PurpleBrainsWin

PurpleBrainsWin

пикабушник
поставил 65499 плюсов и 727 минусов
702 рейтинг 3 подписчика 198 комментариев 3 поста 0 в "горячем"
1 награда
5 лет на Пикабу
5

Кошмары.

Они начались снова.
Ночные кошмары.
Вы знаете, о каких кошмарах идёт речь.
О тех, где происходит что-то действительно ужасное, и всё, что тебе хочется делать – это кричать.
Страх настолько реален, что ты можешь видеть, как он гонится за тобой. Можешь слышать его шаги за своей спиной. Можешь чувствовать его горячее дыхание, шепчущее что-то тебе на ухо. Ты знаешь, что лишь один крик заставит его исчезнуть, но по какой-то причине, не можешь этого сделать. Он не позволит тебе, потому что не хочет, чтобы ты кричал.
Ему нравится охотиться на тебя.
Ему нравится играть с тобой.

Она снова была в подвале. Спускаясь туда каждую ночь, она находилась там часами, часто забывая обо мне и всём остальном. Я был очень любопытным ребёнком, как и большинство детей, так что однажды ночью я решил подглядеть за ней. Подойдя к двери, я встал на четвереньки и заглянул в замочную скважину.

Эти кошмары опять стали мне сниться. Они начались несколько месяцев назад. Каждую ночь, как по будильнику, я просыпаюсь в своей кровати, весь в поту, отчаянно пытаясь закричать, но ничего не происходит. Никогда ничего не происходит. Уже нет.

Я не мог предположить, что она делала. Помню, как увидел что-то красное, размазанное по стенам. Она красила подвал? Посреди ночи? Я начал возвращаться обратно к себе в комнату, потирая сонные глаза, когда услышал шум.
Я замер.
Шум остановился быстрее, чем это сделал я. Послышались стремительные шаги на лестнице, поэтому я помчался к себе в комнату как можно тише и прыгнул в кровать. Дверь распахнулась, и я зажмурил свои глаза так сильно, как это делают дети, притворяющиеся спящими. Я мог слышать своё сердце, которое билось так быстро, как никогда прежде. Дверь в комнату тихо закрылась, и потом так же тихо открылась дверь в подвал.


Я прочитал, что ночные кошмары могут быть вызваны определёнными факторами. Такими, как стресс, или обезвоживание, или даже реакции на лекарства. Ничто из этого не относилось ко мне. Я точно знал, что являлось причиной моих кошмаров.

Как только я услышал, как защёлкнулся замок подвала, то побежал обратно. Снова посмотрев через замочную скважину, я мог видеть только её спину. Было похоже на то, будто она ласкала что-то. Что бы это ни было, оно лежало на кровати. Кровать была с колёсами, сделанная из металлических брусьев. Она шептала что-то тому, что лежало перед ней. Вдруг она сказала слово "готов", но прозвучало оно в вопросительной форме.

Травмы влияют на каждого человека по-разному. Кто-то становится нелюдимым и замкнутым в себе. У некоторых появляются психологические проблемы, такие как бессонница и раздражительность. Также могут быть физические симптомы, такие как гипервозбудимость или вялость. Я бы убил за них. Видите ли, моя травма повлияла на меня совсем по-другому.

"Готов?" - прошептала она, как только забралась на кровать. Тогда я и увидел, что лежало там.
Это был мужчина.
Она сидела сверху на обнажённом мужчине. Он весь был покрыт красным месивом, и истекал им же. Он пытался что-то сказать через шарик, который был у него во рту. Она поднесла что-то блестящее к его горлу, что заставило его визжать.
Этот звук.
Это был тот самый звук. Она ударила его и приложила палец к своим губам, показав знак «тсс». Она взглянула на дверь и, клянусь, посмотрела прямо в мои глаза через замочную скважину.


Никакие "традиционные" методы против кошмаров не работали на мне. Примерно год назад, я испытал несколько собственных "нетрадиционных" методов. Два из них сработали достаточно неплохо, но только на первое время. Ничто не действовало слишком долго. После нескольких недель или месяцев, если мне везло, кошмары начинали возвращаться. Я был на пределе своих возможностей. Теперь я нуждался в профессиональной помощи.
Когда врач пришёл ко мне в комнату, мы сидели в тишине в течение нескольких минут, после чего мне был передан лист бумаги. Там было одно предложение, выштампованное немного не по центру, ближе к верхней части страницы. Мои руки затряслись, как только разобрали слова:
"Ты знаешь, откуда у тебя кошмары."

Руки мужчины были привязаны к кровати по обе её стороны. Она всё ещё сидела на нём сверху, но теперь уже двигалась вверх-вниз. Сначала медленно, потом быстрее. Теперь уже сама раздетая, она резала себя тем блестящим предметом, заставляя красную жидкость вытекать наружу. Она вся была покрыта ею. Не было похоже, что мужчина наслаждался этим.
Она наслаждалась.
Она издала тихий стон, после чего перестала двигаться. Наклонившись к его лицу, она как будто стала шептать ему что-то на ухо. Через несколько секунд, он закричал через шарик, зафиксированный ремнями у него во рту. Когда она поднялась, то уже держала в зубах его ухо. Каждая частичка меня хотела кричать, но я не мог.


"К-кто… вы?" - бесцельно спросил я.
Руки врача мягко обхватили мои собственные. Я мог почувствовать их запах.
Эти духи. Я знал их откуда-то.
Мне дали другой лист бумаги. На этом также было выштампованно всего лишь одно предложение:
"Ты обещал."

Она выплюнула ухо и захихикала, после чего слезла с мужчины и оказалась вне поля моего зрения. Я пристально смотрел на него в течение долгого времени. Он выглядел таким знакомым, но я не мог вспомнить его. Он всё ещё был покрыт красными пятнами, так что трудно было сказать, но похоже, что… на нём были отметины. Царапины или, возможно, порезы. Они покрывали всё его тело. Одним из них, который я ясно смог разглядеть, был треугольник. Он был вырезан прямо у него на лбу.

"Ты обещал."
Я вспомнил запах. Это были её духи. Те самые, с цифрой "5" на флаконе. Та золотая жидкость. У неё была привычка распылять их по всему дому. Под нашим жилым участком было свободное пространство, и животные часто застревали там и умирали. Через несколько дней от них поднимался смрад. Ещё через несколько дней весь дом был пропитан запахом смерти, поэтому она пыталась спрятать его с помощью парфюма. Я помню, как наблюдал за её долгим, затяжным дыханием после распыления тех духов. Я помню выражение её лица. Создавалось такое ощущение, будто она наслаждалась смешением этих двух запахов.
Врач.
Это была она.
"Я н-не с-скажу никому, я уже п-пообещал тебе это."
Я почувствовал тёплое дыхание рядом со своим ухом, это напугало меня. Она шептала что-то.
Прямо как тому мужчине на кровати.
"Я об-бещаю, я ничего не с-скажу."
Я никогда в жизни не заикался.

Теперь она была на мне сверху. Она вонзила что-то холодное и острое в мой лоб и осторожно высекла на нём форму треугольника.
Я столкнул её с себя и кровати. Почувствовав вибрацию её удара о пол, я стал пытаться нащупать что-нибудь вокруг себя, что могло помочь мне покончить с этим раз и навсегда. Я протянул руку к стене позади себя и почувствовал пластиковую коробку. Открыв крышку, я залез внутрь. Что-то укололо кончики моих пальцев.
Коробка была полна использованных игл.

Такого рода вещи происходили по ночам в течение нескольких месяцев после того случая. Каждую ночь она укладывала меня в кровать и каждую ночь она уходила в подвал. Я не мог смотреть на это больше.
Я не хотел ничего этого видеть.
Я не хотел ничего этого слышать.
Время шло, и она больше не закрывала ему рот.
Она знала, я знал.


Однажды, придя домой из магазина, она повесила картину на моей стене. Я помню, как пристально рассматривал её в течение тех долгих ночей, когда она была в подвале. Она включала ночник в моей комнате, прежде чем уйти вниз, поэтому я мог разглядывать картину в темноте. Она укрывала меня одеялом, целовала в лоб, щёлкала выключатель ночника и уходила вниз, в подвал.
Иногда крики не давали мне спать. В такие ночи я рисовал ту картинку, которая висела над моим ночником, снова и снова выводя её на своём маленьком листочке бумаги своими маленькими карандашами.


Мне удалось схватить один из шприцов. Чувствуя, как она наблюдает за мной с другой стороны кровати, я тихо прошептал:
"Я обещаю, я никому не скажу об этом."
Я сильно сжал шприц и ещё сильнее свой язык. Мои руки затряслись, как только я вонзил грязную иглу в свой рот и начал колоть основание языка. Мне удалось пробить его несколько раз, прежде чем повсюду разбрызгалась кровь и ослабила мою хватку. Должно быть, я проколол язык более дюжины раз, прежде чем почувствовал, как игла начала выскальзывать. Я стал кашлять, поперхнувшись собственной кровью, скользнувшей в моё горло. Каждый кашель заставлял меня вбивать иглу всё дальше в свой язык. Я не был уверен, как много мне ещё осталось, поэтому я попытался закрыть рот. Половина разорванного языка свисла за пределами моих губ.
Мне нужно было с этим покончить.
Я постарался оторвать эту половину от другой настолько, насколько это было возможно и затем впился зубами в оставшуюся плоть между ними. Я впился в неё изо всех сил. Но одного укуса было недостаточно. Мне пришлось пережевать свой собственный, наполовину разорванный язык, прежде чем я почувствовал, как он выскользнул.

Я был не в состоянии услышать мокрый шлепок плоти о плитку в этот раз, но я знал, что закончил. Наконец, я закрыл свой рот и почувствовал кровь, текущую вниз по шее. Отбросив иглу, я вернулся в постель. Она положила что-то в мою руку, после чего, подобрав с пола одеяло, укрыла меня им и поцеловала в лоб.
Я почувствовал, как захлопнулась дверь.
Листы бумаги, которые она дала мне, всё ещё лежали на простыне, но теперь уже пропитанные кровью. Схватив один из них, я поднёс к нему карандаш, который также был передан мне от неё.

В те ночи, пока я слушал крики и стоны, доносившиеся из подвала, я рассматривал ту обрамлённую картину с тремя счастливыми лицами.

Каждое на одинаковом расстоянии друг от друга.

Каждое делало что-то различное своими руками.

Она всегда указывала на последнее, прежде чем покидала комнату. Прежде чем уходила в подвал.

Под каждым лицом было три слова:

"Не вижу зла."

"Не слышу зла."

"Не говорю зла."

Они все улыбались.

-Продиктовал, но не читал.
Показать полностью
2

Звуки.

Я ненавижу звуки, которые издают люди. Раньше они не слишком меня беспокоили, но недавно во мне что-то изменилось. Обычно, короткий кашель тут или шмыганье там проходили незамеченными, но в последнее время… в последнее время это всё, что я слышу.

Постоянно и неустанно.

Видите ли, недавно я вернулся в рабочее состояние после того, как моя жизнь, наконец, пришла в норму, и получил хорошую офисную работу, которая полностью меня устраивает. Я работаю в службе поддержки, поэтому, в основном, помогаю людям с их проблемами, по поводу которых они звонят. Мне даже предоставили гарнитуру и программное обеспечение распознавания речи! Я не очень хорошо разбираюсь в компьютерах, так что им пришлось отправить кое-кого настроить всё для меня. Теперь у меня появилась возможность отправлять сообщения и проектировать документы просто с помощью своего голоса! Люблю технологии.

Впервые в моей жизни дела шли великолепно. Новая работа, новые друзья, новые перспективные отношения, и у меня даже появилась новая собака! Её зовут Эллэ. Моя компания даже позволила мне таскать Эллэ в офис! Я по-настоящему никогда не был так счастлив.

Тогда всё и началось.

Кашель

Вдох

Кашель

Чих

Это были обычные звуки, что я слышал всю свою жизнь, но по каким-то причинам, они вдруг как будто… усилились. Очень громкие, преувеличенные версии самих себя. Они звучали так, как человек издевался бы над кем-нибудь, чихая или кашляя. Это заставляло мои уши звенеть. Как это возможно?

Было ли это только со мной?

Казалось, эти люди кашляли и дышали через грёбаный мегафон. Знали ли они, насколько громкими они были? Насколько уничтожающими они были? Насколько раздражающими?

Нет, это не могло происходить только со мной. Все должны были слышать, я имею в виду, как они не могли? Это происходило практически беспрерывно весь день. Каждые пару секунд звучал небольшой вдох, кашель или чих. Как я должен был сосредоточиться со всем этим… безумием? Я был новичком и не хотел прозваться «нытиком» в офисе, по крайней мере, не так скоро, но эти звуки… они были невыносимы. Я начал набрасывать гневное письмо своему босу со своими жалобами, но задумался.

Нет.

Это был старый я. Старый, нервный, несчастный я. Я, который беспокоился обо всём и не мог себя контролировать. Я глубоко вздохнул и сознательно решил забить на это.

Это было два месяца назад.

Настала весна. Сезон аллергии.

Я думал, что раньше было плохо. Но теперь начался ад. У всех в моём офисе аллергия. Каждый человек либо сопел, либо кашлял или чихал.

Весь. Грёбаный. День.

Я сидел за своим столом, каждую минуту каждого дня, слушая их шум.

Вам знакомо то чувство, когда плаваешь или поворачиваешь голову не в ту сторону, принимая душ, и тем самым, вода попадает в ухо? Вам знакомо то вызывающее онемение, пульсирующее чувство, исходящее изнутри головы? Это то, что я чувствовал каждый раз, когда кто-то из них издавал звук.

Я начал постоянно потеть в течение всего дня. Я перебивал людей всякий раз, когда кто-либо со мной заговаривал. Я орал на клиентов по телефону. У меня даже появилась кожная сыпь. По крайней мере, я предполагал, что это сыпь. Всё, что я знал - это то, что задняя часть моей шеи никогда не переставала зудеть. В конце концов, она распространилась во внутреннюю часть моих ушей. Я вынужден был использовать сотни ватных палочек, чтобы попытаться облегчить зуд. Мой сотрудник сообщил мне однажды, что они были пропитаны кровью, когда я их вытаскивал. Я не заметил.

Это, должно быть, шокировало некоторых людей, потому что они, в конце концов, пожаловались моему боссу. Они жаловались на меня. Я объяснил ему суть проблемы, на что он сделал вид, что сочувствует мне. Он сказал: «Сезон аллергии должен уже скоро закончиться», и что: «С тобой всё будет в порядке через несколько месяцев». Затем он отправил меня обратно на мою развесёлую дорожку в ад.

Я начал возвращаться к моему рабочему месту, но как только я миновал комнату отдыха, то услышал громкое «шмыыыг», сопровождающееся тихим смехом. Они издевались надо мной. Я не мог понять, кто издал этот звук, но был уверен, они все смеялись. Я вернулся к своему рабочему столу и сел за него. Издёвки и насмешливые звуки, наконец, прекратились, в то время как день всё ещё продолжался, хотя реальности для меня уже не было. Головные боли начались снова. Вскоре после этого мои руки начали лихорадочно дрожать. В конце концов, всё, что я мог слышать, был лишь нескончаемый звон.

Нет. Только не это. Я уже избавился от этого. Я уже избавился от Него.

"Я не хочу этого",- прошептал я в свои наушники. Произнесённые мной слова напечатались сами собой в компьютере… Я так предполагал.

Должно быть, кто-то услышал меня, потому что я слышал шёпот, сопровождаемый насмешками. Потом они все засмеялись. Я снял свои наушники, встал и пошёл в комнату отдыха, миновав их голоса и смех. Я открыл первый выдвижной ящик, который мне попался, и шарил внутри него, пока не нащупал то, что, по всей видимости, было парой остроконечных щипцов для носа. Я воткнул их внутрь своего левого уха, проталкивая через ушной канал, выскабливая стенки, стоявшие на пути, пока не почувствовал напряжённую преграду в конце. Я раскрыл щипцы настолько сильно, насколько они могли развестись, протолкнул немного вперёд и закрыл, пока не почувствовал плоть между зажимами. Затем я дёрнул. Вырвал всё наружу. Я закрыл щипцы и проделал несколько колющих движений, чтобы ослабить всё, что могло застрять, и выдернул наружу ещё несколько больших кусков. Я вонзал щипцы ещё некоторое время в свою барабанную перепонку и во все те маленькие рабочие органы, которые делали слух возможным. Теперь они были не более, чем обычным избитым мясом. В последний раз я услышал удар мокрой плоти о холодную плитку.

Я щёлкнул пальцами перед ухом, просто чтобы убедиться, что больше ничего не мог им слышать.

Я вставил щипцы в своё правое ухо… плохо. Они были немного приоткрыты, а меня всё ещё трясло, пульсировал адреналин внутри, так что я вроде прорезал верхние и нижние стенки своего ушного канала. Глубоко. Я вытащил щипцы, чувствуя и слыша, как полилась кровь. Кто-то зашёл в комнату отдыха в этот момент и закричал. Я знал, что вставил лезвия правильно во второй раз, потому что слышал, как крик резко заглушился. Тем не менее, для ровного счёта я вытащил ещё несколько кусков внутреннего уха.

Я отбросил щипцы, чувствуя вибрацию, проходящую через ноги, и прошёлся обратно к своему рабочему месту, чувствуя тёплую жидкость, стекавшую вниз по моей шее. Я сел, откинулся спиной на спинку стула, и, скрестив ноги на столе, закинул свои руки за голову. После чего я просто слушал.

Тишина.

И та знакомая, счастливая улыбка расцвела на моём лице.

-Продиктовал, но не читал.
Показать полностью
3

Симметрия.

Я люблю симметрию. Не знаю точно почему, но люблю её с самого детства. Большинство детей не обращало внимание на подобное. Но только не я. Я знал, что всему есть своё место, и в моей комнате все вещи были именно там, где им и следовало быть. У моих родителей не было его. У родителей моих родителей тоже его не было. Ни у одного человека в моей семье не было «Его». Я начал относиться к этому чувству, как к живому, потому что я действительно верю в то, что оно – это существо внутри меня. Безбилетный пассажир, который живёт во мне, несмотря на то, что его не должно быть там. Это чувство – потребность. Желание. Стремление быть идеальным. Идеальным с обеих сторон. Став взрослым человеком, я не смог нормально существовать. Я не мог сохранить работу. Женщины не оставались со мной, потому что они не могли совладать с Ним. Честно говоря, мне было плевать, что они уходили. Они неряшливы и всё всегда усложняют. Они перекатывались на мою сторону кровати, вместо того, чтобы оставаться на своей. Они оставляли тарелки на одной стороне раковины, но не на другой. Я не мог работать больше, так как, когда они уходили на день, я вынужден был оставаться дома и приводить всё в порядок. Какое же это было облегчение, когда они уходили. Хотя это чувство никогда не длилось долго: в конце концов, Оно возвращалось, и находилось что-то ещё, что нужно было привести в порядок. Вы, должно быть, хотите спросить, почему же я искал новых отношений, если не переносил их? Что ж, сложно оставаться на середине кровати всю ночь без движения.

Помимо проблем в отношениях, моя жизнь была почти идеальна. Я сказал «почти», потому что оставалась ещё одна проблема, которую необходимо было решить. Видите ли, у меня было то, что называется «Гетерохромией» или, проще говоря, две различного цвета глазные радужки. Мой правый глаз был голубого цвета, левый же – бледно-зелёного. У обоих моих родителей глаза голубого цвета, у моих братьев, сестёр и кузенов тоже. Мой зелёный глаз - это катастрофа. Он делал меня… несимметричным. Каждый раз, когда я смотрел на себя в зеркало, Он пялился прямо на меня. Это всё, о чём я мог думать тогда. Всё находилось на своём правильном месте, кроме моей маленькой зелёной ошибки. Мне не было больно поначалу, когда я запихнул ложку под свой глаз. Не было больно даже тогда, когда он внезапно выскочил и повис на моей щеке. Был ли это шок, который удерживал боль, или это было Оно? Я перерезал оптический нерв и вытер тёплую жидкость, которая стекала вниз по моему лицу. Зрение, отключенное наполовину, оказалось странным чувством. То, что осталось от болтающейся плоти, я поместил обратно в теперь уже пустое отверстие. Перевязав рану и прополоскав ложку, я пошёл спать.

Я проснулся… счастливым. Я спал лучше, чем за все свои прежние годы. Это наконец-то свершилось. Я был исправлен. Встав с кровати, я, спотыкаясь, направился в ванную. Всё тело болело, а голова пылала как будто в огне. Я щелкнул выключатель в ванной, и яркий свет ненадолго ослепил меня. Я медленно снял повязку, которая была пропитана кровью и прилипла к моему лицу, как скотч. Когда я посмотрел в зеркало, у меня скрутило живот. Только тогда я понял, что сделал с собой, и не мог поверить в это. На левой стороне моего лица была дыра… но не на правой. Я был несимметричным. Опять. Было гораздо труднее вытащить другой глаз. Мои руки тряслись, и когда я промахнулся несколько раз, вонзав ложку, то проколол свой зрачок три раза, прежде чем впихнуть её в нужное место. После того, как глаз выскочил, я потянулся за своими ножницами, чтобы закончить работу. Кровь с прошлой ночи высохла на их лезвиях, поэтому ножницы резали не очень хорошо. Знакомо ли вам то, когда вы были ребёнком, в начальной школе учитель заставлял вас резать цветную бумагу для художественных проектов? Вы когда-нибудь пытались разрезать слишком много листов за один раз, но ножницы не могли справиться с этим? Лезвия при этом ложились друг на друга, а бумага зажималась между ними? Это то, что случилось с моим глазом. Оптический нерв был зажат между двумя лезвиями. Он застрял, и я, отчаянно пытаясь разжать ножницы, поскользнулся на крови и начал падать на пол. Рефлексы проявили себя, и я убрал руки от глаза, чтобы попытаться смягчить своё падение ими. Вес застрявших ножниц на моём болтавшемся глазу был невыносим. Я знал, что не выдержал бы этого настолько долго, чтобы дойти до кухни и взять нож. Поэтому я выдернул. Вырвал его прямо из своей головы. Я почувствовал плоть, рвущуюся изнутри моего черепа. Чувствовал, как она оборвалась и извергла кучу жидкости повсюду. Я знал, что плакал, но это были не эмоциональные слёзы, а слёзы из крови и глазной жидкости. Когда я услышал мокрый шлепок кровавой плоти о напольную плитку, то понял, что сделал это. Понял, что Оно закончилось. Я мог теперь спокойно существовать без вынужденного лицезрения отвратительных, беспорядочных, несимметричных людских жизней. Облегчение окутало меня, и я осознал, что это, должно быть, был последний раз. Я никогда не чувствовал себя так раньше, никогда во мне не было столько надежды. Так, лёжа в своей ванной на холодной, мокрой и липкой плитке, я улыбнулся впервые за долгие годы.

-Продиктовал, но не читал.
Показать полностью

Готовы принять вызов и засветиться в рекламе? Тогда поехали!

Готовы принять вызов и засветиться в рекламе? Тогда поехали!

Признайтесь, вы хоть раз, но заходили на Авито. Возможно, продавали старые книги, детские вещи или старинные, но совсем ненужные вам вазы или статуэтки. Когда звезды сходятся, покупка или продажа выходит крайне удачной. Как у наших героев.


1. @MorGott

Почти открыл свой магазин на Авито из детских вещей, из которых вырос его ребенок.


2. @Little.Bit

Привел с Авито третьего в их с женой уютное семейное гнездышко, и теперь они счастливы вместе.


3. @MadTillDead

Собралась с силами и продала на Авито все, что напоминало ей о бывшем.


4. @Real20071

Его жена доказала, что в декрете тоже есть заработок. Причем на любимом деле и Авито.


Своим удачным опытом они поделились в коротких роликах. Теперь ваша очередь!

Снимите видео об успешном опыте продажи, покупки или обмена на Авито, отправьте его нам и получите шанс показать свой ролик всей стране. Представьте, вы можете попасть в рекламу Авито! А еще выиграть один из пяти смартфонов Honor 20 PRO или квадрокоптер. Ну что, готовы принять вызов? Смотрите правила, подробности и ролики для вдохновения тут.

Отличная работа, все прочитано!