Дубликаты не найдены

+2

Зачем?

Для продажи.


И для кого?

Для коллекционеров.

+3

Ну... Можно сделать из нее куклу Вуду :)

раскрыть ветку 2
+1

Не боишься что за тобой будет бегать зомбипочтальон с охуенным желанием вручить тебе посылку..)

раскрыть ветку 1
+1
То есть почтальоны-зомби работают лучше, чем живые?
+1

Собирать

Для собирателей.

0
А я купил 4 выпуска. Простенький журнал с историческими справками и фигурки
0
Масштаб не тот...
+1

Для коллекционеров.

0

Зависит от качества фигурки. Если она говно то для детей. Если норм то для коллекционеров и "взрослых детей". Коллекционирование фигурок довольно развитая вещь, даже в россии, а уж зарубежом... И если нашего коллекционера мне представить сложно, то туриста с такой фигуркой(при условии хорошего качества) запросто.

0

Игра у ребенка затянется на многие часы, удобно для родителей)

-1
Иллюстрация к комментарию
-1

Это то, что будет лежать внутри посылки вместо товара

-1

с 15 века и до наших дней ваше письмо лежит у нас.

Почта России

Похожие посты
840

Хочу все знать #453. Почтальона уволили за минутное опоздание

Британского почтальона с 28-летним стажем уволили за минутное опоздание. Об этом сообщает Kent Live.

Хочу все знать #453. Почтальона уволили за минутное опоздание Хочу все знать, Великобритания, Почта, Почтальон, Опоздание, Увольнение, Работа

Инцидент произошел в сентябре 2018 года, однако известно о нем стало только сейчас. Роберту Локьеру из города Эшфорд надлежало доставить посылку в банк до 13:00. Когда мужчина прибыл на место, ему пришлось встать в общую очередь, и потому подпись на бланке о получении работник финансового учреждения поставил лишь в 13:01.


При этом и сам Локьер, и работник банка утверждают, что почтальон прибыл к месту назначения за четыре минуты до окончания срока доставки.


Мужчина обжаловал свое увольнение, однако суд не встал на его сторону: он выяснил, что почтальона за прошедший год дважды привлекали к дисциплинарной ответственности и предупреждали, что любое последующее нарушение приведет к увольнению.


«Не могу поверить в случившееся, я просто хотел работать. Надеюсь, профсоюз сможет помочь, я просто хочу вернуться к своим обязанностям», — рассказал Локьер.

Вот так вот...ходишь в школу, ходишь...и тут бац...!

https://news.mail.ru/society/38810769/?frommail=1

8089

Почтальон ушёл на пенсию после 35 лет работы. И жители попрощались с ним как с легендой

Журналистка Дженнифер Бретт рассказала о своём соседе-почтальоне, который собрался выходить на пенсию

Почтальон ушёл на пенсию после 35 лет работы. И жители попрощались с ним как с легендой Почтальон, Длиннопост, Прощание, Twitter, Почта, Атланта, Пенсия, Позитив

В своём Твиттере Дженнифер рассказала о жизни Флойда

Почтальон ушёл на пенсию после 35 лет работы. И жители попрощались с ним как с легендой Почтальон, Длиннопост, Прощание, Twitter, Почта, Атланта, Пенсия, Позитив

Дженнифер проехалась с Флойдом по его обычному маршруту

Почтальон ушёл на пенсию после 35 лет работы. И жители попрощались с ним как с легендой Почтальон, Длиннопост, Прощание, Twitter, Почта, Атланта, Пенсия, Позитив

Прощание жителей со своим любимым почтальоном было чрезвычайно мимимишным

Почтальон ушёл на пенсию после 35 лет работы. И жители попрощались с ним как с легендой Почтальон, Длиннопост, Прощание, Twitter, Почта, Атланта, Пенсия, Позитив

За 35 лет работы Флойда полюбили не только люди, но и их питомцы

Почтальон ушёл на пенсию после 35 лет работы. И жители попрощались с ним как с легендой Почтальон, Длиннопост, Прощание, Twitter, Почта, Атланта, Пенсия, Позитив

И хоть у Флойда нет своей семьи, можно сказать, что его клиенты успешно её заменяют

Почтальон ушёл на пенсию после 35 лет работы. И жители попрощались с ним как с легендой Почтальон, Длиннопост, Прощание, Twitter, Почта, Атланта, Пенсия, Позитив

Как рассказал Флойд изданию Buzzfeed, жители заботились о нём как о родном: «Они звали меня на ужин. На праздники они делали так, чтобы я не был один. Они дарили мне подарки. Если у меня ломалась машина, а такое случалось, то они мне помогали. Они всегда были рядом».


По всему маршруту жители украсили свои почтовые ящики. Специально для Флойда!

Почтальон ушёл на пенсию после 35 лет работы. И жители попрощались с ним как с легендой Почтальон, Длиннопост, Прощание, Twitter, Почта, Атланта, Пенсия, Позитив
Почтальон ушёл на пенсию после 35 лет работы. И жители попрощались с ним как с легендой Почтальон, Длиннопост, Прощание, Twitter, Почта, Атланта, Пенсия, Позитив
Почтальон ушёл на пенсию после 35 лет работы. И жители попрощались с ним как с легендой Почтальон, Длиннопост, Прощание, Twitter, Почта, Атланта, Пенсия, Позитив

Когда последняя смена Флойда закончилась, его ждал сюрприз — вечеринка на три сотни гостей

Почтальон ушёл на пенсию после 35 лет работы. И жители попрощались с ним как с легендой Почтальон, Длиннопост, Прощание, Twitter, Почта, Атланта, Пенсия, Позитив

Правда, отдохнуть на ней почтальон вряд ли успел, ведь все хотели с ним обняться и сфотографироваться

Почтальон ушёл на пенсию после 35 лет работы. И жители попрощались с ним как с легендой Почтальон, Длиннопост, Прощание, Twitter, Почта, Атланта, Пенсия, Позитив

Чтобы осуществить мечту Флойда — поездку на Гавайи, жители организовали сбор средств

Почтальон ушёл на пенсию после 35 лет работы. И жители попрощались с ним как с легендой Почтальон, Длиннопост, Прощание, Twitter, Почта, Атланта, Пенсия, Позитив

Нужную сумму удалось собрать за два дня, но поток пожертвований не прекращается до сих пор.
В своей прощальной речи Флойд поблагодарил жителей за такую доброту

Почтальон ушёл на пенсию после 35 лет работы. И жители попрощались с ним как с легендой Почтальон, Длиннопост, Прощание, Twitter, Почта, Атланта, Пенсия, Позитив

По словам Флойда, такое прощание — самая приятная вещь, что для него когда-либо делали. Напоследок уже бывший почтальон сказал: «Продолжайте заботиться друг о друге и улыбайтесь, когда вспоминаете обо мне».

Показать полностью 12
564

Почтальон пропала после получения под отчет крупной суммы денег

Почтальон пропала после получения под отчет крупной суммы денег Почта, Почтальон, Деньги, Пропал человек, Негатив

Уголовное дело по статье "Убийство" возбуждено на Кубани по факту безвестного исчезновения 37-летней жительницы Выселковского района, работающей почтальоном. Она пропала после получения под отчет крупной суммы денег, сообщили журналистам в краевом следственном управлении Следственного комитета РФ.

"В правоохранительные органы Выселковского района вечером 4 января 2019 года обратились родственники 37-летней Евгении Жогиной с заявлением о ее безвестном исчезновении. Исходя из полученной информации, женщина работала почтальоном в отделении почтовой связи станицы Бузиновской (Выселковский район Краснодарского края), днем 4 января она получила под отчет более 96 тысяч рублей. Возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ ("Убийство")", - говорится в сообщении ведомства.

Уточняется, что полученные деньги почтальон должна была разнести по домам в станице вместе с квитанциями об оплате коммунальных услуг. При этом женщина разнесла квитанции только в два дома, после чего пропала. По данным ведомства, намерений уходить из дома у нее не было. Правоохранительные органы проводят оперативно-розыскные мероприятия и следственные действия, всех, кто располагает информацией о месте нахождения женщины, просят сообщать в полицию и следственные органы.

Источник ТАСС

201

Когда я был почтальоном. Последние эпизоды.

Когда я был почтальоном. Последние эпизоды. Почтальон, Почта России, Почта, Ностальгия, Авторский рассказ, Реальная история из жизни, Длиннопост

Коля был неходячий, катался на коляске и любил пить, а Валя любила порядок и сканворды и не любила, когда Коля пьет. Поземцевы жили бедно, хотя на двоих они получали неплохую сумму, а старикам, как известно (а мне это было действительно известно), особо много для житья не нужно. И на что уходила их пенсия я так и не узнал. Точно не на родственников и не на лохоразводки, которыми закидывались почтовые ящики всех пенсионеров – такие письма я старательно изничтожал, благо должность главного спам-фильтра района позволяла.


Жить вместе они начали еще в родной деревне в начале пятидесятых. Потом порознь отучились и в городе снова сошлись. Друг с другом общались нежно – она его звала «старый мудаком», а он ее «маразматичной дурой». В общем, любили они очень друг друга. Коля постоянно мне заказывал принести водки и пива, но Валя модерировала заказ до двух бутылок темной балтики и сборника сканвордов. А потом, отведя в сторону, разрешала ему «типа тайком» еще четвертуху коньяка проносить, чтобы у супруга был небольшой запас, хоть какое развлечение в жизни и уверенность в завтрашнем дне. На новый год официальный заказ увеличивался до 4-х бутылок, одна из которых была водкой, и тайный тоже подрастал. Думаю, что Коля прекрасно знал всё про эти шпионские игрища и с удовольствием в них участвовал.


А еще Валя никак не могла в себе разобраться, то ли благом была немощь мужа, которая позволила поставить бутылку на контроль, то ли бедой - страдания супруга ее печалили. Утешала себя тем, что бутылка тут сама все решила – ведь Коля именно по пьяному делу завалился на лестнице. Да и сделать уже ничего нельзя – шейка бедра в таком возрасте не срастается. Но от мыслей таких все равно ей больно становилось. Любили они все же друг друга той любовью, которая перерастает в привязанность на пятом десятке житья вместе.


-------------


Волковцев был странным дедом и жил на дачном участке и на двери его дома висела табличка "Доктор Волковцев". Еще у него был брат, который помер, но кто из них двух был доктором, для меня осталось тайной. По словам самого деда, выходило, что сам дед. Но мне что-то подсказывало, что истина где-то рядом, поскольку на табличке инициалы были до нечитаемости сбиты чем-то тяжелым. Дед при мне никогда из дома не выходил, внутрь не пускал, и все общение проходило через окно высотой мне по грудь. На подоконнике я рассчитывал деньги, протягивал квиток для росписи и вручал нехитрую почту.


Конечно же он выписывал страшный «Вестник ЗОЖ» - мерзкий листок, регулярно портивший жизнь всем, кто общается с подписчиками этой гадости. Почему-то все адепты этой насквозь рекламной газетенки не терпели опоздания хотя бы на день и исходили звонками да жалобами. Причем от Волковцева шли звонки начальнику лично на меня: «Передайте Figgyfox’у, чтобы обязательно завтра принес». Начальник вздыхала и просила не злить этого болвана. Я соглашался, но все равно иногда ленился идти на дальний конец улицы и задерживал. Хотя меня дед любил какой-то витиеватой псевдо-отеческой любовью.


Еще Волковцев был неиссякаемым источником советов по здоровому образу жизни. Вероятно, выписываемая газетенка обязывала. И с каждым советом из разряда «питаться неделю вареной перловкой и апельсиновым соком» я убеждался, что доктором он ни разу не был и примерял на себя халат помершего братца, инициалы которого изничтожил с таблички, чтобы таких как я впечатлять. Вместо денег на чай выдавал советы типа «есть морковку три раза в день, а мясо заменить рыбой и бобами» и прочие мудрости, почерпнутые из пресловутой газеты.


Зато любителем обижаться он был знатным. Однажды, стоя под его любимым окном, я увидел в зарослях сирени свежевскопанный овал метр на два. «Труп закопали, что ли?» - мигом сгенерировал я. «П_зди поменьше!» - зло огрызнулся Волковцев, закрыл свое любимое окно и не принял пенсию. Через час позвонил начальнику и заискивающе поинтересовался, «А что это FiggyFox все пенсию не несет – я очень его жду». С начальником мы посмеялись и выдали официальный ответ - «А он приходил, звонил, но никого дома не было!».


Отнес пенсию через два дня. Так я обучил Волковцева понимать мой юмор. Потом дед мне еще долго припоминал, как он моему начальнику тогда позвонил и не выдал того, что я от него "типа сбежал" и пенсию не вручил – дед сочинил себя героем и долго меня этим доставал. В общем, это хороший был повод нам с начальником посмеяться. Да, а в той яме он мусор закопал, который ему было лень до бака нести. Хотя отнести было явно проще, чем копать. Но это Волковцев, ему так можно.


-----------------


Однажды я подменял на соседнем участке отпускного почтальона и попал в страшную квартиру. Хурновы не очень любили в ней убираться и однажды совсем забросили это глупое занятие. Лет 20 назад. И если обычно в прихожей любой другой квартиры я вежливо топтался, не желая нести грязь со своей обуви, то у Хурновых я топтался, ожидая каких-нибудь бахил или болотных сапог. Потому что обувь была сильно чище.


В квартире было затхло - окна, судя по всему ни разу за два десятка лет не открывались. На кухне с потолка свисали сталактиты копоти и пыли, а чугунная решетка старенькой газовой плиты вовсе прогорела от круглосуточно включенного газа. По всей квартире были протоптаны тропинки, окруженные завалами бесформенного мусора и грязи. Сказав «Эм….» я предложил процедуру передачи пенсии перенести в подъезд, а в качестве стола использовать стену.


Хурновы видимо что-то поняли и на следующий месяц одна из тропинок была устлана газетками. Газетку я узнал, поскольку сам ее утром кинул в ящик. Так российская пресса однажды принесла хоть какую-то пользу, правда случайно. Дорожкой из газеток меня заманили на кухню, где я присел на стул, накрытый газетками. И пенсию разложил на столе, накрытом газетками. Мне предложили чаю, но прикидывая, что стакан изнутри тоже придется накрывать газеткой, я отказался.


А потом другой почтальон вышел из отпуска, я вернул участок, и больше к Хурновым не ходил. Но другой почтальон потом меня спрашивал, что я с ними сделал – его тоже встретили газетками, а однажды даже одно стекло на кухне тряпочкой протерли. Так я научил людей чистоте. Немного.


---------------


Галина Васильевна всегда была последней в списке, но по многим смыслам она была самой первой и даже ее квартиру было удобно обойти одной из первых. Но она была не простым пенсионером, а председателем общества ветеранов, так что каждый месяц я к ней шел не только вручать пенсию. О своих подопечных по району она заботилась очень остро, поэтому меня ждал настоящий допрос о всех стариках, кого видел: кто чем живет, не заметил ли чего странного и в целом «как выглядит». Слушала очень внимательно, и ставила пометочки в громадную книгу с надписью «Бухучет». Там у нее было все по старикам записано – вплоть до дней рождений детей и внуков, а в особо запущенных случаях даже правнуков. Говорила, что каждый день по два часа выделяла на телефонное общение с бабуличами. С дедами общалась сильно реже и коротко. Деды всегда были более замкнутые, да и не так много их. До пенсии у нас как-то женщины чаще дотягивают.


Параллельно с допросом Галина Васильевна подкладывала пюре и котлету, которые готовила просто мастерски. Еще она частенько мне варений да солений сгружала в почтальонскую сумку. Своей дачи у нее не было, а вот подопечные старики нередко тащили заготовки своей "атаманше", которая эти заготовки перераспределяла в пользу нуждающихся и почтальонов. Однажды я даже советские колонки «Вега» и усилитель «Мелодия» выпросил с ее антресолей – они достались ей от сына, которого не было на этом свете уже как несколько лет. Все равно больше родни у нее не было, а вещи вроде как хорошие - жаль, что без работы стоят. Я их бережно отвез домой, развел на компьютер и слушал себе в удовольствие еще много лет, да Галину Васильевну припоминал. Но однажды в одном из каналов что-то не пробило и правая колонка умолкла. Так до сих пор и лежит усилок на даче полуразобранный.


Всё.


Первая часть

Вторая часть

Третья часть

Кошка моя.

Когда я был почтальоном. Последние эпизоды. Почтальон, Почта России, Почта, Ностальгия, Авторский рассказ, Реальная история из жизни, Длиннопост
Показать полностью 1
90

Когда я был почтальоном. Часть 3.

Когда я был почтальоном. Часть 3. Почтальон, Почта, Пенсионеры, Авторский рассказ, Длиннопост

В первой части наврал за давностью лет. Наравне с Вязанкиной была еще одна громадная пенсия у … пусть будет у Ивана Ивановича Васильева - имя, конечно вымышленное, но настоящее имя было такое же русское, звучное, так же совпадало с отчеством, а фамилия досталась самая простая и прекрасно дополняла образ вышедшего из деревни Человека. До крайней степени образованного и умного, но при том простого и открытого, руководившего в своем прошлом одним из военных округов необъятного Советского Союза. Ходить он после инсульта не мог, но богатой пенсии хватало, чтобы оплачивать ежедневную сиделку и не сильно бедствовать. Выписывал Советскую Россию, которую осуждал за коммунистическую ряженность, но Российскую газету, которую все пенсионеры получали бесплатно, вообще терпеть не мог, хотя и читал от корки до корки. Много ли развлечений у старика, прожившего столь деловитую жизнь, а теперь скованного параличом ниже груди?


В то страшное торфяное московское лето 2010 удалось его уговорить взять срочно ведомственную путевку куда-то на море, благо связи пенсионера это позволяли. Стариков тогда по Москве заметно выкосило - сердце не держало такого воздуха. И я, видя, как на моих глазах хиреют подопечные бабульки, всех агитировал валить из города хоть куда - хоть в голый лес, лишь бы на чистый воздух. С одного моего участка за несколько дымных недель ушло человека четыре – немногим меньше за целый год уходит.


Иван Иванович был крут нравом и допрашивал о всех моих достижениях в подробностях. С моих рассказов знал и помнил преподавателей в институте, поверхностно, но все же ориентировался в дисциплинах авиационного института – тут сказалось богатое военное прошлое. За промахи отчитывал, за достижения награждал пятисотрублевой, но при этом я никогда ему не привирал. Стариков обирать вообще дело гнилое, а с Иван-Иванычем беседы были страсть как приятные и интересные. Историй он особо не рассказывал, зато суждение, прямое и звенящее, имел по любому вопросу. Готов был советовать, но с советами сам не лез – да я и не спрашивал. Кто мне в 19 лет тут советовать будет, как жить!


Всегда за день до пенсии мне звонил на только-только появившийся мой первый мобильный телефон и договаривался о точном времени посещения. Его соседка мне дверь заранее открывала и сам он к встрече готовился. Особых приготовлений меня не ждало – он лишь старался прилечь поопрятнее, да выглядеть попрямее, что это при немощном теле тоже задача немалая. И всегда на столе плошка с фруктами дежурная была. То ли специально для меня стояла, то ли сиделку просил для красоты ставить – уж не знаю, но дотянуться до нее он все равно не мог. Мощный был мужик – именно мужик: дедом его язык не поворачивается назвать несмотря на немощь и возраст.


Этажом выше жила просто полоумная. Пенсию она получала на карту Сбербанка, поэтому в гости к ней я не ходил, но меня о ней предупреждали другие почтальоны. И однажды она меня подкараулила в подъезде и попросила починить задвижку на форточке в ее квартире. Бабуля искренне полагала, что почтальоны несут ответственность за все мелкие замки в доме – а это не только замки почтовых ящиков, но еще и защелки форточек, и замки мебельных ящиков. Такого о своей работе я еще не знал. По велосипедной привычке я всегда с собой мультитул таскал, так что спустя десять минут был за достойное выполнение обязанностей почтальона награжден чаем и пряником. Как вы понимаете, даже почтовые ящики к почте отношения никакого не имеют – это имущество и головная боль ЖЭКа, а форточки и вовсе зона ответственности жальца. Но на вежливую, хоть и донельзя странную просьбу мне не жалко ответить.


Тремя этажами выше жила Вазина. Странная старушка без отчества. В отсутствии отчества ничего необычного нету – после войны сирот хватало, но вот она была необычно тихая и скромная. Сама почти ничего не ела, а меня угощала толченым лимоном с сахаром и вездесущим чаем. Жила на среднюю пенсию, но в квартире было необычайно пусто – будто однажды все распродала, кроме кровати и комода, да и в том хранить особо было нечего. Книги только по углам стопочками стояли. Изредка рассказывала, как работала в каком-то уральском с НИИ с лазерной техникой на мирные темы. Разрабатывали технологию для нанесения надписей. Сейчас такие гравировальные лазеры в каждой подвальной рекламной мастерской стоят, а тогда это была мощная наука и установка половину цеха занимала.


Как-то раз подозвала, стоя у окна и, предложила на отсвет посмотреть ей в глаз, а сама при этом хитро улыбалась. Я от предложения не отказался и после пары подсказок все же заметил на радужке расплывшиеся буквы. То ли ЗГ, то ли ВЧ.

- «Это я решила внутрь лазера посмотреть, чтобы узнать, почему он не работал!" - и улыбнулась еще хитрее: "А может я вообще киборг маркированный? Ууууууу!».


Веселый и скромный бабулич. Выдавала стабильно две сотни.


Однажды, на выходе из ее квартиры, я столкнулся с мужиком, который прижал меня резко к стене и стал спрашивать, что я в квартире Вазиной делал. Я объяснил. Он потребовал удостоверение. я объяснил, что у постальонов удостовренения нет и показал сумку с письмами. Поверив, что я почтальон, мужик отпустил, пробурчал извинения - мол опасается, что могут к ней жулики ходить. А потом сказал, что хорошо знает меня по рассказам матери и попросил мать беречь, а если попросит – помогать. Но если что, он меня из-под земли достанет. Я ему поверил – такой точно достанет. На бедность квартиры попросил внимания не обращать – Вазина всё что могла наэкономить или распродать ежемесячно отправляла сыну, памятуя о голодных девяностых, хотя сын в таком совершенно уже не нуждался. И ему было за это стыдно. Но переубедить старушку, или хотя бы вернуть матери деньги было просто невозможно. Затем он тяжело на меня посмотрел, подумал, сунул в руку тысячу и пожелал идти куда шел.


Первая часть.

Вторая часть.

Показать полностью
174

Когда я был почтальоном. Часть 2.

Когда я был почтальоном. Часть 2. Почтальон, Почта, Авторский рассказ, Пенсионеры, Длиннопост

Синицына была бойкой старушкой, которой очень нравился мой голос. Сама она была учительницей пения и сверх того, преподавала в консерватории.

«Твоим бы голосом, FiggyFox, да в опере мебель двигать! Я бы тебе бас отличный поставила... А ну попробуй спеть!» – и включила на магнитофоне какую-то запись, наказав повторить. С третьего уговора я повторил. Синицына скривилась как от зубной боли и сказала, что мой бы голос да кому способному прикрутить. И налила самогонки рябиновой. Я по молодости отвернулся.

«Не пьешь… это хорошо. Может и выйдет из тебя какой толк. Сильно хорошо, конечно, не запоешь – сам понимаешь, что по возрасту тебе связки разработать для глубоких низов уже не выйдет, да и для верхов яйца резать поздно. Но сносно обучу. Если охота распеться будет – ты приходи. Яйца резать не буду». Жаль, что не пришел – но тогда другим голова занята была.

-----

Печальных историй тоже хватало. Коравлёвы были вообще мои первые старики – первую свою пенсию, спустя неделю после зачисления в штат почтальоном, понес именно им. Жена парализована, а он за ней ухаживал с такой глубокой любовью, что лиц их уже не помню и фамилии стёрлись – осталось только в памяти созвучие из букв К-В-Л, из которого и придумал заново фамилию Коравлевы. А вот та бездна любви в их глазах до сих пор почти физически ощущается. Недолго я им пенсию носил. Ушли на третий месяц моей работы с разницей в один день. Сначала Она однажды не проснулась, а на следующий день и Он во сне умер – не смог без нее.

-----

Журин был афганцем. Воевал жестко. Он всегда был слегка на взводе, живя в каком-то клубке мелких конвульсивных движений и резких фраз – война чердак ему чуть-чуть покосила. Но меня приветствовал всегда открыто, и в день пенсии наготове держал пару сосисок и яиц – мгновенно делал мне яишницу, пока я вытаскивал ведомость и отщипывал от общей котлеты купюр его небогатую пенсию. Конечно же чай тоже всегда меня ждал на столе. Его квартира удивляла своим порядком, но была закопченой донельзя. По-солдатски он все раскладывал по своим местам, лишнего принципиально не имел, но влажная уборка была явно не его коньком. Живо интересовался моей жизнью, правда в основном личным фронтом. Радовать его особо было нечем – в тот момент я с головой ушел в компьютерные игры. Но все же посидеть на кухне под квохтание пережаренной, как я люблю, яишницы всегда было интересно. Выдавал две сотни. В плохом настроении три. С бодуна пять.

Однажды я подошел к квартире Журина и увидел громадный язык копоти, выглядывавший из-за верха его двери и овалом легший на потолок. А сама дверь была с выломанным замком и опечатанной. Почему-то стало ясно, что вручать пенсию тут было уже некому. И лишь через год я узнал от председателя общества ветеранов, что родственники со стороны его погибшей жены давно под Журина копали, желая сдать афганца в дурку, а квартиру забрать себе. И однажды как-то сумели выкрасть все его документы – от паспорта до бумаг на недвижимое имущество. И в тот момент, когда он понял, что со дня на день к нему придут санитары, он облил квартиру бензином, доложил по телефону в пожарную часть о том, что собирается совершить самоподжог, лег на кровать и кинул спичку. Свою квартиру умудрился уничтожить так, что соседские не сильно пострадали. Только этаж снизу залило порядочно – но это обычное пожарное дело.

-----

Карпетян Васильевич был очень вредным человеком. Но очень интересным собеседником и даже знавший кое-кого с моей кафедры – однажды, еще в советские времена от своего завода за консультацией к приезжал. В том году не то что меня, а даже старшей сестры моей в проекте не значилось, а он уже консультировался по полупроводниковой технике. Сам он был ведущим инженером отдела разработки чего-то очень тайно летавшего в космос. Летало оно регулярно, выходило из строя неохотно, за что был награжден не единожды, и чем по-простому гордился. Но человек был донельзя вредный – всю свою пенсию перевел на безнал, но потом внезапно упала еще какая-то выплата величиной ровно в тысячу рублей, и она почему-то вручалась через почту. Причем тысяча ему особо не нужна была – его отлично снабжали дети, которым он не глядя доверял всю свою пенсию – «Нехай сами разбираются. Я за ними своё отходил, а теперь их очередь!». Жил при этом отдельно и почти ни с кем не общался.

А меня эта тысяча раздражала, спасу нет! Одна единственная пенсия в день, да и та глупая. Ну явно же не нужна человеку, а мне ради нее днем на почту возвращаться, с занятий сбегать, бабло в страховом отделе получать, мотаться на участок, а потом еще отчитываться. Дядька, конечно интересный, да не настолько. И пытался с ним договориться на другой день, когда других пенсий много, и предлагал копить по три тысячи и втрое реже к нему ходить. Не соглашался. А в то время как раз рубли железные в стране пошли в оборот, и я уломал начальника прислать нам мешок этого лому как раз на одну тысячу.

Карпетян, молча принял этот мешок и спустя пару дней перевел злосчастную тысячу себе на безнал. Обиделся. А я вовремя не понял, что не жалкая бумажка была ему нужна, а тоскливо было без людей жить. До сих пор стыдно.

Начало историй тут: https://pikabu.ru/story/kogda_ya_byil_pochtalonom_6328038

<Фото с одного из утренних обходов>

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: