26

Редьярд Киплинг. Только "Дон" и "Магдалена", или образ стильного англичанина

Когда то я совершенно случайно, наткнулся на стихотворение Киплинга "Завещание", называется оно по английски "If". Стихотворение очень мощное и Киплинг смог выразить те вещи, которые не могут выразить многие и многие поэты и писатели. Он был, есть и будет оставаться моим любимым поэтом.

Все стихи его проникнуты очень глубоким смыслом, который навскидку не очевиден. Он смог озвучить именно тот образ англичанина, который сейчас и властвует в нашем мире. Но вместе с тем он был весьма неоднозначным человеком, любил Англию, был обласкан ею, но слепо следовал тем идеям, которые выражали английские аристократы.


Это он написал стих только "Дон и Магдалена" в переводе С.Маршака.


На далекой Амазонке

На далекой Амазонке

Не бывал я никогда.

Только "Дон" и "Магдалина" -

Быстроходные суда -

Только "Дон" и "Магдалина"

Ходят по морю туда.

Из Ливерпульской гавани

Всегда по четвергам

Суда уходят в плаванье

К далеким берегам.

Плывут они в Бразилию,

Бразилию,

Бразилию.

И я хочу в Бразилию -

К далеким берегам!

Никогда вы не найдете

В наших северных лесах

Длиннохвостых ягуаров,

Броненосных черепах.

Но в солнечной Бразилии,

Бразилии моей,

Такое изобилие

Невиданных зверей!

Увижу ли Бразилию,

Бразилию,

Бразилию,

Увижу ли Бразилию

До старости моей?


И он же написал стих переложенный в песню для фильма "Жестокий романс".


Мохнатый шмель – на душистый хмель,

Мотылек – на вьюнок луговой,

А цыган идет, куда воля ведет,

За своей цыганской звездой!

А цыган идет, куда воля ведет,

Куда очи его глядят,

За звездой вослед он пройдет весь свет –

И к подруге придет назад.

От палаток таборных позади

К неизвестности впереди

(Восход нас ждет на краю земли) –

Уходи, цыган, уходи!

Полосатый змей – в расщелину скал,

Жеребец – на простор степей.

А цыганская дочь – за любимым в ночь,

По закону крови своей.

Дикий вепрь – в глушь торфяных болот,

Цапля серая – в камыши.

А цыганская дочь – за любимым в ночь,

По родству бродяжьей души.

И вдвоем по тропе, навстречу судьбе

Не гадая, в ад или в рай.

Так и надо идти, не страшась пути,

Хоть на край земли, хоть за край!

Так вперед! – за цыганской звездой кочевой –

К синим айсбергам стылых морей,

Где искрятся суда от намерзшего льда

Под сияньем полярных огней.

Так вперед – за цыганской звездой кочевой

До ревущих южных широт,

Где свирепая буря, как Божья метла,

Океанскую пыль метет.

Так вперед – за цыганской звездой кочевой –

На закат, где дрожат паруса,

И глаза глядят с бесприютной тоской

В багровеющие небеса.

Так вперед – за цыганской звездой кочевой –

На свиданье с зарей, на восток,

Где, тиха и нежна, розовеет волна,

На рассветный вползая песок.

Дикий сокол взмывает за облака,

В дебри леса уходит лось.

А мужчина должен подругу искать –

Исстари так повелось.

Мужчина должен подругу найти –

Летите, стрелы дорог!

Восход нас ждет на краю земли,

И земля – вся у наших ног!


Ну и наконец само стихотворение "Если", посвящённое своему сыну, офицеру Британской армии погибшему на войне.


О, если ты покоен, не растерян,

Когда теряют головы вокруг,

И если ты себе остался верен,

Когда в тебя не верит лучший друг,

И если ждать умеешь без волненья,

Не станешь ложью отвечать на ложь,

Не будешь злобен, став для всех мишенью,

Но и святым себя не назовешь,

И если ты своей владеешь страстью,

А не тобою властвует она,

И будешь тверд в удаче и в несчастье,

Которым, в сущности, цена одна,

И если ты готов к тому, что слово

Твоё в ловушку превращает плут,

И, потерпев крушенье, можешь снова -

Без прежних сил - возобновить свой труд,

И если ты способен всё, что стало

Тебе привычным, выложить на стол,

Всё проиграть и вновь начать сначала,

Не пожалев того, что приобрел,

И если можешь сердце, нервы, жилы

Так завести, чтобы вперёд нестись,

Когда с годами изменяют силы

И только воля говорит: "Держись!" -

И если можешь быть в толпе собою,

При короле с народом связь хранить

И, уважая мнение любое,

Главы перед молвою не клонить,

И если будешь мерить расстоянье

Секундами, пускаясь в дальний бег, -

Земля - твоё, мой мальчик, достоянье!

И более того, ты - человек!


И он же написал циничное стихотворение "Бремя белого человека". Это был талантливый человек, запутавшейся в собственном мире и обманутый своими же иллюзиями. Но его стихи явно выраженные и правдивые в своей неприглядности. Впрочем, у каждого может быть своё мнение на этот счёт.