26

Сато Ишимура. Глава 25

– Вы извините, что так получилось, но... – Галя шла по коридору за Дашей и повторяла эту фразу в разных интерпретациях. Иногда просто меняла местами слова.


– Ничего страшного. – Кажется уже сотый раз ответила Даша, невольно задумываясь, кого именно она в этом убеждает.


– Извините, правда неудобно... А вам спасибо, что вместо Филиппа Викторовича согласились выступить!


– Ничего страшного. – Рефлекторно ответила Даша.


– Он очень занят просто, у него срочное дело какое-то!


– Могу представить. – Кивнула Даша. Скорее всего, могу даже предположить имя этого срочного дела.


Они остановились у аудитории. Переглянулись. Галя собралась снова начать извиняться и благодарить, поэтому Даша открыла дверь и вошла в помещение.


Зачем-то для выступления выделили большую аудиторию. Так делали всегда. Но она никогда не заполнялась полностью. Вот и теперь полупустые ряды, вместе с высоким потолком наводили на мысль о собственной незначительности.


Даша поднялась на сцену, осмотрела утихающую аудиторию. Потенциальные психологи распределились по залу маленькими кучками по два - три человека.


– Перед вами должен был выступить именитый и уважаемый психолог. – Даша сделала паузу. – Но он предпочел сходить на свидание.


В аудитории раздались неуверенные смешки.


– Я не знаю, почему вы не поступили так же, хотя уверена, что те из вас, кто все таки пойдет учиться на психолога будут не раз задаваться тем же вопросом. И хуже того – узнают ответ.


Аудитория немного подобралась, подростки, кажется не ожидали сколько-нибудь нестандартного подхода, поэтому выходили из дремы, осторожно наблюдали, что произойдет дальше.


– Меня зовут Дарья Кауфман, я практикующий детский психолог. Но студенты обычно называют меня – «извините, пожалуйста» и «можно спросить».


Даша отвела для речи совсем небольшую часть внимания. Все остальное направила на изучение аудитории.


Вот там сидят будущие отличники зубрилы, левый фланг почему-то занят шутниками и весельчаками, а почему? Ага, вот оно ядро, что у нас справа?


– Я не подготовилась к выступлению. Не буду делать вид, что переживаю по этому поводу. Поэтому пропустим мои рассуждения о важности профессии, миссии, этике и прочем. Что вы хотите знать о психологах и психологии?


Аудитория тут же умолкла. Все шепотки испарились. Школьный рефлекс, подумала Даша. Ладно, а если так.


– Отлично! У вас нет вопросов! Это прекрасно. Но поднимите руку, если вам интересно знать, сколько зарабатывают психологи.


В аудитории неторопливо вырос лес рук. Даша улыбнулась. Студенты молчали, она тоже.


Пауза длилась какое-то время. Кто-то уже начал опускать руки, но тут светловолосый парень, которого Даша отметила для себя как главного шутника спросил, явно пародируя какого-то популярного среди молодежи персонажа.


– Извините, пожалуйста. – Он сумел сделать из этих слов что-то вроде имени и фамилии. Извините Пожалуйстовна. – А сколько вы зарабатываете?


– Час моей консультации стоит примерно 5000 рублей. Если усреднить, то в месяц около двухсот тысяч получается.


По аудитории прошла шумовая волна состоящая из комментариев вроде «норм» и шуток вроде «не подарили, а наговорила».


Посыпались вопросы по делу.


– Это средняя цифра по всем психологам Сколько вы для этого работаете? А сложно быть психологом?


– Стоп! – Прервала их Даша. – По одному. И помните, что время ограничено. Давайте вы, на первом ряду. Да-да вы.


– Из чего складывается эта сумма? Как психологи зарабатывают?


– Попробуй пользоваться умножением и делением. – Посоветовал кто-то из шутников спросившему.


Аудитория захихикала. Даша внимательно наблюдала за дальними рядами. Все ли включились?


– В общем-то да. Количество часов консультаций за минусом расходов на аренду кабинета. Ну, либо вам надо состоять на должности психолога в каком-нибудь учреждении.


– Извините, а вы все время всех анализируете? – Даша не успела заметить, кто это спросил.


– А вы бы стали делать бесплатно то, за что обычно получаете пять тысяч в час? – Ответила она вопросом на вопрос. По аудитории снова прошла волна смешком. Кажется даже дальние ряды включаются, еще немного и можно будет переходить глубже.


– А почему вы стали психологом?


– Потому, что меня в детстве не любила мама. – Хмыкнула Даша. – Зачем – совсем другой вопрос.


Аудитория немного подвисла. Потом синеглазая девочка из первого ряда задала вопрос.


– Это сложная работа?


– Да. – Односложно ответила Даша глядя на девочку. – И мне есть с чем сравнивать.


– Что сложного? – Уточнила та.


– Для того, чтобы это понять, возможно, придется сначала стать психологом, но я попробую. Главной сложностью можно назвать расслоение сознания. – Даша хмыкнула и успокоила аудиторию. Не пугайтесь – это не заразно. Приведу пример.


– Представьте, что вы психолог, а я ваш клиент. Да каждый из вас психолог. Представьте это максимально детально. Мы сидим в кабинете, и я рассказываю вам, что изменяю своему мужу и ничего не могу с этим поделать. Вижу красивого мужчину и уже не контролирую себя. Я будто бы не принадлежу себе.


Даша сделала паузу и осмотрела аудиторию. Ее интересовало выражение лиц.


– О чем вы сейчас подумали? – Спросила она.


Добрая половина аудитории отвела глаза.


– Те кто сейчас смутились, – Пояснила Даша. – Хотя бы уловили возникшую у них мысль. И это хорошо, но этого мало.


Часть вашего сознания должна быть направлена на клиента, часть, на себя самого. Вы должны постоянно осознавать, что с вами происходит. Иначе терапия превратится в задушевный разговор на кухне.


Более того, вы должны отслеживать ощущения в теле и чувства. Это тоже важное направление в работе. Ну и вдобавок вы должны проводить параллели между всем этим. Понимать как это все связано, в какие теории укладывается и как вписывается в выстроенную вами гипотезу работы. Поэтому если кто и может писать в резюме слово многозадачность – так это психологи.


Аудитория притихла, но на выручку пришел светловолосый шутник.


– А что если психолог переспит с клиентом? Воспользуется, так сказать, беззащитностью.


– Ему будет плохо. – Пожала плечами Даша. – Если психолог так делает, то он уже не психолог. Даже если ему удасться это скрыть от профессионального сообщества – он уже не сможет нормально работать. Такой косяк будет слишком сильно давить на его психику. Вы готовы заплатить за секс разрушенной карьерой, репутацией и доходом тысяч в двести? А возможно и пошатнувшейся психикой? Не считаете, что это слишком дорогое удовольствие?


– А как лечат психов?


– Это психиатрия, это не ко мне.


– А в чем разница между психологом и психиатром?


– Психиатры носят халаты, а психологи нет. – Пожала плечами Даша. Подождала немного, пока аудитория похихикает и пояснила настолько просто, насколько могла. – Психологи помогают психически здоровым людям справится с ��рудными ситуациями в жизни. Психиатры - это врачи. У них медицинское образование и они лечат нарушения в психике.


– Почему вы считаете, что разбираетесь в чужой голове лучше, чем ее хозяин? – Поинтересовался кто-то.


– Я так и не считаю. – Пожала плечами Даша. – Но у меня есть навыки, которые позволяют мне разбираться в моей собственной голове. И моя задача как психолога – научить им клиента.


Для того, чтобы решить любую проблему необходимо понять одну, казалось бы, простую вещь. Я – не есть моя проблема. Понимаете о чем речь? Вы можете слепить что-то из глины только в том случае, если вы сами этой глиной не являетесь. Вы – не ваш мозг, не ваши эмоции, не ваше тело.


Но для того, чтобы разлепить себя и свою проблему необходим навык. Если угодно – должен развиться внутренний наблюдатель, который будет способен отслеживать происходящее.


До тех пор, пока клиент не сумеет развить этого наблюдателя – его функции выполняет психолог. В некотором смысле психолог – это вы на аутсорсе.


Кстати, возвращаясь к недавней шутке на тему «не подарили, а наговорила» стоит сказать, что корректнее она звучала бы как «не подарили, а наслушала».


На какое-то время аудитория затихла. Даша отмечала отразившийся на лицах мыслительный процесс.


– Что значит «психически здоровый человек»? – Уточнила голубоглазая девушка из первого ряда.


– Соответствующий социальным нормам своего времени. – Коротко ответила Даша.


– То есть если он нормам не соответсвует, то вы его под них подгоните? – Удивилась девушка. – А как же... Ну я даже не знаю, а как же человек? Где тут...


– На эту проблему есть как минимум две точки зрения. – Вздохнула Даша. – Причем по некоторым данным они стали еще одной причиной конфликта Фрейда и Юнга. Думаю вам так или иначе знакомы эти имена. Фрейд пытался ввести людей в определенные законы и нормы, а Юнг предлагал рассматривать каждую личность как частный и индивидуальный случай.


Даша замолчала, чувствуя какую-то тоску. Зачем она все это рассказывает?


– И кто был прав?


– Шпильрейн. – Автоматически ответила Даша.


– Звучит как призыв вступить в половой акт с дождем. – Задумчиво прокомментировал шутник.


Даша мысленно оценила красоту и образность шутки. Особенно учитывая, что контекста он явно не знал.


– Сабина Шпильрейн – бывшая пациентка и любовница Юнга, впоследствии ставшая ярой последовательницей Фрейда и одним из самых знаменитых психоаналитиков.


Будущие психологи явно не поняли ответа.


– В чем она права-то?


– Она как минимум попробовала разные подходы. – Хмыкнула Даша и мысленно поумерила свое циничное чувство юмора.


– А почему прием у одних психологов стоит дороже, чем у других? – Перевел тему кто-то и зал будто бы проснулся. – Выслуга лет, научные публикации, или что?


– На этот вопрос, мне кажется, даже не все психологи могут ответить. Причем самим себе хотя бы. Иногда стоит рассматривать это в разрезе инвестиций. Психолог тратит деньги на образование, личную психотерапию, супервизии, повышение квалификации и, конечно, хочет вернуть потраченное. Поэтому поднимает и цену. Плюс принадлежность к различным ассоциациям тоже имеет значение. Это как бы ачивки, которые дают право на прибавку к цене.


Аудитория буквально скрипела мозгами.


– Можете привести пример? – Попросил кто-то.


– Ну возьмем, например IPA. Международную психоаналитическую ассоциацию, которую, кстати, Фрейд основал. Психолог, который в ней состоит может брать тысяч десять, пятнадцать за час. Но надо понимать, сколько стоит дорога туда.


Даша тоскливо посмотрела на проектор, потом махнула рукой.


– Давайте кто-нибудь будет записывать цифры, чтобы потом подбить сумму.


– Хорошо. – Ответило сразу несколько человек.


– Для начала вам понадобится релевантное образование. Медицинское, или психологическое. Тут возьмем цифры с разбросом от двухсот до шестисот тысяч рублей.


Потом вам понадобится пройти собственный анализ у психоаналитика, которому ассоциация дала право быть обучающим или тренирующим аналитиком. Это обойдется вам примерно в три миллиона шестьсот тысяч рублей. Шестьсот часов по сто долларов.


Параллельно с этим нужно посещать теоретические и клинические семинары в течение нескольких лет. На них разбираются работы аналитиков и клинические случаи. В среднем участие от пятисот долларов в одном семинаре, плюс перелет и проживание.


Пойдем дальше. Претендент на членство в IPA должен получить разрешение на ведение сначала одного, собственного случая еженедельной супервизией. Случаем считайте клиента. Если все хорошо, то он может получить разрешение на ведение второго и затем третьего случая. Супервизия не может длиться менее года. Супервизору вы будете заносить те же сто долларов. Примерно. То есть суммарно мы имеем еще миллион рублей.


Кстати, не забудьте, что вам надо потратить деньги на изучение иностранного языка. В целом, если все идет без задержек, стать членом ассоциации можно лет за шесть, но обычно это что-то вроде десяти. Что там вышло по деньгам?


Даша посмотрела на подбивающую цифры полную короткостриженную девушку с серьезным лицом.


– Шесть миллионов примерно. – Удивленно протянула та.


– Я некоторые моменты брала по минимальным ставкам. При определенных условиях сумма может сильно прыгнуть, если не сказать, что в два раза. Ну и я понятия не имею, сколько стоит членство в самой ассоциации.


– Подождите, то есть если взять ваши двести тысяч в месяц, то как минимум половина денег будет уходить на вот это?! – Удивился кто-то.


– Тут стоить помнить, что условная базовая ставка – три тысячи в час. У меня все таки практики немало за плечами. И с клиентами проблем нет. – Уточнила Даша. – Да, вы правы. И не забудьте налоги, кстати.


– Так это же... Сетевой маркетинг! – Кто-то высказал мысль зародившуюся в недрах аудитории.


– В некотором смысле да. – Пожала плечами Даша.


Повисла тишина. Будущие психологи что-то усердно обдумывали.


– А что вообще делают члены этой вашей ассоциации основанной Фрейдом? – Жалобно спросил кто-то.


– Членствуют. – Хохотнул светловолосый шутник.


Прошло какое-то время, прежде чем аудитория уловила второй, куда более тонкий, слой шутки.


– Что вы сейчас чувствуете? – Прозвучал на всю аудиторию голос Филиппа Викторовича.


Даша не без удивления посмотрела на него. Оказывается он здесь. Видимо, тихо вошел в какой-то момент, а она, увлеченная ответами на вопросы, этого не заметила.


– Вы можете не отвечать. – Филипп Викторович поднялся на сцену и уверенно продолжил свою речь. – Я рискну предположить, что вам не по себе. Вы несколько встревожены и растеряны, возможно сбиты с толку. Разочарованы, я бы даже так сказал. Зафиксируйте эти ощущения. Они позволят вам ответить на недавно прозвучавший вопрос о норме, который задала прелестная девушка в первом ряду. Как вас, кстати, зовут?


– Нина. – Смущенно ответила та.


– Итак, очаровательная голубоглазая Нина спросила, корректно ли подгонять человека под нормы общества? Ведь он вроде бы не должен им соответствовать. А мы, психологи, штампуем стандартизированные личности, которые служат благу общества. Они утрачивают индивидуальность и становятся винтиками системы.


Филипп викторович прислонился к трибуне и сделал красивый, явно отточенный жест рукой.


– Слышите?! Что это за звук?! Да это же Хаксли в гробу переворачивается!


Наиболее умная часть аудитории засмеялась, остальные подхватили, просто чтобы не выглядеть идиотами.


– А теперь снова вернемся к вашим неприятным ощущениям. Дело в том, что их вызвала Дарья. Казалось бы, она просто отвечала на ваши вопросы, вы вроде бы сами пришли к такому результату. Но есть одна деталь, которая все расставит по своим местам. На данный момент Дарья несколько не в норме. У нее то, что мы называем ПТСР. То есть посттравматическое стрессовое расстройство. Она прекрасный человек, замечательный специалист и в своем выступлении желала вам только добра. Но при всем этом умудрилась заставить целую аудиторию чувствовать то, что вы сейчас чувствуете. Выпадение из нормы приводит именно к этому. Вы и Дарья просто находитесь в разных... плоскостях, скажем так. Возвращение ее к норме не сделает ее винтиком механизма, но позволит общаться на одном языке со всеми остальными. Не вызывая при этом тревоги и прочих неприятных ощущений. Ну и как думаете? Фрейд был прав?


Буквально погрузившаяся в его слова аудитория тупо закивала.


– Прекрасно! – Филипп Викторович улыбнулся. – Ну что же Дарья, благодарю вас за прекрасное выступление и... демонстрацию. Похлопайте ей, друзья!


Будущие психологи послушно зааплодировали. Даша горько усмехнулась. Она видела в чем слабые места, если не откровенные подтасовки, в его речи, но вот аудиторию он перехватил мастерски. Она ничего никому не докажет, хотя бы потому, что будет доказывать. Даша на секунду прикрыла глаза, все так же горько усмехаясь.


– На этом все! Вы сможете задать вопросы по деталям поступления и обучения Галине, а мы вас покинем.


Он аккуратно, как-то даже элегантно взял Дашу под локоть и проводил к выходу из аудитории.


– И зачем это? – Спросила Даша, когда они оказались в коридоре.


– О чем вы? – Удивился Филипп Викторович.


– Зачем вы им напихали и по мне прошлись? – Устало пояснила она.


– Я?! Ну что вы, Дарья! Вы просто немного... Воспринимаете все в негативном ключе. Это все ПТСР.


– Да прекратите! Хватит из меня дуру лепить!


– Вот об этом я и говорю. – Кивнул Филипп Викторович. – Вы сами все понимаете.


– Вы же их буквально в транс ввели. Использовали их тревогу за свое будущее, возникшее после рассказа о деньгах, дальше напихали им все, что только можно, от растерянности до страха. Потом как баранов повели куда вам надо. Проехались по мне, нарушили границы, подвели к нужному выводу и все, всем спасибо! Вы на процентах что ли?!


– Дарья, голубушка, дышите поглубже. Зря вас в это втянули. Гале разнос устрою, должна была знать же... Ладно, ничего страшного. Сходите к вашему психоаналитику, поработаете там с ПТСР все хорошо будет.


Даша, вдруг, поняла, что он разговаривает с ней как со слабоумной бабой. Она резко выдернула свою руку из его аккуратной но твердой хватки.


– Ну так скажите мне, что я сказала неправду!


– Вам просто сейчас все видится в негативном ключе. – Растерянно протянул Филипп Викторович.


– Ответьте на вопрос! Хоть одно слово лжи в моем выступлении было?


Он некоторое время смотрел ей в глаза, потом усмехнулся.


– Нет.


(с) Рагим Джафаров


https://www.facebook.com/RagimD

https://t.me/DzhafarOff

Найдены возможные дубликаты