44

101 Вызов Пожарные Истории "13й"

Кто может знать про такое явление, как весеннее и осеннее обострение, лучше, чем пожарный? Разве что врач-психиатр. Нет, речь не о психических расстройствах у огнеборцев, как, наверное, вы могли подумать.


В периоды, когда матушка-природа просыпается после зимней спячки или, наоборот, готовится ко сну после жаркого лета, количество выездов в пожарных частях увеличивается в несколько раз. Причем увеличивается не только количество пожаров, но и ложных вызовов, когда взволнованным гражданам мерещатся запахи гари или всполохи огня.


Но хуже всего, когда активизируются так называемые пироманы – люди, по неведомой причине любящие поджигать всё, до чего бы ни дотянулись. И обычно балуются этим не дети и подростки, а взрослые.


С виду часто и не скажешь, что именно этот дядя или эта тётя любит поиграть с огнём. И хорошо, когда эта опасная забава взрослых ограничивается безобидным поджогом мусорных контейнеров во дворе. Тогда злые как собаки пожарные переезжают из одного двора в другой и тушат полыхающие помойки, едва успевая заправлять автоцистерну водой.


Но случается и хуже, когда поджигатели с расстройством импульсивного поведения, выражающегося в неодолимом болезненном влечении к поджогам, запаливают машины, портят и уничтожают чужое имущество, а порой и вовсе устраивают пожары в многоквартирных домах в жилом секторе. Такое баловство часто заканчивается трагически: гибнут люди. А это уже не шутки…


Москва была завалена желтой пожухлой листвой. Ноябрь донага раздел деревья. Стояла пасмурная, по-зимнему холодная, но сухая погода. Вечер пятницы располагал к отдыху, и пожарные, уже вдоволь накатавшись по выездам после суматошного дня, занимались своими делами в части, наконец-то расслабившись и отдыхая. На улице уже стемнело. Хотелось спать, но — не судьба. Завыла тревога, и два хода, автоцистерну и автонасос выслали на возгорание сразу двух автомобилей.


Осенью в Москву возвращаются все, кто отдыхал летом и вечером, особенно в пятницу, стоят километровые пробки. Благо пожарным на вызов надо было ехать в другом направлении, а в центр вечером не так сложно попасть.


Быстро прибыв к месту вызова, к одному из домов вдоль Кутузовского проспекта, две красно-белые машины въехали во двор. Пожарных уже встречали две женщины. Взволнованы: видимо, это они и вызвали огнеборцев.


Сразу возле первого подъезда, озаряя двор светом от пламени, горели сразу две машины, близко стоящие бамперами друг к другу.


— Прибыли. По данному адресу происходит загорание двух автомобилей, ствол «Б» от АЦ, по пострадавшим уточняется дальнейшая информация после разведки, — начальник караула Максим передал информацию на пульт диспетчера пожарной части.


Трое пожарных раскинули рукава и приступили к тушению.


Горящие машины были припаркованы прямо под окнами двенадцатиэтажного дома, напротив подъезда. Пока один из пожарных, Роман, поливал беснующееся пламя, двое других, Кирилл с Павлом, подобрались к машинам и проверили салоны, нет ли в них людей. К счастью, в горящих автомобилях никого не оказалось.


У новенького «Лексуса» горели капот и крыша, у «Мерседеса» — капот и лобовое стекло. Возгорание происходило только на кузовах, на салоны огонь перекинуться не успел: пожарные вовремя подоспели. Новенькие иномарки явно облили горючей жидкостью, после чего подожгли.


Пламя удалось потушить быстро, ещё до того, как огонь перекинулся на колёса и ушёл в салоны автомобилей.


— Ликвидировано! Пострадавших нет. После чего начкар передал на пункт связи марки машин, их госномера и запросил сотрудников полиции по данному адресу.


В тот момент, когда диспетчер дублировала информацию, принятую от начальника караула пожарных, рядом с Максимом вдруг упала банка. Разбилась вдребезги. Осколки попали на пожарных, не причинив им, впрочем, никаких повреждений.


— Японская мама! — отскочил подальше от дома начальник караула.


Пожарные посмотрели наверх. Освещая мощными фонарями здание, огнеборцы начали всматриваться в окна квартир. Как ни странно, ни в одном из них никого не оказалось.


— Да, вот так бы на голову прилетело такое чудо! — возмутился Максим.


Кому может прийти в голову кидать из окон стеклянные банка? А главное — зачем? Неужели кому-то помешал звук работающего насоса, подающего воду из автоцистерны в рукава? Но пожарные приехали тушить горящие машины, а такое даже на негостеприимность не спишешь.


Роман подошёл к месту, куда упала банка. Присел, потрогал пальцами мокрое пятно на сухом асфальте, после чего поднес пальцы к носу и понюхал их.


— Это бензин, Макс, — сообщил он начальнику караула.


Начальник караула пожарных тоже подошёл, тоже понюхал.


- Да, правда — бензин! — согласился он и вновь устремил взгляд наверх.


Никого.


- Ладно, бог им судья, сворачивайтесь пока, парни! — отдал распоряжение отделению начальник и отошёл подальше от осколков банки с бензином.


Пожарные начали сматывать рукава. Спешить было некуда: они ждали, пока приедет полиция.


Вдруг рядом с ними упали сразу две банки, разлетаясь на кусочки и оставляя мокрые следы на асфальте. Осколки разлетелись в разные стороны и попали сразу по всем пожарным.


Кириллу отлетевшие от асфальта осколки попали в каску, Романа больно хлестнули по щеке, Павел с Максимом почувствовали мелкие попадания по боёвкам. Отскочив в разные стороны, пожарные посмотрели на дом и в одном окне заметили силуэт. Человек сразу скрылся в темноте, ушёл вглубь в комнату.


Пожарные начали светить в окно на восьмом этаже, куда скрылся метатель банок. Сложно передать словами, что в таких случаях чувствуешь, когда кто-то умышленно кидает в тебя банки с бензином, да ещё и смотрит – попал или нет.


Пожарные бросили пару-тройку крепких высказываний обращённых к этому подломы «диверсанту», так не умеючи спрятавшегося в окне квартиры. Не буду их перечислять, скажу только, что они дали нужный эффект.


В том самом окне на восьмом этаже загорелся, вновь погас и снова загорелся свет. Видать подействовало, задела за живое, взбесила этого кидателя банок с бензином…


Ещё через несколько мгновений из окна на улицу высунулся мужик и буквально проревел от ярости:


— Что ты там сказал?


Дальше последовали несколько незамысловатых ругательств.


Пожарные были рады, что смогли всё же выявить этого по всей видимости очень пьяного человека и не без удовольствия повторили ему всё то, что он от них уже слышал, ещё раз.


Мужик пребывал в неистовой ярости от услышанного и чуть не вышел через окно к пожарным. А они только того и ждали и приглашали выйти к ним, на улицу.


Сильно ударив по металлическому отливу на окне кулаком, мужик, не прекращая матюгаться, выкрикнул:


— Сейчас выйду!


И исчез в оконном проеме.


Парни ждали недолго. Уже через несколько минут из подъезда вылетел здоровущий мужик в расстегнутой дубленке и шапке. Выйдя на улицу, он остановился и, сжимая кулаки, уставился на пожарных.


— Ты кидал? — спросил Павел у мужика.


— Ну, я кидал! — проревел тот в ответ.


Павел начал первый задавать мужику дерзкие, неудобные вопросы, а спустя ещё мгновение со всех сторон от пожарных на мужика снова посыпались крепкие словечки и высказывания,. И они снова дали нужный результат. Мужик ринулся с кулаками на Павла, который стоял прямо напротив него.


С виду мужик был больших габаритов, на голову выше любого из пожарных, да ещё и в ярости. Но пожарные злились не меньше него. Поэтому, когда этот неадекват подошёл к Павлу, пожарные не стали с ним сюсюкаться и разговаривать. В один миг Кирилл, тоже немалых размеров парень, хотя и уступающий в них мужику, оказался между Павлом и вышедшим детиной и без лишних слов одним движением натянул тому шапку на глаза.


Пашка сразу же со всей силы ударил неадеквата по ногам, высекая их и роняя здоровущего детину на асфальт. После чего пожарные втроем притрумбовали буяна коленями и заломили ему руки. От него очень сильно разило, какой-то сивухой


— Не бейте только, мы под окнами! — вскрикнул перепуганный начальник караула пожарных.


Мужик кричал сначала от злости, потом от боли, пытаясь вырваться, но не тут-то было…


Пожарные еле сдерживались, чтобы как следует не набить морду этому пьяному неадекватному гражданину, и в другой ситуации это непременно случилось бы, но каждый из них понимал, что бить нельзя! Ведь они находились во дворе, под окнами жилого дома, и, скорее всего, прямо сейчас кто-то смотрит на них или, того хуже, снимает всё на телефон.


Приехала полиция и с изумлением подошла к пожарным, которые скрутив пьяного детину, как раз ждали их. Начальник караула и две перепуганные женщины, ставшие невольными свидетелями происходящего, объяснили ситуацию, и полицейские сразу надели на буяна наручники и забрали в отделение.


Когда вернулись в часть, пожарные написали объяснительные. После чего наконец пошли спать. На удивление ночью выездов больше не было, и парни спали как младенцы до самого утра.

© Кирилл Павлухин

101 Вызов Пожарные Истории "13й" 101 Вызов Пожарные Истории, Кирилл Павлухин, Длиннопост

Найдены дубликаты

+3

Добро должно быть с кулаками.

+2

Надо было лафетом в окно на полном давлении ёхнуть, "в целях предотвращения пожара в квартере,така как неадекват игрался с ЛВЖ".Желательно после выражений,когда рожа высунулась,типа "отключить не успел,извинете".

+1

Ух блэт

Огонь работа

Похожие посты
75

101 Вызов Пожарные Истории "52й"

https://vk.com/@-169478206-101-vyzov-pozharnye-istorii-52i



( «Не к столу сказано!» )


Быть в наше время «без определённого места жительства» - это ужасно, будто находиться за бортом чудесного лайнера под названием «Жизнь». Жить на улице без крова в нашем холодном климате очень сложно, да и голод, как известно, не тётка. Встречал немало людей, которые ведут маргинальный образ жизни, попав на улицу иногда не по своей вине, бесспорно, они заслуживают сострадания и посильной помощи. Находясь будто в другом измерении, они живут среди нас, но обычные люди их видят не часто.


Cреднестатистический человек испытывает к бомжам жалость и омерзение одновременно. Большинство жителей мегаполисов лояльно относятся к бездомным, хотя и гоняют их из подъездов и подвалов своих домов. Дескать, пусть живут, ведь они тоже люди и все дела, только где-нибудь так, чтобы я их не видел/а.

Пожарные имеют своё мнение на счёт этих людей, которое я тоже разделяю. Конечно, я не истина в последней инстанции, но попробую сейчас рассказать о тех вызовах, когда напрямую имел с ними дело, возможно, и вы сможете понять эволюцию моего мнения об этой когорте людей.


Однажды нас выслали на вызов по заявке, что горит - не выяснено. Прибыли на большой пустырь, прилегающий к промзоне, коих в Москве немало, по соседству с крупным оптовым магазином. Видим несколько очагов, что горит пока не понятно, подошли поближе, а там сколоченные из паллетов маленькие домики обтянутые плёнкой, они-то и горели. Это незамысловатое жилище представляло собой квадрат, состоящий из пяти соединённых между собой паллетов. Домиков было пять или шесть, внутри каждого какие-то вещи, видимо пожитки его обитателей, но сами хозяева отсутствовали.


Горели все жилища, их явно кто-то поджог, пока владельцев не было. Может, они ушли всей общиной сдавать цветмет, может, ещё куда. Мы протянули рукавов пять тогда, безнадёжно испачкав их в осенней грязи, и быстро потушили незамысловатые жилища.

Знаете, я тогда отработал в пожарке всего два года, и мне было искренне жаль этих людей, ведь по возвращении они увидят, что жилья нет, половина личных вещей сгорела, а у них и так жизнь не сахар.


Вспоминается ещё один вызов. Прямо напротив нашей ПСЧ, через дорогу, есть небольшая роща, там бомжи частенько обжигают медные провода, и нас туда регулярно высылают по заявкам бдительных бабулек, которым скучно сидеть дома и они зорко обозревают окрестности из своего окна, внося посильный вклад в охрану общественного порядка и окружающей среды. Так вот, по периметру этой самой рощи проходит теплотрасса, состоящая из двух больших труб и обеспечивающая район горячей водой. Как правило, заявки в эту местность имеют короткое уточнение: что горит - не выяснено.


За пару минут прибываем к месту вызова. Там, где теплотрасса ныряет в бетонный короб, идёт серый дым. Перелазим через забор, осматриваемся на месте и выясняем, что под бетонными сводами короба, на трубах, живёт бездомная женщина лет тридцати пяти. Вокруг пристанища этой дамы было полно разного мусора, повсюду отходы людской жизнедеятельности.

Подвыпившая женщина разожгла костёр на бетонном основании и готовила на нём еду, ничего страшного не происходило, просто шёл дым от костра. К слову сказать, костры в столице нашей великой и необъятной родины жечь запрещено. Пока начальник караула передавал информацию о вызове по рации, мы стояли неподалёку и наблюдали, как подошёл мужчина лет сорока пяти на вид, хорошо одетый, он явно не бедствовал, и начал любезно приглашать бездомную женщину к себе домой. Пообещал, что там она сможет принять душ, поесть, ну и, конечно же, выпить. Но та не соглашалась идти. Как стало понятно по их диалогу, невольными свидетелями которого мы оказались, она уже побывала ранее у этого мужчины в гостях и едва смогла выбраться оттуда, поскольку он просто не выпускал её. Она категорически ему отказала.


Дальнейший разговор мы не слышали, так как за ненадобностью нашей помощи убыли в часть.

И всё бы ничего, но через полчаса нас снова выслали туда же. В этот раз горело на самом деле.

Женщина забралась в глубь короба под бетонный свод, который соединял теплотрассу с подземными коммуникациям, и спала там на тёплых трубах. Всё щели и большие технологические отверстия были перекрыты листами фанеры и картонными коробками, по всей видимости, так обитательница коммуникационного узла боролась со сквозняками.

Мужчина, обиженный её отказом, взял, да и поджог картонные коробки. Картон и стекловата, которой были покрыты трубы, вмиг разгорелись, огонь стремительно ушёл под короб, где в это время спала бездомная.


Когда мы приехали, женщина громко вопила и звала на помощь, ведь выбраться самостоятельно не представлялось возможным. Быстро потушили возгорание и спасли её из огненной западни. Она получила ожоги первой, второй степеней и была доставлена в больницу вызванными нами медиками.

Дальнейшая её судьба неизвестна. Мне было жаль её, но рукава мы изрядно перепачкали в отходах её жизнедеятельности и воняли они очень. Получалось, что она не обременяла себя тем, чтобы хоть немного отойти от своего жилища, дабы справить нужду, а делала своё дело прямо тут рядом, не отходя и двух метров от места, где спит и готовит еду, хотя и женщина вроде.


Третий случай мне запомнился до омерзения, наверное, после него я окончательно поменял своё отношение к этим людям, перестал считать их несчастными и обделёнными жизнью.

Нас выслали на возгорание в недостроенном здании вблизи станции метро Кунцевская, там должен был быть большой ресторан или кафе, но, видимо, что-то пошло не так и строительство заморозили на этапе отделочных работ.


Лето, чуть за полночь, мы двумя ходами быстро прибыли к месту вызова по пустынным московским улицам. Здание было обнесено забором, в котором кое-где были щели, когда мы зашли на территорию, двое каких-то забулдыг рванули в одну из щелей и бегом сорвались куда-то во дворы, но мы и не думали их догонять, делать нам больше нечего... Из панорамных окон второго этажа и трубы дымохода шёл чёрный дым, что было весьма странно, ведь здание не эксплуатировалось. Понятное дело, подобные недостроенные объекты становятся местами скопления местной шпаны, наркоманов и бомжей, и пожары там не редкость.


Прихватив с собой рукава, мы с противогазами на плечах поспешили наверх. Преодолев четыре лестничных пролёта, я в составе звена состоящего из трёх человек оказался на втором этаже, там в одном из помещений и горело, не то чтобы сильно, но и не слабо. Из-за огромной площади двухэтажного строения и почти полного отсутствия остекления, задымления практически не было. Подойдя к горящей комнате, мы скинули рукава из окон вниз, где их успешно приняли ребята со второго хода, спустя ещё несколько мгновений, когда вся незамысловатая задача по присоединению гибкого трубопровода и подачи в него воды была выполнена, пожарные приступили к тушению. Горело помещение площадью около пятнадцати квадратных метров, по всей видимости, в строительном проекте оно отводилось под кухню, там находился большой мангал с дымоходом, была оборудована хорошая система вентиляции, а посередине располагался большой стол из камня.


Местные обитатели приспособили именно эту комнату под спальню, там находились четыре лежанки из старых матрасов, застеленные листами картона и какими-то тряпками, всё помещение, как и водится у бомжей, было завалено разным мусором, объедками еды и прочим хламом. Всё это дело уверенно полыхало по всей площади, но мы легко и быстро потушили возгорание. Скинув тлеющие матрасы из окон, мы ещё поблуждали по дымящимся кучам хлама, поискали возможных «горняков», но никого не обнаружив, начали сматывать рукава.

Я осмотрелся вокруг. Комната, обустроенная под жилище бездомных, находилась в самом дальнем углу просторного помещения с несущими колоннами, площадью примерно сто квадратных метров.


Мы заметили не сразу, а лишь тогда, когда начали сматывать рукава, что весь этаж был просто загажен. В этом хаотичном «минном» поле проглядывались тропы местных обитателей. Для меня было дикостью осознавать, что эти индивиды ходят по нужде в двух метрах от того места, где спят, едят и находятся. Все пожарные рукава, да и мы сами, были перемазаны этим дерьмом. От нас разило так, что, когда нас увидел, а скорее учуял, водитель Ванька, он просто закрыл машину и заявил, что в часть мы пойдем пешком. Пришлось мыться прямо там из пожарного рукава. Знаете, сейчас пишу, а у самого подкатывает тошнота к горлу, как вспомню всё это.

Подобное я видел ещё несколько раз, говорят, так они минируют подходы к месту своего обитания, дабы подобные им чужаки не заняли их территорию. Такая система охраны что ли.

Люди гуманные и жалостливые пытаются бомжам помочь, но забывают при этом, что большая часть из них сами выбрали этот путь. Даже если дать таким опустившимся людям возможность жить нормальной человеческой жизнью, лишь процентов пять-десять ухватятся за эту возможность, остальные вернуться на дно, а многие из них даже не подумают менять свою жизнь.


Знаю, что рискую вызвать шквал осуждения в свой адрес, и всё же выскажу мнение, которое разделяет много людей моей профессии. Огнеборцы не жалуют этих маргиналов, могут и пендаля иной раз отвесить, и по шее дать пьяным вдрабадан бомжам, которые подожгли подвал, старую бытовку или ещё что-нибудь, впрочем, как обычно.


Не любят пожарные бомжей, ох, как не любят. И нет у нашего брата особой жалости к ним, хотя они и тоже люди.


© Кирилл Павлухин

101 Вызов Пожарные Истории "52й" 101 Вызов Пожарные Истории, Кирилл Павлухин, Длиннопост
Показать полностью 1
26

101 Вызов Пожарные Истории "41й"

Как же хорошо, когда у тебя хорошие, адекватные соседи. Особенно — в городских высотках, когда на одном квадратном метре почвы живёт не один десяток человек. В деревне люди знают всех соседей на своей улице, кого-то по именам, с кем-то просто здороваются. В городах мы годами не замечаем тех, кто живет в квартире за стеной. А стоило бы знать их, ведь многоквартирные дома — зона повышенной опасности. Рядом могут быть неблагополучные семьи, алкоголики, наркоманы, старики, которые легко забывают выключить газ. Пожарные нередко выезжают на уже знакомые адреса, где когда-то тушили сами или работал другой караул...


Вызов поступил в 00:56. Караул спал и видел спокойные цветные сны. Лишь дневальный с диспетчером коротали бессонные часы на посту. Тревога прорезала немую сонную тишину пожарной части. Два хода на выезд. Голос из динамиков безжалостно уточнил, что горит квартира и заявки всё поступают и поступают. Понятно, что это не ложняк и медлить нельзя ни секунды.


Пожарные быстро, стараясь спросонья не ушибить друг друга при спуске по столбам, запрыгнули в боёвки и через считанные минуты машины мчали по пустым осенним улочкам. Путь занял семь минут. Уже на подъезде их ещё раз поторопили с ЦУКСа, напомнив, что заявки всё поступают и поступают.


— Прибыли дворами с ограниченной скоростью, — передал начкар Стас на пункт связи.


Спустя полминуты в радиоэфире вновь послышался его голос.


— По данному адресу, открытое горение квартиры на четвёртом этаже, звено ГДЗС, водяной ствол, разведка, насос на гидрант, магистральная линия, — объявил он.


Илья и Артём быстро вытащили из машины дыхательные аппараты и связки рукавов, прихватили аварийно-спасательный инструмент и ринулись в подъезд. Их коллеги, Павел и второй Илья, проследовали на автонасосе до ближайшего к дому гидранта. На нём так некстати была припаркована машина. Парни побежали к другому гидранту. Автонасос подогнать к нему было уже невозможно, поскольку прибывшие допсилы поджали пожарную машину сзади. Решили проложить линию от пожарной колонки напрямую к автоцистерне. Размотали три семьдесят седьмых рукава магистральной линии, бросились к машине, надели противогазы, прихватили с собой спасательные устройства «Финист» и поспешили к подъезду, на помощь своим.


— Скорая на месте! — доложил начальнику караула водитель Иван.


— Отправляй к нам, — сразу запросил Стас.


Несмотря на поздний час, во дворе столпились жильцы. Некоторые снимали всё на камеру, наверное, надеясь в случае неудачи залить видео в сеть и с умным видом с другими диванными экспертами выискивать промахи пожарных. Ну, да и бог с ними.

Стас зацепил рукавной задержкой линию и выбросил размотанные рукава из окна подъезда на улицу. Там водитель Иван подсоединил упавшую полугайку к трехходовому разветвлению. Всё готово. Можно пускать воду.


Тем временем Илья и Артём вскрывали металлическую дверь. Она особо не сопротивлялась и распахнулась перед пожарными, умело орудовавшими ломом-хулиганом и кувалдой. Дверь открылась легко, будто её уже не раз ломали.

Рукавная линия уже полна воды. Артём пошёл к очагу возгорания, Илья — в другом направлении, проверять комнаты — на ощупь, потому что мощный фонарь бессилен против стойкого дыма.

Артём внезапно почувствовал, как что-то опутало его, но здоровущий пожарный упорно шёл напролом сквозь невидимую в дыму преграду. Он подошёл к полыхающей кухне так близко, как только позволяло тепловое воздействие. И начал тушить. Вода быстро сбивала языки пламени. Артём не сразу понял, почему упрямо и интенсивно продолжает гореть, а потом пригляделся и заметил факельное горение из газового трубопровода. Пожарный то и дело сбивал пламя, но из-за высокой температуры и тлеющей мебели газ вспыхивал вновь и вновь. Опять сбив пламя, он заткнул отверстие газопровода пальцем и смог ликвидировать ближайший к трубе очаг возгорания, который снова и снова воспламенял газ, вырывающийся наружу под большим давлением. Пожарный сообщил начкару об утечке. Стас запросил службу газа.


Двигаться по квартире было сложно — дыма было так много, что пожарные не сразу поняли в чём дело. Оказалось, они запутались в огромной смотке опаленных проводов, свисавших с потолка и дергали друг друга в разные стороны. К счастью, Стас уже выключил автоматы в электросчётчике, и оплавившаяся оплётка проводов с оголенными жилами не причинила пожарным вреда: тока в них уже не было. И, если Артём сумел освободиться сам, то Илье, попавшему в самую их гущу, повезло куда меньше. Тело его плотно обвили медные жилы, шевелиться он практически не мог — словно пчела в паутине. В тщетных попытках высвободиться, он внезапно наступил на что-то мягкое. Не сразу, но ему всё же удалось разглядеть, что возле входной двери лежала женщина в странной позе под каким-то хламом и листами фанеры.


— Тёма, здесь пострадавший! — Илья сквозь маску дыхательного аппарата начал громко звать друга на помощь.


Артём наконец услышал его, вернулся в прихожую и помог другу выпутаться из проводов, затем они вместе вытащили женщину из квартиры. Проверили её пульс — не прощупывается. Оставив прибывших медиков колдовать над женщиной, они вернулись обратно в квартиру.

Пожар потушили быстро. На этаж поднялись парни с автонасоса и начали вместе с Ильёй проверять оставшиеся комнаты. Начкар зажал клавишу на рации и передал на пункт связи: квартира, номер, ликвидировано, проливка, Степняк-1 тяжёлый, передан врачам скорой.


Обстановка в квартире была, мягко говоря, странная. Все стены и потолок были чёрными от копоти, на полу возле окна лежал рваный двуспальной матрас, валялись бутылки из-под пива и водки, кругом хлам и барахло. Парни открыли окна и вернулись в прихожую. Уже почти не было дыма, и пожарные обнаружили ещё одну комнату, вход в которую был забит фанерой.


https://vk.com/videos496218841?z=video496218841_456239087%2Fpl_496218841_-2 - (Видео с того пожара 1)


Они разломали хлипкую конструкцию и проникли внутрь. Там был полный мрак: эта комната уже когда-то горела, и видимо, хозяева решили не заморачиваться с ремонтом и просто заколотили её. Весь пол был покрыт смятыми бутылками из-под пива, жильцы по всей видимости не выносили мусор, а складировали его туда, словно это не комната в жилом доме, а помойка. Илья убедился, что и здесь никого нет, и пошёл на кухню, где Артём ещё проливал дымящиеся останки мебели.


— Давай помогу, Тём! — предложил он.


— Да, попроливай здесь, а то я запарился уже, — пробубнил здоровенный парень сквозь маску дыхательного аппарата.


Передав ствол, Артём вышел из квартиры и, наконец-то стащив с себя маску, сделал глубокий вздох.


Илья тем временем аккуратно, чтобы не особо лить воду, заканчивал с проливкой. Но внезапно услышал тихое шипение и прислушался: сначала поднес ствол к уху — но звук шёл не оттуда. Оглядевшись, он увидел трубу газопровода. С неё был сорван гибкий шланг, а рядом на боку валялась газовая плита. Шипело из отверстия в трубе, кран отсутствовал и перекрыть утечку было невозможно.


Стоит ли говорить, что в такие моменты становится не по себе. Газ вообще дело такое: концентрация бытового газа в закрытом помещении от пяти до пятнадцати процентов — взрыв. К счастью, окна на кухне отсутствовали: лопнули, ещё до того, как Артём начал тушить пожар.


https://vk.com/videos496218841?z=video496218841_456239088%2Fpl_496218841_-2 - (видео с того пожара 2)


— Утечка газа! — крикнул пожарный, светя фонарем в сторону входной двери.

Мосгаз уже прибыл на место. Илья подождал, пока газовщики поставят заглушку, и только тогда покинул кухню.


Отнеся дыхательные аппараты в машину, пожарные вернулись к подъезду. Там стояли парни с отделения Автонасоса вместе с одним из оперативных дежурных. Он как раз рассказывал, как в этой же квартире уже тушили пожар.


— В третью смену было дело, года четыре назад, — сказал дежурный. — Тогда приехали, а комнаты полыхают. Звено ушло, эту бабу, которую вы сегодня вытащили, тогда тоже спасли, потом зачернили быстро, а кто-то окошко открыл неудачно. Тут и получилась обратная тяга… Олег был командиром отделения. Его огнем отрезало в дальней комнате, а пацаны попадали на пол и выползли в подъезд. И огонь через петли в соседнюю квартиру ушёл, прорезавшись туда словно автогеном. Уже потушили всё, огня нет, дым рассеялся, а из соседней квартиры бабка выходит и говорит: «Сынки, а у меня квартира горит!». Я ей говорю: «Не бойся, бабуль, всё потушили!», смотрю — а у неё из-за спины как черняга повалит, вот уже и прихожая полыхает.

Пожарные рассмеялись.


А я сразу понял: вот и новая история...


По рации раздался голос второго оперативного дежурного:


— Ребят, поднимитесь сюда, здесь ребенок пятилетний ещё может быть.


Артём с Ильей поспешили обратно. Илья сразу сказал, что не может там быть никого, ведь он там всё обыскал. Когда поднялись обратно на этаж, оперативный дежурный на лестнице рассматривал найденную сумку с документами, необходимыми медикам для госпитализации пострадавшей. Вытащенная пожарными женщина оказалась восемьдесят второго года рождения. По найденному свидетельству о браке стало понятно, что замужем она за дедушкой сорок седьмого года рождения, которого, по всей видимости, давно нет в живых. И у неё есть пятилетний сын.


Жильё было в ужасном состоянии: не квартира, а помойка. Маленький ребенок во время пожара мог спрятаться под кровать, под ванну или забиться в шкаф. Он мог быть в любом укромном уголке… Но в квартире его не было. Пожарные вздохнули с облегчением.


Потом выяснили: Анна была дома одна, пьяная. Трубу в санузле прорвало, и разгоряченная женщина начала психовать и крушить и без того ужасную квартиру. Зайдя на кухню, она стала хаотично швырять вещи, ветошь попала на горящую конфорку и загорелась. Пытаясь сбить пламя, она опрокинула газовую плиту. Металлическая подводка оторвалась, и сразу вспыхнул газ. Возникло сильное факельное горение из газового трубопровода. Кухня в момент разгорелась.


Но могло быть и хуже: если бы газ не прогорал, то смог бы быстро заполнить всё пространство кухни и комнат. И — взрыв.

Так что цените своих хороших и адекватных соседей.


© Кирилл Павлухин

101 Вызов Пожарные Истории "41й" 101 Вызов Пожарные Истории, Кирилл Павлухин, Длиннопост
Показать полностью 1
47

101 Вызов Пожарные Истории "31й"

101 Вызов Пожарные Истории "31й" 101 Вызов Пожарные Истории, Кирилл Павлухин, Длиннопост

Нельзя пожарному ошибиться, никак нельзя! Любая ошибка огнеборца смерти подобна. Платят за неё дорого. Бывает — жизнью. Но чаще всего приходится слышать упреки, когда не спасли человека — или квартиру с добром. Из-за сгоревших вещей граждане готовы рубашки на себе рвать от негодования! Пожарные, конечно, герои, но вот попробуй не спасти! Тогда уже не герои. Скажут: долго ехали, потом воду не могли долго подать или: тушили неправильно, стояли руки в брюки. И снимают, ты всегда в кадре, будто голливудская звезда. Зеваки пишут видео без зазрения совести, жаждут огненного кадра. Иногда даже вызвать пожарных некому, потому что удачный кадр важнее, а «101 или 112» кто-то другой наберёт. А потом те же горе-папарацци громче всех кричат: ехали медленно, загорелось час назад, а эти пожарники только вот приехали! Да, только приехали, потому как вызов поступил десять минут назад. А тот, другой, как и ты, просто снимал, как разгоралось или, того хуже, как гибнет человек.


Дело было давно, в двухтысячных, когда в нашей части ещё ЗИЛы были. Два АвтоНасоса, две АЦшки. Один из насосов был на базе 130-ого ЗИЛа. Знатное корыто! Было время, многое повидавший конь был последним словом техники и чудом инженерной мысли, но не теперь… На дворе лето, жара, и этот самый автонасос вызывают как допсилы в область, и отделение, состоящее из водителя Лёхи, начальника караула Сергея и двух пожарных: опытного Михаила Васильевича и первогодки Вовки, молодого любознательного двадцатилетнего парнишки, мчит по заявке. Ехать от части двадцать пять минут, парни доехали за полчаса. За километра четыре увидели черный дым, закрутившийся замысловатой спиралью. На подъезде начкар передал диспетчеру информацию:


— Прибыли в район области, в пути следования густой чёрный дым.


Ещё спустя четыре минуты он вновь доложил:


— Прибыли, по данному адресу происходит возгорание частного жилого дома, двухэтажного. Горит по всей площади, есть угроза распространения огня на рядом стоящие постройки, местной пожарной части на месте нет, повторяю: местной пожарной части на месте нет! Следуем к ближайшему водоёму.


АНР, он же автонасос рукавный — это пожарный автомобиль, который на пожаре должен стоять на пожарном гидранте или открытом водоёме и обеспечивать автоцистерны и другую пожарную технику водой. Сегодня почти все насосы оборудованы небольшим количеством воды и пенообразователя, но у того 130-ого старичка не было ёмкости для воды. Он перевозил только магистральные линии и другое пожарное оборудование — но воды ни капли. Нужно было встать на водоём, после установки проложить магистральную линию, кинуть рукавное разветвления, а от него уже проложить рабочие линии и подать водяные стволы — и всё в чужом районе, без шанса на подкрепление. Пока расспрашивали местных, где ближайший водоём, узнали, что гидранты в области отсутствуют.


— Чего стоите, давайте! Быстрее! Пока весь дом не сгорел! — бегал и орал здоровенный мужик в десантной тельняшке, видимо, погорелец.


Пожарные выпрыгнули из машины.


— Люди в доме есть? — спросил начкар.


— Нет никого в доме, пусто… Это мой дом горит! — ответил мужик, который был заметно пьян. — Но там все документы… и телевизоры новые!


Начальник посмотрел на полыхающий деревянный дом. Он был весь в пламени, по всей площади, так что спасти имущество не получилось бы.


— У нас воды нет, — ответил начкар.


— Как это нет, зачем тогда приехали? — возмутился мужик, которого тут же поддержали его соседи.


Он будто озверел на глазах:


— А ну давай туши!


— Да это вообще не наш район выезда, выслали допсилами, — попытался оправдаться начальник караула. — Так где у вас тут водоём ближайший?


Пока погорелец с односельчанами ругали пожарных, одна женщина наконец-то показала пожарным дорогу:


— Вот, сынок, прямо и на первом повороте на право, там пруд у нас, — любезно указала путь она.


— Спасибо. Парни, поехали к пруду.


Пожарные уже уселись в машину, когда к ним подбежал мужик в тельняшке и помешал водителю захлопнуть дверь.


— Куда вы собрались?! Вообще уже пожарники оборзели! Мало того, что без воды, так ещё и уезжают, пока горит!


— Эта машина не перевозит воду, это автонасос, — попытались объяснить.


— Да, я сейчас вами буду тушить, уроды! Сейчас всех положу, здесь оставлю, твари, вам за что деньги платят, чтобы вы без воды приезжали?!


Мужчина перешёл к прямым оскорблениям и нецензурной брани, угрожал отрубить всем головы. И хотя буян был немаленьких габаритов, а по татуировкам можно было понять, что службу проходил в спецназе, свои возможности он явно переоценивал.


— Отойди, — попытался закрыть дверь водила.


— Сейчас, вот вытащу тебя, козла, и мордой по асфальту проведу! — лютовал мужчина в тельняшке.


— Отойди от машины, ты мешаешь работать, — уже сам кипел от раздражения водитель Лёха.


— Да я тебя щас... — мужик схватил водителя пожарной машины за низ бушлата и попытаться вытащить из кабины.


— Пошёл отсюда, — водителю пришлось ногой оттолкнуть неугомонного погорельца.


Мужчина отлетел на пару метров и сел канаву, полную дождевой воды. Это разозлило его ещё больше, но у пожарных не было времени слушать пьяные угрозы. Они переглянулись, но не стали вступать в бессмысленную перепалку с подпитым и разъяренным мужчиной. Начкар рывком закрыл дверь. Он не был намерен слушать ругань в свой адрес. Не без раздражения отдал распоряжение водителю:


— Поехали, встанем на водоём. Если местные не приедут, развернемся и будем тушить.


Но мужик снова подбежал к пожарному автомобилю вместе с такими же пьяными односельчанами. Они пооткрывали отсеки и начали разматывать рукавные линии. Пожарные попытались объяснить жителям, что они сами мешают приступить к тушению, но те, казалось, пуще прежнего начали злиться. Объяснять этому бухому стаду что-либо было просто бессмысленно.


— Поехали, а то сейчас и соседний дом сгорит.


Посмотрел на дом рядом с горящим. По всей площади начал тлеть деревянный фасад. Так что пожарные, не обращая внимания на матюгающегося погорельца и его товарищей, выехали искать водоём. Не успели отъехать и пары метров, как услышали глухие звуки. Водитель посмотрел в стекло заднего вида.


— Ты смотри, этот дурильник камнями по кузову кидается…


И вот пожарные наконец добрались до водоёма, установили на него насос и начали прокладывать магистральную линию, благо рукавов должно было хватить.


— Установились на открытый водоём, прокладываем магистральную линию, трехходовой разветвление, к тушению ещё не приступали, поторопи местную ПЧ и допсилы, — передал начкар на пункт связи.


Пожарные тем временем уже тянули рукава к горящему дому. Местные повыдергивали половину рукавов из пожарной машины, и пришлось возвращаться и собирать недостающее, но так нужное сейчас оборудование. И все это на фоне гневных выкриков столпившихся сельчан! Пожарные старались не обращать внимания на неприятные, оскорбляющие их честь и достоинство выкрики. Но самое смешное и грустное началось, когда пожарные подали ствол не на полыхающий дом, а на строение рядом. Подали и второй ствол, также полностью игнорируя горящую постройку, и принялись охлаждать другой близкий к ней дом, уже так же начавший тлеть.


— Вы чего не тушите?! — вновь появился мужик в тельняшке.


Только теперь с ним были ещё два крупных мужика, также подвыпивших и не любящих пожарных. Сначала они пытались давить на пожарных психологически: начали браниться, оскорблять, но безуспешно. Потом постарались отнять стволы у огнеборцев, видимо, чтобы показать, как надо тушить. Но пожарные — крепкие ребята, у них так просто что-либо не отнять, разве что премию…

После неудачных попыток мужчины начали избивать огнеборцев. Первые удары прилетели исподтишка, и пожарные их не ожидали. Вовка от неожиданности выронил брандспойт, который от высоких атмосфер завис над землёй, будто приготовившееся к броску королевская кобра. Удар пришелся в нижнюю челюсть, и его слегка повело. Он сплюнул кровь на землю, но прийти в себя ему не дали. Ещё несколько ударов по голове, а в завершение — пинок. пожарный прикрыл голову руками и отполз в сторону, вокруг всё плыло.


— Пошёл отсюда, щенок, — пренебрежительно пробасил избивший его мужчина.


Прогнав пожарного, мужчина обернулся и тут же получил летающим от высоких атмосфер стволом по фейсу. Шибануло его неплохо: железным корпусом брандспойта рассекло бровь, да и по голове прилетело будь здоров!


Второй тушила, постарше Вовки, как только его тронули, перекрыл ствол, положил его на землю и развернулся к обидчику. Тот не ожидал, думал, служивый терпеть будет! Начал отступать, но увидел, что к нему присоединился приятель, осмелел и принялся прыгать с кулаками на огнеборца. Был встречен левым передним Джебом, который пожарный выбросил, чтобы держать дистанцию. Нокдаун.


Страшно матерясь и не прекращая сыпать угрозы в адрес пожарного, приятель помог первому подняться. Тот утер кровь с разбитой губы и в задумчивости отбыл, но в дело вступил второй. Даже крупнее первого и более рьяный, он шатался из стороны в сторону, но когда товарищ-собутыльник выбыл, ринулся вперед. Михаил Васильевич частенько боксировал для себя, околачивал мешок, спаринговался с друзьями и поэтому на автомате встретил второго двумя боковыми хуками. Мужик пошатнулся и ушёл куда-то по диагонали в сторону. Старый тушила было подумал, что ему хватит, отвернулся и направился к стволу. Дойти не успел, услышал шум за спиной. Обернулся — на него с топором первый мужик несется! Начал махать топором прямо рядом с головой. От первых взмахов пожарный увернулся. На третьем пришлось выставить руку, чтобы защититься от удара. Рукоятка топора попала по руке, а само топорище вылетел и сильно ударило по каске, после удара отскочила и успело стукнуть его в ключицу. Михаил Васильевич попятился, продолжая уклоняться от разъяренного мужика с палкой от топора, и начал потихоньку отступать к своим.


Начальник караула Сергей перепугался и бегал от одного пожарного к другому, не зная, что делать в такой ситуации. За пять лет службы он никогда не попадал в такие передряги! Это и понятно, ведь пожарные не могут бить людей при исполнении. Они приехали тушить, а не кулаками махать… Не придумав ничего лучше, открытым текстом запросил по рации наряд полиции и скорую.


Тем временем заварушка продолжалась и казалось теперь и вовсе вышла из-под контроля. Если Михаил Васильевич худо-бедно отбивался от двух здоровенных подвыпивших детин, которые то поочередно, то разом прыгали на него с кулаками, то молодой Вовка явно был выведен из строя. Он присел в сторонке, не в силах что-то противопоставить обидчику. Тот, забросив «боевой» ствол, склонился над пожарным. Чувствуя превосходства, он то и дело наносил удары по каске пожарного, будто уча уму-разуму. Начкар бросился к ним. Оттолкнув разошедшегося буяна, он принялся осматривать бойца. Лицо его было в крови, из разодранной щеки лилась кровь.


— Как ты? — быстро спросил начкар.


— Не знаю, голова кружится! — тихо ответил тот.


Начальник караула хотел ещё что-то спросить, но не успел. Сильный удар по лицу ногой заставил его сесть на пятую точку. Из глаз посыпались звёзды, а в голове словно кто-то громко ударил в колокол. Пьяный драчун переключился на него и, сев сверху, начал осыпать ударами по голове. Но тут за пожарных уже вступились другие сельчане, в основном женщины, и отбили-таки пожарных. Женское милосердие помогло пожарным остаться более-менее целыми. Когда же прибыли парни из местной пожарной части, они сразу оценили ситуацию и помогли коллегам. Деревянный дом уже догорал, и теперь уже всем стало очевидно, что тушить надо не его, а соседние дома. Стали тушить. Спустя минут двадцать прибыли полицейские. Их, кажется, драка селян с московскими пожарными забавляла, но показания они взяли. Как только областные огнеборцы потушили пожар, помогли побитым коллегам собрать рукава и оборудование. Попрощались и разъехались по частям.


Нашим ребятам тогда неслабо досталось. Все получили повреждения разной тяжести. Самые тяжелые были у Вовки, молодого пожарного, который едва отработал год. У него диагностировали перелом нижней челюсти, разрыв нижней губы, сотрясение мозга — и это не считая ссадин и ушибов! Михаил Васильевич тоже не раз пропускал удары, да ещё и отбил руку об одного из дебоширов. Начкар получил ушиб лица. Водителю тоже досталось, но больше морально. Как вам такое?... Пожарные написали заявления по факту избиения, так что за селян взялись компетентные органы. А Вовка уволился с пожарки — видимо, не хотел больше служить неблагодарным людям.


© Кирилл Павлухин

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: