163

Кто завез мобильники в психушку?

Кто завез мобильники в психушку? Политика, Блокада Ленинграда, Великая Отечественная война, Twitter, Длиннопост, Мат

И вот, моё "любимое"

Кто завез мобильники в психушку? Политика, Блокада Ленинграда, Великая Отечественная война, Twitter, Длиннопост, Мат

Люди подобные существа либо не понимают от недалёкости, либо целенаправленно глумятся над Памятью - пытаясь рассуждать и философствовать. Я думаю, этому нельзя попустительствовать


UPD: в результате горячих споров авторша решила удалить этот аккаунт. Но интернет помнит всё...

Найдены дубликаты

Отредактировано Mihailfom 1 год назад
+71

Тут не ржать, тут пиздить надо, канделябром по роже

раскрыть ветку 9
+11
Иллюстрация к комментарию
+19
Не поможет, на колени и в голову
раскрыть ветку 6
+7

Если на коленях, то в голову не канделябром

раскрыть ветку 3
+8

Оба варианта хороши. Но начать надо с первого

раскрыть ветку 1
0

Адрес дайте, куда завезти

Канделябров нет............


А вдруг нас специально против кого то накаляют?

Не приходило в голову никому?

+22

Зачем смеяться на умалишенной? Ей ничего не докажешь.

Я лучше пойду к своей бабушке и еще раз скажу "спасибо за все!"

+27

Да эта дура, просто читать не умеет свои же слова.

"Действия направленные на полную блокаду" и "действия в результате которых установилась полная блокада" для нее одно и тоже, не удивлюсь если эта отсталая на "юриста" училась

+37

Ух ты. У казахов есть свои либерасты. Арашашлык, мля.

А как Голодомор будет по-эстонски? Очень хочу покаяться перед Эстонией за Голодомор.

раскрыть ветку 4
+4

Дружище,Арашашлык это было в Армении.

+5

Какой голодомор ,когда есть шашлык? непонятно...

+1

Они присутствуют в любой стране и в любом народе.

-3

nälg

+22

Вместо тысячи слов:

Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 1
0

А чому не на мове? А точнее, неге қазақ тілінде емес?

+11
Замечательно. Пиарим это уе$#ще. Ну не надо так. Игнор для них хуже любой критики.
раскрыть ветку 12
+14

Вот тут поспорю. Игнор хуже, но вам не кажется, что есть вещи, когда игнорировать нельзя - а надо ..как выше написали, бить канделябром по @балу, чтоб не толькл мысли не возникало, даже намек было бы невозможно представить! А то подобные гниды сидят и плодят себе подобных. Воспитывать надо - а то получим аналогию #онижедети

раскрыть ветку 11
0

Бить канделябром по /вырезано цензурой/ это одно, а спорить в твиттере это другое. Нельзя виртуально стукнуть канделябром. С детьми вообще вопрос сложный, но если вступать в дискуссию, то  детям тоже лучше не станет. Ну и все знают цитату, про борьбу в грязи со свиньями.

раскрыть ветку 5
0

Нашел профиль Асем Ергалиевой в ОК, та же фотка, город тоже Астана. Но там ничего подобного нет. Очень странно...

раскрыть ветку 4
+9

Она же:


"Как путиноиды возбуждают ненависть к своим соседям.

2824480Российские правоохранительные органы сами уже не знают, кого виновным сделать в этом теракте, который видимо сами топорно состряпали.

Казахстанец был, теперь киргиз.

Потом будет украинец, белорус, затем азербайджанец.

И так далее и тому подобное, перечислят всех, кого ненавидят, просто за национальность.

Играют национальным вопросом, разжигая в сердцах российского быдла ещё большую ненависть к соседним республикам.


Асем Ергалиева


Алтынорда"


https://www.altyn-orda.kz/kak-putinoidy-vozbuzhdayut-nenavis...


Все с ней понятно короче

раскрыть ветку 1
+11

Играют национальным вопросом, разжигая в сердцах российского быдла ещё большую ненависть к соседним республикам.
Как мило, когда нацист обвиняет в нацизме других :)

+6

МЕЖДУНАРОДНАЯ АКАДЕМИЯ БИЗНЕСА (IAB) - всё этим сказано...

Иллюстрация к комментарию
+5

Грешно смеятся над больными людьми

+5

Любительница упорка кунгурова что ли?

раскрыть ветку 1
0
Солонина (на днях в метагазете с этим "историком" интервью про блокаду было)
+4

Казахский голодомор, доброе утро.

+7

Вот за отрицание холокоста есть статья. А почему бы не сделать ,что то подобное о трагедии славян? Я понимаю,что для правительства русские это так,сброд. Но всё же хотелось чтоб подобные твари присели за всю мерзость которую они льют на историю моего народа

раскрыть ветку 3
+9

Я вот тоже никогда не мог понять, почему наши либералы и всякие прочие, живущие в ненавистной им России, просто не свалят. А власти за оскорбления своего народа не надают по шапке. Последний яркий пример еврей Быков, оправдывающий Гитлера. Ну либо мир окончательно ебанулся на отличненько, либо я не понимаю чего-то.

-23

Хохлодомор и хохлокост давно разоблачил Шарий.

ещё комментарии
ещё комментарии
+3
ТС ты в инстаграм жены невзорова сходи там целой психушки компьютеры завезли
раскрыть ветку 2
+2

У него жена есть? Он такой манерный, я думал, что пидор, а оказывается обычный пидорас.

раскрыть ветку 1
-1
Может жена это ширма)
+2
Не кормите тролля
+1

Ну, Питер пендосы не бомбили!!! Например, Воронеж после войны восстанавливать не хотели, он возродился благодяря местным жителям. Похуже Дрездена выглядел.

+1

на напалм деньги куда скидывать?

0

@moderator

А можно добавить подпись в конце:

UPD: в результате горячих споров авторша решила удалить этот аккаунт. Но интернет помнит всё...
0
Иллюстрация к комментарию
-8

Просто срачик про блокаду Ленинграда сейчас модно и в тренде. Мерзко? Да, согласен. Зато индексы накручиваются. А по хорошему труба, ЧМТ кусты.

-12

И ещё вопрос к автору. А вы каждую кучу дерьма которую находите, сгребаете в охапку, бегаете по улицам и пихаете всем под нос?

-12

Зачем куда-то идти, если с комментов можно угареть и здесь?

-19
Пфф. Меня больше волнует разрастание секты плоскоземельцев.
-64

А вот мне жаль что казахи и хохлы от голодомора все не передохли.

раскрыть ветку 67
+19

@moderator, проверьте пациента на вменяемость. ПО моему говорить такие вещи несколько глупо, так как РФ многонациональная страна.

ещё комментарии
-4

То в посте про какую-то шпану-бонхедов их защищал, теперь это.

-11

А потом удивляетесь, почему вас людей с великорусским шовинизмом не любят. Если вы после этого считаете себя патриотом России, мне вас жаль.

ещё комментарии
ещё комментарии
ещё комментарии
Похожие посты
486

Ровно 76 лет назад Ленинград был полностью освобожден от фашистской блокады

В Санкт-Петербурге сейчас живут около 80 тысяч жителей и защитников блокадного Ленинграда

Важная дата в нашей истории. Почти 900 дней город был во вражеском кольце и, по планам Гитлера, должен был исчезнуть с лица земли. За это время от голода и обстрелов погибли, по разным данным, от 600 тысяч до миллиона человек. Но Ленинград выстоял. И не просто выстоял: все тяжелейшие дни он, как и вся страна, помогал фронту.


Уже через полчаса в Северной столице состоится церемония возложения цветов к дому номер 14 на Невском проспекте, где сохранилась надпись «Граждане, при артобстреле эта сторона улицы наиболее опасна». Траурная церемония состоится и на Пискаревском кладбище, это крупнейшее братское захоронение Второй мировой войны, где покоятся полмиллиона жертв блокады.


На Дворцовой площади откроется интерактивная выставка исторической и современной военной техники. Зажгутся факелы на Ростральных колоннах. В Мариинском театре исполнят 7-ю Ленинградскую симфонию Шостаковича. Вечером в честь ленинградцев и тех, кто прорвал блокаду, будет дан салют.


Памятные мероприятия сегодня проходят по всей стране. Сразу в нескольких городах на больших экранах будут показывать ролики о подвиге советских солдат. Также проходит акция «Блокадный хлеб», в рамках которой раздают по 125 граммов черного хлеба, крошечную дневную норму ленинградцев, пожалуй, самое осязаемое напоминание о том, что им пришлось пережить.

Источник:


https://www.1tv.ru/news/2020-01-27/379477-rovno_76_let_nazad...

714

Годовщина снятия блокады

27 января 1944 года город Ленинград был полностью освобождён от фашистской блокады:
- длилась ровно 872 дня

- на город сброшено 150 тысяч тяжелых артиллерийских снарядов и свыше 107 тысяч зажигательных и фугасных бомб
- разрушено 3 тысячи зданий, а повреждено больше 7 тысяч

- самый длительный артобстрел продолжался 13 часов 14 минут, в течение которых немцы сбросили на город 2 000 снарядов.

- по разным оценкам погибло  от 600 000 до 1500 000 жителей города

При этом, за время блокады ленинградцы сдали 144 000 литров крови для раненых фронтовиков. Кроме того, несмотря на тяжелейшие условия - на свет появилось 95 000 новорожденных.

Вечная память  и слава!

512

Страшные свидетельства войны. Дневники детей, переживших блокаду Ленинграда и замученных в концлагерях

Страшные свидетельства войны. Дневники детей, переживших блокаду Ленинграда и замученных в концлагерях Негатив, История, Война, Великая Отечественная война, Блокада Ленинграда, Дети, Реальная история из жизни, Длиннопост

90 лет назад — 23 января 1930 года — родилась Таня Савичева, ленинградская школьница, которая во время блокады вела дневник. В него она вписывала дни и часы смерти своих близких


Вторая мировая война унесла жизни около 13 млн детей. Некоторые из них оставляли после себя дневники, ставшие страшными свидетельствами войны. Рассказываем истории пяти детей, переживших блокаду Ленинграда и замученных в концлагерях.


Таня Савичева

Школьница из Ленинграда, автор блокадного дневника

Страшные свидетельства войны. Дневники детей, переживших блокаду Ленинграда и замученных в концлагерях Негатив, История, Война, Великая Отечественная война, Блокада Ленинграда, Дети, Реальная история из жизни, Длиннопост

Таня Савичева родилась 23 января 1930 года в селе Дворище под Гдовом (Псковская область) в семье Николая и Марии Савичевых. Она была пятым и самым младшим ребенком.


Вместе со старшими сестрами Евгенией и Ниной и братьями Леонидом и Михаилом девочка росла в Ленинграде. Их отец скончался в 1936 году. К началу войны семья Савичевых, включая бабушку и двух братьев Таниного отца, жила в доме №13/6 на 2-й линии Васильевского острова. Женя переехала на Моховую улицу.


В конце мая 1941 года Таня окончила третий класс школы №35. Летом Савичевы собирались уехать к родственникам, но не успели. Накануне войны город покинул лишь Михаил. Семья осталась в блокадном Ленинграде.

Страшные свидетельства войны. Дневники детей, переживших блокаду Ленинграда и замученных в концлагерях Негатив, История, Война, Великая Отечественная война, Блокада Ленинграда, Дети, Реальная история из жизни, Длиннопост

Слева: страницы дневника Тани Савичевой в Музее Пискаревского мемориального кладбища. Справа: Леня, Нина и Миша Савичевы — братья и сестра Тани Савичевой, 1934 год


Первой умерла Женя. Дату ее смерти Таня занесла в записную книжку, которую впоследствии стали называть "Блокадным дневником Тани Савичевой".


ДЕВЯТЬ ЗАПИСЕЙ В ДНЕВНИКЕ
Женя умерла 28 дек в 12.00 час утра 1941 г.
Бабушка умерла 25 янв. 3 ч. дня 1942 г.
Лёка умер 17 марта в 5 часов утра в 1942 г.
Дядя Вася умер в 13 апреля 2 ч ночь 1942 г.
Дядя Лёша 10 мая в 4 ч дня 1942 г.
Мама в 13 мая в 7.30 час утра 1942 г.
Савичевы умерли
Умерли все
Осталась одна Таня

Из семьи блокаду пережила только Нина, считавшаяся пропавшей без вести в феврале 1942 года. Выжил также Михаил, воевавший в партизанском отряде.

Страшные свидетельства войны. Дневники детей, переживших блокаду Ленинграда и замученных в концлагерях Негатив, История, Война, Великая Отечественная война, Блокада Ленинграда, Дети, Реальная история из жизни, Длиннопост

Нина Савичева у памятника Тане Савичевой, 1983 год


Тяжелобольная Таня попала в детский дом, который в августе 1942 года был эвакуирован в Шатковский район Горьковской области. Она умерла 1 июля 1944 года от туберкулеза. Ей было 14 лет.


Записную книжку Тани нашла вернувшаяся в Ленинград сестра Нина. В 1953 году дневник передан в Музей истории Ленинграда (Санкт-Петербурга). Копия выставлена в павильоне Пискаревского мемориального кладбища.

Страшные свидетельства войны. Дневники детей, переживших блокаду Ленинграда и замученных в концлагерях Негатив, История, Война, Великая Отечественная война, Блокада Ленинграда, Дети, Реальная история из жизни, Длиннопост

31 мая 1981 года на Шатковском кладбище был открыт памятник Тане Савичевой. Рядом расположена стела с ее барельефом и страницами из дневника.


На доме, где жила девочка, установлена мемориальная доска. В школе №35 открыт музей ее имени.


Анна Франк

Еврейская девочка, уроженка Германии, погибла в концлагере. По версии журнала Time входит в число 20 героев XX века

Страшные свидетельства войны. Дневники детей, переживших блокаду Ленинграда и замученных в концлагерях Негатив, История, Война, Великая Отечественная война, Блокада Ленинграда, Дети, Реальная история из жизни, Длиннопост

Анна родилась в 1929 году в ассимилированной еврейской семье. Ее мать была домохозяйкой, а отец — офицером в отставке. В начале 1930-х годов, после прихода Гитлера к власти, ее семья бежала из Германии в Амстердам.


После оккупации Нидерландов в 1940 году началось преследование евреев. Семья Франк не смогла получить разрешение на выезд в США и летом 1942 года переселилась в убежище, устроенное сотрудниками фирмы, в которой работал отец Анны. Здание состояло из двух частей: в передней был офис, а задняя часть дома пустовала. Это помещение и было приспособлено под тайное убежище, вход в которое был спрятан в шкафу с документами.


В потайной комнате они провели 25 месяцев. Все это время Анна вела дневник, который получила в подарок от отца на свой 13-й день рождения. В своих записях девочка обращалась к вымышленной подруге по имени Китти.


Многих евреев — наших друзей и знакомых — арестовали. Гестапо обходится с ними ужасно. Их грузят в теплушки и отправляют в еврейский концлагерь Вестерборк. Это — страшное место. На тысячи человек не хватает ни умывалок, ни уборных. Говорят, что в бараках все спят вповалку: мужчины, женщины, дети. Убежать невозможно. Заключенных из лагеря сразу узнают по бритым головам, а многих и по типично еврейской внешности

Из дневника Анны Франк, пятница, 9 октября 1942 года

Первую запись в дневнике Анна сделала 12 июня 1942 года. Последнюю — в августе 1944 года. Позже эти письма к Китти стали известны как "Дневник девочки", "Дневник Анны Франк", "Убежище". Сама же Анна назвала их "В задней части дома".


В августе 1944 года голландская полиция и гестаповцы получили наводку от неизвестного информатора и провели обыски, во время которых задержали всех членов семьи Анны. В начале сентября всех их депортировали в Освенцим, причем отца Анны отделили от дочерей и жены.


Позже Анну и ее сестру Марго перевезли в Берген-Бельзен. В марте 1945 года по лагерю распространилась эпидемия тифа, которая унесла жизни примерно 17 тыс. заключенных, включая сестру Анны. А за несколько недель до освобождения концлагеря британскими войсками скончалась и сама девушка. Точные даты их смерти неизвестны. Сестры были похоронены в братской могиле.

Страшные свидетельства войны. Дневники детей, переживших блокаду Ленинграда и замученных в концлагерях Негатив, История, Война, Великая Отечественная война, Блокада Ленинграда, Дети, Реальная история из жизни, Длиннопост

Единственным выжившим из семьи Франк был отец Анны. После войны он вернулся в Амстердам, где ему передали спасенный из убежища дневник. Впервые он был опубликован в 1947 году.


Гитлеровцы убили шесть миллионов евреев. Никто не знает, что они думали и чувствовали. За шесть миллионов говорит один голос — не мудреца, не поэта — обыкновенной девочки. Один чистый, детский голос живет: он оказался сильнее смерти

Илья Эренбург
писатель, публицист

Лена Мухина

Ленинградская школьница, автор блокадного дневника

Страшные свидетельства войны. Дневники детей, переживших блокаду Ленинграда и замученных в концлагерях Негатив, История, Война, Великая Отечественная война, Блокада Ленинграда, Дети, Реальная история из жизни, Длиннопост

Лена Мухина родилась в ноябре 1924 года в Уфе. В начале 1930-х годов переехала в Ленинград. После смерти матери девочку удочерила ее тетя Елена Николаевна Бернацкая. Они жили в доме №26 по Загородному проспекту.


В конце девятого класса она начала вести дневник: первая запись в нем датирована 22 мая 1941 года, последняя — 25 мая 1942 года. Лена описывала жизнь в блокадном Ленинграде: обстрелы и бомбежки, голод и смерть родных, включая ее приемную мать.


ИЗ ДНЕВНИКА ЛЕНЫ МУХИНОЙ

22 июня 1941 года

В 12 часов 15 минут вся страна слышала выступление тов. Молотова. Он сообщил, что сегодня в 4 часа утра германские войска без объявления войны начали наступление по всей западной границе. Их самолеты бомбардировали Киев, Житомир, Одессу, Каунас и др. города. Погибло 200 чел. В 5 часов германский консул объявил от имени своего правительства о начале войны, т.е. что Германия пошла на нас войной. Итак, самое ужасное из всего, что можно было ожидать, совершилось.
Мы победим, но победа эта будет не легкая, это тебе не Финляндия. Война эта будет дикая, ожесточенная.

18 декабря 1941 года
...Сегодня у нас был вкусный суп с мясом и макаронами. Кошачьего мяса хватит еще на два раза. Да на 3 раза американского, а что будет потом неизвестно. Хорошо бы раздобыть где-нибудь еще кошку, тогда бы нам опять надолго бы хватило. Да, я никогда не думала, что кошачье мясо такое вкусное, нежное.

8 февраля 1942 года
Вчера утром умерла мама. Я осталась одна.

В конце апреля 1942 года девушка сделала такую запись: "Милый мой бесценный друг, мой дневник. Только ты у меня и есть, мой единственный советчик. Тебе я поведываю все мои горести, заботы, печали. А от тебя прошу лишь одного: сохрани мою печальную историю на своих страницах, а потом, когда это будет нужно, расскажи обо всем моим родственникам, чтобы они все узнали, конечно, если они этого пожелают". В начале июня того же года в истощенном состоянии Лена была эвакуирована в Горький.


Дневник Лены Мухиной хранился в Центральном государственном архиве историко-политических документов Санкт-Петербурга и лишь в 2011 году был опубликован под названием "Сохрани мою печальную историю".


Елена Владимировна Мухина скончалась 5 августа 1991 года в Москве.


Хана Бради

Чешская девочка еврейского происхождения, провела два года в концлагере Терезиенштадт, погибла в газовой камере в Освенциме

Страшные свидетельства войны. Дневники детей, переживших блокаду Ленинграда и замученных в концлагерях Негатив, История, Война, Великая Отечественная война, Блокада Ленинграда, Дети, Реальная история из жизни, Длиннопост

Имя Ханы Бради стало известно после того, как в 2000 году один из сотрудников Центра изучения Холокоста в Токио обратился в музей "Аушвиц-Биркенау" (Освенцим) с просьбой передать несколько экспонатов для выставки, посвященной судьбам малолетних узников концлагерей. Среди полученных предметов находился небольшой чемодан, на котором были имя Ханы Бради, ее дата рождения и надпись "сирота".


Хана родилась в 1931 году в семье розничных торговцев. В марте 1941 года ее мать арестовали и отправили в концлагерь Равенсбрюк. В конце сентября того же года гестапо схватило и отца Ханы. Больше девочка не видела родителей.


Хану и ее старшего брата Георга приютил их дядя, избежавший депортации благодаря своему арийскому происхождению. В мае 1942 года дети получили повестки в центр депортации в Тршебиче. Оттуда их доставили в концлагерь Терезиенштадт, где они провели два года.


Позже Хана и ее брат были разными эшелонами перевезены в Освенцим, где через несколько часов после приезда один из немецких офицеров заманил Хану в газовую камеру. По словам Георга, это был сам Йозеф Менгеле — врач, проводивший медицинские опыты на узниках.


Георг пережил Освенцим, он сумел устроиться работать водопроводчиком. После освобождения он узнал, что никто из членов его семьи не выжил.


В 2002 году о Хане Бради была написана биографическая книга "Чемодан Ханы".


Петр Гинц

Чешский подросток еврейского происхождения, два года провел в концлагере Терезиенштадт, погиб в газовой камере в Освенциме

Страшные свидетельства войны. Дневники детей, переживших блокаду Ленинграда и замученных в концлагерях Негатив, История, Война, Великая Отечественная война, Блокада Ленинграда, Дети, Реальная история из жизни, Длиннопост

Петр родился в феврале 1928 года в Праге (Чехословакия) в семье менеджера экспортного отдела текстильной компании.


Он интересовался историей и рисовал, с раннего детства владел эсперанто — его родители увлекались изучением этого языка. Мальчик рано начал писать: уже к 14 годам он написал пять небольших романов, рукописи которых были проиллюстрированы его собственными рисунками.


Будучи наполовину евреем, Гинц попал в концлагерь Терезиенштадт. Ему было 14 лет. Там он пытался продолжить свое обучение: изучал историю, рисовал карты и составлял словарь чешского и эсперанто. В лагере он даже стал главным редактором тайной газеты Vedem ("Начало"). Газету писали от руки и зачитывали вслух раз в неделю. Для издания Петр и мальчишки из его барака брали интервью у заключенных, сочиняли эссе, стихотворения и рассказы.


Одной из наиболее популярных рубрик Vedem была "Прогулки по Терезиену". Для нее Петр Гинц писал короткие очерки, в которых подробно описывал, как работают в концлагере самые разные заведения — пекарня, пожарная станция, детские ясли и крематорий.


Выпуски газеты сохранились, сейчас это часть коллекции мемориала Терезиенштадта.

Страшные свидетельства войны. Дневники детей, переживших блокаду Ленинграда и замученных в концлагерях Негатив, История, Война, Великая Отечественная война, Блокада Ленинграда, Дети, Реальная история из жизни, Длиннопост

Семья Петра Гинца


В Терезиенштадте Петр Гинц провел два года, а в 1944-м его отправили в Освенцим, где он и погиб в газовой камере.


ИЗ СТИХОТВОРЕНИЙ ПЕТРА ГИНЦА

Сегодня каждый сразу понимает:
еврей ты иль ариец. Он узнает
еврея сразу всюду и везде
по жёлтой с черною каймой звезде.
Как только восемь вечера — молчок,
из дому — ни ногой, дверь — на замок.
Работа — только с тачкой или волокушей,
маши кайлом и радио не слушай.
Тому, кто был богат, держал, допустим, лавку,
теперь не разрешается владеть ничем,
ни даже завести собаку, уличную шавку.

Запрещено детей определять учиться
и даже в парикмахерской побриться.
И в магазин дозволено ходить с трех до пяти.
Такие правила, как ни крути.

Большинство своих рукописей и картин перед отправлением в Освенцим он отдал сестре, и в начале 2000-х годов дневник Петра Гинца был опубликован на английском языке. Дневник датирован 1941–1942 годами. Это сборник записей, стихотворений и рассказов о жизни евреев в военной Праге.

Страшные свидетельства войны. Дневники детей, переживших блокаду Ленинграда и замученных в концлагерях Негатив, История, Война, Великая Отечественная война, Блокада Ленинграда, Дети, Реальная история из жизни, Длиннопост

Слева: лагерь смерти Освенцим, Польша, 1945 год. Справа: рисунок Петра Гинца "Лунный пейзаж"


Широкую известность также получил рисунок Гинца, на котором был изображен вид планеты Земля с Луны. Копию рисунка и бумаги с карандашными набросками взял с собой в космос израильский астронавт Илан Рамон, чьи мать и бабушка тоже были узницами Освенцима. Но вместе с шестью другими пилотами Рамон погиб при взрыве американского космического корабля Columbia. Крушение произошло 1 февраля 2003 года — в день, когда Петру Гинцу исполнилось бы 75 лет.


В 2005 году чешские астрономы назвали в честь Петра Гинца открытую ими маленькую планету. Небесное тело находится между Марсом и Юпитером.


Источник ТАСС

Показать полностью 10
157

Переживший блокаду

Семен Иванович Беляев рассказал, как встретил войну семилетним мальчишкой, пережил в родном Ленинграде первую блокадную зиму, и как 23 мая 1945 года в сибирскую таежную деревню пришло известие о Великой Победе.

Переживший блокаду Блокада Ленинграда, Эвакуация, Немцы Поволжья, Великая Отечественная война, Голод, Воспоминания, Яндекс Дзен, Длиннопост

Войну мы встретили в Луге, где папа снял на лето дачу. Это 138 километров на юго-запад от Ленинграда, как раз в сторону немцев. Конечно же, войны мы не ожидали. Уехали мы туда в конце мая. 15 июня сестренке Лиле исполнился год, она уже ходила. Мне – семь. Я её водил за ручку. Было воскресенье. Утром мы с мамой отправились на базар. Возвращаемся – на перекрестке перед столбом с репродуктором толпа. Все слушают выступление Молотова.

Буквально через месяц мы эту войну «понюхали». Начались бомбежки, артобстрелы… На улице полно военных… У меня про это есть стихи. Прочту отрывок.


Летом сорок первого решили,

Что мы в Луге будем отдыхать.

Папа снял там дачу. Мы в ней жили…

Если б знать нам. Если б только знать…


Рёв сирен, бомбёжки, артобстрелы, -

Вижу я, как будто наяву.

Лилечку пытаюсь неумело

Спрятать в щель, отрытую в саду.


Как от немцев вырваться успели

Ночью под бомбёжкой и стрельбой?

Вот вокзал «Варшавский». Неужели

Живы мы, приехали домой?


Из Луги в Ленинград мы уехали буквально на последнем поезде.


В Ленинграде мама сразу пошла работать в швейное ателье – тогда вышло постановление правительства, что все трудоспособные должны работать. В ателье они шили ватники, бушлаты, рукавицы – всё для фронта.


Папа работал на заводе заместителем начальника цеха. Август, наверное, был, когда его призвали. На фронт он ушел командиром пехотного взвода. В конце октября он получил первое ранение. Мама отправила меня к своей сестре, а сама каждый день после работы отправлялась к отцу в госпиталь. Лилечка была в круглосуточных яслях, и мы её не видели до весны.


Госпиталь вторым стал маме домом:

Муж – работа – муж, так и жила.

Сколько дней? Да две недели ровно

Жил тогда у тёти Сони я.


Второй раз его ранили весной 42-го. Мы жили на Васильевском острове. В «Меньшиковском дворце» был госпиталь – в семи минутах ходьбы от нашего дома. И мама меня туда повела.


Плохо помню эту встречу с папой.

Слезы, стоны крики, толкотня,

Кровь, бинты, на костылях солдаты,

Ругань, непечатные слова…


В 1 класс я пошел весной 42-го в Ленинграде. Всю зиму школы не работали – не было освещения, отопления, водоснабжения и канализации. А весной нас собрали в первом классе. Но я уже бегло читал, и мне было скучно, когда весь класс хором учил алфавит. Писать учиться – да – там начал. Потому что сам научился не столько писать, сколько рисовать печатные буквы. И запомнился мне томик Крылова.


«Крылов запомнился мне. Дело было в мае,

Я с книжкой вышел на «Большой» и сел читать

И вдруг мужчина подошёл и предлагает

Мне эту книжку интересную - продать.


Я молчу, растерян и не знаю,

Что ответить. Он же достаёт

Чёрствый хлеб. Кусок. И улыбаясь

Мне протягивает чуть не прямо в рот.


Дрогнул я, недолго упирался.

Он ушёл, а я меж двух огней:

Счастье - вкусом хлеба наслаждался,

Горе - жаль Крылова, хоть убей».


У мамы была рабочая карточка. С конца ноября её полагалось 250 граммов хлеба. И мои 125 граммов на детскую карточку.

Мама вечером приходила с работы – приносила паек. Я был доходягой. Но был поражен, когда одноклассник поделился радостью, что его мама умерла, а её хлебные карточки остались. Поступки и мысли людей, медленно умирающих от ужасающего голода нельзя оценивать обычными мерками. Но вот эту радость своего одноклассника я не смог принять и тогда.


Что там дальше было? Хватит стона!

К нам пришло спасение – весна!

Только снег сошёл – на всех газонах

Из земли проклюнулась трава.


Мама её как-то отбирала,

Стригла ножницами и – домой,

Жарила с касторкой. Мне давала.

И я ел. И запивал водой.


Лиля была в круглосуточных яслях. Их там кормили, если можно так сказать. Когда мы перед эвакуацией её забрали, она уже не могли ни ходить, ни говорить… Была – как плеть. Мы её забрали в последний день – сегодня вечером надо на поезд, и мы её взяли. Ещё бы чуть-чуть, и её саму бы съели. Это метафора, преувеличение, но, возможно, не слишком сильное преувеличение.

Сейчас опубликованы документальные свидетельства случаев канибализма в блокадном

Ленинграде. А тогда об этом говорили, не слишком удивлялись. Это сейчас мы поражаемся. А тогда… Голод отупляет.

В коммуналке нас было 12 семей. И вот представьте – ни воды, ни света, ни отопления… Печами-буржуйками обеспечили всех централизовано. Их изготавливали на заводе, может быть и не на одном заводе, и раздавали населению. Топили мебелью. Собирали деревяшки на улице, тащили что-то из разрушенных бомбежками и артобстрелами домов. Помню, как разбирали дома паркет и топили им «буржуйку».


Эвакуация


А летом 42 года нас эвакуировали. Единственный был узкий коридор к берегу Ладоги, простреливаемый, шириной два километра примерно. Привезли к берегу.


«На Ладоге штормит. Плывет корабль.

На палубе стоят зенитки в ряд.

А рядом чемоданы, дети, бабы.

Они все покидают Ленинград.


Как вдруг – беда! Откуда не возьмись

Далёкий гул фашистских самолётов.

Сирена заревела. В тот же миг

Команды зазвучали. Топот, крик.


И вот уже зенитные расчёты

Ведут огонь… А самолёт ревёт,

Свист бомб, разрывы, детский плач и рёв.


Недолго длился бой, минут пятнадцать.

Для пассажиров – вечность. Дикий страх

Сковал людей, им тут бы в землю вжаться,

Но лишь вода кругом. И на руках

Детишки малые. А рядом - взрывы.

Летят осколки, смерть неумолимо

Всё ближе, ближе. Немцы нас бомбят

И потопить корабль норовят.


…Фашистов отогнали. Тишина.

И мама принялась … будить меня.

Я крепко спал и ничего не видел.

Со слов её всё это написал.

А мама удивлялась: «Как ты спал?»


Потом – поезд. Целый месяц мы в теплушке ехали в Сибирь. Каждые 20-30 минут останавливались – пропускали встречные поезда на фронт. Обычно утром на станции к вагонам подавали горячую похлебку. Иногда это была фактически вода. Днем выдавали сухой паек. Но мы все страдали диареей – пищеварительная система после длительного голода плохо справлялась с пищей. Поэтому, как только остановка, благо они были частыми, мы все либо бежали в кусты, либо лезли под вагоны. Было не до приличий.


В Сибири


Приехали в Кемеровскую область. Три дня жили на станции Тяжин – ждали, когда нас заберут в назначенную нам для размещения деревню. Дорог – нет. Только просека. Приехали за нами на станцию подводы.


Деревня называлась Воскресенка.

Почти полсотни стареньких домов.

Была там школа, в ней библиотека,

Клуб, пара сотен баб и стариков.


Начальство: сельсовет и председатель -

Владимир Недосекин (кличка – «батя»),

Большая пасека, конюшни две,

Свинарник, птичник, ферма на реке.


Я не могу не вспомнить удивленья

У местных жителей, когда они

Узнали вдруг, что (Боже, сохрани!)

Приехали какие-то… евреи.


И посмотреть на них все к маме шли,

(Тем более, к портнихе). Ей несли

Любые тряпки, старые одежды,

Пальто и платья, нижнее бельё.

Всё рваное. Несли его с надеждой:

Починит мама, либо перешьёт.


Купить одежду было невозможно,

Но сшить чего-то – очень даже можно.


Вокруг деревни – тайга, поля… Речка Воскресенка. Ни телефона, ни электричества, ни радиоточки в деревне не было. Почту привозили со станции два раза в месяц. В Воскресенку я приехал доходягой. Примерно за месяц отъелся.


«Соседи удивлялись на меня,

Как целый котелок картошки

Съедал один…»


Мама была потомственная портниха. С собой она привезла швейную машинку Зингер. И на этой машинке обшивала весь колхоз. Нового-то ничего не шила – не с чего было. Ни у кого не было и неоткуда было взять отрез ткани. Перешивала, перелицовывала старые вещи. Приносили тряпки старые рваные. Мама из них выкраивала какие-то лоскуты, куски – что-то шила. Расплачивались с ней продуктами. Ниток мама много взяла с собой, а иголка была единственная, и этой иголкой она три года шила всё подряд. Когда обратно уезжали – машинку уже не повезли. Оставили там. А туда ехали – отлично помню, что восемь мест багажа у нас было, включая машинку. Чемоданы, мешки…


В Воскресенску мы приехали в августе, и меня снова приняли в первый класс. Но, поскольку я бегло читал, писать скоро научился, после первого класса перевели сразу в третий.


В то лето в Воскресенке поселились

Четыре ленинградские семьи.

И пятая позднее появилась -

Немецкая, с Поволжья. Только им

В отличие от нас, жилья не дали.

Они не то, что жили – выживали,

В сарае, на отшибе, без еды.

(Не дай нам Бог, хлебнуть такой беды.)


К тому же, мать детей – глава семейства

На русском языке – ни в зуб ногой.

И так случилось, с просьбою любой

Она шла к маме со своим немецким.

Ей мама помогала, как могла…

Всё бесполезно… Сгинула семья.


Не скрою, мне их очень жалко было…

Однажды немка к маме привела

Сыночка своего и попросила

Устроить в школу. Мама с ней пошла

К соседу Недосекину. Тот долго

Искал предлог, но, видя, нет предлога,

Что б немке отказать, он порешил:

«Скажи учителям, я разрешил».


И сын учился в том же первом классе,

В котором был и я. Но вдруг пропал.

Его никто, конечно, не искал.

Нашёлся сам… Конец их был ужасен…

От голода они лишились сил…

Зимой замёрзли. (Господи, прости!)…


Победа


Уже говорил, что связь с внешним миром у нас там была раз в две недели. Потому о Победе мы узнали с запозданием:


Немедленно всех в школу вызывают.

Зачем? И мы с друзьями все гадаем:

Какие ещё срочные дела?

«Что?», «Как?» Победа к нам пришла!

Нет, не пришла - ворвалась и взорвалась!

Учительница целовала нас

И строила по парам каждый класс,

Вот, наконец, со всеми разобралась,

«Ты – знамя понесёшь, ты – барабан,

Вперёд, за мной!» А где–то, уж баян

Наяривает. Бабы выбегают,

Смеются, плачут, песни голосят,

Друг друга все с победой поздравляют.

И - самогонку пьют! И поросят

Собрались резать. В клубе будет праздник!

Сегодня двадцать третье мая!... Разве

Девятого окончилась война!?

Как долго к нам в деревню почта шла...»


С Победой – сразу стали думать, как возвращаться домой. Нужно было, чтобы нас кто-то вызвал официально. Бумага от родственников - вызов – заверенный властью, райсоветом.

От маминого брата пришла из Ленинграда такая бумага. Нам разрешили ехать. На лошади мой друг и одноклассник отвез нас в Тяжин. Довез до станции, переночевал с нами на вокзале, и утром поехал обратно. Сейчас представить такое – 11-летний мальчик на телеге 30 километров один по тайге… А тогда – в порядке вещей… И я умел запрягать лошадь. Взять лошадь под уздцы, завести её в оглобли, упряжь надеть на неё… Только у меня не хватало сил стянуть супонью хомут.


А мы на станции ждали теплушку. Погрузились, и недели две, как не больше, ехали в Ленинград.

Вернулись – мама пошла работать в ателье. Жили мы небогато, прямо скажем, - голодно. Поэтому после 7 класса я пошел работать на часовой завод. Два года работал учеником, учился в вечерней школе. На третий год мне присвоили 4 разряд. Но впервые после Победы я досыта наелся только в армии, когда после окончания вечерней школы поступил в Артиллерийское военное техническое училище. Дальше – служба, военная академия, ещё служба, работа «на оборонку», развал страны… - но это уже другая история.


А стихи начал писать только лет в 50. Сестра попросила рассказать о своем и её детстве, о блокаде, о войне, о том, чего она не могла запомнить в силу малого возраста - ответил ей стихами.


https://zen.yandex.ru/media/id/5d63dae9b5e99200aed90460/pere...

Показать полностью
463

К годовщине прорыва блокады Ленинграда

Рассказ моего знакомого-Владислава Владимировича Будкевича пережившего в детстве блокаду Ленинграда:


«Одно из самых ярких воспоминаний детства: 1945-й год, конец мая. Мне, пережившему блокаду, уже семь лет. По ленинградским улицам сплошным потоком идут войска. Мы с мамой стоим на перекрестке Кировского проспекта и площади Льва Толстого. Весь проспект заполнен ленинградцами. У людей в руках цветы и какие-то маленькие подарки. Мне быстрей-быстрей хочется подбежать к солдатам. Мама просит меня: не торопись, подожди, пожалуйста, подарим тем, кто попозже пойдет! Наконец-то мама меня отпустила, бегу со всех ног, вручаю военному какой-то подарочек и маленькую бутылочку водки. Он берет меня на руки, целует, я, счастливый, возвращаюсь к маме. А войска всё идут и идут. Теперь у солдат вид очень усталый, многие- немолодого возраста. А у меня уже нет для них никакого подарочка! Каждый год, когда я приезжаю в Ленинград, иду на это место и чувство сожаления, какой-то вины перед теми солдатами не отпускает меня до сих пор...


Мы жили на Петроградской стороне, на углу улиц Ленина и Пушкарской. Я родился в 1938-м году, блокадные воспоминания у меня- достаточно ясные для моего малого возраста. Папа наш ушел на фронт. Я всю блокаду прожил с мамой в городе. Мама работала на заводе, на улице Скороходова (сейчас – Большая Монетная). Мне ничего не рассказывали про моего деда, но я позже узнал, что в 37-м он был репрессирован и погиб. Семья наша проживала вместе с тремя моими родными тетушками и бабусей – большая семья коренных ленинградцев. У всех тетушек – сестер мужья на фронте. Одна из моих тетушек умерла в 42-м году, оставила троих детей. Никого в детсткий дом не отдали, оставили в семье. Все дети днем оставались на попечении бабушки. Окна в квартире были забиты фанерой, во время бомбежек и фанера не выдерживала. При налетах авиации в убежище уже не спускались-сил не было, просто стояли в коридоре у стены. Ходили мы с мамой на Неву за водой, ставили на санки громадный, ведер на 10, бак. Воду брали неподалеку от Петропавловской крепости. Потом все тащили этот бак на второй этаж. Сил на это требовалось неимоверно много. Однажды санки перевернулись уже у самой парадной. Как же мама плакала! Делать нечего, пошли за водой снова. Питались, конечно, как и все блокадники. Иногда, кроме хлеба и блокадного пайка, удавалось добыть столярного клея –это был настоящий праздник! Повзрослев, я однажды спросил маму: почему же мы не уехали в эвакуацию, ведь до наступления блокады городские власти пытались вывезти как можно большее жителей? Ответ меня потряс:- Как же мы могли оставить город? Ведь мы же ленинградцы, сынок!


Муж одной из тетушек воевал на Ленинградском фронте, был ранен и умер уже в Ленинграде, в госпитале Военно-Воздушной Академии. Когда пришло сообщение о его смерти, его мама и жена пошли в госпиталь. В зале-гора трупов. Ищите, - говорят им. Перекладывали тела умерших, нашли своего родного, отвезли на Серафимовское кладбище, где похоронены и остальные члены семьи. Его жена – моя тетя Аня- ушла на фронт, оставила маленького сына на попечении семьи. Воевала в зенитных войсках. Сын тетушки, умершей еще в 42-м году, подрос и пошел учиться в знаменитую школу Юнг Северного флота. Его сестрёнка Надя, дождавшись восемнадцатилетия, тоже ушла на фронт. Их третий братишка-Саша, в пятнадцатилетнем возрасте пошел работать токарем на завод им. Кулакова, что на Петроградской стороне. Мал еще был, однажды голода не выдержал, съел свою норму хлебушка на несколько дней... Слава Богу, что в семье жил.


Единственным, кто живым вернулся с войны, был мой отец. Начал войну рядовым, закончил капитаном, в Австрии. Каждый год 27-го января, в день освобождения Ленинграда от блокады и, конечно, 9-го мая ставим мы с моей семьей на стол тарелки, кладем на каждую кусочек хлеба размером с ленинградский блокадный паёк, по одной картофелине, наливаем горькую из довоенных графинчиков в простые металлические кружки, разрозненные граненые стаканчики-как в прошедшие времена-специально их храним. Вывешиваем на стенку вымпел с фронтовыми орденами, со свидетельствами о наградах, о ранениях наших дорогих Ленинградцев. Вечная всем, незабываемая слава!»

Показать полностью
1738

«Нельзя кормить за счет Германии». Что ждало Ленинград после сдачи немцам?

«В осаде Ленинграда погибло больше мирных жителей, чем в аду Гамбурга, Дрездена, Токио, Хиросимы и Нагасаки, вместе взятых»


Наступление гитлеровских войск, а также финских подразделений в первые месяцы Великой Отечественной войны привело к тому, что 8 сентября 1941 года Ленинград оказался в блокадном кольце.


Прорвать блокаду советским войскам удалось лишь 18 января 1943 года, а полностью снять — только 27 января 1944 года.


При обороне Ленинграда и попытках прорыва блокады погибли более 300 тысяч советских воинов, еще более 100 тысяч пропали без вести. Потери гражданского населения оказались еще больше: согласно данным, приведенным во время Нюрнбергского трибунала, жертвами блокады стали 632 тысячи человек. Некоторые современные исследователи считают эти данные заниженными и говорят о 1,5 млн жертв.


Только около 3 процентов погибших ленинградцев стали жертвами бомбёжек и артобстрелов, остальные 97 погибли от голода и лишений.


По мнению американского философа Майкла Уолцера, «в осаде Ленинграда погибло больше мирных жителей, чем в аду Гамбурга, Дрездена, Токио, Хиросимы и Нагасаки, вместе взятых».


«Все евреи бы пали от немецких пуль и от верёвок. Но сохранились бы жизни многих других людей!»


В постсоветский период получила распространение теория, согласно которой удержание Ленинграда советскими войсками было негуманным по отношению к гражданскому населению и город нужно было сдать «ради спасения женщин и детей».


Примером таких взглядов может быть позиция известного украинского журналиста Дмитрия Гордона, заявившего в мае 2019 года: «Представим, что Ленинград бы сдали немцам, просто на секунду представим. Конечно, все евреи бы пали от немецких пуль и от верёвок, были бы повешены и расстреляны, это понятно. Но сохранились бы жизни многих других людей!»


В 2014 году разразился громкий скандал с телеканалом «Дождь», к 70-летию снятия блокады предложившим своим зрителям вопрос: «Надо ли было сдать Ленинград, чтобы сберечь сотни тысяч жизней?» К тому моменту, когда авторы опроса решили его прекратить, 54 процента проголосовавших высказались за сдачу Ленинграда.


При этом предполагается, что подобная альтернатива — «спасение жизней путем сдачи города» — вообще существовала.


Однако такую возможность отрицали сами немецкие военачальники.

«Нельзя кормить за счет Германии». Что ждало Ленинград после сдачи немцам? Великая Отечественная война, Ленинград, Блокада Ленинграда, История, Аргументы и факты, Длиннопост

«Сравнять Москву и Ленинград с землёй, чтобы полностью избавиться от населения этих городов»


7 октября 1941 года, то есть всего спустя месяц после того, как замкнулось кольцо, начальник оперативного отдела командования Сухопутных войск Альфред Йодль сообщил генерал-фельдмаршалу Вальтеру фон Браухичу: «Капитуляция Ленинграда, а позже и Москвы не должна быть принята даже в том случае, если она была бы предложена противником... Нельзя кормить их население за счёт германской родины...»


Это ни в коем случае не было частной позицией Йодля.


Начальник штаба командования Сухопутных войск Германии Франц Гальдер еще 8 июля 1941 года в своем дневнике записал: «Непоколебимо решение фюрера сравнять Москву и Ленинград с землёй, чтобы полностью избавиться от населения этих городов, которое в противном случае мы потом будем вынуждены кормить в течение зимы».


То есть никто не собирался спасать жизни жителей советских городов, уничтожение их было частью нацистской программы действий.


Вот отрывок из документа Верховного командования вермахта, касающегося действий группы армий «Север», от 12 октября 1941 года: «Фюрер решил, что капитуляция Ленинграда, даже если таковая будет предложена противником, не будет принята. Моральные основания такой меры ясны всему миру. В Киеве взрывы бомб с часовым механизмом представляли громадную опасность для войск, в Ленинграде следует считаться с этим в куда большем масштабе. То, что Ленинград заминирован и будет обороняться до последнего человека, советско-русское радио сообщило само. Следует ожидать крупных эпидемий.


Ни один немецкий солдат не должен входить в город. Того, кто хочет покинуть город через нашу линию фронта, отгонять назад огнем. Небольшие незакрытые проходы, которые позволят потоку населения выбираться вглубь России, напротив, следует лишь приветствовать. И для всех остальных городов действует правило, что перед взятием они должны быть разрушены артиллерийским огнем и атаками авиации, а население должно быть принуждено к бегству. Ставить на карту жизнь немецких солдат для спасения русских городов от опасности пожаров или кормить их население за счет немецкой родины — безответственно. Хаос в России станет тем больше, наше управление и эксплуатация оккупированных территорий тем легче, чем большее количество населения советско-русских городов отправится в бегство вглубь России. Эту волю фюрера следует довести до сведения всех командиров».


«Для нас, финнов, Петербург действительно принес зло»


Так рассуждали не только гитлеровцы. Президент Финляндии Ристо Рюти 11 сентября 1941 года заявил немецкому посланнику: «Если Петербург не будет больше существовать как крупный город, то Нева была бы лучшей границей на Карельском перешейке... Ленинград надо ликвидировать как крупный город».


Более того, Рюти заготовил речь по случаю падения Ленинграда, в которой, в частности, говорилось: «Пала впервые в истории некогда столь великолепная столица, находящаяся вблизи от наших границ. Это известие, как и ожидалось, подняло дух каждого финна... Для нас, финнов, Петербург действительно принес зло. Он являлся памятником создания русского государства, его завоевательных стремлений».


К слову, Рюти был в 1945 году осужден как военный преступник к 10 годам лишения свободы. Правда, уже спустя 4 года финские власти помиловали бывшего главу государства. Умерший в 1956 году экс-президент был похоронен с воинскими почестями.


Таким образом, никакой возможности «гуманной сдачи Ленинграда» не существовало. Даже тех, кого немцы собирались выдавить из города через «небольшие незакрытые проходы» вглубь страны, ждала все та же смерть от голода и лишений: истощенные люди просто не вынесли бы этого похода, который неизбежно вылился бы в «марш смерти».


Минск, Киев, Харьков: судьба городов, которые сдали


Многие крупные советские города, как известно, оказались в руках оккупантов. Чем же для них обернулась сдача?


До начала войны население Киева составляло около 1 миллиона человек. Около 200 тысяч киевлян были мобилизованы в армию и ушли на фронт, около 300 тысяч успели эвакуироваться. К моменту занятия города гитлеровцами в нем оставалось более 400 тысяч человек. В ноябре 1943 года, когда советские войска освободили столицу Украинской ССР, в городе осталось не более 180 тысяч человек.


Довоенное население Минска составляло более 250 тысяч человек. Город был захвачен вермахтом уже 28 июня 1941 года. На момент освобождения столицы Белорусской ССР в ней оставалось не более 37 тысяч человек. Центральные районы города были разрушены практически полностью.


24 октября 1941 года гитлеровцы захватили первую столицу Украинской ССР, третий по значению индустриальный центр Советского Союза Харьков. Город был освобожден 23 августа 1943 года.


Харьков стал самым разрушенным из всех крупных городов СССР после Сталинграда. Постоянное население города сократилось почти на 700 тысяч человек, к моменту освобождения осталось около 190 тысяч жителей. Были уничтожены практически все предприятия, институты, кинотеатры, музеи, более половины жилого фонда.


В каждом из этих городов десятки тысяч человек стали жертвами карательных операций, еще десятки тысяч погибли от голода и болезней, сотни тысяч были угнаны на принудительные работы в Германию.


При этом нацисты ни одному из перечисленных городов не придавали такого символического значения, как Ленинграду.


Его участь должна была стать во сто крат ужаснее.


Автор статьи Андрей Сидорчик

https://aif.ru/society/history/nelzya_kormit_za_schet_german...

(с.) Еженедельник "Аргументы и факты"


Блокада Ленинграда в цифрах и фактах. Инфографика

https://aif.ru/dontknows/infographics/blokada_leningrada_v_c...

Показать полностью 1
2048

«Мать 150 детей»: как киргизская девушка стала матерью для детей из блокадного Ленинграда, женщины-легенды Токтогон Алтыбасарова!

«Мать 150 детей»: как киргизская девушка стала матерью для детей из блокадного Ленинграда, женщины-легенды Токтогон Алтыбасарова! Блокада Ленинграда, Кыргызстан, Россия, Великая Отечественная Война, Видео, Длиннопост, Мать-Героиня
«Мать 150 детей»: как киргизская девушка стала матерью для детей из блокадного Ленинграда, женщины-легенды Токтогон Алтыбасарова! Блокада Ленинграда, Кыргызстан, Россия, Великая Отечественная Война, Видео, Длиннопост, Мать-Героиня
«Мать 150 детей»: как киргизская девушка стала матерью для детей из блокадного Ленинграда, женщины-легенды Токтогон Алтыбасарова! Блокада Ленинграда, Кыргызстан, Россия, Великая Отечественная Война, Видео, Длиннопост, Мать-Героиня
«Мать 150 детей»: как киргизская девушка стала матерью для детей из блокадного Ленинграда, женщины-легенды Токтогон Алтыбасарова! Блокада Ленинграда, Кыргызстан, Россия, Великая Отечественная Война, Видео, Длиннопост, Мать-Героиня
«Мать 150 детей»: как киргизская девушка стала матерью для детей из блокадного Ленинграда, женщины-легенды Токтогон Алтыбасарова! Блокада Ленинграда, Кыргызстан, Россия, Великая Отечественная Война, Видео, Длиннопост, Мать-Героиня
«Мать 150 детей»: как киргизская девушка стала матерью для детей из блокадного Ленинграда, женщины-легенды Токтогон Алтыбасарова! Блокада Ленинграда, Кыргызстан, Россия, Великая Отечественная Война, Видео, Длиннопост, Мать-Героиня
«Мать 150 детей»: как киргизская девушка стала матерью для детей из блокадного Ленинграда, женщины-легенды Токтогон Алтыбасарова! Блокада Ленинграда, Кыргызстан, Россия, Великая Отечественная Война, Видео, Длиннопост, Мать-Героиня

Здравствуйте, мои дорогие читатели!


Великая Отечественная война стала для советского народа настоящим испытанием. Испытанием горестным и жестоким. Но даже в том аду, в котором люди пребывали в военное время, находились настоящие герои.


Великая отечественная война началась для Советского Союза 22 июня 1941 года. Началась и массовая мобилизация.


Практически все мужчины из небольшого киргизского села Курменты сразу же ушли на фронт. На должность председателя сельсовета выбрали молоденькую 16-ти летнюю девчонку Тологон Алтыбасарову.


Никто не посмотрел, что она, еще вчерашняя ученица, слишком молода и неопытна. Руководство интересовал сбор хлеба, мяса и овощей. Все для фронта!


Спустя год представители райкома партии объявили Тологон, что в Курменты прибудет 150 ребятишек из блокадного Ленинграда.


Алтыбасарова вместе с другими жителями села начала готовиться к приезду детей. Набивали сухим сеном мешки, делали матрасы. Шили одежду для детей. Откликнулся каждый житель Курменты.


И вот они вступили на берег. 150 голодных истощенных маленьких ленинградцев. Люди вспоминали, что не могли смотреть на детей без слез. Все они были опухшими от голода. Тоненькие шеи. Глаза, полные страха и ужаса.


Многие дети были настолько ослаблены, что не могли идти.


Токтогон приходила в дома местных жителей и рассказывала о прибывших ребятишках. У людей сердца обливались кровью. Они собирали молоко, сыр, кумыс, овощи и несли детям. Многие несли последнее, что было у них дома.


Голодным детям нельзя было сразу давать много пищи. Тологон Алтыбасарова отпаивала их молоком, давая по несколько ложечек в час.


Покормив детей, молодая девчонка выскакивала на улицу и рыдала. Рыдала от жалости. Рыдала от бессилия. А потом, наспех вытерев рукавом мокрое от слез лицо, возвращалась назад и продолжала кормить детей.


Не умер ни один ребенок. Тологон вырвала из лап смерти всех юных ленинградцев.


Многие дети даже не знали, как их зовут. Тологон сама давала малышам имена и фамилии, определяя их приблизительный возраст. После работы в сельсовете, девушка бежала бегом в детский дом, где жили ленинградские дети.


Детки постарше называли Алтыбасарову на русский лад Тоней, добавив киргизское «эже». Так было принято в Киргизии называть старших сестер. Малыши называли Тологон мамой.


Дети очень часто вспоминали бомбежки. Они плакали. Тологон начинала им петь колыбельную. Слова этой песни навсегда остались в памяти Екатерины Ивановны Шершневой. В военные годы она, Катя Задыхина, была в числе тех эвакуированных детей.


"Я в блокадном Ленинграде осталась с мачехой. Отец ушел на фронт, и больше я его не видела, — вспоминает Екатерина Ивановна. — В память врезался занесенный снегом город, 40-градусные морозы, изморозь на стенах квартиры.


Но страшнее холода был голод. Люди отдирали обои, на обратной стороне которых сохранились остатки клейстера, и варили из них суп. В один из дней мачеха исчезла, оставив меня на попечение своих родных.


Когда начались страшные мартовские дни 42-го, они посадили меня, 9-летнюю, вместе с другими детьми в кузов грузовой машины. Мы прорывались из осажденного города через Ладожское озеро. Прямо у нас на глазах ушла под лед ехавшая рядом машина, в образовавшейся полынье остались плавать только детские головные уборы.


Мы вырвались чудом. Путь в Киргизию был долгим. Нас привезли на Иссык-Куль только в августе. На пристани нас, дистрофиков, встречала Тологон. Все годы, что мы жили в детском доме на берегу Иссык-Куля, она продолжала нас опекать как родных детей... Я помню, как старшие девчонки, уезжая работать на текстильный комбинат в Ташкент, плакали, прощаясь с мамой — Тологон...".


Жизнь эвакуированных из блокадного Ленинграда детей сложилась по-разному. Кто-то, когда вырос, вернулся на Родину в Ленинград. Некоторые остались жить в Киргизии. Некоторые разъехались по другим республикам Союза.


Но все они писали письма своей приемной маме Тологон. Она с радостью получала письма от своих воспитанников и всегда ждала их.


После войны она на протяжении 44-х лет проработала секретарем в местном сельском совете. Вышла замуж. Родила 8-х детей.


Жизнь детей-блокадников сложилась по-разному: кто-то вернулся в Ленинград, кто-то остался в Киргизии, кто-то уехал в другие республики Советского Союза.


Тологон умерла в почтенном возрасте в июне 2015 года. Ей был 91 год. Она была мужественным героем своего времени.


В столице Киргизии Бишкеке можно увидеть памятник: киргизская женщина обнимает ребенка.


Память о Тологон Алтыбасаровой бессмертна!!!


Жаль, что в наше время мало таких замечательных людей…

https://kulturologia.ru/blogs/170616/30063/

Показать полностью 5
1129

Фронтовые фотографии

Случайно приобрел на Питерской барахолке несколько фронтовых снимков,  автором которых оказался известный фронтовой фотограф Луговой Георгий Иванович.

Немного погуглив понял, что в интернетах эти снимки не представлены, поэтому решил отсканировать и выложить их для всеобщего обозрения, причем они интересны еще тем, что подписаны автором.


Курсанты 1-го Ленинградского пехотного училища, участники Великой Отечественной войны, награжденные правительственными наградами (слева направо) К. Семёнов, В. Журов, Д. Смердов, В. Васильев. 1946 год

Фронтовые фотографии Великая Отечественная война, Блокада Ленинграда, Фотография, Длиннопост

Дом ну углу ул. Пестеля и Моховой разрушенный фашисткой бомбой, 1944 год.

Фронтовые фотографии Великая Отечественная война, Блокада Ленинграда, Фотография, Длиннопост

Ленинградский фронт, 1942 год. Бойцы 85-й стрелковой дивизии ведут разведку боем у деревни Старо-Паново.

Фронтовые фотографии Великая Отечественная война, Блокада Ленинграда, Фотография, Длиннопост

Бой у деревни Старо-Паново.

Фронтовые фотографии Великая Отечественная война, Блокада Ленинграда, Фотография, Длиннопост

Ленинградский фронт, переправа через Неву, 1942 год.

Фронтовые фотографии Великая Отечественная война, Блокада Ленинграда, Фотография, Длиннопост

Установка бронеползунка на позиции под Пулково, 1942 год.

Фронтовые фотографии Великая Отечественная война, Блокада Ленинграда, Фотография, Длиннопост

Снайпер Дурсун Иношвили уничтожил 101 фашиста, Ленинградский фронт, 1943 год.

Фронтовые фотографии Великая Отечественная война, Блокада Ленинграда, Фотография, Длиннопост

Вид переднего края обороны под Пулково после снятия блокады, 1944 год.

Фронтовые фотографии Великая Отечественная война, Блокада Ленинграда, Фотография, Длиннопост

Братья Степановы на огневой позиции, Ленинградский фронт, 1942 год.

Фронтовые фотографии Великая Отечественная война, Блокада Ленинграда, Фотография, Длиннопост

Сандружинницы ПВХО госпитализируют раненную при артобстреле (на заднем плане ДК им. Ильича)

Фронтовые фотографии Великая Отечественная война, Блокада Ленинграда, Фотография, Длиннопост

Похороны бойца. В районе Дачного, Ленинградский фронт, 1943 год.

Фронтовые фотографии Великая Отечественная война, Блокада Ленинграда, Фотография, Длиннопост

Прибалтийский фронт. Противотанковый ров под Ригой, 1944 год.

Фронтовые фотографии Великая Отечественная война, Блокада Ленинграда, Фотография, Длиннопост

Прибалтийский фронт. Бойцы 85-й стрелковой дивизии после демобилизации разъезжаются домой, 1945 год.

Фронтовые фотографии Великая Отечественная война, Блокада Ленинграда, Фотография, Длиннопост

Ленинградские ополченцы разъезжаются по домам, 1945 год.

Фронтовые фотографии Великая Отечественная война, Блокада Ленинграда, Фотография, Длиннопост

Прибалтийский фронт. Бойцы 85-й стрелковой дивизии после демобилизации разъезжаются домой, 1945 год.

Фронтовые фотографии Великая Отечественная война, Блокада Ленинграда, Фотография, Длиннопост

Конечно, автор не я, но купил,отсканировал и подарил их вам я!

Показать полностью 14
358

Людоед.

Статья содержит материал для читателей 18+


Это пересказ одного ребенка блокадного Ленинграда. Персонажи, имена лица и ход событий немного изменены в рамках художественного перессказа.


Лара и Саша были прилежными девочками. Они не только активно готовились к школе, но и помогали взрослым. Вот на днях соседняя бабушка из пятой парадной со второго этажа не вышла за водой. Девочки навестили её и принесли полное ведро. Подкинули дрова в буржуйку. стало немного теплее. Даже отоварили её продуктовые карточки. Бабушка поблагодарила их и даже поделилась своей пайкой хлеба. Галина Федоровна уже не вставала и говорила, что есть не хочет. Скажет тоже! Тут так есть хочется, что желудок сводит, но девочки были честными и чужого не брали. Даже и в мыслях не было по чужой карточке хлеба себе получить. Но от подарка соседки они отказаться не могли. Лара с Сашей, конечно понимали, что бабушка лукавила и отдавала им последнее, так как они дети, но удержаться от подарка было выше их сил. Как только получили по кусочку черного хлеба, зажали в ручках как конфетку и распрощались, побежали вниз по лестнице.


На лестничной площадке холодно. Зима наступила рано в этом году. Руки мерзнут. Девочки остановились между первым и вторым этажом и с молчаливого согласия начали есть хлеб, слизывая последние крошки с маленьких ладошек. После чего сразу спрятали ладошки в варежки. "Пойдем букварь изучать!" - сказала Лара. "Пойдем!" - сказала Саша. И они побежали домой. Их мама придёт только поздно вечером. Воды они уже натаскали, будут поддерживать тепло к её приходу и варить кипяток. На днях они разобрали тётин шкаф и он очень хорошо горел. На кухне было тепло.


А еще у них были подруги Лера и Варя из соседнего двора. Они уже учились в школе. Подруги помогали девочкам в изучении букваря и давали задания, когда все вчетвером играли "в школу". Но в школе давали суп после четвертого урока, а дома его заменял кипяток.


Вот и сегодня они должны были встретиться под ещё работающими уличными часами и пойти играть. Но к указанному времени подруги не пришли. Сестренки пошли узнать, не задержали ли их лишней тарелкой супа в школе. Но там давно уже все разошлись.


"Может они пошли на рынок?" - спросила Лара.


"Мама не разрешала туда ходить. Там спекулянты! Их мамы тоже не разрешают" - ответила Саша


"За то там есть много интересного! А еще есть тётя Вера, она газеты раздаёт на перекрёстке. Давай хотя бы до Веры дойдём? Она нам даст заголовки в газете прочитать!"


"Давай, а то дома скучно и темно. Как окна забили, так почти ничего не видно. А света со вчерашнего дня нет."



Девочки пошли до тёти Веры, но её не было сегодня на перекрестки и дети пошли на рынок. Долго они слонялись по рядам и наткнулись на мужчину. Он стоял с аквариумом в котором плавала настоящая золотая рыбка. Про него им вчера рассказывали Лера и Варя, они его видели. Но Лара и Саша тогда им про рыбок не поверили. И вот он с настоящими рыбками... Девочки подошли к нему и стали разглядывать.


"А почему она не мёрзнет у Вас? мороз такой?" - решилась спросить Лара.


"А я не надолго вышел. Может кто купит. Я тут рядом живу. Как вода начнёт остывать выше нормы, я сразу домой," - ответил мужчина.


"А Вы обмениваете их или продаёте?" - продолжила диалог бойкая Лара.


"Обмениваю, если предложите что-то хорошее"


"А вот у вас красная сумочка с белым плющом. Вы её обменяли?"


"Нет это моя"


"У моей подруги есть такая же. Она обычно с однокласницей вместе гуляет. Вы их не видели?"


"Нет не видел. Девчонки, что дам вам. Подойдите ближе. Вот, держите. Настоящие."


"Конфеты!?" - тихо охнула Саша.


Мужчина достал из красной сумочки пару конфет и дал девочкам. Лара отвела его руку в сторону.


"У спекулянтов не берем!"



"Девочки, да какой же я спекулянт! Я скоро на фронт. Вот у меня рыбки есть, я же их не брошу в пустой квартире, хотел продать или даже просто отдать в хорошие руки, чтобы не погибли, пока я фашистов бить буду."


"Вы правда на фронт? А когда?"


"Ну... - мужчина загибал пальцы и поднял глаза в небо... - дня через четыре уже. В субботу"


"А если рыбок никому не отдадите? Они замерзнут..." - поинтерисовалась Лара.


"Конечно. В квартире же никто топить тогда не будет"


"Жалко" - печально сказала Саша


"Я тут, на Литейном двадцать четыре во второй парадной живу. На третьем этаже. Приходите. Зеленая дверь. Я таким милым девочкам могу отдать совсем бесплатно. А конфеты от мирной жизни остались. Я не спекулянт, просто угостить хотел. Берите, не бойтесь"


Сашина рука потянулась к раскрытой руке будущего бойца за конфетой, но Лара схватила её и не дала конфету взять. "Пойдём!" - потянула она сестру за рукав. Саша всё не могла оторвать взгляда от мужчины с конфетой и рыбкой и только, когда они свернули в проулок, то смогла прийти в себя.


"Рыбок жалко. Как же они без хозяина! Замерзнут ведь. Может спросим у мамы?"


"А чем мы их кормить будем?"


"Ну у нас же есть хлебные крошки... крошками..." - печально чуть не плача говорила Саша.


"Ладно, давай вечером у мамы вечером спросим, - решилась Лара, - но конфет брать не будем, чтобы он не говорил. Сейчас их уже все съели и они есть только у спекулянтов. Помнишь позавчера тётя Вера нам про это из газеты рассказала. Она читала!"


"А давай посмотрим, может она уже на углу, пришла?"


Девочки в больших тяжелых валенках покываляли к перекрестку. Тётя Вера и правда раздавал газеты.


"Здравствуйте, тётя Вера!"


"Здравствуйте, здравствуйте! Ну как? Читаете уже лучше?"


"Да, я уже могу предложения!"


"А я могу по складам! Дайте нам заголовки почитать!"


Заголосили обрадованные девочки.


"Ну держите! Громко читайте, чтобы я слышала!"


И девочки начали громко читать заголовки. Ноне все им были понятны или совсем понятны и малоинтересны. Один из заголовков привлек их внимание.


"В Ле-нин-гра-де за-фик-си-ро-ва-ны слу-ча-и КА-ННИ-БА-ЛИЗ-МА... А что это?" - спросила тётю Веру Лара.


"Каннибализм, это когда одни люди едят других едят... Только Вам это ещё рано знать..."


"А такое бывает?" - в ужасе спросила Саша.


"Ну иногда люди становятся хуже зверей. Они становятся нелюдями."


"Но ведь другие люди будут против, если их кто-то кушать будет по-настоящему..." - продолжая удивляться говорила Лара.


"Но такое случается. Таких людей называют КАННИБАЛАМИ или ЛЮДОЕДАМИ. Моя мать рассказывала, что в гражданскую в их деревеньке под Кировском так троюродный брат свою жену в бочку засолил, а потом они варили и ели, суп варили. От голода плохие люди становятся преступниками. Их потом военный трибунал судят. Даже если будешь умирать от голода нельзя превращаться в фашиста или каннибала!"


"Тётя, Вера, а кто страшнее: фашист или каннибал?"


"Конечно каннибал, он же среди своих прячется. А фашиста по форме можно опознать и убить. А каннибалом может оказаться даже близкий человек. Но если рядом вас хорошие высокоморальные люди, коммунисты, то они не будут каннибалами"


"А дяди которые идут а фронт, могут стать каннибалами?"


"Если человек идет на фронт, он высокоморальный человек. Нет, конечно" - уверила тётя Вера девочек. Тут её кто-то отвлёк. Девочки отдали ей газету и пошли домой. Начинало смеркаться и скоро могли объявить тревогу или мама могла прийти с работы.


Весь вечер они разговаривали то про Каннибалов, то про рыбку. Потом с работы пришла мама. Они попили кипятка с хлебом и рассказали маме про новости в газете. Мама сказала, что каннибализм это пережиток прошлого, и что в газете напечатали, что всех их арестовали и предали военному трибуналу.


Потом девочки рассказали про мужчину и его золотых рыбок. Мама тоже пожалела их и разрешила забрать к себе. Но дома мы их не будем, сказала она, я отнесу их к нам на работу, в штабе пожаротушения поставят. Людей много, тепло, там они выживут. Там их есть кому прокормить. Но велела девочкам за рыбками идти вместе, а ещё взять с собой Леру и Варю. Тут, как всегда, объявили тревогу и спали они опять в бомбоубежище. Вернулись домой только под утро. Их райончик пока не затронуло.


На утро девочки, как проснулись, сразу побежали к подругам. Но их бабушка сказала, что девочек с вечера не видели. Обеспокоены и уже заявили участковому. Может они ушли к двоюродному деду на Васильевский остров и остались у него ночевать и сегодня вернуться, ободрила их бабушка.


Саша с Ларой стало не по-себе. Неужели и они от голода... или от бомбежки... где-нибудь в больнице лежат... Без подруг рыбок не забрать... А мама не сможет. Она работает. А все их знакомые бабушки, которые нигде не работают и не дежурят - они уже не могут двигаться.



Навестив беспомощных соседей и отоварив себе и им карточки они думали как провести вторую половину дня. Ноги девочек как-то сами потянулись в "золотой рыбке". Но мужчины на рынке сегодня не было.


"Давай просто дойдем до его дома... Может он по дороге пойдет, мы его встретим... А он нам рыбок вынесет и мы к нему заходить не будем... Тогда это же не будет считаться, что мы мамин наказ нарушили" - сказала Лара.


"Угу, -ответила Саша, -а у меня почему-то его конфеты не выходят из головы... аж слюньки текут"


"А я думаю про красную сумочку... Ну совсем как у Вари... Такая же потертая сбоку... бывают же такие совпадения..."


Ноги в валенках понесли девочек на Литейный двадцать четыре. Во дворе стояла милицейская машина. Их знакомого, хозяина золотых рыбок, выводили из парадной. Вслед за ним выносили на носилках два детских тела сверху накрытые каким-то покрывалом. По подшитым валенкам Лара узнала в них валенки Вари. Мужчина уже сидел в машине и девочек не видел.


Лара подошла к охраняющему милиционеру.


"Этот мужчина из квартиры с зеленой дверью?"


"Да, вы его знаете?"


"Он вчера продавал рыбок. Приглашал в гости... - в страхе сказала Лара... - я видела валенок Вари... Мы вчера читали..." - её глаза становились от догадок всё шире. Но тут, милиционер, понявший ситуацию, подхватил девочек под руки "Витька, я тут с молодежью побеседую... А вы в отделение... Девчонки, а вы хотите супа? я знаю в какой школе нам точно суп нальют!"


"там рыбки, вдруг, заплакала Саша, - надо рыбок забрать. Они замерзнут!" Она побежала в сторону парадной. Но лейтенант Виктор подхватил её и взял на руки. "Не волнуйся, рыбок мы уже забрали. Это ценный вещь.док. С ними всё будет хорошо.


Лейтенант быстро уводил девочек в сторону ближайшей школы. Там они согрелись и поели супа. Между делом милиционер расспросил про рыбок, конфеты и дяденьку спекулянта, что они только что задержали. Он уверил девочек, что этот мужчина просто спекулянт, не каннибал. Сказал, что впредь на рынок ходить не надо, а слушаться маму. Её данные он записал в книжечку и уже через час мать забрал их из школы. Её отпустили с завода.


А через два дня была объявлена детская эвакуация. Сказали, что открыли дорогу по Ладожскому озеру и Лара с Сашей отправились в далёкий Уральск к двоюродной тёте. Переезд был тяжелым и история с золотыми рыбками тогда быстро забылась.



***


Прошли годы, прозвучала победа. Девочки вернулись в родной Ленинград. Папа вернулся с фронта, мама родила ещё двух сыновей. Следы подруг-школьниц и их родственников потерялись. Из воспоминаний остались лишь крохи. Саша помнила потом только про саму рыбку, а вот Лара до старости вспоминала этого спекулянта. Ей всегда казалось, что лейтенант их тогда обманул, ведь она точно знала, что сумочка и валенок варин. В такие минуты воспоминаний она печалилась за подругу и радовалась за сестру, ведь они чуть не попались в руки людоеда.  https://zen.yandex.ru/media/id/5d305f2d78125e00addf9f2f/liud...

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: