Loika

Loika

пикабушница
поставилa 8981 плюс и 73 минуса
отредактировалa 0 постов
проголосовалa за 0 редактирований
31К рейтинг 9221 подписчик 1271 комментарий 12 постов 8 в горячем
3 награды
лучший длиннопост недели более 1000 подписчиков5 лет на Пикабу
4963

Как я с 12го этажа упала и осталась жива — 3, заключительная часть

Пост первый - Как я с 12го этажа упала и осталась жива

Пост второй - Как я с 12 этажа упала и выжила - 2 часть

Первый пост под тегом «жесть», открывается только с браузера


Итак, несколько тем остались неосвещенными, ну что же — по заявкам трудящихся.


Во-первых, вот пруф — скрин с паблика больницы им. Вересаева -

Как я с 12го этажа упала и осталась жива — 3, заключительная часть Истории, Авторский рассказ, Падение, Больница, Длиннопост
Как я с 12го этажа упала и осталась жива — 3, заключительная часть Истории, Авторский рассказ, Падение, Больница, Длиннопост

Во-вторых, вот этот шкафчик, с которого я упала -

Как я с 12го этажа упала и осталась жива — 3, заключительная часть Истории, Авторский рассказ, Падение, Больница, Длиннопост

В-третьих, "три из пяти" (уж не знаю, чем всех заинтересовала эта история О_о)


Лежала я тогда уже в отделении, в палате на шесть человек. Пять моих соседок - бабушки с возрастами от 70 и дальше, с ДЭПами, парезом и прочими веселушками. Большинство в памперсах, в своём мире, застрявшие в семидесятых и блаженном полусне.

Время под вечер, вижу, как ко мне подкрадывается медсестра с уколом обезболивающего. У меня возникает лёгкое противоречивое ощущение: с одной стороны, мне очень больно двигаться, а спину я уже отлежала, и потому обезболивающее очень вовремя. С другой стороны, по этой же причине я не могу подставить жопку под укол, а ляжки у меня исколоты уже просто в ноль. Обменявшись понимающими взглядами, мы начинаем переворачивать меня на бочок, я делаю неловкое движение и хрипло, голосом Джигурды, которому прищемили бубенчики, ору. Лица медсестры я не видела, но готова поспорить, что она меня была готова удавить подушкой. Укол-то мне поставили, но под долгий, звучный и раскатистый звук пердежа со всех концов палаты, кроме моего. Бабушки испугались и обкакались, а та, что рядом со мной лежала, испугалась так, что затаилась. Пришедшие санитарки мрачно выяснили это спустя пару минут. Так меня потом и называли - "три из пяти".


В-четвертых, анафилактический шок.


Лежала я, напомню, с воспалением послеоперационного шва, плохо поддающемуся лечением антибиотиками. Дошло до того, что выяснили единственный антибиотик, который мне помогал - рифампицин. В больнице его не было, ну да и шут бы с ним, но по всей Москве он был только в двух аптеках! Но ладно, купила мама мне 20 ампул на 10 капельниц (единственное лекарство, не считая обезболивающих, которое мы покупали за свои деньги), стали мне ставить этот клюквенный морс

Как я с 12го этажа упала и осталась жива — 3, заключительная часть Истории, Авторский рассказ, Падение, Больница, Длиннопост

и все, вроде, нормально было, даже температура начала потихоньку падать (два с лишним месяца на балансе 38 - это вам не шуточки), но наступает у меня последняя капельница, ставят её мне, и я чувствую, что что-то не то. Ну вот не то. Мне как-то дышать мокро.

Лежу, созерцаю потолок, ко мне еще соседку подселяют в палату, отвлеклась так, болтаем о чём-то с её дочерью (там дочь старше меня), а я всё кашляю и кашляю, она уже коситься начинает. "Да это всё туберкулёз, собака такая" - отмахиваюсь, а сама не понимаю, что происходит-то. Неужели анафилактический шок? А где тогда боль в груди?


А, стоп. Точно. Вот она.

Шаблонным выражением "на грудь словно плиту положили" сама себе ставлю галочку напротив одного признака, потом напротив другого, третьего. "А позови медсестру, пожалуйста" - кокетливо покраснев аки рак и надрывно кашляя в подушку, прошу я сына соседки слева. Он постоянно находился рядом с матерью последние три дня и от скуки начал мне симпатизировать. "Окей, а что сказать ей?". Вот тут я подвисаю. Персонал знает, что устраивать истерики на пустом месте я не буду, это факт, но у них таких умирающих от холодного чая - всё отделение. А сказать "у меня анафилактический шок" - не поверят диванному диагносту же, да? "Скажи, что у меня капельница дует" - томно перекрываю себе эту самую капельницу в ноль, замечая, что периферическое зрение начинает туманиться, и вокруг огромная куча черных мошек летает. И всё мокрее и мокрее дышится. Уже даже появилась мысль маме отбить смс какую-нибудь нейтральную в духе "я люблю тебя", на которую явно последовала бы реакция "я тебя тоже, а ты что, опять под наркотическими обезболивающими?" - настолько мне не свойственны подобные жесты.


Но фигушки. Пришла медсестра и сказала: "а, перекрыла. Молодец. А че с тобой? Шок? А я всё думаю, как подключичный катетер "дуть" может". Ладно, доставай пеленку, ща блевать будешь. Щас с лекарством вернусь".


Ну, об этом, слава могучему Пикабу, я уже знала. Что после введения лекарства все в китов играют, в смысле. Была, так сказать, морально подготовлена.


Вернулась медсестра с парочкой во-о-от такенных шприцов и начала по одному засаживать их мне в подключичку, по ходу действия комментируя "высунь язык и дыши, как собачка после пробежки. Молодой человек, отвернитесь!" - это уже сыну соседки. Среагировал, видимо, на привычное "как собачка".

Ну что поделать, дышу. Легче не становится, в глазах круги. "Сейчас будет жар по всему телу, это нормально". Жарко было почему-то только в пятках, даже обидно всему остальному организму. Потом стало легче. Меня так и не стошнило. Такой вот бесславный конец истории с неплохой заявкой. Потом ко мне поднялась анестезиолог-реаниматолог и они с заведующим отделением совместно решили, что антибиотик просто слишком быстро капал, вот и пошёл шок. А так как это была последняя капельница, то вопрос был автоматически закрыт.


В-пятых, как я труп нашла. Изначально я грубовато выразилась. Правильнее было бы - как у меня умерла соседка по палате.

По понятным причинам имени её называть не буду (тут меня и так уже бывший одноклассник нашёл О_о).

Женщина лежала уже до того, как я поступила. Ей было 65 лет, у нее были по пах ампутированы обе ноги, у неё был очень любящий муж и не особо любящая дочь. Муж был на пенсии, каждый день часам к 9 утра он приезжал к ней и до 6-7-8 вечера сидел у неё, как на работе. Сканворды вместе разгадывали, молодость вспоминали, истории рассказывали, планы строили. Дочь приезжала раз в неделю на час, сидела в телефоне и потом быстренько уходила.


На мой вкус, мадам была довольно злопи*орная, но ко мне она не цеплялась, поэтому я автоматически заключила пакт о ненападении и забила. И вот лежим мы с ней, а я смотрю, что градус адекватности-то понижается. За ней следили санитарки, потому что на сиделок, по словам мужа, денег не было, и она то одну по матери пошлёт, то через день другую, то штору сорвёт с карниза, то с кровати навернётся на заживающие после ампутации культи (ааа, я в миг её падения впервые в жизни глаза от страха закрыла). То у неё трещины по стенам начали проходить, то собаки с кошками по палате тыгыдымкать. И гляжу я, что дочери давненько уж нет, и муж начал приезжать уже не один, а с её лучшей подругой, но общаться в основном с подругой, и вещи какие-то муж начал забирать, потому что раньше на тумбочке свалка была, а теперь уже пустовато даже... И помню, как он забирает вечером у неё телефон, потому что она имела привычку часа в два-три ночи начинать звонить всем подряд в последние пару дней и не пойми чего требовать, ну и просит меня, если что, звонить ему, мы давно номерами обменялись. Я удивилась этому, ну да ладно. Весна. Первое мая. Он заезжает в 9 утра, полтора часа у неё сидит и уезжает, я подумала, по делам на часик, но он уехал на весь день, хотя обещал, что побудет с ней. Она в проблеске сознания, ждёт его, потом опять во муть бессознательного, но всё равно ждёт его, и так на качелях. К вечеру засыпает. Темнеет. Она лежит на спине и громко храпит. Я лежу и читаю, мне вообще пофигу, кто там какие звуки издаёт. И вот, она затихает, а потом каааак всхрапнёт - и молчком. Минуту. Вторую. Третью. Я раз позвала, два - тишина. Ну, чо делать - пока встала, пока аппарат повесила, пока слезла с кровати, пока дошла - минуты три точно я к ней добиралась. Подхожу, а у неё глаза открыты. Ну, я за руку трог-трог, а рука холодная. Я до сих пор не понимаю, как она могла так быстро начать остывать, у неё максимум десять минут на это было, но факт. Ну чо, вызвала медсестру, поковыляла на пост, чтоб её из  палаты быстрее увезли. Я была не готова видеть реакцию бабок на её смерть.

Мужу позвонила сама через минуту, не стала ждать звонка от врача на следующее утро, сами медсёстры попросили. Он словно и не удивлён был.

А деньги на сиделку, как потом выяснилось, были у них. Но это уже не моё дело.


В-шестых, разбавим тягучую атмосферу заметками о том времени: "Ко мне в палату на соседнюю кровать положили новую пациентку. Очень в возрасте. Лежачую. У неё есть кружка, из которой она пьёт чай и больничный компот. В неё же она писает, чтобы не заморачиваться с судном. Но она не моет эту кружку...


В-седьмых, отступление, которое я хотела сделать: в гнойной хирургии 9 пациентов из 10 - это диабетики первого типа. У старшего поколения от любой царапины гангрена начинается. Удаляют палец, послеоперационная рана начинает капризничать, и удаляет половину стопы, потом всю, потом ногу до колена... Короче, выписалась - отобрала нахрен у мамы все ножницы и кусачки, если педикюр дома делаем, то только пилочками. И вам всем советую.

И да, всякая ерунда может привести к жутким травмам, особенно у пожилых. С той весны я маму на табуретки уже не пускаю.



Теперь о всяком: мы не заплатили за лечение ни копейки, все было выполнено по полису ОМС.

Ни одной взятки не давали, только подарки пост-фактум, хотя я бы на месте мамы давала подарки конвертами, а не тортами и коньяками. Ну хотя бы пиццами, что ли.


Никто из медперсонала, кроме одной санитарки из первой реанимации, даже если и думал о том, что я не случайно выпала, не сказал мне об этом, и вообще, были вежливы и учтивы. 10 корпус Вересаева, вы лучшие!


За время лечения, то есть за 2,5 месяца я похудела на 10 кг (не будем о том, за сколько я их набрала обратно, угу?).


Голос так и не восстановился, я до сих пор разговариваю, как Джигурда с прижатыми бубенчиками.


Я хожу уже с апреля 2019 года, в июле получила инвалидность третьей рабочей группы на год.


В июле же я несколько раз проходила за один заход по 4,5 километра, это меня так воодушевило, что я с больничного вышла на работу, но не вытянула, ушла в очередной отпуск, и в середине августа уволилась, сейчас пока на пенсии, но гипотетически уже готова к офисной работе.


Вот и всё, на остальные вопросы отвечаю строго в комментариях %)


Всем добра и пёсиков (кошку поймать не удалось)

Как я с 12го этажа упала и осталась жива — 3, заключительная часть Истории, Авторский рассказ, Падение, Больница, Длиннопост
Показать полностью 4
6036

Как я с 12 этажа упала и выжила - 2 часть

Всем спасибо за плюсы и подписки (божечки, солько вас, памагити!), продолжаю рассказ, как и обещала.


Итак, остановилась я на том, что ко мне в гости зашёл Сосновский Евгений Александрович, заведующий нейрохирургией, просто и понятно объяснив, что без операции я отныне гусеница.


Ну что же, я подписала документы, затем ко мне зашёл мой лечащий врач из нейрохирургии Бабаев Михаил Владимирович с интерном (тот всё хотел меня иголочкой потыкать, а мне хотелось в ответ потыкать в ответ иголочкой его, но оба обошлись без крайностей)  и меня начали готовить к операции. За 12 часов до самого действа вкатили мне пятивёдерную клизму, подключили пару аппаратов и оставили ночевать в реанимации, где меня уже из окна повторно хотели выкатить за слишком долгое нахождение (месяц). Так долго я пролежала там, потому что реанимация находится на первом этаже, и если я упала из-за суицида, то при повторной его попытке дальше морга в подвале я бы не улетела.


Утро наступает, меня катят в операционную, и я слышу "ой, опять эта девочка, и опять в мою смену, ну надо же!". "Ну блин", думаю, "раз в третий раз в чью-то смену, то это добрый знак".


Там безумно долго не могут поставить новый подключичный катетер (сейчас я понимаю, что из-за малого количества жидкости в организме), всё это под лекцию для начинающего анестезиолога, которая стоит справа и старается паниковать меньше, чем я.  Потом вкатывают, наконец, анестезию, мне сразу становится тепло и сладко, и я прихожу в себя уже в коридоре около операционных дверей, ощущая, как из меня вынимают интубацию (как это вообще правильно пишется? Реинтубируют? Деинтубируют?).


Воспринимаю и это, как хороший знак. Значит, поеду не в реанимацию, а в отделение...

Щазз!


В следующий раз прихожу в себя уже в нейрохирургической реанимации, лежу на сломанном правом боку, на спине огроменный горб (отёк), из меня торчат два ужасающих размеров дренажа гармошкообразного вида и я жутко хочу пить.


А, про что я забыла рассказать. Когда меня интубировали первый раз, сразу после падения, у меня все кровью залито было так, что работали наощупь, и из-за этого, видимо, повредили мне голосовые связки. Первый месяц я могла только тииихоо-тихо хрипеть, ну и плюс рваные лёгкие тоже голосу не добавляли. Из-за этого я не могла позвать медсестру что в первой реанимации, что во второй.


Спустя какое-то время ко мне подошел медбрат, лица которого я не помню. Запомнила только, что у него была татуировка на правой руке, забитая затем в черный квадрат. Это я тоже восприняла как хороший знак, татуированный татуированного поймёт! Оптимистка реанимационная, блин.


К моменту его прихода я уже заметила еще одну деталь (найди сто отличий ДО операции и ПОСЛЕ, ага). У меня была парализована по локоть левая рука. Кого бы я ни спрашивала про этот момент, все говорили, что либо не в курсе, либо "во время операции руки были привязаны выше тела, это пройдёт". Так вот, НЕ ПРОШЛО! Ну, вернее, как. По чесноку если, процентов на 80-то прошло, но безымянный, средний и указательный пальцы до сих пор почти ничего не чувствуют и плохо печатают. А в мае того года я даже зубную пасту из тюбика левой рукой не  могла выдавить, очень долго и тяжело разрабатывала и тренировала руку.


Полежала я в реанимации дней пять, а потом перевели меня в психиатрическую клиническую больница № 4 им. П.Б. Ганнушкина, в 15 отделение к Орлову Владимиру Алексеевичу (привет вам, если читаете это!) )


Я была несколько обескуражена подобным поворотом событий, но мне объяснили, что это обычная практика для летунов и прочих подозрительных личностей.

Тогда еще можно было в отделении пользоваться телефоном, выглядела я уже вполне нейтрально, но отказывалась переводиться из поднадзорной палаты, чем вызывала искренний смех заведующего: "Впервые слышу, что из этой палаты не хотят переводиться".

А мне просто плохо было, я боялась, что будут заставлять постоянно ходить.

Как я с 12 этажа упала и выжила - 2 часть Больница, Падение из окна, Падение, Выздоровление, Реальная история из жизни, Мат, Длиннопост

У меня держалась температура, были стабильные боли в спине и началось, как бы это сказать... отделение экссудата от послеоперационной раны.

Короче, она начала гноиться. Серьезно и сильно.

Утро начиналось с перевязки, перед сном тоже перевязывали, и все равно рана стремительно опухала, с каждым днем все круче и круче, а при нажатии на область рядом  издавала звук "чпок" и между стежками пролезал гной. Ночью я спала со свежей перевязкой, и все равно утром мне меняли всё: перевязку, ночную рубашку, халат, простынь, наволочку - все было в гное. Вставал вопрос о переводе обратно, тем более, что психиатры единодушно пришли к выводу, что настолько тупым нужно давать премию Дарвина, а не справку из ПНД.

Всё решил мой ангел - Сосновский Евгений Александрович (зав нейрохирургией, если забыли. Он приехал, осмотрел меня и сказал, что надо ехать обратно.

Меня следующим днём и выписали. Из машины-перевозки я вернулась в ГКБ №81 имени В. В. Вересаева, в родной 10 корпус, но на последний этаж, в отделение гнойной хирургии, прямо в гостеприимные объятия Прошина Андрея Владимировича, моего врача в этом отделении.

Хорошо помню этот момент: меня с каталки скидывают на кровать и говорят раздеваться под простынкой, щас чиститься поедем. А в палате еще 5 человек, ко всем там мужья-сыновья-дети приехали, и тут я.

Короче, то ли я так долго раздевалась, то ли операционную рекордно быстро приготовили, но за мной приехали уже на этапе нижнего белья. А дальше схема уже известная: наркоз - темнота - палата.


Зашивать меня не стали, к моменту чистки у меня в спине было такое гнойное болото, что побоялись рецидива.


Заметка о том времени из того времени: "О, это больничное веселье...Только что мне делали перевязку и забыли про анестезию. Я лежала и чувствовала, как какой-то металлический инструмент шкрябает по позвонкам.

Ххххррррясь. Шшшшкккряяяяб. Гррррынь.

По моим. Живым. Позвонкам.

Ну и да. Мне опять распотрошили спину, так что это ещё недели две в больнице и одна операция"


Две недели. Аха-ха... Дааа, мы все тогда верили в лучшее...


Спустя 4 дня, 17 апреля, я внезапно проснулась утром, в которое все поняли, что легко не будет:


"Сегодня очень ранним утром, почесавшись во сне под воротом футболки, я неожиданно нащупала сначала края вооот такенной раны, а потом интимно погладила свой позвонок. Гладенький, но не мурчит...Стоп, чтоа?!

Бегом в перевязочную, сопли-слёзы до колен, на том же уровне болтаются бинты со спины отвалившиеся. Захожу.

Врач: - И?

Я: - Загляните за шиворот.

Врач: - Мне лень.

Я: - Я начинаю раздеваться.

Он: - Давай, я на такие предложения от симпатичных девчонок с радостью всегда. Или это угроза?

Я: - Я упала с 12 этажа, вся в шрамах, синяках и прочем, а половина моей спины - болото с гноем.

Врач: - фу, ладно, загляну... Ой блять быстро на каталку и снимай футболку, иначе я её срежу!

Пока он готовился, я содрала футболку и перед зеркалом покрутилась.

Лежать мне тут дофига, короче, в ширину края раны в не самом широком месте больше ладони. Врач, когда увидел, что я рану разглядываю, сквозь фейспалм и подготовку назвал долбанутой. А я просто любопытная и не брезгливая...

Ну вот. Так я получила внеочередную перевязку. Главное - диалог, а вы... Эх. Агрессия, агрессия..."


В тот день я в палате впервые с падения плакала. Перевязочная медсестра честно сказала мне, что даже с моими высокими темпами заживления, лежать мне здесь до сентября, если не найдут какой-то вакуум. Она, мой врач и заведующий отделением Якобишвили Яков Исаакович долго что-то обсуждали, а я лежала на своём спасительном левом боку, смотрела в окно на чистое-чистое голубое небо с обрывками облаков и молча плакала. До сентября. Еще полгода в больнице. Еще полгода боли. До сентября... Как сказать об этом маме?


А через два дня вакуум нашли :) Им оказался прибор, который высасывает из раны экссудат по трубочке. В спину, прям в самое нихачу, засовывается здоровенная (она реально огромная, с мою ладонь!) губка, из которой торчат два провода, которые ведут в аппарат, внешне похожий на радио (когда я сбегала погулять на 10 минут в прибольничный парк, у меня так прямо и спрашивали "а это что у вас, радио?").

Как я с 12 этажа упала и выжила - 2 часть Больница, Падение из окна, Падение, Выздоровление, Реальная история из жизни, Мат, Длиннопост

То самое "радио"

Как я с 12 этажа упала и выжила - 2 часть Больница, Падение из окна, Падение, Выздоровление, Реальная история из жизни, Мат, Длиннопост

Так мы с ним гуляли, ну или я на плечо его вешала, но оно вечно сползало, а должно было висеть ровно, потому что...

Как я с 12 этажа упала и выжила - 2 часть Больница, Падение из окна, Падение, Выздоровление, Реальная история из жизни, Мат, Длиннопост

Потому что экссудат, да-да.


Пока я гуляла, заезжал бывший муж, выяснили на сравнении с ним, что я сантиметров пять потеряла в росте

Как я с 12 этажа упала и выжила - 2 часть Больница, Падение из окна, Падение, Выздоровление, Реальная история из жизни, Мат, Длиннопост

Заодно передал подарки и открытки от друзей, а то я запретила кому бы то ни было приезжать, кроме мамы, болеть предпочитаю одна. Даже приезд Игоря она подстроила, когда ей лень ездить было)

Как я с 12 этажа упала и выжила - 2 часть Больница, Падение из окна, Падение, Выздоровление, Реальная история из жизни, Мат, Длиннопост
Как я с 12 этажа упала и выжила - 2 часть Больница, Падение из окна, Падение, Выздоровление, Реальная история из жизни, Мат, Длиннопост

В итоге, 20 мая меня все-таки выписали) Шрам к тому моменту не затянулся до конца, маме пришлось делать еще перевязки, но это уже мелочи.


Хотела написать про то, как опробовала такую штуку, как "анафилактический шок", как нашла труп в палате и еще о чём-то, но это все равно что боли описывать - скучно и неинтересно.


...Хотя нет, однажды я орнула от боли так, что три бабушки из пяти в моей палате обделались, и меня санитарки так потом и называли "три из пяти", но это уже другая история...)



Хочу сказать огромное СПАСИБО больнице им. Вересаева, а именно:


Никифорову Андрею Николаевичу, заведующему реанимации;

Чуич Наталье Георгиевне, врачу анестезиологу-реаниматологу;

Сосновскому Евгению Александровичу, заведующему нейрохирургии;

Бабаеву Михаилу Владимировичу, нейрохирургу;

Гудкову Демьяну Александровичу, хирургу;

Якобишвили Якову Исаковичу, заведующему гнойной хирургии

Прошину Андрею Владимировичу, хирургу


И травматологам, имен которых я не нашла на сайте, а мама моя не успела записать. Спасибо вам огромное!

Показать полностью 7
14633

Как я с 12го этажа упала и осталась жива

Пост будет смешанным — тут и заметки во время лежания в больнице, и зарисовки после, и скрепляющие всю эту ерунду комментарии сейчас.


Происходило всё в Москве в конце февраля 2019 года. Был поздний вечер, я собиралась уже потихоньку спать. Выпила 50 грамм коньячку. Погладила форму на завтрашний рабочий день. Вышла перекурить перед сном на балкон… И не вернулась с него.

В следующий раз я оказалась в своей комнате спустя почти три месяца.


Я до сих пор не помню толком, как навернулась. Походу, присела покурить на балконный шкафчик, ну а оттуда уже меня алкоголем и сдуло. Это вполне рабочая версия, ведь я всегда была грациозна как пингвин.

Первые мгновения полёта я не помню, пришла в себя на уровне этажа седьмого. Лечу, смотрю «окно погасло, о, а это горит, а тут тоже спят уже. И ухватиться-то не за что, да даже если и ухвачусь, руку из суставной сумки вырвет». Дальше — темнота.


Прихожу в себя уже в больнице.

Первый день после трёхдневной комы, уровень осознания себя - как у мебели. Очнулась, почему-то моментально осознала, что я в реанимации (видимо, потому что помнила, как падала). Всё. На этом хладнокровие закончилось. Из самых невероятных моих отверстий (в том числе и не предусмотренных природой) торчали трубки, но меня возмутила именно одна, особо злокозненная. Не знаю уж, чем она мне так не понравилась, но я с небывалым энтузиазмом начала её из себя выдирать, однозначно посчитав лишней. На силу и отсутствие ума я никогда не жаловалась, но это был явно мой звёздный час, не иначе.

Центральный подключичный катетер, а именно на него пал мой выбор, сопротивлялся изо всех сил. Мне кажется, если бы у него были руки и ноги, он бы упирался ими, как кот. И орал.

Но у него были только уши...


Подключичка ставится реаниматологом, имеет три разъёма для шприца или капельницы, и по вене, под кожей, уходит глубоко... ну глубоко, в общем. По-настоящему глубоко. За "уши" он пришивается к коже. Намертво.

Но я же девочка сильная!

... Отлучившаяся на минутку медсестра сильно удивилась открывшемся зрелищу: бледная тёлка без сознания, по всем признакам, вернулась в блаженную кому... вся в крови. В крови подушка, одеяло, простынь, я, на пол чот накапало, тумбочку забрызгала.

По центру груди лежит выдранный катетер (длинный, заррраза, из такого только носки и вязать. Пятиметровые, и каждый метр — пятка). Ручки тоже на груди, вот хоть прям так и закапывай.

Каждый от комы по-своему отходит, короче :\

После этого меня уже зафиксировали, маму приходит на следующий день, её впускают в палату, и я слышу «а чего она привязана-то?».

Катетер мне поставили новый, но  у меня осталась куча шрамов на память о том самом, первом, который, как говорят, не забывается.


Так я  выглядела в первые дни после снятия интубации

Как я с 12го этажа упала и осталась жива Несчастный случай, Падение, Медицина, Больница, Врачи, История, Реальная история из жизни, Длиннопост, Жесть

А это мои шрамы от "котика"

Как я с 12го этажа упала и осталась жива Несчастный случай, Падение, Медицина, Больница, Врачи, История, Реальная история из жизни, Длиннопост, Жесть
Как я с 12го этажа упала и осталась жива Несчастный случай, Падение, Медицина, Больница, Врачи, История, Реальная история из жизни, Длиннопост, Жесть
Как я с 12го этажа упала и осталась жива Несчастный случай, Падение, Медицина, Больница, Врачи, История, Реальная история из жизни, Длиннопост, Жесть

Убедившись, что трамадола мне колют не больше, чем надо (опиоидный анальгетик), ко мне зашёл заведующий реанимации Андрей Николаевич Никифоров и рассказал, что лежу я в ГКБ им. Вересаева, она же 61 больница, в реанимации, и что у меня сломано 8 ребер, 1 лопатка, 1 позвонок, нос, что-то там в черепе, удалена селезёнка, 75% печени тоже удалено, я приземлилась на дерево и оно пробило в двух местах мне ноги насквозь, но кости не задеты. А, еще оба легких были чпокнуты пневмотораксом и одно гемотораксом, так что у меня полисегментарная пневмония в довесок.

«Офигенно покурила» - подумалось мне. Но я была на интубации, поэтому вежливо скосила глаза на переносице, пытаясь показать, что информацию уяснила. «Эту больше наркотой не колоть» - отреагировал врач.

Так я поняла, почему у меня на животе здоровенный шрам и трубки из него и из пары дырочек по бокам. Ко мне, конечно, заходил мой хирург Гудков Демьян Александрович, но я как-то стеснялась у него спросить. Да и вообще, он как-то неудачно заходил,  я всегда от лекарств где-то не там была. Знала только, что на боку шрам от декортикации нижней трети правого легкого, там сгусток крови завернулся в лёгкое, как шаурма, и делал мне температуру, а врачам больную голову.


Кстати, с Демьяном Александровичем мой мозг почему-то упорно не хотел работать. Ему вечно что-то мерещилось, а диалоги происходили как из заметки ниже:


"Происходил этот цирк после очередной моей операции. Голова была мутная, но ничего лишнего из мед.оборудования во рту и в носу я не заметила, зато обнаружила задумчиво меня рассматривающего врача, трепетно касавшегося моего предплечья своим локтём.

- Вы - патологоанатом? - вежливо проскрипела я.

- Нет, хирург. - Смутился собеседник. - Как самочувствие?

- Как под наркотическими обезболивающими. - Честно призналась я. - На этой лирической ноте я - спать, но могу подвинуться.

- Нельзя спать. - Огорчил меня доктор, помотав моей правой рукой в воздухе ради убедительности. - Уж поверь мне на слово: я перед тем, как зайти к тебе, лекции по анестизиологии перечитал. Давай поговорим. Может, вопросы есть насчёт хирургического вмешательства?

- Лишь один, но самый главный. - С придыханием ответила я, напустив на себя скорбный вид, весьма подпорченный некстати вспомнившимся анекдотом. - Доктор, скажите, после этой операции я смогу играть на пианино?

- Серьёзно? Из всех, пришедших на ум вопросов - этот? - удивился хирург. Весьма логично удивился, почти все считали, что отныне я по пояс парализована и ходить не буду, о чём я была проинформирована.

- Что же, в таком случае я - спать. - С чувством сказала я, но не отвернулась гордо - ну не могла, а просто закрыла глаза.

- Да будешь, будешь ты играть. - Торопливо исправился собеседник. - Вот хоть завтра.

- Клёво! - искренне восхитилась я, ему аж завидно стало. - До операции ж нихрена не умела...

И вырубилась."


Или вот так:


"Этот забавный случай произошёл после очередной моей операции, дней через десять-двенадцать после эпичной десантуры.Мне удаляли партизанивший в плевре (или правом лёгком) гемоторакс, то есть солидного размера сгусток крови, который успел уже себе построить уютную норку (обмотаться лёгким в несколько слоёв, как одеялом) и совершенно не имел желания его покидать, уйдя в невидимый режим для рентгена и прочих исследований.

И всё бы ничего, но возмущённый таким коварством организм радостно выдавал непредусмотренного природой жильца с небывалым энтузиазмом: температура под 39 держалась уже две недели, доставляя некоторые неудобства мне... и смутное беспокойство врачам.

День Икс, меня увозят в операционную (мама была в ужасе: постели, вместе с которыми обычно в морг и спускают, к её приезду не было, а про операцию она не знала), я дохлой каракатицей лежу под лампами, во мне упоённо ковыряются - ну да речь не о том.

В очередной раз после наркоза придя в себя, я с радостью не обнаружила в дыхательных путях лишних трубок и шлангов. С меньшей радостью обнаружила знакомую палату. С упоением поёрзав, я поняла, что во мне, кажется, что-то... Ммм... Лишнее.

Со смешанным чувством заглянув под одеяло, я обнаружила новенький нииифиговый такой заклеенный шов и парочку трубок, торчащих откуда-то из поломанных рёбер и чуть ниже. Дренажи. То есть, силиконовые приспособления, торчащие прямо на кровать у меня из-под вспоротой кожи...

Экзотичненько...

Это, чтобы радостный организм, избавившийся от непрошенного гостя, не начал потихоньку заполнять его жилище лимфой и прочими "родными" жидкостями, превращая меня в огурец.

Природа же такая, она пустоты не терпит.

Как девочка послушная и весьма равнодушна к собственному приобщению к киборгам, валяюсь я с этими шлангами. Хирурга, изредка приходящего в гости, общением напрягаю... Жидкость послушно отходит, перевязки мне старательно делают, обезболивают вовремя - скучища.

И вдруг в неурочное время входит ОН. Мой хирург. И медсестра с тележечкой следом. По мрачно-торжественном виду я начала смутно подозревать, что либо меня выгоняют, либо втихую разделают и на больничный гуляш пустят (жирное - вредно!) , либо...

- Ещё раз здравствуй, - жизнерадостно возвестил доктор. - А мы пришли дренажи снимать!

- Эээ, а я уже к ним, вроде как, привыкла, - растерялась я. - Словно и родилась с ними. Может, ну их?

Не то, что бы я отличалась трусливостью. До больницы и с парашютом прыгала, и по скалам отвесным лазила, и по подземной горной реке сплавлялась (список можно продолжать). После попадания в больницу привыкла к боли, как к дыханию, ею меня напугать было невозможно. А вот поди-ж ты, вцепилась в дренажи, как монашка в рясу!

По вытянувшимся лицам медперсонала поняла, что такая реакция бывает не очень часто, и решила дальше помалкивать.

- Вытащим для начала один, - миролюбиво предложил хирург, приближаясь к постели вместе с медсестрой. - Какой из них тебе нравится меньше? Вот сможете со вторым утрату обсудить. Итак, я сейчас медленно потянууу, а ты такая хыть! - выдох, и всё!

- А когда выдыхать? - набрала я воздух для вопроса ровно в тот момент, когда из меня потянули трубку.

- Можешь уже, - снисходительно хмыкнул врач, демонстрируя мне добычу.

- Ну и ладно, - смущённо отвернулась я, демонстративно прикрывая рукой вторую трубочку.

- Э, стоп, ты не засыпай, шиться будем! - торопливо потормошил меня хирург.

- Как?! - попыталась возмущённо возопить я. - Наживууую?!

- Да там всего два-три шва, даже не почувствуешь, - легкомысленно отмахнулся доктор и коварно подначил: - Неужели ты боли до сих пор боишься?

- Только монстров под кроватью, - мрачно поняла неотвратимость будущего я, поворачиваясь нужным боком, уже начавшим кровить и безмолвно вопить о шве, кстати. - Буду вам очень признательна, если вы мне ни одного из них не пришьёте.

- Всех монстров под твоей кроватью санитарка утром вымела, - фыркнул оппонент. - Ещё не сползлись обратно.

- А можно мне другого хирурга? - растерялась я. - Которому не колят те же наркотические обезболивающие, что и мне.

- Поворачивайся ко мне спиной, кверху боком и... Ну и уцепись там уже за что-нибудь, что ли, - потерял терпение доктор, гремя инструментами под мои очень неловкие переворачивания.

За спиной шуршало и гремело, попискивали приборы. Исключая фоновый шум, было подозрительно тихо, от долгого ожидания я покрылась пупырышками (ну в самом деле, засандалил бы иголку втихушку, так хоть первый шов не такой больной был!)

- Ну что, ты готова? - участливо спросили меня сзади.

- Да готова, готова, - ворчливо ответила я. Перспектива первого "внезапного шва" растаяла, как кусочек льда в горячем чае.

- Это хорошо, что ты готова, - задумчиво и как-то растерянно протянул врач позади меня и торопливо пояснил. - Хорошо, потому что лично я - не готов! Okay, Google, как накладывать швы?

Я задохнулась возмущением, вспомнила его совет "уцепиться за что-то" и испытыла острейшее желание крепко пожать ему горло.

Вот тогда он иглу и засадил.

Восемь переломанных рёбер, лопатка, две кости черепа, сломанный позвоночник. Удалённая селезёнка и часть печени, сшитой из кусков. Тело, в двух местах насквозь пробитое ветвями дерева. Отпиленная треть лёгкого. Бесконечные перевязки.

Были периоды, уже потом, много позже, когда я часами орала от боли в подушку, а медсёстры, врачи, пациенты, мама и прочие - изо всех сил старались делать вид, что всё нормально, потому что я ненавижу жалость.

Но ваши швы, Демьян Александрович, я спустя почти полгода помню!!!

Лучше б вы мне подкроватного монстра пришили, хоть не так скучненько было бы."

Как я с 12го этажа упала и осталась жива Несчастный случай, Падение, Медицина, Больница, Врачи, История, Реальная история из жизни, Длиннопост, Жесть
Как я с 12го этажа упала и осталась жива Несчастный случай, Падение, Медицина, Больница, Врачи, История, Реальная история из жизни, Длиннопост, Жесть

Потом дошло, что на ноги-то я и не смотрела!

Как я с 12го этажа упала и осталась жива Несчастный случай, Падение, Медицина, Больница, Врачи, История, Реальная история из жизни, Длиннопост, Жесть

И что делать этого не стоило, наверное...


Потом дошло, что печень новая вырастет, ноги на месте, дырки зашьют, а что с позвоночником-то там?.. Я ходить-то вообще смогу?.. Мама считала, что сам срастётся, ей так кто-то из врачей сказал. А я не осознавала вообще происходящего.



... Это было недели через три после моего падения и лежания в реанимации. От обезболивающих у меня было вечно помутнённое сознание. А ещё я спала 22 часа в сутки. И совершенно не осознавала всей глубины произошедшего.

Меня наблюдало тогда два отделения: травматология (сквозные раны на ногах, восемь сломанных рёбер и лопатка) и хирургия (порванные лёгкие, удалённая селезёнка, ушитая печень). К тому времени всех приходивших ко мне врачей и медсестёр тех отделений я уже знала в лицо. Знала в лицо и персонал своей родной реанимации. И потому я слегка удивилась, когда ко мне в палату зашёл смутно знакомый мужчина и направился к моей постели. Моё мутное сознание (добавим к уколам хороший сотряс и перелом каких-то двух косточек из основания свода черепа) потом идентифицировало его. Это был нейрохирург, некоторое время назад запретивший мне садиться.

Я помнила, что у меня перелом позвоночника, но успела перед его предупреждением сесть пару раз (кто-то из врачей сказал, что пора уже садиться потихоньку. Заррразы). Тогда ещё мама надеялась, что позвонок срастётся сам.

Он напомнил мне о состоянии моего пятого позвонка и сказал, что ничего не срастётся само. Настало время операции, дали квоту. Осталось только дождаться материалов: в позвонок собирались вкрутить болты, и с их помощью стянуть его. У меня был компрессионный перелом, но я только в том разговоре узнала, что позвонок на несколько частей разломился. Как вообще можно было ожидать, что организм справится сам, как со всеми остальными переломами?

Специально под меня заказывали болты и стяжки, мне не подходило ничего стандартного.

Он рассказал про операцию, взял подпись о согласии. Сказал, что операция нереально тяжёлая будет, и он сам не уверен в успехе, но другого варианта нет.

Минимум четыре часа под наркозом. Следующие три дня лежать только на боках (я за три недели ни минуты на боку не лежала, правый был весь переломан, а на левый было просто больно ложиться, отдавало от правого бока и спины. Я вообще тогда была сгустком боли). На четвёртый день после операции садиться, на пятый надо ходить. А у меня лёгкие от лежания не расправленные, мир по высоте на уровне постели, короче, паника. Я лёжа-то от боли подыхала, а операция сулила умножение боли.

На прощание он прямо сказал: "иного варианта нет, что поделать. Ты сломалась".

И вот после этих слов до меня резко дошло, что... Не знаю, что до меня дошло. Но эти слова отрезвили. Я резко и за несколько секунд осознала всё, что со мной произошло.

Ничего не поделаешь. Я сломалась.




Если кому-то будет интересно, что там дальше, то напишу про операцию на позвоночнике, неделе в психушке и месяце в гнойной хирургии (и это еще легко отделалась!). И бонусом будет фото моего позвоночника сквозь дыру в спине, выполненное в стиле сэлфи, вот.

Показать полностью 7
117

Вопрос к лиге геологов!

Некоторое время назад, прогуливаясь на одном из диких пляжей под Одессой, нашла в ручье, бьющем из склона холма, множество таких вот штуковин. По виду они - словно из стекла, но просто ошеломительно крепкие и притягиваются магнитом.

Вопрос к лиге геологов! Геология, Камень, Что это?
Вопрос к лиге геологов! Геология, Камень, Что это?
Вопрос к лиге геологов! Геология, Камень, Что это?
Отличная работа, все прочитано!