66

«Как меня насиловали чеченцы». Исповедь жертвы

Не моё, старое, но доходчиво объясняющая некоторые моменты национальных особенностей из серии "бросил банку в парня в автобусе" как происшествие за которое надо у жертв просить прощение и рассказывать об этом на всю страну.


Сейчас многие официальные лица Чечни агитируют за то, что мир придет тогда, когда чеченцам будут доверять. Но проблема не в том, доверять ли чеченцам – русский народ как раз всегда был очень доверчив, а в том, как они воспользуются этим доверием. Те, кто по воле судьбы регулярно общался с «горячими чеченскими парнями» не на официальном уровне, а на бытовом, знают: эти ребята ой как не просты! Они могут уверять тебя в самом дружеском расположении и называть «братом», а в это время держать за пазухой нож и ждать, когда ты повернешься к ним спиной.


Поразительно и то, что до сих пор почти никто не говорил честно о том, как молодые и ретивые чеченские парни еще в советские времена, до всех последних войн, в которых они сейчас обвиняют Россиию, обращались с русскими, или, правильней будет сказать, не своими, не чеченскими женщинами, когда им случалось до них «дорваться». Своих-то нельзя обидеть, потому что за это жизнью ответить можно, а вот чужих – запросто.


Мне в руки попало письмо, написанное 15 лет назад девушкой, которая столкнулась с подобным обращением. Тогда она пыталась обнародовать это письмо в московской прессе, но ей отказали во всех редакциях, куда она обращалась, аргументируя тем, что опубликование такого письма может оскорбить национальные чувства чеченцев.


Только теперь, когда пресса меньше стала бояться «оскорбить национальные чувства», появилась возможность опубликовать этот крик души. Вот он.


«Я коренная москвичка. Учусь в одном из московских вузов. Полтора года назад со мной случилась история, которую я только теперь могу рассказать без истерик. И думаю, что должна ее рассказать.


Моя подруга, которая училась в МГУ им. Ломоносова, пригласила меня в гости в свое общежитие, где она живет (оно называется ДАС – дом аспирантов и стажеров). Я прежде уже бывала там. Обычно пройти в общежитие было несложно, но на этот раз вахтерша категорически не хотела пропускать меня, потребовав оставить документ. Я отдала ей студенческий и поднялась в комнату подруги – назову ее Надя. Потом мы вместе с ней пошли в общежитское кафе на первом этаже, где заказали кофе и пару бутербродов.


Некоторое время спустя к нам подсел один давний Надин знакомый кавказской внешности. Надя познакомила меня с ним, и он пригласил нас перебраться из кафе в его комнату - поболтать в расслабленной обстановке, посмотреть видеофильмы, выпить немного вина.


Я сразу отказалась, объяснив, что уже время не раннее, и скоро пора будет домой. На что Руслан – так завали парня – возразил: зачем ехать домой, если можно остаться ночевать здесь, в комнате подруги? Мол, настоящая жизнь в общаге начинается именно ночью; неужели московской девочке не интересно узнать, как живут иногородние студенты? Ведь это свой очень самобытный мирок…


Мне и впрямь было интересно. О чем я ему и сказала. Добавив, что остаться, однако, все равно невозможно, потому что вахтерша забрала студенческий и строго предупредила, что забрать я его должна до 11 вечера, иначе она его куда-то сдаст.


- Какие проблемы? – сказал Руслан. – Я в два счета выкуплю твой студенческий!


И ушел. Пока его не было, я высказала подруге свои опасения: не опасно ли идти в комнату к незнакомому кавказскому мужчине? Но Надя меня успокоила, заявив, что Руслан – чеченец только по отцу, которого даже и не помнит, живет с мамой и вообще он тоже москвич.


- Почему же он тогда живет в общежитии? – удивилась я.


- Да он с матерью поссорился и решил здесь поселиться, - объяснила мне Надя. – Договорился со здешней администрацией. – И потом добавила: - Это здесь запросто. В общежитиях МГУ вообще чеченцам зеленый свет, даже если они вовсе не студенты. Просто потому, что главный начальник всех университетских общаг – чеченец, а у них свои клановые законы…


Тут вернулся Руслан, принес мой студенческий. И мы, накупив в кафе еды, направились к нему в гости (если можно так назвать посещение комнаты в общежитии). Решающим аргументом в пользу этого визита для меня стало, пожалуй, то, что парень выглядел привлекательным и не наглым. Естественно, общение предполагалось исключительно платоническое.


По дороге мы позвонили из автомата моей маме, и Надя заверила ее, что все будет хорошо, пусть она не беспокоится. Мама, скрепя сердце, разрешила мне остаться.


Усадив нас в своей комнате, Руслан сбегал за шампанским, поставил какой-то видеофильм – не порнографию, а нормальное кино, какой-то американский боевик. Говорил, что позже мы пойдем в другую комнату в гости к его приятелям с курса, где предполагается большая веселая компания парней и девчонок. Я была домашней девочкой, мне редко удавалось оказаться в «большой шумной компании», поэтому эта перспектива меня прельстила.


Когда было уже ближе к полночи, в дверь постучали. Руслан открыл без вопросов, и в комнату вошли трое молодых людей. Сразу возникла напряженная обстановка.


- Это здешние чеченцы, - шепотом сказала мне Надя. – У них с Русланом какие-то общие дела.


Однако вошедшие расселись по-хозяйски и о делах говорить не торопились. Зато стали бросать на нас с подругой недвусмысленные взгляды. Мне стало не по себе, и я обратилась к Руслану:


- Знаешь, мы, пожалуй, пойдем. У вас тут, наверное, какой-то серьезный разговор. В общем, спасибо за вечер.


Руслан хотел что-то ответить, но тут самый маленький из пришедших (хотя по возрасту он, судя по всему, был самый старший) громко перебил его:


- Ну что вы, девчонки, какие могут быть серьезные разговоры, когда вы здесь! Мы просто присоединимся к вашей компании – посидим, выпьем, поговорим о жизни.


- Девушкам действительно пора. Они уже собирались уходить, - как-то не очень уверенно возразил Руслан.


- Да ладно тебе, пусть посидят с нами немножко, мы их не обидим, - дружелюбно сказал маленький.


Один из гостей позвал Руслана поговорить в коридор, а маленький продолжал вести с нами дружескую беседу. Через некоторое время «гость» вернулся с еще двумя друзьями, хозяина с ними не было. Мы с Надей вновь попытались уйти, хотя к этому моменту стало очевидно, что нам не удастся так просто это сделать…


Тут маленький закрыл входную дверь, положил ключи к себе в карман и запросто сказал:


- Пойдем-ка в ванную, девочка. И не советую сопротивляться, а то быстро личико попорчу».


Я испугалась и панически обдумывала, что же делать. А он продолжал:


- Ну что ты, дурочка, плохо слышишь? Я ведь могу тебе и слух подправить! Например, ушко отрежу.


Он вытащил из кармана нож, нажал на кнопку. Лезвие выскочило с металлическим звуком. Он минуту поиграл ножом и вновь спрятал его в карман со словами:


- Ну что, пойдем?


Как мне не было гадко, я решила, что лучше перетерплю несколько минут секса, чем всю жизнь потом буду мучаться с обезображенным лицом. И пошла в ванную.


Там я сделала последнюю попытку пробудить человечность в этом агрессивном существе, даже имя которого мне было неизвестно, убеждая отпустить меня и Надежду.


- Лучше займи свой рот другим делом, - перебил он меня и расстегнул брюки.


Получив удовлетворение, сексуальный агрессор вроде как немного подобрел. По крайней мере, выражение его лица стало более мягким.


- У тебя нет желания присоединиться к своей подружке? – спросил он.


- В каком смысле? – поинтересовалась я.


- В том, что ее всю ночь будут трахать четверо ненасытных жеребцов. Но я же лучше, правда? Ну, я же лучше? – настаивал он.


- А что, у меня есть выбор? – обреченно спросила я.


- Ты права, у тебя нет выбора. Ты поедешь со мной ко мне домой. Если, конечно, не хочешь, чтобы тебе и твоей подружке было совсем плохо.


Я, естественно, не хотела. Вышла из ванной и, стараясь не смотреть в сторону кровати, на которой происходило что-то отвратительное, пошла к входной двери.


- Закройте за нами, - дал на прощание указание своим мой конвоир.


На выходе из общежития, увидев вахтершу и рядом с ней телефон, я решила воспользоваться этим, как мне показалось, шансом к спасению.


- Мне нужно позвонить домой! – громко сказала я, кинувшись к телефону.


Но не успела даже схватить трубку, как почувствовала сильный удар по затылку и упала на бетонный пол.


- Совсем одурела от наркотиков. У нее и дома-то нет. Бомжиха и проститутка, - услышала я голос своего мучителя.


- Куда же ты ее ведешь? – робко спросила вахтерша.


- В милицию. Она пыталась обчистить мою комнату и приставала к моим друзьям. Вставай, сучка, пошли! Быстро!


Он схватил меня за воротник и, рывком поднимая с пола, порвал на мне кофту.


- Ты бы полегче, - пролепетала вахтерша. – Зачем уж так уж?


Я бросила на бабушку взгляд, полный мольбы, когда маленький зверек уже выволакивал меня на улицу.


- Ты что, идиотка, жить не хочешь? Лучше не рыпайся! – прокомментировал он мою попытку освобождения.


И тогда я подумала: лучше просто перетерпеть этот ужас. Если, конечно, меня все равно, в конце концов, не зарежут.


Зверек поймал такси, шепотом сказал водителю место назначения, затолкал меня на заднее сиденье, залез рядом, и мы поехали.


- Отдохни, дорогая, ты устала, - сахарным голосом сказал он, схватив меня за голову и ткнув моим лицом в его колени.


Так я и лежала, не видя пути. А он – и это было совсем невыносимым издевательством – всю дорогу гладил меня по волосам. Если же я пыталась поднять голову, впивался пальцем в шею где-то в районе солнечной артерии.


Дом, у которого мы остановились, был самым обычным. На двери квартиры номер отсутствовал.


Открыв дверь своим ключом, он втолкнул меня в прихожую и следом вошел сам, громко сообщая кому-то:


- Кто хочет женщину? Принимайте гостей!


И добавил для меня:


- Здесь живут мои братья. Будь с ними поласковей.


«Братьев» оказалось семеро. И по сравнению с ними тот, кто притащил меня сюда, показался просто карликом. Или, скорее, шакалом, заискивающим перед тиграми в желании им угодить. Это были здоровенные мужчины с мускулистыми фигурами и с таким лицами, какие, наверное, бывают у профессиональных убийц в нерабочее время. Они сидели на кроватях, которых в комнате было целых пять, смотрели телевизор и распивали вино. И еще я почувствовала какой-то неизвестный мне тогда сладковатый запах. Глядя на это «собрание», сквозь муки головной боли я поняла, что мне очень-очень-очень не повезло.


С первого взгляда на меня измученную они, видимо, все решили, что я обычная дешевая проститутка. Встретили меня, если можно так сказать, доброжелательно: усадили в кресло, предложили выпить и покурить «травки». Когда я отказалась, один из «тигров», недоверчиво взглянув на меня, спросил «шакала»:


- Ты где ее взял?


- В общежитии, - весело ответил тот.


- Я москвичка, у меня есть папа и мама, - не выдержала я, отчаянно ища защиты.


«Шакал» тут же стал суетливо что-то объяснять своим «братьям» на непонятном мне языке. «Тигр» тоже говорил на чеченском, но по голосу и выражению лица было ясно, что он недоволен. Потом к ним присоединились остальные, и их разговор перерос в спор. А мне оставалось только смотреть на них и молча молить Бога, чтобы этот спор закончился для меня удачно.



Когда препирательства завершились, несколько «тигров» стали укладываться спать, а один из них, самый молодой, повел меня в другую комнату. В этой маленькой комнате стояло только две кровати. Он стащил с них на пол матрасы, вместе с бельем расположил на полу, пригласил сесть, уселся рядом и принялся вкрадчивым голосом со мной беседовать. Я машинально отвечала, но думала совсем о другом – голова была целиком занята страхом.


Наконец, он приказал мне раздеться – и начался очередной сеанс кошмара. Нет, он не издевался надо мной откровенно и даже предоставлял некоторую свободу действий, но от этого мне не становилось легче. Все тело болело, голова раскалывалась и жутко хотелось спать. Я осознала, что если бы меня сейчас принялись охаживать ногами, это бы для меня мало что изменило. Мне очень хотелось потерять сознание – хотя бы на какое-то время, и еще я сожалела, что не покурила того, чего они там предлагали. Потому что самым ужасным было, как мое ясное сознание воспринимало абсолютно четко каждую деталь. И время длилось так медленно!


Когда «тигр» несколько раз «облегчился», он ушел, и я стала одеваться. Но тут в комнату заскочил «шакал», схватил мою одежду и, прикрикнув для верности, выбежал за дверь. И сразу появился следующий претендент на мое тело.


Хорошая это, конечно, пословица: «Если тебя насилуют, расслабься и постарайся получить удовольствие». Расслабиться-то я себя заставила, насколько это было возможно в такой ситуации, когда тебя бьет мелкой дрожью от страха, а вот с удовольствием дело было совсем плохо. Хуже плохого.


После второго «тигра» снова прибежал «шакал». На этот раз он сам стал раздеваться, и я совсем пала духом. Пожалуй, я бы предпочла, чтобы меня изнасиловал еще кто-то из «тигров». Они хотя бы не издевались надо мной так ехидно, исподтишка – не дергали за волосы, не пытались выломать пальцы, не щипали до судорог по всему телу. «Шакал» это все делал, причем с большим удовольствием. Зато он принес с собой набитую «травкой» папиросу, и потребовал, чтобы я вместе с ним покурила. На сей раз я не стала отказываться да это было и бесполезно.


Но никакого дурмана в голове у меня в результате так и не возникло, только еще сильнее стало тошнить. И со столь же ясной головой я выдержала третий и самый мучительный сеанс использования моего тела. И лишь когда маленькому «шавченку» надоело изгаляться над беспомощной жертвой, он оставил меня в покое, даже разрешил слегка одеться и отправил на кухню мыть посуду, пообещав сломать руки, если я что-нибудь разобью.


На кухне сидел самый крупный из здешних «братцев» - рыжеволосый чеченец, такой ленивый и степенный. Пока я дрожащими руками мыла посуду, он разговаривал со мной и даже пособолезновал немного. Сказал, что я действительно попала в «не очень приятную» ситуацию. Но когда раковина и мебель вокруг были освобождены от многочисленных тарелок и чашек, предложил мне вновь отправиться в ту маленькую комнату, из которой я вышла час назад.


- Послушай, - обратилась я к нему, вновь пытаясь облегчить свою участь. - Ты такой солидный мужчина. Неужели ты станешь пользоваться женщиной, которую только что имели твои… подчиненные?


- Я не собирался. Но сейчас, глядя на тебя, захотелось, - ответил он и добавил ласково: - Наш малыш совсем запугал тебя, да? Ну, ничего, расслабься. Я не буду тебя мучить так, как он.


Ах, какой добрый дяденька!


Я уже была готова к тому, что меня после всех этих развлечений просто убьют. Но меня отпустили. И «малыш» повез меня на такси, снова придавливая мою голову к своим коленям, и высадил рядом с общежитием.


Я зашла к подруге, чтобы сначала хоть как-то привести себя в порядок, а потом уже возвращаться домой к родителям. Надя лежала у себя в комнате, истерзанная еще больше, чем я, с разбитым лицом. Позже выяснилось, что ее насильники, помимо отвращения к мужчинам на всю жизнь, «одарили» ее еще и вензаболеваниями, причем, сразу триппером, трихомониазом и лобковыми вшами.


После такого Надя не могла больше оставаться в общежитии. В отличие от чеченцев, которые ее изнасиловали – они-то по-прежнему жили там препеваючи и, пока она не уехала, терроризировали ее: встречая где-нибудь в холле, обзывали проституткой и «заразной». Видимо, между собой они постановили, что это она их заразила. Так, естественно, им было удобнее – не надо было среди своих искать виновного. Только Руслан, который спровоцировал эту историю, извинился перед Надей и передал через нее извинения мне, но от этого было не легче.


Надежда забрала документы из университета и уехала в родной город. Там она сделала аборт и долго лечилась…


А я, получается, отделалась только испугом. Который теперь у меня, видимо, на всю жизнь. Когда я вижу мужчину кавказской внешности, меня начинает колотить. Особенно колотит при виде чеченцев – их от прочих кавказцев я могу отличить, что называется, невооруженным взглядом. Но лучше бы – вооруженным…»

Дубликаты не найдены

+9

Я жила 15 лет назад в ДАСе. Студенческое общежитие, куда в какой-то момент вообще не пускали "людей, не имеющих отношения к МГУ" (даже днём и с официальным оставлением паспорта на проходной).


При этом там каким-то образом жили взрослые кавказцы. И было реально страшно. Страшно, когда оказалась одна с ними в лифте. Страшно, когда мне угрожали из-за того, что мы в подругой играли в бадминтон в пустом наздемном переходе между корпусами. Когда оказалось, что чеченцы с улицы могут зайти внутрь общежития и вломиться в твою комнату (не в мою, знакомых девушек). Когда знакомых парней ограбили с оружием прямов общажной комнате. И потом  мы не знали, что с ними, потому что они сбежали и сменили номера телефонов.


И это всё не в "лихие 90е", а в середине 2000х.


О том, чтоб кого-то насиловали, не слышала. Но ведь это и не то, о чём рассказывают. Как знать, может, кто-то из покончивших с собой девушек, сделал это именно по этой причине. Или им помогли. Кажется, это была зима 2006-2007, когда под балконом был обнаружен труп голой девушки.


А пост уж больно похож на порнорассказ - не знаю. Может, кто-то "художественно" переработал реальную историю.

раскрыть ветку 1
+2
Охренеть. Вы у себя на родине,чего боятся? Один раз мы с подругой попали в вагон,полных туркменов.они что то пили,типа ,как чефир. Особо наглые начали пристввать к нам. Я сразу -в бой! А подруга такая вялая,такая овечка. В результате мне пришлось и ее отбить у них.от человека зависит!
+17

Почему все оправдывают насильников, обвиняя жертву? Разве виноваты не мужчины, которые могут так поступить? Конечно, девушка могла бы быть поаккуратнее, но это не отменяет того, что вина лежит полностью на мужчинах.

Мне после этой истории стало страшно. Не знаю, правда это или вымысел, но от осознания, что такое возможно, меня начало трясти.

раскрыть ветку 3
+10

да вот, понимаете, такой есть нюанс в кажущемся оправдании насильников.

Пример приведу, а то сложно выразить словами, я не психолог.

Вот когда ребенок что-то натворит такое, что могло повлечь (или повлекло) угрозу его жизни и взрослые так за ребенка пугаются, что начинают на него кричать. Знаете, так кричать, как-будто беда испугается этого крика и убежит от ребенка и всё будет хорошо. И получается, что ребенок и так пострадал (да, от своих необдуманных действий) и ещё взрослый на него кричит, тем самым как бы наказывая его за эти необдуманные действия.

Так и в случае с насилием - "жертва сама виновата". Нет, конечно, есть и просто ханжи, которые так всерьез считают, но в большинстве случаев людям очень жаль жертву и это обвинение в "сама виновата" - оно как защитная реакция от беды.

Я так думаю. Хочу так думать. Иначе совсем страшно.

--------

А данная история мне кажется выдуманной.

Я таких историй в девяностые/нулевые наслушалась выше крыши. И далеко не все из них так радужно заканчивались, к сожалению...

раскрыть ветку 1
0

Насильники безусловно уроды, но барышням тоже нужно хоть немного думать головой. Оправдания мразям нет. "Сама виновата" пишут, чтобы призвать остальных не совершить подобных ошибок

0

Согласна. Терпеть не могу когда таких уродов ещё и оправдывают

+4

Поначалу ещё похоже на правду, но когда начинаются потуги на "художественность" в описании проведения участников событий - становится ясно, что место этой истории - на сайте с порнорассказами.

+1

Я сам семь лет в ДАСе прожил, но такого не застал. Старший курс рассказывал, что раньше действительно такое имело место быть, и хачи регулярно дань собирали со студентов

0
Комментарий удален. Причина: данный аккаунт был удалён
-1

Или рассказ бред, или те бабы просто сказочно тупые трусливые овцы, которые родились чтобы их насиловали кому не очень. Очень дохера нестыковки: почему не писала ни одна из овец заявление на износилование, не проходили медосвидетельствование? Ведь найти тех уродов не составило бы труда - дело пары часов, по свежим следам, достаточно потрести конечного Руслана и вахтершу. Короче - типичный выдуманный порнорассказ

-1

как-то очень похоже на желтушную прессу 90-00-х. Очень-очень...

раскрыть ветку 1
+3

СПИД-инфо не читали? Честно, впечатление, что оттуда скопипастили. И знаете, вот конкретно в этом случае я не хочу ошибаться. Не дай бог такое пережить.

-6
Пиздабол.
-7

история конечно же выдуманная, но даже в ней видна женская глупость и недальновидность, идти вечером к подруги в общагу, потом с ее чеченским другом к нему в комнату и не думать что тебя щас будут трахать ...ну это вообще.

-9

Пост написан от лица девушки, тэга "копипаста" нет. В  других постах ты - мальчик  меня  террзают смутные сомнения...

раскрыть ветку 3
+6

Мою подругу, которая ехала с учебы на каникулы в поезде домой к родителям, в купе изнасиловали 3 чеченца. Она спала на нижней полке, а они подсели ночью на промежуточной станции. Ей было 17 лет, и она была девственницей.

0

Тега "моё" нет, какие проблемы?

-6
It's trap
ещё комментарий
-10
Обычный эротический рассказ для порносайта... аффтар сайт попутал
-10

Смысл этого поста-копипасты?

раскрыть ветку 2
+3
Чтобы такие как ты включали башку и иногда снимали розовые очки..
ещё комментарии
-11

Чернилицы, что в бошке не понятно, пошла к черножопым а потом обижается почему пизды дали. Вроде бы пожалеть нужно, но блять вообще не хочется, сами с чурками труться, а как отхватят, так ноют какие рафики плохие.

ещё комментарии
-12

Мне в руки попало письмо, написанное 15 лет назад девушкой, кото


после этого это можно не читать.

раскрыть ветку 2
+1

как будто они сейчас по другому себя ведут

раскрыть ветку 1
-3

да так то оно так-зверушки, я про конкретное письмо"попавшее в руки".

Пруфов даже требовать смешно.

-16
Как бы ужасно не звучало, но надо отдать должное тому, что не все братья на нее накинулись. Большая часть все таки воздержалась. От этого мне хочется верить, что хороших людей больше независимо от нации. Очень хочется в это верить.
раскрыть ветку 4
+7
"Хорошие люди" знают, что происходит в соседней комнате и спят? У вас как с головой?
ещё комментарии
+3

Какие хорошие люди, воздержались, в стороне постояли.

-17

Таких дур дохуя

ещё комментарии
Похожие посты
Похожие посты не найдены. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: