4

Про принцессу, которую так никто и не спас

В одном далеком-далеком лесу, на небольшой вечнозеленой полянке, стояла высокая-превысокая башня из серого камня. И не было в той башне ни входа, ни выхода, а лишь одно одинокое окно на самом верху.

Ходят слухи, что в той башне была заточена принцесса. И заточил ее не кто-нибудь, а сам король - отец принцессы. А еще ходят слухи, что на носу той принцессы - на правой его части - находится огромная бородавка. Или родинка. Главное, что это образование просто жутко уродливое, способное отпугнуть любого даже самого непривередливого эстета.


Сама принцесса, говорят, - невиданная красавица, но вот бородавка... Если закрыть один глаз и большим пальцем заслонить образование, то увидишь перед собой такой прекрасный цветок, что невольно улыбаешься, а если палец вновь отвести, то лицо непроизвольно превращается в гримасу отвращения.



Многие рыцари, наслышанные о заточенной в башне принцессе, не верили в ее уродскую родинку, ссылаясь на сплетни завистников и конкурентов, и отправлялись на ее спасение. Добравшись же до башни, они обнаруживали вот что: башня и правда была высока, а на самом ее верху, почти под самой крышей, действительно находилось окно, но вот было под башней то, о чем слухи почему-то умалчивали. Еще на подъезде к башне начинал чувствоваться ужаснейший смрад, и чем ближе подбирался путник, тем явственней он ощущался. То был запах гниения.


Под самой башней - прямо плод окном - лежала целая горка трупов. Это были рыцари, многие из которых превратились уже в скелеты, а их доспехи заржавели от дождя и времени. Хотя многие были и относительно свежими, поедаемые трупными червями. Из окна же висела крепкая длинная веревка, зацепленная за край. Некоторые рыцари, самые умные, при виде такой картины, немедленно разворачивались и уезжали восвояси, мечтая забыть об увиденном кошмаре, хотя сами ни кому ничего не говорили, боясь быть осмеянными за дурацкие байки. Но были и те глупцы, кто все же рисковал... Им же хуже.


Забравшись по отвесной стене, игнорируя нестерпимую вонь, они влезали в окно и оказывались в не очень просторной комнатке. Справа стояла небольшая чистая и ухоженная кровать; впереди, прямо напротив окна, на небольшом столике, благоухали яркие весенние цветы, неизвестно как оказавшиеся в простой вазе; чуть левее стоял маленький шкаф; слева же находилась небольшая прялка.


Обычно принцесса стояла напротив цветов, спиной к окну, из-за чего было невозможно разглядеть ее лица. Когда рыцарь вежливо представлялся, принцесса оборачивалась, сияя белоснежной манящей улыбкой. И в этот момент лицо рыцаря обычно непроизвольно скручивалось так, что казалось, будто он увидел саму Смерть во всем ее старушечьем обнаженстве. На носу принцессы и правда росло нечто ужасное и отвратительное, настолько омерзительное, что рыцарь сам того не ожидая от себя, отступал назад, как от самого страшного врага.


И вываливался в окно.


Именно так и росла горка - куча мала из ржавеющего металла и гниющих тел.



Однажды рыцарь Вартноус, принц королевства Хреноткуд, что за Тридвадцатом царством, прослышал о принцессе, но в отличие от многих, слух о бородавке его не напугал. Почему? Да потому, что у него самого на носу красовалась подобная несуразица.


И вот однажды он облачился в свои лучшие доспехи, подготовил самого быстрого и выносливого коня, и отправился в путь. Ехал он через лес, поле, пересек реку, потом снова было поле, и вновь лес, потом доехал до гор, которые ему пришлось обогнуть, потом опять поле... В общем, ехал он семь дней и пять ночей - две ночи он спал, - и, наконец, добрался до заветной цели.


Его не отпугнул ни смердящий запах, ни горка мертвых его предшественников - все это заставило его задуматься.


Рыцарь был совсем не глуп и потому сразу понял, что что-то не так. Он целый час ходил вокруг башни и думал. И понял, как он счел, почему погибли предыдущие рыцари. Он решил, что все они упали вниз, не сумев даже добраться до окна.


- Все просто! - воскликнул вслух рыцарь.


Он решил, что доспехи слишком тяжелые, чтобы в них можно было так высоко подняться по такой отвесной стене, а потому снял с себя все лишние одеяния вместе с хоуберком, оставшись лишь в рубахи и брэ. Попрыгав на месте, рыцарь ощутил легкость и силу, и уверенно направился к веревке. Переступив через себя, он переступил через мертвых рыцарей, и легко забрался на самый верх.



Она стояла спиной окну, в которое влез рыцарь, любуясь яркими цветами. Ее длинные золотистые волосы ниспадали водопадом, а ее скромное, но прекрасное голубое платье, подчеркивало точеную фигурку.


- Меня зовут сэр Вартноус из Хреноткуда. - Рыцарь поклонился даме. - Прошу извинить меня за мой внешний вид.


И принцесса обернулась, сияя лучезарной улыбкой.


Она была именно такой, какой он себе представлял: тонкие скулы, острый подбородок, глубокие большие и синие глаза, тонкие брови и белоснежные правильные зубы, прекрасно контрастирующие с пышными алыми губами. А увидев на носу бородавку-родинку, он еще больше обрадовался: она была справа, как у него, что позволяло им беспрепятственно целоваться, наклонив голову набок.


Он сделал всего пару шагов, раскидывая руки, чтобы обнять свою принцессу, как увидел на лице избранницы резкие изменения.


Сначала у нее дернулась скула, потом бровь, уголки рта стали опускаться, глаза сощурились, ноздри раздулись, лоб сморщился - принцесса выказывала крайнюю степень отвращения и омерзения.


Зажмурив глаза, принцесса с криком бросилась к принцу. Рыцарь же, не до конца понимая ситуацию, оставался с расставленными в сторону руками, немного неловко продолжая улыбаться. Он надеялся, что принцесса бросается к нему в объятья, но вместо этого он получил сильнейший толчок в открытую грудь. Непроизвольно сделав несколько шагов назад, в желании удержать равновесие, он споткнулся о низкий подоконник и вылетел наружу. Сделав в воздухе несколько кувырков, он рухнул прямо на кучку мертвых предшественников. Возможно, он бы выжил, но вот незадача: он упал прямо на торчащие вертикально ножны предыдущего рыцаря, пробив себе горячее сердце.


Принцесса же, как следует вздрогнув, избавляясь от напряжения, села за прялку. Так она и сидела, иногда вздрагивая и морщась, нехотя вспоминая об ужасной бородавке того уродливого рыцаря, и пряла.


Конь же, стоявший на краю полянке, увидев смерть своего нерадивого хозяина, фыркнул, тряхнув головой, да и потопал не спеша обратно через лес.



К принцессе же прибывало еще множество благородных рыцарей, отчего горка трупов продолжала расти, а смердело все сильнее и сильнее.

Дубликаты не найдены

0
Чертовы феминистки