Specialview.org

Specialview.org

на Пикабу
поставил 0 плюсов и 0 минусов
проголосовал за 0 редактирований
4067 рейтинг 6 подписчиков 36 комментариев 49 постов 9 в горячем
59

Большая рыба: как поймать щуку и сазана, если ты незрячий рыбак

Большая рыба: как поймать щуку и сазана, если ты незрячий рыбак Незрячие, Рыбалка, Длиннопост

Многие из нас хотя бы раз в своей жизни были на рыбалке. Рыбачили сами или присутствовали в качестве зрителя. Мое детство прошло на севере. В семье, где дядя был профессиональным рыбаком. До сих пор помню, как он приносил нам рыбу: одна была маленькой и шершавой на ощупь, другая — большая, гладкая и скользкая. Еще живой мы запускали рыбу в ванну, и она там плавала, периодически брызгая в меня водой. Однажды дяде попалась метровая щука, она весила 10 килограммов. Это, конечно, была особая удача! С ней все фотографировались, а папа ставил рыбу на хвост и предлагал мне помериться с ней ростом. Щука была такой большой, что я невольно представлял героический бой моего дяди с этим чудовищем.


Несколько раз, будучи незрячим, я сам участвовал в рыбалке. Учился закидывать удилище, пробовал насадить червя на крючок, но чаще насаживал свой палец. Потом мне помогали привести снасти в порядок. И вот я сижу, с азартом держа удочку в руках, в ожидании улова. Проходит час, проходит два… Вдруг удочку немного уводит, руки чувствуют, как по удилищу бегут легкие сотрясения. «Клюет!» — кричу я и начинаю вытаскивать улов. На крючке, конечно, не 10-килограммовая щука, а какая-то рыбешка граммов на 50, но тогда я был очень рад своему успеху! Уху из этого, конечно, не сваришь, но кот точно будет благодарен.


Эти походы на речку с родителями и дядей помогли мне понять, что настоящая рыбалка — это искусство. Существует миллион разных снастей, катушек и лесок, 100 рецептов приготовления прикормки и не меньшее разнообразие в наживках. Кроме того, у каждой рыбы есть свой характер и повадки. Одну ловят ночью, другую — рано утром. Одна любит проточную воду, другая таится на глубине. А кто-то лежит спокойно на дне — попробуй достать! По этой причине рыбалка всегда казалась мне малодоступным для незрячего человека хобби. Но, как говорится, любые границы мы строим сами.


Особенности рыбалки вслепую

Большая рыба: как поймать щуку и сазана, если ты незрячий рыбак Незрячие, Рыбалка, Длиннопост

Для того чтобы узнать о ловле рыбы на уху вслепую, я отправился в Калининград. Не прогадал. В первый же вечер мои незрячие товарищи предложили мне пойти ночью на камбалу. Испытывать судьбу я не стал, но познакомился с заядлым рыбаком Сергеем Кислицким. Полное отсутствие зрения не мешает ему подбирать снасти и рыбачить на озерах, реках и морях.


«Сначала я, конечно, определяюсь с местом рыбалки. В ловле рыбы вслепую, пожалуй, это самое сложное. Необходимо выбрать подходящее место на берегу водоема, где минимум травы, людей и других препятствий. Минимум людей нужно для того, чтобы при ловле никого не зацепить крючком или снастями. Кроме того, рыбаку надо знать, где вообще водится рыба. Очень часто бывает, выбираешь себе подходящее местечко: чистый берег, солнышко, в воде никаких ненужных коряг, сидишь себе спокойно на стульчике… Но рыба не желает ловиться. Оказывается, здесь для нее слишком быстрое течение. Сейчас, уже с опытом, я знаю наиболее удачные и прикормленные места», — рассказал Сергей.


Он тщательно исследует берег для того, чтобы знать где и что находится. Необходимое расстояние от воды отмеряет шагами, ставит стул — это его главный ориентир. Затем он берет несколько рогулек и втыкает их в песок. Они служат ему и держателями для удочек, и направляющими.


«Эти ориентиры помогают мне понять, как лучше и в каком направлении забросить удочку. После этого раскладываются снасти. В рыбалке их очень много, но все их можно определить на ощупь. Поэтому для меня не составляет труда выбрать необходимое, навязать поводки и крючки, насадить наживку. Затем начинается сам процесс ловли: ты примеряешься, пробуешь закидывать, выбирая наиболее удачную длину заброса. Это вкратце. На самом деле в подготовке есть еще множество нюансов: нужно рыбу прикормить, определиться, не цепляются ли снасти в воде, и многое другое», — поделился рыбак.


По словам Сергея Кислицкого, незрячие рыбаки обычно цепляют на конец удилища небольшой колокольчик или бубенчики. Рыба хватает наживку, конец удилища начинает сотрясаться, а колокольчики оповещают рыбака о клеве.


«Длину заброса я регулирую на катушке специальной клипсой, которая стопорит леску на нужной мне длине. Далее моя задача — забросить удочку как можно точнее, чтобы удилище не повело вправо или влево», — сказал рыбак.


Для ловли рыбы незрячие рыбаки чаще всего используют спиннинг (он чувствительнее, предназначен в основном для ловли хищной рыбы), донную удочку и так называемую резинку.


Как сказал Кислицкий, он предпочитает ловить рыбу на фидер — это одна из разновидностей английских донных удочек. Ее достоинство в том, что у нее имеется кормушка. До появления «английских донок» рыбаки закидывали прикормку, ждали, а потом уже забрасывали удочки. Для незрячего попасть в одно и то же место прикормкой и удочкой — это словно дважды войти в одну и ту же реку, то есть практически невозможно.


«В фидере кормушка крепится прямо к удочке, и тебе не требуется делать лишних действий. Рыба чувствует приманку, подплывает к кормушке, начинает пробовать это угощение. Затем видит наживку, хватает ее и попадается на крючок», — пояснил мой собеседник.


Еще одна снасть — это так называемая резинка:


«Это леска, на которую цепляется несколько крючков и грузило. Роль удилища выполняет резинка. Когда рыба клюет, резинка растягивается, становится понятно, что пошел поклев. Можно сказать, что это один из самых простых способов ловли для незрячего рыболова», — рассказал Сергей.


Если рыбалка проходит на новом месте, Сергей просит своих друзей нарисовать ему план местности. Для этого используется специальный прибор «Школьник», который позволяет создавать тактильные рисунки для незрячих. По ним он может судить об особенностях берега: как он изгибается, где находятся кусты, трава, камыш. Это помогает ему увереннее чувствовать себя на местности и правильнее выбирать позицию для заброса. На рыбалке он также использует беспроводной звонок. Он кладет его на стул, а когда отходит, то нажимает на кнопочку и слышит по звонку, где тот находится.


Как приманить рыбу

Большая рыба: как поймать щуку и сазана, если ты незрячий рыбак Незрячие, Рыбалка, Длиннопост

По словам Сергея, рыба очень избирательна. Сама прикормка, как правило, состоит из растительных ингредиентов, а в основе ее — каша. Это может быть перловка, манка, горох, кукуруза и так далее. К ней добавляются сухари, семена конопли, перца или что-то другое. Задача прикормки — привлечь рыбу запахом, вкусом и видом. Здесь нужно учесть все нюансы. Например, очень важный элемент — это запах. Некоторые рыбы чувствуют его на расстоянии нескольких сотен метров, поэтому важно, чтобы прикорм был ароматным и свежим.


«В профессиональном рыболовном магазине можно выбрать прикорм с фруктовыми, ореховыми, сладкими или не очень запахами. Часто используется ваниль, так как рыбы улавливают этот запах на большом расстоянии», — поделился рыбак.


Вторая часть успеха — это наживка. Ею может быть опарыш, червь, мотыль или живая рыбешка. Все зависит от вида рыбы. Например, морскую камбалу лучше ловить на кальмара, селедку или креветку. Судака — на опарыша, а щуку — на блесну или живца.


Продавцы в рыболовном магазине сначала удивлялись, когда к ним приходил незрячий рыбак. Но из разговора с Сергеем они быстро понимали, что имеют дело с профессионалом. На берегу же сложно понять, что он незрячий, ведь Сергей уверенно владеет техникой ловли.


«Обычно это происходит, когда рыбаки хвастаются уловом и, разводя руками, показывают мне, какую большую рыбу они вчера поймали. Тогда я говорю им, что не вижу. Когда еще ты достаешь рыбу, нужно поймать леску рукой. Вслепую это не всегда удается сразу, и они понимают, что здесь что-то не то», — рассказал Сергей.


Зрячие коллеги Сергея относятся к нему с интересом и пониманием. Иногда даже просят дать совет или помочь подвязать поводки.


«У себя в Калининграде я ловил лещей по два килограмма. Как-то в Астрахани на соревнованиях мне попался на донку сазан на пять килограммов. Это был самый крупный мой экземпляр! Но чаще рыба, конечно, более скромных размеров. Я не гонюсь за количеством или размером улова. Для меня важнее сам процесс. Свежий воздух, природа, удочка, общение с единомышленниками и горячий чай в термосе», — поделился рыбак.


Ловил рыбу, а поймал козу


Однажды Сергей рыбачил один на частном озере. У него там в поместье живет хороший друг, который разводит рыбу, домашних птиц и прочую живность. Место рыбалки Кислицкому было хорошо знакомо, поэтому он собрал снасти, закинул удочки, поставил их на рогульки и сел ждать улова. Рядом положил термос, бутерброды и приманки.


«В какой-то момент понял, что рядом кто-то есть. Опускаю руку и нащупываю какое-то животное. Я сначала подумал, что это собака. У моего друга их несколько. А потом нащупал рога. Оказывается, полакомиться прикормкой для рыб ко мне пришла коза. А я ее чуть не проглядел», — со смехом сказал Сергей.


В Калининградской области Кислицкий регулярно проводит соревнования среди незрячих и слабовидящих рыбаков. По словам мужчины, таких необычных рыбаков не очень много. В основном это те, кто не бросил увлечение, потеряв зрение. «


Знаю, что есть активное сообщество незрячих рыбаков в Липецкой области. Они часто зовут нас на соревнования. Много коллег на Волге, но в интернете об этом мало информации. Надеюсь, что со временем таких состязаний будет проводиться все больше», — подытожил рыбак.


Сергей добавил, что в рыбной ловле не так важно зрение, как настойчивость, любопытство, обучаемость и упорство. Чего иногда многим незрячим и не хватает.


О подледной ловле и о том, как готовить уху без контроля зрения – в полной версии материала незрячего корреспондента Владимира Васкевича на портале «Особый взгляд».

Показать полностью 2
0

Незрячий блогер совершит восхождение на Эльбрус и снимет об этом фильм

Пару месяцев назад мы делились с вами историей Ивана Ерхова, незрячего папы, спортсмена и автора блога «Жизнь в темноте».


Сейчас Иван запускает новый проект – уже через два месяца он начнет восхождение на Эльбрус. Это первый тотально незрячий человек, который решился на покорение самой высокой горы России. Уже несколько месяцев он активно тренируется и готовится к экспедиции.


«Я потерял зрение в 25 лет, но приобрел понимание того, что по-настоящему значат такие слова, как упорство, лидерство, целеустремленность, оптимизм и эмпатия. Спасибо за это моим близким и тем людям, кто верил в меня все это время. Уже год я со своей командой веду социально-ориентированный блог «Жизнь в темноте», а теперь готовлюсь к спортивному челленджу, который станет центральной линией моего фильма. Для людей с инвалидностью многие простые вещи являются настоящим преодолением. Но так хочется сделать что-то, что под силу в целом не каждому. Поэтому я решил бросить себе вызов! Но, чтобы сделать тысячи шагов к восхождению, мне нужна ваша поддержка!» – рассказывает Иван.

Во время восхождения Иван и команда блога «Жизнь в темноте» будут снимать документальный фильм «Вслепую на Эльбрус».


Зачем нужен этот фильм? Иван хочет доказать,

• что человек с инвалидностью – это личность, жизнь которой не замыкается на его инвалидности и четырех стенах вокруг;

• что человек с инвалидностью имеет невероятную мотивацию к жизни и способность к самопреодолению, а значит, может жить в социуме и работать наравне со здоровыми людьми;

• что слепота – не приговор и не причина переставать оттачивать свой характер, добиваться целей и стараться становиться лучше


А еще в фильме будет много подлинной жизни, юмора, тепла общения и радости каждого шага на пути к мечте!


«В стрессовых ситуациях человек становится настоящим, уходит все наносное, остается только то, что помогает выжить. Как спортсмен и участник многих соревнований я проходил это множество раз», – говорит Иван.

Люди, поддерживающие проект, вносят пожертвования в обмен на лоты. Среди них совместная утренняя пробежка или тренировка с Иваном, размещение логотипа в роликах на youtube-канале «Жизнь в темноте», профессиональный классический массаж спины и многое другое.


Мы верим, что этот фильм может изменить представление в обществе о жизни слабовидящих и незрячих людей! Сейчас команда блога «Жизнь в темноте» ведет сбор на съемки фильма о восхождении «Вслепую на Эльбрус». Сбор осуществляется через краудфандинговую платформу planeta.ru. Давайте вместе поможем Ивану!

Показать полностью 1
2

А мы всегда дома: Ирина Поволоцкая о жизни в самоизоляции

Ирина Поволоцкая — литератор, художник, актриса, психолог, слепоглухая с детства, автор автобиографической повести «Ничего не вижу, ничего не слышу, ничего не говорю». В колонке «Инопланетянин в аквариуме» на портале «Особый взгляд» она рассказывает о своем восприятии мира. В этой статье речь пойдет о повседневной жизни и самоизоляции.

А мы всегда дома: Ирина Поволоцкая о жизни в самоизоляции Незрячие, Другой взгляд, Длиннопост

Во время всеобщего сидения по домам в соцсетях прошел флешмоб «А мы всегда дома». Мы — это те, кто не видит и не слышит. Конечно, мы не всегда дома, если есть человек, который может нас сопровождать. Но откуда такой человек должен взяться? Если есть родные и друзья, то они заняты работой и своими делами. А профессиональное сопровождение — нормированное, выделяется определенное количество часов в год. Да и не каждому такому человеку доверишься, не с каждым будет комфортно находиться вместе. Так что мы, слепоглухие, всегда в самоизоляции, будто инопланетяне в аквариуме. Мы хотели бы, конечно, не сидеть, а быть активными членами общества. Но этот мир не приспособлен для нас, поэтому мы почти всегда дома.


Четыре стены для меня уже давно — целый маленький мир. Дом, в котором... приходится жить, ориентироваться и делать все, что я могу и хочу делать. Один из самых частых вопросов ко мне: «Чем я обычно занимаю себя?». Во время всеобщего «домосидения» многие задались этим вопросом в отношении себя, поэтому мне показалось уместным написать, как же делаю я. Хотя в этом и нет ничего особенного.


Чтобы ощущать себя комфортно в этих условиях, для меня важен постоянный доступ в интернет, ведь связь через соцсети и чаты с друзьями и миром — это не развлечение, а жизненная необходимость. Когда не видишь и не слышишь, интернет — основной канал связи: общения, координации дел. А это значит, актуально иметь современные гаджеты: смартфон с брайлевским дисплеем. И уметь работать с нужными мне программами. К слову, такие устройства не из дешевых, на пенсию их не купишь.


Хорошо, что сейчас есть много электронных книг, которые можно читать с помощью брайлевского органайзера. Книги есть по всем сферам моих интересов, можно читать и изучать все, что в данный момент хочется. Ну и конечно, я и сама много пишу как писатель, поэт, психолог и режиссер: истории, стихи, статьи для публикации и своих курсов, сценарии для перформансов. А есть еще разные иностранные языки, которые можно изучать ежедневно. В век интернета нет границ для саморазвития и для почти полноценной жизни. «Почти», потому что не все производители гаджетов и программ учитывают потребности и возможности слепоглухих людей.

А мы всегда дома: Ирина Поволоцкая о жизни в самоизоляции Незрячие, Другой взгляд, Длиннопост

Умственную деятельность всегда нужно балансировать душевной и телесной. Я занимаюсь цигун, йогой, ходьбой, фитбоксом. В хатха-йоге я восстанавливаю те навыки, которые очень активно нарабатывала в начале 90-х. По сути сейчас это просто мягкая растяжка, которая полезна для мышц и сухожилий. Еще хочу повесить дома йоговский гамак и боксерскую грушу. А вот по цигун у меня есть учитель.


Благодаря денежной премии Николая Островского я смогла осуществить давнюю потребность — приобрести хорошую беговую дорожку, на которой с удовольствием хожу каждый день. Я просто обожаю гулять, но когда такой возможности нет, то тренажер всегда под рукой (точнее — под ногами). Так я могу «гулять» на ней самостоятельно и безопасно — столько, сколько мне хочется, и в комфортном режиме.


Для души у меня есть живопись и музыка. Я осуществила еще одну очень давнюю мечту — научилась играть на флейтах, слушая их руками, хотя сначала и не верила, что у меня это получится. Теперь у меня есть пять разных флейт, и я еще хочу несколько других, например, окарину. У каждой из них свое звучание и настроение, особый характер. И с каждой флейтой можно пообщаться в разном эмоциональном состоянии.


По возможности я стараюсь делать запас красок и холстов на пару месяцев, это самый расходуемый материал, так как я много рисую. Изучаю новые техники живописи, придумываю свои, рисую на заказ, а попутно пополняю коллекцию, которая может потребоваться для выставки. Чтобы при необходимости не надо было рисовать сорок картин за месяц, как это однажды было.

А мы всегда дома: Ирина Поволоцкая о жизни в самоизоляции Незрячие, Другой взгляд, Длиннопост

У меня, конечно, бывают грустные моменты. Тогда можно открыть окно, постоять, греясь на солнышке. Организовать чайную церемонию, выпить чашечку горячего ароматного пуэра и просто отдохнуть от всего, закрыв глаза и ни о чем не думая. Да и вечером, перед сном, хорошо просто постоять, наслаждаясь свежим воздухом.


Еще я очень люблю аромамасла, благовония, которые становятся частью атмосферы дома. И свечи дома часто горят, греют душу... Я даже научилась делать их сама из воска. Это такое наслаждение — запах, тактильные ощущения и осознание, что горящая сейчас свеча сделана своими руками.


Помимо развлекательной литературы, в основном космической фантастики, которая дает отдых и скрашивает время, я изучаю серьезные труды по психологии, восточной философии, цигун, живописи, литературе. В одном из таких фундаментальных трактатов Лао-цзы утверждает: «Не выходя из дома, можно познать мир». А в другом каноне есть наставления Будды для «развития видения-как-есть». Люди, которые им занимаются, могут достичь разотождествления с элементами опыта и устранить предпосылки к появлению психологических и физических страданий.


Когда есть возможность, я предпочитаю гулять на природе, в лесу или в саду. Но также можно найти и свою внутреннюю природу — сад своей души. Для меня такое состояние проще всего выразить посредством дзенских трехстиший в стиле японских хокку:

Четыре угла квадрата:
Я в центре большого мира.
Тишина.
Показать полностью 2
918

Апостолы блокадного неба: как 12 слухачей защищали Ленинград во время войны

Апостолы блокадного неба: как 12 слухачей защищали Ленинград во время войны Незрячие, Великая Отечественная война, Длиннопост

В честь 75-летия Победы портал «Особый взгляд» рассказывает о 12 незрячих жителях Ленинграда, которые в годы Великой Отечественной войны были слухачами.


В годы блокады Ленинграда произошло уникальное событие — впервые в истории отечественной армии в действующие войска были призваны незрячие люди. Город подвергался постоянным вражеским налетам. Бомбежки разрушали здания, склады и фабрики, уносили сотни жизней. Вражеской авиации противостояла Ленинградская армия противовоздушной обороны.


Для обнаружения нацистских самолетов на подлете к городу использовались разные средства. Новинкой воздушной разведки были комплексы «Прожзвук». Поисковая система состояла из прожектора, звукоулавливателя и поста управления, объединенных синхронной передачей. Звукоулавливатель — это акустическая установка с двумя парами труб-рупоров: одна передвигалась по горизонтали и определяла дальность источника звука, другая — по вертикали, она определяла высоту источника звука.


После испытаний «Прожзвука» в реальных боевых условиях быстро выяснилось, что главным звеном системы был слухач — оператор звукоулавливателя. Успех работы комплекса зависел от человека. Обычным красноармейцам не всегда удавалось вовремя услышать приближающегося противника.


Тогда кто-то из офицеров вспомнил повесть Владимира Короленко «Слепой Музыкант» и предложил попробовать в качестве слухачей незрячих людей. Первоначально к затее отнеслись скептически, однако в условиях блокады использовали любую возможность. Обсуждение велось целый месяц на самом высоком уровне, но на эксперимент дали добро.

Апостолы блокадного неба: как 12 слухачей защищали Ленинград во время войны Незрячие, Великая Отечественная война, Длиннопост

Незрячие блокадного Ленинграда


К 1942 году в городе оставалось около трехсот незрячих. Многие работали в учебно-производственных мастерских ВОС, музыканты же выступали в составе концертных бригад. Когда Ленинградская армия ПВО объявила о наборе слухачей, заявления подали практически все. Для службы был проведен строжайший отсев — выбирали не только кандидатов с лучшим слухом, но и с крепким здоровьем, способных выдержать многочасовые боевые дежурства.


В итоге были отобраны два десятка кандидатов, их отправили на специальное обучение. Было недостаточно услышать звук, нужно было его правильно распознать, определив, где находятся самолеты противника. Из дневников незрячего блокадника Петра Горчакова известно, что 14 января 1942 года двенадцать человек уехали в военной машине на фронт, где их обучали еще десять дней. Слухачи работали и жили в землянках, получали военный паек и обмундирование.


В расчет звукоулавливателя входили двое бойцов, один из которых был зрячим. Он медленно поворачивал трубы в разные стороны, а слухач следил за звуками неба. Это крайне тяжелая работа — необходимо было много часов проводить в статичной позе, опершись на подголовник. Во время работы слухачи снимали свои шапки-ушанки и надевали специальные шлемы, почти закрывающие лицо. Часто дежурства велись в условиях артобстрела, приближение врага определяли сквозь шум канонады.


Несмотря на трудности, незрячие бойцы продемонстрировали прекрасные результаты. Уже через несколько месяцев слухачи не только обнаруживали вражескую авиацию, но и определяли расстояние, высоту полета и тип самолета. К тому моменту, когда бомбардировщики достигали города, ПВО было уже готово. Нередко встречный огонь заставлял врага развернуться и улететь.

Апостолы блокадного неба: как 12 слухачей защищали Ленинград во время войны Незрячие, Великая Отечественная война, Длиннопост

Двенадцать слухачей — двенадцать разных судеб


Дальнейшие судьбы незрячих красноармейцев сложились по-разному. Петр Борисов, Павел Петров, Эдуард Кем и Василий Цыпленков были демобилизованы в марте 1942 года по состоянию здоровья. Цыпленков умер от дистрофии. Эдуард Кем продолжал работать в Ленинграде на предприятиях ВОС. Судьбы двух других нам неизвестны.


Музыкант Иван Скробат начал службу в январе 1942 года в районе железнодорожной станции «Девяткино». Благодаря ему были сбиты два самолета. Через несколько месяцев он был контужен и демобилизован. После войны Иван руководил духовым оркестром.


Константин Михайлов имел небольшой остаток зрения. До войны был рабочим. В июле 1942 году он был контужен взрывной волной, дошедшей до его звукоулавливателя. Дважды лечился в госпитале, был демобилизован и эвакуирован в Вологодскую область. С 1945 года состоял в ленинградской музыкальной школе баянистов для военно-ослепших, работал на предприятиях ВОС.


Гавриил Серебренников работал настройщиком пианино на фабрике «Красный Октябрь». Он имел идеальный слух и был включен в список слухачей без прохождения медкомиссии. В июне 1942 года его демобилизовали по состоянию здоровья. После войны продолжал трудиться настройщиком в Ленинграде.


Профессиональный историк Игорь Заикин служил в 351-м зенитном артиллерийском полку до 1943 года. Награжден медалями «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «За Оборону Ленинграда», «За доблестный труд в Великой Отечественной войне». В дальнейшем преподавал историю, работал на щеточной фабрике. Занимался политинформацией, был редактором стенгазеты.

Апостолы блокадного неба: как 12 слухачей защищали Ленинград во время войны Незрячие, Великая Отечественная война, Длиннопост

Яков Зобин до войны трудился на электромоторном заводе Общества слепых. Был рационализатором, предложил приспособление, облегчающее труд незрячих. Записался в армию добровольцем вместе с другими членами ВОС. Он служил до самого конца войны. Был представлен к медали «За боевые заслуги» со следующей характеристикой: «За период службы показал себя дисциплинированным, энергичным, требовательным к себе бойцом, отзывчивым товарищем. Будучи слепым, отлично изучил материальную часть звукоулавливателя и работу на нем... Переносил мужественно все тяготы военной жизни и служил образцом в выполнении воинского долга перед Родиной». Кроме того, он был награжден медалями «За Оборону Ленинграда» и «За Победу над Германией». После войны восстановился в университете, стал преподавателем политической экономии.


Рабочий Алексей Бойко прослужил всю войну в 3-й прожекторной роте 189-го зенитного артиллерийского полка. Сослуживцы отзывались о нем, как о веселом и общительном человеке, ценили его талант баяниста. Он был первым слухачом, отказавшимся от помощи зрячего бойца. Бойко научился ориентироваться самостоятельно, используя систему натянутых веревок. Был награжден двумя медалями «За боевые заслуги», медалью «За Оборону Ленинграда», «За победу над Германией». Герой-красноармеец не любил рассказывать о войне. Его окружение считало, будто он потерял зрение на фронте, не зная, что Бойко пришел на службу незрячим. Образ бойца нашел свое отражение в повести Виктора Шутова «Я знаю ночь».


Благодаря службе слухачей от авианалетов были спасены десятки тысяч ленинградцев. Обеспечивалась надежная работа ПВО, а самолеты противника удавалось обнаружить на ранних подступах к городу.


Исторические материалы о слухачах сегодня собираются и хранятся в Народном музее истории Санкт-Петербургской региональной организации Всероссийского общества слепых (СПб РО ВОС). Музей был основан в 1970 году. По словам председателя СПб РО ВОС Алексея Колосова, фонды музея насчитывают более 4,7 тысяч уникальных экспонатов: книг, документов, фотографий, записей выступлений, образцов тифлотехники, произведений скульптуры, живописи и других предметов истории и культуры. В нем также можно увидеть личные вещи слухачей, копии документов, ознакомиться с дневниками и воспоминаниями ветеранов.


«Главной задачей музея является пропаганда достижений и способностей незрячих людей жить полноценной разнообразной жизнью, быть полезными членами общества. История ВОС, запечатленная в музейных экспонатах, призвана вселять в незрячего человека, особенно молодого, уверенность в том, что он может преодолеть жизненные трудности, связанные со слепотой, и занять достойное место в обществе. Раздел экспозиции музея, посвященный Блокаде Ленинграда и подвигу незрячих слухачей, как никакой другой помогает решать поставленную задачу!» — сказал Алексей Колосов.


Больше материалов о людях, которые видят по-разному, – на портале "Особый взгляд".

Показать полностью 3
60

КАК УХАЖИВАТЬ ЗА СОБАКОЙ-ПРОВОДНИКОМ В ПЕРИОД САМОИЗОЛЯЦИИ

29 апреля в мире отмечают День собак-проводников. Директор центра «Собаки-помощники инвалидов» Елена Орочко рассказала порталу «Особый взгляд», как заботиться о собаках-проводниках во время самоизоляции, а также дала советы о том, как обезопасить себя и своего помощника. Эти советы будут полезны и хозяевам собак, не выполняющим функцию проводников.

КАК УХАЖИВАТЬ ЗА СОБАКОЙ-ПРОВОДНИКОМ В ПЕРИОД САМОИЗОЛЯЦИИ Собака, Служебные собаки, Незрячие, Длиннопост

Чем занять собаку


Самоизоляция предполагает, что собака-проводник — как и ее хозяин — временно не выходит на улицу так часто, как раньше, нагрузка на помощника снижается. Чтобы собака не становилась из-за этого подавленной или, напротив, чересчур активной, Елена Орочко рекомендует компенсировать недостаток «занятости» обучением. «Собаку можно научить новым приемам: например, приносить мячик или искать его, складывать игрушки в коробку или корзинку, приносить вещи, снимать носок с ноги. Пусть это будут ‘’полуфокусы’’, ‘’полуигра’’», — советует эксперт.


По словам Елены, полезно также повторять с собакой приемы общего обучающего курса (команды «сидеть», «лежать», «стоять», «фу», «место», подача предметов), которые могут нерегулярно использоваться в привычной жизни. «Приемы можно усложнять, чтобы освежить их у собаки в памяти. Пусть она вспомнит, как это все было в самом начале, как четко и правильно она все делала. Несколько коротеньких занятий в день вполне займут живой ум собаки и дадут ту интеллектуальную нагрузку, которая ей необходима», — отмечает директор центра «Собаки-помощники инвалидов».

КАК УХАЖИВАТЬ ЗА СОБАКОЙ-ПРОВОДНИКОМ В ПЕРИОД САМОИЗОЛЯЦИИ Собака, Служебные собаки, Незрячие, Длиннопост

Пересмотр питания


Елена отмечает, что многие незрячие люди беспокоятся по поводу физического состояния собак-проводников, так как в основном помощники — это лабрадоры и золотистые ретриверы, которые склонны с возрастом набирать лишний вес. Поскольку у собак-проводников постоянно присутствует физическая нагрузка и активность (они всегда в движении, всегда с хозяином), обычно у них не возникает подобных проблем. Повлияет ли на состояние животных и набор ими веса длительное сидение дома?


«Сильно увеличивать время прогулки, рискуя подцепить инфекцию, не стоит. Вполне можно заменить нагрузку домашними играми: покидать мячик, повозиться с собакой, чтобы она разгрузилась. В конце концов, все мы испытываем трудности такого плана. Но мы терпим. Я думаю, наши собаки тоже могут сдержаться», — считает эксперт.


Если собака очень склонна к набору веса (как правило, хозяева знают о подобных особенностях своих животных), лучше действовать на опережение, отмечает Елена Орочко. «Стоит немного снизить (по-разному для каждой собаки) норму корма. Если есть возможность и необходимость, допустимо сменить на время корм на менее калорийный. В каждой хорошей линейке кормов есть лайт-вариант, в котором снижена калорийность. Можно перейти на него», — советует она.

КАК УХАЖИВАТЬ ЗА СОБАКОЙ-ПРОВОДНИКОМ В ПЕРИОД САМОИЗОЛЯЦИИ Собака, Служебные собаки, Незрячие, Длиннопост

Дезинфекция и безопасность


Поскольку собака выходит на прогулку как минимум два раза в сутки, даже если не работает, важно внимательно относиться к обработке ее лап.

Елена делится следующими советами:

– мойте собаке лапы сразу при входе в квартиру. Не давайте помощнику никуда проходить; 

– лучше заниматься обработкой лап в специально выделенной миске или маленьком ведре; 

– в воду необходимо добавлять специальное мыло для лап собак; 

– после обработки средство нужно хорошо смыть с лап, а затем вытереть их насухо; 

– желательно обрабатывать собаке лапы в перчатках. После мытья все, что использовалось во время процесса, нужно либо продезинфицировать, либо (если можно) выбросить; 

– не забывайте также дезинфицировать место, где вы обрабатывали собаку: пол, дверь, на которую, возможно, прикрепляли поводок; 

– снаряжение, которое вы брали на прогулку, можно не дезинфицировать, а просто отложить в такое место, где его не никто не будет трогать — ни вы, ни собака. Перед следующей прогулкой вы сможете просто достать его оттуда и взять с собой.

По словам Орочко, в исключительных случаях можно дополнительно протирать шерсть собаки дезинфицирующим спиртовым раствором. «Но это не значит, что нужно втирать средство в шерсть или, тем более, в кожу. Можно просто аккуратным движением провести по поверхности шерсти тряпочкой или ваткой, смоченной в жидкости, а потом дать высохнуть. Будьте аккуратны: берегите глаза собаки, не попадайте ей в рот. Старайтесь держать баланс между разумной безопасностью и безопасностью собаки, чтобы не причинить ей вреда», — подчеркивает Елена. Она отмечает, что, как правило, в общем случае после прогулки достаточно обработать собаке лапы.

КАК УХАЖИВАТЬ ЗА СОБАКОЙ-ПРОВОДНИКОМ В ПЕРИОД САМОИЗОЛЯЦИИ Собака, Служебные собаки, Незрячие, Длиннопост

Помощь молодым собакам-проводникам


Может ли перерыв в работе негативно сказаться на навыках собаки-проводника? Елена Орочко отмечает, что опытному помощнику небольшая пауза никак не навредит. Молодые собаки, которые встретились с хозяевами совсем недавно и еще не успели с ними сработаться, могут «немного ‘’разболтаться’’».

Специалист отмечает: «Во время периода восстановления при выходе на маршрут нужно будет учитывать, что собака может хуже работать, делать какие-то ошибки».

По словам Елены, во время самоизоляции хозяевам, которые совсем недавно встретились со своими собаками-проводниками, стоит уделить время отработке приемов, элементов подготовки животного, которые потенциально могут дать сбои.

«Возможно, потребуется воспользоваться помощью зрячего помощника или обратиться к нам, к своему тренеру, чтобы получить подсказку и решение», — подчеркивает Орочко.

Если у вас есть вопросы о том, как заботиться о собаках-проводниках во время самоизоляции, можно обратиться в центр «Собаки-помощники инвалидов». Его сотрудники всегда готовы ответить на них.


Больше статей о людях, которые видят по-разному, – на портале «Особый взгляд».

Показать полностью 3
19

Екатерина Романова: «Никто не верит, что я незрячая всадница»

Ездить верхом москвичка Екатерина Романова мечтала с детства. Когда она узнала, что незрячие люди тоже могут заниматься выездкой, то связалась с тренером Викторией Мартыновой. Екатерина оказалась способной ученицей — вскоре она смогла выполнять верхом чуть ли не акробатические упражнения. Девушка занимается конным спортом уже 11 лет и признается, что мечтает принять участие в Паралимпиаде.

Екатерина Романова: «Никто не верит, что я незрячая всадница» Незрячие, Наездник, Спорт, Длиннопост

Тренировка вместо травмпункта


«Впервые я пришла на конюшню в ноябре 2008 года, на тот момент я уже несколько лет ничего не видела. Я неплохо адаптировалась как в бытовом, так и в моральном плане, а вот ощущение счастья померкло вместе со зрением. Только сев на коня, я снова почувствовала удовольствие от жизни. Приезжая с тренировок, я с энтузиазмом бралась за домашние дела, потому что энергия во мне так и бурлила, хотя до этого из-за низкого давления я постоянно была вялой, чувствовала сонливость. Последние годы я, к счастью, езжу на машине, а поначалу приходилось самостоятельно по много часов добираться до конюшни на метро, электричке и автобусе. Но если раньше я могла повернуться вокруг своей оси и даже этого не заметить, терялась, чуть не падала с железнодорожных платформ, то теперь научилась слышать окружающее пространство, эхо от стен и прочих препятствий».


Долгое время Екатерина училась правильно сидеть на коне и балансировать, выполняя различные гимнастические упражнения: дотягиваться руками до ушей или хвоста животного, до носка ботинка, прижимать пятки к ягодицам. Все упражнения она делала на шагающей лошади.


«Только если не получалось, а такое бывало очень редко, тренер лошадь останавливала и придерживала, чтобы она не шарахнулась в сторону. Потом, когда страх постепенно сменялся уверенностью, я повторяла упражнения на рыси и галопе. На втором году занятий я уже училась ездить без рук, стремян и седла, но Вика меня страховала. А когда я привыкла к движениям лошади на различных аллюрах (способ хода лошади, — прим. ред.), тренер уже без предупреждения переводила коня, например, из рыси в галоп, произвольно изменяла направление. У меня, конечно, очень сильно кружилась голова, я впадала в панику, но потом я адаптировалась и научилась думать не о том, что сейчас упаду, а о том, как усидеть и выполнить то, что от меня требуется».


Число тренировок постепенно росло. Стремясь поскорее освоить новые элементы, спортсменка сознательно повышала уровень сложности упражнений и, преодолевая боль, упрямо шла к успеху.


«Я всегда была довольно гибкой, но поскольку долго не занималась растяжкой, поначалу боли в мышцах просто не утихали, на ногах не проходили синяки. У меня под рукой всегда лежит волшебная мазь „Синтомицин“, потому что ягодицы стираешь фактически до мяса, а на следующий день нужно снова ехать на тренировку. Кроме того, у нас, всадников, постоянные проблемы со спиной. Остеохондрозом сейчас, конечно, никого не удивишь, но желательно ходить на массаж и в бассейн, чтобы разгружать спину.


Кстати, благодаря активному росту мышц я прилично поправилась, прежде всего подкачались ноги, потому что ими приходится крепко держать лошадь. Если будешь сидеть, как вялая макаронина, то быстро окажешься на земле. Мелкие падения у меня случались довольно часто, но они, как правило, безболезненные, а серьезных, слава богу, было не так уж много. Однажды я делала упражнение, лежа на спине у коня. В какой-то момент он, чего-то испугавшись, из-под меня выскочил. Не знаю, была ли трещина в ребре, но пару месяцев дышать, разговаривать и двигаться было больно. Тренировок из-за этого я не пропускала, мы просто снижали нагрузку до такой степени, чтобы можно было терпеть. Вообще, у нас действует правило: если после падения тебе срочно не нужно в травмпункт, то садишься обратно на лошадь и отрабатываешь упражнения».


Управляя лошадью, всадник одновременно использует не только повод, но также корпус и шенкели — это часть ноги от колена до щиколотки, обращенная к коню. Например, чтобы остановить лошадь, необходимо максимально откинуться корпусом назад, а, поворачивая налево, слегка надавить правым шенкелем ему на бок. По словам опытных всадников, со временем эти движения становятся рефлекторными.


«Как правило, лошадки очень чувствительны к малейшему движению повода, поэтому в идеале руки должны оставаться абсолютно неподвижными — для новичка задача практически невыполнимая. Чтобы этому научиться, я держала в руках стакан с водой — не намочить штаны получалось не всегда, но лучшего упражнения, по-моему, не придумать. Лошади изначально очень лояльны к человеку, обычно они стараются подстроиться. Если коню кажется, что всадник сейчас упадет, он может замедлиться или даже вовсе остановиться. Другое дело, что он не всегда хочет работать так, как нужно тебе. И тут нужна сила характера, физическая подготовка и профессионализм».

Екатерина Романова: «Никто не верит, что я незрячая всадница» Незрячие, Наездник, Спорт, Длиннопост

Тренер, конь и я — спортивная семья


Специальных методик по обучению незрячих людей верховой езде пока не существует — у каждого тренера свой подход. Но чтобы добиться действительно высоких результатов, тренер и спортсмен должны работать в тандеме.


«Очень важно доверять своему наставнику, потому что ему виднее, готов ли ты перейти на следующую ступень. Если доверия нет, то тренировки можно заканчивать. Мне с Викой очень повезло! Чтобы что-то объяснить, она может и яркий образ придумать, например, сравнить всадника с наколотой на вилку сосиской. Если нужно, ставит мои руки и ноги в правильное положение. Бывает, сама ведет лошадь, как нужно, чтобы, прочувствовав и запомнив движения, я могла самостоятельно повторить выезд. Или просто проговаривает маршрут вслух — обычно этого вполне достаточно. Мы много говорим: я постоянно задаю ей вопросы, на которые получаю подробные ответы. Но больше всего мне нравится то, что она относится ко мне не как к инвалиду. Она никогда не делает скидку на слепоту и не говорит, что у меня не получится, а, наоборот, всегда пытается найти способ, как что-то сделать. Разговоры о страхе, боли и усталости Вика не приемлет: раз пришла заниматься — занимайся! Зато никто из посторонних, видя меня на плацу впервые, не верит, что я незрячая всадница».


Своего манежа у конюшни нет, поэтому в любую погоду занятия проходят на улице. Отменяют тренировку только при сильном ливне или морозе, а в гололед снижают нагрузку, так как лошадь может поскользнуться и упасть. Не обойтись, конечно, и без специальной амуниции: перчаток, шлема, подшлемника, толстой куртки с капюшоном, ватных штанов, бриджей, сапог или ботинок с крагами.


«Отрабатывая повороты, вольты, зигзаги и прочие элементы выездки, я училась прислушиваться к собственным пространственным ощущениям. Поначалу они меня часто обманывали, тем более, что многое зависит от самочувствия, погоды и прочих факторов, но потом, благодаря подсказкам тренера, я стала неплохо ориентироваться даже на открытом пространстве. Бывает, Вика встает в центр плаца и отдает команды, корректируя нас с конем, хотя последние несколько лет мы занимаемся с рацией. Иногда, если нужно проехать вдоль стены, я постукиваю по ней кончиком хлыста, используя его в качестве трости».

Екатерина Романова: «Никто не верит, что я незрячая всадница» Незрячие, Наездник, Спорт, Длиннопост

Здоровая конкуренция


Плац и манеж похожи на шахматную доску: они поделены на зоны, обозначенные буквами. На соревнованиях незрячему всаднику помогают ориентироваться волонтеры — они стоят в разных зонах и выкрикивают букву, к которой он приближается.


«Конные клубы довольно часто проводят соревнования для людей с ОВЗ, когда из стоек, жердочек и колпачков выстраивают тропу с препятствиями. По ней нужно пройти, выполнив определенные элементы, но при этом ничего не задев и не уронив. Раньше я несколько раз в год участвовала в таких эстафетах и фестивалях, у меня дома около 10 кубков стоит, а теперь не вижу смысла забирать призы у всадников с тяжелыми формами ДЦП или умственно отсталых деток из интернатов, хотя назвать себя спортсменкой могу только с большой натяжкой. Раньше мне казалось, что подготовиться к Паралимпиаде можно и за два года, но, как выяснилось, даже в классической выездке всадников тренируют не менее 10 лет. К тому же, занятия часто проходят не в полную силу: практически не бывает такого, чтобы и конь, и плац, и тренер были в моем распоряжении. Иногда на плацу 20 на 40 метров занимаются сразу три лошади с коноводами, поэтому нам, по сути, даже развернуться негде, но это стандартная ситуация для всех конюшен».


На данный момент все всадники-паралимпийцы разделены по здоровью на пять категорий: в первой — спортсмены с тяжелыми нарушениями опорно-двигательного аппарата, а в пятой — всадники с легкими травмами, при этом незрячие и слабовидящие люди выступают в четвертой категории, соревнуясь с инвалидами других нозологий.


«Среди моих соперников, например, мастер спорта Владислав Колосов, который ездит верхом уже полвека, но сейчас у него проблемы с позвоночником. Всадников с инвалидностью по зрению вообще крайне мало, потому что далеко не у всех есть возможность тратить столько времени, сил и финансов на многолетнюю подготовку. Кому-то нельзя заниматься спортом по медицинским показаниям — отслойка сетчатки, глаукома и прочие заболевания, при которых не рекомендуется падать и даже просто трястись в седле. Но даже те, кого я знаю и кто довольно давно тренируется, в основном ездят не на спортивных лошадях, а на прокатных клячах. Многие, разочаровываясь, довольно быстро бросают спорт, потому что хотят сиюминутного результата».


В отличие от конкура, выездка — это не преодоление препятствий на выстроенном маршруте, а, прежде всего, максимально эффектная демонстрация взаимодействия всадника с конем.


«Раньше мы с Викой думали, что лошадь можно выдрессировать, как в цирке. Моей задачей тогда было бы просто сидеть и не мешать ей, но, во-первых, это не очень хорошо, во-вторых, ее всегда что-то может напугать или сбить — был случай, когда лошадь уперлась в забор и встала, поэтому полностью полагаться на нее нельзя. Помимо прочего, площадки отличаются грунтом и размерами. Если я привыкла к манежу 20 на 40 метров, то ориентироваться в манеже 20 на 60 мне будет уже сложно. Наверное, все эти трудности можно преодолеть, но хочется выступить достойно, а пока я к этому объективно не готова, хотя мы все-таки потихоньку движемся к цели».

Екатерина Романова: «Никто не верит, что я незрячая всадница» Незрячие, Наездник, Спорт, Длиннопост

Хлыстом и сахаром


Из года в год растут и требования к лошадям, участвующим в соревнованиях. Большую роль в выездке играет изящество, широта и темп их шага.


«Даже с хорошо выезженной лошадью еще нужно найти общий язык. Иногда на это уходят годы. Как и люди, все они очень разные по характеру: Августин, например, был очень послушным, но плохо обучаемым, а Изумруд — сноровистый, у него в родословной были рысаки, поэтому многое зависит от его настроения. Одни лошади чувствительны к поводу, другие — к шенкелю, третьи бурно реагируют на хлыст и шпоры. Одни боятся происходящего вокруг, а другим все равно. Поэтому, пересаживаясь с одной лошади на другую, всегда нужно что-то новое учитывать, это не как с велосипедом. Есть у нас на конюшне и тяжеловозы — бредут себе спокойно, сидишь, как на диване — никакого интереса, хотя иногда хочется не бодаться с конем, а просто спокойно прокатиться. Глаша, например, арабской породы, и у нее такой частый шаг — ощущения, будто едешь на вибромассажере, а Красотка похожа на жесткую табуретку».


Если уши лошади прижаты к голове и дергаются, то это знак того, что конь зол или напуган. Незрячему всаднику крайне тяжело уловить такие моменты, а неправильные действия могут вызвать у коня панику и привести к непредсказуемым последствиям.


«Некоторым, особенно жеребцам, нужен доминант, им необходимо постоянно доказывать, что ты главнее. Лошадь должна знать, что в экстремальной ситуации человек ее спасет, поэтому его надо слушаться. Временами приходится прибегать к хлысту, но у лошадей другая чувствительность, например, заигрывая, они кусают друг друга за холку, и им не больно, да и ударить можно с разной силой, так что не стоит воспринимать этот метод как столь уж деспотичный. Иногда я помогаю тренеру выезжать лошадок, которые начали показывать характер, но коня сильнее Изумруда я вряд ли обуздаю, потому что и с ним-то не всегда справляюсь. Когда я только пришла, ему было три года, он лягался, пинался, скакал как попало, а теперь вырос в настоящего красавчика! В основном я езжу именно на нем, поэтому за прошедшие годы мы, кажется, стали единым целым. Кто знает, возможно, еще вместе выступим на Паралимпиаде!».


Больше статей о людях, которые видят по-разному, – на портале «Особый взгляд».

Показать полностью 3
0

Унывать некогда: чем занимаются общественные деятели с нарушением зрения в самоизоляции

Корреспондент «Особого взгляда» Владимир Васкевич узнал у руководителей НКО, общественных деятелей и бизнес-тренеров с нарушением зрения, как они проводят эти дни. Оказалось, что пишут книги, организуют инклюзивные онлайн-конференции, устраивают литературные вечера и занимаются тхэквондо на кухне.

Унывать некогда: чем занимаются общественные деятели с нарушением зрения в самоизоляции Незрячие, Самоизоляция, Длиннопост

Отдыхать некогда


Работы стало еще больше. Удивительно, но с этим утверждением согласились все герои нашего материала. Режим самоизоляции диктует условия, приходится серьезно перестраивать рабочий процесс — переходить в онлайн и постоянно думать о том, как быть эффективным в сложившейся ситуации.


«У меня совсем нет времени на отдых. Работы очень много, поэтому я, как и в обычную трудовую неделю, встаю в 5 утра, делаю зарядку, завтракаю и сажусь работать за компьютер. Какого-то ограничения в моей работе я не почувствовал. Да, я переехал из офиса домой, но количество задач увеличилось. Сейчас работаю над несколькими интересными и важными проектами, которые забирают все время, и скучать на карантине совсем не приходится», — рассказал Анатолий Попко, эксперт в сфере невизуальной доступности, начальник отдела социокультурных проектов и программ Государственного музея – культурного центра «Интеграция» имени Н.А.Островского.


Во время самоизоляции Анатолий сделал удивительное открытие: когда он ехал на работу в общественном транспорте, он отдыхал. Сейчас же за компьютером и телефоном Попко проводит не меньше времени, чем в условиях обычной рабочей недели.

Унывать некогда: чем занимаются общественные деятели с нарушением зрения в самоизоляции Незрячие, Самоизоляция, Длиннопост

Продолжает работать онлайн и Центр социокультурной реабилитации Дианы Гурцкая. Мы созвонились с Дианой, чтобы узнать, как проходят ее дни в режиме самоизоляции.


«Мы живем в непростое время. Сейчас как никогда всем нам нужно проявить гражданскую сознательность, ответственность за себя и своих близких. Поэтому я прошу всех оставаться дома. Я хочу высказать слова благодарности всем врачам, всему медицинскому персоналу и волонтерам, которые в круглосуточном режиме, не жалея себя, борются с пандемией. В нашей стране прекрасная медицина, в которой трудятся профессионалы высочайшего уровня, поэтому нет никаких сомнений, что мы справимся. Нужно просто подождать и проявить терпение, — сказала Диана Гурцкая. — Со своей стороны, наш Центр социокультурной реабилитации продолжает работать удаленно. Все специалисты готовы помочь нашим подопечным и ответить на любой вопрос родителей. Каналы для связи с нами есть на сайте центра».


По словам певицы и общественного деятеля, она, как и все, проводит эти дни дома. Вместе с ребенком разучивает новые песни, снимает короткие видеоклипы и смотрит фильмы, после этого они устраивают обсуждение кинокартин. В течение дня Диана обязательно уделяет время спорту:


«У меня есть беговая дорожка, на которой я занимаюсь ежедневно за прослушиванием аудиокниг или просмотром кино. Сейчас нужно обязательно поддерживать форму, так как спорт — это не только здоровое тело, но и бодрость духа», — считает она.

Унывать некогда: чем занимаются общественные деятели с нарушением зрения в самоизоляции Незрячие, Самоизоляция, Длиннопост

Удаленная активная работа, несмотря на нерабочие недели, продолжается и в общественной организации «Белая трость». С вопросом, что изменилось в работе НКО, которая до этого момента преимущественно занималась массовыми инклюзивными мероприятиями, мы обратились к ее руководителю — Олегу Колпащикову.


«На протяжении восьми лет мы организуем по всей стране и миру инклюзивные образовательные и культурные мероприятия, где люди с разными особенностями через спортивные игры, мастер-классы и форумы учатся быть полезными друг другу. Сейчас же ситуация поменялась. Перед нами стоит интересная задача: организовать настоящую полезную инклюзию в онлайне. Сложности вызывают в нас неподдельный интерес и решимость сделать качественные проекты из дома, поэтому мы продолжаем активную работу из домов Екатеринбурга, Севастополя, Тюмени, Читы, Риги, Парижа и других городов», — сказал он.


Как отмечает Олег, удаленная работа и современные технологии сближают сотрудников. Им приходится много звонить друг другу, жить при этом они могут как на соседних улицах, так и на разных континентах.


«Ежедневно с активистами организации мы проводим совещания по конференц-связи, занимаемся описанием новых проектов и устраиваем тестирование наших новых идей. Буквально сегодня мы впервые попробовали провести конкурс по инклюзивному скоростному набору текста в телефоне голосом. Также скоро в онлайне состоятся инклюзивные управленческие игры, где люди с инвалидностью будут решать различные конфликтные кейсы, а на этой неделе мы проводим онлайн-конференцию по изучению сильных сторон людей с инвалидностью, которые мы называем экстрабилити. Кстати, во время карантина мы выяснили, что у ребят, перемещающихся на колясках, очень сильные экстрабилити в удаленной работе. Всем явно есть чему у них поучиться, ведь 90% своей работы они осуществляют онлайн», — рассказал Колпащиков.

Унывать некогда: чем занимаются общественные деятели с нарушением зрения в самоизоляции Незрячие, Самоизоляция, Длиннопост

Плюсы самоизоляции


Все наши собеседники отметили, что у режима самоизоляции есть свои плюсы.


«Очевидный плюс изоляции — это совершенствование своих компетенций в удаленной работе. Находясь в разных городах и общаясь по конференц-связи, мы невольно учимся лучше слышать и слушать друг друга, тренируемся в умении донести свою мысль и эмоцию до собеседника. Нельзя не отметить, что благодаря карантину люди стали тщательнее планировать свои покупки, а значит, тратить меньше денег», — сказал Олег Колпащиков.


Анатолий Попко считает, что во время самоизоляции человек может повысить свои компетенции в использовании компьютера или спокойно сосредоточиться на каком-то проекте:


«Если бы изоляции не было, нам, наверное, нужно было бы ее придумать. За это время я со своими незрячими сотрудниками полностью отладил удаленное взаимодействие по планированию мероприятий, разработке новых проектов и документообороту. Теперь у нас не возникнет вопросов, что делать, если карантин продлится еще значительное время. Также сегодняшняя ситуация — это возможность искать и пробовать себя в новых профессиях и направлениях. Сейчас, например, я готовлюсь к собеседованию в одной большой международной компании, работающей в сфере информационной доступности. Они предложили мне стать их представителем в России», — рассказал Анатолий Попко.


Юлия Шумова считает, что ценность режима самоизоляции — в возможности больше времени проводить со своими близкими:


«Все наши семейные мероприятия — литературные вечера, тренировки, посиделки за чаем — еще больше сближают нас. Это невероятно вдохновляет и помогает настроить себя на достижение новых вершин! В свободное время стараемся разобрать ненужные вещи, еще более преобразить нашу уютную квартиру. Я даже добралась до мытья потолка на кухне. Когда, как не в изоляции, я еще это сделаю со своим сумасшедшим графиком командировок, преподавания в университете, общественных мероприятий и проектов».


Первым делом


Мы спросили у собеседников, что они сделают в первую очередь после окончания режима самоизоляции. Все сказали, что в сложившейся ситуации пока не видят ничего экстренного: сейчас нужно проявить гражданскую сознательность и постараться не выходить из дома. Когда ситуация стабилизируется, все, как и прежде, продолжат жить яркой и насыщенной жизнью.


«В первую очередь я поблагодарю бога за то, что нам всем удалось преодолеть этот непростой период. Конечно, отправлюсь на прогулку и погружусь с головой в работу. Сейчас есть время подумать над новыми проектами и идеями, которые я хочу реализовать в будущем», — сказала Диана Гурцкая.


«Рассказал вам про свою деятельность в изоляции и сам понял, что у меня все отлично. И карантин здесь не помеха. Важно сохранять позитивный рабочий настрой и бодрость духа. А после окончания изоляции, пожалуй, в первую очередь отправлюсь на стрижку. К 30 апреля, наверное, уже как раз подойдет время», — сказал Анатолий Попко.


Юлия Шумова планирует 10-километровую пробежку по парку, Маргарита Мельникова — встретиться с друзьями, а Олег Колпащиков хочет отправиться в очередную морскую экспедицию. Никто не собирается расслабляться или унывать, так как впереди всех нас ждет еще много интересных проектов, рабочих задач и невероятных открытий.


Больше материалов о людях, которые видят по-разному – на портале «Особый взгляд».

Показать полностью 3
-12

Страх, протест и непринятие себя: стоит ли водить незрячих детей к магам-целителям

Если в семье рождается ребенок с инвалидностью или болезнь возникает из-за той или иной травмы, это всегда сильный стресс для родителей и близких. Сильное желание помочь ребенку приводит к тому, что родители любым путем стараются вылечить его. Первым делом они обращаются к врачам и, не жалея сил, времени и денег, возят ребенка по всевозможным клиникам и медицинским центрам. Если же ситуация такова, что врачи не могут помочь, родители нередко обращаются к альтернативным способам лечения. Здесь появляется вера в невозможное, в чудо, а вместе с ней и походы по целителям, магам, гадалкам и экстрасенсам. Незрячая психолог Юлия Васильева разбирается, почему часто даже сторонники научного подхода прибегают к недоказанным методам и как это сказывается на психике ребенка.

Страх, протест и непринятие себя: стоит ли водить незрячих детей к магам-целителям Незрячие, Родители и дети, Экстрасенсы, Длиннопост

Для написания статьи я провела небольшой опрос среди моих знакомых незрячих и слабовидящих людей, который показал, что большинство из них в детстве посещали разного рода экстрасенсов. Приведу здесь лишь несколько наглядных примеров.


Ирина из Москвы очень ярко помнит, как в пятилетнем возрасте ее впервые повели к бабушке-знахарке. Они с родителями долго шли по зимнему лесу, затем принимали участие в обряде, который состоял в разжигании костра и задабривании духов леса. Будучи маленькой девочкой, Ирина воспринимала происходящее как веселое приключение, но это было лишь первым опытом в череде других. В 12 лет девочка твердо заявила родителям, что устала от различного рода шарлатанов, и отказалась их посещать. Она никогда не верила в то, что ее могут вылечить подобным образом.


Елена из Твери до сих пор с ужасом рассказывает о том, как ей делали по 10 уколов каждый день, и продолжалось это больше года. Лечили девушку с помощью нетрадиционной медицины, и стоил каждый последующий курс все дороже.


Алена из Новосибирска столкнулась с методом Бронникова, в основе которого лежало выявление внутренней энергии, за счет которой можно было начать видеть. «Лечение» проводилось прямо в школе-интернате, с согласия родителей.


Модным среди методов нетрадиционной медицины было и иглоукалывание. Дана вспоминает, что сначала некий маг пытался ее гипнотизировать, а затем со всей силы бросил ребенку в лоб огромную иголку. Моей сестре Светлане в возрасте шести лет втыкали в разные части тела 24 иглы, и каждые несколько минут так называемый специалист по мануальной терапии подходил и прокручивал эти иглы. Только представьте, какую боль приходилось пережить этим детям.

Страх, протест и непринятие себя: стоит ли водить незрячих детей к магам-целителям Незрячие, Родители и дети, Экстрасенсы, Длиннопост

У меня лично тоже очень богатый опыт посещения экстрасенсов. Помню и сеансы всем известного Анатолия Кашпировского, и заряженную воду от Алана Чумака, и более мелких магов, собирающих целые залы и стадионы людей, которые готовы поверить в любое чудо. Возили нас и к женщине, которая утверждала, что во сне нас лечат некие духи, и съезжались к ней люди не только со всей России, но и из близлежащих стран.


Обратимся к причинам, побуждающим родителям обращаться к подобного рода специалистам. Психолог, специалист по ранней помощи детям с тяжелыми множественными нарушениями развития Анна Паякова считает, что для многих семей очень важно попробовать разные варианты помощи детям, в том числе нетрадиционные и не всегда одобряемые научным сообществом. Кроме того, отмечает Анна, в Москве и в других городах России далеко не всегда можно найти место, где ребенок и его семья получат комплексную помощь, где им предложат маршрут: с чего стоит начать в раннем возрасте, как поддержать и чем заниматься в дошкольном, куда пойти в школу и что делать, кроме школы, к каким специалистам стоит сходить на консультацию, а что будет тратой времени и денег.


«Конечно, можно говорить и про плацебо-эффект. В случае если условный „шаман“ не вредит, а то, что он делает, успокаивает маму ребенка, и это спокойствие помогает ей лучше на ребенка настроиться (ловить его сигналы, замечать маленькие перемены и успехи), это очень хороший эффект, который поможет ребенку и семье в целом», — говорит Анна.


Я как психолог согласна с тем, что у родителей часто очень мало нужной и полезной информации как о развитии больного ребенка, так и о методах его лечения и реабилитации.


Однако есть целый ряд причин, по которым родителям не стоит поддаваться искушению и пытаться вылечить детей всеми возможными способами.

Страх, протест и непринятие себя: стоит ли водить незрячих детей к магам-целителям Незрячие, Родители и дети, Экстрасенсы, Длиннопост

Во-первых, нужно понимать, что большинство подобных людей не имеют медицинского или психологического образования, поэтому они могут нанести как физические, так и душевные травмы детям. Многие из моих друзей рассказывали, что испытывали сильный страх перед странными людьми, совершающими непонятные действия. Также мне известны истории, когда люди, находившиеся в тяжелом состоянии, переставали принимать лекарства и консультироваться с врачами, так как верили в чудесное исцеление, и их жизнь заканчивалась трагически.


Во-вторых, на это тратятся большие деньги и много времени, которые можно было бы направить на реабилитацию ребенка и покупку действительно нужных вещей.


В-третьих, чем больше мы поддерживаем в человеке надежду на то, что он вот-вот станет здоровым, тем на более долгий срок мы оттягиваем адаптацию к существующей болезни, приобретение полезных умений и навыков для того, чтобы быть наиболее успешным и эффективным.


Вместо этого незрячего ребенка надо как можно раньше обучить навыкам самообслуживания, стараться не делать все за него, хотя у родителей часто есть такой соблазн. Важно учить детей использованию белой трости, расширять их кругозор с помощью тактильных макетов и моделей, позволять им вращаться в среде сверстников, получать опыт коммуникации с разными людьми. Полезным будет также посещение санаториев и центров реабилитации, где родители могут получить помощь и консультации специалистов, а не пустые обещания быстрого выздоровления.


Родителям незрячих детей важно как можно раньше принять факт инвалидности ребенка и обратиться к тифлопедагогам и тифлопсихологам, которые смогут задать вектор развития для всей семьи, а также оказать своевременную психологическую помощь.


Больше материалов о людях, которые видят по-разному, – на портале «Особый взгляд».

Показать полностью 2
0

Оперный певец Олег Крикун: «В Питере у меня появился шанс быть другим»

Олег Крикун занимается академическим вокалом всю жизнь. Пять лет назад он окончил консерваторию имени Сергея Рахманинова в Ростове-на-Дону и неожиданно для всех переехал в Санкт-Петербург. Он участвовал в «Минуте славы», шоу «Песни», стал лауреатом нескольких международных конкурсов: Гран-при «Национальное достояние», Don Mattea Collucci (лауреат III степени), V международный конкурс Cita di Ficano Италия (лауреат III степени).


«Особый взгляд» поговорил с Олегом, о значимости автономности и границе между зрячими и незрячими людьми, о том, что действительно важно в городской среде для людей с нарушением зрения и как изменилась его жизнь после переезда в мегаполис.

Оперный певец Олег Крикун: «В Питере у меня появился шанс быть другим» Незрячие, Другой взгляд, Оперный театр, Длиннопост

— Питер — дружелюбный город?


— Самый дружелюбный город из всех, что я посещал в России. И дело вообще не в доступной среде. Пандусы, светофоры говорящие, вывески, написанные брайлем, — не в них дело. Самое полезное здесь — люди, которые живут свою жизнь и ненавязчиво мне периодически помогают. При этом я не чувствую себя беспомощным или ограниченным. Я просто ощущаю себя человеком, который оказался в незнакомом городе и спрашивает дорогу. В этом нет напряжения. Петербуржцы — удивительно общительные люди, и я не знаю, кто придумал эту штуку о том, что жители Петербурга — закрытые снобы. По отношению к себе я подобного не замечал.


— Ты еще работаешь в проекте «Мир на ощупь»? (социальный проект, рассказывающий о быте незрячего человека — прим. ред.)


— Я ушел оттуда в начале февраля. — Как тебе там работалось? — Ну, в начале у меня были большие сомнения. Когда меня туда позвали, я подумал: «Господи, я же музыкант, ну какой еще „Мир на ощупь“, что я там делать буду?». Но на первую встречу я все-таки пошел. Мой будущий шеф заразил меня своей увлеченностью. Он говорил, что надо стирать границу между зрячими и незрячими людьми, потому что нас воспринимают как инопланетян. Про Питер я, правда, такого сказать не могу, здесь все по-другому. Но вот в глубинке люди не представляют, как я живу.


В общем, меня заразил мой шеф. А еще «Мир на ощупь» — это стартап. Всегда круто присутствовать при зарождении чего-то нового. Я понимал, что я в чужом городе и мне надо свое место как-то застолбить. Я везде, где только можно, говорил, что я пою. И в итоге меня отправляли на все интервью, а через месяц стали показывать по телевизору. Это было неожиданно. Все мои знакомые удивлялись моему везению.


— Мне кажется, все дело в твоей харизме.


— Да можно и с харизмой три года дома просидеть.


В проекте было очень круто, особенно в начале: приходят первые посетители, мы волнуемся, они волнуются, потому что не знают, что их ждет. Это такое волшебное чувство: ощущаешь себя сталкером, который ведет людей по неизведанному миру. И это действительно путешествие к прозрению. С течением времени люди забывают о том, что я не вижу. И, мне кажется, это история про любого человека, который не зациклился на своей незрячести.


Есть такое понятие как умвельт — видимая часть мира. И она супермаленькая, если сравнивать ее с миром вообще, с тем, как он глубоко и разнообразно устроен. Я хочу сказать, что в принципе мы все очень мало видим из того, что есть. Звуки, запахи, цвета, вкусы, тактильные ощущения — это только пять чувств, а параметров множество. Мир так интересно устроен, что в нем в избытке есть все для любого способа восприятия. Мы просто привыкли ориентироваться на визуальную информацию.


Ну да, среда, уже созданная человеком, чуть больше дружественна к тем, кто может смотреть: есть вывески, надписи, светофоры. Но это все такая мелочь по сравнению с общением, глубокими чувствами, дружбой, любовью. Мои близкие это понимают, но люди, которые не сталкивались с миром незрячего, смотрят с опаской, боятся как-то неловко пошутить и вообще ведут себя странно.


Таксист мне недавно сказал: «Вот скажи честно, тебе же стремно жить?» Я вежливый, не стал ему говорить о широте его кругозора и о том, что ему сложно представить что-то, отличное от своего образа жизни. Точно так же можно сказать, что невозможно быть женщиной или американцем... И что жить можно только так, как он живет. Постепенно, конечно, люди меняют свой взгляд на эти вещи.


— Почему ты ушел?


— Я вернулся к музыке. Я просто понял, что невозможно делать больше, если ты не делаешь то, к чему у тебя есть склонности. То, что ты один умеешь. В проекте я работал незрячим человеком. Моя заслуга была в том, что я не вижу и могу об этом рассказать. Это могут многие. А вот оперным пением могут заниматься не все.

Оперный певец Олег Крикун: «В Питере у меня появился шанс быть другим» Незрячие, Другой взгляд, Оперный театр, Длиннопост

— Расскажи, как отразился переезд на твоей жизни?


— Это удивительное время в моей жизни. Я бы сказал, лучшее. Я закончил ростовскую консерваторию и был полностью свободен. В Петербурге у меня была только двоюродная сестра, больше в этом городе я не знал никого. Это такой супер-опыт: ты переезжаешь в город, где о тебе никто ничего не знает, где ты никому не должен, где за тобой нет этого «хвоста» — мнения других. Ты можешь стать кем угодно, показать себя с любой стороны, и тебе поверят.


Первые две недели я просто гулял: ездил в центр, ходил на концерты или бродил по району. Это очень интересное ощущение: как будто ты только прилетел на Землю. Приходишь и говоришь: «Здравствуйте, меня зовут Олег, я оперный певец». Меня спрашивают: «А для чего ты приехал, что тут будешь делать?» А я говорю: «Хочу жить!» 


В Питере у меня появился шанс быть другим. Когда ты учишься в школе, ты людей не выбираешь. Тебя просто ставят в ситуацию. Ты географически оказываешься с этими людьми в одном месте. В институте все немного иначе: тут ты вроде как тематически с людьми совпадаешь. А здесь у меня не было никакой привязки: ни знакомств, ни договоренностей, ни протекций. Я просто в свой день рождения утром сел в самолет и улетел.


— Какое у тебя самое сильное желание сейчас?


— Да просто делать свое дело хорошо. У меня есть цели, например, сделать свой концерт с оркестром, сделать много камерных произведений с концертмейстером, выступить в разных местах. Но это нельзя назвать мечтой. Мне важно, чтобы люди, которые вокруг меня, радовались. Поэтому я всем этим и занимаюсь.

Оперный певец Олег Крикун: «В Питере у меня появился шанс быть другим» Незрячие, Другой взгляд, Оперный театр, Длиннопост

Я не знаю, о чем мечтать. Я же не знаю, что будет. Мы живем на этой планете первый раз. Никто второй раз не живет. Во всяком случае, не знаю таких людей. Мы как будто приехали в незнакомую страну. Вот если представить, что у нас нет интернета и мы не видели эту страну в гугловских картинках, какие могут быть мечты в этом случае? Ты просто приезжаешь и смотришь. Как увидел, так и записал для себя. Только здесь речь о путешествии не в пространстве, а во времени.


Я глубоко убежден, что наш способ планирования, то, как мы свою жизнь простраиваем, — все это очень похоже на то, как я живу, когда я не вижу. Ты идешь по улице и не знаешь, что будет впереди, ты просто идешь. Тебя может ожидать что угодно, и ты к этому готов. Поэтому мне очень легко поверить в то, что я не знаю будущего, и принять это. И мне с этим прекрасно. Мне очень хорошо проиллюстрировала жизнь эту штуку.


Нужно просто делать то, что делаешь сейчас, загадывать трудно. Вот все люди очень хотят... Впрочем, не знаю, может быть, уже и не хотят, и все поняли. Я говорю о том, что люди, когда планируют, они думают, что если они все правильно рассчитают: сказать одному то, другому это — то все сойдется. Им кажется, что они знают все вводные.


— И всем управляют! Нет, это никуда из людей не делось.


— Но мы не можем. Человеческий мозг просто не способен обработать столько факторов. Ты не видишь картину сверху, ты видишь ее только изнутри. И ты не знаешь, как это — быть снаружи. То же самое со временем. Мы видим только одну секунду. И знаем прошлое.


Полную версию статьи читайте на портале для людей, которые видят по-разному, – «Особый взгляд».

Показать полностью 2
126

Люди: Иван Ерхов

Зрячее прошлое


Привет! Меня зовут Иван Ерхов. Я тот самый незрячий блогер, который «смотрит на мир своим сердцем». С самого детства был активным мальчуганом, у которого было много интересов, желаний и стремлений. Уже тогда близкие начали активно пополнять аптечку «валокордином».


Чем старше я становился, тем больше приключений искал на свою блондинистую головушку. Всегда был активным, и еще в детском саду за компанию с подружкой пошел в секцию по прыжкам в воду. Такое вроде бы детское решение оказалось весьма значимым для моего физического развития. Посещение секции оказало сильное влияние на мое дальнейшее отношение к спорту вообще. И, как выяснилось, какие-то навыки, полученные там, часто пригождались и в будущем.


Дальше мое развитие в спортивном плане проходило достаточно успешно. Я был в составе олимпийского резерва, и позже даже получил разряд КМС. Но потом череда травм и событий привели к окончанию спортивной карьеры.


Школьные годы были очень насыщенными. Я посещал много кружков и секций. Тогда я влюбился в футбол, начал активно тренироваться и нашел себя в новом виде спорта. Почти в тот же момент я проникся театральным искусством и пошел в театральную студию, где охотно начал постигать актерское мастерство. Это время было по-настоящему счастливым в моей жизни!


Заканчивая школу, я стоял перед дилеммой: куда пойти дальше? Я был технарем, но при этом очень любил театр. Эта любовь живет во мне и сейчас. Именно поэтому я поступал и в театральный, и в технический вузы. Подумать только, просто несовместимые вещи. Правда, у меня все так: я всегда совмещал в себе несовместимое.


Мне удалось показать хорошие результаты и пройти до самых внутренних испытаний в театральном вузе, но дальнейшая ирония жизни привела к тому, что я поступил на первый курс по специальности «горный инженер», которая полностью завязана на зрительной функции.


У меня было много планов, желаний, целей, которые я хотел реализовать в ближайшем будущем, но жизнь преподнесла мне сюрприз.

Люди: Иван Ерхов Незрячие, Блог, Видео, Длиннопост

Как я узнал свой диагноз


Я терял зрение постепенно. Началось все в 19 лет. Я был общительным парнем, учился, играл в нескольких театрах, был в составе юношеской сборной по футболу в университете.


Как-то раз, проводив девушку домой, я возвращался на велосипеде через темный парк и почувствовал, что мне некомфортно: плохо различаю дорогу, очертания деревьев. На входе в кафе я как-то споткнулся на плохо освещенных ступеньках. Мое зрение не было идеальным: я носил контактные линзы — и я решил, что все дело в них.


Через какое-то время мы вместе с девушкой поехали на полное обследование к офтальмологу. Там-то мне и вынесли приговор: пигментный ретинит. При этом заболевании перестают работать фоторецепторы в глазу, которые отвечают за возможность видеть. Врач сказал, что в скором времени я потеряю зрение и никаких методов, которые могут затормозить этот процесс, сегодня нет.


Эта новость меня убила. Обратно мы ехали в полном молчании, а на следующий день я уже штудировал интернет. Врач, увы, сказал правду: все симптомы ретинита у меня были, и заболевание это называли неизлечимым.


Я попытался представить, каково это — ничего не видеть. Закрывал глаза, погружаясь в темноту, и тут же в ужасе открывал их. Лучше уж не думать о плохом: все равно изменить ничего не могу — значит, надо просто жить и смотреть на мир, пока это удается.

Люди: Иван Ерхов Незрячие, Блог, Видео, Длиннопост

Как я пытался запомнить свой мир


Я не вижу уже три года. Слепота оказалась не кромешной темнотой, я ощущаю свет. И это все.


Привыкнуть к этому невозможно, можно только приспособиться. Когда зрение стало стремительно уходить, сузилось до узенького туннеля, я понял, что надо готовиться к тому, что не буду видеть. Стал запоминать расположение вещей в квартире, учился готовить вслепую. Поворачиваешь выключатель на плите и считаешь щелчки: два щелчка — сильный огонь, три — выключил. Запоминал пальцами объемные наклейки на микроволновке: где «стоп», где «старт». К тому моменту у меня было уже двое детей. Я не хочу быть для них отцом, которого надо оберегать. Пусть они знают, что папа крутой, он может многое. Поэтому было важно до полной слепоты многому научиться, многое запомнить, главное — лица самых близких.


Сыну Вовке пять лет, Маше — почти четыре. Я ее видел еще совсем малышкой. Сейчас, когда беру на руки, понимаю: она уже не младенец, а маленькая девочка. Волосы у них кудрявые, как и у меня. Я помню их лица, но они меняются со временем. Я надеюсь, что однажды увижу их.

Люди: Иван Ерхов Незрячие, Блог, Видео, Длиннопост

Перемены


Сейчас передо мной много целей и задач, которые я обязательно достигну! Жалость мне не нужна — это не те чувства и эмоции, которые я хочу получать от окружающих.


Я хочу состояться как человек, помогать своим близким, детям, друзьям.


Когда я только начинал изучать свою болезнь, я поразился, как много людей живут с похожей проблемой. Есть социальные группы, где люди делятся новыми исследованиями в этой области, методиками лечения и поддерживают друг друга. Это очень важно. Ради этого я и создал youtube-канал «Жизнь в темноте», где рассказываю обо всем, начиная от глобальных вещей — можно ли вернуть зрение — до сугубо бытовых: как пользоваться телефоном, плитой, стиральной машинкой и т.д.


В первом сезоне мы снимали сюжет про поход в кинотеатр. Потому что многие люди недоумевают: «Ваня, зачем слепому ходить в кино?!» И тут я попытался отобразить как можно воспринимать визуальный продукт посредством других чувств и при этом получать удовольствие, хоть и по-своему. Во время фильма друзья шепотом объясняют, что происходит на экране, если я чего-то не понимаю. Можно видеть не только глазами, но и сердцем.


Последний год принес мне много новых встреч, нужных и интересных знакомств и ярких событий, о которых я и помыслить не мог .


Я не сижу без дела — в последнее время часто выступаю на разных площадках в роли ведущего, модератора, эксперта по инклюзии, даже удалось принять участие в круглых столах в Госдуме и Общественной палате РФ.

Люди: Иван Ерхов Незрячие, Блог, Видео, Длиннопост

Помимо общественной деятельности, у меня много проектов, которые уже реализую и которые планирую запустить в ближайшее время. А также в этом году выиграли грант на международном форуме «Иволга 2.0» в рамках youtube-канала «Жизнь в темноте».


Несмотря на высокую активность и быстрый ритм жизни, прочное место в ней по-прежнему занимает спорт, который так поддержал меня и восстановил в самые трудные моменты моей жизни. Я много и регулярно тренируюсь, поддерживаю себя в хорошей форме, потому что в ближайшее время предстоят непростые спортивные челленджи.


В моей жизни стало много общения с разными людьми, но с агрессией я, как правило, не сталкивался, хотя ситуации бывают разные. Главное, самому быть добрым и позитивным.


Я верю, что на моем веку еще изобретут способ вернуть зрение. Уже сейчас ведь есть какие-то разработки — тот же бионический глаз. Все это воодушевляет и обнадеживает.


Еще и поэтому я не могу сидеть сложа руки. К тому времени, когда медицина найдет тот самый заветный способ, я должен быть полностью состоявшимся, независимым, сильным, уверенным, чтобы воспользоваться этой разработкой. Иногда друзья просят меня: посмотри! И тут же смущаются, как будто сказали, что-то обидное. Но я на это всегда отвечаю: «Скоро увижу.» Я верю в это!

Полную версию статьи читайте на портале для людей, которые видят по-разному, «Особый взгляд».

Показать полностью 4 1
Отличная работа, все прочитано!