32

Тейлитэ. Часть вторая, глава третья. Помеха эксперименту

Предыдущая глава здесь.


Летчика привезли в фирменном фургоне доставки восточных сладостей. На его голове был черный мешок. Руки плотно завязаны за спиной веревкой. Он серьезно хромал правой ногой – результат падения на каменистое дно горной речки с неба. Его уже переодели в серую робу, поскольку опасались вшитых в летную форму маячков, по которым можно выследить захваченного.


От «Черного солнца» группу сопровождения возглавлял молодой по возрасту, но достаточно опытный по количеству проведенных боевых заданий командир Асламбек Низкий. Как пояснили во время знакомства, несколько месяцев назад, сначала у «Черного солнца» было два Асламбека, чтобы их не путать, одного назвали Высокий, другого Низкий. Того, кто высокий уже давно шлепнул вражеский снайпер во время передела соседнего поселка с конкурирующей группировкой. Но ко второму прозвище уже приросло, хотя в действительности Асламбек был довольно среднего роста. По крайней мере, смотрел глаза в глаза Шпееру вровень.


– Здоровья тебе, почтенный, – поприветствовал Асламбек доктора Шпеера, чинно кивнув.

– Привет. Доставили? Чудесно. Заводите.

– Нам остаться?


Доктор Шпеер окинул задумчиво взглядом пятерых бойцов Асламбека. Снайпер, пулеметчик, два автоматчика, за спиною которых виднелись трубы гранатометов, и сам командир. Вполне себе боевая команда. Против обычного врага, типа оборзевших бандитов с ближайшей деревни.


– Благодарю. Но у нас хватает своих людей. Большое скопление только демаскирует наш объект. Если просто присмотрите за периметром в течение двух-трех часов, буду благодарен.

– Выполним, – твердо сообщил Асламбек и показал своим бойцам растопыренные пальцы. Видимо, этот жест означал команду «рассредоточиться по периметру», поскольку именно это они и сделали.


Пленного провели мимо поста охраны, мимо чинно драившего окно двери в лабораторию Чави. Тот бросил легкий взгляд на проходящую компанию, однако, уже привыкший получать много денег не столько за уборку, сколько за молчание, сразу вернулся к своим обязанностям.


В первичной лаборатории их ждали Вальдес, Ван и Харли. Они заметно волновались. Все же пускать в расход, то есть, на алтарь науки, шимпа, обычного резуса, подопытных зверушек – это одно. А пользоваться настоящим человеком – это уже реальное преступление, как ни крути. По голове не погладят. Если, конечно, все вскроется. А последнее скорее всего не случится.


– Ван, как лаборатория TS? Все подготовлено?

– Подождите, не успеваем привести в порядок, – проговорил Ван. – С шимпанзе случилось недержание, да и потом много крови эээ. Все надо стерилизовать.

– Черт подери, чем вы занимались тут все это время? – вскипел доктор Шпеер, - давай, зови быстрее Чави, пусть там отдраит все хлоркой. Заказчик подгоняет.


По большому счету все эти правила хирургического кабинета для их работы имели жизнь поскольку постольку. Многим можно было пренебречь. Но в работе настоящего исследователя мелочей не существует. Поэтому доктор Шпеер генеральное и самое важное испытание решил провести на высшем уровне.


Чави появился в тот же миг, как его позвали. Смотрел он преданно и удивленно. Его впервые пускали в лабораторию, куда обычно вход обслуживающему персоналу был заказан.


– Летс гоу, Уго Чавес, летс гоу! – подогнал Ван уборщика. – Сделай там чисто!


Летчик уже лежал на операционном столе перед установкой, надежно зафиксированный. Рот ему тоже завязали, чтобы не голосил в процессе эксперимента.


Пока Чави со скоростью бешенного веника носился по лаборатории, приводя все в порядок, легко и непринужденно ликвидируя следы испражнений прошлого подопытного, Ван, Харли и Вальдес переоблачались в спецодежду с повышенной биозащитой. Доктор Шпеер вышел в дополнительный отсек. Внезапно Чави издал странный возглас и поднялся, держа в руке снятую с внутренней стороны столешницы запасного операционного стола маленькую коробочку.


– Доктор Вальдес! Доктор Ван! Доктор Харли! Посмотрите, что это за штуковина? Я там стал протирать, а оно упало. Я не поломал ничего?


Ван подошел к нему и с интересом взял прорезиненной перчаткой первичной защиты «штуковину».


– Знать не знаю, что это, – буркнул он, передавая Харли. Тот также удивленно хмыкнул.

– Может, взрывчатка? – предположил Вальдес, принимая устройство от него.

–Что можно взорвать таким количеством взрывчатого вещества? Даже таракана не контузишь, – отмел предположение Ван. Он повернулся к входящему доктору Шпееру.

– Док, тут наш Чави под столом вот такую забавную штуку нашел. Не посмотрите?


Шпеер принял предмет со всей серьезностью. Потом цокнул языком и махнул в сторону дополнительного отсека.


– Пройдемте, господа, есть разговор. Чави, как закончишь уборку, дай знать охране на посту. Оставаться здесь без биозащиты будет небезопасно. А ты нам еще нужен.


– Похоже на радиомаяк, – как только закрылась дверь допотсека сообщил коллегам Шпеер.

– Зачем?

– Наводить на цель бомбы для уничтожения бункеров и прочих укрепленных сооружений типа нашей лаборатории, – предположил Вальдес. Потом он задумался о том, как вообще радиомаяк попал в их расположение. – У нас завелся шпион?


– Кто это? – Ван с подозрением осмотрел своих коллег.


– Неужели трудно догадаться, кто? – усмехнулся Шпеер. – С учетом того, что маячок может вызвать на нас бомбу в любой момент, а среди нас не хватает только Жанны, вывод напрашивается сам собой.


– Вот тварь, – прошипел Ван. – Убить, суку!


– Уже не получится. Вряд ли она вернется к нам, – ответил Шпеер. – Я передам маячок Асламбеку, чтобы вывез подальше. Пусть бомбят апельсиновое поле у соседней деревни. Подождите меня. Сейчас вернусь и мы продолжим эксперимент. Можете пока разогревать установку. Ван, с тебя камера, не забудь!


Шпеер прошел мимо Чави, который торопливо дотирал хлоркой последний участок, на всякий случай еще раз ему напомнил, чтобы поспешил.


Путь до выхода с радиомаячком в руке вызвал бурю адреналина в крови. Только представить, что в любой момент с неба может упасть мощная авиабомба, целясь прямо в него… Он еле сдерживался, чтобы не пуститься бегом, вырваться из тесного плена лаборатории и со всего маха швырнуть опасную коробчонку прочь, как можно дальше.


Асламбек вырос перед ним, словно из ниоткуда. Выслушал сбивчивый рассказ Шпеера, принял радиомаяк.


– Прошу не волноваться, почтенный. Твою предательницу мы поймаем и зарежем. Радиомаяк вывезем подальше. Вставим в какую-нибудь больницу, пусть себе бомбят, – на последних словах Асламбек позволил себе улыбку, видимо, подобная проделка показалась ему забавной.


Шпеер возвращался назад с роем тяжелых мыслей в голове. Сообщить сразу заказчику? Отменить эксперимент? Провести и лишь потом выслать данные заказчику, запросив эвакуацию? В итоге открывал дверь лаборатории TS, доктор Шпеер уже с твердым намерением завершить эксперимент, доложить обо всем случившемся заказчику, и уже затем просить валить отсюда.


– Так, ребята, продолжаем в рабочем режиме! – хлопнул он в ладоши, входя в секретный отсек лаборатории. Помещение встретило его мертвым молчанием. Потом в затылок ударило нечто тяжелое и доктор потерял сознание.

Дубликаты не найдены

+2
А Чави не терял времени...
раскрыть ветку 1
0

Чави хороший!