94

5 забавных высказываний проводников поезда))

5 забавных высказываний проводников поезда)) Проводник, Поезд, Смешное, Юмор, Прикол

"Что нам только не дают на продажу - швейцарские ножи, подушки для сна, золотые подстаканники, детские раскраски. Один раз нам в рейс дали алтайские бальзамы для потенции - улетели в один миг..."


***


"Очень многие студенты идут в проводники, чтобы посмотреть страну из окна поезда. За все время, что я работал, чистого времени смотрения в окно набралось часа на 3-4, остальное время нужно что-то делать."


***


"И все бы ничего, но я один раз видел, как на поводке везли ЕНОТА и выгуливали его на станциях."


***


"Что же все-таки случится, если в унитаз бросить лом?


Чтобы Вы понимали: лом, закрепленный за вагоном, - это огромная арматурина длиной около 1,5 метров и диаметром 2 см. Его в принципе нести тяжело, не то что куда-то кинуть. Наверное, поэтому экспериментаторов не нашлось."


***


"От Москвы до Беломорска в плацкарте как-то ехала группа туристов из 30 человек, и они разместили все свои байдарки на 3-х полках сверху. Ощущение джунглей не покидало меня, когда я проходил через этот вагон."


http://www.myputnik.com/yumor-turizm

Дубликаты не найдены

+7

Лом 1,5 метра и диаметром 2см не такая уж тяжёлая штука. Было бы желание...

раскрыть ветку 5
+6

Объем лома такого лома 471,24 куб. см. Если лом будет из чугуна (7.2 гр/см3), то он будет весить 3.4 кг. Дотащит даже ребёнок.

раскрыть ветку 4
0

так, что тема лома не раскрыта никоим образом!!!!!

раскрыть ветку 3
+6
Это не "высказывания проводников", а вырезка фактов пользователя Твиттера о работе проводника. Челлендж "1 лайк - 1 факт", вроде. Если мне не изменяет память, на пикабу был такой пост.
раскрыть ветку 1
0

да, я тоже этого парня в твитере читала.

0
Если туалет типа "очко" то там еще педаль держать надо, то пути будет два: 1. Вырвет унитаз и педаледержальщика на улицу и нахлобучет следующим вагоном или 2. Лом прилетит педаледержальщику по ноге. Ну и 3 вариант: средняя длина лома 1,5 метра, высота тележки 1208мм (по вагонам метро брал), если учесть что лом воткнется на 10-15 см, то в итоге получим просто накренившийся лом на гравии, который остался после поезда. Ну вот как то так.
0

Самое забавное, что я слышала от проводника, это в 5 утра в поезде "Москва-Махачкала" перед остановкой в Саратове, если не ошибаюсь: "СДАЕМ ПОДСТАКАННИКИ, НАВОЛОЧКИ, ПРОСТЫНИ И ДРУГОЕ НАСЛЕДИЕ ЧУБАЙСОВСКОЙ ИМПЕРИИ" о_О

0

Они видели гриф штанги? Диаметр гораздо больше, длина больше, весит 20 кг. Подозреваю, лом весит в разы меньше.

0
Как бывший студент-проводник могу сказать, что времени хватало и на страну посмотреть из окна поезда, и погулять по городам куда приезжаешь, и "культурно отдохнуть" во время рейса
0

лом легкий, им спокойно дрова колол для титана, и говно хорошо толкать

-1

Копипаста с контакта

На этот, безусловно, «очень важный» вопрос, существует несколько альтернативных точек зрения:


Лом согнется.

Лом выскочит назад, насадив на себя экспериментатора и воткнувшись в потолок.

Лом прокопает землю вместе со шпалами.

Поезд сойдёт с рельс.

Вагон потеряет несколько колёс.

Железная дорога понесёт урон в миллионы рублей.

Лом довольно прочно и глубоко воткнется в земную кору, вследствие чего земной шар продолжит своё вращение в направлении движения поезда.

Унитаз расколется.

Лом воткнется в дорожное полотно и поезд потащит за собой всю ветку, за ней следующую и т. д. Одним словом пи*дец всей сети железных дорог на континенте.

Проводник и машинист люто, бешено обидятся и уйдут в запой.

Откроется огромная чёрная дыра и всех нахер засосёт.


Человеку, знающему матчасть, не составит труда в уме все рассчитать и прийти к правильному выводу. Школота же будет с пеной у рта доказывать свою точку зрения. А в реальности все будет очень уныло



Свидетельство очевидца

Раздался страшный гром, как будто несколько десятков автомашин столкнулись друг с другом на полном ходу. Вагон затрясло, закачало, трещали полы, все гремело и вибрировало. Завизжали тормозные колодки, и состав начал остановку. При осмотре туалета, мы обнаружили, что унитаз раскололся, пара крепежных ушек сломалась, остальные выворотило с болтами. Педаль выпала из расщелины и погнутая валялась рядом. Зато самый главный сюрприз нас ожидал при выходе из вагона. Один колесный диск на задней платформе деформировался, соседнего с ним вообще не было на месте, торчал только повисший ремень генератора. Несколько бетонных шпал раскрошилось, рельсы по той стороне, где проехало деформированное колесо, напоминали гигантский напильник — все в насечках и выбоинах. Общая сумма ущерба, нанесенного железной дороге, составила миллион рублей. Но разбирательства не состоялось. Мы, все вместе, дружно, замазали шпалы цементным раствором, закрутили покрепче рельсы, аварийный вагон вернули в тупик. Вообще говоря, он уже как минимум десять лет не эксплуатировался, поэтому никому не было дела до его неисправности. Лома, кстати, так и не нашли.


Альтернативная точка зрения

При проникновении лома в очко поездного унитаза на скорости произойдёт резкое заполнение очкового пространства ломом, в следствие чего световое излучение, которое до этого блокировалось очковой пидалью - заслонкой будет воздействовать на лом, который не теряя инерции будет продолжать движение по горизонтальной и вертикальной осям.

Это в свою очередь создаст вихревые магнитные потоки, которые при слиянии с очковым светом, воздействующим на лом, вызовут магнитную аномалию, которая сможет либо поглотить весь мир, либо даст лекарство от рака, также возможен провал во времени, телепортация, переход в иное измерение...

-1

максимальный хохотач

Иллюстрация к комментарию
Похожие посты
70

"Усёк, бригадир?"

(Время действия: 1991 год)


Киров-Лесная. Легендарное направление. Поезд любви и разочарований, искромётных знакомств и огненных расставаний. Проводники, работавшие на этом направлении, отличались дерзостью, отсутствием комплексов и наличием чувства сплочённости в экстремальных ситуациях. Иначе здесь нельзя, иначе будешь выброшенным из вагона в тайгу без денег и надежд на выживание.

Киров-Лесная. Это тайга, леспромхозы, гарнизоны, зоны. Это беспокойные ночи, частые остановки и долгий путь домой. Это пьяные офицеры, бывшие зеки, лесные жители. Это поезд, в котором я осваивал новую должность начальника поезда...

—Почему начинающих бригадиров посылают именно на это направление? - спросил я инструктора перед отправлением.

Вопрос остался без ответа.

Для уверенности мне потребовалась поддержка. Я нашёл её в лице Ани - опытной проводницы с другого состава. Девушка, не раздумывая, согласилась поработать со мной в штабном вагоне.

Первый рейс в роли бригадира. Проводники незнакомые. Наглые и самоуверенные. На планёрке, как положено, зачитываю приказы, даю указания.

—Шеф, хорош командовать! - кричит усатый мужик со второго ряда. - Мы без тебя знаем, что надо делать в вагонах.

Пробую возразить. Бригада молча поднимается и уходит с планёрки.

—Хреново тебе будет с ними, - замечает Аня. - Сразу бери их в ежовые рукавицы, иначе выбросят из поезда на ходу!

—Не переживай. Прорвёмся, - бормочу я и направляюсь в отстой.

На посадке иду вдоль состава. Проводники строго выполняют свои обязанности. Правда, внешний вид не очень опрятный, зато профессиональная улыбка и подчёркнутая вежливость полностью покрывают эту неряшливость. Похвально! Однако, посмотрим, что будет дальше.

Станция Зуевка. Время позднее, но никто не спит. С лавочки на перроне наблюдаю за действиями бригады. Проводники бросают в мою сторону косые взгляды. Изучают, наверное. После свистка локомотива дружно поднимаются на ступеньки вагонов. Пока все работают без замечаний.

Станция Яр. В первый вагон заходят ревизоры. Обычная проверка, но я начинаю волноваться: не известно, чем закончится этот рейд.

—Здесь все друг друга знают, - подсказывает Анна. - Не беспокойся: и волки будут сыты, и овцы - целы! Вот увидишь!

Под этой поговоркой девушка имеет в виду, что в случае неприятностей проводники сумеют договориться с проверяющими. Ревизоры, пройдя по вагонам, оставляют дежурную запись в «бортовом журнале» и покидают состав.

Поезд вкатывается в таёжную зону. Однопутный участок, минимальная скорость, дремучий лес за окнами. Иду по составу. В служебках бодрствуют дежурные проводники. Каждый занят работой.

Станция Стальная. Неожиданно возникают нехорошие предчувствия. После отправления снова иду с проверкой. Так и есть. Объединившись в группы, проводники «ужинают», точнее, пьют прозрачную жидкость, закусывая рыбными консервами и тушёнкой. Ощущается устойчивый запах водки...

—Отстраняю всех от работы до конца поездки! - объявляю по поездному радио.

—А с кем работать будешь? - замечает проходивший мимо усатый мужик, судя по запаху перегара изо рта, тоже не совсем трезвый.

—Пусть пьют, - соглашается Анька. - Лишь бы в Киров вернулись свежими, как огурчики!

Станция Лесная. Конечная остановка. Лучи утреннего солнца приводят в чувство заспавшихся проводников. Пока нет пассажиров, собираю бригаду на пятиминутку в штабной вагон.

—Пьянство на железке опасно для жизни, - начинаю «воспитывать» проводников. - Вы несёте ответственность за людей, едущих в ваших вагонах. Я запрещаю вам употреблять спиртные напитки в рейсе!

—Ты нас не лечи! - прерывает мою речь усатый. - Мы пьём, но свою работу знаем! Ты попробуй по трезвянке усмирить разбушевавшегося зека или оборзевшего вояку! Ты кровь по щекам не размазывал, дубиной по спине не получал? Нет? Вот и не командуй! Хочешь с нами дружить - не выпендривайся! Иначе, дорога длинная, тайга большая... Усёк, бригадир?

Я начинаю понимать, что «Ус» - лидер в бригаде. Значит, надо искать другой подход. Выбираю время, иду в общий вагон - «вотчину» Усатого. Он встречает по-доброму, угощает чаем:

—Вижу, ты понял тему. Давай потолкуем...

Разговор заканчивается рукопожатием. Лидер принимает мои условия: я не сдаю начальству пьяных проводников, а бригада не подводит меня, то есть по прибытию в Киров выглядит трезвее памятника.


...Через месяц начальник резерва задумался: почему самый пьющий и «безбашенный» коллектив проводников вдруг стал самым дисциплинированным? Несколько раз руководитель подсаживал к нам стукачей, но мы «раскусывали» их ещё на посадке и вынуждали молчать.

Осенью я ушёл на другое направление. Последний прощальный рейс на Лесную превратился в шумное застолье, о котором деповское начальство не знает до сих пор. Может быть...

Показать полностью
153

Привет из Новороссийска

(Время действия: 1990 год.)


—Хочешь на море? - спросил меня напарник.

—Вопрос неуместен: до отпуска ещё далеко, - я не воспринял всерьёз это предложение.

—И всё-таки куда лучше съездить: в Симферополь или в Новороссийск?

—Не трави душу, Лёха! Говори, чего задумал?

—Короче, я записал на прицепку и себя, и тебя...

—Когда, куда и во сколько?

—Послезавтра в полночь. Конечный пункт: город-герой Новороссийск!

Пассажирский поезд, следующий из холодной Воркуты в южный город-порт, на полчаса заходил в Киров. Здесь к составу прицеплялись два вагона: купейник и плацкартник. Первого июня 1990 года мы открыли летний сезон для кировчан: первым рейсом отправились в Новороссийск.


...Состав вырвался из пасти туннеля и, облегчённо свистнув, покатился вниз. Взорам пассажиров открылись фруктовые сады и дачные посёлки, а на горизонте показалась широкая полоса сверкающей морской синевы. Новороссийск! Город-порт, торговый рай, пересадочный пункт российских туристов. Отсюда начинаются автомобильные пути по курортам Краснодарского края.

Привокзальная площадь встретила нас шеренгой междугородних автобусов и троллейбусной линией. Троллейбус номер пять за 20 минут доставил нас к морскому вокзалу, который показался мне игрушечным в сравнении с круизными морскими лайнерами, стоявшими у ближних причалов.

Мы прошли мимо разноязычных туристических групп, миновали набережную и оказались в узком проходе между двумя прогулочными катерами. Один из них доставил нас на полуостров, называемый в народе «Коса».

В первые минуты пребывания на этом пляже мне показалось, что все отпускники России собрались здесь - настолько плотно были разбросаны по «Косе» человеческие тела. Прибрежная полоса моря напоминала лягушатник, в котором прыгали, барахтались, визжали, кувыркались сотни детей и взрослых.

Мы с трудом отыскали свободный пятачок на пляже и через несколько минут присоединились к орущей толпе дикарей, вырвавшихся из глухой тайги к бескрайним просторам Чёрного моря.

Вечером мы стали похожими на краснокожих индейцев. Не сгибались ноги, не разгибались руки, еле ворочался язык. Нет, мы не таскали мешки с песком и не ползали по крутым откосам. Мы полдня спали на лежаках под палящим солнцем. И, естественно, «сгорели»...

Думаю, не надо рассказывать, как мы в таком состоянии обслуживали пассажиров. Только благодаря нашему опыту мы не разбили ни одного чайного стакана, не потеряли ни одного рубля, не обошли сияющими улыбками ни одного пассажира... Только один Бог знает, чего это нам стоило!

88

Командировка на границу

(Время действия: 1990 год.)


—Ты поедешь в Венгрию? - спросила нарядчица.

—Куда-а-а? - я не верил своим ушам.

—В Венгрию, - поняв моё недоверие, улыбнулась женщина.

—У меня денег не хватит, чтобы турпутёвку оплатить.

—Какая турпутёвка? Служебная командировка.

—Подробнее можно? - я всё ещё не верил заманчивому предложению.

—Есть приказ сформировать состав на советско-венгерскую границу. А там, как пограничники скажут, так и будет...

В марте 1990 года начинался вывод советских войск из стран Восточной Европы: Венгрии, Чехии и Польши. Со всех концов России на границу направлялись эшелоны. На пограничных станциях они встречали войска и развозили по российским гарнизонам. Не обошла эта участь и наш резерв проводников.


...Десять пассажирских вагонов порожняком покатились в Закарпатье. За пять дней мы увидели все «прелести» погоды. Вятская земля провожала нас обильным снегопадом и 10-градусным морозом. Татарстан сопроводил мерзким моросящим дождем. Пенза открыла нам яркое весеннее солнце и радостные лица горожан. По Украине промчались на высокой скорости, не забыв заглянуть в холодный Конотоп, сверкающий куполами Киев и загадочный Львов. Дальше мы окунулись в Карпаты.

Зеленые луга, горные леса, многочисленные бурные реки, чистейший воздух... Мы ехали с открытыми окнами и не могли надышаться этой свежестью, насытиться великолепными пейзажами, пением птиц, рёвом водопадов. Мы даже бросили курить, чтобы не спугнуть первозданную красоту Карпатских гор. Извилистая колея вела в облака. Там, за облаками — перевал и самая высокогорная железнодорожная станция. Потом - снова вниз. Притормаживая на кривых участках, поезд спустился к советско-венгерской границе. Здесь уже лето владело природой. Хотя на календаре была ещё вторая половина марта.

Мукачево, Берегово, Чоп, Ужгород — если писать о каждом городе отдельно, то не хватит и большой толстой тетради. Узкие старинные улочки, имеющие свою неповторимую историю. Дома — сказки, являющиеся непризнанными памятниками народного зодчества. Столица Закарпатской области - небольшой, но очень красивый город Ужгород сочетает в себе две разные эпохи. Современные кварталы многоэтажек соседствуют с уникальными национальными переулками и улицами. Вот — немецкий квартал, дальше — украинская улочка, чешский переулок, венгерские магазинчики. Нигде, ни в одном городе Советского Союза такого не встретишь!


...Наш состав заночевал в Ужгороде у туристического вокзала. Утром приехали представители военной комендатуры. Они дали понять, что заграница нам не светит. Не имеем права выезда. Вместо нас в Венгрию отправлялись местные проводники. Немного поскандалив, мы всё-таки сдали свои вагоны ужгородцам под опись и покинули родной состав. С комендантом не поспоришь — себе дороже выйдет.

Пока наш поезд колесил по дорогам Венгрии, мы гуляли по Закарпатью. Ночевали в гостинице за счет Министерства Обороны СССР. Три дня пролетели, как один миг. На четвертую ночь начали прибывать эшелоны из Венгрии. Первым пришёл мой вагон. И не один. Несколько десятков платформ с «КАМАЗами», «ЗИЛами», «УРАЛами» тащились хвостом за пассажирским вагоном. Пятьдесят солдат и офицеров за трое суток успели так загрязнить вагон, что открытые окна не успевали выветривать запахи пота, перегара и чего-то кислого. Последнее купе превратилось в склад продовольствия: хлеб с тмином, консервы, пачки галет, коробки с чаем. В рундуке я нашёл венгерскую водку. Кстати, изумительная вещь! Удалось попробовать — офицеры угостили.

В то же утро мы отправились обратно в Россию... 

Показать полностью
6830

Был сильный мороз...

(Время действия: январь 1990 года.)


Выходной день. Валяюсь на диване, смотрю телевизор. Телефонный звонок. Снимаю трубку:

—Сегодня едешь в рейс. Явка в 19 часов, - железный голос нарядчика бодрит, но я всё-таки пытаюсь отказаться:

—Не могу. Я на выходном. У меня гости, - нагло вру насчёт гостей.

—Приказ начальника депо не обсуждается! - кричит нарядчик и бросает трубку.

Время 18-00. Через час — предрейсовая планёрка. Сгребаю в сумку всё необходимое, выбегаю на улицу, ловлю такси.

—Что за срочность? - врываюсь к инструктору. - Кроме меня ехать некому, что ли?

—Успокойся и выслушай! - инструктор жестом показывает на стул. - На улице тридцать градусов мороза. По прогнозам синоптиков ночью будет до сорока. Поездка предстоит нелёгкая. В бригаде — одни первогодки. Начальник поезда — молодая девчонка после института. В такой мороз они все вагоны заморозят вместе с пассажирами. Ты поедешь освобожденным истопником!

—Я что, ишак, все вагоны в одну харю отапливать? - моей злости нет предела.

—Не ори! Ты будешь только помогать молодым проводникам! И вообще, кончай бузить! Это приказ руководства! - инструктор взглядом дает понять, что разговор окончен.


...Штабной вагон встречает меня ужасным холодом. Начальница сидит, укутавшись тремя одеялами, и пьёт быстро остывающий чай.

—Что сидишь, как неживая? Вагон скоро инеем покроется, а ты бездействуешь! - вместо приветствия кричу на молодую бригадиршу.

—Я топить котлы не умею, а проводница испугалась мороза и сбежала! - девушка чуть не плачет.

—Так. Понятно. Срочно собирай всю бригаду в штабном вагоне!

—Зачем?

—Я речь толкать буду!

Господи! Кого назначили в эту поездку? Восемнадцатилетние девчонки, уже чумазые от угля и слёз.

—Нюни не распускать! Быстро умываться и встречать пассажиров на перроне! - принимаю на себя командование бригадой.

—Там холодно! - дрожащим голосом пищит самая маленькая проводница.

—Кто не хочет работать, отправляйтесь к инструктору! Остальные — по вагонам! И не дрейфить! Не боги горшки обжигают! Справимся!


...Иду по вагонам. В топках полно шлака, уголёк еле теплится. Пассажиры сидят в своих купе, прижавшись друг к другу. Помогаю проводницам вычистить котлы и снова растопить топки. Через час опять иду по составу. Трубы отопления начинают нагреваться. Наиболее нетерпеливые пассажиры предъявляют претензии к проводницам, не стесняясь оскорблений. Защищаю девчонок, пытаюсь успокоить людей. Бесполезно. Книга отзывов заполняется жалобами на холод в вагонах.

В полночь снова совершаю рейд по поезду. Несчастные мои девчонки! Чёрные от угля, с цыпками на руках, уставшие до изнеможения, они продолжают воевать с котлами и пассажирами. Но в вагонах всё-таки становится теплее. Ноги уже не мёрзнут. Молодцы девчата! Крепитесь: впереди ещё целая ночь.

Крупная узловая станция. Стоянка поезда тридцать минут. Выхожу на платформу. Жгучий мороз сразу прихватывает уши и кончик носа. Чтобы как-то согреться, беру лом и начинаю отбивать лёд с подвагонных тележек. Спрашиваю осмотрщика:

—Какая температура?

—Тридцать семь градусов мороза! - бодро отвечает вагонник.

Кричу девчатам, вышедшим на улицу:

—Не стоять! Двигаться! Берите ломы и долбите лёд! Вам надо греться!

На корточках, на коленках, сидя, лёжа, стоя, проводницы воюют с ломом и со льдом.

Едем дальше. Девчонки валятся с ног, засыпают на ходу. Даю отбой на три часа. Ровно столько времени поезд будет тащиться до следующей станции. Сам поддерживаю огонь в топках. 12 вагонов — 12 котлов. Три часа пролетают как одно мгновение. Бужу проводниц. Начинаются капризы, слёзы, крики, отказы от работы. А где молодая начальница поезда? Спокойно спит в своем купе.

—Что ты дрыхнешь, как медведица в берлоге? - я бесцеремонно стаскиваю с неё одеяло. - Твои девочки вкалывают, как прокажённые, а ты спишь! Совести в тебе нет ни грамма!

—Не хочу работать! Устала я, мне плохо! - плачет начальница.

—Ты зачем пришла на железную дорогу? За романтикой или за большими деньгами?

—За большими деньгами!

—Запомни, красавица! Большие деньги зарабатываются тяжёлым трудом. Подъём! Дуй по составу и проверь свою бригаду! Девчата совсем расклеились!

Что-то бормоча себе под нос, юная начальница исчезает в соседнем вагоне.

Конечная станция. Таёжный посёлок. Мороз и солнце — день чудесный! Молодость побеждает усталость. Девчата весело щебечут, как-будто и не было бессонной ночи. В вагонах — тепло. В титанах — кипяток. Борьба с сильным морозом закончилась. Проводницы одержали первую в своей жизни победу. Победу над собой, над стихией, над собственной боязнью.

Мы возвращаемся домой. За окном всего двадцать градусов мороза.

—Почти лето! - шутят девчонки, окружив меня в штабном вагоне.

Можно чуть-чуть расслабиться. Пассажиров немного, трубы отопления горячие. Мы вспоминаем трудную ночь и с улыбкой рассказываем друг другу о том, что с нами происходило. А ночью было не до смеха. Никто не обращает внимание на начальницу. Она снова спит в своем купе.

Поезд прибывает на первый путь. Нас встречают начальник депо, бригадир слесарей и инструктор.

—Что вы собрались ремонтировать? - удивлённо спрашиваю я.

—Трубы отопления. Вы их, наверное, заморозили, - инструктор, покосившись на проводниц, отправляется по вагонам. Слесари уходят следом.

Убедившись, что все вагоны целы и обмороженных нет, начальник депо подписывает приказ о премировании всех членов бригады, кроме молодой бригадирши. Её снимают с должности начальника поезда и отправляют на другое направление. В следующую поездку девчонки снова едут со мной...

Показать полностью
40

Голодная ночь в Москве

(Время действия: 1980-е годы.)


Мы открывали новый маршрут на Москву. В отличие от фирменного поезда "Вятка" наш состав следовал через Шарью, Мантурово, Буй, Ярославль, то есть по северной ветке. Необычно раннее отправление из Кирова и предвкушение встречи со столицей поднимали настроение. Ещё бы! Мы впервые ехали в качестве проводников в Москву! Неописуемые чувства наполняли наши сердца и придавали предстоящим рейсам особый колорит.

Однако в дороге настроение немного ухудшилось. Вместо хорошей скорости мы плелись от станции к станции, останавливаясь на каждом полустанке. Старые вагоны не имели кондиционеров, большинство окон не открывалось. В составе не было вагона-ресторана. Весь день в духоте, без горячего обеда и нормальной скорости - это требовало некоторой выносливости и порядочного терпения.

К Ярославскому вокзалу столицы прибыли в 4 часа утра. На перроне со всех вагонов набралось чуть больше 100 пассажиров. Встречающих было гораздо больше. Некоторые добродушные пассажиры благодарили нас за хорошее обслуживание, хотя ничего особенного мы не совершили. Лично я своим двенадцати путешественникам выдал всего четыре комплекта белья и один раз за сутки напоил чаем. Но всё равно получать благодарности приятно, даже незаслуженные!

На рассвете, убравшись в вагонах, мы ринулись в столовую вагонного депо. Закрыто?! Такой же сюрприз ждал нас и в локомотивном пищеблоке А кушать очень хотелось! Мы прыгнули в электричку и со свистом вернулись к вокзалу в надежде перекусить в местном буфете. И здесь замок. Кинулись к Ленинградскому вокзалу, оттуда - к Казанскому: везде мы увидели закрытые двери и тёмные окна. А желудок просил жрать! Кругом киоски и магазины, а ранним утром булку с лимонадом купить было негде!

—Слышь, мужик! В Москве хотя бы один ночной магазин есть? - спросили мы у прохожего.

—Не знаю, - мужчина одарил нас испуганным взглядом и поспешил удалиться.

—Ребята, - окликнула нас проходившая мимо женщина. - Идите по этой улице, на перекрёстке свернёте направо, через два квартала налево, там будет гастроном. Он в семь часов утра открывается!

Нарочно не придумаешь: в семь открывается магазин, в восемь отправляется наш поезд. Есть опасность отстать от своих. Однако, риск - благородное дело! За пять минут до открытия мы уже торчали у дверей магазина и важно курили сигареты, купленные в табачном киоске, который почему-то работал круглосуточно. Рядом в полной готовности стояли две "Волги" с шашечками на дверцах...

Мы успели к поезду. Состав ушёл из Москвы без пассажиров, не считая группы туристов в купейном вагоне. У меня - плацкарт, поэтому, заперев все двери на "секретки", я завалился спать сразу после отправления.


...В Киров мы вернулись в два часа ночи. Едва рассвело, в штабном вагоне появился начальник Кировского вагонного депо. Состав уже стоял в парке отстоя, а мы готовились ко второму рейсу. Руководитель прошёл по вагонам и побеседовал с проводниками. Ребята рассказали о всех трудностях, которые пришлось испытать в поездке, не забыли и о незапланированном голодании в столице. Начальник распорядился выдать нам дорожный продуктовый набор: четверть буханки чёрного хлеба, кусок копчёной колбасы и два варёных яйца на каждого проводника. Не густо, зато бесплатно!

64

Полустанок

(Время действия: 1987 год.)

Раннее летнее утро. Поезд останавливается в лесу. Я выглядываю в окно полюбопытствовать: что за станция такая? На небольшой полянке - несколько аккуратных домиков и остановочная платформа. Читаю название, ищу в расписании. Нет этого полустаночка в расписании. В душе разгорается нехорошее предчувствие.

По платформе идёт мужик в путейской желтухе.

—Слышь, командир, а почему мы здесь остановились? - спрашиваю.

—Поезд дальше не пойдёт. В шести верстах отсюда пассажирский состав под откос рухнул. Так что вы будете здесь стоять долго, может, даже целый день, - сообщает путеец, спрыгивает с платформы и удаляется в лесопосадку.

Электровоз отцепляется от вагонов и торопливо уходит вдаль. Перспектива торчать весь день на жаре в душных вагонах не прельщает никого. Пассажиры расползаются по лесу. Кто-то заводит знакомство с местными жителями, кто-то атакует магазинчик, запасаясь прохладным пивком и лимонадом, а некоторые вытаскивают на траву одеяла и оголяют телеса, надеясь подзагореть, пока не закончатся восстановительные работы.

После полудня на дверях магазина появляется огромный амбарный замок. Мы вылавливаем продавца и требуем открыть торговую точку.

—У меня работать нечем, - радостно сообщает торгаш. - Ваши люди раскупили весь запас продуктов. Даже рыбных консервов нам не оставили. Почаще бы тут поезда останавливались!

Мы теряем одного из наших проводников. Его нет ни в составе, ни на платформе, ни в лесопосадках. Начальник поезда пытается дозвониться до линейного пункта милиции, но тщетно. Неожиданно из леса доносится истошный крик женщины и отборный мат мужчины. Со стороны берёзовой рощи к нам выбегает искомый проводник, за ним - местные жители с граблями и вилами.

—Ваш работник доил нашу корову прямо в поле! - кричит женщина в ответ на вопросительный взгляд начальника поезда. - Если вы молока хотите, я могу вам полную флягу привезти! Зачем же воровать его у коровы?


...Парень захотел парного молочка. Блуждая по роще, он услышал мычание. Пошёл на зов бурёнки. На лужайке одиноко паслась упитанная скотинка. Проводник вернулся в состав, нашёл большое ведро и под прикрытием общей суеты отправился доить рогатую кормилицу.

Спустя час крестьянка выпоняет обещание, привозит флягу с молоком. Наполняются кружки, стаканы, прочие ёмкости. Холодное молоко из погреба быстро утоляет жажду и клонит в сон.


...Состав медленно трогается с места. Солнце скрывается за лесом, пассажиры мирно сопят на полках. За окном мелькают перелески, деревушки, остановочные платформы. Вдруг глаза выхватывают из оврага искорёженные вагоны. Здесь действительно прошлой ночью произошло крушение скорого поезда. Мы уже получили информацию о том, что с рельс сошли 18 вагонов, погибли... всего 2 человека?!

Что-то я сомневаюсь в правдивости этой информации.

327

"Сердце, открытое людям..."

К сожалению, работа машиниста сильно подкосила моё здоровье. Однажды медкомиссия не допустила меня до локомотива, и я перешёл в вагонное хозяйство.

Добрый десяток лет трудился проводником пассажирских вагонов дальнего следования. Труд не из лёгких, но зато мне доставляло огромное удовольствие общение с людьми. Встречались пассажиры самые разные: злые и весёлые, мимолётные и запоминающиеся, важные персоны и обычные сельские жители. Их всех объединяло одно: в дороге они - мои подопечные, значит, их настроение в пути во многом зависело от меня. И я старался...


В «Красном уголке» Кировского резерва проводников на видном месте висел красочный плакат: «Проводник — это сердце, открытое людям, это друг и товарищ в пути!» Чтобы с первых минут почувствовал это и пассажир, уже во время посадки в вагон мы встречали его с улыбкой, помогали определиться с местом:

—У Вас двадцать седьмое место, это в седьмом купе, правая нижняя полка. Проходите, пожалуйста!

Если стоянка поезда по расписанию менее пяти минут, а пассажиров на платформе скопилось много, чтобы избежать столпотворения в дверях, я объявлял:

—В первую очередь заходят пассажиры с детьми и инвалиды, остальные — строго по очереди. Машинист всё видит, и пока все не войдут, поезд не отправится...

После этого люди успокаивались, сами выстраивались в очередь и становились намного доброжелательнее и приветливее.

После отправления поезда мы с напарником поступали так: один собирал билеты, второй разносил постельное белье. В каждом купе я подробно знакомил людей с расписанием движения, с правилами проезда в поездах, отвечал на возникавшие вопросы. Через полчаса после отправления с начальной станции мы уже разносили чай. С пассажирами сразу же завязывался хороший контакт.

Главная задача проводника в пути следования — создать комфортные условия для людей. Если это удаётся, нареканий со стороны начальства не услышишь, а пассажиры благодарны тебе от души! Мой самый первый начальник поезда Леонид Григорьевич Ердяков, ветеран войны и труда, часто повторял нам, молодым :

—Вы должны быть хозяевами в вагоне. Почаще выходите в салон, общайтесь с пассажирами и меньше всего думайте о собственных удобствах.

Самые неспокойные пассажиры — это дети. Они тонко чувствуют отношение взрослых к себе. И соответственно себя ведут. Если проводник злится, нервничает — детвора будет отвечать непредсказуемым поведением. С детьми надо обязательно находить общий язык, чтобы не испытывать неприятностей на протяжении всей поездки.

Я работал в детских турпоездах, в которых путешествовали по стране мальчишки и девчонки в возрасте от 12 до 17 лет. За десять дней поездки я становился для ребят другом, старшим товарищем, заменял им учителей и родителей одновременно. Когда мы возвращались из путешествия, и наступала пора расставания, сколько слёз проливалось девочками, сколько рукопожатий было со стороны мальчишек! И каждый, покидая вагон, говорил:

—Дядя Юра, приезжайте в нашу школу! Нам будет очень скучно без Вас!

Они приходили ко мне домой целыми классами, они провожали в рейс, встречали из поездки. И лучшей благодарности мне не надо!

Самые нечистоплотные пассажиры — солдаты срочной службы и младшие офицеры. После них всегда приходилось производить в вагонах генеральную уборку, особенно в воинских эшелонах. За годы работы проводником я много раз сопровождал эти эшелоны: вывод советских войск из Венгрии и Чехии, поездки в горячие точки, на учебные полигоны. Пусть в вагонах нёс службу суточный наряд, и дневальные наводили чистоту и порядок, но ушли солдаты — грязь и мусор остались. Всегда, везде, в любое время года...

Самые желанные пассажиры — семейные пары, в том числе молодожёны. Отдыхают в своём купе, воркуют, на больших станциях выходят на перрон и даже не пытаются отстать от поезда. С такими пассажирами очень легко работать.

С любителями спиртного и дебоширами у нас разговор короткий. Нарушил отдых и покой пассажиров — получай устное предупреждение! Не понял — вызываем наряд милиции, который в обязательном порядке сопровождал состав. При виде бравых ребят в милицейских погонах разбушевавшийся гражданин сразу становился тихим, незаметным и тут же засыпал крепким безмятежным сном.

Дети и взрослые, солдаты и офицеры, семейные пары и одинокие пенсионеры — все они для нас, проводников — просто пассажиры, и каждый из них надеется на нас и верит, что поездка закончится благополучно. Проводник для пассажира — лицо железной дороги, и мы обязаны были сохранить это лицо безупречным!


…Ночь. Спят пассажиры. Но скоро станция. Пора будить молодых из четвёртого купе. Сделаю это спокойно и без суеты: помогу собраться и выйти из вагона. А как же иначе? Проводник - это сердце, открытое людям...

Показать полностью
274

Поездатые истории 76.Проводницы-пофигистки

Начал я свой трудовой путь проводником пассажирского вагона.Подробности его прохождения изложены в предыдущих 75ти историях, а тут настало время для новой.
Первый раз я столкнулся с ревизорами месяца через полтора работы.
Прибежал нервный сосед, передал мне, я передал дальше.
С ними я до этого не сталкивался, но понимал что хорошего явно мало.
Первые две-три проверки я был на взводе и старался даже не пить чай.
Затем быстро понял, что если проверку начали с другова конца состава, то придут они через часа 2-3, а иногда и больше.
А может и не придут-не успеют все проверить до станции окончания проверки.
Но это так, предисловие.
В один из рейсов ехали у нас в соседнем вагоне две девочки- молодая кадровая и студентка.
Сели ревизоры, и все начали готовить документы и все перепроверять.
Часа через два очередь дошла и до нашего края.
Но ко мне пришли не ревизоры, а только начальник поезда.
-Где проводницы соседние, куда они ушли?
У меня их небыло и мимо не проходили.Я пошел с ним в их вагон.
Открыли дверь купе для отдыха, а они обе спят, разве что одна законно, а другая на дежурстве.
Далее не видел, ушел домой, но было вот что- сам по себе сон это уже как минимум премия и разбор, плюс они торговали своей продукцией- в таких масштабах, что выданной на витрине почти и небыло.
Студентку отстранили от работы, дальше кадровая работала(точней дорабатывала) одна.
Их уволили, начальника поезда перевели в проводники на полгода.
История для них грустная, но нам тогда было весело, такого уровня похуизма мы еще не встречали.

330

Поездатые истории 75.Железнодорожный юмор или Чудо-зверь "Ползун"

Давно нечего не писал, сожалею и каюсь, но времени зачастую почти нет.Или настроя.
Но вот я оказался на больничном, и писака во мне проснулся вновь.
Дело было в 2013-14 годах, я уже немало проработал на ЖД и сравнительно во все вник.
А вот моя напарница Лена нет.
Она была студенткой, решившей провести лето с пользой - поработать проводником.
Я незнаю чему и как она училась на курсах, но в технической части работы ориентировалась как тракторист в кабине Боинга.
И вот, на одной из станций мы остановились для смены локомотива.Я так же вышел прогуляться, и заметил под нашим вагоном, между путей, какой то невнятный резиновый шланг или толстый кабель, причудливо извившийся и отдаленно напоминающий змею.
Я подозвал Лену к себе и спросил у нее, знает ли она, что такое "ползун"?(это дефект поверхности катания колесной пары, когда из-за резкого торможения и прочего, образуется " полочка" на круглом диске колесной пары)
Лена естественно не знала, но слышала это слово не раз.
Я подвел ее к шлангу, и сказал аккуратно заглянуть под вагон- без резких движений, что б не кинулся.
Лена посмотрела, и спросила живой ли он и что он там делает?
Я ответил что разумеется живой, это такой вид змеи, обитающий только на ЖД путях и ждущий что бы прыгнуть и укусить за жопу тех, кто смывает унитаз, не вставая с оного.
Лена была впечатлена и окончательно подтвердила своей профессинализм, рассказав коллегам, какого редкого жлезнодорожного зверя она видела.

Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: