179

Незрячий астрофизик Виталий Вертоградов: «второй Хокинг» и первооткрыватель

За рубежом 31-летнего незрячего космолога, научного сотрудника трех Санкт-Петербургских институтов и кандидата физико-математических наук Виталия Вертоградова называют не иначе как «вторым Стивеном Хокингом». В университете Виталий занимался эффектом Пенроуза и совершил научное открытие мирового уровня. Недавно он принял приглашение поработать в команде известного индийского ученого-космолога Панкаджа Джоши, а после этого мечтает получить место в Гарварде. В беседе с журналистом Игорем Михайловым астрофизик рассказал о своем пути в науке, встрече с Роджером Пенроузом, первой стажировке за рубежом, зарплатах российских ученых, личной жизни и планах на будущее.

Незрячий астрофизик Виталий Вертоградов: «второй Хокинг» и первооткрыватель Незрячие, Физика, Длиннопост, Астрофизики

— Родился я в Тульской области, небольшом городке Алексине. Учился в обычной школе, но катаракта и отслоение сетчатки привели к тому, что к девятому классу меня перевели на полудомашнее обучение. Из школьных предметов мне оставили лишь алгебру и геометрию, а все остальные, включая мою любимую физику, были сведены к минимуму. Облегчение программы не предохранило меня от ухудшения зрение, и в 11 класс я пошел учиться уже в московский интернат № 1 для слепых. Так уж сложилось, что, окунувшись в новую среду, познакомившись с интересными ребятами, я фактически бросил учебу, едва занимаясь лишь алгеброй. Этому способствовало то обстоятельство, что впервые в жизни я вышел из-под родительского контроля, так как стал жить в интернате, приезжая домой лишь на выходные. Да и к середине 11 класса я полностью ослеп, а брайль я толком не освоил и поныне.


После окончания школы я не без труда поступил в МПГУ, более известный как Ленинский университет. Но, едва начав посещать лекции, я впал в жуткую депрессию оттого, что в ближайшие годы мне придется жить вдали от моей девушки Маши из Санкт-Петербурга, с которой я абсолютно случайно познакомился за несколько месяцев до поступления. Не долго думая, я бросил институт и переехал жить к ней в отдельную квартиру в Питере. На следующий год поступил на факультет математики в университет, аналогичный московскому, — РГПУ имени Герцена.


Маша не имела проблем со зрением и в институт приводила и уводила меня она, по каким-то другим делам я тоже ходил только с ней, так что самостоятельно по городу не передвигался в принципе. Учился же я следующим образом: просил преподавателей озвучивать все, что они выводили на доске, записывал на диктофон, а недели за две до экзаменов перепечатывал в компьютер. Делать все это было совершенно необходимо, так как спрашивали с меня весьма строго. На экзаменах обычные студенты тянули билет с двумя-тремя вопросами, отвечали и были свободны. Меня же в устной форме гоняли по всему пройденному материалу, так что я не имел права прийти, не выучив все. Это было очень жестко, но благодаря такому подходу матанализ я знаю на зубок до сих пор.


К слову, серьезно я относился только к точным наукам, гуманитарные же игнорировал как мог, благо преподаватели по непрофильным дисциплинам были ко мне весьма лояльны.


На втором курсе у нас началась физика, которая поначалу давалась мне чрезвычайно тяжело. Я почти ничего не понимал, но задавал много вопросов нашему профессору Евгению Борисовичу Шадрину, что все-таки дало определенный результат. К третьему курсу от всего набора осталось семь студентов, из которых реально ходило три-четыре, а на физике нередко бывал я один. Таким образом мы оставались с преподавателем тет-а-тет, что крайне положительно сказывалось на моем развитии. Я спрашивал у него, что такое фотон, черная дыра, гравитационное поле, пространство, время и многое другое. Вскоре он помог мне наладить контакт с академиком Дмитрием Александровичем Варшаловичем из Физико-технического института имени Иоффе. Он рекомендовал список книг по теоретической физике, которые на тот момент поразили меня своей сложностью.


Главное затруднение заключалась в том, что формулы ни тогда, ни сейчас никакая техника не в состоянии корректно сканировать, а потому все их приходилось писать исключительно вручную под диктовку. Из положения я вышел следующим образом: сканировал учебник, распознавал текст программой Fine Reader, а все формулы писал под диктофонную запись, которую героически начитывала для меня Маша. Поначалу дело шло очень туго, потому что она в них абсолютно ничего не понимала и часто неверно называла и математические знаки и буквы греческого алфавита. Но когда она набила руку, то прочитывала 10 страниц минут за 15, а я потом еще часа три переносил информацию в компьютер, параллельно осмысливая материал. Меня настолько увлекла общая теория относительности, что я твердо решил переориентироваться с математики на физику.

Незрячий астрофизик Виталий Вертоградов: «второй Хокинг» и первооткрыватель Незрячие, Физика, Длиннопост, Астрофизики

В начале четвертого курса я познакомился со своим будущим научным руководителем Андреем Анатольевичем Грибом, который предложил изучить специализированную книгу по теоретической физике. Углубившись в эту тему, я понял, что все предыдущие три года матфака по сложности ничто по сравнению с этим предметом. Невероятно сложный математический аппарат, включавший в себя тензорный анализ и дифференциальную геометрию, каковые мы даже не проходили, мне давались с огромным трудом.


Ближе к окончанию университета темой для своего диплома я выбрал математические аспекты эффекта Пенроуза. Он заключается в том, что в эргосфере вращающейся черной дыры в результате столкновения или распада могут возникать частицы с отрицательными энергиями. В частности, это означает, что если в эргосферу залетает частичка с определенной энергией, то в результате распада или столкновения может вылететь частичка, обладающая большей энергией, чем изначальная. Я начал изучать Метрику Керра, описывающую нейтральные вращающиеся черные дыры — учебник представляет собой два тома сложнейшей математики. Бывало, что за две-три страницы мне не попадалась ни одного слова, а только сплошные формулы. В итоге я успешно сдал все экзамены, окончил бакалавриат с красным дипломом и поступил в магистратуру на факультет физики.


Там я вплотную занялся эффектом Пенроуза. Одна из его неизученных сторон заключается в следующем: описывая движения вокруг черной дыры, мы не можем оперировать привычными понятиями. В искривленном пространстве-времени происходит все что угодно, в частности, параллельные прямые могут пересекаться, а потому их заменяет другое понятие — так называемые геодезические. Частички там движутся именно по этим экстремальным линиям, вид которых я пытался высчитать. Увы, несмотря на все старания, к зиме мои исследования фактически зашли в тупик.


Но тут в самый критический момент в Санкт-Петербург приехал сам Роджер Пенроуз — первооткрыватель эффекта. Встретившись на конференции, мы с Грибом объяснили ему, что, по нашему мнению, геодезические либо появляются из-под гравитационного радиуса, либо должны существовать некие замкнутые орбиты. На наши слова Пенроуз глубокомысленно покивал и сказал, что, скорее всего, так и есть. Несколько воодушевленный, я сел за ударную работу и путем чрезвычайно сложных вычислений доказал, что все геодезические появляются именно из-под гравитационного радиуса. Это стало настоящем открытием, и мы опубликовали эту работу в журналах Gravitation and cosmology и International journal of modern physics A. Летом я выступил на своей первой международной конференции в Перми, а на следующий год продолжил исследовать, как движутся частички, но уже под так называемым горизонтом событий — нематериальной поверхностью, начиная с которой даже скорости света недостаточно, чтобы покинуть пределы черной дыры.


Примерно таким образом и проходила моя учеба в магистратуре, перемежающаяся выступлениями на конференциях, чтением лекций, собственными расчетами и плотным изучением английского языка, без знания которого невозможно качественно заниматься теоретической физикой.


Также в этот период для записи формул я начал пользоваться компьютерной программой Latex. Писать в ней нужно специальным кодом, который может озвучить моя программа экранного доступа. Воспринимать формулы в таком виде мне затруднительно, но все-таки возможно. При распечатке на принтере либо во время презентации на большом экране программа автоматически конвертирует код в привычные для глаза формулы. Интересные же статьи я скачиваю с нашего научного архива с сайта arxiv.org, где абсолютно все ученые выкладывают свои работы, тоже написанные в Latex. К сожалению, пока не существует программы, которая автоматически преобразовывала бы напечатанные в учебнике формулы в код Latex, а потому без помощника я ни тогда, ни сейчас обойтись не могу.

Незрячий астрофизик Виталий Вертоградов: «второй Хокинг» и первооткрыватель Незрячие, Физика, Длиннопост, Астрофизики

В итоге я окончил магистратуру с красным дипломом и в 2014 году поступил в аспирантуру. Там Гриб предложил мне заняться проблемой гравитационного коллапса, опираясь при этом на работы индийского ученого Панкаджа Джоши. Это оказалось для меня новой чрезвычайно сложной темой, тем более что в России этим никто не занимался в принципе. Вскоре в своих вычислениях я зашел в тупик и был вынужден написать письмо самому Джоши с просьбой ответить на несколько вопросов. У нас наладился хороший контакт, и он пригласил меня пройти стажировку в Мумбаи в его университете, правда, за мой счет. Я выслал ему резюме, и — видимо, после того как Джоши прочитал, что я незрячий, — он сообщил, что поговорил с руководством университета, и они готовы оплатить мое пребывание в Индии. В бытовом плане на нас с Машей эта страна произвела удручающее впечатление, но поработал я весьма плодотворно и, вернувшись в Питер, сразу сел за диссертацию.


Защитился я досрочно в мае 2017-го и, решив как можно скорее устроиться на хорошую работу, стал рассылать резюме. Интересовали меня места научного сотрудника, в первую очередь в США или Европе, хотя смутно подозревал, что, прежде чем туда попасть, сперва придется пройти горнило Азии или Африке.


Отклик из-за рубежа был нулевой, и спустя полтора года мне с трудом удалось устроиться у нас на одну десятую ставки в университет Герцена, а чуть позже — на четверть ставки в САО РАН. Я вышел на работу, где мне предложили заняться проблемой закрученного света. Суть явления заключается в том, что фотон, пролетая мимо вращающейся черной дыры, тоже при определенных условиях может начать закручиваться по спирали. Не могу сказать, что я пришел в восторг от этой работы. Дело в том, что предмет этот очень сложный, и мне пришлось углубиться сразу в три сферы: оптику, квантовую механику и квантовую теорию поля. Также мне не сильно нравилось, как это оплачивалось: в Герцена я получал 1500 рублей в месяц, а в САО РАН — 5000 рублей.


Вдобавок к сложной работе и низкой зарплате меня настиг удар со стороны, с которой я его совершенно не ожидал: в декабре Маша сообщила, что нашла другого мужчину и уезжает к нему в Москву. Для меня это стало самым настоящем шоком. Первое время было очень тяжело как в моральном плане, так и в профессиональном и бытовом, ведь все формулы читала мне она, и по городу я ходил тоже только с ней. Спустя пару месяцев я переехал из опустевшей трехкомнатной квартиры в общежитие при Герцена и наконец-то начал вести самостоятельный образ жизни. Это тоже стало для меня довольно большим стрессом и испытанием собственных сил.


Но рано или поздно черная полоса кончается, и в конце зимы университет выделил мне в помощь студента-волонтера, который вместо моей бывшей жены стал начитывать на диктофон формулы. А совсем недавно, в начале лета, меня взяли на полную ставку научного сотрудника в Герцена и на четверть ставки в ИТМО (Санкт-Петербургский национальный исследовательский университет информационных технологий, механики и оптики — ред.) Таким образом я начал трудиться фактически на трех должностях.


В этот же период я получил приглашение от Джоши работать в новом международном космологическом центре CHARUSAT (научно-технический институт в Индии — ред.) Не смотря на то, что в пересчете на наши деньги в Индии моя зарплата будет даже на 2000 рублей меньше, я принимаю это предложение и с 1 сентября планирую переехать за рубеж. Дело в том, что уехать заграницу являлось мечтой всей моей жизни, да и лишь на четверть индийской зарплаты там можно жить, как королю. И заниматься я буду как раз тем, чем я хочу, — тенями черных дыр. Мне, разумеется, очень приятно, что я буду работать бок о бок с ученым мирового уровня. Но вместе с тем Индию я воспринимаю лишь как ступень для очередного прыжка, а потому надеюсь, что в Россию я уже не вернусь, а прямой наводкой отправлюсь в Гарвард, где у Джоши очень хорошие связи. Гарвард — это мечта всей моей жизни, но если я отправлюсь в Европу, в университет на ступеньку пониже, то я тоже не расстроюсь.


Больше материалов об интересных людях, которые видят по-разному, – на портале

«Особый взгляд».

Найдены возможные дубликаты

Отредактировал Stern137 1 месяц назад
+29
И вот, сука такие мозги уезжают! 1500 рублей человек получал за научную деятельность! Возможно новый Эйнштейн родился, так его государству похуй! Нет, ПОХУЙ! Ни предложить что то, ни операцию по возможности сделать! Зато у нас долбаное Сколково хуячит открытия на лево и направо! Особенно в строительстве и договорах о сдачи в аренду невостребованых помещений! Прогресс блеать на лицо, ждём дальше развития и инновационных решений! Минусуйте, такие статьи прям за живое берут!
ещё комментарии
+5

Пиздежа по тексту немало...

ещё комментарии
+2
Я конечно извиняюсь, но для него вообще не должен был быть шоком уход жены. Как по мне вполне закономерно случилось.
раскрыть ветку 2
+1
Тут надо выбирать, или жена или тени чёрных дыр.
+1
А я вот думаю наоборот, ещё как должен!(
В любом случае удачи и новых открытий!
+1
Блин, как будто остросюжнтную драму посмотрел уровня К. Нолана. Сам с рождения сабовидящий, даже вот этот текст за меня телефон прочитал, коммент надиктовываю системе распознавания голоса так как толком клаву не вижу, так что, многие проблемы знакомы из личного опыта, хоть и не так остро стоят ( все же, не совсем слепой). Именно это самого отвратило от идеи идти изучать тоже любимую физику (аналога Маши у меня тогда не было, а заочно изучать такие вещи - онанизм. Пришлось идти на юрфак). Короче, я прям как будто приукрашенную художественным вымыслом биографию лучшей версии себя прочитал. Даже предложение работать в вузе за 2к рублей в месяц знакомо. Правда, я шёл гуманитарщину преподавать. Надеюсь, все получится у героя поста. И да: такое просто обязаны экранизировать. Настоящая история подвига.
0

Ретроградов

0

Хороший сценарий для нового аниме!

0
Ещё минус один( все УМЫ уезжают за границу
-1

Рад за него, выбраться из рашки - всем в радость, да и не нужны талантливые и умные люди этому ебучему мордору.

-1

Ну Джона Нэша жена тоже бросала, осознала и вернулась. И разделила с ним славу.

раскрыть ветку 1
0
Не верю я таким женщинам. Они очень прозорливы и дальновидны. Скорее всего узрела перспективу и вернулась.
Похожие посты
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: