дофина Карла по воле обстоятельств собиралась своя команда по спасению мира, в которую входили: неуверенный в себе лидер (Карл VII); его изобретательная теща (Иоланда Арагонская); парень, который пропадает неизвестно куда, а потом появляется в самый важный момент (Артур де Ришмон); парень, выкупленный из плена (Жан II Алансонский); благородный бастард (Жан Дюнуа, он же Жан Бастард Орлеанский); денежный мешок (Жак Кёр); отморозок-эксперт по оружию (Ла Гир); будущий предатель (Ла Тремуйль) и девушка, которая умрет первой (Жанна д'Арк). Формированию сплоченного коллектива, состоящего большей частью из молодежи, мешали постоянные придворные интриги и борьба за власть между Иоландой Арагонской и Ла Тремуйлем.


Чувствуя слабость буржского двора и нарастающий кризис в Нормандии герцог Бедфорд решает начать кампанию 1428 г. по захвату долины реки Луары — линии разграничения территорий, контролируемых англичанами и их союзниками с дофинистами. Здесь находилась цепочка крепостей, самой значимой из которых был Орлеан — город, построенный близ слияния Луары и Сенны. Он прикрывал дорогу вглубь страны, дальше не имевшей значимых укреплений.

Столетняя война. Часть XII: Орлеанский перелом. Глава 1 из 2 Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Жанна дАрк, Длиннопост

Бассейн Луары и Орлеан на карте Франции


Орлеан представлял из себя знаковый во многих отношениях город. Во-первых, он являлся крупным экономическим центром, богатым, зажиточным населенным пунктом, крупным по территории и населению. Во-вторых, это была непосредственная вотчина арманьяков. Город являлся столицей владений сына убитого Людовика Орлеанского, Карла, поэтому лояльность Орлеана по отношению к дофину не вызывала сомнений, здесь он мог найти надежную опору. В-третьих, город географически находился на реке Луаре, ставшей линией разграничения между воюющими сторонами. Шевоше англичан не заходили южнее. Орлеан лежал на пересечении торговых путей и открывал дорогу к крупнейшим центрам дофинистов: Буржу, Пуатье. Захватив Орлеан, англичане рано или поздно бы добрались и до туда, тогда как сам Карл оказался бы заперт в своих владениях и не мог проводить наступательных операций. Дофинисты могли рассчитывать на грамотную оборону и возможность перехода в контратаки.


Таким образом, осада Орлеана стала кульминационной точкой войны, начатой Генрихом V. Если бы французы терпели поражение, то Карл терял шансы на победу, его конец становился вопросом времени. Однако и англичане, осознавая они это или нет, в известной степени играли ва-банк, так как не могли в обозримом позволить себе сконцентрировать силы в случае поражения.


О городе-герое Орлеане


Отличительной особенностью Орлеанской осады является невероятно обширный круг дошедших до нас источников. Главным достоинством этих документов для нас является синхронность. Сохранился «Дневник Орлеанской осады» и «Хроники Девы», в которых буквально по дням подробно расписаны события, происходившие в городе, а также перемены настроения его защитников. О сражении с «другой стороны» повествует хроника Ангеррана де Монстреле — бургундского рыцаря, участника событий. Сохранились «Хроники Девы», письма Жанны д`Арк. Имеются финансовые ведомости. Благодаря этому мы знаем имена командиров всех отрядов, численность войск, план обороны и осады, объемы довольствия войск и много чего еще.

Столетняя война. Часть XII: Орлеанский перелом. Глава 1 из 2 Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Жанна дАрк, Длиннопост

Орлеан 1428 г. на гравюре начала XX в. из книги А. Франса «Жизнь Жанны д`Арк». Видны Орлеанский мост, форт Ла Турель, бульвары — земляные укрепления у оснований башен.


Оборонительные сооружения Орлеана были под стать политико-экономическому статусу города. Это была мощная, хорошо защищенная крепость, неоднократно модернизировавшаяся и усиливавшаяся. Она имела 37 башен высотой 6-10 метров, пять ворот, крепкие стены. Ворота Святой Екатерины выходили на трехсотметровый девятнадцатиарочный каменный мост, построенный в XII в. Мост имел две подъемных секции, был захламлен водяными мельницами, жилыми домами. Имелись на мосту и оборонительные сооружения: на острове Рыбачий наскоро возвели две насыпи. Имелась и более серьезная защита. На восемнадцатом пролете моста — практически на противоположном берегу — находился форт (называемый также крепостью или замком) Ла Турель. Это сооружение должно было перекрывать въезд на мост для неприятеля и состояло из двух больших и двух малых башен. За крепостными стенами располагалось то, что мы привыкли называть «посад» — пригороды со множеством домов и церквей.

Столетняя война. Часть XII: Орлеанский перелом. Глава 1 из 2 Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Жанна дАрк, Длиннопост

План Орлеана и сооружения его моста

Столетняя война. Часть XII: Орлеанский перелом. Глава 1 из 2 Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Жанна дАрк, Длиннопост

Ожидать нападения город стал еще со времен шевоше Черного Принца, накапливая различные запасы. В начале 1400-х крепость перестроили, запасы пороха, стрел, ядер, свинца, продовольствия постоянно наращивались. В Орлеане имелся обширный парк артиллерийских орудий и осадных машин. Несмотря на то, что требушеты поражали своими размерами, основная роль уже переходила к огнестрельных устройствам, в том числе к огромным бомбардам.


К моменту начала осады население составляло примерно 20 тыс. чел., из них четверть входила в ополчение. Функции городского капитана выполнял Рауль де Гокур — человек, уже переживший одну осаду — в 1415 г. Генрих V взял управлявшийся им Арфлер. Если так можно выразиться, то Орлеанской оборонительной операцией в целом руководил другой человек — Жан де Дюнуа, в то время именовавшийся Орлеанский Бастард.

Столетняя война. Часть XII: Орлеанский перелом. Глава 1 из 2 Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Жанна дАрк, Длиннопост

Жан, бастард Орлеанский (Жан де Дюнуа). Прижизненный портрет XV в.


Он отдавал приказания по укреплению обороны, приводил в город снабжения и подкрепления, проводил вылазки. Имя этого человека вам придется запомнить — он будет участвовать в Столетней войне до самого ее окончания. Он родился в результате внебрачных похождений Людовика Орлеанского с какой-то дворянкой и почему-то ему полюбился младенцем. Отец решил воспитывать его в своем имении, но был убит. В дальнейшем мальчик рос вместе со своим ровесником — будущим дофином Карлом и стал его другом детства. Повзрослев, стал проявлять интерес к военному делу, в битве при Монтражи показал себя, как полководец и был назначен защищать Орлеан — владения своего сводного брата Карла. Подобно героям фильмов 50-х гг. о благородных незаконнорожденных детях, Жан де Дюнуа оказался человеком глубокой порядочности , чем контрастировал со многими современниками.


Говоря о численности гарнизона следует различать поддающихся точному учету наемников и достаточно виртуальных ополченцев. Первых по подсчетам казначея Эжмона Роже было 740 ратников и 870 арбалетчиков. Историки оценивают число профессионалов в 400 человек. Отряды местной милиции неизвестны — до 3-5 тыс. чел. При этом за время осады численность гарнизона изменялась: помимо убыли от потерь в город постоянно прибывали подкрепления, часть отрядов наоборот уходила.


Начало английского похода


Для проведения операции в Британию был отправлен вербовать войска лучший командир королевства — Томас Монтегрю, более известный как граф Солсбери.

Столетняя война. Часть XII: Орлеанский перелом. Глава 1 из 2 Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Жанна дАрк, Длиннопост

Поэт Джон Лидгейт преподносит свою рукопись графу Солсбери


В метрополии он заключил контракт на рекрутирование 450 латников и 2250 лучников. 1 июля 1428 г. войска высадились в Кале и последовали в Париж, где Бедфорд приказал набрать 400 латников и 1200 лучников из местного населения, однако на деле завербовать удалось 200 и 600 человек соответственно. Был объявлен призыв феодального ополчения, не увенчавшийся успехом. В качестве союзного контингента Филипп Добрый направил из Бургундии 1500 человек.


Относительно планов кампании еще не было определенности, в частности предполагалось захватить Анжер и соединиться с гарнизонами Гаскони. В итоге все же был выбран вариант с захватом долины Луары. Солсбери поначалу отказывался нападать на Орлеан, так как по рыцарским законам чести атаковать владения находящегося в плену феодала являлось большим зашкваром, но Бедфорд настоял. Томившийся в неволе Карл Орлеанский предложил английскому регенту выкуп в 6000 экю за безопасность города, но этот вариант также отклонили.


В августе Солсбери с войском отправился в поход. Ему достаточно легко удавалось брать замки, находящиеся по берегам Луары. Из значимых населенных пунктов захвату подверглись Менг, Божанси,Шинон. К концу сентября 1428 г. передовые отряды под командованием графа Суффолка вышли к окрестностям Орлеана.


Видимо, решив, что больше зашквариться, чему уже получилось, нельзя, Солсбери вел себя крайне вероломно и жестоко: гнал пленных с веревками на шее до самого Парижа, приказывал нашивать своим солдатам белые кресты, чтобы прикинуться дофинистами; пригнал местных крестьян на строительство моста, а потом приказал их убить. Самым значимым для современников проступком стало разорение церкви Богоматери в Клери, после чего многие решили, что граф не жилец и бог его покарает.


Начало осады


5 октября отряд Суффолка захватил Жаржо и форсировал Луару. 7 октября его солдаты напоролись на отряд защитников Орлеана, между ними завязались стычки и продвижение англичан было остановлено. Стало ясно, что войти в город «на плечах» не удастся. Войска Суффолка остановились возле моста, о котором шла речь выше.


Официальным началом осады считается 17 октября. Тогда произошел артобстрел, принесший первую жертву — горожанку по имени Бель.


Появление армии Солсбери не было сюрпризом для горожан — о выдвижении войск сообщили шпионы из Парижа, а когда начались захваты крепостей выяснить конечную цель стало не сложно. Город подготовился к обороне: были заложены все ворота, кроме Бургундских, установлены деревянные щиты, рассыпан чеснок, завербованы наемники, проведены другие мероприятия.


21 октября англичане предприняли безрезультатную попытку штурма Ла Турели, стоившую жизни 240 англичанам и 200 французам. Следующей ночью подрывникам удалось подорвать бульвар (древесно-земляное укрепление) вокруг форта, а в ночь с 23 на 24 октября была захвачена и сама Турель. Два пролета моста через Луару были также подорваны осаждавшими.

Столетняя война. Часть XII: Орлеанский перелом. Глава 1 из 2 Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Жанна дАрк, Длиннопост

Макет Ла Турели, выполненный для фильма Люка Бессона


В этот же день, 24 октября, был поставлен один из самых эпичных хедшотов в истории. Солсбери поднялся на второй этаж Ла Турели и зачем-то выглянул в окно. В этот момент ему в голову прилетело пушечное ядро и оторвало половину черепной коробки. Это было страшнейшее невезение англичан и невероятное везение французов — в самом начале многомесячного сидения осаждавшие остались без крайне талантливого военачальника. Несчастный каким-то образом прожил еще три дня и испустил дух.


С этого момента командование перешло к Суффолку, который возложил на себя общее руководство операцией, а непосредственно осадой было поручено командовать Уильяму Гласдейлу.


25 октября в город прибыл Дюнуа с отрядом. Он отдал распоряжение уничтожать пригороды, находившиеся за крепостными стенами. Цель этого мероприятия была проста — не оставить помещений для зимних квартир на зиму. Особенно активно уничтожали многочисленные посадские церкви. Кроме того, обеспечивалась обзорность для крепостной артиллерии, которая могла пресекать перемещения осаждавших.


Надо сказать, что блокада города была не полной. У англичан попросту не хватало для этого сил. В город с известной степенью легкости могли проникать подкрепления, конвои с продовольствием, включавшие большей частью различный скот. Когда мы говорим о средневековой осаде, многим представляются кадры из «Властелина колец», в котором орда чумазых орков маячит под стенами и водит хоровод, оцепив крепостной ров. На самом деле лагерь осаждавших всегда находился на удалении от объекта нападения, для него выбирался холм, брошенный монастырь или что-то подобное. Это обеспечивало защиту от эпидемий, повышало безопасность в случае вылазок. Контроль над перемещениями противника обеспечивали разъезды и пикеты. Круговое оцепление вплотную под стенами, подобное полиции на массовых мероприятиях было бессмысленным. Крепость обстреливал артиллерийский наряд, надеясь постепенно разрушить укрепления. Скорострельность орудий при этом была о-о-о-о-очень медленной, крупные бомбарды стреляли где-то раз в час. То же касалось и метательных машин: для создания нужного напряжения в упругих элементах требушетов требовались усилия нескольких десятков человек и минимум час работы.


Отношения между осаждавшими и осажденными с нашей точки зрения выглядели странными: отмечены факты официального обмена подарками между Дюнуа и Суффолком, под стенами проводились турниры под аккомпанемент городского оркестра. При этом стороны абсолютно честно намеревались убить друг друга в дальнейшем.

Столетняя война. Часть XII: Орлеанский перелом. Глава 1 из 2 Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Жанна дАрк, Длиннопост

Осада Орлеана. Миниатюра из «Вигилия на смерть Карла VII" , 1490 г.


Луара была форсирована только 8 ноября, после чего на берегу Англичане попытались замкнуть осаду, но им это не удалось. Весь период с ноября по март прошел в постоянных обстрелах, попытках штурма отдельных укреплений города, ответных вылазках осажденных. В ходе этих действий ни одна из сторон не получала преимущества. В город продолжали поступать подкрепления и продовольствие, голода удалось избежать, но рыночек порешал и дефицит вызвал кратный скачок цен. В то же время осаждавшим следовало заботиться о сохранении армии от голода, холода, контратак и огня противника.


Англичане стали возводить либо занимать существующие бастиды (бастилии) — так назывались вынесенные за пределы городских стен небольшие форты-замки. В бастидах располагался гарнизон и артиллерийский наряд. Такое решение обеспечивало надежную защиту осаждавших, но лишало их возможности прямого взаимодействия. Всю зиму обеим сторонам в тяжелых позиционных боях оставалось только ждать у моря погоды.


«Битва селедок»


От снабжения продовольствием и подкреплений всегда зависели как осажденные, так и осаждавшие. Коммуникации в средневековых конфликтах осуществлялись в виде вооруженных конвоев, включавших как свежие силы, так и обозы с продовольствием. От поставок последнего нападавшие особенно сильно зависели, если не получалось эффективно организовать зажитие и фуражировку. А в случае Орлеана это как раз было трудно сделать — дофинисты слишком хорошо зачистили местность.


В результате в голову защитников пришла одна очень светлая мысль: если перехватить один из обозов, то в лагере англичан начнется голод и они будут вынуждены снять блокаду.


Вскоре подходящий как раз представился: находившиеся в Париже агенты сообщили куда надо, что 8 февраля из столицы вышел крупный отряд англичан под командованием Джона Фальстофа ака «Бича (в литературном смысле) Франции». Помимо войска за отрядом тянулась вереница повозок с селедкой. Надвигался Великий Пост, а людям, занятым тяжелым физическим трудом, нужна была белковая пища. Везли, конечно, не только рыбу, но сильней всего пахла именно она.


План созрел сразу: на маршруте следования обоза имелся открытый безлесый участок, на котором можно было эффективно применить кавалерию. Наемники, находившиеся в Орлеане ночью скрытно покинули город и объединившись под командованием графа Карла де Клермона, выдвинулись к месту засады.


Засады как таковой не получилось: дозорные Фальстофа вовремя заметили передовой отряд Клермона, граф, может и хотел бы использовать фактор внезапности, но отставали шотландцы под командованием Дюнуа и Джона Стюарта (не того, который погибший коннетабль, а другого). Пока орлеанцы концентрировались, Фальстоф приказал готовиться к обороне. Им была применена неизвестная французам, но родная для этих ваших таборитов, тактика: 300 фургонов перевернули и образовали из них круг — такой импровизированный вагенбург.


12 февраля началось сражение известное, как «Битва селедок», а также «Битва при Руврэ» — по названию деревни, в которой до этого ночевали англичане. По сведениям разных источников французы то ли обстреляли укрепление из артиллерии, то ли ломанулись его брать без артподготовки. Точнее, в пешем порядке атаковали шотландцы, не дождавшись команды на то от Клермона. Шотландцы начали косплеить Креси, Пуатье и Азенкур, то есть ожидаемо огребли. За ними последовала конная атака рыцарей Дюнуа, лошади которых налетели на колья, врытые за любезно раздвинутыми перед атакующей конницей телегами. Раненого Бастарда Орлеанского усадили на коня, а дальше началось бегство. Первыми ожидаемо побежали шотландцы, за ними остальные. Английские лучники стреляли им в спину, а Фальстоф праздновал победу.


Численность атаковавших оценивают 3-4 тыс. чел., оборонявшихся в 2 тыс. чел, потери французской стороны в 300-400 чел., английской — незначительные.

Столетняя война. Часть XII: Орлеанский перелом. Глава 1 из 2 Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Жанна дАрк, Длиннопост

«Битва селедок» на миниатюре из «Вигилия на смерть Карла VII"


Помимо тяжелых потерь, уже и так осложнивших оборону города, поражение имело для Орлеана и другие гораздо более тяжелые последствия. Городские старейшины обвинили Клермона в поражении и неумении командовать, граф обиделся и 18 февраля покинул город, уведя с собой 2 тыс. наемников. Защищать Орлеан осталось только ополчение. Это побудило городской совет начать переговоры о сдаче города. Но при этом горожане оказались не так просты, как это могло показаться. Сдать город они были согласны только бургундцам и Филиппу Доброму. Таким образом, они рассчитывали не только на пощаду, но и подчеркивали, что признают легитимность только династии Валуа, к которой относился и бургундский герцог. Но Бедфорд хотел самолично получить плоды добытой победы и такие условия отверг. В этот раз «Ой, все!» сказали уже бургундцы и 19 апреля 1429 г. укатили восвояси. Теперь ослабленными оказались уже осаждавшие. Многие историки считают, что именно бургундский демарш стоил англичанам победы. А самые интересные события были еще впереди.


И вот пришла Жанна


Учитывая ослабление крепостного гарнизона, англичане начали усиливать блокаду, воздвигнув в восточном пригороде Орлеана еще одну бастиду — Сент-Лу (до тех пор форты строили только на западных и южных окраинах). Это позволило бы блокировать Бургундские ворота и окончательно дожать крепость.


Следует понимать, что осада Орлеана — одна из первых крупных артиллерийских дуэлей в истории. Перестрелки носили постоянный характер. Одна из крупных и кровопролитных битв разыгралась 9 апреля, когда орлеанцы попытались взять бастиду Сен-Лоран.


Не следует думать, что дофин Карл и его окружение так просто бы отдали стратегический населенный пункт. В город продолжали поступать подкрепления. В одном из них в город направили новое мощное оружие, имя которому — идеология. По содержанию эта идеология была религиозно-патриотической, а воплощалась она в теле девушки возрастом примерно 19 лет, которую звали Жанна Дева. В историю она войдет как Жанна д`Арк.


По официальной версии™ Жанна, убедив в своей богоизбранности бальи города Воркулера, 9 марта смогла добраться до двора дофина Карла в Шиноне. Общение там тоже было коротким, но продуктивным. После определенных процедур верификации и авторизации буржский государь и церковные сановники удостоверились, что перед ними божья посланница. Жанна была аноблирована в дворянки, повышена до звания рыцаря-баннерета. Девушку назначили командующей орлеанскими силами. В подчинение ей были выделены наиболее значимые и талантливые командиры дофинистов: начальником штаба назначили Жана II, герцога Алансонского, руководить передвижением обоза с подкреплением должен был Бастард Орлеанский, нашлось место даже Ла Гиру (Ла Иру) — отмороженному капитану бригандов. В общем, компания подобралась веселая. Нельзя сказать, что статистика побед у этих людей была безупречной, но с ними Жанна находилась в надежных руках.


21-24 апреля Деву перевезли из Шинона в Блуа, где формировался новый конвой с подкреплением. 26 апреля отряд под предводительством Жанны выдвинулся к Орлеану.

Из того, что в Орлеан направляется подкрепление не делалось секрета. Наоборот, пропаганда всячески старалась донести до горожан их противников, что отряд ведет уже совершившая немало чудес посланница бога. Из Блуа 22 апреля в адрес Бедфорда и осаждавших город командиров было направлено письмо с требованием покориться воле божьей посланницы и уплыть обратно в Англию по-хорошему. На письмо ответили отказом, но свою функцию внушения богоизбранности распространяемая информация сделала.


29 апреля Жанна добралась до окрестностей города. Далее источники описывают некое чудо: при переправке через Луару в реке под молитву Жанны поднялся уровень воды, что дало пересечь реку на паромах. Миновав английскую бастиду Сен-Лу, отряд вечером вошел в Орлеан. Дева, Дюнуа, герцог Алансонский привели с собой 200 солдат. Отряд был встречен горожанами, разогретыми слухами, с большим энтузиазмом. Люди старались хотя бы прикоснуться к коню божьей посланницы. «Дневник осады…» повествует, что из-за толчеи от факела воспламенилось знамя Жанны, которое она потушила, лихо пришпорив коня, словно профессиональный кавалерист.

Столетняя война. Часть XII: Орлеанский перелом. Глава 1 из 2 Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Жанна дАрк, Длиннопост

Въезд Жанны д`Арк в Орлеан. Худ. Жан-Жак Шеррер, 1887 г.


Рецепт побед, который предлагала Жанна основывался на следующих принципах:


1. Не пить, не курить, не матюкаться, не приносить клятв;

2. Не заниматься секасом с проститутками;

3. Молиться, поститься, слушать «Радио Радонеж»;

4. Не заниматься грабежом;

5. Прекратить Проводить преступные победоносные атаки в лоб населенных пунктов.


Как ни странно, солдаты ее послушались: проституток удали из обоза, пить стали гораздо меньше, слово %&# стали произносить как «Я поражен!». Исключение Дева сделала только для Ла Ира, который продолжал произносить %&# как %&# и даже как %@*&№ и #!%8$/ — человек с трудом поддавался перевоспитанию.


Начать было решено с предложения англичанам мира, фактически капитуляции. 30 апреля Жанна направилась по Орлеанскому мосту к стенам Ла Турели. Там она начала требовать от ее коменданта Уильяма Гласдейла сдачи и отступления. Ожидаемо, она получила отказ и услышала много интересных историй про себя и свою мамку. Попытки переговоров не закончились: Жанна направила гонцов с требованием отпустить ее посланника, угрожая в случае невыполнения перерезать глотки пленным англичанам, содержавшимся в крепости. Как ни странно, подействовало — гонца отпустили.


К этому времени англичане были уже «тепленькими», так как их истощила долгая осада, а также ослабил уход бургундцев. В то же время в Орлеане была достигнута максимальная численность войск за всю осаду. В итоге, сложилась ситуация прямо по заветам дедушки Жоры: истощить противника в обороне, обеспечить численный перевес, а затем раздавить врага свежими силами.

Столетняя война. Часть XII: Орлеанский перелом. Глава 1 из 2 Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Жанна дАрк, Длиннопост

Уильям Гласдейл, с оскорблениями обращается к Жанне д`Арк". Орлеан, Франция. 30 апреля 1429 года. Художник Грэм Тернер


1 мая французским наемникам было выплачено жалование, что ободрило их не меньше, чем обещание божественного вмешательства.


Активные боевые действия начались 4 мая. Французы намерились взять бастиду Сен-Ло, уединенно стоявшую за восточной стеной Орлеана. Первоначальная атака на форт не увенчалась успехом, после чего войска в атаку повела уже сама Жанна, ведя в бой около 1,5 тыс. воинов, что в 3-4 раза превышало число оборонявших форт. Английский военачальник Джон Тальбот попытался прийти на помощь Сен-Ло, но его отряд был блокирован вышедшим из Орлеана войском в 600 чел. Сен-Ло была взята, ее защитники попали в плен.


Англичане, опасаясь повторения ситуации с потерей бастиды отступили на южный берег Луары, оставив все позиции вокруг города. Теперь они удерживали только Ла Турель и форт Святого Августина.


Параллельно с этим пришли донесения, что из Парижа вышел Джон Фальстоф с крупным отрядом для усиления блокады или штурма. Таким образом, время отведенное на освобождение города сокращалось.


6 мая Жанна начала организовывать несогласованную с другими командирами вылазку. Капитан Орлеана Рауль де Гокур пытался воспрепятствовать ей, на что был обозван Жанной «плохим солдатом», а толпа чуть его не растерзала. Пришлось открыть ворота. Крупный отряд вышел из города, достиг берега Луары. По наведенному мосту войска переправились к англичанам.

Столетняя война. Часть XII: Орлеанский перелом. Глава 1 из 2 Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Жанна дАрк, Длиннопост

Жанна д'Арк ведет французов на штурм Ла Турели. Современный художник Грэм Тернер


С ходу была взята бастида св. Августина, благодаря чему Ла Турель оказалась окружена. 7 мая Жанна начала готовить опять же несанкционированный штурм Турели. Рано утром их войска исповедовали и отслужили перед ними мессу, после чего они начали фанатичный штурм.


Рыцари бросились наперегонки к укреплениям вокруг форта. В проломе между укреплениями им перегородил дорогу необычно крупный латник, но французы позвали стрелка и тот застрелил англичанина из кулеврины.


Под натиском сторонников Жанны англичане отступили под стены Ла Турели. Начался штурм самого каменного форта. Бой выдался ожесточенным и кровопролитным. Форт атаковали с двух сторон: силы городского ополчения восстановили мост, а Жанна атаковала с суши. Первый приступ оказался безрезультативным, в добавок английским лучником в стык нагрудника и наспинника была ранена сама Жанна.


Дюнуа настаивал на перегруппировке и отдыхе, но Орлеанская Дева потребовала заново атаковать. Она снова возглавила атаку, будучи уже раненной. На этот раз французам сопутствовал успех. Пытавшийся прорваться на помощь защитникам Ла Турели Уильям Гласдейл поскользнулся на мосту и утонул, после чего англичане начали сдаваться в плен.

Столетняя война. Часть XII: Орлеанский перелом. Глава 1 из 2 Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Жанна дАрк, Длиннопост

Ранение Жанны д'Арк при штурме Ла Турели. Художник Грэм Тернер


8 мая англичане покинули полевые укрепления и выстроились для боя, французы ответили тем же. Около часа воины двух армий играли в гляделки, после чего Суффолк приказал им сниматься с позиций и уходить. Англичане разделились на два отряда: Суффолк направился к Жаржо, а Тальбот и Скейлз в Менге.


Осада Орлеана, длившаяся 210 дней, была снята.


Оригинал: https://vk.com/wall-162479647_57215

Автор: Дмитрий Сувеев.

Живой список постов, разбитый по эпохам


А ещё вы можете поддержать нас рублём, за что мы будем вам благодарны.

Яндекс Деньги: 410016237363870

Сбер: 4274 3200 5285 2137

Тут можно почитать подробнее

При переводе делайте пометку "С Пикабу от ...", чтобы мы понимали, на что перевод. Спасибо!

Продолжение: Столетняя война. Часть XII: Орлеанский перелом. Глава 2 из 2

Показать полностью 13
170

Столетняя война. Часть XI: Неустойчивое равновесие

Автор: Дмитрий Сувеев.

Предыдущая часть: Столетняя война. Часть X: Три Франции

Первая часть: Столетняя война, часть 1.1: династические предпосылки конфликта


В предыдущей части мы рассмотрели, как были устроены три государства, на которые распалась Франция после договора в Труа. А в этой статье речь пойдет о незнаменитом, но насыщенном сражениями и другими событиями периоде между 1420 годом и пришествием Жанны д'Арк в 1429 г.


Обычно историки описывают это время как период бедствий Франции, покорно ожидающей свою спасительницу. На самом деле в 1420-1429 гг. интенсивность боевых действий была крайне высока. Большей частью это была так называемая «малая война» — осады, мелкие стычки, но случались и крупные сражения. Помимо завоеваний и захватов стороны вернулись к старым добрым шевоше. Каждая из сторон проводила порой по несколько походов одновременно, поэтому наряду с правителями следует говорить и об отдельных полководцах. Возросла роль артиллерии, которая теперь широко применялась обеими сторонами.


Снова о договоре в Труа


Документ, подписанный в Труа, представлял из себя уникальный мирный договор, так сказать, превращавший «войну империалистическую в войну гражданскую». То есть он совершенно не гарантировал мира. В его содержании всячески указывалось, что с признанием Генриха V регентом и наследником трона Франции восстанавливается законный порядок престолонаследия, а те, смутьяны, которые мешают этому — дофин и арманьяки — должны быть уничтожены силами правопорядка. То есть юридически это означало перетекание войны в новую фазу, а на деле разницы между составом противоборствующих сторон и характером боевых действий видно не было: все те же англичане и бургундцы теснили все тех же несчастных арманьяков.

Столетняя война. Часть XI: Неустойчивое равновесие Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Длиннопост

Самому дофину Карлу договор тоже не сулил ничего хорошего: он должен был быть схвачен и подвергнут суду за «злостные преступления», под которыми понималось убийство Жана Бесстрашного. Отдельно указывалось, что «так называемый дофин» — в праве числиться членом королевской семьи ему отказывалось — не мог быть освобожден из плена без взаимного согласия французской и бургундской сторон. Таким образом планировалось избавиться от одного из претендентов на французский трон. Если бы дофин Карл погиб или версия о незаконнорожденности получала бы широкое признание, то следующим претендентом из династии Валуа становился бы Карл Орлеанский — сын убитого Людовика. Но и он уже пять лет чалился в английском плену. Казалось, что у Генриха V все было схвачено. Но дальше в истории Столетней войны пролетело такое количество «Черных лебедей», что Нахим Талеб, наверно обрыдался бы от счастья. Произошел ряд случайных событий, перевернувших все с ног на голову. Их мы и рассмотрим.


Осады Санса, Монтеро и Мелена Генрихом V


Как говорилось выше, после подписания договора в Труа арманьяки не сложили оружия, а англичане не собирались оставлять им ни пяди земли. Хотя теоретически можно провести условную границу, по которой ареал проанглийски настроенных лягушатников находился на севере и западе Франции, а сторонники дофина сидели на юго-востоке, практически территория страны представляла лоскутное одеяло, на котором встречались вкрапления тех или иных сил.


Заключив договор, Генрих V первым делом счел необходимым зачистить от дофинистов крепости, находящие в непосредственной близости к столице и обезопасить тем самым дорогу Париж — Труа.


Уже 24 мая 1420 г. (через три дня после подписания договора) английское войско двинулось на соединение с Филиппом Добрым и его бургундцами. Прямо в походе Генрих сыграл свадьбу с Екатериной Валуа, а 6 июня была осажена первая крепость — Санс, сдавшаяся после 12 дней осады. Далее пришла очередь Вильнев-де-Руа. 1 июля англо-бургундская армия подошла к Монтеро — месту убийства Жана Бесстрашного. Если в Сансе с пленными обошлись мягко и предложили принять сторону английского короля, то здесь начался террор. Захваченных в окрестностях французских комбатантов обвиняли в предательстве и вешали. Город бомбардировала артиллерия, 23 он был взят приступом. Оборонявшие его командиры, несмотря на обещание пощады, были обвинены в предательстве короля и повешены. Город подвергся пожару и разграблению.


После проведенного церковного обряда труп Жана Бесстрашного эксгумировали, уложили в гроб с солью и перцем и отправили на вечное упокоение в монастырь близ Дижона, некогда основанный покойным. Вырытая могила не осталось пустой — в нее положили бастарда де Крои — незаконного сына герцога, погибшего при штурме.


В конце июля осадили самую крупную из намеченных целей — крепость Мелен, гарнизон которого составлял примерно 800 человек под командованием Арно Гийома де Барбазана. Численность англо-бургундского контингента оценивают по-разному — от 2 до 20 тыс. чел. Крепость обладала мощными укреплениями и осаждавшим пришлось долго повозиться с ней. Они несли тяжелые потери. Под стены привозили даже безумного Карла VI, чтобы уговорить гарнизон сдаться. Коменданта де Барбазана не очень убедил вид умственноотсталого короля и он ответил, что, мол, да, Карла он любит, ценит и уважает, но ввиду присутствия врага всех французов Генриха ворот открывать не будет.


После трех месяцев осады крепость сдалась 18 ноября 1420 г. Мирных жителей англо-бургундцы пощадили, а над арманьяками устроили экзекуцию. Часть повесили, часть направили в тюрьмы типа Бастилии, где содержали, как диких зверей. Де Барбазан, к удивлению, избежал смерти и был отправлен в железной клетке в Шато-Гайяр, где провел в плену 10 лет, пока не был освобожден Ла Гиром.


О причинах, почему капитан избежал смерти рассказывают миллион удивительных историй, одну историю удивительнее другой. Якобы, находясь с петлей на шее де Базан заявил, что Генрих сошелся с ним в поединке в подземных минных галереях, а значит английский король признал его ровней себе, а ровню ровне вешать нельзя. Уже такой исторический факт вызывает массу вопросов. А дальше писатели и историки начинают соревноваться в описании поединка под землей. Король то спускался в подземелья для развлечения, где случайно сразился с рыцарем на мечах, то вызвал на турнир храбреца из числа защитников. Особо изощрился Александр Дюма, у которого по подземному ходу взад-вперед рыцари разъезжают уже на лошадях и с копьями.

Столетняя война. Часть XI: Неустойчивое равновесие Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Длиннопост

Завершив осаду, Генрих V торжественно вошел в Париж, который должен был стать столицей объединенного королевства.


На континент прибывают шотландцы


В 1419 году произошло событие, существенно повлиявшие на тающие силы дофинистов. Подобно тому, как когда вы и играете в стратегию и заскриптованный механизм вдруг присылает вам подкрепление, чтобы помочь в практически слитой катке, Шотландия прислала Карлу на помощь войска. Поскольку Англия для шотландцев являлась злейшим врагом, договор в Труа они не признали и считали положения «Старого союза» действующими.


С этого момента следует говорить уже не о французских, а франко-шотландских войсках. Официального объявления войны Англии со стороны Шотландии не последовало. Прибывшие латники имели, так сказать, статус «отпускников», однако командование ими осуществлял ни кто иной, как Джон Стюарт, граф Бьюкен — второй сын Роберта Стюарта, регента страны на тот момент. Прибывшее усиление серьезно укрепило силы дофинистов, у них теперь даже появились собственные лучники, правда, не оказывавшие того неповторимого эффекта, что стрелки англичан.

Столетняя война. Часть XI: Неустойчивое равновесие Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Длиннопост

Джон Стюарт, третий граф Бьюкен, коннетабль Франции. Копия гобелена из замка Борегар, 1835 г.


Ввиду того, что война приобрела затяжной характер и велась хоть и в форме мелких стычек, но крайне интенсивно, Карлу пришлось сократить традиционный призыв феодального ополчения и все больше полагаться на наемников, которые могли постоянно оставаться в его распоряжении. Значительную часть его армии составляли уже не французы, а все те же шотландцы, гасконцы, немцы, кастильцы, швейцарцы и иные граждане, готовые предложить свой меч за разумную плату.


Видя, как англичане захватывают крепость за крепостью, арманьяки тоже решили не сидеть сложа руки. Еще в январе он начинает кампанию по захвату Лангедока, где большинство признали его власть добровольно, но города Каркассон, Ним и Сент-Эсприт пришлось брать силой.


Битва при Божэ


Первый серьезный шанс проверить шотландские войска в деле предоставился совершенно неожиданно в марте 1420 г. Томас Ланкастер (герцог Кларенс), второй сын Генриха IV, с отрядом, численность которого описывают по-разному (до 4500 тыс. чел., включая 2000 лучников) совершал шевоше по территориям графств Мэн и Анжу с целью захватить Анжер — город, где проживал двор тещи дофина. К Страстной неделе англичане дошли до небольшого городка Божэ и остановились. Большая часть английских солдат разбрелась по окрестностям с целью грабежа. Одному из отрядов мародеров удалось захватить французского рыцаря, который при допросе выдал, что рядом находится большой отряд дофинистов.


Герцог Кларенс в свое время не участвовал битве при Азенкуре и сильно ревновал к славе, доставшейся старшему брату, а потому усиленно искал подвигов и приключений на свои брэ. А о том, как опасно шататься в поисках славы после основного побоища спросите у Игоря Святославича и его полка. Несмотря на предупреждения советников, Томас Ланкастер решил атаковать французов без подготовки и разведки имеющимися силами. Герцога всячески отговаривали и советовали подождать и сыграть от обороны. Из рассредоточившегося войска ему удалось собрать отряд в 800-1500 чел (что на самом деле подозрительно много).

Столетняя война. Часть XI: Неустойчивое равновесие Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Длиннопост

Поскакав навстречу приключениям, англичане застали французов на переправе. Поначалу спешенный и неодоспешенный противник поддался, а потом откуда-то из-за угла выскочили шотландские наемники во главе с Джоном Стюартом и ситуация развернулась на 180 градусов. Бить начали отряд Кларенса.


Итог для англичан был печален. Королевский брат Томас Ланкастер обрел заслуженную премию Дарвина, а вместе с ним полегли другие представители знати. Их тела эвакуировал подошедший ночью граф Солсбери.


Франко-шотландцы двинулись дальше к Алансону, осадили его но неудачно.

Столетняя война. Часть XI: Неустойчивое равновесие Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Длиннопост

Так как по сути, это было первой крупной сухопутной победой над англичанами после Азенкура, значение ее преувеличили. Авторитет графа Бьюкена при дворе Карла взлетел высоко. Ему было присвоено звание коннетабля, подарены земли. Но так получилось, что победа при Божэ стала в карьере шотландца единственной.


Летом дофином была начата компания по захвату англо-бургундских крепостей: Мортмирай (10 июня), Бомон-ле-Шетиф (15 июня). 25 июня пал Галардон. Поведение победителей ничем не отличалось от того, что творили Генрих и Филипп: город был разграблен, мирные жители и гарнизон большей частью перебиты, командиры повешены в отместку за гибель бретонского капитана осаждавших. Был осажден, но не взят Шартр, а передовые отряды дошли до пригородов Реймса. Это будет не первая попытка для Карла взять «город коронаций», где когда-то венчали на царство еще королей франков. На этот раз она закончится неудачно: были разорены принадлежавшие Филиппу Доброму окрестности, мирное население перебито.


Осада Мо


Летняя кампания дофинистов происходила под девизом «Кот из дома — мыши в пляс», так на тот момент Генрих V находился в поездке в Англии. В августе же победоносный Ланкастер вновь вернулся во Францию с войском численностью от 4 до 12 тыс. чел. и плохо пришлось уже сторонникам Карла.


В планы английского короля входила зачистка восточного и южного предполья Парижа. Сначала Генрих снял французскую осаду с Шартра, потом захватил Дре, ряд других замков. Ему удалось дойти до окрестностей Орлеана, разграбить местность, но в итоге из-за большого числа небоевых потерь в войске англичане повернули назад. В конце сентября на обратном пути были взяты Ружемон (гарнизон и его капитан маркиз Гаре повешены) и многострадальный Вильнев-ла-Руа, который недавно отбили дофинисты. Тем временем, 31 августа в бое при Монс-а-Вимо Филипп Добрый разбил войско дофинистов под командованием Ла Гира.


На этом неприятности сторонников Карла не закончились. 6 октября был осажен Мо — серьезно укрепленный город. Несмотря на успехи, достигнутые артиллеристами и саперами взять его долго не удавалось, однако и положение оборонявшихся было патовым. Не сумев взять город к зиме, Генрих отклонил совет уйти на зимние квартиры и оставил гарнизон под стенами. Несмотря на то, что лагерь был оборудован землянками из-за начавшихся дождей и холодов среди солдат началась эпидемия и мор. На короткое время заболел даже сам Генрих, хотя ночевал он в монастыре в миле от Мо. В самом городе начался голод. В декабре пришло известие о рождении наследника английского престола, которого, не долго думая, назвали Генрихом в честь то ли отца, то ли деда.


9марта 1422 года при попытке соединяться с осажденными погиб командир отряда жандармов Ги де Нель д’Оффемон — свалился в доспехах с лестницы в ров и не смог вылезти. Понесли потери и представители английской знати: погиб барон Джон Клиффорд, а восемнадцатилетнему Джону Корнуоллу снесло голову ядром на глазах у собственного отца, тоже Джона Корнуолла. После этого убитый горем лорд уехал в Англию, где поклялся не участвовать в войнах против христиан.


Понимая, что город не может быть взят текущими силами, Генрих постоянно увеличивал гарнизон и артиллерийский парк. Еще до окончания осады король неожиданно тяжело заболел и по одним данным покинул свою армию, по другим оставался на месте до последнего, ожидая победы.


Гибель д’Оффемона деморализовала гарнизон крепости. Они решили, что смогут удержать только квартал с городским рынком и оставили остальной город. Это стало их фатальной ошибкой. Генрих тот час приказал занять пустые кварталы и начать бомбардировку рынка прямой наводкой. Гарнизон продержался до 10 мая, после чего горожане открыли ворота, сдав горе-вояк. Честно говоря, бюргерам не за что было любить своих «защитников» — они отбирали у них последние запасы провизии, а в мирное время творили произвол. Генрих оказался не лучше: город разграбили, сожгли, а выживших горожан заставили выкупать собственные дома.


20 защитников крепости повесели на ближайшем дереве, под ним же обезглавили одного из командиров — Бастарда де Ворю, а его голову прикрутили на пике к верхушке. Якобы на том же самом дереве бастард вешал горожан и английских солдат по своему произволу. С тех пор сей памятник природы получил название «Дерево Ворю».

Столетняя война. Часть XI: Неустойчивое равновесие Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Длиннопост

С капитаном Мо Луи ле Гастом и трубачом Орасом, который ранее высказывался про мамку Генриха V поступили изощреннее — привезли в клетках в Париж, пытали, морили голодом, отрубили руки, а потом обезглавили. Взятие Мо провозгласили местью за Божэ и смерть Кларенса. Сама же осада показала, что хорошо обороняемый крупный город, обороняемый хорошим гарнизоном, а не бандой головорезов типа Ворю взять будет невероятно сложно.


Смерть Генриха V


31 августа 1422 года Герих V после продолжительной болезни скончался в возрасте 35 лет. Принято считать, что причиной его смерти стала дизентерия, но современные исследователи предполагают другой диагноз, не такой сенсационный, но не менее страшный — рак. Английский король умирал в сознании и передал свою власть годовалому сыну, которого должны были короновать под именем Генриха VI . Регентства Англии и Франции были разделены. Делами на острове должен был руководить младший брат короля Хамфри, герцог Глостер, а во Франции средний — Джон, герцог Бедфорд.

Столетняя война. Часть XI: Неустойчивое равновесие Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Длиннопост

Джон Бедфорд (коленопреклоненный) молится святому Георгию. миниатюра из «Часослова Бедфорда», неизвестный мастер, ~1410-1430 гг


По своему характеру Джон Бедфорд походил на покойного старшего брата Генриха: жесткий, решительный, правящий железной рукой. Но у него имелась одна существенная проблема — он не являлся королем. Малолетний племянник, который номинально считался властителем двуединой монархии, также не был коронован.


По иронии судьбы Генриху совсем чуть-чуть не удалось пережить своего тестя и короноваться в Реймсе. Безумный и больной Карл VI прожил дольше зятя на каких-то полтора месяца.


Смерть двух монархов пролетела жирнющим «черным лебедем» над воюющими сторонами. Если раньше опальный дофин Карл не мог рассчитывать на корону, так как тягаться с сильным и имеющим юридические права Генрихом V было бессмысленно, то теперь ему противостояли регент и младенец. Можно было не только бороться за удержание подконтрольных земель, но и попытаться отвоевать страну обратно. Карл провозгласил себя королем Франции. В обстоятельствах, когда страна была единой, а наследный принц сидел в Париже, этого было бы достаточно. Сейчас же дофин находился в Бурже, а на его происхождение была брошена тень собственной матерью. Поэтому требовалась коронация в Реймсе, до которого нужно было еще добраться.


В рамках борьбы за престол Карл, отныне считавший себя Седьмым, начал восстановление связей со старыми дипломатическими союзниками. Его двор направляет послания в Кастилию, Шотландию, Священную Римскую Империю. Правителям названных государств было абсолютно наплевать на происхождение дофина, а вот отношения с Англией и Бургундией они имели напряженные. Поэтому Карл получил ответ типа: «Ты классный парень, никого не слушай, мы считаем тебя законным королем».


Дипломатическую работу, которую вел двор дофина можно смело отнести к одному из самых успешных направлений его деятельности. Начиная с момента самопровозглашения, Карл начинает активно бороться за свое международное признание.


Однако в военном отношении ему не удавалось достичь значимых успехов.


Битва при Краване


1422 год прошел в бесконечных осадах замков, которые захватывали, теряли и снова захватывали как англо-бургундцы, так и дофинисты. Последним удалось одержать победы в двух полевых сражениях местного значения — при Берне и Витри. 1423 год поначалу начинался так же, французы потерпели поражение у Моста Мёлана, англичане заватили ряд крепостей.

Столетняя война. Часть XI: Неустойчивое равновесие Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Длиннопост

Оживить обстановку путем начала крупных действий решили обе стороны конфликта. В 1423 г. в Амьене состоялся съезд, в котором участвовали Джон Бедфорд и Филипп Добрый и Жан Бретонский. Стороны подтвердили союзнические отношения и готовность начать крупную кампанию против Карла.


Окружение дофина тоже не сидело без дела и запланировало крупный поход против бургундцев.


Первоочередной целью похода должна была стать крупная крепость Краван, «заноза в теле Бургундии», как ее называли современники. Город открывал дорогу вглубь территории герцогства, в том числе к Реймсу. Краван неоднократно переходил из рук в руки. В предпоследний раз подкупленный Карлом бастард де ла Бом ворвался в ничего не подозревающий город с криками «Да здравствует король! город взят!» и запер ворота. Бургундцы не растерялись, нашли верных людей, которые ночью опустили мост и въехавшие по нему наемники вернули контроль над крепостью.


Вернуть контроль над Краваном должен был Джон Стюарт, граф Бьюкен. Основу его войска составляли шотландцы и иные иностранные наемники. Город был осажден, запасы продовольствия в нем ввиду чехарды с переходом из рук в руки отсутствовали. Кравану грозила сдача, однако гонцу защитников удалось прорваться к герцогине Бургундской. Спешно начал организовываться деблокирующий поход.


Филипп послал отряд отряд под командованием Жана де Туложона, включавший значительный контингент бургундской знати, а Бедфорд — только что прибывших из Англии латников и лучников под командованием своего козырного туза — Томаса Монтегюю, графа Солсбери. 29 июля армии союзников встретились в Осере. Находясь там, английский военачальник разработал самый натуральный план операции и зафиксировал виде письменного приказа. Устанавливался распорядок движения на марше, порядок и состав дозоров. Отдельно приказывалось поддерживать дружественные отношения с бургундцами. И в целом документ имел большой «антиконфликтный» посыл — видимо, союз казался непрочным.

Столетняя война. Часть XI: Неустойчивое равновесие Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Длиннопост

Граф Солсбери в формате исторической миниатюры


31 июля англо-бургундцы вышли к Кравану. Дофинисты спешно начали готовиться к битве. Численность сторон описана по-разному. Наиболее хорошо документированы англичане (2000 лучников, 500 латников и 1000 солдат лорда Роберта Уиллогби; итого около 4000), всего англо-бургундцев 6000 чел. Французов в поздних источниках и работах таких историков, как Альфред Берн — 10-12 тыс., но в синхронных источниках речь идет о 6-7 тыс. чел. (данные о противнике им не известны и подогнать под результат не могли).

Столетняя война. Часть XI: Неустойчивое равновесие Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Длиннопост

Противоборствующие стороны разделяла река Йона. Солсбери приказал разбить войско на две баталии: одной командовал он сам, второй — Уиллогби. Мост через реку защищали шотландцы, а берег охраняли ломбардцы. Три часа построенные войска наблюдали друг за другом с разных берегов. Затем настала пора действовать. Спешенный отряд жандармов в доспехах из баталии Солсбери двинулся через реку под огнем шотландских лучников. Стрельба противника осложняла форсирование, пока на помощь не пришла бургундская артиллерия, которая подавила дофинистов. Захватив плацдарм на берегу, жандармы дали переправиться остальной баталии. Одновременно с этим воины Уиллогби стали прорываться через мост.


Франко-шотландцы попали в окружение и началась бойня. Джон Стюарт попал в плен, а его сокомандующий Амори де Северак приказал остаткам армии отступать. Потери шотландцев оцениваются в 1-4 тыс. чел., англо-бургундцы потеряли на порядок меньше.


Одержанная победа широко отмечалась парижанами и духовенством Осера. Карл же, несмотря на потери, особенно не расстроился — наемников ему было не жалко, экономия-с.

Столетняя война. Часть XI: Неустойчивое равновесие Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Длиннопост

Битва при Краване (1423).Миниатюра из Хроник Ангеррана де Монстрелле (1495-1500 гг)


Поквитаться за поражение под Краваном дофинистам удалось в начале осени 1423 г., когда крупный отряд англичан вышел из Нормандии и стал грабить Анжу — владения тещи Карла Иоланды. Это была не та, дама, которая все так легко прощает, и она приказала имевшимся видным военачальникам пресечь безобразие. 29 сентября отряд из примерно 2800 англичан был перехвачен у Ля Броссиньер сводным французским войском численностью до 6000 чел. Англичане двигались на марше и имели большой обоз с краденным скотом. Они попытались выстроить стандартное плевое укрепление из повозок и заостренных кольев. Первая атака французской конницы на их позиции не удалась, после чего лягушатники не стали косплеить Креси и Азенкур, а организованно объехали противника с фланга и начали громить неприятеля. Англичан загнали в овраг, где большей частью перебили.


Битва при Вернёе


Сражение, произошедшее 17 августа 1424 г. возле небольшого замка Вернёе (Вернейль) принято называть «вторым Азенкуром». Его предыстория началась с того, как английские войска под командованием Бедфорда осадили город Ивр. К этому моменту дофнисты получили крупное подкрепление из Шотландии, которое привез освободившийся из плена Бьюкен. Было собрано крупное войско, в которое входили отряды практически всех значимых военачальников французов. Капитан Ивра договорился о сдаче города 15 августа, если к этой дате не придет подмога и армия Бьюкена не успела к этому сроку.


Таким образом, не сумев спасти Ивр, французы, чтобы зря не ходить, осадили малозначительный замок Вернёе. Неподалеку, в Эвре, находился Джон Бедфорд с войсками. Дальше тайминги немного расходятся: Бедфорд послал отряд в 1400 человек следить за лагерем французов, а сам с основными силами подошел только перед моментом сражения. В ночь перед битвой часть нормандцев из его войска дезертировала, таким образом перед битвой у англичан осталось 8-10 тыс. чел. У франко-шотландцев имелось 10-14 тыс. чел., в ночь перед сражением их командиры держали совет, на котором победила точка зрения Джона Стюарта: дать генеральное сражение. Номинально командовать был назначен граф д'Омаль.


Перед боем стороны договорились пленных не брать, на чем особо настоял граф Бьюкен, как потом оказалось — зря.

Столетняя война. Часть XI: Неустойчивое равновесие Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Длиннопост

Битва при Вернёе (1424). Вигилий на смерть Карла VII


Перед битвой и та и другая стороны большей частью спешились и разбились на три баталии. Бой начался с перестрелки лучников — теперь они имелись у каждой из сторон. У английских стрелков возникла заминка — они не смогли вбить колья в засохшую землю и начали возиться с ними. Конный отряд ломбардцев атаковал их и рассеял. Правый фланг англичан, которым командовал сам Бедфорд, оказался обнажен, и казалось, что поражение близко. Однако герцог не растерялся и приказал контратаковать наступающих. В результате встречного боя французы были обращены в бегство. Далее баталия герцога проявила удивительную дисциплину и вместо преследования отступивших развернулась и начала громить центральную баталию шотландцев под командованием Бьюкена.

Столетняя война. Часть XI: Неустойчивое равновесие Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Длиннопост

Тем временем ломбардцы покинули строй и бросились грабить лагерь англичан, но столкнулись там с резервным отрядом лучников и отступили. Воспользовавшись тем, что противник занят ерундой, Солсбери атаковал центральную баталию шотландцев с другого фланга. После чего окруженным горцам осталось только героически принять смерть.


В битве при Вернёе дофинисты потеряли 4-6 тыс. человек, англичане около 1200. Погибли практически все французские командиры, в том числе Бьюкен и д'Омаль — всего 35 человек. Пожалели ли они, что не смогут сдаться в плен — неизвестно. Но все же около 200 человек все же было захвачено англичанами.


Считается, что поражение лишило силы Карла инициативы. Если говорить о крупных операциях, то, видимо, так оно и было. Однако история с бесконечными осадами и захватами замков той или иной стороной не прекращалась.


Интриги при дворе дофина


Главной фигурой Буржского государства была, несомненно, теща дофина Карла, Иоланда Арагонская. Эта женщина числилась титулярной королевой аж четырех королевств: Арагона, Сицилии, Иерусалима и Неаполя. Это означало, что мадам имела соответствующие титулы и могла претендовать на трон этих стран, но это теоретически. Практически Иоланда решила сделать все, чтобы королевой стала если не она, то хотя бы ее дочь Мария Анжуйская. Влияние «Королевы Четырех Королевств» на зятя было безграничным. Историки до сих пор спорят, где начиналась воля Карла, а где заканчивалось влияние его тещи. Количество ситуаций, когда дофин был вытащен Иоландой из глубокой задницы было неисчислимо: она выпросила закорючку Карла VI под признанием Карла VII законнорожденным, она оплачивала войска, находила нужных людей, в том числе и королевского финансиста Жака Кёра и сделала много чего еще.

Столетняя война. Часть XI: Неустойчивое равновесие Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Длиннопост

Иоланда Арагонская и ее дети молятся Богородице, миниатюра из церковного манускрипта


Помимо всего прочего Иоланда подыскала для французского королевства и нового коннетабля на место погибшего шотландца — Артура де Ришмона, брата бретонского герцога. Это был, если можно так сказать топ-менеджер средневекового разлива, человек авторитетный как в военном отношении, так и в силу происхождения. Беда была в том, что он служил англичанам. Но Иоланда научила зятя, как сделать заманчивое приглашение, от которого нельзя было отказаться, и де Ришмон перешел на работу коннетаблем в конкурирующую организацию

Столетняя война. Часть XI: Неустойчивое равновесие Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Европа, Средневековье, Длиннопост

Артур де Ришмон (Ричмонд)


На беду трансфер данного топ-игрока вызвал панику в ФК «Бурж». Первым затеять госпереворот решился Жан Лувье, доставлявший Карлу проституток. Ришмона и Иоланду попытались объявить персонами нон-грата, но «королева Арагонская» вовремя вернулась ко двору и разогнала интриганов


Далее очередь интриговать дошла до Пьера де Жиака, добившегося аж до поста главного кастеляна. 44 летний француз добился полного расположения дофина и, воспользовавшись неудачами де Ришмона, арестовал ставленника Иоланды и приставил к «буржскому корольку» охрану в 50 человек. Такой опеки испугался уже сам Карл, каким бы недалеким он не был. Ставленника выкупили, охрану разогнали, а в довершение Иоланда наняла друга де Жиака — Жоржа де Ла Тремойля, который с отрядом королевской стражи арестовал главного кастеляна в собственной постели. Де Жиака обвинили в связях с дьяволом,судили, а потом утопили в мешке.

Следующим фаворитом Карла стал Камю де Больё, но ненадолго: его стащили с мула, когда он проезжал прямо под окнами дофина, и дали топором по голове. RIP


Де Больё сменил тот самый Жорж де Ла Тремойль — бывший любовник королевы Изабеллы, имевший весьма няшную внешность. Он был заметно умнее своих предшественников и добился почти невозможного: отстранил от двора сначала де Ришмона, который и познакомил его с Карлом, а потом и саму Иоланду Арагонскую! Казалось, ее власть была потеряна


После таких придворных перестановок ситуация в Буржском государстве совсем пошла по езде. странные политические решения способствовали разрыву перемирия с Бургундией, англичане начали захватывать одну крепость за другой. Карл проявлял полный пофигизм к государственным делам, а влияние его фаворита было велико. Часть современных исследователей даже предполагают, что у королевской кареты помимо переднего имелся и задний привод, но мы думаем, что они нагло врут


Вот такими вышли те восемь, которые обычно пропускаются как незначительные. Как оказывается, французы могли быть на равных или даже периодически побеждать англичан еще до прихода этой вашей Жанны д'Арк


В конечном итоге к 1428 году воюющие стороны после почти десятилетия неустойчивого равновесия подошли к точке кульминации. С одной стороны Буржское королевство из-за внутренних интриг находилось в тяжелой ситуации. Военная инициатива была им потеряна после поражения под Вернеем, несмотря на ряд военных побед у Монтражи, Мон-Сен-Мишель и Амбрие. У французов выдвинулись талантливые командиры: Ла Гир, Бастард Орлеанский, Артур де Ришмон, но они пока не могли исправить ситуацию


На англичан же давила экономическая составляющая конфликта: чтобы избежать экономического краха им необходимо было добить дофинистов как можно быстрее. С этой целью Бедфорд приказал начать поход поход на крупнейший город Буржского государства, открывающий путь внутрь владений Карла — Орлеан.

Столетняя война. Часть XII: Орлеанский перелом. Глава 1 из 2


Оригинал: https://vk.com/wall-162479647_53883

Автор: Дмитрий Сувеев.

Живой список постов, разбитый по эпохам


А ещё вы можете поддержать нас рублём, за что мы будем вам благодарны

Яндекс Деньги: 410016237363870

Сбер: 4274 3200 5285 2137

Тут можно почитать подробнее

При переводе делайте пометку "С Пикабу от", чтобы мы понимали, на что перевод. Спасибо!

Показать полностью 15
68

Мифы «Титаника». Было повреждено 5 отсеков

Это скорее больше познавательный пост, чем опровергающий. Многие люди думают, что в ту роковую ночь «Титаник» повредил пять отсеков, при максимально допустимых четырех. Однако, существуют показания очевидцев, которые утверждают, что помимо шестой котельной была повреждена и стенка угольного бункера котельной номер пять. Старший кочегар Фред Баретт говорил о том, что видел, как из угольного бункера 5 котельной льется вода. Он сразу же закрыл эту дверь. Она успешно сдерживала поступающую воду, хотя вовсе не предназначалась для этого. И лишь в 1:20 она не выдержала и 5 котельная стремительно заполнилась водой.


Помимо этого, кочегары, работавшие в 4 котельной, утверждали, что в какой-то момент они увидели, как из-под пола начала просачиваться вода. По всей видимости айсберг повредил двойное дно.

Мифы «Титаника». Было повреждено 5 отсеков Титаник, Факты, Мифы, Разоблачение, Интересное, История, Текст

Схема «Титаника» с отмеченными пробоинами


Таким образом становится ясно, что повреждены были аж целых семь отсеков. Однако критичными все же оказались повреждения в первых пяти.


Также хотелось бы добавить несколько слов, по поводу объема повреждений. Зачастую можно встретить слова о непрерывной пробоине длиною в 90 метров. Но это не так. В 1996 году использовали специальный сонар. Он показал, что в корпусе судна было шесть отдельных небольших пробоин, некоторые из которых не больше толщины человеческого пальца. Рисунок выше наглядно демонстрирует какие по масштабу были повреждения. Общая площадь пробоины не превышает 1,1 кв. м.

При написании поста использованы материалы:

Группы «Лайнер-Легенда Титаник»: https://vk.com/titanic_society

Историко-Исследовательского Сообщества «Титаника» (ИИСТ): https://titanicsociety.ru/

103

О Долине смерти в Якутии: котлы, предания и неведомая хворь

Есть в Якутии одно место, которое зовут Долиной смерти. Едва ли не каждый житель республики слышал истории о заблудивших охотниках, которые оставались там ночевать, а по возвращении домой умирали от неизвестной болезни; истории о найденных телах членов географической экспедиции, причину смерти которых так и не выяснили; о странных огнях и других пугающих вещах.

Только ленивый ещё не писал на эту тему статьи, посты и заметки. Ну а чем я хуже?

Долина смерти находится на правом берегу реки Вилюй. Одни говорят, что где-то там сокрыт вход в адские подземелья, в которых живут неведомые твари. Другие говорят об обломках летающих тарелок среди вечной мерзлоты.

Охотники обходят гиблое место за сотни вёрст, пересказывая друг другу местные байки и легенды. Говорят, есть там выступающая из земли приплюснутая арка, а под ней — множество металлических комнат, так называемых котлов, где даже в лютый мороз тепло как летом.

Рассказывают, что раньше находились среди охотников смельчаки, которые отправлялись ночевать в котлах, но вернувшись, начинали болеть. Те же, что ночевали несколько раз подряд, очень быстро умирали.

О Долине смерти в Якутии: котлы, предания и неведомая хворь Городские легенды, Якутия, Долина смерти, Негатив, Аномальная зона, Мифы, История, Длиннопост

С 1853 по 1855 годы в бассейны рек Вилюй, Олёкма и Чона была направлена экспедиция Сибирского отдела Русского Географического общества. Возглавлял её географ, натуралист и этнограф Ричард Карлович Маак. Члены экспедиции изучали рельеф местности, геологию, а заодно знакомился с коренными жителями.

В Сунтаре мне рассказывали, что около вершины Вилюя есть речка, называемая Алгый тимирнить (Большой котел утонул), впадающая в Вилюй. Недалеко от ее берега, в лесу, находится в земле огромный котел, сделанный из меди; из земли высовывается один только край его, так что собственная величина котла неизвестна, хотя рассказывают, что в нем находятся целые деревья… (с) Ричард Маак.

Котлы в Долине смерти упоминаются также в письме Михаила Корецкого, жители Владивостока. В нём он рассказывает, что бывал в Долине трижды с проводником из местных. За три таких похода он обнаружил семь котлов диаметром от 6 до 9 метров из непонятного металла (не обламывается, не куётся).


Корецкий также отметил, что растительность вокруг котлов более пышная: лопухи с крупными листами, длинные лозы, трава 1,5-2 метра в высоту. В одном из таких котлов группа из шести человек ночевала.

Ничего плохого не ощущали, никто после серьезно не болел. Разве что у одного из моих знакомых через три месяца полностью выпали все волосы. А у меня на левой стороне головы (я на ней спал) появились три маленьких болячки размером со спичечную головку каждая. Лечил я их всю жизнь, но они до сегодняшнего дня так и не прошли. (с) Михаил Корецкий.

Исследователь древних культур Якутии Никита Архипов писал, что предание об огромных котлах бытуют среди местных издревле.

О Долине смерти в Якутии: котлы, предания и неведомая хворь Городские легенды, Якутия, Долина смерти, Негатив, Аномальная зона, Мифы, История, Длиннопост

В 1971 году исследователи из города Мирный задокументировали показания старого охотника-эфенка, побывавшего в Долине смерти. Он рассказал, что в междуречье Нюргун Боотур и Атарадак есть металлическая нора, в которой лежат промёрзшие насквозь худые, чёрные одноглазые люди в железных одеждах.


Как-то летом кузнец горно-обогатительного комбината и его сын участвовали в сплаве по реке Ойлудах в Долине смерти. Часа в три ночи они на противоположном берегу  увидели полупрозрачный купол, растянувшийся на несколько километров. Вокруг него то и дело вспыхивали и гасли светящиеся шары.


Отец и сын сделали несколько фото на цифровой фотоаппарат. Им пришлось вскоре уйти, так как несколько вспышек как будто были направлены в их сторону. Позже исследователи, изучившие фото, решили, что эти двое стали очевидцами неизвестного природного явления. В этих местах, по заключению геологов, часто обнаруживали холмы с железной рудой, и соотвественно сильным магнитным притяжением.


Есть версия, что в таких местах при определённых условиях появляются шаровые молнии и притягиваются частицы воды. Так и объясняются появление купола и огней вокруг него.

О Долине смерти в Якутии: котлы, предания и неведомая хворь Городские легенды, Якутия, Долина смерти, Негатив, Аномальная зона, Мифы, История, Длиннопост

В октябре 2000 года произошёл ещё один странный случай. Старожил из Мирного, геолог с 50-летним стажем, к тому же опытный охотник Василий Трофимов стал свидетелем пугающего явления. Устроившись на ночлег в зимовье, в 80 км от реки Олгуйдах, он проснулся из-за сбежавшей из избушки лайки.


Трофимов вышел наружу и увидел в темноте, как нечто перемещается среди верхушек деревьев. Деревья при этом не сгибались, но с них скрашивался иней. Шагающего видно не было, но когда тот приблизился к зимовью, он полностью перекрыл собой небо и звёзды. На утро Трофимов обнаружил чистую от снег полосу по всему лесу, куда хватало взгляда.


Легенда о котлах мало того что до сих пор жива, так ещё и пользуется большой популярностью. Особенно среди уфологов, криптозоологов и прочих -ологов. Одни говорят, мол, это бывшая база инопланетян. Другие говорят, мол, это артефакты погибшей цивилизации. Третье считают, что это купола огромных подземных сооружений. Есть ещё и те, кто говорит, что это сброшенные ступени древних ядерных ракет.


Впрочем, на самом деле всё может быть куда проще. Нечто подобное есть не только в Якутии, но и в Горном Алтае, в калмыцких Чёрных Землях. Там есть поляны, где громоздятся искорёженные, поросшие мхом или совсем новенькие металлические конструкции. Правда на них читаются штампы российских и украинских заводов. Там тоже пересказывают истории о пастухах и охотниках, которые находили то не остывающие месяцами серебристые цилиндры. Эти люди потом, якобы, умирали.

Данная территория богата газовыми месторождениями. Возможно, что в результате выброса газа у людей возникали галлюцинации, они могли переночевать в пещере, в которой скапливался газ, например, метан, отравление которым может привести к летальному исходу. (с) Государственный комитет по геологии и недропользованию.

О Долине смерти в Якутии: котлы, предания и неведомая хворь Городские легенды, Якутия, Долина смерти, Негатив, Аномальная зона, Мифы, История, Длиннопост

Что касается самих исполинских котлов, подемных годоров и ходов, то дело может быть в том, что справа от Вилюйского водохранилища ведётся сейсмопрофилированием, которое ведёт Якутгеофизика. В тех же местах велись и буровые работа. При этом никто из рабочих ничего подобного не видел.


За котлы также могли принять фрагменты космических ракет, потерпевших крушение при запуске, те же отделяемые ступени, а сохранившаяся в них повышенная радиация могла бы объяснить смертоносность объектов. При этом Якутия официально является одной из тех зон, где должны падать обломки ракет-носителей.


И всё бы ничего, если бы многие рассказы о паранормальщине в этих местах не относились ко времени, когда никаких ракет не было даже в планах. Не говоря уже о ядерных бомбах и атомных реакторах.

Показать полностью 3
170

Столетняя война. Часть X: Три Франции

Автор: Дмитрий Сувеев.

В предыдущих сериях:

Столетняя война, часть 1.1: династические предпосылки конфликта

Столетняя война, часть 1.2: экономические предпосылки конфликта

Столетняя война. Часть II: Как она началась

Столетняя война. Часть III: от Слейса и до Креси

Столетняя война: почему англичане вломили французам при Креси?

Столетняя война. Часть IV: The Black Prince

Столетняя война. Часть V, пронумерованная в честь одного мудреца

Столетняя война. Часть VI: Война двух Жанн за Бретонское наследство

Столетняя война. Часть VII: Про Педро Жестокого

Столетняя война. Часть VIII: Арманьяки против бургиньонов

Столетняя война. Часть IX: Генрих V


Заключение договора в Труа в 1420 г. не означало завершения Ланкастерской войны. Просто-напросто, конфликт переходил в новую, затяжную стадию. На политической карте на месте Франции в период 1420-1453 гг сосуществовало целых три государственных образования, которые будем называть Английская Франция, Герцогство Бургундское и Буржское королевство. Жизнь в каждом из к них протекала на свой лад. В недрах каждого из трех государственных образований происходили процессы, которые в итоге привели к победе Карла VII и уходу англичан с континента.

Столетняя война. Часть X: Три Франции Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост

Государственные образования на территории Франции после мира в Труа


Можно сказать, что договор в Труа 1420 г. поделил Францию на два лагеря: те, кто его признал (Английская Франция и Бургундия) и кто не признал — территорию, контролируемую дофином Карлом. Таким образом, по мнению многих историков юридически Столетняя война после 1420 г. трансформировалась в гражданскую. Одни называли королем Генриха V (а после его смерти в 1422 г. Генриха VI и его регента Джона Бедфорда), другие Карла Карловича VII Валуа. Англия в союзе с Бургундией пыталась дожать упрямого, но неумелого противника. Королевство дофина то оборонялось, то наступало.


В этой статье вы не прочтете ни об одном сражении или ином историческом событии — смерть Генриха, битвы при Божэ и Вернёе — все это будет в XI части. Далее достаточно нудно будет описано, как жила каждая из разделенных частей Франции.


Англо-Французское королевство


После ряда одержанных побед Генрих V торжественно вступил в Париж. То ли уставшее от гражданской войны, то ли считавшее такой исход событий установлением справедливости, то ли полное почтения к харизматичной личности, сообщество горожан встречало его радостно. Особенно усердствовали местные церковные иерархи и чиновники. Генри Ланкастер был признан королем Франции и, казалось, что окончательная победа близка, а результат ее вечен. В принципе, население земель, принадлежащих бургиньонам с легкость переходило на сторону Генриха, а вот с теми, крепостями на севере страны, которые контролировали арманьяки еще приходилось возиться. Лояльность территории англичанам четко коррелировала с позицией ее сеньора. Борьба же за признание власти Ланкастеров местным населением была не менее значима, чем победа над войсками дофина. От этого зависела устойчивость новой династии на троне.

Столетняя война. Часть X: Три Франции Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост

Торжественный въезд Генрих V в Париж. Худ. Дж. Э.В. Дойл, «Хроники Англии», 1864 г.


Приступая к завоеванию, Генрих планировал разделить Францию Карла VI на несколько типов территорий. Государственное устройство нового королевства должно было быть следующим. Аквитания, Гиень, Гасконь, Нормандия включались в состав Англии напрямую, как некогда утраченные исконные земли. Остальная же Франция сохраняла статус королевства и входила в состав объединенной ланкастерской державы на правах двуединой монархии. Провозгласив подобную унию, Генрих V не придумывал ничего нового. По подобному механизму ранее объединялись Польша и Литва (1395 г.), Дания, Швеция и Норвегия (1397 г.), позже успешным примером станет союз Арагона и Кастилии. Однако имелась существенная разница: в предыдущих случаях объединение не происходило в рамках завоевания одной страны другой. Сложно говорить, образовались ли на тот момент английская и французская нации, но и в одной и в другой стране начало формироваться самосознание не только консолидирующее своих но и четко дистанцирующееся от чужаков.


Разграничение между двумя народами начиналось уже на идеологическом уровне. Можно много дискутировать, когда зарождается процесс национального самосознания, но если ответ на вопрос «кто есть свой?» французы или англичане представляли смутно, то образ чужака сформировался под действием пропаганды достаточно ясный.


Еще со времен Эдуарда III в чаехлебах воспитывалась ненависть к лягушатникам. Поэтому, респонденты соцопросов на улицах Лондона времен Генриха V охарактеризовали жителей с того берега Ла-Манша следующим образом: французы злые, коварные, спят и видят, как бы приплыть и вырезать англичан; они не знают порядков и законов, живут в беззаконии; тупые, трусливые; ограбить богатея-француза — святой долг правоверного подданного Его Величества. Себя же нагличане видели чистыми, непорочными, верными, справедливыми и самыми-самыми-самыми…


Лягушатники тоже не отставали. В их воображении, Франция являлась самой чудесной, прекрасной и благочестивой страной под небесами. Мерило святости они обнаружили весьма своеобразное — обладание христианскими реликвиями: «гвоздем, терновым венцом, святым саваном» Иисуса Христа. Англия, с их точки зрения, имела несопоставимо меньше епископств и кафедр и вот потому-то французы — передовой народ, а англичане тупая деревенщина. Чувство превосходства над островитянами было велико и его не поколебал даже ряд военных поражений. Таким образом, взаимная ненависть двух народов не создавала предпосылок для объединения.


Создавая двуединую монархию, Генрих V всячески старался добиться симпатий французского населения , для чего был предпринят ряд мер. Во-первых, еще со времен похода 1415 г. солдатам запрещались немотивированные грабежи, разорения храмов, изнасилования, насилие в отношении стариков и детей. На практике запрет работал плохо. Солдаты грабили и насиловали. Во-вторых, Генрих подчеркивал, что врагом для него является не французская государственность, а он пришел исправить нарушение порядка престолонаследия. Поэтому ранее принятые французские законы сохраняли свое действие на территории страны. Более того, стараясь пресечь злоупотребления со стороны английских солдат, на административные должности в Нормандии начали назначать французов.


В-третьих, не смотря на то, что от землевладельцев и бюргеров требовалось принести присягу англо-французскому королю, а отказ от присяги означал конфискацию земель, требования этой присяги были не очень настойчивыми. Население же, проживавшее в Нормандии, все равно бежало на земли, подконтрольные дофину. Это стало серьезной проблемой как с точки зрения собираемости налогов, так и с точки зрения обеспечения легитимности. Английская администрация буквально упрашивала беженцев вернуться и принести присягу в форме покупки так называемых «писем прощения». Некоторые дворяне приносили и нарушали присягу по несколько раз. Уже во времена регентства Бедфорда появляются ордонансы, не рекомендующие давать прощение принесшим присягу более двух раз.


Продажа «писем прощения» в условиях дефицита казны стала для англичан важной доходной статьей. На начало пятнадцатого века имеется уже немало документов, относящихся к деловому документообороту, позволяющих восстановить ход событий не только на основе сомнительного нарратива хроник. Так вот, в сохранившихся документах не редки случаи, когда некий ткач, булочник или иной горожанин из Нормандии вдруг решает подзаработать длинный ливр и присоединяется к банде бригандов или уходит на службу к арманьякам. Англичане ловят его, тот пишет покаянное слово, платит выкуп, признает Генриха V или VI своим королем и отправляется домой.


Получается, методы Вильгельма Завоевателя, которые Ланкастер применил при завоевании Франции, для позднего средневековья работали плохо. Можно было менять крупных сеньоров, изымать земли, требовать принесения присяги, но на деле это не давало крепкой опоры. Реальные отношения между англичанами и французами были таковы, что они не создавали прочного фундамента для существования надстройки в виде двуединой монархии. Напротив, история с объединением напоминала свадьбу ежа и ужа.


Выступая перед Парламентом, Генрих V так обосновывал целесообразность начала войны в 1415 г.:

«Шотландия является страной бедной, лишенной богатств и удовольствий, народ ее дикий, воинственный и непокорный, тогда как во Франции вы найдете плодородную страну, с удовольствиями, обильную ресурсами; народ ее любезный и спокойный, а у каждой шлюхи по шесть рук».

Естественно, для англичан, подписавших вербовочный контракт, Франция представлялась чем-то типа Клондайка или Дикого Запада, то есть места, где можно быстро разбогатеть или заполучить земельный участок при помощи сравнительно честных способов.


Серьезной проблемой для командования англичан стало поддержание воинской дисциплины в Нормандии. Та армия, которая стойко переносила все тяготы походов до Азенкура и обратно, которая громила французов, оказавшись не занятой боевыми действиями, успешно разлагалась. С целью поддержания контроля над захваченными территориями в городах и замках размещались контингенты наемников, в задачи которых входили охрана крепостей, дозор, а также поддержание готовности к выступлению в поход. От всех этих функций они старались уклониться. Генирих V, Джон Бедфорд последовательно издают ордонансы 1421, 1422, 1423, 1424, 1428 г. в которых в общем-то требуют одного и того же: являться по первому зову командира и регулярно находиться в расположении гарнизона. А с этим были серьезные проблемы.


Во-первых часть солдат, попав на континент быстро дезертировала и возвращалась домой. Во-вторых, многие из них наемников попросту шатались где попало и занимались чем хотели, находя занятие по душе, а если на войну пойти, так там ведь и убить могут. Понятие «чем хотели» подразумевало как элементарный грабеж, так и более изощренные методы. Это могла быть и коррупция в виде выдачи разрешений на перемещение по стране, которыми могли пользоваться все желающие, включая агентов дофина. Это могло быть и ложное правосудие, когда кто-то из французов похищался, ему предъявляли подложные обвинения в нарушении законов и требовали собрать выкуп и отдать его капитану стражи, чтобы тот «закрыл глаза» на ситуацию и выдал «письмо помилования». Оккупационная администрация боролась с такими проявлениями, всячески подчеркивая в ордонансах, что правом на правосудие обладают только назначенные королем бальи (судьи). Жалобы на преступления со стороны солдат на заминались и активно расследовались, но это не помогало.


Главной же проблемой для командования стала практика, когда один и тот же солдат нанимался на службу сразу к нескольким капитанам, чтобы получать жалование несколько раз. В крепости он появлялся только в день зарплаты, а дальше шел заниматься делами, описанными абзацем выше. Понятно, что это снижало реальную боеготовность не только за счет приписок, но и потому, что никого в гарнизоне нельзя было застать на месте. В ордонансах особо подчеркивалось, что солдатам запрещается покидать гарнизоны. Тяжесть наказания за такой проступок постепенно повышалась от конфискации имущества до телесных наказаний, но на деле это помогало мало.


Не лучше обстояло дело с созывом феодального ополчения. Призыв рыцарей на военную службу в рамках соблюдения вассальных обязанностей не практиковался в Англии уже со времен Эдуарда II. Захватив Нормандию, Генрих V решил воспользоваться такой возможностью в отношении местного дворянства. Был и брошен призыв и… никто не приехал. Ситуация повторялась из раза в раз, собрать не удавалось ни сменивших подданство французов, ни англичан, получивших феоды на оккупированных землях.


После заключения договора в Труа предполагалось, что с задачами усмирения недобитых арманьяков Генрих будет справляться имеющимися на континенте силами. Хронический недобор войск для походов против дофина приводил к тому, что от этого принципа постоянно отклонялись. Раз за разом в Британии приходилось вербовать новые войска для отправки во Францию. Это сохраняло гарантию, что они доедут до поля сражения прежде, чем дезертируют. Деньги на их наем приходилось брать все в той же Англии. Чем дальше тянулась война, тем больше средств она требовала.

Столетняя война. Часть X: Три Франции Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост

Французские крестьяне XV века. Наверное, многим известные иллюстрации взяты из «Удивительного часослова Жана Беррийского» — одного из лидеров арманьяков. худ. Братья Лимбурги

Столетняя война. Часть X: Три Франции Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост
Столетняя война. Часть X: Три Франции Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост
Столетняя война. Часть X: Три Франции Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост
Столетняя война. Часть X: Три Франции Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост

Война и последовавшие за ней бедствия повлекли разорение и обезземеливание крестьян, однако и работу в качестве батраков найти они себе не могли. Это приводило к тому, что на дорогах Нормандии появились толпы бродяг, сбивавшихся в банды и присоединявшихся к бригандам. Постепенно, у этих отрядов стало вырабатываться свое видение ситуации в стране. В свалившихся бедах они обвиняли англичан и приходили к выводу, что «Карлуша приде — порядок наведе». То есть представители обездоленного простонародья становились осознанными дофинистами. В английских документах не содержится сведений, какие из отловленных войсками банд занимались разбоем с патриотическими целями, а какие нет, но партизанское движение тоже имело свое место.


Гарантированное договором в Труа сохранение законов и обычаев каждой из стран защищало интересы не только Франции, но Англии. Дело в том, что экономический потенциал каждой из двух стран был просто несопоставимым. В случае успеха объединения Англии грозило если не французское поглощение, то точно роль глухой провинции, что явно противоречило интересам британцев. Причем названные опасения не были плодом концепций историков. Они возникали именно у современников Столетней войны. Когда был заключен договор в Труа, английские парламентарии выразили надежду, что Генрих V решил свой личный династический спор, а потому больше они ему ничем не обязаны и он в дальнейшем будет решать свои проблемы уже не за счет их страны. Случилось невиданное. Парламентарии больше не одобряли чрезвычайный налог на войну, учрежденный Эдуардом III, который не собирался впервые за много лет, несмотря на все просьбы Генриха и Бедфорда. Таким образом, с развитием Нового Времени, если бы не Франция завоевала независимость, то Англия отложилась бы от двуединой монархии в процессе чего-то похожего на Нидерландскую революцию.

Столетняя война. Часть X: Три Франции Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост

Париж конца XIV века


При этом не надо думать, что положение дел в Англо-Французском королевстве просто кричало на каждом шагу о надвигающейся катастрофе. Наряду с противниками появилось и много сторонников унии. Центром колоборации с англичанами стал Париж. Столица была прежде всего купеческим городом, соответственно, за возможность выгодно и безопасно торговать бюргеры были готовы признать своим королем хоть лысого черта. Власть Генриха V же означала возможность для купцов свободно попадать в Нормандию, Фландрию и Британию — туда, где находились основные деловые партнеры. Товарооборот с Центральной и Южной Францией, где сидел дофин, наоборот был крайне незначительным. Кроме того, репутация арманьяков в столице оказалась подпорчена несколькими годами террора. Люди, поддерживающие в городе сторону орлеанской партии, бежали, были убиты или затаились. Сохранился анонимный дневник парижанина времен столетней войны, в котором оставшийся безымянным гражданин успевает трижды переобуться в полете между 1409 и 1449 годами. Во время походов Генриха V 1415-1417 гг он его проклинает, затем, со вступлением английского короля в столицу боготворит, а проклинает уже арманьяков, а когда город вновь занимают французские войска, автор начинает молиться на Карла VII. Вот такие метаморфозы.


Английских солдат в Париже не набиралось двух десятков — стражу несли в основном бургундцы. Это не создавало впечатления оккупации и не рождало тех эксцессов, ктороые встречались в Нормандии. Таким образом, столица могла стать центром объединения двух держав и формирования новой нации.


В целом же, задача объединения английской и французской наций в одну выглядела непосильной. В отличие от Речи Посполитой или Испании, англо-французская уния протекала в условиях войны, а не мира, а потому шансов на то, чтобы окрепнуть и соединиться в один народ у детища Генриха V не было.


Герцогство Бургундское


A 1420-1430 гг герцогство Бургундское можно было назвать «Францией здорового человека» — развивалось оно стабильно и устойчиво. Переданная когда-то в апанаж (т.е. во владение, которое является частью короны и должно быть ее возвращено после смерти владельца) недальновидным Иоанном II Добрым Бургундия все больше и больше становилось самостоятельным государством, независимым от Франции. После убийства в Монтеро Жана Бесстрашного, править герцогством стал его сын Филипп Добрый. Он участвовал в подписании договора в Труа, и хотя формально он выступал там как вассал Генриха V , на деле это никого не должно было обмануть. Филипп являлся именно союзником английского короля, самостоятельным в принятии решений, обладающим собственными интересами. Бургундский герцог обеспечил легитимность для Генриха, признав его власть, как крупнейший землевладелец. Союз между Англией и Бургундией был упрочен по итогам переговоров в Амьене 1423 г., когда Филипп выдал замуж за Бедфорда свою сестру.

Столетняя война. Часть X: Три Франции Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост

Портрет Филиппа III Доброго, герцога Бургундии. Худ. Рогир ван дер Вейден, 1445 г.


Признание законным королем Генриха V со стороны бургундцев помимо того, что имело большой политический вес, попросту позволило не завоевывать огромнейшие территории, которые перешли на сторону Ланкастеров по росчерку пера.


На момент возобновления Столетней войны герцогство Бургундское включало далеко не только земли на границе Франции и Священной Римской империи. Благодаря удачному браку Филиппа Смелого и Маргарите Дампьер в состав владений герцогства вошла Фландрия. Кроме нее к владениям герцога присоединились герцогство Артуа, Франш-Конте, в 1419 г. Филипп оккупировал Шампань и Пиккардию — территории, на которые вообще не имел никакого юридического права. Все это делало его крупнейшим магнатом королевства. Сочетание плодородных земель с прибылями фламандских цеховиков делало герцогство баснословно богатым, позволяло формировать войско из лучших рыцарей и пеших контингентов. Здесь зарождались военные реформы, которые потом перенимал дофин Карл. Правившая в герцогстве династия Валуа благоволила искусствам, поэтому здесь во времена Столетней войны начало зарождаться фламандское возрождение, писались готические картины голландских мастеров, издавались книги.


При этом не бургундцы, несмотря на постоянное участие в Столетней войне, не спешили умирать за интересы англичан. Предпринимаемые ими походы преследовали цель именно расширения границ и влияния герцогства.


В политике Филипп Добрый руководствовался несколькими мотивами. Во-первых, это мотив мести за отца — Жана Бесстрашного, убитого с попустительства или по приказу дофина. Юный герцог очень любил своего папа, рассказывали, что он упал в обморок получив известия о событиях в Монтеро, а потом постоянно носил траур. Вторым мотивом для Филиппа стало стремление узаконить захват Шампани и Пикардии. Имелись большие сомнения, что после победы над дофином эти земли останутся принадлежать ему — Ланкастеры хотели себе всю Францию целиком и не собирались делиться. Самым же главным мотивом был третий — стремление добиться полной независимости герцогства от Парижа и стать суверенным государством. На текущем этапе достижение поставленных целей Филипп Добрый связывал с англичанами, однако, со временем все могло измениться.


Буржское государство


После победы мятежа бургиньонов в 1418 г., когда они заняли Париж и вырезали там всех арманьяков, неожиданно для себя ставший наследником престола Карл бежал в находящийся в центре Франции город Бурж. К теще, на блины. Я серьезно. Дофин уже давно находился в состоянии помолвки с Марией — дочерью Людовика Анжуйского и Иоланды Арагонской. Причем, теща в этом браке явно опережала тестя не только по происхождению, но и по уму и степени досужести. По последним двум показателям, она, пожалуй, вообще оставляла позади всех мужчин по обе стороны Ла-Манша. Будучи опытным мастером интриг, она руководила действиями пятнадцатилетнего зятя и достигала весьма успешных результатов, в многом являясь архитектором буржской государственности.

Столетняя война. Часть X: Три Франции Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост

Карл VII Победоносный. Худ. Жан Фуке, между 1445 и 1450 гг


Вслед уехавшему сыну его родная мать — Изабелла Баварская — посылала обвинения в том, что он был зачат ей от любовника. Соответственно, не имеет никаких прав на трон и должен быть лишен наследства. Таким образом, кризис престолонаследия начался еще в 1418 г., за два года до заключения договора в Труа.


Первоначально Карл планировал отсиживаться на землях верных ему людей и ожидать смерти дорого папаши, чтобы после нее вернуться в Париж и занять трон. Однако с заключением соглашения, по которому Генрих V становился наследником престола, эта затея оказалась бессмысленной — появился претендент более сильный, популярный, с безупречным происхождением, а главное — уже владеющий Парижем.


С этого момента дофин Карл и люди, им руководившие, перешли к более решительной тактике. Верные им войска в 1420 г. захватили Лангедок. Таким образом, в их распоряжении оказалась компактно расположенная, но в то же время обширная территория южнее реки Лауры: Пуату, Турень, Берри, Турень, Дофине, Лангедок и др. Все эти провинции являлись землями лидеров арманьяков: Анжуйского, Орлеанского, Бурбонского домов. В своих владениях они сидели прочно, могли вербовать отсюда войска, а главное — собирать налоги. По своему потенциалу поступления от жителей южной и центральной части Франции в разы превосходили то, что англичане могли собрать в Нормандии. Однако не все деньги доходили до казны, часть из них разворовывали многочисленные подданные дофина.


Обычно те владения, на которые распространялась власть Карла, пытаются представить нищим захолустьем, не обладающим значимыми ресурсами для продолжения войны. Отчасти этому способствует пропаганда, пущенная в годы «столетки» англичанами, а после завершения войны подхваченная французскими историками. Первые хотели преувеличить слабость противника, вторые — показать эпическое превозмогание несмотря ни на что. На самом деле это не совсем так.


Само название «Буржское королевство» землям дофина дали англичане старавшиеся показать, что это есть мятежная территория, ничтожная по своей сути, ничего общего с Францией не имеющая. С их точки зрения Франция — это там, где Париж, Нормандия, Бургундия, Генрих V, Филипп Добрый, Джон Бедфорд, а у вас там неизвестно что. Правит вами не законный монарх, а «тот, что называет себя дофином…» — самозванец. Такой эпитет для Карла использовали в официальной переписке. Неофициально его называли проще — «буржский королек».


Сам «буржский королек» придерживался иного мнения, относительно того, где находится настоящая Франция и как звучит его титул. В подтверждение этому, в городе Пуатье Карл учредил свой собственный парламент, с блекжеком и авиньонскими девицами. Точнее не так! Он объявил, что это и есть настоящий французский парламент в изгнании. Отчасти дофин был прав. Действительно, заседавшие в Париже парламентарии занимали места арманьяков, перебитых во времена очередного мятежа Жана Бесстрашного, и не имели опыта бюрократической работы. А в палате Пуатье трудились сумевшие бежать из столицы опытные аппаратчики. Более того, численность ланкастерских чиновников сокращалась, а дофинских постоянно росла.

Столетняя война. Часть X: Три Франции Cat_cat, История, Война, Столетняя война, Средневековье, Европа, Длиннопост

Заседание французского парламента под председательством Карла VII. Рисунок Ж. Фуке, 1450 г.


Наличие полноценной администрации позволяло организовать эффективную службу взымания налогов: косвенного эда и тальи. Численность податного населения в Буржском государстве была выше, чем в Нормандии, а налоговая нагрузка выше, что позволяло рассчитывать на 850 тыс. ливров дохода. На эти средства можно было содержать приличную армию. И все бы у Карла было хорошо, если бы не два но. Первое — хроническое неумение воевать. С этим справлялись и периодически одерживали победы. Второе — это то, что окружение дофина сочетало монолитность в ненависти к англичанам с постоянными интригами друг против друга.


Карла часто называют безвольной и внушаемой личностью. Судя по достигнутым результатам, как король он чего-то стоил, иначе войну бы не выиграл. Но нельзя отрицать того, что он постоянно попадал под влияние то одной, то другой придворной партии: тещи Иоланды, коннетабля Ришмона, Жоржа де ла Тремуйя, которые ненавидели друг друга и строили взаимные козни. Сумев войти в доверие к королю, они начинали прессовать конкурентов и давать советы, противоположные ранее принятым решениям. Благодаря этому Карл метался из крайности в крайность.


Буржское государство нельзя было назвать однозначным фаворитом в идущей войне, но само его существование служило занозой, препятствовавшей окончательному оформлению Англо-Французского королевства. Для победы Карлу оставалось держаться и накапливать силы, чтобы разбить слабеющего противника.


Таким образом, на территории бывшего королевства Франция возникло три полюса сил, решительное предпочтения каждому из них отдать было бы невозможно. Английская Франция раздиралась объективными внутренними противоречиями, Герцогство Бургундское сосредоточилось на защите собственного суверенитета, а Буржское королевство не могло эффективно консолидироваться и одержать так необходимые военные победы. Со временем ситуация изменится, о чем мы расскажем в следующих частях.

Продолжение: Столетняя война. Часть XI: Неустойчивое равновесие


Оригинал: https://vk.com/wall-162479647_52055

Автор: Дмитрий Сувеев.

Живой список постов, разбитый по эпохам


А ещё вы можете поддержать нас рублём, за что мы будем вам благодарны.

Яндекс Деньги: 410016237363870

Сбер: 4274 3200 5285 2137

Тут можно почитать подробнее

При переводе делайте пометку "С Пикабу от ...", чтобы мы понимали, на что перевод. Спасибо!

Показать полностью 11
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: