-6

О книгах

Гулял недавно по книжному и заметил, что прилавок с мотивирующими книгами "трещит по швам", на них скидки. Зато фентезийные книги почти все разобраны. Видимо настали такие времена, что людям гораздо сложнее поверить в себя, чем в эльфов, гномов и единорогов.

Дубликаты не найдены

+5

Просто большинство мотивирующих книг- хуета и шлак. А фэнтези хоть читать приятно, но не всё.

+3
Может, в себя все верят и без мотивируещих книг, а эльфам и гномам нужна помощь!
+1
Что это такое? Почему вдруг всем понадобилась дополнительная мотивация? Ведь всё же просто. Вы либо хотите, либо нет, в чём загвоздка? К тому же, если вам хватило мотивации, чтобы пойти в магазин и купить эту книгу, может, вы уже достаточно мотивированы, и вам больше не нужна книга. Положите её на место, скажите клерку «Иди ***, я мотивирован!» и идите домой. Джордж Карлин
0

Класс!

0

Гулял недавно по стране и заметил, что она "трещит по швам" от соборов, церквей и мечетей. Видимо настали такие времена, что людям гораздо сложнее поверить в себя и заняться делом, чем просить все у воображаемого иисуса.

раскрыть ветку 6
-3

Зря вы так. Без веры,человеку в разы труднее жить не становясь мудаком.

Вера определяет моральные рамки.

раскрыть ветку 5
+1

Дело говоришь!

В детстве я молил бога о велосипеде, но потом понял, что бог работает по-другому. Я украл велосипед и стал молить бога о прощении. (с) Аль Пачино

0

Не поняли посыл, жаль) Чтобы верить - не обязательно ходить под золотой купол. Чтобы верить в себя - не обязательно читать мотивирующие книги. Моральные рамки определяет воспитание. Мне без веры в разы легче жить. В этом посте и комментариях все плохо ;D

раскрыть ветку 3
Похожие посты
401

Крафтовая обложка книги "Ведьмак"

Крафтовая обложка книги "Ведьмак" Своими руками, Ведьмак, Крафт, Кожа, Арт, Кузнечное дело, Сталь, Металл, Фэнтези, Книги, Обложка, Длиннопост, Рукоделие без процесса
Крафтовая обложка книги "Ведьмак" Своими руками, Ведьмак, Крафт, Кожа, Арт, Кузнечное дело, Сталь, Металл, Фэнтези, Книги, Обложка, Длиннопост, Рукоделие без процесса
Крафтовая обложка книги "Ведьмак" Своими руками, Ведьмак, Крафт, Кожа, Арт, Кузнечное дело, Сталь, Металл, Фэнтези, Книги, Обложка, Длиннопост, Рукоделие без процесса
Крафтовая обложка книги "Ведьмак" Своими руками, Ведьмак, Крафт, Кожа, Арт, Кузнечное дело, Сталь, Металл, Фэнтези, Книги, Обложка, Длиннопост, Рукоделие без процесса
Крафтовая обложка книги "Ведьмак" Своими руками, Ведьмак, Крафт, Кожа, Арт, Кузнечное дело, Сталь, Металл, Фэнтези, Книги, Обложка, Длиннопост, Рукоделие без процесса
Крафтовая обложка книги "Ведьмак" Своими руками, Ведьмак, Крафт, Кожа, Арт, Кузнечное дело, Сталь, Металл, Фэнтези, Книги, Обложка, Длиннопост, Рукоделие без процесса
Крафтовая обложка книги "Ведьмак" Своими руками, Ведьмак, Крафт, Кожа, Арт, Кузнечное дело, Сталь, Металл, Фэнтези, Книги, Обложка, Длиннопост, Рукоделие без процесса

Сделал обложку для книги. Кожа, металл, книга.

Показать полностью 6
396

«Физики и лирики»: 13 фантастов-ученых

Далеко не все известные писатели имеют соответствующее литературное образование. Когда дело доходит до фантастики, можно столкнуться с интересной ситуацией, когда люди, имеющие в багаже глубокие познания в других областях, начинают писать книги, и профессиональные знания оказываются большим подспорьем в творчестве. Вполне логично: чтобы писать о чем-то хорошо и увлекательно, в этом нужно разбираться. А учитывая все возможные направления фантастики, познания в технической или естественно-научной области могут стать козырем в рукаве писателя. Впрочем, иногда прошлая карьера, кажется, никак и не сказывается на книгах. По крайней мере, если не искать следы специально и с лупой. Но все равно интересно, кем были те или иные фантасты до того, как их имена украсили обложки, правда?

Айзек Азимов

«Физики и лирики»: 13 фантастов-ученых Книги, Лонгриды, Фэнтези, Длиннопост, Подборка, Что почитать?, Писатель

Кто не знает Айзека Азимова, фантаста, сформулировавшего три закона робототехники, так много писавшего о будущем и работавшего популяризатором в самых разных областях науки: астрономии, истории, генетики… А вы знаете, кем он был по образованию? Химиком. Биохимиком, если точнее. Он даже преподавал на медицинском факультете Бостонского университета. Причем устроился он туда в 1949 году, а в 1958 ему перестали платить зарплату, поскольку к тому моменту его гонорары писателя существенно ее превышали. По сути он не нуждался в деньгах, но оставался на прежней должности. Хотя именно в те годы Азимов больше внимания начал уделять именно научно-популярной литературе.

Впрочем, о фантастике Азимов тоже не забывал. Он считал ее действительно важным жанром, который позволяет поднимать проблемы, актуальные для всего человечества. Создавать гласность, искать ответы вместе. Своим творчеством, по словам писателя, он пытался уничтожить ненависть между людьми, так как считал, что история достигла точки, где враждовать более нельзя.

Пожалуй, именно по книгам Азимова сложно сделать какие-то догадки о его научной карьере. Как фантаст, больше всего он, конечно, подарил пищи для размышлений сфере, которая сегодня работает с роботами и искусственным интеллектом, хотя сам был далек от этих областей.

Артур Кларк

«Физики и лирики»: 13 фантастов-ученых Книги, Лонгриды, Фэнтези, Длиннопост, Подборка, Что почитать?, Писатель

Артур Кларк вместе с Айзеком Азимовым и Робертом Хайнлайном входил в «большую тройку» фантастов середины XX века. Они существенно расширяли границы жанра, что-то изобретая, а что-то подгоняя под время. Творчество Кларка в первую очередь стремится в космос (который увлекал его с детства), хотя исследования важны для него в разных формах, например, его интересовало изучение Мирового океана. Он смотрел на будущее развитие человечества довольно утопически, часто доходя до мотива «подняться на уровень, равный богам».

Наукой Кларк увлекался с юных лет. В 13 лет собрал первый телескоп и составил карту Луны. При этом денег на образование после школы у него не нашлось, поэтому он работал аудитором в казначействе, пока не был призван в армию в 1941 году. Как участник войны, по ее окончанию Кларк получил от правительства пособие на учебу, благодаря чему смог получить степень бакалавра физики и математики. Можно сказать, что ученым он был не в меньшей степени, чем писателем-фантастом. Как и Айзек Азимов, он вложил много сил в популяризацию науки. В каком-то смысле благодаря Кларку вы сегодня читаете в интернете эту статью: еще в 1945 году он выдвинул идею создания системы спутников связи на геостационарных орбитах, которые позволили бы организовать глобальную систему связи.

Знания физики и пытливый ум позволяли Кларку делать научную фантастику максимально достоверной и подчас предугадывать направление развития технологий. В таком стиле, например, написана «2001: Космическая Одиссея», где существенная часть романа посвящена «быту» космонавтов. Не даром еще в 1934 году вступив в «Британское межпланетное общество», в 1946 он стал его председателем. Возможно, никто из писателей поколения Кларка не мечтал о покорении космоса так же страстно.

Марк Лоуренс

«Физики и лирики»: 13 фантастов-ученых Книги, Лонгриды, Фэнтези, Длиннопост, Подборка, Что почитать?, Писатель

Это тот случай, где мы едва ли сможем сказать с уверенностью, какое влияние профессия ученого оказывает на литературную сфера его жизни. Потому что то, чем занимается Марк Лоуренс, засекречено и защищено договором о неразглашении информации с правительствами Великобритании и США. С учетом этого фактора, а также того, что исследования Лоуренса лежат в области искусственного интеллекта, а пишет он преимущественно фэнтези — вероятно, творчество все-таки не пересекается с работой автора.

Самым известным циклом, вышедшим из-под пера Лоуренса, считается «Разрушенная империя». Дебютный роман, «Принц Терний», вышел в 2011 году. Здесь писатель строит темное фэнтези на руинах мира, в котором угадывается наша Земля после некой глобальной катастрофы. Ход (не избитый, но и не самый редкий) выполнен в этом случае виртуозно. Автор отправляет своего героя, Йорга Анкрата в невероятно мрачное путешествие по израненным глубинам собственной души, тяжелым воспоминаниям детства и хаотичному настоящему. Принц-разбойник проходит долгий путь на глазах у читателей, чтобы за финальную часть трилогии, «Император Терний», его создатель получил премию имени Дэвида Геммела.

Недавно автор попробовал себя на ниве фантастики, написав трилогию Impossible Times. В ней интересным образом обыгрывается идея путешествий во времени, а также содержится множество отсылок к популярной культуре XX века — в особенности, к Dungeons & Dragons.

Адам Пшехшта

«Физики и лирики»: 13 фантастов-ученых Книги, Лонгриды, Фэнтези, Длиннопост, Подборка, Что почитать?, Писатель

Адам Януш Пшехшта — историк и доктор гуманитарных наук. Работает он преимущественно в жанре альтернативной военной истории, в которую вплетает элементы фэнтези.Кроме того, на счету Пшехшты немало статей про деятельность спецслужб, которой интересуется наравне с кибернетикой. В общем, польский писатель является достаточно разносторонней личностью, по собственному признанию читающей все: от учебников по пчеловодству до романов самых разных направлений.

Его писательский дебют состоялся в 2006 году, а к 2008 Пшехшта уже издал свой первый роман. Автору на тот момент было больше 40 лет. В литературном ремесле он по максимуму выразил свои исторические познания и интерес к теме разведки и контрразведки. Причем зачастую главными героями его книг становились русские.

С 2016 года стартовал цикл писателя Materia Prima. Пожалуй, эту работу можно назвать темным историческим фэнтези, так как в антураже ХХ века вместе с таинственными монстрами в мир приходят магия и алхимия. Дух того времени Пшехшта передал великолепно, а также сумел выписать весьма динамичную историю с поединками, расследованиями преступлений и интригами.

Нил Стивенсон

«Физики и лирики»: 13 фантастов-ученых Книги, Лонгриды, Фэнтези, Длиннопост, Подборка, Что почитать?, Писатель

Нил Стивенсон родился в семье профессора электротехники и работника биохимической лаборатории. Есть некоторый шанс, что воспитание у таких родителей может считаться за первое высшее образование, но это не точно. Так или иначе, получать официальное высшее образование Стивенсон отправился в Бостонский университет. Поступал он учиться физике, но в процессе перевелся на географическое отделение, потому что «там компьютер был круче». Этот поступок, вероятно, объясняет про Стивенсона все самое важное.

Он настоящий компьютерный гик, чья юность выпала на время невероятных изменений в этой области и ее стремительного развития. Когда в 1992 году Стивенсон выпускал роман, который сделает его знаменитым — «Лавину» — кто мог подумать о смартфонах? Об объемах информации, которые будет хранить в себе интернет, и насколько легко они будут доступны? О способностях сферы VR? Стивенсон — мог.

Навыки программирования, криптографии и другие умения в технической сфере помогли писателю написать не одну блестящую научно-фантастическую книгу. Их называют пророческими и весьма достоверными в изображении картины будущего. Впрочем, нельзя сказать, что Стивенсон «зациклен» на технике, в сферу его интересов входят многие точные и гуманитарные науки, а также фехтование. Кроме того, автор старается общаться с интересными и образованными людьми в самых разных областях: космонавтами, учеными и хакерами. Настоящий гений посткиберпанка!

Саймон Морден

«Физики и лирики»: 13 фантастов-ученых Книги, Лонгриды, Фэнтези, Длиннопост, Подборка, Что почитать?, Писатель

Саймон Морден — астроном, получил образование в области геологии и планетарной геофизики. Кому, как не ему писать про космос? Например, из под-его пера вышел детективный триллер об экспедиции на Марс — «Билет в один конец». И в интервью автор говорит о том, что, по большому счету, в романе мало научных допущений. Почти все, что описано на страницах, человечество в состоянии сделать уже сейчас, с нынешним уровнем развития науки. Для математической точности Морден даже привлекал к работе своего сына, который тоже получил образование в космической отрасли.

Правда, свой творческий путь автор начинал не только с научной фантастикой, интересуясь также жанрами фэнтези и хоррора. Собственно, с предложением, чтобы Морден со своим научным багажом написал именно роман про Марс поступило от агента. Но писатель с энтузиазмом взялся за идею, и в итоге считает данную работу одной из своих лучших.

В каком-то смысле для Мордена «Билет в один конец» позволил аккумулировать накопленные знания и опыт в самых разных областях. Кроме планетарной геофизики пригодилось и умение создавать хорроры, быть ученым и писателем одновременно. Есть шанс, что этот случай открыл для автора новый этап в собственном творчестве, и в ближайшие годы мы увидим еще не одну работу Мордена в жанре твердой научной фантастики.

Ник Перумов

«Физики и лирики»: 13 фантастов-ученых Книги, Лонгриды, Фэнтези, Длиннопост, Подборка, Что почитать?, Писатель

Николай Перумов получил образование и много лет работал в области микробиологии, молекулярной и радиационной биофизики. За перо он изначально взялся исключительно в качестве хобби, так как был большим поклонником жанра фэнтези, в частности творчества Толкиена. Именно по мотивам Средиземья он написал свои первые книги. У него не было планов публиковаться, Ник писал тогда для себя и друзей. Но по стечению обстоятельств вскоре рукопись покинула ящик стола и была выпущена издательством «Северо-Запад» под названием «Кольцо Тьмы». Так Перумов резко оказался в центре внимания поклонников Средиземья, которые либо превозносили его, либо жестко критиковали.

Несмотря на очень разнообразную реакцию, дебютный роман автора считают знаковым для российского фэнтези. Писательскую карьеру Ника Перумова можно было считать начавшейся. Вскоре он начал работу над собственным миром, который вы можете знать под названием Упорядоченное. В данный момент это огромный цикл, с несколькими отдельными и перекликающимися сюжетными ветками, что позволяет вселенная, включающая в себя множество различных миров.

Научный бэкграунд сказывается на том, как системно Перумов подходит к созданию сверхъестественных сил, коими богаты его миры. Кроме того, на его счету есть фантастическая дилогия «Империя превыше всего», на основной конфликт которой явно оказала влияния сфера научной деятельности автора.

Дерек Кюнскен

«Физики и лирики»: 13 фантастов-ученых Книги, Лонгриды, Фэнтези, Длиннопост, Подборка, Что почитать?, Писатель

Канадский писатель Дерек Кюнскен выпустил свой дебютный роман недавно, в 2018 году. Книга «Квантовый волшебник» номинировалась на «Локус», «Аврору» и Xing Yun (китайская Nebula), а также вошла в шорт-листы премии Британской ассоциации научной фантастики и Sunburst Awards и, несомненно, привлекла внимание англоязычных любителей фантастики. Чем же занимался этот автор раньше?

Рассказы Кюнскен пишет и публикуется в различных журналах с 2006 года. Разброс жанров довольно традиционный: научная фантастика, фэнтези и хоррор. Специальностью же канадца была молекулярная биология, он успел поработать в области генной инженерии, а потом неожиданно переквалифицировался… И дело даже не в литературе. Сейчас Кюнскен трудится в Департаменте по делам гражданства и иммиграции. До этого принимал участие в гуманитарной программе помощи беженцам и бездомным. А писательством он занимается в свободное время, для души.

Дебютный роман Кюнскен затрагивает вопросы генной инженерии и модификаций, так как действие происходит в далеком космическом будущем, а главный герой является представителем расы homo quantus. Обаятельный гениальный аферист космического масштаба! Не этого ли мы все ждали так долго? Впрочем, homo quantus — не единственная интересная раса, придуманная автором для этого мира.

Стивен Эриксон

«Физики и лирики»: 13 фантастов-ученых Книги, Лонгриды, Фэнтези, Длиннопост, Подборка, Что почитать?, Писатель

Стивен Эриксон — псевдоним Стива Руне Лундина. Этот автор создал один из самых масштабных и глубоких циклов эпического фэнтези в истории жанра, «Малазанскую книгу павших». Под своим именем, впрочем, Стив тоже публиковался: это были новеллы и сборники исторической литературы. Что не удивительно, ведь по первому образованию Эриксон — археолог. В 80-х он собирался защищать магистерскую диссертацию по антропологии, но внезапно решил переквалифицироваться в писателя. Так что степень магистра он получил позже и уже по другому профилю.

Багаж знаний по истории и антропологии при этом, разумеется, не пропал даром, даже когда Эриксон решил попробовать себя на стезе фэнтези. Вместе с другим археологом-филологом Ианом Эслемонтом он долго разрабатывал грандиозный и полный тайн мир Малазана. Сначала он был просто основой для ролевой игры, позже превратился в нереализованный киносценарий и, наконец, в знаковую для Эриксона книгу — «Сады Луны». Именно она принесла ему всемирную известность.

Писатель прямо говорит о том, что заполнение целого мира особенностями разных культур и его народов — один из его любимых процессов в работе. Самые разные сферы интересов проходят через него и могут найти свое отражение в «Малазанском цикле», как это уже сделали его любимые темы времен обучения археологии.

Тимоти Зан

«Физики и лирики»: 13 фантастов-ученых Книги, Лонгриды, Фэнтези, Длиннопост, Подборка, Что почитать?, Писатель

Тимоти Зан пришел в фантастику из физики. Причем его академическая карьера была достаточно серьезной, а писательством Зан начал заниматься в качестве хобби. Примерно три года занял у него путь до продажи первой книги, после чего он начать терзаться вопросом, кем он все-таки видит себя в будущем: физиком или писателем? Тогда будущий создатель Трауна подошел к решению основательно и организовал «великий эксперимент»: год академического отпуска от физики и работы с книгами, чтобы понять, насколько он в состоянии зарабатывать этот ремеслом.

За тот год (1980) Зан написал 18 различных произведений, которые принесли ему значительный (для начинающего писателя) гонорар. Таким образом «великий эксперимент» был признан удачным, и автор окончательно сменил физику на перо.

Через девять лет, успев стать обладателем премии «Хьюго» за произведение в малой форме, смог внести свой вклад в мир «Звездных войн». Эту задачу ему предложил издатель, с которым он как раз незадолго до того подписал контракт, так как Зан зарекомендовал себя талантливым автором научной фантастики. А дальше был «Наследник Империи», гранд-адмирал Траун и статус кумира фанатов далекой галактики.

Насколько сказалась физика на работе Зана, как писателя? Тому, кто пишет научную фантастику, всегда полезно знать, как работают законы физики, чтобы уметь обоснованно их нарушить при необходимости. Но это просто одна из множества деталей, которые сделали Тимоти Зана популярным и востребованным автором.

Питер Уоттс

«Физики и лирики»: 13 фантастов-ученых Книги, Лонгриды, Фэнтези, Длиннопост, Подборка, Что почитать?, Писатель

Питер Уоттс сам о себе говорит, что потратил большую часть взрослой жизни в попытках определиться, чем хочет стать — ученым или писателем — а в итоге стал и тем, и другим. Научную часть его карьерных интересов составляют морские млекопитающие, изучению которых он посвятил в общей сложности десять лет. Писательскую, впрочем, во многом тоже. Его романы показывают широкие познания автора в жизни подводного мира и эволюционной биологии. Именно роман, исследующий в оригинальном ключе вопросы эволюции человеческого сознания принес ему успех, но путь был долгим.

До идеи сделать свои научно-популярные публикации более «популярными» посредством «переезда» в область художественной литературы пришло к Уоттсу в конце девяностых. Дебютная книга автора, «Морские звезды», была встречена критиками и читателями тепло, но без восторга. Взгляд на «подводную» сторону романа был одновременно свежим и проработанным, но для безусловного успеха этого было не вполне достаточно. Вторая часть трилогии, открытой «Морскими звездами», достигла примерно той же высоты, тогда как третья провалилась коммерчески.

В итоге задача издать свою следующую книгу, «Ложная слепота», для Уоттса оказалась весьма непростой. От нее многократно отказывались издательства, а отсутствие предзаказов убило надежду даже на самый скромный тираж… В итоге писатель просто опубликовал роман в Сети для свободного чтения. И тогда случилось чудо. Создав действительно оригинальный взгляд на историю «первого контакта», Уоттс, наконец, добился не сдержанного одобрения, а искреннего восхищения читателей.

Аластер Рейнольдс

«Физики и лирики»: 13 фантастов-ученых Книги, Лонгриды, Фэнтези, Длиннопост, Подборка, Что почитать?, Писатель

Астрофизик и писатель — в двух этих профессиях Аластер Рейнольдс добился успеха. Систематически улучшая свои знания в области астрономии, Рейнолдс успел поработать в нескольких странах Европы. Первая художественная публикация автора состоялась, когда ему было около 25. Это был научно-фантастический рассказ в журнале Interzone. Оставалось десять лет до дебютного романа, «Пространство Откровения».

Первая книга заложила основу одноименной вселенной автора, где он применил свои познания в астрофизики для создания множества интересных концепций твердой научной фантастики. При этом Рейнольдс не старается быть нарочито-сложным, читаются его произведения с легкостью космооперы, они увлекательный и динамичны.

С 2000 года у Рейнольдса издается примерно по роману в год. Не все из них принадлежат к миру «Пространства Откровения»: автором были опробованы и космический нуар, и подростковые романы (именно YA «Мстительница» принесла ему один из двух «Локусов»). Также Рейнольдс продолжает работать с малой формой. А главное, что все это нисколько не вредит его карьере астрофизика в Европейском Космическом Агентстве и участию в разнообразных научных проектах.

Юн Ха Ли

«Физики и лирики»: 13 фантастов-ученых Книги, Лонгриды, Фэнтези, Длиннопост, Подборка, Что почитать?, Писатель

Юн Ха Ли — американский писатель с корейскими корнями. Его первый роман вышел в 2016 году, хотя до этого автор издал множество рассказов, часть из которых была замечена и удостоена наград. По образованию же Юн Ха Ли является математиком: одно время он занимался анализом энергетического рынка, а также преподавал свой предмет. Почти как «физики и лирики», только математик и фантаст.

И, надо сказать, что его специальность оставила на творчестве яркий след. Дебютный роман Юн Ха Ли, «Гамбит девятихвостого лиса», открывает цикл космической «календарной» фантастики. В жизни Империи все подчинено числам: следованию единому календарю, выполнению одних и тех же обрядов и праздников. Это влияет на саму ткань реальности, и, если где-то возникает «календарная ересь», часть имперской техники может просто выйти из строя… На эффективность работы оружия имеют влияния военные построения. Все сложно, серьезно и ужасно увлекательно!

В каком-то смысле автор пошел дальше, стараясь прописать менталитет людей, жизнь которых настолько сведена в техническую, числовую, рациональную область. Как они мыслят и говорят? Благодаря этому великолепному смешению математики с фантастикой, Юн Ха Ли получил премию «Локус» за дебютный роман.

Материал подготовлен редакцией издательства интеллектуальной фантастики fanzon.

Показать полностью 12
94

Ищу фэнтези-цикл [Найдено]

Читал десяток лет назад на самиздате, но сами книги родом из ранних нулевых. В цикле пять книг. К сожалению, о мире помню не так много. В основе местного мироздания стояли несколько невероятно могущественных магов, умеющих создавать миры, соединённые меж собой порталами. Затем эти маги поссорились меж собой на почве отношения к свободе воли магглов и во время разборок случайно устроили апокалипсис. Тем не менее двух магов, увлекающихся порабощением воли, удалось поймать, заковать в двемерит и посадить в тюрьму. Спустя многие века в сознании людей они стали тёмными божествами. Маг, который их поймал и с тех пор сторожил, соответственно, стал светлым богом.


О самом сюжете книг помню ещё меньше: первая часть во многом вводная и, вроде бы, посвящена тому, как простой паренёк пытается сберечь ключ от не работающего портала от лап колдуна - прислужника тёмных богов. Вторая - тому, как солдат проигрывающего войну королевства, не обременённый моральными принципами, случайно находит энергоглефу (или что-то подобное) из давних времён, с её помощью устраивает государственный переворот и начинает строить новую империю. Всё это, разумеется, часть хитрого плана тёмных магов и один раз, когда солдат переоценил свои силы, они даже вынуждены напрямую влезть в его шкуру и нашинковать врагов, потратив на это запас энергии, который копили долгие годы. В следующих книгах империя раскинулась уже на многие миры... а вот дальше всё как в тумане. Помню только, что в итоге тёмные маги всё же вырвались из своей тюрьмы, но к тому времени это уже была совсем не проблема. Финал истории и некоторые детали пока не буду спойлерить, вдруг найдётся кто-то ещё, кто захочет прочитать.

195

«Проблема с миром» Джо Аберкромби или сиквел, каким он должен быть

«Проблема с миром» Джо Аберкромби или сиквел, каким он должен быть Что почитать?, Фэнтези, Темное фэнтези, Книги, Отзыв, Обзор, Обзор книг, Рецензия, Джо Аберкромби

Джо Аберкромби — один из тех авторов фэнтези, чьи книги я беру читать сразу, как только они выходят. И меня он пока еще не разу не разочаровывал — хотя, конечно, как и у любого автора, какие-то романы нравятся меньше, а какие-то больше. «Проблема с миром» определенно попадет во вторую категорию.

В предыдущем романе, «Немного ненависти», с одной стороны был промежуточный финал и его основные конфликты получили ту или иную развязку. В то же время Аберкромби оставил более чем достаточно зацепок для дальнейшего развития история, и мог повести ее в самых различных направлениях. И то, которое автор выбрал, мне лично пришлось очень по вкусу.

Первые две трети романа вполне соответствуют его названию. Союз, пусть и дорогой ценой, одолевший внутренних и внешних врагов, вроде бы находится в состоянии мира. Однако на поверку тот оказывается весьма хрупок — его подтачивают амбиции и интриги одних героев, и глупость других. Аберкромби фокусирует внимание с одной стороны на политических интригах, за которыми в его исполнении очень интересно наблюдать. С другой стороны, вся это закулисная борьба становится катализатором для развития персонажей — причем зачастую в весьма неожиданного. Кто-то удивит приятно, кто-то нет, но как минимум Орсо, Савин, Рикки и Клевер в «Проблеме с миром» преподнесут сюрпризы.

А вот в финальной трети романа писатель переходит в войне и тут нас ждут эдакие «Герои» в миниатюре («Герои» — роман, целиком посвященный одной масштабной битве, возможно, лучший у Аберкромби). Здесь битва не столь масштабная и описана она не так подробно, но подход автор использует схожий — показывает сражение с точек зрения множества действующих лиц с обеих сторон, от рядовых до полководцев — и делает это очень убедительно и увлекательно.

Часто бывает так, что второй роман в трилогиях получается, если не проходным, то явно уступающим по накалу стартовому или заключительному (так, пожалуй, было и в первой трилогии самого Аберкромби). «Проблема с миром» явно не тот случай, и наоборот яркий пример того, как трилогия от первого ко второму тому только прибавляет. Надеюсь, эта тенденция продолжится и в финальном томе «Эпохи безумия».

Показать полностью
797

Свежее фэнтези с яркими и самобытными мирами

Хотя традиционно жанр фэнтези ассоциируется, прежде всего, сеттингами, навеянными европейским Средневековьем, хватает в нем и книг с другими, куда более оригинальными мирами. И в последнее время в фэнтези все больше книг с нетривиальными декорациями. О трех свежих примерах подобного, мы бы и хотели рассказать.

Адам Пшехшта — «Адепт»

Свежее фэнтези с яркими и самобытными мирами Книги, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Действие «Адепта» Адама Пшехшты разворачивается в Варшаве начала XX века, находящейся под властью Российской империи. Здесь, как и во многих других городах планеты, появились анклавы, где обитают демоны и откуда в остальной мир рвется магия. Такие места окружили серебряными прутьями, не выпускающими нечисть. Но сами по себе анклавы ценны в качестве источника алхимического оружия и лекарств.

«Адепт» полон драйвовых боевых сцен и приключений, но нельзя не отметить и образ Варшавы, которая становится по-настоящему магическим городом (а заодно вызывает некоторые ассоциации с Зонов братьев Стругацких). Пшехшта убедительно показывает разные социальные группы: русская аристократия, бедняки, спецслужбы — все они по-разному реагируют на обстановку в городе и перемены, которые происходят очень быстро.

Главный герой романа, фармацевт Олаф Рудницкий, делает незаконные вылазки в анклав ради добычи ингредиентов для своих лекарств. Там его находит отряд русских солдат, однако волей судьбы им приходится объединиться, чтобы выбраться из передряг. Таким образом Олаф начинает дружбу с русским офицером Александром Самариным и оказывается вовлечен во внутренний конфликт русской аристократии.

Жанрово «Адепт» напоминает классику исторических приключений — здесь тоже хватает погонь, перестрелок, дуэлей и придворных интриг. А то, как Пшехшта вплетает в реальную историю элементы алхимии и сверхъестественного, делает мир романа уникальным и чертовски атмосферным.

Гарет Ханрахан — «Молитва из сточной канавы»

Свежее фэнтези с яркими и самобытными мирами Книги, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Гарет Ханрахан — автор большого количества справочников и приключений по настольным ролевым играм. В работе над собственным дебютным романом он использовал свой многолетний опыт, отчего мир получился не только оригинальным, но и очень живым.

События «Молитвы из сточной канавы» происходят в огромном городе Гвердоне. Для кого-то это место, где процветает наука, в том числе алхимия. Для кого-то — трущобы, где опасность может поджидать на каждом углу. Кто-то довольствуется сетью подземных катакомб, в которых ошибочный поворот может привести к самым жутким и немыслимым созданиям. Ну а кто-то, вроде главных героев книги, решил совершить дерзкое ограбление, и его неудачный исход спровоцировал конфликт, затрагивающий божественных созданий.

Мир Ханрахана сложен, и потому не укладывается в короткие формулировки и привычные рамки. Автор смешивает политику, религию и игру сверхъестественных сущностей, и потому в первых главах большое внимание отводится истории Гвердона и его нынешней обстановке.

Но что впечатляет с первых же страниц, так это пестрота городских обитателей. Стража в виде свечей-сальников, обладающих немыслимой силой; существа с коллективным разумом, состоящие из тысяч червей и обладающие магией; веретенщики — создания, что пожирают других людей и копируют их внешность, голос, повадки... Перечислять причудливости мира можно долго, и авторская изобретательность по-настоящему впечатляет.

Тэмсин Мьюир — «Гидеон из Девятого дома»

Свежее фэнтези с яркими и самобытными мирами Книги, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

В основе романа Тэмсин Мьюир — мир, в котором на нескольких планетах обосновались Дома некромантов. В котором высокие технологии сочетаются с черной магией и поединками на мечах, а Император готовит для представителей всех домов испытание на заброшенной планете, где мертвецов и ужасающих монстров будет больше, чем живых людей.

В центре сюжета — восемнадцатилетняя мечница Гидеон и ее ровесница, наследница Девятого дома некромантка Харроу. Девушки ненавидят друг друга, но только вместе у них есть шанс пройти испытание и стать приближенными к Императору, заполучив невероятную мощь.

Примечательно, что Тэмсин Мьюир не выстраивает неспешно экспозицию, а сразу бросает читателя в гущу событий. На первый план выходят характеры главных героев, их юмор, едкие насмешки, попытки разобраться в происходящем. Но со временем мир романа становится более понятным и по-своему логичным — хоть и не перестает быть причудливым.

«Гидеон из Девятого дома» получился сразу и кровавым «камерным» детективом, и черной комедией, и боевым фэнтези с обилием фехтовальных и магических битв, а также чудовищ, напоминающих мифологию Лавкрафта. И все это смотрится гармонично, ярко и интригующе, чем явно заслуживает звания одного из самых нетривиальных фэнтези-миров последнего времени.

Материал подготовлен редакцией издательства интеллектуальной фантастики fanzon.

Показать полностью 3
273

Философы от фэнтези: жизнь и миры Генри Лайона Олди

Философы от фэнтези: жизнь и миры Генри Лайона Олди Генри Лайон Олди, Фэнтези, Фантастика, Книги, Писатель, Длиннопост

Многостаночники от литературы


Удивительных совпадений у писательского дуэта из Харькова много. Родились Громов и Ладыженский в марте с разницей всего в неделю: Ладыженский 23-го, а Громов 30-го. Но у писателей есть еще и общий день рождения: 13 ноября 1990 года. Именно в этот день было закончено первое совместное произведение писателей, юмористический рассказ о вампирах «Кино до гроба и…».


Еще до начала совместной творческой работы Громов и Ладыженский давали почитать свои произведения друг другу: это были не только рассказы, но и пьесы, и даже стихотворения (стихи Ладыженского легко найти в интернете). Со временем появилась идея: а почему бы не попробовать написать что-то вместе?

Философы от фэнтези: жизнь и миры Генри Лайона Олди Генри Лайон Олди, Фэнтези, Фантастика, Книги, Писатель, Длиннопост

Дмитрий Громов и Олег Ладыженский



Но если авторов двое, то почему бы им и не подписываться своими именами? В самом начале творческого пути так и было, но однажды им предложили публикацию в сборнике с Роджером Желязны и Генри Каттнером. Оказавшись в такой интересной компании, Громов с Ладыженским решили пошутить и придумали англоязычный псевдоним «Олди».


У этого переименования была и практическая сторона: в отличие от громоздкого сочетания имен и фамилий двух авторов, «Олди» звучало коротко и ясно, и явно лучше запомнилось бы читателям. Издатель сборника эту краткость не оценил и потребовал, чтобы к условной фамилии добавились еще и инициалы, но не просто буквы, а полное имя. Так и появился Генри Лайон Олди, где инициалы Г.Л. – от фамилий писателей, и Олди – это ОЛег и ДИма. Вместе с псевдонимом и совместным творческим днем рождения как бы появилась и третья личность.

Философы от фэнтези: жизнь и миры Генри Лайона Олди Генри Лайон Олди, Фэнтези, Фантастика, Книги, Писатель, Длиннопост

В начале 90-х родители Ладыженского переехали в США, он же остался в Харькове – не в последнюю очередь из-за литературной карьеры, которая только-только начиналась. У Громова же из-за литературы не сложилось с диссертацией: необходимый материал уже был набран, но писателю не хотелось заниматься бумажной волокитой, и вместо академической стези он выбрал писательскую.


В 1992-м Олди приехали в Ялту на семинар Всесоюзного Творческого Объединения Молодых Писателей-Фантастов, где у них в группе мастером был сам Сергей Снегов, которому на тот момент был уже 81 год. Вместе с Олди на этом семинаре были и другие будущие звезды, к примеру, Сергей Лукьяненко и Владимир Васильев.

Философы от фэнтези: жизнь и миры Генри Лайона Олди Генри Лайон Олди, Фэнтези, Фантастика, Книги, Писатель, Длиннопост

Сергей Снегов


Кроме литературы, в жизни Олдей был еще и театр «Пеликан», где Олег Ладыженский выступал в роли режиссера, в Дмитрий Громов – актера (одна из ролей – Вага Колесо в спектакле «Трудно быть богом» по повести братьев Стругацких). Совмещать две творческих работы, правда, удавалось только до 2000-го: слишком уж много сил и времени требует и то, и другое, поэтому от театра пришлось отказаться. Для Ладыженского, кстати, это фактически стало уходом из профессии: у него режиссерское образование.

Философы от фэнтези: жизнь и миры Генри Лайона Олди Генри Лайон Олди, Фэнтези, Фантастика, Книги, Писатель, Длиннопост

Олди на тренировке


Есть и еще одна внелитературная деятельность, объединяющая Громова и Ладыженского: каратэ. Оба занимаются этим видом спорта уже много лет. Как и в других восточных единоборствах, в каратэ есть, помимо боевых приемов, своя философская система, духовный подход, без которого освоение физических навыков вряд ли можно считать настоящим обучением боевому искусству. Здесь легко провести параллель с творчеством Олди: их формула успеха – «экшн + философия».


Мудрость, жанры и химеры


Читателей часто интересует, как же люди могут писать книги в соавторстве: ведь литература, кажется, творчество крайне индивидуальное. Олди считают, что дело не в распределении труда, а в том, что при объединении усилий выходит что-то с принципиально новыми свойствами, которыми индивидуальные работы не обладают.

Философы от фэнтези: жизнь и миры Генри Лайона Олди Генри Лайон Олди, Фэнтези, Фантастика, Книги, Писатель, Длиннопост

Творческое слияние, которое развилось за годы совместной работы, особенно хорошо заметно в интервью, когда Громов и Ладыженский легко подхватывают мысли друг друга, не противоречат и не спорят между собой. Видно, что за время знакомства они успели обсудить, кажется, все на свете, и пришли к консенсусу по большинству вопросов.


Олди, как они сами говорят, интересна не только конкретная история конкретных героев (Иванушка отправился в тридевятое царство, там сразился с Кощеем и заполучил Василису Премудрую), но и подтекст этой истории, те мысли, которые можно донести посредством захватывающего сюжета. Необязательно делать каждый роман неиссякаемым источником мудрости, где каждая реплика героев будет о смысле жизни (точнее, так делать вообще не рекомендуется), но все же философское начало в текстах Олди всегда сильно. Собственно, все, как в их любимом каратэ: есть экшн, который вполне может существовать и без духовной составляющей – но тогда это уже будет не каратэ, а просто боевая физкультура. Неудивительно, что с таким подходом к творчеству Олди (точнее, их книги) даже становились объектом диссертационного исследования.

Философы от фэнтези: жизнь и миры Генри Лайона Олди Генри Лайон Олди, Фэнтези, Фантастика, Книги, Писатель, Длиннопост

Угнаться за популярными темами и жанрами Олди не пытаются, но, бывает, попадают в яблочко даже без попытки выстрелить в мишень. Так было, к примеру, с романом «Путь меча», который в 90-х попал на гребень волны эпической фэнтези.


Олди в своем творчестве опираются на множество литературных стилей и жанров. В первую очередь, конечно, бросаются в глаза атрибуты из фэнтези и фантастики, которые обычно задают тон произведения, но этим все не ограничивается. В их книгах можно найти много элементов родом из так называемой «большой литературы», особенно из исторической и философской прозы. Есть не совсем уж малоизвестная составляющая, явно оказавшая влияние на стиль Олди: это так называемая химерная проза, направление в украинской литературе. Химерная проза отличается мифологичностью и поэтичностью: это видно даже в классических «Вечерах на хуторе близ Диканьки» Гоголя.


Циклы и космические симфонии

Философы от фэнтези: жизнь и миры Генри Лайона Олди Генри Лайон Олди, Фэнтези, Фантастика, Книги, Писатель, Длиннопост

Говорят, что есть два типа писателей: первые всю жизнь пишут одну книгу, вторые все время пишут разные. Это не значит, что кто-то из них лучше, как может показаться на первый взгляд: те же Олди, к примеру, сами называли свои произведения главами одной большой книги, которую они пишут почти тридцать лет. Пусть их персонажи и живут в разных вселенных, но на самом деле все они существуют в какой-то одной системе координат, которая гораздо выше (или, если хотите, глубже) локаций и жанровых атрибутов.


Чтобы даже по паре слов написать про все вышедшие книги Олди, придется издать свою собственную, поэтому, скрепя сердце, поговорим только об избранных произведениях.

Философы от фэнтези: жизнь и миры Генри Лайона Олди Генри Лайон Олди, Фэнтези, Фантастика, Книги, Писатель, Длиннопост

Разворот из книги


Знаковым для дуэта стало 13 ноября 1990, когда был закончен их первым совместный рассказ «Кино до гроба и…» о вампирах, захвативших Голливуд и снимающих только кино про своих сородичей. С это дня ведется летопись творчества Генри Лайона Олди.


Сами Олди говорят, что нет ни одной книги, за которую им стыдно и которую они считают откровенно неудачной. Но ситуация с признанием аудитории очень интересная: часто их произведениям начинают петь дифирамбы через несколько лет после выхода – а сразу по издании частенько ругают или же просто ничего особо не говорят. Так было, к примеру, с «Путем меча» и с «Черным баламутом». Хотя такую ситуацию нельзя назвать уникальной: нередко про только что вышедшие книги/фильмы известных создателей говорят пресловутое «раньше было лучше».

Философы от фэнтези: жизнь и миры Генри Лайона Олди Генри Лайон Олди, Фэнтези, Фантастика, Книги, Писатель, Длиннопост

С 1992 года начинает выходить цикл «Бездна Голодных глаз», где Олди делают не самый распространенный в жанровой литературе ход: внедряют в фэнтези разные виды искусства. К примеру, в «Витражах патриархов» стихи Гумилева становятся сильнейшими заклинаниями, а в романе «Войти в образ» весь мир взаправду становится театром, где главную роль играет новый бог из другого мира. Роман «Дорога», первый в цикле (если исходить из сюжета), совсем уже не похож на привычную читателям фэнтези – это скорее философская проза, где сверхъестественное оказывается художественным приемом. Любителям традиционного фэнтези или тем, кто хочет войти в жанр, вероятно, не стоит начинать с этой книги – а вот если хочется чего-то максимально необычного и масштабного, то милости просим.


В цикле на протяжении длинного отрезка времени мы наблюдаем за развитием миров, в которые периодически попадают наши сопланетники. Понять эволюцию этих миров не всегда просто, причинно-следственные связи здесь бывают весьма запутанными, но тем интереснее собирать из них полную картину происходящего. По «Бездне Голодных глаз» быстро становится понятно, что Олди не ищут легких путей, и рядовой фэнтези их книги язык не повернется назвать. Мечи, магия, мифические расы и прочая тематическая экзотика выскакивают в их книгах то тут, то там, но становятся скорее инструментом для раскрытия более глубокого замысла.

Философы от фэнтези: жизнь и миры Генри Лайона Олди Генри Лайон Олди, Фэнтези, Фантастика, Книги, Писатель, Длиннопост

Некоторые из идей «Бездны голодных глаз» неплохо сочетаются с «Ахейским циклом», который, в свою очередь, входит в межавторский цикл «Древняя Греция», часть которого написал украинский фантаст Андрей Валентинов. Интересно, что по времени написание состоящего из трех романов (но пяти книг) «Ахейского цикл» растянулось на семнадцать лет: между выпуском второй и третьей части прошло целое десятилетие. Цикл рассказывает об изнанке жизни героев мифов и легенд Древней Греции: Геракла ("Герой должен быть один"), Одиссея ("Одиссей, сын Лаэрта") и Амфитриона ("Внук Персея").


Оценить интерпретацию Олди сможет подавляющее большинство читателей: не очень-то много найдется людей, совсем не знакомых с древнегреческой культурой, которую «перерабатывали» уже и классики литературы, и компания «Дисней». В «Ахейском цикле» Олди с легкостью жонглируют именами богов и героев, но это отнюдь не пустое хвастовство: чувствуется, что авторы серьезно поработали над изучением источников и придумали действительно убедительные концепции закулисных событий.

Философы от фэнтези: жизнь и миры Генри Лайона Олди Генри Лайон Олди, Фэнтези, Фантастика, Книги, Писатель, Длиннопост

Еще один знаменитый цикл от Олдей – «Кабирский цикл», который тоже родом из второй половины 90-х. Роман «Путь меча», как показало время, стал одним из самых известных произведений дуэта и был переведен на несколько языков. Главной диковинкой мира этого романа становится холодное оружие, точнее, одушевленность этого оружия. Здесь у людей свой мир, а у мечей, кинжалов, пик и других колюще-режущих – свой, причем на людей они смотрят как на нижестоящих компаньонов. Вопреки засилью оружия, насилие здесь не приветствуется, и даже во время поединков Блистающие (народ-оружие) не калечат людей.


В «Пути меча» показана «феодальная утопия», как называют ее сами Олди: это похожая на средневековую ближневосточная цивилизация, где зазорно проливать кровь. Другой роман из цикла, «Дайте им умереть», показывает этот же мир спустя примерно восемьсот лет. Осмысление насилия и агрессии – центральная тема цикла.

Философы от фэнтези: жизнь и миры Генри Лайона Олди Генри Лайон Олди, Фэнтези, Фантастика, Книги, Писатель, Длиннопост

Пожалуй, самым масштабным циклом в творчестве Олди стала «Ойкумена», начатая больше десяти лет назад. Сюда входит несколько трилогий, первая из которых также называется «Ойкуменой» (или «Космической симфонией» - как альтернатива «космической опере»). Сюжетный потенциал этого мира поистине неисчерпаем – и все благодаря лежащей в его основании простой, но элегантной идее.


В древности отдельные народы и их культуры развивались параллельно: к примеру, греки, китайцы и австралийские аборигены вряд ли подозревали о существовании друг друга. Их миры ограничивались довольно небольшой территорией, за пределами которой было что-то неясное, да и не особо им интересное. А теперь представьте те же реалии, но в условиях космоса: народы, населяющие разные планеты и развивающиеся в отрыве друг от друга, пока не появляются условия для межпланетных перемещений. Это и есть мир «Ойкумены», в котором живет Лючано Борготта a.k.a. Тарталья, герой первой трилогии, изготовитель кукол-марионеток и мастер контактной имперсонации, гастролирующий по всей Галактике.


Возвращение в Японию

Философы от фэнтези: жизнь и миры Генри Лайона Олди Генри Лайон Олди, Фэнтези, Фантастика, Книги, Писатель, Длиннопост

Сейчас Олди работают над очередным «восточным» циклом под названием «Карп и дракон», которое недвусмысленно отсылает к Японии. На подходе вторая часть цикла под названием «Рассказы ночной стражи». События происходят в Эпоху Воюющих Провинций (XV-XVII века), и уже одно название этого исторического периода говорит о многочисленных несчастьях.. Высшие силы отвечают молитвам страждущих, и на людей снисходит дар: очень своеобразное бессмертие, под завязку обеспечивающее работой местные правоохранительные органы, точнее, недавно появившуюся службу Карпа-и-Дракона, расследующую связанные с даром дела.


Мир «Карпа и дракона» получился очень колоритным – впрочем, с яркостью японской культуры вкупе с талантом Олди по-другому и быть не могло. Тут вам не просто цветущая сакура: в «Карпе и драконе» найдется место и театру Кабуки, и поэтичным речам, и боевым искусствам, с которыми Олди знакомы не понаслышке. На фоне всего этого глава за главой разворачивается интеллектуальный детектив, в основе которого – невероятно странные убийства.

Философы от фэнтези: жизнь и миры Генри Лайона Олди Генри Лайон Олди, Фэнтези, Фантастика, Книги, Писатель, Длиннопост

Разворот из книги "Карп и дракон. Рассказы ночной стражи"


Творчество Олди в целом удивляет по многим причинам: размах и смелость, с которой они берутся за любые темы, ответственность за качественное представление этих тем, глубина замысла и умение драпировать эту глубину увлекательным сюжетом. Учитывая, что проза Олди давно уже приобрела культовый статус среди любителей русскоязычной фантастики и фэнтези, ознакомиться с ней точно стоит – тем более что в их пестрой библиографии найти книгу по вкусу удастся каждому.


Источник

Показать полностью 14
371

Многогранные фантасты

Множество людей, посвятивших себя творчеству, следуют принципу «найди нишу, в которой ты хорош, и реализуйся в ней». Фамилия режиссера или писателя обычно гарантирует, что в новом фильме или книге вас ждет фирменный стиль, что-то новое, но привычного формата. Это удобно и для творцов, которые развивают свой успех в выбранной области, и для поклонников, которые могут быть практически уверены, что новинка придется им по вкусу.

Но есть авторы, которые пробуют себя в разных стилях, жанрах и направлениях, неизменно добиваясь успеха. Конечно, фирменные «фишечки» зачастую продолжают прослеживаться, будь то слог повествования или проблематика, но такие писатели регулярно преподносят своим читателям сюрпризы. О нескольких авторах, которые ярко себя проявили в разных направлениях, и хотим рассказать.

Чайна Мьевиль

Многогранные фантасты Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Ужасы, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Один из тех писателей, которых буквально невозможно поместить в рамки. При всем разнообразии произведений Мьевиля, они неизменно имеют глубокую, интеллектуальную и хулиганскую сторону.

Несомненно, Мьевиль узнаваем по крайней мере в том, насколько странен. В его романах нет «базовых» завязок и декораций, они цепляют своей оригинальностью с самого начала. Эта фирменная странность в сочетании со сложными и интересными идеями создают своеобразную мозаику всех возможных способов воздействовать на читателя. Лингвистическая фантастика, где главная героиня является живой частью речи для инопланетного Языка. Море беспорядочных рельсов, которые, как корабли, бороздят поезда в вечной охоте за гигантскими подземными животными. Два города, существующих параллельно, где граница пролегает только в сознании людей… Мьевиль отказывается искать простые пути.

Кроме этого книги автора часто затрагивают вопросы классовой борьбы и других видов конфликтов бесправных и тех, кто наслаждается привилегиями. Но множество метафор позволяют делать это максимально ненавязчиво. В итоге каждая книга Мьевиля — неповторимый эксперимент и самобытное произведение. Даже знаменитая («визитная» в каком-то смысле для писателя) Нью-Корбюзонская трилогия — по сути три отдельных романа, связанных общим миром. Так что, если вы собрались познакомиться с творчеством Мьевиля, отнеситесь ответственно к выбору первой книги: Мьевиль может быть очень разным. И хотя жанры он скорее обыгрывает, чем следует их законам, они вполне могут послужить подсказкой для читателя, чтобы найти «свой» роман.

Нил Стивенсон

Многогранные фантасты Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Ужасы, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Первый роман Стивенсона, который придет в голову большинству любителей фантастики — это «Лавина». И не случайно: это культовый роман, который открыл врата посткиберпанка, вернув неоновое технологическое будущее «на арену» фантастической литературы. Значит ли это, что дав жанру второе дыхание, Стивенсон остался верен ему в своем творчестве? Отнюдь.

Технологии, программирование и виртуальная реальность являются постоянной областью интереса писателя. Во многом от основателей киберпанка Стивенсона в свое время отличало то, что он действительно разбирался в том, как работают компьютерные технологии. Это заметно не только по тому, насколько точны оказались его прогнозы, но и в том, как уверенно и просто он описывает те или иные технические процессы.

Этот «профиль» Стивенсона заметен как в около-киберпанковых произведениях, так и в романе-катастрофе «Семиевие», который писатель выпустил в 2015 году. Сюжет посвящен тому, как избранные представители человечества вынуждены покинуть планету, перебравшись на космическую станцию, а также возникающим в процессе конфликтам, драмам и, наконец, возвращению на поверхность планеты. Можно сказать, что в отличие от большинства романов Стивенсона, «Семиевие» достаточно далеко отходит от концепции «книги-предупреждения» и «книги-пророчества». С другой стороны, здесь можно наблюдать, как автор буквально препарирует идею о созидательности и разрушительности, на которую способны люди.

Другим экспериментом с жанром стала написанная в соавторстве с Николь Галланд книга «Взлет и падение ДОДО». Она рассказывает про тайную правительственную организацию, которая пытается вернуть магические умения прошлого и поставить себе на службу. Перемещения во времени здесь соседствуют с обоснованной магией, так что грань между научной фантастикой и фэнтези может быть трудно найти, но все-таки соавторы пытаются быть в первую очередь научно-правдоподобными. И исторически-точными. Впрочем, «путешествовать в прошлое», а не в будущее в своих работах Стивенсону не в новинку: в конце 90-х-начале 00-х он работал над «Криптономиконом» и «Барочным циклом», где исторические события и персоны играют значительную роль.

Ким Стэнли Робинсон

Многогранные фантасты Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Ужасы, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Ким Стэнли Робинсон известен прежде всего, как автор «Марсианской трилогии». Это действительно самая масштабная и известная работа автора, настоящая эпопея о колонизации Красной Планеты. Но творчество Робинсона не ограничивается Марсом и даже научной фантастикой. Например, недавно на русском вышел роман «Годы риса и соли», написанный в 2002 году и получивший премию «Локус», в жанре альтернативной истории. Проходя сквозь века, Робинсон строит предположения о том, как развивалась бы цивилизация, если бы Европа пострадала от Чумы гораздо сильнее, чем в реальности, и не смогла взять прогресс в свои руки.

Начал Робинсон свою карьеру с «Калифорнийской трилогии», в которой предлагает три варианта сценария будущего своего родного края — постапокалиптический, антиутопический и утопический.

А самые новые романы Робинсона — «Нью-Йорк 2140» и «Красная Луна» происходят в одной условной вселенной будущего. «Красная Луна» имеет достаточно динамичный сюжет, но не меньше внимания писатель, как всегда, уделяет проработке вопроса, как реально могла бы выглядеть колонизация Луны? А если сделать упор на том, что Китай победил в космической гонке? Ему действительно интересно делать предположения и простраивать картину. «Нью-Йорк 2140» состоит из этого по большей части. Это такие зарисовки из знакомого всем города, но много лет спустя и после глобального потепления и повышения уровня мирового океана. Просто быт затопленного Нью-Йорка, как кому-то может показаться. На самом деле, в этих книгах присутствует колоссальная проработка социальных, экономических и политических аспектов такого будущего.

По работам Робинсона можно заметить, что ему всегда интересен масштаб. И этот интерес он может выразить через любой выбранный жанр: твердую научную фантастику, космооперу или альтернативную историю. Писатель старается быть максимально достоверным и убедительным, какой бы материал ни попался ему в руки. Готовьтесь, что героев окажется много, что они будут не только действовать, но и довольно много рассуждать, дискутировать и искать ответы на вопросы, которые интересовали автора при работе над книгой.

Тэд Уильямс

Многогранные фантасты Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Ужасы, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Тэду Уильямсу славу и репутацию мастера фэнтези принесла масштабная эпопея «Орден Манускрипат». Детально проработанный мир, история мрачная, но в то же время очень душевная, обилие интриг и неоднозначные герои — вот лишь часть из многочисленных козырей цикла. Но в то же на счету Уильямса есть трилогия о Бобби Долларе, ангеле-адвокате с дурным характером, который вляпывается в большие неприятности. А потом в следующие. Вообще он просто хотел выпить виски после того, как отстоял право очередной души отправиться в рай, но вот уже почему-то изобличает пороки мироздания в зале суда…

А еще у писателя есть анималистическое фэнтези про котов (где мир, кстати, тоже неожиданно глубоко проработаны культура и мифология кошачьего народа). Этот роман, «Хвосттрубой», является, кстати, дебютной изданной работой Уильямса, за три года до «Трона из костей дракона». А еще автор весьма ярко проявил себя на ниве фантастики с циклом оригинального посткиберпанка «Иноземье».

Уильямс буквально писатель-хамелеон, который просто блестяще выполняет любую работу, за которую только возьмется. Его вдохновляют разные вещи, концепции и жанры, через которые их можно выразить. Так что ограничиваться чем-то одним в его случае просто не имеет смысла.

Роджер Желязны

Многогранные фантасты Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Ужасы, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Роджер Желязны — автор невероятно многогранный и подкупающий богатством фантазии. Его знаковые «Хроники Амбера» буквально невозможно описать в двух словах так, чтобы их прелесть была понятна. Земля — один из множества миров-отражений, а где-то в эпицентре множество наследников сражаются и интригуют, чтобы заполучить власть над гораздо более значимым миром? Но как же вопрос перемещения между Землей и Амбером, фамильная магия его правящей ветви и множество других тонких деталей, которые делают это произведение уникальным? И все-таки это героическое фэнтези.

Совсем другое дело «Этот бессмертный» — дебютный роман автора в жанре постапокалиптической научной фантастики. Или атмосферная городская мистика — «Ночь в тоскливом октябре». Иногда кажется, что творчество Желязны — просто некий чистый поток воображения, который он едва успевал облекать в слова и сюжеты. Не даром на счету Желязны около 20 романов и четыре сборника рассказов.

Он также часто обращался за вдохновением к различным мифологиям, и это, разумеется, тоже повлияло на различия в его произведениях. Индуистика и мифы об Артуре достаточно далеки друг от друга, чтобы книги, которые так или иначе ссылаются на них, тоже были не слишком похожи. Так что разные работы Желязны объединяет в основном то, что они стали классикой жанров фантастики и фэнтези. И, надо сказать, легко и с удовольствием читаются через годы.

Материал подготовлен редакцией издательства интеллектуальной фантастики fanzon.

Показать полностью 4
190

Фантастика и фэнтези октября 2020

В середине осени успело выйти немало ярких книжных новинок в жанрах фантастики и фэнтези. И вот девять любопытных книг, на которые стоит обратить внимание.

Лю Цысинь — «Эпоха сверхновой»

Фантастика и фэнтези октября 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Ужасы, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Новая книга от автора «Задачи трех тел» — на самом деле не совсем новая: в Китае она вышла еще в конце прошлого века и стала дебютом автора в крупной форме. Но лишь недавно «Эпоха сверхновой» добралась до остального мира. Согласно сюжету, после взрыва сверхновой звезды все люди старше 13 лет обречены на смерть в течение года — таковы особенности влияния излучения, что дойдет до Земли.

Власть над Землей оказывается в руках детей, и здесь Лю Цысинь отрывается по полной. Книга, с одной стороны, полна жестокостей и безумных мировых изменений (например, в Антарктиде дети готовят арену для сражений с использованием танков, минометов и гранат). Роман не случайно сравнивают с «Повелителем мух». Однако в нем достаточно моментов светлых и оптимистичных.

Марта Уэллс — «Стратегия отхода»

Фантастика и фэнтези октября 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Ужасы, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Вторая книга из цикла «Дневники Киллербота» — продолжение «Отказа всех систем». Главным героем выступает боевой андроид, который взломал свой контрольный модуль, обрел свободу и регулярно влипает во всевозможные неприятности, хотя предпочел бы просто наслаждаться плодами популярной культуры. В издание вошли третья и четвертая повести цикла.

Шон Хэмилл — «Космология монстров»

Фантастика и фэнтези октября 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Ужасы, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Книга для тех, кто соскучился по олдскульным хоррорам с атмосферой в стиле «Оно» Кинга или «Очень странных дел». Сюжет разворачивается в конце 1960-х и рассказывает о семье Тернеров. Отец семейства, большой любитель Лавкрафта, начинает странно себя вести: он одержим созданием «дома с привидениями». Жена и дети пытаются вернуть его в реальность, не веря, что описанные им монстры реальны, а их жизнь находится в опасности.

Нил Стивенсон — «Падение, или Додж в Аду»

Фантастика и фэнтези октября 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Ужасы, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Первый том нового романа Нила Стивенсона, автора «Лавины», «Алмазного века», «Семиевия» и других знаменитых книг в жанре научной фантастики. Новая история посвящена миллиардеру Ричарду Фортрасту, сознание которого после смерти оцифровывают и спустя некоторое время переносят в виртуальную реальность, созданную как этакую утопию для человечества — точнее, для тех, кто умер в реальном мире и теперь может осваиваться в Битмире, создавая реальность под себя. Но на деле новый дивный мир походит скорее на ад.

Макс Максимов — «Видеоблог вампира»

Фантастика и фэнтези октября 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Ужасы, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Новый роман от Макса Максимова, видеоблогера, который в 2019 году прогремел сборником «Апокалипсис³» и романом «На Марс». В центре сюжета новинки — столетний вампир, который завел видеоблог, чтобы донести свое творчество до большой аудитории Сети.

Столкнувшись в Сети с погоней за хайпом, информационным мусором и жаждой дешевой популярности, герой решает разделаться с самой популярной певицей Сети, в которой видит символ людской деградации.

Лия Арден — «Золото в темной ночи»

Фантастика и фэнтези октября 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Ужасы, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Лия Арден прогремела с циклом «Мара и Морок», ставшим одним из ярчайших событий года в отечественном фэнтези. Эта дилогия удостоилась большого количества лестных отзывов от читателей и блогеров. Теперь вышел новый роман Арден «Золото в темной ночи», вдохновленный арабской мифологией и открывающей новый фэнтезийный цикл писательницы.

Робин Хобб — «Судьба Убийцы»

Фантастика и фэнтези октября 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Ужасы, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Вышел заключительный том трилогии «Сага о Фитце и Шуте» из многотомного сериала Робин Хобб о мире Элдерлингов. Фитц узнает, что его дочь все еще можно вернуть. Герой и его спутники окажутся на загадочном Белом острове, роковом месте, от которого будет зависеть их дальнейшая судьба.

Джон Скальци — «В клетке. Вирус. Напролом»

Фантастика и фэнтези октября 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Ужасы, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Напряженный и актуальный триллер от Джона Скальци. По сюжету, по миру распространяется новый вирус — одни переносят его как грипп, другие теряют возможность двигаться. Главный герой Лесли Ванн берется за расследование убийства, в котором фигурируют хадены, жертвы вируса.

Алексей Пехов — «Белый огонь»

Фантастика и фэнтези октября 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Ужасы, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Увидел свет четвертый том серии «Синее пламя» от Алексея Пехова — одного из самых ярких русскоязычных фэнтезийных циклов последних лет. Время Шестерых осталось в далеком прошлом, но все еще есть те, кто помнит ту эпоху. И теперь Шерон из Нимада, ставшей некромантом, придется использовать белый огонь, чтобы противостоять тьме.

Материал подготовлен редакцией издательства интеллектуальной фантастики fanzon.

Показать полностью 8
25

Мать Севера: Голый Край - 22

Очередное утро у меня началось с того, что я решила навестить Берту — мать братьев-пиявок.

Дело в том, что до этих пор я как могла заботилась о своей собственной матери, однако быстро начала понимать, что это отнимает слишком много времени. Отцу не понравилась бы моя мысль, но я была уверена, что поступаю правильно. В конце концов, если я буду тратить время на уход за инвалидом вместо работы, я вряд ли смогу чего-то действительно достичь.

Потянувшись, я выползла из-под мягкой и теплой шкуры. Мама лежала рядом, безучастно глядя в небо, затянутое серыми тучами. Ей не становится лучше и, честно говоря, я понятия не имела как ей помочь.

Денек был довольно паршивый. Погода совсем не радовала — с моря в нашу маленькую бухту задувал прохладный, пронизывающий ветер, а очередное облако на небе так и грозилось разразиться громом и ливнем.

С такими мыслями я пошла по лагерю в сторону места, где обитала семья Варса и Снорри. Краем глаза я при этом то и дело подмечала, как люди вокруг поглядывают на меня то ли с опаской, то ли с интересом. Оно и понятно — на их месте мне тоже было бы интересно что я опять задумала.

Братья заметили меня издалека и младший, Варс, улыбнувшись, помахал мне рукой. Я улыбнулась ему в ответ и подошла ближе.

— Доброе утро, мальчики. Доброе утро, Берта, — подойдя к их палатке я низко поклонилась.

— И тебе, — сухо ответила полноватая, немолодая женщина. — Сядь к очагу и вкуси явств.

Надо заметить, что ее предложение было ничем иным как традицией. Во все времена, кроме долгого голода, если прийти на порог дома северянина, то хозяйка предложит тебе разделить с обитателями жилища пищу. Впрочем, именно этот официоз и настораживал меня, хоть и понять отношение Берты ко мне я вполне могла.

— Я... — хотела я было отказаться, но почувствовала, как пустой живот неприятно кольнуло. — Спасибо, не откажусь.

Я присела у небольшого костра, на котором в небольшом глиняном горшке варилась ароматная полбяная каша. Братья безотрывно глядели на меня, однако Варс лишь пожал плечами, когда я кивнула в сторону его матери.

— Зачем пожаловала к нам? — начала наконец Берта, помешивая варево длинной деревянной ложкой.

— Разве я не могу просто так вас навестить?

— Нет, — отрезала женщина. — Ты — точно нет.

Я шумно вздохнула и слегка усмехнулась. Впрочем, смешно было только мне, в то время как Берта моей радости явно не разделяла.

— Ну так? — снова спросила она.

— Я хочу попросить вас о помощи.

— Варс, Снорри, помогите ей. — ни секунды не думая сказала она братьям.

— Нет-нет, вы не так поняли, — я покачала головой. — Я хочу попросить о помощи именно вас.

— Я вряд ли смогу кого-то убить, девочка, — наконец усмехнулась она, однако такой смех меня совсем не радовал. — Даже представить не могу что тебе от меня надо.

После этих слов она осторожно сняла горшок с огня, прикрыв руки длинными рукавами чтобы не обжечься, и принялась осторожно сливать воду под дерево, что-то приговаривая себе под нос. Я оглянулась на Варса, но тот лишь прислонил указательный палец к губам и я понимающе кивнула, не решившись отвлекать женщину от ее беседы с деревом.

Наконец, когда она закончила и стала ложкой накладывать кашу по плошкам, я заговорила:

— Я хочу попросить вас позаботиться о моей матери.

— Теперь и мать предать готова? — она вздохнула, передавая плошку с кашей Снорри.

— Я не предаю ее. Просто я не могу заботиться о ней как следует, а кроме вас мне некого попросить.

— Мне и двух детей хватает... — ворчливо ответила она и протянула кашу Варсу.

— Я заплачу вам своей долей зерна, Берта. Только прошу, возьмитесь ухаживать за моей мамой!

— Не ори так! — она резко шикнула на меня и огляделась, проверяя, не слышал ли кто моих слов. — Дурочка... Не нужно мне твоего зерна. В память о дружбе наших мужей я, позабочусь о Хельге, само собой. Но ее не исцелит моя забота — лишь любящая дочь рядом.

— Благодарю вас, Берта, — я кивнула ей и приняла у нее из рук свою порцию. — Но все же я не могу вечно быть рядом с ней. На моих плечах судьба всех людей вокруг.

— Да знаем мы, знаем, — отмахнулась она. — В твоем возрасте дети нормальные играются да проказничают, а ты старостой стала... Еще и мальчиков за собой утянула, да сиротку эту...

Берта тяжело вздохнула и покачала головой, с измученным видом глядя на меня.

— У меня есть одно условие. — она взглянула мне прямо в глаза.

— Какое же?

— Я не верю твоим клятвам, как и многие, но... Пообещай, что со Снорри и Варсом не случится ничего плохого. Я все-равно не смогу оградить их от тебя, да? — с этими словами она взглянула на мальчишек, слегка улыбнувшись, и в ответ на это Варс уверенно кивнул, а Снорри что-то пробурчал себе под нос.

— Они — моя семья, Берта. А это все, что имеет значение. — я кивнула ей в ответ, однако на мои слова женщина лишь усмехнулась.

— Оно и видно, мать-то прям расцвела от твоей заботы...

Я хотела было ответить ей, но вовремя поймала себя на мысли, что это будет не самым разумным решением, и поэтому лишь молча скрипела зубами. Глубоко вздохнув, я тихо произнесла:

— Так будет лучше для нее. Спасибо за завтрак, Берта.

— Ступай с миром. — она махнула рукой на прощание.

Отойдя от палатки этой семьи, я с облегчением вздохнула. Одна насущная проблема была решена, и это не могло не радовать. И даже желудок теперь был не таким пустым, а значит можно было начинать заниматься более серьезными проблемами.

Для себя я выделила целый список вещей, которые требовали срочного вмешательства:

Во-первых, у меня в лагере все еще была женщина, которой день ото дню лучше не становилось. Возможно, антибиотики могли бы помочь ей бороться с заражением, но вокруг не было ни одной аптеки или супермаркета, а я из прошлой жизни запомнила только лишь о чудодейственном влиянии подорожника на разбитые коленки.

Во-вторых, очень острым оставался вопрос с обеспечением жильем всех жителей деревни до наступления холодов. Люди все еще ютились в крошечным палатках, а кто-то и вовсе спал под открытым небом. Так мы не сможем пережить даже одну зиму, чего уж говорить о двух годах до первого сбора налогов.

В третьих, необходимо было поставить на поток ловлю рыбы и добычу жира для производства мыла. Дело в том, что предыдущие две проблемы, в общем и целом, можно было решить, если я сумею решить конкретно этот вопрос. И сейчас, глядя в сторону берега, я видела, как плотники устанавливают горизонтальные мачты для рыболовных сетей на оставшийся драккар.

Но стоило заняться всеми вопросами по порядку, поэтому я направилась в сторону одной из скал, где расположился наш небольшой госпиталь. Место это было выбрано не случайно — скала, нависающая над небольшой палаткой из шкур, позволяла укрыться от ветра хотя бы с одной стороны.

Еще издалека, на подходе к госпиталю, я увидела Хьялдура, который что-то увлеченно пытался растолочь пестиком в небольшой ступке.

— Эй, учитель! — крикнула я ему и он поднял взгляд. — Доброе утро!

— Какая же ты громкая... — вздохнул он, но затем улыбнулся мне. — Как ты?

— Голова побаливает, а в остальном хорошо, — отмахнулась я. — Как больная?

— Ни лучше, ни хуже. У нее жар, и я не могу его сбить, потому что у меня совсем не осталось трав. А вообще за ней следит тот парнишка.

— Парнишка? — задумчиво протянула я. — Свен? Он?

— Да-да, этот, — ответил Хьялдур и, кряхтя, встал на ноги, распрямляя плечи. — Говорит, мол, сейчас все-равно лучше занятия не найдет.

— Угу, — кивнула я. — И какие у нас варианты? Ты можешь ее вылечить?

— Ну... — протянул Хьялдур и с грустью в глазах посмотрел на меня. — У меня и вправду не осталось лекарств. На этом склоне не растет ничего полезного. Теперь у меня осталась только одна идея.

— Какая же?

— Это... — он протянул мне ступку с порошком грязного белого цвета. — Это смесь из коры ивы, листьев березы и корня беловрянки.

— Порошок видений? — спросила я. — Как он поможет?

— Он облегчит ее боль, — ответил Хьялдур и снял с пояса небольшой полотняный мешочек.

Открыв его, он вытащил наружу маленькое, удлиненное каменное лезвие. Примерно такими же мои рабочие сверлили камень над фьордом.

— У меня не осталось идей, кроме как выпустить жар через голову.

— Чего?! — воскликнула я и от удивления выронила ступку с порошком.

Хьялдур в отчаянии простонал, падая на колени и глядя на то, как его снадобье уносит прочь ветер.

— Ну чего ж ты...

— Хьялдур, ты сдурел?! — снова закричала я и щелкнула ему пальцами по лбу. — Дырка в черепе ей не поможет!

— Из нее выйдет дурной дух. — твердо ответил друид. — И ей станет лучше.

— Не станет, поверь мне..! — взмолилась я, обхватив его голову руками за щеки и глядя ему прямо в глаза. — Ее болезнь не от злых духов, а от крошечных животных, которые попали в ее кровь.

— Каких-таких животных? — ворчливо переспросил он, подняв бровь и от раздражения забавно двигая усами.

— Они называются бактерии, учитель. Почти все болезни происходят, когда бактерии попадают в тело человека и начинают там размножаться. А внутри тела, в крови, есть охотники, которые истребляют этих животных, племя "иммунитет".

Хьялдур с серьезным видом оглядел меня, а затем тихо прыснул от смеха. Его плечи затряслись, он явно с трудом сдерживался, чтобы не засмеяться.

— Ничего смешного! — воскликнула я. — Я говорю правду! Это узнали люди из другого мира, из родины духа Дмитрия!

И, наконец, Хьялдур засмеялся в голос, обхватив мое тело своими огромными руками и прижимая к себе. Я запротестовала, стала пытаться вырваться, однако когда друиду было весело ему всегда дико хотелось кого-то обнять, а других жертв, помимо меня, вокруг не было.
Моим спасением стал Свен, уставшая морда которого высунулась из закрытой палатки.

— Тише! Она спит! — шикнул он на нас, и Хьялдур, с трудом сдерживая себя, перестал смеяться в голос.

— Извини, Свен. — громким шепотом ответила я ему.

И после получения извинений юноша скрылся в своей палатке, что-то пробурчав себе под нос.

— Хьялдур, я прошу тебя, не глупи. Позволь мне заняться ее лечением. — я наконец смогла оттолкнуть друида от себя и с серьезным видом посмотрела ему в глаза.

— Нет. — отрезал он. — Никому не позволяется врачевать с непокрытой головой.

Я нахмурила брови, отчаянно пытаясь понять серьезность сказанного.

И с одной стороны, я и вправду не видела, чтобы он лечил кого-то без своего оленьего капюшона. Но с другой стороны, сейчас не время вредничать!

— Хьялдур, пожалуйста... — взмолилась я.

— Нет. — так же твердо ответил он. — И не проси. С непокрытой головой врачевать нельзя.

— Ну так дай мне свою шапку!

— Мою Ними?! — воскликнул он, снимая капюшон с немытой головы и обнимая его, словно ребенка. — Нет уж!

— Хьялдур!

И вдруг друид загадочно улыбнулся. Я непонимающе взглянула на него, но он лишь молча натянул капюшон обратно на голову и встал на ноги, отходя к палатке. Рядом с ней покоился большой мешок с его вещами, в котором он принялся что-то активно искать.

— Видишь ли, Майя... — начал он. — Ты не друид. Пока что. Я не могу дать тебе это. — с этими словами он убрал прядь волос со своей шеи и указал пальцем на татуировку в форме дерева с пышной кроной и огромными корнями. — Но...

Он наконец повернулся ко мне. В его руках был изящный капюшон из перьев ворона, скрепленных между собой причудливым узорчатым плетением.

Я не смогла произнести и слова, и лишь завороженно смотрела на то, что могла бы назвать настоящим произведением искусства. Одного лишь взгляда на капюшон хватило бы, чтобы понять как много часов кропотливого труда было вложено в изготовление такой красоты.

— Но... Хьялдур... — наконец выдавила я из себя и друид тихо засмеялся. — Когда..? Сколько ж воронов ты убил ради...

— Ни одного, — он широко улыбался. Сделав шаг в мою сторону, он опустился на одно колено и аккуратно надел капюшон мне на голову, не забывая подвязать его крепким шнурком под подбородком. — С того самого дня, как ты впервые появилась на пороге моего дома с отцом я понял, что ты от меня не отвяжешься.

Я издала тихий смешок, чувствуя, как от волнения к глазам подступают слезы.

— И что ты будешь замечательным друидом, Майя, — он наконец надежно закрепил капюшон на моей голове и взглянул на меня, широко улыбаясь. — Два раза в год я обходил все гнезда воронов в запретном лесу, забирался на самые высокие деревья чтобы найти их перья, и... Тебе хоть нравится?

Не говоря ни слова, я кинулась на шею друида, заливаясь слезами радости и крепко его обнимая. Он лишь похлопал меня по спине, тихо посмеиваясь.

— Вот теперь тебе можно врачевать, дорогая ученица. — ласково сказал он и вытер пальцами слезы с моих щек. — Пойдем.

Взявшись за протянутую мне руку, я вместе с Хьялдуром прошла внутрь палатки, в которой была практически кромешная темнота. Друид подпер шкуру на входе палкой чтобы свет проникал внутрь, а я в это время уселась у больной женщины.

Ее дыхание было тяжелым и сбивчивым. Волосы липли к лицу от пота, а глаза были прикрыты.

Возможно, она и вправду спала, однако даже так она находилась в бреду от температуры. Готова поспорить, что сейчас ей снились кошмары.

— Оставляю ее тебе. Но если не получится... — заговорческим тоном протянул Хьялдур, похлопывая по мешочку со сверлами, висящему у него на поясе.

— Да поняла я! Все, кыш! — шикнула я на него, а затем тихо обратилась к Свену. — Расскажи мне о ней.

— Ее зовут Анника. Ее муж прикрывал беженцев, когда мы все отходили к кораблю.

— Не-е-ет... — застонала вдруг женщина, извиваясь на своей лежанке из шкур. — Юрий... Юрий..!

— Юрий? — удивленно спросила я.

Свен кивнул.

— Так звали ее мужа. Юрий Семецкий. Он был, вроде как, не из северных племен.

— Оно и видно... — протянула я. — А откуда, не знаешь?

— Из страны далеко на юго-западе, за землями Коммунахты. — тихо ответил он. — Те земли зовут Вольницей, а людей из той страны — гетами.

Я медленно кивнула, пытаясь переварить полученную информацию.

Значит, все-таки есть в этом мире настоящие страны, а может быть и целые цивилизации. Это, надо сказать, обнадеживало и пугало одновременно: есть у кого позаимствовать ценные знания и опыт, но и есть кому вторгнуться на наши земли и покорить нас. Если они хотя бы чуточку сильнее нас, то уже можно сказать что мы покойники.

— Откуда ты так много знаешь про эту женщину и ее мужа? — обратилась я вновь к Свену.

— Ты никогда не спрашивала о моем имени. — все так же спокойно ответил юноша, поднявшись на ноги насколько позволяла высота палатки и отходя к выходу. — Мое имя — Свен Юрсон, сын Юрия.

Так он ее сын! Это его мать! Надо было догадаться, что не просто так он крутится вокруг больного человека!

— И если ты сумеешь спасти ее, то я вверю тебе свою жизнь, Майя Бортдоттир. — сказал он напоследок, вылезая из палатки.

Очередная сложность. Конечно, хорошо, что теперь я не за просто так буду заниматься ее лечением, однако на кону стояла верность пусть и одного, но все-таки человека. Лишних друзей не бывает, это я уяснила благодаря событиям прошедшей недели, а такого крепкого парня я могла много для чего применить.

Впрочем, хватит рассуждений. Пора действовать.

Анника лежала на нескольких больших шкурах, уже пропитавшихся ее потом, совершенно обнаженная. Не сказала бы что меня очень интересовало ее тело — в моем возрасте гормоны, видимо, еще не дали о себе знать, поэтому я могла спокойно заниматься ее осмотром.

Хьялдур, стоит заметить, прилежно исполнял мои указания по поводу лечения больных. На теле женщины виднелось множество ран от заражения, которые друид явно обрабатывал мылом моего производства. И если сами по себе раны, в общем и целом, были чистыми, то вот виднеющиеся тут и там воспаления меня совсем не радовали.

Основным очагом заражения была правая рука — она почти полностью была покрыта следами от волдырей. К слову, даже после правильной обработки и лечения оных на теле оставались огромные оспины, иногда настолько серьезные, что кожа отсутствовала совсем и можно было разглядеть пораженную плоть. Таким образом я могу предположить, что мы имеем дело с некротическими бактериями, с которыми, увы, сам по себе иммунитет человека не справляется. В подтверждение моей теории служит общая припухлость зараженной конечности — явный признак поражения вышеописанными бактериями.

В такие моменты я благодарила себя из прошлой жизни, ведь это была едва ли не единственная вещь из школьного курса биологии, которую я запомнила. И то запомнила лишь потому, что слово "некротический" звучало до ужаса круто.

Если вспомнить о примитивной медицине, то помимо различных трав на ум мне приходит одна довольно спорная вещь — кровопускание. Чисто технически, уменьшив количество крови в организме, я должна заставить тело вырабатывать свежую кровь, полную лейкоцитов. Впрочем, я могу быть неправа, и тогда я только сделаю хуже. Но сомневаться было некогда.

Я поделилась своими мыслями насчет больной с Хьялдуром, но тот явно сомневался в моих методах.

— Да, мы практикуем кровопускание, но не при таких болезнях... — задумчиво протянул он. — Ты уверена?

— Нет, — я покачала головой. — Но в отсутствии лекарств у нас нет выбора, верно?

Хьялдур похлопал по мешочку на поясе.

— Нет, — сказала я на это, чувствуя, как по спине поползли мурашки. — Готовь нож, веревку и повязку. И не забудь все тщательно промыть мыльной водой!

Вздохнув, друид принялся за работу.

Я же в это время пыталась вспомнить, какие еще методы лечения я могу применить. Чисто технически, я могла бы поставить ей банки, но она ведь даже не кашляет. Да и банок у меня нет...

Другим способом было бы сбить температуру обильным потоотделением, однако с нее и без того пот стекает ручьем.

Как ни посмотри, а выбора не было. Придется работать с тем, что есть.

Тем временем все было готово. Мы вместе с Хьялдуром тщательно отмыли руки мыльной водой, а затем намазали их чистым мылом и подождали, пока оно высохнет, образовывая тонкую пленку. В отсутствии перчаток это был, наверное, единственный способ обезопасить себя от контакта с зараженной кровью.

И, наконец, настало время операции. Хьялдур заранее подставил под воспаленную руку женщины глубокую тарелку, чтобы не пачкать кровью шкуры, а я тем временем туго перетянула ей руку чуть выше локтя. В конце концов, мы же не хотим чтобы она умерла от кровопотери.
Я кивнула учителю, и тот покрепче взялся за рукоять обсидианового ножа. Вздохнув, он аккуратным, точным и быстрым движением сделал небольшой порез прямо по разбухшей от жгута вене на сгибе локтя, и темно-бардовая кровь быстро заструилась по ее руке, стекая в тарелку.

— А оно... Должно так быстро..?

Друид кивнул и пару раз пошлепал ладонью по ее руке. Кровь все продолжала стекать.
В этот момент я поняла насколько тяжело все-таки жить без нормальной системы измерения. В конечном итоге, сейчас мне оставалось только на глаз определять количество крови, которую мы из нее выкачали. Я начинала нервничать, глядя на то, как тарелка постепенно наполняется горячей венозной кровью, но мой учитель, кажется, оставался спокоен.

— И-и-и... — вдруг протянул он, при этом указывая мне рукой на подготовленную заранее плотную тряпку для повязки. — Все, закрывай.

Я тут же крепко прижала к ране ткань, которая мгновенно превратилась из серой в ярко-красную. Кровь все не останавливалась, но друид все еще выглядел спокойным, и так же спокойно он начал наматывать поверх этого куска материи ленту чистой ткани, чтобы удержать ее на нужном месте.

— Подержи ей руку. Вот так... — сказал Хьялдур, и я встала во весь рост, держа руку женщины поднятой.

Вскоре кровь, кажется, перестала капать с ее руки, и я вздохнула с облегчением.

— Может и поможет... — вздохнул Хьялдур и выдавил из себя измученную улыбку. — Но все-равно лучше добыть лекарств.

— Да где ж их взять-то? Сам же говоришь, вокруг никаких растений. — огорченно ответила я. — Хоть бы цветочек... Какой...

В эту секунду ко мне пришло осознание странного, в какой-то мере даже пугающего факта.
Ягоды, наперстянка — откуда все это? Где эта мелкая, рыжая бестия набрала растение, которое мы с Хьялдуром раньше могли искать по лесу часами?

— Учитель, держи! Я побежала! — выкрикнула я в спешке и уронила руку Анники ему на колени.

Пулей я вылетела из нашей медицинской палатки и побежала в сторону лагеря. Ветер бил в лицо и развевал черные как смоль перья на моем капюшоне друида.

— Ки-и-ира! — заорала я во весь голос.

Я смогу! Я спасу еще одну жизнь!

Показать полностью
137

Господин и Госпожа

Вообще-то этот пост должен был быть посвящён Виликому Валшебнику Ринсвинду. Но поиск цитат коварен: начинаешь вчитываться, обращать внимание на других персонажей и, в конце концов, обнаруживаешь себя посередине очередной попытки Ринсвинда не умереть. И бросать чтение уже как-то неприлично, хотя и знаешь, что попытка будет удачной. Но про Ринса будет потом. А сейчас я хочу немножко поговорить о тех, кто управляет людскими жизнями Плоскомирья. И речь пойдёт не о богах. Вернее, не совсем о богах...

Господин и Госпожа Терри Пратчетт, Плоский мир, Древние боги, Книги, Цитаты, Госпожа, Господин, Вера, Длиннопост

«Последний противник Госпожи передвинул свой стул так, чтобы сидеть за доской напротив нее.

– Господин, – вежливо сказала она.

– Госпожа, – отозвался он.»

(с) «Цвет Волшебства»

Господин и Госпожа Терри Пратчетт, Плоский мир, Древние боги, Книги, Цитаты, Госпожа, Господин, Вера, Длиннопост

Однако среди богов имелась парочка личностей, которые внушали настоящий ужас. Остальные были боги как боги, типа людей, но масштабом покрупнее, – они любили пожрать вдоволь, повоевать и поволочиться за юбками. Но от образов Рока и Госпожи кровь стыла в жилах.

(с) «Цвет волшебства»

«Боги способны принять любое обличье, и лишь одно в себе они изменить не могут – это глаза. Глаза выдают истинную природу бога. Глаза Рока вряд ли можно назвать глазами – это просто черные дыры, откуда на вас глядит бесконечность с рассеянными в пустоте… кто знает чем – может, звездами, а может, чем похуже.»

(с) «Интересные времена»

Господин и Госпожа Терри Пратчетт, Плоский мир, Древние боги, Книги, Цитаты, Госпожа, Господин, Вера, Длиннопост

«Рок приподнял одну бровь.

– Только без обмана, Госпожа, – предупредил он.

– Но разве кто может обмануть Рок? – спросила она.

Он пожал плечами.

– Никто. Однако все пытаются.»

(с) «Цвет волшебства»

Господин и Госпожа Терри Пратчетт, Плоский мир, Древние боги, Книги, Цитаты, Госпожа, Господин, Вера, Длиннопост

«Статус этой богини был неизменным предметом споров, причем под сомнение ставилась сама ее божественность. Со всей определенностью можно было лишь утверждать, что поклонение ей еще ни к чему хорошему не приводило и что появляется она только там, где ее меньше всего ждут. И что уповающие на ее благоволение очень редко остаются в живых. Если где-то и возводят ей храм, в него неизменно ударяет молния. Эта богиня – учредитель и единственный держатель акций лотереи «Последний шанс». Некоторые люди предпочитают пройти по канату, одновременно жонглируя топорами, нежели произнести вслух ее имя.

Поэтому чаще всего ее называют просто Госпожа, и глаза у нее зеленые; не такие зеленые, как у людей, а изумрудно-зеленые – от края до края. Поговаривают, будто бы это ее любимый цвет.»

(с) «Интересные времена»

Господин и Госпожа Терри Пратчетт, Плоский мир, Древние боги, Книги, Цитаты, Госпожа, Господин, Вера, Длиннопост

«Ее имя не произносилось, хотя все его знали; если ее имя произносили вслух, она немедленно уходила. Несмотря на то, что почитающих ее культов было немного, она была одним из сильнейших богов на Диске, потому что глубоко в сердце каждый надеется и верит, что она существует.»

(с) «Последний герой»

«— А вы кто? — зло спросил красный от гнева Коэн.

— Я? — Госпожа раскрыла руку. На каждой ладони лежала игральная кость, единицей вверх. Но вот она тряхнула запястьями, и они слились в одну, удлинняясь, переплетаясь, превращаясь в шипящую змею, вьющуюся в воздухе — и пропали.

— Я… один шанс на миллион, — сказал она.»

(с) «Последний герой»

Господин и Госпожа Терри Пратчетт, Плоский мир, Древние боги, Книги, Цитаты, Госпожа, Господин, Вера, Длиннопост

Когда я перечитывала сложные взаимоотношения Госпожи с Ринсвиндом, закралась мне в голову одна интересная мысль на тему «Кто же все-таки пилотирует этот корабль?». Вроде бы управлять Диском должны боги. Но они не так уж часто вмешиваются в дела смертных, не считая веселой стрельбы молниями по живым мишеням. Боги не так уж сильно влияют на людей, а вот люди на богов - ещё как. В «Мелких богах» описан примерный рецепт появления богов.


«Многие из мелких богов остаются таковыми навсегда.

Потому что им не хватает веры.

Но некоторые делают весьма успешную карьеру. Помощь может прийти буквально отовсюду. Пастух находит в зарослях шиповника потерянного ягненка и, не пожалев пары минут, строит пирамидку из камней, чтобы поблагодарить духов, которые там обитают. Или какой-нибудь корень причудливой формы люди ни с того ни с сего начинают связывать с исцелением от болезней. Или кто-то вырезает спираль на большом валуне.

Богам нужна вера, а людям нужны боги.»


То есть по сути человек, поставивший пирамидку в честь счастливой находки, благодарит Госпожу Удачу. И молится человек именно ей, прося защитить его от Господина Рока. Рок и Удача — вот истинные и единственные настоящие боги Диска. Они появились если не раньше людей, то уж точно одновременно с ними. Другие боги приходят и уходят, но Господин и Госпожа будут жить, пока живо человечество. И своим появлением, как и уходом любой бог обязан именно этим двоим. Получается, что все антропоморфные товарищи, населяющие Кори Челести, живут там постольку, поскольку Рок и Госпожа им это позволяют...

Господин и Госпожа Терри Пратчетт, Плоский мир, Древние боги, Книги, Цитаты, Госпожа, Господин, Вера, Длиннопост
Возможно я и не права. Дурацкое и безнадежное дело - додумывать за автора. Но какая же я фанатка, если у меня нет хотя бы одной безумной фанатской теории?;)
Показать полностью 6
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: