Сообщество - Авторские истории
Добавить пост

Авторские истории

21 324 поста 21 451 подписчик

Популярные теги в сообществе:

17
bazil371
Авторские истории

Осведомитель монстра

Успешно миновав блокпост, Кирилл вышел из тоннеля. Никто из жителей станции не обратил на него внимания – сталкеры бывали здесь частыми гостями.


Мимо торговых рядов он прошел без остановки – в данный момент покупки его совершенно не интересовали. Кирилл лавировал в потоке суетящихся людей, продираясь все дальше вглубь перрона к жилой зоне.


Сталкер искал Марину, свою давнюю подругу. Он не был в метро, казалось, уже целую вечность и даже больше, и как только вернулся сюда, сразу захотел увидеть ее.


Долго искать не пришлось. Она хлопотала у разведенного около палатки костра, пытаясь установить чайник на шаткий кронштейн, сделанный из старого торшера. Справившись с этим, женщина села и отрешенно уставилась на огонь.


Кирилл, немного нервничая, как юноша на первом свидании, подошел к ней.


- Ну, здравствуй, Марина!


Женщина подняла глаза на сталкера, внимательно вгляделась в его лицо. Кирилл заметил, что она поджала губы и заметно напряглась.


- Мы с вами знакомы?


- Так и думал, что ты меня не узнаешь. Столько времени все-таки прошло…


- Кто вы и что вам нужно? – женщина вскочила с табуретки и сжала кулаки. Сталкер, не ожидая такой реакции, попятился в сторону. – Говорите или убирайтесь!


- Эй-эй, Марина, ты чего? Успокойся! Это же я, Кирилл… Кирилл Суханов.


Женщина открыла рот, собираясь что-то сказать, но не издала ни звука. На смену гневу пришла растерянность.


- Господи… Кирюша… Неужели это и вправду ты?..


Сталкер заключил Марину в свои объятия и прошептал:


- Конечно, я, можешь не сомневаться.


Женщина легонько отстранилась от сталкера на расстояние вытянутой руки, осматривая того с головы до ног, затем снова прижалась к нему.


- Живой…


- Живой!


Почувствовав, как тело подруги содрогается, Кирилл понял, что она плачет.


- Ну-ну-ну… Будет тебе… Прекращай, а не то я тоже сейчас…


Марина отпустила сталкера, отвернулась, шмыгнула пару раз носом и принялась вытирать глаза рукавом свитера. Приведя себя в порядок, она опустилась на табуретку и пригласила Кирилла сесть рядом.


Около минуты они просто сидели молча и смотрели друг на друга. Жизнь на станции вовсю кипела, но вокруг этого маленького костерка будто бы возник невидимый купол, который ограждал их от остального мира.


- Ты постарел, – сказала вдруг Марина, и в ее голосе слышались одновременно и упрек, и восхищение. – А уж оброс-то как! Волосы до плеч, усы. Бородища вон какая! Ты прям как леший. Неудивительно, что я тебя не узнала.


Кирилл пожал плечами.


- Что поделать. Профессия накладывает свой отпечаток. Не успел еще себя в порядок привести, хотел с тобой скорее повидаться. Ты зато все такая же красавица!


- Да брось, - покраснела женщина. – Никогда я красавицей не была.


- Это ты брось. Самая что ни на есть красавица. А уж если со мной сравнивать, так вообще мисс мира! И не скажешь никогда, что мы ровесники.


- Уж не вздумал ли ты за мной приударить? – нахмурилась Марина, но глаза ее при этом улыбались.


- И в мыслях не было. Замужние женщины меня не интересуют, – рассмеялся Кирилл.


- А ты все такой же!


- Что есть, то есть. Привычкам не изменяю.


- Где же тебя носило все это время? Ты уже сколько – полгода? – не появлялся у нас. Я думала, ты погиб в очередной своей вылазке.


- Меня позвали возглавить экспедицию в Нижний Новгород. Я хотел тебе сказать, но не сумел. Следовало бы, наверное, хотя бы записку написать, могли ведь больше и не увидеться… Прости дурака… – Кирилл вздохнул, посмотрел на носки своих берец, словно ожидал, что они помогут подобрать нужные слова. – Марин, можно я не буду рассказывать об экспедиции? Я очень жалею, что согласился на эту авантюру. Ничего хорошего она мне не принесла. Седые волосы и десяток морщин – это лишь верхушка айсберга. До Новгорода мы так и не дошли, а из двадцати человек вернулись только я да Лёнька Портной.


- Ужас-то какой… Как же?..


Зашипевший чайник отвлек Марину от дальнейших причитаний. Из носика повалил густой пар.


- О, чай готов! Будешь?


- Спасибо, не откажусь, – ответил сталкер.


- Будь так любезен, сними чайник с огня, а я пока за кружками сбегаю.


Уже через минуту друзья осторожно, чтобы не обжечься, потягивали горячий ароматный грибной напиток.


- Лучше ты мне расскажи, как сама, как муж, сын? – поинтересовался Кирилл.


- Слава работает с утра до вечера, я по-прежнему учу ребятишек наших, а вот Коля… – женщина вдруг затихла.


- С ним какие-то проблемы?


Марина легонько покачала головой, будто в трансе. Кирилл видел, что она хотела что-то сказать, но не решалась.


- Не молчи. Может быть, я смогу помочь.


И ее вдруг прорвало.


- В последнее время он сам на себя не похож. Ругается, хамит, перестал слушаться. Мне кажется, это он от пришлых сталкеров нахватался, они его этому всему научили. А у него ум-то неокрепший, пытается подражать этим неотесанным мужланам. Раньше хотел строителем стать, а теперь, видишь ли, сталкером. Я никак не могу его урезонить, а Слава им не занимается. Да и когда? С работы приходит – и тут же спать. Я его не виню, он семью обеспечивает. Да только, думаю, в этом-то и проблема. Коле необходимо мужское внимание, вот он и находит замену отцу в других.


- Поговори со Славой, может ему как-то удастся сократить рабочий день. Если все так и будет продолжаться, последствия могут быть непоправимыми.


- Мы это уже обсуждали. Говорит, что пока никак. Обещали вроде бы в следующем году сократить рабочий день, но не знаю… А если его уволят – даже представлять не хочется, что тогда будет.


Воцарившееся молчание неожиданно прервал звонкий детский голос:


- Уу, сука, ну я тебе сейчас, мля, покажу!


Кирилл повернул голову и увидел, как в его сторону несется маленькая девочка лет восьми, а за ней, немного отставая, бежит мальчик постарше и кричит вслед:


- А ну отдай, сука!


Сталкер узнал в пареньке Колю. В голове тут же созрел план.


- Марин, есть идея. Подыграй мне. Сделай вид, что не знаешь меня и со всем, что я скажу, соглашайся. Хорошо?


Женщина скорее машинально, чем осознанно кивнула.


Когда девочка пробежала мимо, а мальчик только-только поравнялся с Кириллом, сталкер моментально среагировал и схватил паренька за руку.


- Ааа, пусти, сука, больно же! – заверещал Коля, но увидев Марину стушевался. – Мам, скажи, чтобы этот дядя меня отпустил.


Женщина посмотрела на Кирилла, а тот, развернув мальчика лицом к себе, напустил на себя нарочито грозный вид и заговорил немного с хрипотцой:


- До меня дошли слухи, что ты не слушаешься родителей и ругаешься нехорошими словами, Коля.


Паренек смотрел на сталкера округлившимися от страха глазами и безуспешно пытался вырваться из его мертвой хватки.


- А ты знаешь, – продолжил Кирилл, – что непослушных и сквернословящих детей рано или поздно забирает к себе страшный монстр?


- Нет, – пропищал Коля.


«Не ровен час описается» – подумал мужчина, глядя не на шутку перепуганного мальчика, и поспешил его успокоить:


- Я вижу, что на самом деле ты не плохой и хочу тебе помочь. Поверь, оказаться в лапах этого монстра – приятного мало. Ты позволишь рассказать тебе одну историю, всего одну маленькую историю?


Коля только коротко кивнул, но уже немного успокоился и присмирел.


- Но пообещай сперва, что, когда я тебя отпущу, ты никуда не убежишь, а сядешь рядом с мамой и будешь слушать очень внимательно. Обещаешь?


Коля кивнул снова.


Кирилл разжал пальцы, и мальчик, отойдя немного назад, сел на корточки. Казалось, он был заинтригован.


- Жил-был один мальчик, – начал сталкер. – Примерно такого возраста как ты. И был он жуть каким непослушным. Что бы ему родители ни говорили, все пропускал мимо ушей. Считал, что сам он лучше других знает, что ему делать и что говорить. А еще мальчик этот постоянно матерился. Прекрасно понимал, что говорит плохие слова, но все равно матерился. Думал, что это круто. Считал себя взрослым.


Родители пытались его перевоспитать. Но ни уговоры, ни наказания не помогали. Он продолжал творить, что вздумается. И знаешь, Коля, что тогда сделали его родители?


- Н-не з-знаю…


- Мама мальчика слышала, что в самом темном и самом далеком тоннеле метро живет чудовищный монстр, которого звали Трип. И вот когда терпение родителей лопнуло, они вызвали Трипа и тот забрал мальчика в свое страшное жилище. С тех пор его больше никто не видел.


- Это неправда, неправда! – выкрикнул Коля. Голос у него дрожал. – Вы это все выдумали.


- Нет, не выдумал, – с каменным лицом сказал Кирилл.


- Тогда откуда вы про это знаете?


- Потому что я тоже был в плену у Трипа.


Коля от удивления разинул рот, а сталкер продолжил:


- Да-да. Тем, кто попадал к этому монстру приходилось ох как несладко. Круглые сутки дети сидели взаперти, в темноте и сырости, и не могли никуда выйти. Чтобы дети не умерли, Трип кормил их, но настолько отвратительной едой, что есть ее было практически невозможно. А еще им запрещалось разговаривать. И вот теперь представь себя на месте одного из этих детей: без мамы, без папы, без нормальной пищи, в ужасных условиях. Даже самые непослушные быстро становились шелковыми, но было уже поздно, ведь те, кто попадал к монстру, уже никогда не возвращались. Они никогда не вырастали. И мечта того мальчика стать сталкером никогда не осуществилась.


Коля выглядел подавленным. Было видно, что история произвела на него огромное впечатление. Вдруг он нахмурился.


- Но как же тогда вам удалось вернуться?


- Как мне удалось вернуться? – Кирилл никак не ожидал, что Коля задаст такой вопрос, и не знал, что ответить. Марина и рада была бы ему помочь, но и сама терялась в догадках. – О, я… я проявил смекалку, – нашелся сталкер. – Мне удалось договориться с монстром. Я пообещал, что, если он отпустит меня, я стану помогать искать ему непослушных детей.


- В-вы… вы п-пришли за м-мной? – на глазах Коли выступили слёзы. – Мама, пожалуйста, пожалуйста, не отдавай меня дяде. Я не хочу к монстру.


- Успокойся, никто тебя никуда не заберет, – Кирилл приподнял руки ладонями от себя, показывая, что не собирается трогать мальчика. – Я не скажу Трипу про тебя, но ты должен пообещать мне и, в первую очередь, маме, что будешь послушным.


- И перестанешь ругаться, – добавила Марина, погрозив пальцем.


Коля вскочил на ноги и, разразившись рыданиями, побежал в другой конец станции.


- Коля, куда ты? – закричала женщина.


- Пускай бежит. Ему надо побыть одному, переварить услышанное. Мне кажется, он сделает правильные выводы.


- Ты уверен?


- Конечно, вот увидишь.


- Ох и выдумщик же ты, Кирюш! Мастак сочинять. Даже самой как-то не по себе стало.


- Есть такое, не спорю, - улыбнулся сталкер и сделал глоток уже порядком остывшего чая. – Но, честно говоря, ничего придумывать мне практически не пришлось.


- Это как? – удивилась Марина.


- Ужасным монстром я завуалировал детский дом номер тридцать пять. Три-П. Тридцать пять. Ты же знаешь, я три года еще в той, прежней жизни, провел в детском доме.


- Да, помню, ты как-то рассказывал.


- Ну вот. Конечно, жилось мне не скажу, что плохо, но еда там действительно была преотвратнейшей.


Кирилл и Марина засмеялись.


- Здорово ты все обставил. И Коля тебя, кажется, тоже не узнал.


- Надеюсь, нигде не перегнул палку?


- Я тоже надеюсь.


Коля вернулся спустя пять минут. Лицо было мокрым от слез, но он уже не плакал. Мальчик бросился на шею Марине и быстро-быстро заговорил:


- Мама, прости меня, пожалуйста, что я так себя вел! Я теперь всегда-всегда буду тебя слушаться. И ругаться не буду! Ни единого плохого словечка! Только не отдавай меня дяде и монстру. Я не хочу! Я обещаю, что буду хорошим, только не отдавай, пожалуйста, очень прошу.


- Не буду, Коленька, не буду, – Марина нежно прижала к себе сына и погладила по голове, успокаивая. – Я рада, что ты все понял.


- Спасибо, спасибо, мам. Я больше никогда, обещаю, никогда…


Сталкер посмотрел на подругу, светящуюся от счастья. Она перехватила его взгляд и одними губами произнесла: «Спасибо!».


Кирилл встал. Марину необходимо было оставить с сыном наедине. Он решил, что зайдет проведать их завтра.


«А сейчас мне нужны бритва и ножницы, – подумал сталкер, проведя рукой по бороде. – Приведу себя в порядок, а то действительно как леший».

Показать полностью
200

В поисках жениха



Дед валялся на диване, пил латте на соевом молоке и смотрел прямой эфир, который проводил его любимый блогер-рыболов Тимофеич. На экране макбука был виден поплавок, который не двигался уже три часа. Тимофеич молчал, лишь изредка слышался его закадровый шёпот по поводу того, что рыба, скорее всего, ещё спит. Иногда даже был слышен храп, но, как писали в чате, он принадлежал не рыбе, а самому блогеру.

Наташка только что закончила читать сказку про принцессу Рапунцель и подбежала к деду, громко крича:

― Дед! Дед!
― Тихо ты, рыбу спугнёшь! ― шикнул дед.
― Дед, мне помощь твоя нужна, ― перешла на шёпот Наташка.
― Чего такое? ― прошептал он, ― задонатить тебе на мороженое? ― Он похлопал себя по карманам, не сводя глаз с поплавка, ― у меня все деньги на виртуальном кошельке, там выводить с процентами, давай вечером у бабушки наличку возьмём.

― Нет, дед, мне не надо мороженое, мне жених нужен, ― отмахнулась Наташка.
― Жених? На кой тебе жених в первом классе?
― А вдруг меня злая ведьма похитит и в башне запрёт, мне потом там годами сидеть и ждать, пока рыцарь придёт, а если он не придёт?
― Скорее всего не придёт, ― подтвердил опасения дед и сделал глоток кофе, ― сейчас чтобы в башню попасть, QR-код требуется, и не каждый готов на такие подвиги.
― Тогда мне нужен жених прямо сейчас, чтобы меня ведьма не похитила.
― Ага, сейчас. Только досмотрю эфир, ― дед всё ещё не сводил глаз с поплавка, который начал слегка подёргиваться.

Тимофеич подсёк.

― Да куда ты! Рано же! ― закричал дед в онлайн-чат, выбивая сообщения на клавиатуре. Тем временем блогер со словами: «Опять всю наживку сожрали» вышел из прямого эфира. ― Ладно, пошли тебе жениха искать, ― зевнул дед, ― сейчас всё равно часа два этот увалень будет рассказывать про крючки и опарышей.

Наташка поморщилась, захихикала, а затем побежала собираться. Через пятнадцать минут она уже была во всеоружии и готова к поискам своего рыцаря: сандалии очищены от засохшей грязи, надето лучшее, вернее, единственное чистое платье, на косички закреплены бантики, на шее ожерелье из пластмассового жемчуга, в руках мел и бадминтон. А вот дед только-только сделал укладку, подправил бороду и пошёл варить глинтвейн.

Спустя двадцать сторис в инстаграмме, один подкаст и четырнадцать постов в Facebook дед был готов выдвигаться. Он разбудил спящую у двери Наташку, и они двинулись на поиски жениха.

Благо далеко идти не пришлось. Потенциальные женихи сконцентрировались на детской площадке возле дома.

― Ну что, выбирай, ― зевнул дед, ― полный ассортимент: любой цвет, запах и форма, только год выпуска смотри, чтобы сильно не превышал твой собственный.

У Наташки разбежались глаза. Ребят во дворе было много, и все очень интересные, а вот дед смотрел лишь в сторону скамеек, которые были заняты соседями, и это его сильно нервировало.

― Может, вон тот, Вадик из первого подъезда, который мячик об стенку пинает, ― показала Наташка пальцем.

― Нет, не нужен тебе футболист. Так до одиннадцатого класса и будет мячик пинать вместо того, чтобы почву для будущих стартапов прощупывать, а когда опомнится, что в сборную не попал, все основные ниши уже будут заняты его одноклассниками.

Наташка тяжело вздохнула, но послушалась:

― А если вот этот? ― показала она на Серёжку, что разбирал на части новенький игрушечный джип.

― Автомеханик, ― фыркнул дед, ― зачем тебе? Ну откроет он свою мастерскую после десяти лет работы на дядю и будет там с утра до ночи движки полировать. Руки чёрные, перспективы все в нагаре. Башня твоя сцеплением провоняет — нет, не сто́ит. А может вон тот, в траве? ― дед кивнул в сторону парня, который с ног до головы был в земле и репейниках.

― Фу, дед, да он же палкой в какашки собачьи тыкает.

― А что, будущий ландшафтный дизайнер! Престижная профессия! Будете в высоких кругах общаться!

― Да ну, ― отвернулась Наташка.

Дед отпил из термоса и закурил IQOS.

― Ох и сложно с вами, женщинами, ― пробубнил он и уселся на только что освободившееся место возле песочницы.

Наташка в это время убежала сама искать жениха. Вернулась она, держа за руку какого-то пацана лет пяти.

― Это Толик, ― представила Наташа нового претендента, ― он ещё в школу не ходит, а уже умеет читать и писать.

Толик согласно кивнул и по-профессорски поправил очки.

― Сколько у тебя подписчиков в «Тик-ток»? ― пафосно спросил дед.

Толик пожал плечами.

― В твои годы люди по несколько миллионов просмотров набирают, Эйнштейн, ― махнул рукой дед, и нисколечко не обиженный Толик убежал туда, где его и нашла Наташка ― на горку.

― Дед, мы так никогда не найдём мне жениха, ― расстроенная Наташка уселась рядом, собираясь заплакать от скуки и безнадёги.

― Найдём, внученька, не переживай. Вон, видишь, мальчик в луже скачет, его и бери.

― Да он же дурачок какой-то. Постоянно то в луже, то в другой грязи прыгает. Все над ним смеются.

― Отлично! Готовая аудитория! Хоть сейчас на YouTube заливай! Через год можно мерч выпускать! Бери, Наташка, не прогадаешь!

― Дед, а попроще кого-нибудь нельзя? Ну вот хотя бы Максима, ― Наташа шмыгнула потёкшим носом в сторону паренька, который собрал вокруг себя игрушки супергероев и на вертящихся кубиках с цифрами показывал им, как решать задачки со сложением и вычитанием.

― Внучка, серьёзно? Учитель? Ну полу́чите вы льготы по ипотеке, а дальше что? Посмотри на него, он же весь в свою математику погружен. Такой точно бизнес не организует. Нет уж, если и брать жениха, то чтобы потом и в люди не стыдно выйти было. А то всю жизнь будете с ним по болотам шататься, ведьму искать, чтобы она вам хотя бы башню в аренду сдала.

Дед докурил IQOS, допил глинтвейн и собрался домой:

― Пойдём, родная, завтра ещё поищем. Мне через час нужно своим подписчикам новый пост написать о том, как я провёл день. Да и бабушка твоя вот-вот с работы придёт, ругаться будет.

Они двинулись в сторону подъезда.

― Дед, а почему бабушка на швейной фабрике работает, а ты всё время дома сидишь? ― спросила Наташка, когда они уже поднялись на родной этаж.

― Просто, внучка, мне некогда на работу ходить. Я же о перспективах думаю. Ещё год-два, и мой канал так взлетит, что мы деньги лопатой грести будем. Бабушка твоя этого не понимает и ругается, но я-то знаю, что прав. Ничего, поработает ещё немного, зато потом спасибо скажет.

Наташка понимающе кивнула, а потом спросила:

― А сколько ты уже свой канал развиваешь?

― Двенадцать лет, внучка, двенадцать лет...

Александр Райн


Еще больше рассказов на моей странице в вк https://vk.com/alexrasskaz

В поисках жениха Авторский рассказ, Рассказ, Дети, Блогеры, Дед, Внуки, Жених, Длиннопост
Показать полностью 1
38

Роман "Конфликт" Цикл "Пурпурный рассвет" Часть 3. Глава 2. Завершение

Предыдущий пост Роман "Конфликт" Цикл "Пурпурный рассвет" Часть 3. Глава 2


Все посты https://pikabu.ru/@Hagarth/saved/1572092

Первый том https://pikabu.ru/@Hagarth/saved/1547654



5 августа. 03.48 по московскому времени

Окрестности базы “Исток”


Тишина, только где-то в прошлогодней листве копошиться жук. В ночном лесном воздухе звук разноситься в разы сильнее, и кажется, что это, как минимум, кабан роется в поисках желудей. Марк чуть подвинул затекшую ногу и поморщился от набежавших покалываний. Султан убежал еще полчаса назад и бродил в округе, гоняя мелкую лесную животину. Сахаров сам не знал, зачем он здесь засел, но ему нравилось проводить ночи в лесу, в “секретах”, охраняя мирный сон друзей на базе. Вот и сейчас он лежал, накрывшись маскировочной сеткой, и, помня о наличии у безопасников тепловизоров, толстой полиэтиленовой пленкой. Время убивал наблюдением за ложбиной между гор, дно которой прорезал горный ручей. Смотрел то в прицел ночного видения, установленный на ВКС[1], то в тепловизор. Никого, только еноты да ежики шныряют в поисках пропитания. Спать не хочется, почти весь день провалялся в кровати, готовясь к ночным посиделкам в лесу.


Где-то вдалеке завыли шакалы. Сначала один, затем подхватили другие. Через несколько секунд их вой перешел в некое подобие истеричного смеха, нагоняющего жуть. Если не знать, что это просто воют мелкие лесные собратья домашних собак, то можно подумать, что это черти хохочут над одиночкой в лесу.


Какофония прекратилась и Марк явно различил громкий рык с противоположного склона горы. Очень знакомый рык. Пробежал взглядом через тепловизор и увидел Султана, прижавшегося к земле, и направившего морду в низ ложбины. Проследил по этому направлению, волкодав просто так никогда не рычал, даже не лесных животных. У ручья, прижавшись к стволам деревьев и пытаясь обнаружить рычащего пса, застыли три человека. Явно не из простых выживших - бронежилеты, автоматы, каски, приборы ночного видения или даже тепловизоры, с расстояния не различишь. Один из внезапных гостей вскинул штурмовую винтовку, и выстрелил, по направлению рыка. Звук тихий, оружие с глушителем, во всю длину ствола.

“Вот суки, по Султану стреляют!”


Марк, не теряя времени, поднял винтовку и посмотрел в прицел. Расстояние до целей не больше ста пятидесяти метров. Это хорошо, в своей меткости не совсем уверен, больше трехсот даже не брался бы пробовать. Патрон уже в патроннике, оружие взведено, заранее подготовился, чтобы не шуметь в случае чего. Силуэт противника не поместился в сетку Mil-Dot[2], значит расстояние точно не больше стам метров. Хоть калибр у винтовки и крупный - двенадцать и семь миллиметров, но гильза меньше в два раза, и заряд пороха меньше, из-за этого патрон - дозвуковой, летит медленно и бесшумно. Сахаров точно не знал его пробивную силу, она явно меньше чем у стандартного такого калибра, поэтому не рискнул целиться в шлем, да и в корпус попасть намного проще, если бить чуть выше бронепластин жилета. Вспомнил, что читал в энциклопедии Стива и чему тренировался на стрельбище: задержал дыхание, подловил момент между ударами сердца и плавно, без рывка, потянул спусковой крючок. Тихо хлопнуло, приклад толкнулся в плечо. Фигура в прицеле неказисто завалилась к корням дерева. Остальные безопасники, услышав хлопок выстрела, бросились в разные стороны, меняя позицию. Из-за глушителя и неожиданности они не успел определить, с какой стороны стреляли, поэтому инстинктивно укрывались за брёвнами и камнями, крутя головами в разные стороны. Марк осторожно и максимально тихо передернул затвор, досылая следующий патрон. Одного из противников он видел частично - торчала нога из-за полусгнившего ствола лежащего на земле, второй укрылся за камнями у ручья, и достать его невозможно. Прицелившись в бедро анклавовца, Сахаров выстрелил еще раз. Безопасник громко вскрикнул и завалился на спину, схватившись за окровавленный ошметок ноги, вторая часть, оторванная чуть выше колена, отлетела в сторону на пару метров. В этот раз уже не маскируясь, Марк начал перезаряжать винтовку, но не успел, чуть выше головы веером по склону ударил автомат, заставляя залечь. Оторвав голову от земли и дослав патрон в патронник, Сахаров выстрелил наугад в направлении стрелка, почти не прицеливаясь, и пользуясь временем, пока тот прячется за камнем, сменил позицию. Пробежав с десяток метров и рухнув за земляной ком образованный поднявшимися из земли корнями упавшего дерева.


“Вот идиот, читал же, два выстрела с одной позиции максимум.”


Посмотрел в прицел. Подстреленный ползет в сторону ручья, надеясь укрыться за камнями, второго не видно. Вскинув винтовку и оперев ее на ствол, выстрелил в бок раненого, прямо между пластин бронежилета. Готов. Только третьего не видно. Из-за легких облаков выглянула растущая луна, улучшая видимость. Марк приподнял голову и еле успел нырнуть вниз, спасло только то, что противник стрелял навскидку и первые пули ушли в землю. Рухнув обратно на землю, Сахаров попытался отдышаться, но нахлынувший адреналин разогнал сердцебиение и не давал успокоиться. Проверил висящий на бедре пистолет - заряжен, полный магазин. Пожалел, что не взял с собой что-нибудь автоматическое, у противника явное превосходство в плотности огня. Даже гранат с собой нет, не рассчитывал на такое стечение обстоятельств. Внезапно, словно услышав его мысли, рядом упал стальной цилиндр без кольца и чеки.


Первая мысль - бежать в сторону, но тут же откинул её - противник только этого и ждет, сразу подстрелит как фигурку бегущего кабана в тире. Вторая - выкинуть гранату обратно, но сколько времени осталось до взрыва? Выбора нет, Сахаров сделал два шага вперед и увидел яркую вспышку взрыва.



5 августа. 03.54 по московскому времени

База “Исток”


- Тимур! Юлаев, твою за ногу! - Раздался из рации крик Стива.


- Я здесь. Что случилось? - Тимур подскочил со стула в караулке, немного задремал после распределения людей по постам.


- Хватай людей, прыгайте на квадрики, и гоните к координатам, которые я тебе сейчас скину, только очень и очень быстро. - Голос Прайса дрожал от нервов и напряжения.


- Да что бля случилось, ты можешь сказать?


- Марк напоролся на нуклиевцев. Дроны обнаружили внезапную активность, там темно, ни хрена не видно, только в инфракрасном. Сахаров двоих уже убрал, вроде еще один остался. Давай быстрее, по дороге введу в курс дела.


- Хорошо. - Бросил на ходу Тимур, тут же доставая рацию. - Группа быстро реагирования, тревога! Выгоняйте квадроциклы. Буду через две минуты.


Свернув за жилым корпусом, Юлаев побежал к гаражу, не жалея ног. Издалека увидел свет фар и людей с оружием. Двенадцать человек, лично отбирал каждого, все служили, некоторые даже успели повоевать. Не сбавляя скорости, запрыгнул на первый квадрики выкрутил ручку газа. Аппарат бесшумно сорвался с места, двигателя внутреннего сгорания уже успели заменить на электрические. Остальная группа рванула следом. Держа руль одной рукой достал смартфон и открыл программу навигации, скопировав геопозицию из сообщения Стива. Два с половиной километра.



* * *



Ничего не видно. Перед глазами только молочно-белый свет. Тело полностью дезориентировано, нет чувства, где верх, а где низ. В ушах - громкий и пронзительный вой, похожий на сигнал используемый фанатами на футбольном матче, только намного громче. Он ввинчивается в мозг и подавляет любое жаление двигаться. Через полминуты зрение начало постепенно возвращаться: проступили силуэты деревьев и земли. Марк понял, что граната была светозвуковая и он остался жив, но контужен. Вспомнив, что где-то совсем рядом вооруженный противник, неуклюже метнулся к земляному кому, за которым до этого прятался. В тот же миг листву на месте, где он только что стоял, взбили пули. Сахаров нырнул к самому низу задранных верх корней дерева, облепленных грунтом и начал лихорадочно осматриваться, ища глазами винтовку.


Если бы он не был оглушен, то услышал бы шаги справа, но слух не спешил возвращаться. Мужчина в камуфляже, с автоматом на изготовке, чуть присев, боком выходил из-за препятствия по радиальной траектории. Марка он еще не видел, его скрывала небольшая земляная насыпь, но еще пара шагов и точка прицела упрется прямо ему в голову. Из-за спины нападающего раздался громкий шорох и тяжело дыхание. Нуклиевец начал разворачиваться когда на него прыгнул огромный белый пес и завалил на землю. Автомат отлетел в сторону. Безопасник, упав на спину, попытался оттолкнуть от себя собаку, но справиться с девяностокилограммовым алабаем не смог. Мощные зубы впились в плечо. Нуклиевец заорал и выхватил из нагрудной кобуры пистолет, стараясь выстрелить псу в голову. Но Султан во время увидел оружие и вцепился в предплечье, одним укусом раздробив кости. Безопасник закричал еще громче, засучил ногами, но вспомнил про нож. Достав его незаметно для собаки, воткнул в белой бок по рукоять. Алабай, словно не замечая ранения, добрался до горла человека, и начал рвать, мотая головой.


- Султан! - Закричал Сахаров, выбравшись из своего укрытия. Оглушенный, он хотел проверить, где находиться противник.


Марк осторожно поднялся и пошел к волкодаву. Голова сильно кружилась, словно он изрядно выпил. Вспомнил про пистолет и тут же достал его, направив вперед. Но в оружие уже не было необходимости. Подойдя ближе, увидел, что шея нуклиевца держалась на одном позвоночнике, вся остальная часть отсутствовала. Мертвые глаза уставились в ночное небо. Волкодав, услышав шаги, резко повернулся, но рассмотрев Марка, спрятал оскал и пошел на встречу. На третьем шаге чуть запнулся, на следующем уже не смог устоять, и упал на бок.


- Солт! - Сахаров подскочил к собаке, плюнув на головокружение.


Обхватит Султана за бока, начал шарить руками, ища ранение. Почувствовал мокрое и горячее в районе живота, чуть ниже ребер. Алабай смотрел ему прямо в глаза, тяжело дыша и вывалив перепачканный кровью язык. Купированный обрубок хвоста мотался из стороны в сторону, выражая радость - “я помог, я спас, я хороший мальчик”.


- Нет, Солт, только не отключайся. Слышишь? Все хорошо, сейчас тебя на базу отнесу, Мила тебя подлатает. Только не умирай, прошу. - Марк обхватил собаку за голову и прижал к себе. Попробовал поднять, но волкодав весил больше чем он сам. Из глаз хлынули слезы. - Да твою жеж мать. Я сказал - живи!!!


Лес озарился светом фар, наполнившись тысячами теней. Сахаров завертел головой и начал тащить пса к укрытию, прихватив по пути валяющийся рядом автомат нуклиевца. Свет приближался, судя по источникам, транспортных средств несколько, и они совсем небольшие. Только шума двигателей не слышно, из-за этого звона в ушах вообще ничего не слышно. Остановились в двадцати метрах, но его еще не заметили.


“Кто это? Свои или безопасники? Стрелять или подпустить ближе? Мозги ни фига не соображают после этой гранаты.”


Марк на всякий случай поднял автомат и закрыл собой Султана. Луч включенного фонаря выхватил из темноты Юлаева,он специально светил на себя сверху вниз, чтобы его можно было узнать. Марк встал.


- Я здесь! Сюда быстрее! - Он замахал оружием над головой.


Тимур подбежал и начал что-то говорить, но Сахаров его не слышал, лишь потащил друга к собаке.


- Быстрее, он ранен, у него вся бочина в крови, его быстрее на базу надо!


Подбежали еще несколько человек, Тимур продолжал говорить и указывать на Султана. Несколько мужчин подхватили собаку, понесли к квадроциклу, и уложили на широкую сетку багажника, предварительно подстелив куртки.


- Тимур надо быстрее, он не должен умереть! - Марк схватил друга за рукав и потянул к транспорту. Его голос предательски срывался и звучал умоляюще.



5 августа. 7.26 по московскому времени

База “Исток”, Текос



- Как он? - Спросил Сахаров Милу, вышедшую из кабинета, переделанного под операционную.


- Нормально, живой. Ему пробили легкое и диафрагму, начался пневмоторакс. Сейчас уже все хорошо, только придется держать его на успокоительных и не давать активно двигаться. Я не ветеринар, первый раз животное оперировала, но справилась. Анестезию наугад подбирала, надеюсь нормально отойдет. Ты сам как себя чувствуешь?


- Явно лучше, чем он. Башка болит и кружится, глаза немного жжет, и слышу очень плохо до сих пор.


Пойдем я тебя посмотрю. - Людмила завела Марка в кабинет и усадила в кресло.


Через двадцать минут, закончив осмотр, она отодвинулась и тяжело вздохнула.


- У тебя - контузия. Легкий ожог сетчатки и травмированы барабанные перепонки. Тебе необходимо на пару недель отказаться от работы. Будешь под моим присмотром. Полный покой, больше спать, лежать, никаких раздражающих звуков. Вообще, лучше всего, прямо сегодня остаться ночевать здесь. Выполним все необходимые процедуры и ляжешь спать в палате. Хорошо?


- Хорошо. - Сахаров тяжело вздохнул, представив себе четырнадцать дней в палате, так напоминающей его лечебницу. Никакого леса, никакого уединения.



9 августа. 15.43 по московскому времени

Военная база под Майкопом


Вадим посмотрел на борт проезжающего мимо броневика с щеголяющим свежей краской символом в виде Святослава на фоне восходящего солнца и тяжело вздохнул.


- Что, еще не привык, - спросил Краснов. Гипс с руки уже сняли, но он еще осторожно прижимал ее к телу.


- Неа, и наверное, никогда, не привыкну, - Воеводов вздохнул еще раз. - Сколько у нас точно новоприбывших?


- Двадцать четыре человека. Все идут со стороны Ставрополья и Кавказских республик. Со стороны Краснодара и Новороссийска - никого.


- Там ребята людей собирают, уже три вышки их сигнал транслируют. Пусть, им тоже люди нужны, - Вадим покрутил в пальцах патрон от Калашникова, подбросил его в воздух и поймал другой рукой.


- Ты о них прямо печешься, не пугает такая копящаяся сила прямо под боком?


- Нет, наоборот, радует. Я именно этого от них и ждал. Не такими темпами, конечно. Им словно помогает кто-то. Уж больно быстро они развернулись.


- Ждал? В каком смысле? - Краснов удивленно вскинул брови.


- Ты думаешь я просто так их тогда возле “Рассвета” бросил?


- Честно, да. Когда мне Пимон рассказывал, что там произошло, я думал у тебя, после смерти девушки, от гнева крышу сорвало. По этому ты ребят бросил как обузу, и разнес “Рассвет” в щепки, при этом чуть их не угробив.


Вадим скривился как от зубной боли и ненадолго замолчал.


- Не думал, что они полезут в общину за своими. Они смелые парни, конечно, но это был безрассудный поступок. Храбрый и героический, но безрассудный. Если бы знал, что они там, не стрелял бы. - Продолжил Воеводов после паузы.


- А как же остальные гражданские в “Рассвете”? Ты хочешь сказать, что разбомбил их в трезвом уме и рассудке?


- Да. - Холодно ответил Вадим, от этого тона у Николая побежали мурашки по коже. - Похоронив Юлю, я понял, что только развязав войну, смогу уничтожить “Проталий”. А война такая штука… Я прошел сотни боев, и когда ты привыкаешь к ним настолько, что перестаешь чувствовать адреналин при звуках выстрелов, начинаешь понимать, как работает война. Она не прощает слабость, она не прощает доброту и сопереживание. Чтобы победить врага, ты должен действовать как враг. Что произошло на трассе помнишь? Вот. Если бы великие полководцы считались с жертвами, то они бы не выиграли ни одной битвы. Если ты берешь на себя это бремя, то должен быть готов к этому. Я должен был показать и “Нуклию” и “Проталию” что готов к любым жертвам, иначе они попросту держали бы гражданских в заложниках и прикрывались бы ими как живыми щитами, я забрал этот козырь. Да, у меня руки по локоть в крови, но строить будущее будут другие…


- Твои ребята под Геленджиком. Начинаю понимать. - Краснов опустил взгляд в землю.


- Правильно. Они молоды, иногда слишком импульсивны, но ты бы видел как Сашка, с виду напыщенный и циничный мудак, готов отдать жизнь за маленькую девочку. Из Тимура выйдет отличный стратег, склад ума соответсвующий. Стив вообще меня сильно удивлял: смелый, умный и решительный, рушит все стереотипы о программистах. Джавид вроде с виду - раздолбай, но таких добрых и готовых отдать последние людей уже почти не осталось. А Марк… Сахаров тот еще кремень, об этого пацана многие зубы переломают. И именно для того, чтобы они смогли создать что-то лучшее, чем было до “Пурпурного”, я решил что воевать буду один. Не стоит пацанам в этом мараться. Я уже там бывал, знаю, а их это может перемолоть и выплюнуть. Убивая, созидать не получиться. Поэтому я займусь первым, а им оставил второе.


А ты думаешь у них получиться? - Краснов задумчиво посмотрел вдаль.


- Получиться, я не думаю, я уверен. Знаешь, что выигрывает войны? - Вадим повернулся и посмотрел на собеседника.


- Армия конечно.


- Ни фига не армия. Если бы залогом победы была численность и сила армии, то о трехстах спартанцах, Азовском сидении и обороне Брестской крепости мы бы никогда не узнали. Войну, любую, хоть реальную, на поле боя, хоть информационную, выигрывает идея. Человек - странное создание, он очень ленив и инертен, но если им движет вера в идею, то он готов на многое. Идея - это главное оружие на земле. Вот заставь человека встать с дивана и пойти в другую страну с оружием просто так - не получиться. А заложи ему в голову идею, и он побежит сам. Крестовые походы для освобождения Гроба Господня, ввод Войск в Ирак для уничтожения террористов обрушивших башни-близнецы, Вторая Мировая во имя идеи превосходства арийской расы. Везде во главе - идея. В чем она у “Проталия”, чем они держат своий бойцов? Теплое место у барской кормушки? А ребятами движет стремление к свободе и чему-то чистому и светлому. За ними пойдет народ, и будет готов совершать подвиги ради их общей идеи.


- И у наших есть идея - уничтожить тех, кто виновен в гибели всего человечества. Более сильную идею еще надо найти. - Сказал Николай, посмотрев на развивающийся флаг с ликом Святослава. - А ты стал символом этой идеи.



[1] ВКС - ВССК «Выхлоп» (рус. Винтовка Снайперская Специальная Крупнокалиберная; Индекс ГРАУ — 6С8) — российская бесшумная крупнокалиберная снайперская винтовка, выполненная по компоновке булл-пап, калибр 12,7 мм.

[2] Mil-Dot - Прицельная сетка на оптических прицелах (Milliradian Dot), очень популярная как среди снайперов, спортсменов, так и охотников.

Показать полностью
9

Мамины руки

Руки. Любимые. Родные. Руки. Ладони. Кисти. На паузе. На замедленном. Размерено. Засматриваюсь. Ищу. Высматриваю. Задерживаю дыхание. Обожаю. Кладёшь свою. Держишь. Боишься отпускать. Потому что самые родные. Самые тёплые. Мамины. Лучшие. Отпускаешь. Дела. Ехать. Дороги. Города. А в голове они. Навсегда. Держат кружку. Держат тарелку. Появляются перед. Ставят на стол. Она сядет. Руки у лица и любуется как ты ешь. Скучает. Страдает. Ждёт звонка. Жаждет. Встречает. Обнимает. И руки. Всегда на фоне в сознании. Всегда в голове. Тёплые, родные. Мамины. Как обнимает? Как держит твои. Как больно по ним скучать. И как страшно скучать по ним вечно. Когда плохо, кладёт на голову. Гладит. Жалеет. Ты как ребёнок на коленках. И как то лучше. Анестезия. Вырвал из груди. Признался в любви. Смущённо глаза вниз. Она в ответ так же смущённо. Так редко рядом. Так смущён перед ней. Потому что знает тебя всего. Наизнанку знает. С ней невозможно врать, кривить душой. Она всегда в сердце. Мама. Просто мама. Ждёт. Готовится. Готовит. Всегда ждёт тёплом и запахом еды. Домой бы. Да опять дела. Боже дай времени.


10.11.2021 23.56

Мамины руки Проза, Лирика, Рассказ, Стихи, Жизнь, Философия, Мама, Мысли, Психология, Поэзия, Романтика, Писатели, Люди, Эмоции, Человек, Память, Счастье
Показать полностью 1
141
33happy
Авторские истории

Кто приехал?

- ...Вы меня не слышите что ли?! Я вам в десятый раз говорю: дорога оцеплена, выезжать нельзя!! - чуть не с отчаянием отвечал водителям легковушек полицейский, перегородивший своей машиной выезд на проспект. - Ну что за люди... Нет, говорят вам!

- Нам на работу нужно! - слышались выкрики от владельцев изрядного количества автомобилей.

Подошла одна девушка, вероятно молодая мама:

- А нельзя как-нибудь по-быстрому, а? Мне ребёнка в садик, понимаете?

- Да всё я понимаю! У меня приказ, что это такое - вы понимаете? Ждите!

- Да дорога пустая! Пропустите хоть десять машин! - послышались снова выкрики от других водителей. - И вообще, какого черта? Кто-то важный приехал?

- Я не знаю! - отмахнулся полицейский. - Колонна идёт какая-то...

- В пионерлагерь? - пошутил один водитель "Газели".

- Угу. Идите, говорю, к себе в машину.

- Так кто едет-то? - не унимался "шутник". К нему подошло ещё несколько любопытных участников дорожного движения, некоторые не расслышав спрашивали:

- Так кто едет? Что он сказал?

- Да чёрт знает, не знает, говорит. Колонна идёт, - объяснял "газелист".

- Что за колонна? - но на вопрошающего "газелист" лишь посмотрел с упрёком.

- Я мне надоело ждать! У меня дела! - вызывающе декламировал один молодой человек. - Я сейчас по тротуару махну, ну что он мне сделает? - всё больше распаляясь проговорил он.

Полицейский повернулся, и на удивление, совершенно спокойно ему ответил:

- Да ничего особенного. Открою огонь. Эмм... По колёсам, - блюститель порядка, поправив кобуру, вновь обернулся лицом к проспекту. Молодой возмутитель спокойствия, что-то недовольно буркнув, направился к своему автомобилю.

- О, как серьезно, - закивал головой один из водителей. - Наверное лопасти повезут.

- Какие лопасти? - заинтересовались другие.

- От этого, как его... От ветрогенератора. Я в Ютубе видел - здоровые такие...

- Через центр города? - скептически заметил "газелист". - Такую хренотень повезли бы по объездной.

- Бардак, - заключила одна бабушка, идущая, по-видимому, из магазина домой, - порядка нет, оттого и бардак. Не дожидаясь ответа от кучки людей, она встала немного поодаль, и критически оглядывая всё и вся, что-то шептала.

- Мда... - произнёс один пожилой человек, подошедший примерно в то время, когда ушёл молодой человек порывающийся уехать раньше всех. - В наше время такого не было, а сейчас делают что хотят.

- Ты колонны что ли никогда не видел? - совершенно "по-свойски" спросил его водитель "Газели". - Есть же правила: пропускать, останавливаться...

- Видел я колонну. Но в центре города? Военные?

- В нашем Егорьевске? Что им здесь делать?

- А может к параду готовятся?

- Парад через два месяца будет. Думайте что говорите.

- Нет, наверняка кто-то приехал, - подключился к разговору ещё один водитель, лет сорока. - Может министр или ещё кто...

- Вряд-ли, - вновь ответил "газелист". - У нас бордюры начали бы белить ещё в январе, раз такое дело. Помню, в восемьдесят девятом году, я в армии тогда ещё был...

- Ну что решили? - улыбался, подходя к небольшой группе людей, парень лет тридцати. - Ракету провезли уже?

Все замерли на мгновение.

- Какую ракету?!

- А иначе тогда я не понимаю зачем такие строгости, - закончил парень свою мысль, махнув рукой в сторону проспекта.

- Тьфу ты, а я уж чуть не поверил, - ругнулся "газелист". - Ракета, скажет тоже...

- Вернитесь в автомобили. Не нужно собираться здесь, - устало выдохнул полицейский.

- А у вас нет никаких идей по поводу нашего собрания? - обратился к нему парень.

- Нет у меня никаких идей. Я скажу когда можно ехать, - ответил полицейский склонившись к рации. - Так, внимание! Едут!

Послышался гул приближающейся колонны. Впереди ехало две полицейские машины с мигалками. За ними следовало с десяток тягачей, тянущих за собой длиннющие прицепы. Они были загружены какими-то довольно большими металлоконструкциями, накрытыми местами брезентом.

- Лопасти?

- Да хватит, какие лопасти? Не видишь что ли - фермы!

- Мост?! Мост будут строить?! - продолжались выкрики в небольшой группе людей.

- Да какой ещё мост?! Куда его ставить?!

- А машины военные?

- Хрен его знает... Не похоже.

Между тем колонна скрылась за поворотом, полицейскому по рации что-то скомандовали. Он ещё переспросил и кивнул ответив: "понял!"

- Так что это было, командир? Хоть на работу теперь не езжай, ей богу...

- Колесо это было! - расплылся в улыбке полицейский.

- Какое ещё колесо?!

- Обозрения! Колесо это в парке будут ставить. Начальство говорит - большое. Давайте, можете продолжать движение!

- Ага! Ну вот это хорошо! Колесо - вещь нужная! Поехали! - выкрикнул водитель "Газели" под шум заводимых автомобилей.

- Всё равно бардак. Ишь, колёса решили они понаставить... А о людях кто подумает? - проворчала бабулька и ещё что-то нашептывая, пошла по своим старушичьим делам.

Показать полностью
11

Тыквенные разборки

В тот год тыквы были крайне популярные, модные. Про них говорили «из всех углов лезут».

Пользу тыкв возвели в абсолют; предлагали их жарить, парить, варить, сушить, запекать, печь кексики и пироги, делать напитки, сиропы, снэки. В ход шло всё: ботва, шкурка, мякоть, семечки. Даже цвет овоща стал хитом и все оттенки оранжевого поселились в магазинах.


Лера и Маша, подружки-соседки, как и все были очарованы овощем, и чуть ли не каждый деннь, пили «тыквенный латте» в кафешке.


На дворе была осень, девушки собирались поехать на дачу и устроить «праздник урожая». Планировалось запекать яблоки с орехами и мёдом, печь картошку и разумеется, практиковаться в кулинарии с тыквами. У Леры как раз они росли в изобилии на компостной яме.


Сказано – сделано, вещи упакованы, всё необходимое куплено и подружки с семьями уже едут на дачу за сто пятьдесят километров от города.


Всё шло по плану до тех пор, пока они не обнаружили, что у них выросла всего лишь одна, весьма скромная тыковка.


Было не ясно, то ли урожай не задался, то ли их обворовали соседи из-за тыквенной истерии, но очевидно - из такого маленького овоща много каши не сваришь.

Лера и Маша начали обсуждать, как же поступить. Сделать тесто на блинчики? Суп-пюре? Обжарить с овощами? Запечь на костре с в сахаре?


Начались дебаты. Каждая уверяла, что её рецепт лучше и никто не хотел уступать.

Тыкву поставили на стол на веранде и ходили вокруг неё бурно споря. Казалось, вот-вот разгорится пламя и начнётся война. Но вопреки ожиданием ничего подобного не случилось. Подруги решили ничего не делать. Оставили тыкву в одиночестве и ушли жарить хлебушек.


Ночью, в приоткрытую дверь Маша заметила, что тень тыквы изменила форму. Приглядевшись, девушка заметила подозрительное движение у окна и медленным шагом, пародируя все фильмы ужасов вместе взятые, двинулась на веранду.

Там стояла Лера и с безумной улыбкой кромсала тыкву кухонный тесаком.

Маша вскрикнула и проснулась.


Лере тоже снился сон, но был куда страшнее. За ней, по всей деревни, бегала та самая тыква и зловеще хохотала, пытаясь укусить за пятку.


Подружки спали дольше обычного, и мужья будить тех не стали, решив погулять с детьми.

Проснувшись девушки ринулись на веранду, где и столкнулись в недоумении. Тыква пропала!

Предположив, что тыкву спрятали мужья, они волноваться не стали и рассказали друг другу про чудные сны.


Через час выяснилось, что тыкву никто не брал и знать не знают, где это сомнительный овощ.

Лера и Маша искали её по всему дому и участку, кидали на друг друга подозрительные взгляды и устраивали "Агату Кристи".


Никто не сознавался в похищении, а мужья бормотали, что «тётки совсем уже головушкой поехали».


Подруги решили не обвинять друг друга и оставили попытки найти пропажу. Так что исчезновение овоща так и осталась для них тайной.


И только дети знали, что тыква покоится на дне водоёма - увы, не получился из неё хороший корабль.


✿ ✿ ✿

Показать полностью
89

Записки судового врача

12 мая. Свежий ветер. Прошли с утра 12 лиг.

В год 1590, второго мая мы отбыли из Плимута на корабле «Альбатрос», и было на этом корабле двадцать четыре пушки и двадцать моряков.

Меня зовут Генри Джеймс, я судовой врач. Устроился на корабль по протекции моего дяди. Хотя дядя и отговаривал меня, я настоял на своем. Скоро, очень скоро, этот боров, отец Джейн, перестанет звать меня «клистирной трубкой», и мы наконец-то поженимся! Испанские моря, чудесные берега Индий. Там я стану настоящим мужчиной. Там мне обязательно повезет, я добуду золото и прославлюсь. Ну, а если нет, я могу издать книгу по своим запискам. У нас в Англии до сих пор мало издается книг о Новом свете. На книге я наверняка заработаю состояние и имя.

Однако странным мне кажется то, что о цели нашего плавания я не смог выспросить ни малейшей подробности. Капитан даже запретил писать родным о дате отплытия. Но на это, наверняка, есть важные обстоятельства.

Первые недели плавания вызвали у меня разочарование. В моем воображении до отплытия были соленый ветер, закаленные морские волки вокруг и бои с испанцами.

Вместо этого дрянная еда, подтухшая вода и, конечно, морская болезнь. Неделю я почти ничего не мог есть. Мучила меня и ужасная теснота моей каюты на корме. Хотя грех жаловаться, матросам приходится еще хуже. Я ужаснулся, увидев гораздо большую тесноту их кубриков и то, как они справляют нужду на носу, свешиваясь над волнами.

Капитан, шкипер и я обедаем в салоне. К нам присоединяется мистер Томас Филипс, единственный наш пассажир. Вчера я понял, в какое грубое общество меня занесла Судьба. Речь зашла о возможном столкновении с испанцами. Я разгорячился и стал хвастаться, что брал уроки фехтования. К сему я хотел показать подарок отца, отличный абордажный палаш.

Капитан и шкипер переглянулись и захохотали. Филипс, как мне кажется, с сочувствием посмотрел на меня и сказал:

-Встреча с папистами это последнее, что нам нужно в нашей одиссее. Сколь от нас зависит, мы будем избегать любых встреч. Ежели мы все-таки столкнемся с испанцами, либо пиратами, ваше место, как врача будет возле раненых. Так что палаш оставьте до лучших времен. И я вас уверяю, мистер Джеймс, настоящий бой далеко не так красив, как вам кажется.

Он покачал головой, вздохнул и повторил:

-Нет уж, ничего красивого в бою нет, мистер Джеймс.

Я, оскорбленный и смущенный, удалился в каюту.


17 мая, штиль. Прошли не более лиги.

Заболел животом матрос Коутс. Дал прочищающего.

Шкипер и капитан стоят вахты, или сидят в своих каютах, поэтому в салоне я часто оказываюсь наедине с Филипсом. Поневоле приходится о чем-то говорить.

Мистер Филипс крупный мужчина лет сорока, темноволосый, лицо немного рябовато. Я никак не могу разгадать его. Без сомнения, он хорошо образован. Но когда я его спросил, что он думает о системе Коперника, он ответил, что понятия не имеет, о чем я. Я начал ему объяснять, но он сказал, что ему совершенно все равно, Солнце ли обращается вокруг Земли, или наоборот.

Тогда я сменил тему и спросил его, что он думает о Кристофере Марло. Филипс вскинул на меня взор, очень пристально посмотрел и спросил, что конкретно о мистере Марло меня интересует. Я спросил о пьесе Марло «Тамерлан». Тогда Филипс, как будто бы с облегчением, заявил, что в театр не ходит.


25 мая, видели далеко на SW судно.

Дни на корабле текут спокойно, больных, слава Господу, нет и заняться мне особенно нечем. Я штудирую медицинские трактаты или пишу эти записки. Много времени провожу в салоне.

Мало- помалу мы сблизились Филипсом. Нашлись общие темы для разговора. Он интересовался медициной, анатомией и хирургией. Я скоро обнаружил у него поразительные знания стран и народов. Также он увлекается и деяниями древних, Римлян, Греков и других.

Я постоянно ломал голову, кто он такой, и что за дела у Филипса в Вест-Индии. Коммерсант, плантатор? Он не был похож ни на того, ни на другого. Ставило меня в тупик и его место на корабле. Капитан обращался с большим уважением к Филипсу, а шкипер его откровенно побаивался.

Как-то находясь вдвоем в салоне, мы снова разговорились, и он вдруг остро посмотрев на меня, произнес:

Зря, молодой человек, вы мечтаете разбогатеть в этом плавании. Придется еще подождать жениться. Кстати, как зовут вашу невесту?

Я в остолбенении взглянул на него.

-Но..как?

Филипс улыбнулся и сказал:

-Нет ничего легче. Вы часто бываете в мрачном расположении духа. Какова самая вероятная причина для этого у молодого человека, не обремененного долгами и не нажившего могущественных врагов? Дела сердечные, конечно. Но почему молодой человек расстался с возлюбленной и отправился в рискованную экспедицию? Очевидно, родные девушки против брака, пока юноша не разбогатеет. Ваш, прошу прощения за грубость, небогатый гардероб и кружевной платочек, который вы нюхаете украдкой, довершает картину.

Мне осталось только спросить:

-Значит, как следует заработать, у меня не получится?

-Увы, нет. Наше плавание не несет целью ни торговлю, ни грабеж.

-Но что же тогда? - спросил я.

-А вот этого я вам сказать не могу, - ответил Филипс и погрузился в чтение.

Я, огорченный и возмущенный его бесцеремонностью, поплелся в каюту.


27 мая, слабый ветер. Происшествий нет.

Некоторое время я избегал общества Филипса. Но выбора особого на корабле нет. Не общаться же мне с неотесанными матросами, да это и неуместно. Капитана Смита ничего, кроме навигации и эля не интересует.

Я попробовал было поближе познакомиться со шкипером. Это высокий, темнобородый мужчина лет на десять старше меня. Очень молчаливый. Когда я пристал к нему с вопросами, он сделал вид, что чрезвычайно поглощен своими занятиями. Волей-неволей пришлось снова беседовать с пассажиром.

Мы говорили о политике и войне. Я поделился с Филипсом своими размышлениями, с кем Королеве следовало бы вступить в союз против проклятых испанцев. Он сказал, что если бы я стал первым министром, наша страна бы обязательно достигла еще большего могущества. Какая грубая лесть, не свойственная этому человеку.

Я спросил у Филипса, что он думает о пуританах, и кто, по его мнению, хуже, паписты или магометане. Филипс сказал, что говорить о религии верный способ поссориться с человеком, впрочем, как и о политике. Что касается его, то он вообще не видит разницы, как обращаться к Богу, а наши разногласия с католиками и пуританами не более чем спор, с какого конца разбивать яйцо на завтрак. Ужасный богохульник!


3 июня. Ветер свежий. Матрос Фландерс выпорот за пьянство.

Я продолжаю разговоры с Филипсом, и почти подружился с ним, несмотря на то, что порой его высказывания носят возмутительный характер.

Мой собеседник оказался очень искушен в политике. Как будто бы с неохотой, он иногда приводил такие подробности, какие, мне кажется, были неизвестны даже при Дворе.

Как-то я посетовал над скорбной судьбой Марии Стюарт, растрогавшей всю Европу. Филипс резко сказал:

-А судьба Бабингтона вас не печалит? Шотландской королеве всего лишь отрубили голову. А беднягу повесили, отрезали ему кое-что, выпотрошили и четвертовали.

-Но ведь она дама, королева… - смущенно пробормотал я.

-Ах, юноша, все не имеет значения, если затронут государственный интерес. У покойного сэра Уолсингема, первого министра, была любимой книга «Государь» сеньора Никколо Макиавелли. Сей писатель убедительно доказывает, что для блага государства пригодны любые средства.

Вы знаете, что одновременно с заговором этой милой дамы на наш остров должны были вторгнуться испанцы? Но так как заговор раскрыли, они сделали попытку через два года.

-Вы говорите о Непобедимой армаде? - спросил я.

Да, конечно. Кстати, как, по-вашему, почему мы разгромили испанцев?- поинтересовался Филиппс.

-Нам помог Господь Бог бурей и Дрейк пулями! – и я начал распространяться о своем любимце.

-Полно, полно, юноша – махнул рукой Филиппс – Так всегда, люди видят только внешнюю сторону. Давайте я вам поведаю настоящую историю. Но я уповаю на вашу скромность.

Я был заинтригован и лишь кивнул в нетерпении головой.

Филипс пристально посмотрел на меня. Сомнение читалось в его глазах, но доброжелательность ко мне и немалое количество доброго портера развязало ему язык.

-Да будет вам известно, и раскрытие заговора Бабингтона и отражение нападения папистов это заслуга сэра Уолсингема и его скромных слуг. Есть явная война, где нужен расчет полководца и храбрость солдата, и есть тайная война, где нужны прежде всего холодный рассудок и хитрость.

Покойный Уолсингем был как раз большим мастером тайной войны. У него была обширная сеть доносчиков и в Англии, и на континенте, они были повсюду, и в сиятельной гостиной, и в лондонских трущобах. Его шпионы были даже в Алжире и Константинополе, про Париж и Мадрид я уже молчу.

Уолсингем брал в услужение мастеров своего дела. Слежка и подслушивание, пытки, вскрытие замков и писем. Со всем этим справлялись лучшие люди. Вы вот восхищаетесь сэром Френсисом Дрейком, а где он был бы, и ему подобные, если бы люди Уолсингема не поставляли самые точные сведения о времени и месте выхода доброй части испанских галеонов.

Слуги первого министра доставили ему испанского шпиона. При нем нашли письма, из которых следовало, что паписты готовят заговор по убийству нашей Королевы и возведении на престол Марии Стюарт. Так что за ней стали следить еще пристальнее. Ее письма перехватывали, но некий Гиффорд в начале 1586 года предложил свои услуги Марии и нашел способ прятать письма в бочонке с пивом.

Когда Бабингтон начал свой заговор по смещению Елизаветы и возведению на престол Марии, тот же Гиффорд связался с ним и передал письма от шотландской королевы. Между Бабингтоном и Марией завязалась оживленная переписка, Гиффорд стал главным связным заговорщиков. Вот только Гиффорд с самого начала был человеком Уолсингема!

Так что министр держал в руках все нити. Однако, на беду, заговорщики не до конца доверяли Гиффорду, и письма, которые отправляли друг другу Мария и Бабингтон, были написаны тайнописью. Уолсингем осознал именно тогда все ее значение. Однако, уже поздно, продолжим разговор завтра, тем более мне нужны некоторые приготовления. Доброй ночи!


4 июня. Ветер свежий, происшествий нет.

Когда я зашел сегодня в салон, на столе лежали перо, бумага и чернильница.

Филипс посмотрел на меня и спросил:

-Знаете ли вы, юноша, что значит тайнопись?

-Кажется, ее используют в своих трактатах алхимики? – неуверенно сказал я.

-Оставим этих шарлатанов в покое. Тайнопись суть искусство преобразовать обычное письмо так, чтобы прочитать его могли лишь посвященные. И дело это очень важное, как в политике, так и, к примеру, в коммерции. Римляне уже умели это делать. Вы читали Светония?

-К стыду своему, нет - сказал я.

Там описывается способ, каковым шифровал свои письма Юлий Цезарь. Способ простой. Выстройте алфавит в одну строку:

abcdefgijklmnopqrstuvwxyz. Под ним еще один, но начните с третьей буквы:

DEFGIJKLMNOPQRSTUVWXYZABC

Ну, а теперь, пишите текст, подбирая к каждой букве другую из нижнего алфавита, например:

veni, vidi, vici

YHOL YLGL YLFL

-Конечно, противник может перебрать алфавит со сдвигом буква за буквой. Но против этого есть способ – договориться с адресатом о случайном порядке букв во втором алфавите. Или поступить проще, заменить второй алфавит легко запоминаемой фразой.

-Как просто! - восхитился я. – И все становится совершенно непостижимо для непосвященных.

Филипс улыбнулся. – Не все так просто, Джеймс. Уже лет сто, как нашли способы раскрывать такую тайнопись.

-Но как? Мне это кажется совершенно непостижимым! - удивленно сказал я.

-Известно ли вам, дорогой Джеймс, что в любом тексте на данном языке буквы появляются с определенной частотой? – спросил Филипс.

-Нет, никогда об этом не задумывался – развел руками я.

-Это открыли лет триста назад арабы. Никогда не догадаетесь, откуда они это извлекли.

И откуда же? - я вопросительно посмотрел на него.

-Из религиозных штудий. И от них бывает польза! - со смехом сказал мой собеседник.

Я помолчал. Мне не нравилось то, что он снова заговорил на грани богохульства.

Филипс проницательно взглянул на меня и снова улыбнулся. – Итак, посчитав буквы в достаточно большом тексте вы увидите, для английского языка, конечно, что чаще всего встречается Е, затем Т, потом А, и так далее.

Берем любую абракадабру, в которой мы подозреваем тайнопись, и пробуем подставлять буквы по частотности. Правда, не всегда это прямо работает, тогда нужно использовать более тонкие методы. Буквы в нашем языке группируются тоже закономерно. Какие слова у нас почти единственные состоят из одной буквы?

Филипс посмотрел на меня выжидающе. Я долго напряженно подбирал под себя слова. Наконец, видимо, мое лицо просияло.

-Ну конечно же, а(артикль) и I(я). – Я победно взглянул на него.

Он подтвердил кивком.

-То же самое обстоит и с двухбуквенными, и трехбуквенными словами. Двухбуквенные слова, это an, is, in,it, or или of, трехбуквенное, например the и and.

-Ну, принцип вы поняли.

Он показал мне листок, на котором было написано:

zkdw lv olih d frphgb ri sdvvlrqv dqg rxu mrbv duh lqwhuplvvlrqv lq lw

-Для простоты я взял, что тут есть пробелы между словами. Смотрите, предположим, что первое двухбуквенное слово is или of. Взгляните на последнее слово, в середине него удвоенная буква v. У нас в языке к удвоениям склонна буква s. Видите, она стоит и на конце трех слов, что тоже характерно для нее. Тогда lv это is. Предположим еще, что d это a, что подтверждается тем, что она весьма часто встречается в строке. Два последних слова весьма вероятно in it. Тогда первое слово определенно what..

Я пытался следить за ходом рассказа, но скоро потерял нить. Это не ускользнуло от Филипса.

-Э, юноша, да я вижу, совсем вверг вас в скуку! Главное, принцип вы поняли. Словом, наши и французские мастера давно научились раскусывать любую, самую сложную тайнопись. Бедные испанцы, они никак не могут понять, почему мы знаем их планы наперед. Помню, Филипп II даже обвинял мсье Виета, что он узнает разгадку от самого дьявола. Ха, дьявол! Ум, вот что помогает в победе над врагами, запомните, юноша.

Вернемся к заговору Бабингтона. Хотя Уолсингем к 1586 году прекрасно знал о тайнописи, услугами людей, умеющих ее раскрывать, он пользовался от случая к случаю. Но здесь ему пришлось нанять на работу блестящего мастера своего дела. Его имя вам ничего не скажет.

Мастер взялся за дело и весьма скоро прочитал письма. В них недвусмысленно говорилось о том, что и Бабингтон, и Мария готовят убийство Елизаветы. Теперь Уолсингем с полным правом мог требовать казни Марии от королевы, чего она до последнего времени категорически не хотела, ведь Мария была ее двоюродной сестрой, впрочем, вам это известно.

Однако министр решил извлечь все досуха из того, что заговорщики считали свое положение неуязвимым – ведь письма и прятались, и были зашифрованы. Глупцы! Уолсингем велел сделать к письму Марии приписку, в которой от лица той потребовал написать имена заговорщиков..

-Но позвольте, Филипс,- прервал я рассказ, - не кажется вам подлым таковой прием?

-То есть, подвергать человека пытке, чтобы вытянуть из него сведения вам кажется в порядке вещей, а искусно его обмануть – нет? – Филипс с насмешкой на меня взглянул.

Я не нашелся, что ответить.

-Расшифрованные письма стали уликой и против Бабингтона, и против Марии Стюарт.

Вот так, мистер Джеймс, несколько исписанных листков бумаги могут возвысить одних и привести на плаху других. Бедный, бедный Бабингтон, глупый молодой человек! Я стоял тогда на рыночной площади и собственными глазами видел, что сделал палач с этим блестящим когда-то юношей. И ведь именно я…– Филиппс помрачнел, и в тот день я не мог добиться от него больше ни слова.


10 июня

С того вечера Филипс впал в мрачную задумчивость. Однажды, остановившись перед дверью в салон, я услышал оттуда негромкие звуки лютни и голос Филипса, напевающего старинную песню, сочиненную, по слухам, давно почившим королем, моим тезкой.


Alas my love, you do me wrong,

to cast me off discourteously,

for I have loved you so long,

delighting in your company.

Greensleeves was all my joy,

Greensleeves was my delight,

Greensleeves was my heart of gold,

and who but my Lady Greensleeves.

(Увы, моя любовь, ты дурно со мной обошлась,

Грубо отвергнув меня,

Ведь я долго и крепко любил тебя,

Наслаждаясь твоим обществом

Зеленые рукава были всей моей радостью

Зеленые рукава были моим очарованием

Зеленые рукава были моим золотым сердцем

Кто же, если не моя леди с зелеными рукавами)


Я покачал головой. Мой новый друг снова меня удивил. Я постоял несколько минут, мыслью унесшись к моей леди Джейн, которая ждет на таком теперь далеком, нашем острове.

Однако все проходит, как говорил царь Соломон, прошла и меланхолия моего друга. На следующее утро он разбудил меня, свежий и бодрый и зычно сказал:

-Помнится, вы хвастались, что брали уроки фехтования? Мне нужна тренировка, извольте на палубу.

Мы поднялись на палубу, и Филипс протянул мне тренировочную рапиру.

-Позаниматься со своим палашом вы еще успеете, посмотрим, как вы владеете более ходовым оружием.

Признаться, я вскоре пожалел о своем хвастовстве. Филипс трижды меня обезоружил, не считая обозначенных уколов.

Я, запыхавшись, стоял на палубе. Филипс как будто бы ничем и не занимался. Вдруг он резко развернулся ко мне и произнес:

-Теперь я могу сказать вам, Джеймс, цель нашего путешествия. Это Роанок!

Продолжение следует

Показать полностью
24

Супергерой

У Виктора Семеновича Поликарпова было странное хобби, он любил преследовать людей. Он пристраивался на своём стареньком ниссане за первой попавшейся машиной и представлял, как преследует особо опасного преступника. Несколько раз он вместе с «преступником» уезжал в другой город. Пару раз слежение заканчивалось у подъезда «подозреваемого», приходилось всю ночь следить за ним, и вместо пончиков есть шаурму, а вместо кофе – пить воду для омывателя. Как правило, все его слежки заканчивались около двух часов ночи – тот максимум, который он мог себе позволить, потому что утром нужно было идти на работу. У него был злой шеф, который любил громко орать прямо в лицо. Поликарпову не очень нравилось в этот момент рассматривать зубы его руководителя. К тому же, некоторым зубам требовалось, как минимум, лечение пульпита. Работал Виктор Семёнович менеджером по продаже калькуляторов. Работал без огонька, поэтому шеф орал часто.

В своё время он очень хотел поступить в школу милиции, но срезался на экзамене по физкультуре. Когда он ехал в метро сдавать документы в монтажный техникум, ему показался сильно подозрительным один мужчина в синем пальто. Он начал следить за ним. Они вышли из метро и пошли в сторону центра города. Так как опыта оперативно-розыскной работы у Поликарпова тогда ещё не было, мужчина в пальто быстро вычислил его. Он подкараулил его за углом, и с ходу стал громко орать молодому Поликарпову в лицо. Разговорились. Мужчина в пальто рассказал, что не может найти себе адекватных сотрудников на работу. Торговать калькуляторами. Поликарпов ему подходит. Так и познакомились. Понятно, что судьба Виктора Семёновича была предопределена, и он согласился. Но он решил, что по вечерам будет бороться с преступностью самостоятельно. Но не позднее двух часов ночи. Он специально изучил находящуюся в открытом доступе статистику по совершенным особо тяжким преступлениям, все они, почему-то, совершались до двух часов. Видимо, преступники, как и законопослушные граждане, предпочитали по ночам спать в своих постелях. Нет, конечно, были и отморозки, которые грабили и убивали в другое время суток, но исключения только подтверждали правило.

***

У каждого оперативного сотрудника должна быть рация. У меня рации нет, зато есть дневник. Если со мной что-то случится, прошу этот дневник передать кому надо. Там разберутся.

7 июля

Преследовал синий Киа Рио. Регистрационный номер А 121 НО. Подозрение вызвало отсутствие правой фары. Проследовал с объектом до магазина «Фары от Антона». Правая фара непонятным образом появилась. Есть подозрение, что ОПГ «Антон» берут в заложники фары, и за выкуп возвращают потерпевшим. Расследование продолжать не могу, по причине того, что мне предложили «три сотки до ЖД вокзала». Железнодорожный вокзал рядом. Три сотки нелишние.

10 июля

Неудача. «Попал в жир ногами!» Когда выходил из машины для продолжения слежки за подозреваемой, обеими ногами наступил в жир. Читал у классика, как подозрительная пожилая женщина по имени Аннушка разлила подсолнечное масло в Москве на Патриарших, что привело к череде трагических событий. Испугался. Чувство неприятное. Еле отмыл туфли. Органолептическое исследование жира показало, что это не подсолнечное масло.

25 июля

Преследовал затонированную девятку. Из машины с заднего сидения выволокли в подъезд мужчину с чёрным пакетом на голове и перевязанными руками. Водитель заметил, что я фотографирую на телефон, подошёл. В руках у него был паяльник и утюг. Он сказал, что делают другу сюрприз на День рождения. Чтобы друг не догадался, ему надели на голову пакет. Паяльник и утюг - подарки. Он настоятельно предложил мне тоже скинуться. Скинулся на подарок пятьсот рублей. Мне сказали, что это мало и друг обидится. Забрали телефон. Жалко. Телефон хоть и был стареньким, но камера и диктофон работали хорошо. Не люблю дни рождения.

1 августа

Напал на след клофелинщицы. Дали наводку на их место. Решил сработать «на живца». Предполагаемый преступник голосовала на улице Державина. Я остановился. Она попросила подвезти её до беляшечной и накормить её. Мы зашли, заказали беляши и два компота. Она заметила, что в моём компоте мало сахара. И добавила свой сахар. Вкус у компота был странный. Мы вернулись в машину… Было очень хорошо! Мы слушали Вивальди. Два раза. Потом я отрубился. Когда проснулся - пропал кошелёк. Похоже, выронил где-то. Наводка ложная. Женщина оказалось порядочной. Наверное, учительница. В четверг ещё раз поеду.

(Продолжение следует…)

Показать полностью
19

Желания ведьмы

В предпраздничный вечер в Доме-у-перекрестка царил переполох. Каждый из живущих в нем старался подготовиться к торжеству хорошо и еще чуть лучше.

- А комнату мы украсим зеленой мишурой, - кричала близняшка с косичками.

- Елка уже зеленая, - перебивала ее сестра с хвостиками, - поэтому комнату украсим красной!

- А носки на камине какого цвета, а? – язвила любительница зелени, - так что украшаем по-моему!

- Нет, по-моему! - возмущалась близняшка, радеющая за алые оттенки.

- Не ссорьтесь, девочки, - успокаивала их бабушка, - комнату нарядим желтым! Очень люблю такой вот сырный оттенок!

Желания ведьмы Авторский рассказ, Сказка, Ведьмы, Длиннопост

Ведьма, у которой от всей этой суеты с утра болела голова, тяжело поглядела на семью и тихо сказала:

- Мама, пусть они сами решат, какого цвета украшения.

- Но ведь желтый подходит ко всему! – возмутилась старушка.

- Мама! – повысила голос Ведьма, и та тут же поджала губы.

- Делайте, как знаете нужным, - проворчала она и, громко топая деревянными башмаками, поднялась по лестнице.

- Зеленый!

- Красный!

- Зеленый!

- М-у-у, - поддержала общее безумие комолая корова.

Ведьма скривилась. Судя по всему происходящему, к ужину вместо молока у них будет простокваша, и это ладно, если крышу не снесет! Чем старше становились близняшки, тем пагубнее влияли на дом их баталии.

Уже сейчас флюгер отчаянно скрипел, подсказывая, что погода в доме отвратительная. И сам дом словно вздыхал, отчего из камина то и дело вылетали искры, как огненные светлячки.

Ведьма хлебнула кофе и решила, что неплохо бы начать готовить ужин. Упитанного гуся она купила на ярмарке еще месяц назад, и все это время они с дочками откармливали его сладостями и брусникой, готовя к праздничной трапезе.

Оставив дочерей разбираться с убранством комнат, она отправилась в сарай.

Комолая корова, увидав хозяйку, жалобно замычала, и Ведьма, не удержавшись, наколдовала ей букет клевера:

- Держи вот, бедолага, - улыбнулась она, - ты же любишь сладкое?

Корова стегнула хвостом, как бы соглашаясь с хозяйкой. Оставив буренку наедине с угощением, ведьма прошла в ту часть, где жил гусь и остолбенела. Сетка, за которой гусь сидел, обзавелась дырой. Пернатого беглеца на месте не оказалось, и остатки ягод с удовольствием грызли мыши.

- Что это значит?! – воскликнула Ведьма, топая ногами так, что пол заходил ходуном, - где мой гусь, противные мыши?!

Мыши с писком рванули прочь, но одна из них, видимо самая чувствительная, шлепнулась в обморок. Ее серые товарки не решились оставить подругу один на один с разгневанной ведьмой. Вернувшись, они сгрудились подле нее, дрожа точно осиновые листья.

Но едва Ведьма решила испепелить их на месте, как рядом возник Тузенбах.

- Не кипятись, - потребовал кот, начиная урчать необычно громко, как он делал только в особо опасных для окружающих случаях, – мыши не трогали твоего гуся.

- Тогда где же он? – Ведьма, щурясь, взглянула на кота, - может, ты знаешь?

- Я - нет, - тут же признался Туз, - но знаю, кто виноват, хотя я обещал никому не говорить, это очень тайная тайна!

Ведьма многозначительно подняла бровь, ожидая ответа. Тем временем кот задней лапой подал знак, и мыши, подхватив подругу, поспешили скрыться в норе. - Кто же? - Потребовала она ответа.

- Близняшки, - тут же признался кот, глядя на ведьму честным взглядом.

Та фыркнула, повернулась на каблуках и, негодуя, покинула сарай.

Дочери все еще спорили, отчего украшения в комнате ежеминутно меняли цвета с красного на зеленый и обратно. От такого мигания у Ведьмы голова разболелась еще больше.

- Кто выпустил гуся? – тихо спросила она, и дочери замерли, а затем, как по команде, ткнули друг в друга пальцами.

- Это она, - крикнула та, что носила полосатые чулки, указывая на сестру.

- Нет, она! – отпиралась любительница пижам.

- Но ты первая сказала, что гуся жалко! – не сдавалась та, что с косичками.

- А ты предложила его выпустить! – сердилась близняшка с хвостиками.

- И где гусь?! – прервала их спор ведьма, крикнув так громко, что в воздухе запахло грозой, с потолка посыпалась древесная труха, а все украшения приобрели траурно-черный цвет.

- Улетел, - шепнули близняшки и потупили взор.

Ведьма шумно выдохнула. Ей было неясно, как толстая, раскормленная домашняя птица могла улететь, но она абсолютно точно понимала, что к ужину гуся ждать не приходится.

- Я всегда говорила, что птица в праздник слишком банальна! – старушка, выглянув из-за спины Ведьмы, подмигнула внучкам, - поэтому лучшее блюдо — это торт!

- Мама, торт это на сладкое, - прошипела Ведьма.

- Глупости, - отмахнулась та, - на сладкое можно и мороженное съесть, а торт на основное.

- А на закуску что, пирожное?! – рассвирепела Ведьма.

- Почему бы и нет? – старушка пожала плечами.

- Потому что все детство ты мне запрещала есть сладости в таком количестве, - чуть не плача, воскликнула Ведьма.

- Ну видишь, сейчас же разрешила, - улыбнулась ей мама, - лучше поздно, чем никогда, правда, мои лапочки? – обратилась она к внучкам, и те синхронно закивали. – Тогда пойдемте готовить, и что-то тут слишком уныло, - Ведьма-бабушка щелкнула пальцами, и гирлянды, развешенные по стенам, зазолотились.

Это была последняя капля. Непослушные дочери, улетевший гусь, обнаглевшие мыши, кот интриган и вот теперь это желтое безобразие вместо красно-зеленого торжества.

- Я не могу здесь больше жить! - в сердцах воскликнула Ведьма, ощущая себя лишней в собственном доме.

Что-то звякнуло, точно разбился шар, упавший с ветки, но огорченная ведьма не заметила. Чтобы хоть как-то успокоиться, она накинула на плечи пальто и, не взирая на снегопад, пошла гулять.

Серебристые снежинки мерцали в темноте, как бы намекая, что сегодня ночь особенная, волшебная ночь. Даже воздух пах праздником. В нем смешались ароматы имбиря, хвои и жаренной дичи.

Ведьма зло пнула снег. Кто-то сейчас, возможно, готовит её гуся, готовит и радуется, что такая прекрасная птица сама пришла к нему на ужин. А ей придется давиться лимонным пирогом и заедать его малиновым мороженным.

Нет, совсем не так Ведьма представляла себе этот праздник.

Как бы ей хотелось, чтобы в доме собрались друзья, и под елкой лежали подарки. Дочки не ссорились, и гостиная сверкала рождественскими огнями.

Корова дала бы взбитые сливки, и ведьма бы украсила ими кофе, сваренное с любовью и корицей.

А потом все сидели бы у камина, рассказывая самые волшебные истории, что произошли с ними в этом году, а полешки потрескивали в камине, создавая уют. И Туз, конечно, добродушно урчал, увалившись к ней на колени.

Увы, друзей у Ведьмы не было, подарков ждать не приходилось. А как обстояло дело со всем остальным, и вспоминать не хотелось.

Поблуждав по деревенским полям и вытоптав снег разными кольцами и кругами, чтобы утром поселянам было, о чем судачить, промерзшая до костей ведьма отправилась домой.

По ее прикидкам время двигалось к полуночи, и вот-вот должен начать звонить колокол на церкви святого Витте.

Когда она подошла к дому, дверь отворилась, и навстречу ей выбежали дочки, а следом вышла мама, вытирая перепачканные мукой руки.

Ведьме стало совестно, что она так разозлилась на близких, и она уже хотела извиниться, но тут начал бить колокол.

- Смотрите, падающая звезда! – вдруг воскликнула та близняшка, что отличалась романтичностью натуры.

- Это метеор! – возмутилась другая, любительница точных фактов.

Ведьма рассеяно посмотрела вверх и едва успела разглядеть, как что-то ослепительно-яркое несется прямо на них, а затем – «Хрясь! Бам! Ба-бах!» и это что-то рухнуло на крышу Дома-у-перекрестка.

Во все стороны полетела разбитая черепица. Просвистев у самого уха, в снег воткнулся сломанный флюгер. Дом охнул напоследок, и входная дверь вместе с частью стены упала на снег.

Все ведьмовское семейство молча глядело на случившуюся катастрофу. Только мычание комолой коровы нарушало звенящую тишину нового года.

- Ничего себе, с размахом отмечаете, - произнес кто-то рядом.

Ведьма обернулась и, к своему удивлению, увидела Сатира. Замотав горло полосатым шарфом, он удивлённо разглядывал происходящее, прижимая что-то к груди.

- Зачем ты тут? – удивилась Ведьма.

- Так праздник же, я, вот, подарок принес, - Сатир протянул ей рождественский венок из хвойных лап с золотыми шишками и красными ягодами багульника. – Можно повесить на дверь, - робко добавил он.

Ведьма фыркнула и вдруг звонко расхохоталась:

- Можно, - сипела она сквозь смех, - только у меня двери теперь нет!

- Это ерунда, - улыбался Сатир в ответ, - это мы мигом починим!

- Мамочка, там что-то шевелится! – пискнула близняшка с хвостиками, вцепляясь в ее юбку.

- Оно большое и шипит! – подсказала сестричка с косичками.

Ведьма тут же перестала смеяться и уставилась на разрушенный дом. В клубах пыли шевелилось нечто огромное. Оно невнятно ворчало, изредка громко и зло шипя.

Чудовище, спотыкаясь о кирпичи и поломанные доски, выбралось на улицу, и лунный свет ослепил его:

- Сто склянок алхимика! – воскликнуло чудище, - Такой жесткой посадки у меня не было с самого детства! А детство у меня было о-го-го какое! Укуси меня дракон!

- Сейчас я по нему жахну! – пообещала старая ведьма, закатывая рукава для ворожбы.

Ведьма едва успела одернуть руку матери. Старушка уже собралась бить по незнакомцу мощным проклятием:

- Мама, стой! Это не чудище — это наш сосед!

Это и впрямь оказался соседский ведьмак, тот, у которого был свой ездовой дракон. Сейчас он виновато разглядывал собравшихся, сжимая подмышкой взъерошенного гуся.

- Наш гусь! - хором крикнули девочки и, позабыв про всякую опасность, кинулись обнимать растрепанную птицу.

- Как вы тут оказались? – удивилась Ведьма, - И откуда у вас мой ужин?

- Да тут ведь как, компас мне в котел. Приметил, что этот орел по небу летит, и вспомнил, что вы такого же покупали. Видел я вас в тот день на ярмарке, - смутился сосед, - просто не поздоровался. Ну, так я на метлу и за ним, хвать птичку за шею, и к вам, и тут меня как сшибло! Кракен меня разбери, – он потер рукой ушибленный бок.

- Кто ж летает на метле, когда церковный колокол звонит? – изумилась старушка, - вас, юноша, что, в школе ничему не учили? У вас, что, кота ученого не было?

- Ы-ы-ы! - протянул смущенно сосед.

Ведьма поискала глазами Тузенбаха и увидела, как его хвост исчезает подле сарая, усмехнувшись, она взглянула на неудачливого доброжелателя:

- Значит, это вы разгромили мой дом?

- Значит, я, - признался тот и поник головой.

- Придется чинить, - подвела итог Ведьма, - но вот только ума не приложу, где праздник встречать?

- Так у меня, у меня можно! Три сотни саламандр! – обрадовался Ведьмак. - Тут недалеко, с песнями дойдем, а я и печенье напек и дичь зажарил, и это меньшее, зюйд-вест мне в бороду, что я могу для вас сделать, - признался он.

Ведьма милостиво кивнула, и близняшки завопили: «Ура!!!»

Сидя перед камином в доме соседа, в кругу семьи и друзей, Ведьма потягивала горячий кофе с корицей и думала, что все желания сбываются, а, значит, стоит помнить, что загадывать надо только хорошее.


Автор Юлия Гладкая https://vk.com/bardellstih

Художник Ольга Зверева https://vk.com/olga.okt.design


Наши рассказы в вк: https://vk.com/orden_klavy

Показать полностью 1
53

Кот по имени Кот

Так бывает и у людей, и у кошек. Все мы дети Судьбы.

У одной, очень породистой, с огромным количеством медалей, кошки мейн кун, родились котята. Заводчик был непомерно рад. Спустя три недели, радость его начала немного угасать. Один котенок из помета, совсем не подходил по параметрам породы.

Кормить его смысла не было, выбрасывать жалко. Заводчик взял котенка и отправился на рынок. Желающих купить маленькое создание не нашлось. Заводчик, немного подумав, отпустил котенка возле мясного отдела и отправился домой.

Котенок был очень напуган, он спрятался в небольшую коробку и затих. Утром, рынок ожил. Появились люди. Котенок почуял запах еды. В животе его заурчало. Он, немного осмелев, высунул свою мордочку из коробки и огляделся. Мамы нигде не было. Котенок запищал.

- Ребята, глядите, - раздался мужской голос, - Нам опять котенка подкинули. Ну что за люди? Не можем же мы выкормить всех бездомных кошек и собак. - Мужчина взял котенка на руки. - Маленький совсем. Не место ему у нас. Собак много. Погибнет.

Мужчина отнес котенка в подсобку, отрезал ему кусочек мяса.

- Посиди здесь, потом решим, что с тобой делать.

Котенок, учуяв запах еды, яростно набросился на угощение. Но у него ничего не получалось. Еще не совсем прорезавшиеся зубки, не могли справиться с жестким куском. Котенок начал облизывать еду.

- Что не получается? - Вздохнул мужчина. - На вид больше месяца. Должен уже самостоятельно есть.

- Слушай, - обратился к мужчине его приятель, - Там возле каморки сторожа, маленькая собачонка ощенилась. Может примет его? Она добрая, спокойная. Давай попробуем подложить. Щенкам чуть меньше двух недель. Может принять.

Мужчина отнес котенка к собаке и подложил его к животу. Собака заурчала. Мужчина присел возле нее и начал ласково гладить. Котенок учуял запах молока, быстро разгреб шерсть и присосался к соску. Собака успокоилась, оглядела нового детеныша и начала неторопливо его облизывать.

- Ну вот и хорошо, вот и славно, - заулыбался мужчина, - Мамку тебе нашли. - Затем обратился к сторожу. - Семеныч, ты уж присмотри за малышом. Вечером принесу еды мамаше.

Так котенок обрел новую семью. С именем не заморачивались, нарекли его Котом.

Прошло несколько месяцев.

- Семеныч, наш Кот уже в два раза больше своих братьев, - удивлялся мужчина, - Вот проглот. Он уже скоро мамку догонит и перегонит.

- Да шустрый котяра. Огромным вырастет. - Соглашался сторож. - Ест за троих. Куда в него влезает. А тут недавно мышь притащил, слопал за пару секунд.

- Мышей ловит. Это хорошо. - Обрадовался мужчина. - Нам такой котяра очень нужен. Замучили эти мыши. Развелось их немерено.

Жизнь на рынке текла своим чередом. Кот четко усвоил правила проживания. Днем он валялся возле сторожки, к вечеру, перед закрытием, обходил палатки в поисках угощения. Собачье воспитание не прошло для него даром. Ночью, он нес службу по охране рынка вместе со своей стаей. В свой год с небольшим, он превратился в огромное и сильное животное с небольшими кисточками на ушах.

Однажды ночью Кот услышал странный звук. Он доносился со стороны мясной палатки. Призывно мяукнув, Кот быстро вскарабкался на крышу павильона и уставился вниз.

Двое молодых незнакомцев возились возле двери. Немногочисленная стая с громким лаем обступила их. Вышел сторож.

- А ну валите отсюда, сейчас полицию вызову, - рассердился старик.

- Ты, старый, убери своих шавок. Мелкие они, зашибем ненароком, - парень вытащил нож, - Да и сам отваливай. Тоже мне охранники.

Второй парень с силой пнул подбежавшую суку ногой. Она кубарем отлетела в сторону и заскулила. Другие собаки, потеряв вожака, присмирели и отошли на небольшое расстояние. Сторож испугался. Нож в руках парня был весомым аргументом.

Кот, зло зашипел. Он стремительно, не раздумывая, сиганул на голову парня и вцепился когтями в его лицо. Парень, от неожиданности и боли взвыл, выронил нож и упал на землю. Он отчаянно пытался оторвать от себя Кота, но котяра яростно и остервенело рвал когтями и зубами кожу парня. Собаки осмелели, с громким лаем, обступили второго грабителя. Тот прижался спиной к двери и отмахивался от них. Подъехала полиция.

На следующий день, Кот был героем дня. Все его гладили, угощали вкусняшками. Кот прохаживался по рынку весь гордый, распушив свой огромный хвост.

Через пару месяцев пришло распоряжение о закрытии рынка. Собак разобрали в частные дома, а сторож унес Кота к себе домой.

- Дедушка, это же очень породистый кот, - удивилась внучка старика, - Мейн кун. Смотри, какой он красивый и крупный.

- Я не знаю, - стушевался дед, - Но он очень умный и весит уже около девяти килограмм. Он больше в два раза, чем его собачья мамаша.

- Дедушка, скоро выставка кошек. Можно я его покажу специалистам? Сделаю документы ему.

Дед махнул рукой.

На выставке к ним подошел Заводчик.

- Шикарный у вас питомец, - залюбовался он, - Продайте его мне. Большие деньги дам. Будет производителем.

- Нет, - отказался дед, - Это друг. Мы друзей не продаем.

Кот внимательно посмотрел на Заводчика и сердито зашипел.


Источник: zen.yandex.ru/id/605c8a4c07ebc13543f91a52 Я ВАМ РАССКАЖУ...

Показать полностью
Мои подписки
Подписывайтесь на интересные вам теги, сообщества,
пользователей — и читайте свои любимые темы в этой ленте.
Чтобы добавить подписку, нужно авторизоваться.
Отличная работа, все прочитано!