Сообщество - Авторские истории
Авторские истории
13 667 постов 16 434 подписчика
19

Временные вероятности

Друзья!


Перед тем, как написать для вас очередной рассказ, я хотел бы кое-что уточнить (ранее, к сожалению, запамятовал, но вот, один подписчик напомнил).

Не так давно, выложив часть истории о Контрактерах, я увидел, что люди уже попросту не помнят, что было ранее, забыли сюжет и некоторые не могут понять, что происходит.

Пикабу - замечательный ресурс, ничего не скажешь, но, к сожалению, здесь совершенно невозможно выложить историю целиком.

Таким образом, я принял решение, что сюжеты будут выкладываться здесь вплоть до 3 части, после чего, продолжение можно будет увидеть по ссылкам, которые всегда указываются в конце поста.

Напоминаю, мои рассказы везде бесплатные, никто ни на чем не зарабатывает, но, Пикабу - ресурс нового, поэтому, здесь и будут выкладываться либо короткие рассказы, либо начало долгих.

Я надеюсь на понимание от подписчиков, и что вам будет не совсем лень заглянуть на тот же автор-тудей, чтобы прочитать продолжение.

Ах да, буду также оповещать об опубликованных продолжениях здесь, в конце поста, всегда.


А теперь, один из тех сюжетов, которые придумались, пока я разбирался со своими внутренними демонами :) Кстати, хочу отметить, что в его создании принимал участие еще один человек, так что, если ты это читаешь, физкульт-привет ;)


Приятного чтения!



Это была одна из тех автозаправочных станций, на которые заезжают только в крайнем случае, когда выбора попросту нет. Тем не менее, рядом с проржавевшими колонками и кассой, похожей на свинарник, расположилась небольшая кафешка, в которой также предоставлялись услуги мотеля.

Аня точно не понимала, как она тут оказалась, ей казалось, что направиться в отдаленный город на полуразвалившемся автомобиле, который ей отдал отец, покупая новенький внедорожник, было весьма неплохой идеей, но, с каждым новым километром, эта идея казалась ей все менее привлекательной.

Она припарковала развалюху на отдельной парковке и зашла в эту небольшую кафешку, чтобы подумать: ехать ли дальше, или же развернуться и направиться к дому.

Попивая кофе, который, казалось, набирали из той же колонки, что и бензин, она обратила внимание на странного мужчину.

Он годился девушке, как минимум, в отцы, хотя седина тронула его голову лишь на нескольких отельных участках. Он сидел за столом, разложив по нему большое количество различных бумаг, на некоторых из которых что-то увлечено писал, то и дело разглядывая другие.

Аня сделала вид, что отправилась в туалет, и, как бы невзначай, глянула на его бумаги. На них было много формул, чертежей и рисунков, изображающих крайне специфические вещи.

Не теряя времени, Аня присела напротив него и расплылась в самой завораживающей из ее улыбок.

Мужчина медленно поднял взгляд от бумаг, огляделся вокруг себя и, прищурившись, глянул на Аню.

- Я могу чем-то помочь?

Аня считала себя достаточно привлекательной девушкой, обычно ее улыбки действовали на мужчин, как гипноз, но у этого даже бровь не дернулась, что Аню крайне раздражало.

- Я учусь на факультете машиностроения, - бросила она небрежно, - и мне стало крайне интересно, что вы там пишете.

- А я не учусь, я уже умею, - огрызнулся мужчина, - как минимум, я умею не совать свой нос в чужие дела. Хочешь, научу?

- Да ладно вам! - воскликнула Аня, - расскажите, что у вас там!

Мужчина тяжело вздохнул и начал собирать бумаги в портфель.

- Что вы делаете? - недоумевала Аня.

- Тут мне, похоже, покоя не будет, - буркнул мужчина.

- Ну что тут такого?! - возмутилась Аня, - я же просто пытаюсь интересоваться вашей работой.

На секунду прекратив сборы, он уставился на Аню злобным взглядом.

- А ты не думала, что я не очень хочу делиться своим проектом. Кстати, если ты такой любитель науки, почему ты не на учебе? Если мне память не изменяет, сейчас идет учебный год.

Аня улыбнулась и махнула рукой.

- Там уже слишком скучно. Хотелось немного посмотреть на мир. Ну расскажите, расскажите! Что у вас там?

Мужчина вдруг ехидно улыбнулся.

- Что, очень хочешь знать? - Аня взволнованно кивнула, - хорошо. Это проект временного навигатора.

Аня хмыкнула.

- Ну зачем же издеваться?

- Ты подошла ко мне, а не наоборот, - парировал собеседник, - и твое теперь дело - верить мне, или же нет.

Аня усмехнулась.

- Ну хорошо, и как он работает?

- Не помню, чтобы обещал полный отчет, - буркнул незнакомец, продолжая собирать бумаги.

- Ну хоть покажите его!

Мужчина ненадолго замер, после чего полез в крупный чемодан и достал диковинный предмет. Он был похож на крупную перчатку из дубленой кожи, на которую были присоединены крайне странные механизмы. По всей перчатке проходила целая сеть из вмонтированных прямо в кожу проводников, на ладони находился средних размеров полукруг, к которому был приспособлен циркуль из благородных металлов, по верхней части, до самого локтя, были прикреплены несколько регуляторов круглой формы, почти у локтя находилась небольшая клавиатура. Выходя за рамки перчатки, на сторону локтя был прикреплен небольшой сосуд, в котором плескалась жидкость, похожая на кисель.

- И что, это типа машина времени? - произнесла Аня, заворожено глядя на перчатку.

- Нет, это навигатор. Когда перчатка надевается. человеку вводится состав, который расположен в этой колбе. Воздействуя на уровне мельчайших частиц, этот состав вводит частицы в организме человека в состояние суперпозиции.

- Ничего не поняла.

Мужчина хмыкнул.

- Это значит, что человек сам становится машиной времени. А этот агрегат необходим для навигации.

Аня посмотрела незнакомцу прямо в глаза.

- И он работает?

- Пока еще не проверял, - пожал плечами мужчина, складывая последние бумаги в портфель.

- Ничего себе, - прошептала Аня, - и что, все это правда?

- Тебе решать, - буркнул собеседник, и, взяв в руки свою ношу, направился к выходу из кафе.

Немного поразмышляв, Аня тоже направилась к выходу.

Стоя возле своей машины, она видела, как мужчина поставил свои сумки возле автомобиля, как вдруг, он развернулся и пошел обратно в кафе.

Повинуясь неясному порыву, Аня подбежала к его багажу, схватила оба предмета, и, закинув их себе в багажник, прыгнула на водительское сидение и нажала газ до пола.

Она ехала, не помня себя, на протяжении сотни километров. Когда она опомнилась и поняла, что ее никто не преследует, она выдохнула и направилась к дому.


____________________________________________________________________________________________________

Проснувшись на следующий день, девушка увидела чемоданы незнакомца у себя в комнате и скрипнула зубами от досады.

Она лихорадочно соображала, зачем вообще стащила непонятный агрегат неизвестно назначения и что вообще теперь с ним делать.

Быстро умывшись, она подхватила чемоданы, попрощалась с семьей и выбежала на улицу. Среди ее знакомых был только один человек, который мог понять, что это такое и как работает.

Дрожащими пальцами она набрала номер Максима.


____________________________________________________________________________________________________

- Ну ладно, - задумчиво пробормотал Максим, рассматривая перчатку, - где ты это взяла?

Аня замялась.

- Ну... Долго рассказывать.

- А у меня выходной, - прищурился Максим, - и я вообще никуда не спешу.

- Слушай, не суть, откуда это, можешь сказать, что это и как работает?

Максим громко выдохнул.

- Слушай, ты звонишь мне в выходной, будишь меня, напрашиваешься в гости, бормоча о "вопросе жизни и смерти", после чего притаскиваешь какую-то хрень и спрашиваешь, что это, даже не говоря, откуда она у тебя. Как мне это воспринимать?

Аня сделала максимально невинное лицо.

- Возможно.. Я это стащила...

Максим хлопнул себя ладонью по лицу.

- Класс. У кого?

- Да я его толком не знаю. И он меня.

- Жертва воровства намекала, что это может быть?

- Он назвал это "временной навигатор", кажется.

Максим внимательнее начал изучать предмет.

- Пожалуй... - пробормотал он, - при нужном количестве энергии...

- Ты сможешь изучить это? - спросила Аня, поставив второй чемодан на пол, - здесь его записи и чертежи.

Максим вздохнул.

- Возможно. Но нахрена мне это?

- Разве это не крутая штука? - подмигнула Аня.

Максим скривился.

- Быть может. Но это ворованная крутая штука.

Аня улыбнулась.

- Если поможешь, мы можем попробовать возобновить наши отношения!

Максим закатил глаза.

- Знаешь что, Ань? А иди-ка ты нахрен, вместе с этой штукой!

- Ладно-ладно! - замахала руками Аня, - Макс, я буду твоей должницей. Любая просьба!

Максим прищурился.

- Мне нужно минимум пару недель, разобраться.

Аня взвизгнула и чмокнула Максима в щеку.

- Макс, ты лучший!

- Иди ты уже отсюда, - недовольно пробурчал Максим.


____________________________________________________________________________________________________

У Ани не хватило терпения на две недели и она  заявилась к Максиму через три дня.

- Я сказал, что мне нужно две недели, Ань! - в первую очередь заявил Максим, открыв дверь.

- Ну ладно тебе, я уверена, ты уже что-то придумал! Ну что там, что?!

Максим привел Аню к своему рабочему столу, где были повсюду разбросаны заметки незнакомца.

- В общем, если читать по его записям, эта штука должна переносить человека в нужный момент времени, но он сам еще сомневался, что это сработает.

- Ладно-ладно, а как оно должно работать? - нетерпеливо тараторила Аня.

- Он представляет пространство в виде огромного куба, - начал Максим, указывая на соответствующую заметку, - который охватывает солнечную систему и некоторое прилежащее пространство. Его перчатка, должна, как бы, делать организм человека присутствующим сразу во всех точках пространства, но тут все слегка сложнее. Время он представляет в виде огромного овала, в котором куча овалов поменьше, это, как он называет, "временные вероятности", - Максим взял в руки перчатку, - вот эти регуляторы сверху определяют точное положение объекта в пространственном кубе. Те, что ниже - определяют положение в одной временной вероятности. Циркуль, судя по всему, регулирует положение среди овала вероятностей. В общем и целом, эти регуляторы определяют событие, в котором должен оказаться объект.

Аня почесала затылок.

- Показания крутилок какие-то странные. Где год, месяц? что это вообще за значки?

- Давай будем называть их регуляторами, а? - раздраженно отозвался Максим, - в том и суть, проблема путешествия во времени затрагивает как раз исчисление, которое общепринято. Видишь ли, для того, чтобы реально попасть в нужный момент, тебе нужно точно определить событие, но определить его нужно в разрезе вселенной, а не человечества.

- Как-то попроще можно? - попросила Аня.

- Так... Короче, он предлагает другую модель исчисления, - Максим вздохнул, - как же это попроще-то… Координаты и года не сработают, потому что все находится в движении, понимаешь? Он правильно рассудил, что нужно подгадать точное событие, то есть, совокупность положение физического тела, но относительно космоса, а не земли, а также положение во временной вероятности, но в разрезе всех событий. Короче! Мы смотрим не со стороны человека, а, можно сказать, со стороны объекта, наблюдающего за нашей галактикой.

Аня стояла с круглыми глазами.

- Ты это все записал?

- Да, - досадливо буркнул Максим, - в общем, даже если эта штука работает, тут нужны такие колоссальные расчеты... - Максим покачал головой, - ты не сможешь ее использовать, даже если захочешь. Только прикинь: вычисление точного положения планеты в момент, в который хочешь отправиться, точное положение всей системы, галактики... В общем, нужно дня три только для того, чтобы вычислить момент, в котором ты не застрянешь в скале или не окажешься в космосе. А потом еще эти временные вероятности... У него такая мудреная система исчисления, что я еще так и не понял, как сопоставить ее с нашим летоисчислением.

- Но ты же сможешь вычислить конкретный момент?

- Это какой? - нахмурился Максим.

- Седьмое июня, две тысячи пятого.

- И что там было?

- Импровизированный выпускной, - улыбнулась Аня своим мыслям, - там случилось кое-что, мне нужно попробовать сделать все иначе.

Максим замахал руками.

- Вот уж дудки! Я не стану участвовать в твоем самоубийстве!

- Причем тут самоубийство? - не поняла Аня.

- Притом, что я понятия не имею, как сработает эта штука. Кроме этого, я не уверен, что смогу рассчитать все идеально!

- Ну Максик! Ну ты же гений! Я в тебя верю!

- То есть, тебя не смущает, что ты можешь помереть? - недоумевал Максим.

- Знаешь что... Это невероятная возможность! Я лучше помру, пробуя, чем просто упущу ее!

Максим схватился за голову.

- Ну дура... - он внимательно посмотрел на Аню, - хорошо. Я позвоню тебе, если смогу вычислить событие... Где ты была-то тогда?

- В горах, где-то неподалеку от Шишковца.

- Иди отсюда! Попробую...


_________________________________________________________________________________________________

Это был первый раз, когда Аня настолько ждала звонка, что у нее даже дрожали руки. Все три дня она провела дома, высматривая в интернете разные темы по путешествиям во времени. Единственное, что ее теперь волновало - эта восхитительная возможность.

Пару раз, к ней заходил брат, пытался выспросить, почему Аня, ранее крайне редко появлявшаяся дома, теперь решила проводить дома почти все свое время, но Аня просто отмахивалась от вопросов, притворяясь простывшей.

Когда она увидела номер Максима на экране телефона, она даже пару раз выронила телефон, пытаясь взять трубку.

Максим уставшим голосом сказал ей, что можно приходить и она, лишь кое-как одевшись, побежала к нему.

__________________________________________________________________________________________________

- Смотри. Берешь первый регулятор, поднимаешь его во второе положение, крутишь на два градуса влево, нажимаешь первую кнопку в первом ряду. Потом, поднимаешь его в третье положение, крутишь на три градуса влево, нажимаешь на вторую кнопку в первом ряду. Потом опускаешь регулятор в первое положение, крутишь на семь градусов вправо, нажимаешь третью кнопку и оставляешь в таком положении. Теперь, берешься за второй регулятор, поднимаешь во второе положение, отклоняешь на восемь градусов вправо, нажимаешь на первую кнопку во втором ряду. Поднимаешь в третье положение, крутишь на три градуса влево, нажимаешь вторую кнопку. Опускаешь в первое положение. отклоняешь на два градуса вправо, нажимаешь третью кнопку и оставляешь в таком положении. Циркуль ставишь строго прямо, обе стрелки. Потом, переворачиваешь перчатку и жмешь большую кнопку на этой круглой штуке. Вроде, должно работать так...

Аня, в порыве чувств, сгребла Максима в объятия и чмокнула в щеку.

- Аккуратнее, блин! - прохрипел Максим.

- Спасибо, спасибо! - восклицала Аня.

- Будь осторожна, - серьезно предупредил Максим, - я не знаю, что ты увидишь, если это сработает. А да, автор еще предполагал, что надевать перчатку может быть больно, так что, лучше делай это там, где тебя никто не услышит.

- Да прямо тут! - заявила Аня.

- Эй! У меня соседи, вообще-то!

- Потерпят! - отмахнулась Аня.

Она быстро натянула перчатку.

- Не особо-то больно, - отметила она.

- Ты ее не надела, - проворчал Максим, - нажми на кнопку снизу.

Аня перевернула руку и нажала на кнопку.

В тот же момент, она осознала, что лежит на полу, а Максим брызгает на нее водой.

- Ты чего?! - возмутилась Аня.

- Ты просто свалилась без чувств. Эта штука впилась тебе в руку, твое тело чутка посияло и ты упала в обморок.

- И долго лежала?

- Минут двадцать. Чувствуешь какие-нибудь изменения?

Аня пощупала себя по всем частям тела и покачала головой. Максим взял со стола листок, вырванный из блокнота и протянул Ане.

- Это что?

- Инструкция, как переместиться конкретно в этот момент.

- Ладно, - Аня начала проводить с перчаткой манипуляции, описанные Максимом ранее.

Закончив, она улыбнулась Максиму.

- Скоро увидимся, - произнесла она и нажала на кнопку.

Максим увидел, как она слегка дернула головой и вдруг посмотрела на него с широченной улыбкой.

- Ну что? Я никого не убила?! - воскликнула она.

Максим огляделся вокруг с недоуменным взглядом и развел руками.

- Да ты никуда и не девалась, - парень хмыкнул, - видимо, не работает перчатка.

Аня подняла бровь.

- Я была в прошлом, - отчеканила она.

Максим нахмурился.

- И что, все получилось? - Максим начал рыться в записях незнакомца, - видимо, это как-то связано с суперпозицией... То есть, ты как бы везде находишься, но только та часть тебя, которая путешествует, в какой-то момент приходит в тело... Черт, ничего не пойму.

Аня достала из кармана телефон и взвизгнула от восторга.

- Да! Мы с ней так и не поссорились! Макс! Получилось! Я изменила прошлое!!!

- А подробнее можно?

- Я отправилась в тот момент, в котором началась моя ссора с Настей. Я видела ее парня с другой и ничего не сказала. Она узнала это и назвала меня предателем. Я вернулась и рассказала ей все! И вот, мы все еще друзья! Ух-ты... - вдруг Аня присела на пол, взявшись за голову.

- Что такое? - кинулся к ней Максим.

- Я начинаю вспоминать то, чего раньше не было, - пробормотала Аня, - это немного неприятно...

- Так. Расскажи подробно, что там с тобой случилось? В деталях прям! - закричал Максим.

- Давай потише, - скривилась Аня, - у меня голова будто с похмелья. В общем, после того, как нажала кнопку, я попала в тот момент, когда мы только собирались на тусовку. Как ни странно, я была в той одежде, в которой был тогда, а перчатка была на руке. Хорошо, что тогда была холодновато и я брала свитер с длинным рукавом, прикрыла ее. Я пошла сразу к Насте и рассказала все, как есть. Она покивала и пошла разбираться с парнем, а я отошла и воспользовалась твоей инструкцией.

Максим слушал, открыв рот.

- Я знаю эту историю, - ошарашенно сказал он, - она как бы и была в голове, но... В общем, это как когда ты пытаешься что-то вспомнить и вдруг вспоминаешь! Сейчас кажется, что так всегда и было, воспоминаний об обратном и нет. А вот голова тоже болит, - нахмурился Максим, - как же это круто!

Аня вдруг вскочила.

- Ты представь, сколько всего можно сделать! Вообще все!

- Ань, есть один момент, которого я не понял раньше, но после твоего рассказа мне стало ясно. Ты не можешь переместиться за пределами своей жизни! Фактически, ты оказываешься в своем же теле. А я еще думал, о чем это он писал-то... С будущим, получается, все еще сложнее... Он писал, что, если с помощью перчатки переместиться туда, где тебя не было, случиться может что угодно!

- Денис! - вдруг сказала Аня.

- Чего? - не понял Максим.

- Макс, мне не нужно будущее и то, где меня не было. Мой брат, Денис. Он с детства мечтал играть в группе, но повредил руку при падении с аттракциона. Переломы были столь ужасны, что руку восстановить смогли, но моторика навсегда ушла, он ею еле шевелит. Я обязана помочь ему!

Максим задумался.

- Дело хорошее, - рассудил он, - когда это было?

- Второе августа, две тысячи седьмого. Парк аттракционов в нашем городе.

- Какой?

Аня усмехнулась.

- А ты второй знаешь?

- Действительно... В общем, я уже разобрался в его обозначениях. Дай мне пару часов, я рассчитаю нужные данные.

Максим сидел с расчетами не меньше четырех часов, изредка отходя на кухню, чтобы сделать себе немного кофе. Аня, ажиотаж которой невозможно было держать под контролем, то и дело подходила к нему, заглядывая через плечо, интересуясь, закончил ли Максим. Она настолько достала его, что, в один момент, он просто рявкнул на нее матом, посоветовав дать ему работать.

Когда Максим заявил, что закончил расчет, Аня подскочила к нему и схватила листок с инструкцией.

- Ну что, жди с хорошими новостями, - заявила она, вводя нужные данные на регуляторах.

- Ань, будь осторожнее, - неуверенно сказал Максим, - мы еще не все знаем об этом аппарате!

Аня улыбнулась и нажала на кнопку.


_________________________________________________________________________________________________

Само путешествие было похоже на размытую смену кадров. Аня огляделась вокруг и удовлетворенно кивнула: она была именно там где и хотела.

Маленький Денис шел с ней рядом, поглощая мороженое в стаканчике большими кусками. Аня засмеялась, вспомнив, как родители предупреждали его, что это приведет к простуде, а он корчил недовольную мордаху и продолжал. Потом, конечно, валялся с температурой и красным носом.

Аня досадливо поморщилась, осознав, что в этот день на ней было легкое платье и перчатка откровенно выделялась на фоне ее внешнего вида.

От брата, разумеется, перчатка тоже не укрылась.

- А это чего? - спросил мальчик, тыкая пальцем в навигатор.

- Это... Просто украшение, - неловко соврала Аня.

- Оно тебя не украшает, - заметил Денис.

Аня смачно щелкнула брата по лбу пальцем.

- Эй! Перестань! - воскликнул Денис.

Аня рассмеялась, но через секунду ее улыбка потухла. Они приближались к этому злосчастному аттракциону и Денис уже протянул к нему руку, расплываясь в улыбке.

- Нет! - воскликнула Аня и, осекшись, улыбнулась, - давай лучше на другой. Ну вот, колесо обозрения, хотя бы!

Денис хлопал глазами.

- Почему?

- Ну Дениска! - улыбнулась Аня, - пожалуйста!

Денис снисходительно кивнул и они направились в сторону колеса.

Заплатив за вход, они удобно уселись на креслица и начали рассматривать местность.

- Ты же в эту школу ходила? - спросил Денис, указывая пальцем.

- В эту-эту, - улыбнулась Аня, - может, ты тоже туда пойдешь.

- А там интересно?

- Когда как, - пожала плечами Аня, - бывают вещи и поинтереснее.

- Какие?

- Вырастешь - узнаешь, - улыбнулась сестра.

Денис насупился.

- Вечно вы так, - сказал он, опираясь на ограждение, - скорее бы вырасти.

- Тебе же музыка нравится, - заметила Аня, - вот, ты сможешь пойти в этом направлении, - сказала девушка и добавила шепотом, - теперь сможешь.

В этот момент, часть ограды, на которую облокачивался Денис, с треском сломалась и мальчик, потеряв равновесие, вылетел из кабины.

- Денис! - закричала Аня, - опускайте! Опускайте обратно!


____________________________________________________________________________________________________

Аня не стала возвращаться. Когда она спустилась, прохожие уже вызвали скорую и она уже сидела, вместе с родителями, ожидая, что скажут врачи, в местной больнице.

Дениса сразу отвезли на операцию, родственников почти не ставили в известность о том, что происходит.

Врачи подошли к ним только спустя почти сутки с момента, как Дениса доставили в больницу.

- Он жив, - сразу обнадежил врач, - но, к сожалению, позвоночник поврежден в нескольких местах... Восстановить такое будет очень трудно, но, даже если это удастся, ходить он вряд ли сможет.

Мама отошла в сторону, принявшись рыдать, отец обсуждал с врачом подробности, Аня же смотрела прямо перед собой, не в силах сделать хоть что-то.

В один момент, она услышала отрывок разговора врача с отцом: "к сожалению, теперь ему поможет только время", и ее осенило.

На ее руке машина времени! Аня проверила: данные на момент травмы брата все еще введены в аппарат.

Она остервенело нажала на кнопку.


______________________________________________________________________________________________________

Все было один в один, когда Аня вновь вернулась в этот момент.

- А это чего? - спросил мальчик, вновь тыкая пальцем в навигатор.

- Знаешь, Дениска, у меня вдруг очень заболела голова. Давай пойдем домой.

Денис казался расстроенным.

- Но мы же только пришли!

- Не спорь! - гаркнула Аня.

Денис расстроено опустил глаза и поплелся вслед за Аней в сторону дома.

Аня шла и размышляла, какие еще опасности могут навредить ему. Она уже начала думать, что способна изменить все, теперь же, случившееся вносило коррективы в ее восприятие.

Не могли же сломаться сразу два аттракциона? Или могли? Или это одно из тех событий, которые изменить невозможно? Имеет ли значение явное ухудшение ситуации при ее вмешательстве?

Эти мысли не давали ей покоя, она брела, не замечая больше ничего вокруг.

- Аня! - окликнул ее брат.

Обернувшись, Аня вскрикнула от ужаса.

Когда они начали проходить мост, Денис взобрался на перила и решил пройтись по ним пешком.

- Дениска, немедленно слезай! - закричала Аня, - я не шучу! Быстро!

- Все под контролем! - заявил Денис делая еще несколько шагов, - не волнуйся!

Аня боялась трогать его. но еще больше она боялась того, что знала.

- Давай я хотя бы за руку тебя возьму? - дрожащим голосом предложила Аня.

- Ну ладно, - отозвался Денис.

Аня осторожно подошла к перилам и протянула руку к Денису. Именно в этот момент, нога мальчика резко скользнула по перилу, и он, замахав руками, рухнул вниз. Аня резко бросилась к нему, пытаясь хотя бы схватить за ногу, но ее рука просвистела в пяти сантиметрах от ноги брата.

Не помня себя, Аня ломанулась вниз по лестнице, подбежала к брату и начала трясти его, громко выкрикивая его имя.

Спустя пару минут, она додумалась пощупать его пульс. Мальчик был уже мертв. Впрочем, об этом уже можно было догадаться по неестественно вывернутой шее.

Эмоции душили Аню, слезы мешали видеть и понимать, что происходит, и все же, каким-то чудом, она смогла ввести нужные комбинации и, нажав на кнопку, оказалась в квартире Максима.

Максим подбежал к ней с обеспокоенным взглядом.

- Что там случилось? Что такое?

Аня поняла, что сидит на коленях и разглядывает перчатку. Она протянула руку вперед.

- Сними ее! Убери эту хрень с моей руки!!!

- Ань! - Максим взял ее за плечи и тряхнул, - что там было?

- Ты можешь ее снять?! - закричала Аня.

Максим покачал головой.

- Я уже думал об этом. Кажется, эта штука стала частью тебя. Может, это и реально, но это так просто не делается. Аня, что случилось?

- Ничего, - безжизненным голосом произнесла девушка, - просто, я прикончила своего брата.


____________________________________________________________________________________________________

Перчатку снять не удалось. Она будто намертво прикипела к руке, Максим бился с ней несколько часов, но ничего не придумал.

Аня сидела в баре, пытаясь напиться до смерти. Других вариантов она уже не видела, после последнего путешествия ее охватила паника. Она не знала, есть ли смысл пробовать еще раз, боялась сделать все еще хуже, хоть толком и не понимала, куда уже хуже.

Допившись до состояния полу-овоща, она услышала знакомый голос.

- Привет, красавица. Вижу, мое имущество у тебя даже с собой. Живо отдавай навигатор!


Продолжение следует, наверное. Посмотрим.



https://vk.com/devilhistory

https://author.today/u/logrinium/works

Показать полностью
162

Девочка, ставшая стаканом воды

— Нужно взять маленький водонепроницаемый гробик и вылить туда этот стакан, – сказала Кассыха, задумчиво выпуская клубы дыма. Ей единственной можно было курить, где вздумается.

— И поставить его прямо на входе, на постамент. Для устрашения и назидания.

— Если мы так сделаем, то студентов здесь больше не будет.

— Нам какая разница? Нас все равно всех посадят. Или убьют, – проронила Кассыха, стряхивая пепел на пол.

— Уважаемая Кассандра Наумовна, вы сейчас как специалист говорите, или так, лишь бы воздух сотрясти?

Провидица пожала плечами и не ответила. Впрочем и так знали, что заглядывать в будущее и загадывать наперед она не любит. Профессиональная деформация.

А стакан стоял на столе, полный до краев и солнечный луч играл в нем и преломлялся.

— Купол, кретины! Нужен купол! Испаряется же! – закричал кто-то неузнаваемым от ужаса голосом. Все тут же засуетились, а препод Яви-Нави даже слабо предложил: "Может магией?". "С ума сошли?! Никаких лишних вмешательств! Сейчас хоть шанс есть!". И тогда молодая практикантка-валькирия полетела в столовую, клянчить купол для микроволновки. Оставшиеся в комнате преподаватели отсчитывали про себя минуты и словно наяву видели молекулы, разлетающиеся по комнате. Чего теперь не хватает? Куска руки? Ноги? Почти каждому пришла мысль, что нехватка мозга у девочки ощущалась еще до изменения.

Итак, купол был водружен на стакан, причем умудрились пролить каплю на стол.

— Тоже мне беда, – сказала Кассыха, щелкая зажигалкой, – И так ясно, что все. Капут.

— Как вы можете такое говорить?! Это же студентка, почти ребенок!

— Да, да. Ребенок. Она вообще-то нас всех под монастырь подвела, своей выходкой. Это не она сейчас испаряется, а жизни наши, имейте в виду. Про монастырь я фигурально, отче Власий. И вы, кстати, можете не молчать, а предложить что-то дельное.

Но преподаватель Святой Магии молчал как и все, скорбно опустив глаза и перебирая в руках четки. Обычно он горячо, с апломбом доказывал, что все подвластно силе Господа, но сегодня явно скис.

И снова повисла зловещая тишина. С одной стороны, ждали директора, с другой – какого-нибудь внезапного чуда. Что кто-нибудь закричит: "Шутка! Попались?!".

Хотя те, кто работает с магией, лучше других знают, что чудес практически не бывает.

— А это точно вода? Может что-то другое? Спирт, например... – практикантка- валькирия явно не осознавала серьезности ситуации и пыталась быть полезной.

— Ну, попробуй, отпей.

— Да нет, я не это имела...

— Ага...

И как бы не чудовищна была ситуация, кто-то рассмеялся.

****

Директора все не было.

Вокруг стола успели возвести ограждения, кто-то уже вооружился листочком и карандашом, где через ряд сложных формул, доказывал, что девочка не может превратиться в стакан воды, вот если бы в ведро, или кадушку, то это другое дело, а стакан... Это же смешно, коллеги...

Преподаватель Изменения Формы, доселе хранивший молчание, проронил холодно:

— Закон схлопывания.

И после этих двух слов, все расчетчики стыдливо убрали свои листочки. Схлопывание, да. Чертовски трудно, маловероятно, но возможно. Никто не ожидал такого от обычной, можно сказать заурядной студентки, но что с дуры возьмешь? Взяла и смогла.

— Но это точно она, да? – не унималась практикантка, – может это просто стакан, а девочка где-то прячется?

— Я видела, как она превращается, – равнодушно сказала Кассыха, – я как раз входила.

— Кассандра Наумовна, почему же вы не помешали?!

— Мешать студентке, которая использует закон схлопывания? Ладно она идиотка, но я в лужу не стремлюсь превратиться. Я же говорю, нужен водонепроницаемый гробик. Именно гроб, а не урна или кувшин. Для показательности. И на вход.

Образ могилы, прямо в холле магического университета, оказался ярким и прилипчивым. Катастрофа принарядилась в готический костюмчик.

— Ну, какой гроб!.. Фактически, девочка жива... возможен же обратный процесс!..

— Фактически, каждый из нас уже вдохнул часть испаряющейся девочки. А кое-кто ее даже разлил. После такого не живут, поверьте опыту.

— У вас уже был такой опыт? – заинтересовался Яви-Нави.

Кассыха затушила очередной окурок и не ответила на вопрос, а сама спросила:

— А мне вот интересно. Если девочка переродится в навью сущность, то она будет к нам являться в виде человека или все-таки водички?

Яви-Нави скривился и отвернулся.

****

Уже вечерело, директора все не было.

С подростками вечно беда. Кто знает, что у них в головах? Особенно, когда дело доходит до всяких там влюбленностей. И что теперь? Как сказать ее родителям, ее друзьям? "Она просто хотела, чтобы любимый выпил ее, она хотела проникнуть в самую его суть". И потрясти запиской. Отличный план для стада плохо подготовленных неудачников.

...С другой стороны, подобные трансформации это ужасно, нереально сложно. Никто не мог подумать, что у нее получится...

...Хотя не получилось бы это, она пошла бы на другой шаг, попроще. Не в способе дело, право слово...

...И если никто не хотел обращать внимания на ее странные вопросы...

...Виноваты все, все и будут отвечать...

Стакан все стоял на этом проклятом столе и капелька пролитой воды уже испарилась, от чего у всех по спинам стекал холодный пот. Обратная трансформация – это титанически сложно, ведь речь идет о человеке, а не предмете.

Поэтому все ждали директора.

И когда уже валькирия обеспокоенно спросила, а в курсе ли вообще директор, может у него вообще выходной, может попробовать связаться с ним еще раз, дверь распахнулась.

Он вошел, чуть покачиваясь от сильной усталости. Руки были в толстых кожаных рукавицах, потому что он нес зеленоватый, тускло светящийся кристалл.

— Все с стороны!..

Преподавательский состав метнулся к стенам, как тараканы от луча света.

— Купол убрать!..

Валькирия подскочила и аккуратно сняла крышку, впрочем тут же отскочила обратно. Под бешеным взглядом директора, в ней проснулась понятливость и сообразительность.

Кристалл расположился прямо над стаканом, зеленоватое пламя, пляшущее внутри, начало разгораться. Комната загудела, завибрировала, словно вся реальность стягивалась на середину, как ткань.

И тут Кассыха закричала:

— Ты что делаешь? Не смей! Так нельзя!

Но директор, не глядя на нее, продолжал.

Тогда провидица подошла к нему:

— Возьми мою, – негромко сказала Кассандра Наумовна, – Моя дешевле стóит.

Но директор продолжал работать. Кристалл раскалился, задымились защитные верхонки. Стакана больше не было, что-то расплывчатое, желеобразное бултыхалось на столе.

— Дурак! Твоя жизнь не стоит жизни девочки! Не смей! Думаешь, кристалл Преображения это выход?! – Кассандра готова была повиснуть на руке директора, чтобы помешать Преображению, но знала: если сейчас вмешаться, то не спасти никого. Ни девочку, ни директора, ни всех присутствующих.

Кристалл вспыхнул, словно умирающая звезда. Стало темно и тихо.

И в кромешной темноте раздался горький, полный страха, плач девочки.

****

Есть такая поговорка: когда позвал смерть, не думай, что она уйдет с пустыми карманами.

На похоронах звучали слова: "Это был его долг, как преподавателя, он не мог поступить иначе...".

И это было чистой правдой. Нужна была жизнь на обмен. И не подошла бы жизнь животного или растения. Только человеческая. Кого он мог попросить отдать жизнь за студентку, кроме себя?

Девочку увезли родители, в ближайшее время ей поставят блок на занятия магией. Уж больно сильна. А потом... потом, наверно, будут обучать по индивидуальной программе.

Нужно было как-то рассказать о случившемся другим студентам.

****

Кассандра Наумовна оглядела класс сухими глазами, в уголках ее губ таилась страшная горечь. Подростки притихли и смотрели на преподавательницу вопрошающе.

— Если вы думаете, что ваша жизнь мусор и ничего не стоит... А знаю, что среди вас есть такие. Вы думаете так лишь потому, что втайне уверенны в своем бессмертии. И я хочу, чтобы вы запомнили: бессмертных нет. Нет никаких исключений. А еще всегда найдется человек, которых будет полон готовности отдать свою жизнь, чтобы только вы жили. Да, вы сейчас подумали: я-то точно никому не нужен... Нет. Вы можете не знать о существовании этого человека, или никогда не думать о нем. Но будет. Всегда.

И если когда-нибудь к вам придет тупая идея, что вашу жизнь можно смять как бумажку... Выплеснуть как воду... Помните, что в этот момент вы отдаете не свою, а чужую жизнь. Никогда не забывайте. Если вы позвали смерть, она возьмет гораздо больше, чем вы можете себе представить.

И Кассандра, тетка Кассыха, как ее прозвали студенты, вышла, оставив после себя запах дыма и груз тяжелых размышлений.

Показать полностью
17

Дневник пропавшей экспедиции. Часть четвертая

Окончание.

По порядку: Дневник пропавшей экспедиции,

Дневник пропавшей экспедиции. Часть вторая,

Дневник пропавшей экспедиции. Часть третья


... Всё вокруг покрылось белесым туманом. Саша ясно слышал как бьётся сердце, готовое выскочить из его груди. Он смотрел на жреца, который стоял, и закрыв глаза что-то шептал, и на Тахира, который тоже шептал, но на заклинания это точно похоже не было... Вид площади стал меняться. Сначало это было незаметно, затем стало проявляться всё сильнее и сильнее. Песок под ногами стал исчезать, обнажив под собой красивую, уложенную узорами брусчатку, состоящую из разных горных пород. На стенах и статуях стали пропадать трещины, появилась золотая роспись... Город обновлялся, всё было как в сказке. "Это точно не по настоящему, сейчас я проснусь, и пойду на чёртову работу" - думал Александр.

Теперь перед ними открылся вид на потрясающей своею красотою площадь, древнего и теперь уже живого города.

Внезапно дымка рассеялась, Мехтеп отпустил руки Саши и Тахира...

- Ну надо же! Опять фокусы! Вы из какого института, товарищи?! - услышали наши друзья голос со стороны палаток.

Саша и Тахир медленно повернули свои головы. Палатки были как новые, и рядом стояли четыре человека, которых Александр видел раньше только на старых фотографиях.

Тахир вцепился в Мехтепа, схватив его за грудки:

- Мы умерли?! Да я тебя задушу, сволочь!!

- Нет, нет!! Друзья мои, позвольте я всё вам объясню, но через некоторое время! Мне нужно поговорить со своими братьями! - воскликнул старый жрец, указывая пальцем на других жрецов, стоявших у входа в храм.

- Тахир! Отпусти его! - сказал Саша, - Пусть идёт! Давай пока поговорим с археологами...


- ...Нет, нет... Это невозможно! Как это - "прошло больше сорока лет"? Мы же пришли сюда вчера, вот только переночевали, и тут товарищ Мехтеп появился с вами... - схватившись за голову, говорил Дмитрий Карцев. - А как же Таня? Маринка?

- Ваша дочь, Марина Дмитриевна жива, мы передали ей ваш дневник. - ответил Саша.

- А жена, Таня?!

- Честно говоря, я не знаю, Дмитрий...

Борис, Андрей и Сергей - остальные члены группы Карцева, тоже сидели повесив головы.

- Это всё плата за нашу любознательность, зачем мы только тебя послушали? Да пропади ты пропадом со своим древним Египтом! - обращаясь к Дмитрию, сказал Андрей.

- Друзья, я надеюсь не всё так плохо, и мы скоро узнаем как нам выбраться из создавшейся ситуации. - сказал Дмитрий. - По тому, что мы увидели вчера, зайдя в город, и то что мы видим сейчас, ну то есть после того, как этот жрец нас переместил... Мы можем сделать вывод...

- Какой вывод? - спросил Саша.

- То что мы все в заднице. - закончил за всех Тахир. - И как из неё выбраться, лысый дед, я смотрю, говорить не спешит... О, а вот и дедулька! Давайте все вместе послушаем, какую нибудь древнюю пургу... - язвительно сказал Тахир, указывая на Мехтепа, спускающегося по ступенькам.

- Друзья мои, я вижу, вы уже познакомились? Это очень хорошо! - сказал, улыбаясь жрец.

- Товарищ Мехтеп! Вы обещали нам всё объяснить утром, и что же это выходит?! Товарищ Орлов утверждает, что мы давно пропали без вести! И как вообще можно вот это всё объяснить?!! - еле унимая нервные нотки, и разведя руки по сторонам, сказал Дмитрий.

- Да уж, потрудитесь объяснить! Мы с Тахиром, что, значит тоже пропали без вести?! - добавил Александр.

- Сейчас вы всё поймёте, главное - верьте мне, и вы все вернётесь домой, каждый в своё время. Никто не пропадёт.

- Как "в своё время"? А мы сейчас где? - спросил Борис.

- Мы сейчас переместились за 10 тысяч лет до вашего времени... - сказал Мехтеп.

Повисла тишина. Каждому было слышно даже дыхание своих спутников.

- То есть, мы сейчас в прошлом?! Но как понять "за 10 тысяч лет"?! Тогда не было никакой древнеегипетской цивилизации! И ваш папирус, который я нашёл в Каире, датируется третьим тысячелетием до нашей эры, то есть, он был написан пять тысяч лет назад! Какая-то путаница! - воскликнул Дмитрий.

- Гонит... - добавил Тахир.

- Наберитесь терпения, друзья мои! Мы сейчас действительно переместились на 10 тысяч лет, а Хатту построен 5 тысяч лет назад. Всё началось во времена царствования фараона Нармера. Его шпионы донесли ему, что в нашем храме Луны, жрецы хранят тайны бессмертия. Он решил завладеть ими, но если бы ему это удалось, весь мир был бы превращён в пепел, рассыпавшись в труху под железной пятой египетской армии... Великие завоеватели должны сменяться на более миролюбивых правителей... Он и так убил сотни тысяч, объединив Верхний и Нижний Египет в одно государство. А если бы он жил вечно? Даже не хочу об этом думать...

И вот, мы, узнав о том что хочет фараон, решили что он никогда не получит наши тайны. Нармер штурмом взял наш последний оплот, укреплённую цитадель храма Луны в Чёрной пустыне... Многие жрецы покончили с собой, но я со своими братьями успел сбежать. Мы держались подальше от любых людей, весть о том что у нас есть что-то ценное, разнеслась далеко по всем народам, и все хотели это добыть... До места постройки священного Хатту, добралось лишь половина братьев с семьями... Многие погибли в стычках с дикими племенами. Но те кто выжил, сделали невозможное, - обводя рукой вокруг себя, указал на строения Мехтеп. - Я послал своего друга обратно в Египет, с призывом присоединиться к нам всех тех, кто нам сочувствуюет... Но он не вернулся, и по-видимому, он не выдал тайну Хатту...

- Значит у вас есть секрет бессмертия? Это что, какой-то элексир?! - спросил Александр.

- Нет, мой юный друг! Секрет бессмертия здесь и здесь...- указывая на свою голову, а потом на грудь, в области сердца, ответил Мехтеп.

- Я ни черта не понял... - сказал Тахир.

- Я не могу вам, вот так, за короткое время объяснить всю силу мудрости, которую мы собирали тысячелетиями. Сила воли, если коротко...

- То есть вы своей силой воли, заставляете свой организм отменить старение? Это грандиозно, товарищи! - воскликнул Дмитрий.

- Но это ещё не всё... - продолжил старый жрец, - через пару сотен лет, мы, устав от набегов кочевников, наложили заклятье страха на местность вокруг города... - и увидев скептицизм на лицах гостей, Мехтеп добавил, - применили психопрограммирование материи, если вам угодно... Атомы камней и песка, передавали свою энергию в окружающую атмосферу, заставляя её излучать инфразвуковые волны, вызывающие у людей страх... Так понятнее?

- Я просто потрясён, если это всё правда... И это всё вы сделали своей волей?! - восхищённо произнёс Александр. - А как невидимый купол над городом?

- Здесь сложнее... Но мы смогли это сделать, заставив потоки фотонов преломляться особым образом... Всё для защиты города. Но и это не всегда нам помогало... Когда некоторые из нас овладели способностью видеть сквозь время, мы разочаровались...- грустно сказал Мехтеп. - Мы увидели, что людей в будущем становиться всё больше и больше, кровавые и жестокие царства... И всё хотят найти нас... Чтобы завладеть нашими знаниями и покорить мир. И мы приняли решение - развернуть время в Хатту в другую сторону.

Все слушали, открыв рты.

- То есть как "в другую сторону"? Как такое возможно? - непонимающе глядя на на жреца, спросил Александр.

- Мы заставили частицы времени - тахионы, колебаться на другой частоте, но только в пределах города... И мы и наши семьи, стали жить, учиться и работать совершенно обычно, но вот солнце вставало теперь наоборот, на западе... Время и всё что было за городом, теперь двигалось относительно нас в другом направлении, назад, в древность... Туда где нет людей, и не проливается кровь ради монет...

Мы жили как обычно, вот только...

- Что? - еле переводя дух от услышанного, спросил Дмитрий.

- Из-за этого эффекта, все те, кто не смог понять всю глубину мудрости, кто не до конца понимал весь смысл Бытия, стали вырождаться... Не могли родить детей, и не смогли жить вечно. Нас стало становится всё меньше и меньше, остались только самые сильные духом и мудрые, если хотите... Я устал оплакивать и хоронить своих потомков. Десятки поколений... Это хуже смерти, поверьте. - сказал Мехтеп, и замолчал.

- Вы извините, а почему вы выглядели как призрак, когда мы вошли в город? И ещё раз, извините конечно за то, что мы вас расстреляли... - сказал Дмитрий, и увидев удивление на лицах Саши и Тахира, продолжил, - Ну мы устроили жуткую пальбу, увидев лохмотья товарища Мехтепа...

Мехтеп оживился, отринув в сторону грустные мысли:

- Вы стреляли не по мне, а по моей одежде, вернее по тому что от неё осталось. Как если бы она сохранилась до вашего времени. Это побочный эффект, тахионная рефракция... Мы назвали её "тень Хатту". Живая материя может жить в обратном направлении времени, не отбрасывая "тени". А не живая - существует в обоих направлениях. Но согласен, и город и наша одежда в вашем времени выглядит довольно отталкивающе...

- Ещё как... Мы чуть, эээ... штаны не намочили...- сказал Александр.

- Честно скажу вам, мы ждали очень давно тех, кто нас поймёт и кто сможет нам помочь! - с надеждой в голосе сказал Мехтеп.

- В чём помочь? - спросил Тахир.

- Нас осталось совсем немного... И не один я устал хоронить потомков... Мы приняли решение изменить некоторые события в нашей истории, но нам никак не справиться без вас. Мы хотим чтобы наши потомки жили, растили детей, любили друг друга, делали ошибки... Но чтоб жили... А великие знания пусть пропадут... Человечество ещё не достойно ими владеть, слишком рано мы их открыли. Потом они откроются сами... Помогите нам пожалуйста! - с мольбой во взгляде обратился к гостям жрец.

- Да что вы такое говорите, товарищ Мехтеп! Ваши знания бесценны, наш мир станет только лучше! - запротестовал Дмитрий.

- Дмитрий... - положив руку ему на плечо, сказал Александр, - поверь, Мехтеп прав...

- Как вам помочь? Что нужно сделать? - спросил Тахир.

- Долго объяснять, показать могу только после вашего согласия. Прошу от тысяч людей, которые снова будут жить... Если согласны, берите ваши вещи и постройтесь в круг... - предложил Мехтеп.

Гости растерянно переглядывались между собой. Дмитрий сказал, подняв руку:

- Товарищи, предлагаю голосовать! Кто "за", поднимите руки!

Его спутники, по очереди подняли правые руки, поднял свою и Александр. Тахир, глядя на него, и шёпотом матерясь, сделал то же самое...


Вспышка, песок, яркое солнце! Александра слегка подташнивало, и он удивлённо, как и его соплеменники, озирался по сторонам. Они оказались в пустыне, но не в Средней Азии. Ни клочка растительности, неописуемая жара и ровная жёлтая пустыня. С одной стороны стоял храм из чёрного гранита, своим видом больше напоминавший крепость. Ворота в него, только что с грохотом захлопнулись. За храмом простиралась чёрные скалы от горизонта до горизонта. А вот с другой стороны... С другой стороны, закрывая горизонт, стояла армия фараона Нармера, в полном составе.

- Ты что... Ты куда нас притащил? - закричал Тахир на Мехтепа.

- Это переломный момент, только что провалились переговоры. Сейчас армия фараона пойдёт в атаку на наш храм, видите, они несут лестницы... - ответил Мехтеп.

- Мехтеп, сейчас Тахир прав, вы с ума сошли что-ли, притащив нас сюда?! - воскликнул Саша. - Что мы вшестером сможем сделать против огромной армии?!

- У вас есть ружья... - ответил Мехтеп.

- Вот я сейчас ему лучше башку прострелю! - вспылил Тахир.

- Что мы можем сделать этими пукалками против этой орды? - спросил Сергей.

- Неизвестное... - начал Мехтеп.

- Чего? - спросил Тахир.

- Неизвестное рождает страх. Страх - лучшее оружие...

Тем временем, воины с лестницами, заметив небольшой отряд перед воротами цитадели, развернулись назад. Со стороны огромной армии протяжно затрубили трубы, взвились вверх синие и зелёные флаги.

- Сигнал к атаке лучников. Сейчас начнут стрелять. - сказал Мехтеп.

- Я счастлив, твою мать!! Ложись!!! - крикнул Тахир, кинувшись на землю.

- Ни в коем случае! Стойте, как стоите! Это признак трусости, а вы не должны бояться! - воскликнул Мехтеп.

- Уберите его от меня! Дима! Объясни ему на своём, на археологическом! - продолжил Тахир.

- Товарищи, я очень горд, что с вами знаком! И с вами, товарищи Орлов и Тешаев! - сказал Дмитрий. - Если уж так суждено, встретим смерть гордо, не встав на колени перед узурпаторами!

Тахир поднялся, отряхнул пыль с одежды, и после того как смачно сплюнул, сказал:

- Мехтеп, уноси нас, мы тебе не камикадзе! Какой смысл в том, что мы сейчас все погибнем? Мы не сможем повернуть ход истории, нас перебьют, как котят!

- У меня совсем не осталось сил, я могу забрать только одного... Кто пойдет? - спросил жрец.

Все молчали, никто не хотел оставлять здесь своих товарищей. Тахир ещё раз плюнул.

- Тогда готовимся к бою! - крикнул Александр.

Все покидали рюкзаки, начали заряжать ружья...

Вверх, со стороны египетской армии, взвилась туча стрел.

- Стрелы!! - закричал Андрей.

- Не бойтесь, - сказал Мехтеп, выступая вперёд. Он простёр вверх правую руку, и стрелы встретив невидимую преграду, отклонились, часть влево, часть вправо... Тысячи их падали, недалеко от небольшого отряда смельчаков, образовывая сплошной частокол в дикой пустыне.

- Чистый шайтан... - сказал, улыбаясь Тахир.

- Внимание! Ещё залп! - крикнул Саша.

Очередная туча стрел также поднялась в небо и после, распалась на части. Затем третья волна и четвертая... В лагере фараона поняли, что что-то здесь не так, выстрелы прекратились... Над армией взвились зелёные и красные флаги. Затрубили трубы.

- Сейчас пойдут в бой колесницы. - сказал Мехтеп.

- Отправь стрелы обратно, Мехтеп! - крикнул Борис.

- Я не могу убивать людей... - ответил жрец. - Александр, возьмите, я думаю вы поймёте что с этим делать... - и Мехтеп протянул ему два продолговатых предмета.

- Динамитные шашки! Откуда они у вас?!

- Одолжил у геологов... Не спрашивайте, как...

Тем временем, от колонн армии Нармера отделилось пару десятков боевых колесниц. Они приближались, воины в них победоносно кричали. Сейчас они сметут кучку строптивцев, посмевших выступить против Великой армии...

- Приготовиться! Целься! - скомандовал Александр, - Стрелять по ногам коней!!! Раз... Два...Огонь!!!

Раздался одновременный залп шести ружей, заряженных картечью. Свинец свистел над пустыней, пробивая ноги несчастных животных. Кони падали, колесницы, взлетая вверх переворачивались, разлетаясь в щепки.

- Огонь!!! - ещё залп... - Перезаряжай!!! Огонь!!! - залп, - Огонь!!! - залп...

Колесницы, ехавшие сзади, налетали на перевёрнутые. Люди кричали, над войсками пошёл ропот. Воины были в шоке от шума выстрелов, и от невидимых стрел. Пару уцелевших колесниц, развернулись, и поехали с криками назад.

- Драпают! То-то же! - сказал Дмитрий.

Над войсками протяжно ревели трубы, орали солдаты и их военачальники...

От колонн отделился новый, уже гораздо более многочисленный отряд колесниц.

- Приготовиться! Они снова наступают! - крикнул Александр. - Огооооонь!!!

Залп, ещё залп!! Тучи пыли накрывали месиво из дерева, людей и животных - бывшую гордость египетской армии. С десяток колесниц объехали этот бедлам, и устремились прямо на наш отряд.

- Сейчас... Пусть подойдут поближе... - сказал Александр, поджигая фитили на шашках. - Держите! - крикнул он, кинув в колесницы динамит. - А теперь ложиииись!!!

Все кинулись наземь, Тахир, прыгнув на Мехтепа, и прикрыв его собой, кричал:

- Берегись, дедуля!!

Взрыв!!! Ещё взрыв!!! Дрогнула земля, грохот взрывов был слышен на много километров вокруг. Дрогнула и египетская армия... Все кто выжил, хромая бежали назад, к колоннам пехоты. Случилось невиданное - элитные бойцы армии, не знающей поражений, бежали, как последние трусы. Когда туча пыли немного развеялась, египтяне вновь увидели шестерых воинов с "грохотом небес" в руках, и жреца. Не иначе, как сам Ра прислал...

- Ребята, у меня кончились патроны. Сейчас наверняка в бой пойдёт пехота, их тысячи... Нам точно конец... Прости меня Тахир за то, что я уговорил тебя идти с собой! - сказал Саша.

- Ничего брат! Это лучший поход в моей жизни! Вот, возьми пару патронов... - ответил ему Тахир.

- Смотрите на армию! - воскликнул Мехтеп.

Трубы заиграли по другому, над полками поднялись жёлтые флаги.

- Переговоры! Слава Бытию! Они возобновляют переговоры! - радовался жрец.

Колонны пехоты, стоящие по центру, расступились. Сквозь них ехала золотая колесница, позади неё возвышался огромный красный стяг, с двумя коронами.

- Фараон! К нам едет сам Нармер, не стреляйте! - сказал Мехтеп.

Колесница фараона медленно проехала мимо поля боя, Нармер внимательно изучал то, что повергло его, и его армию в шок. Особенно долго он задержался у двух дымящихся воронок...

Колесница остановилась в нескольких метрах от неведомых пришельцев.

- Смотрите, настоящий фараон! - восторгался Дмитрий, в нём снова проснулся учёный. Он сделал пару шагов к нему навстречу.

- Куда?! Стоять! - схватил его за шиворот Сергей.

Мехмет, тем временем, поклонившись, произнёс речь, обратившись к фараону на неизвестном гостям языке.

Нармер, выслушав его, ответил. Посмотрев ещё немного на странных людей, и на их оружие, он кивнул, и развернув колесницу, уехал назад.

- Что ты ему сказал?! - спросил у Мехтепа Тахир.

- Я сказал: "Ра послал шестерых своих воинов образумить тебя! Если ты начнёшь новую атаку, с неба спустятся ещё тысячи! Тогда ни видать вашим душам Загробного мира!" - произнёс Мехтеп.

- И что он вам ответил?! - спросил Дмитрий.

- "Пусть жрецы храма Луны возвращаются снова в мой дворец. Слово фараона - вас никто, никогда не тронет. Мир. Я всё сказал..."


- ...Мы вас никогда не забудем! - сказал Мехтеп снова перенеся двоих друзей, через пространство и время. Александр и Тахир стояли посреди Беш-сая, на месте города, которого никогда не было...

- Мехтеп, скажи: ты же мог перенести нас всех сразу назад, тогда, перед первой атакой? - спросил Саша.

- Всё верно! Простите меня. - виновато улыбнулся жрец.

- И куда ты теперь?

- Увидимся в Вечности! - произнёс, тая на глазах Мехтеп.

- Эй! На плов заходи! - крикнул ему вслед Тахир.

Но Мехтеп исчез, его одежда превратившись в лохмотья, ещё пару секунд висела над землёй, затем и она рассыпалась в прах...


За несколько километров до Джангельды, у Александра зазвонил телефон, звонил кто-то с неизвестного номера. Саша ответил:

- Да, слушаю!

- Саша, здравствуй! Как же я рад тебя снова слышать! - ответил ему старческий голос.

- Простите, кто вы?

- Дмитрий... Дмитрий Карцев.

- Дима?! Дмитрий, здравствуйте! Вот радость! Мехтеп вернул вас в ваше время?!

- Да Саша, в 76-й год... У нас всё хорошо, все ребята передают вам привет! Только вот постарели мы...

- Ну я и Тахир, мы очень рады за вас!

- Я узнал адрес твоей электронной почты, отправил тебе фото, посмотри...

- Секунду... - ответил Александр, зайдя через пару секунд в свою почту. Через мгновение он увидел фото храма Луны, целого и невридимого. Храма, которого никто не разрушал... На его стене были выложены золотые барельефы шестерых воинов, с палками в руках, похожих на ружья. Под воинами шли золотые надписи иероглифами.

- Дмитрий, на стене, это что - мы?!

- Да Саш, совершенно верно! Но не это сейчас считается новым чудом света...

- А что?

- Надпись под барельефами... Вот примерный перевод: "Да будет нетленна память о подвиге шестерых воинов из Москвы, Астрахани и Джангельды..."

- Да вы что?!

- "...Благословенны будут их дела на века. С уважением указываю на голову а затем на сердце. Во имя Великого Ра, Анубиса, и священных стволов ИЖ-58..."

Показать полностью
7

Первые сутки (Глава 38 "Ледяное сердце")

История выдумана, совпадения случайны.

Первые сутки (Глава 38 "Ледяное сердце") Расследование, Яжмать, Семья, Рассказ, Признание, Алкоголь, Полиция, Обман, Длиннопост

Лейтенант Рогова внимательно слушала рассказ Виктора Жемова и рассматривала результаты экспертизы, которую ее брат лично привез из Москвы. Информацию с телефонов удалось восстановить не всю, но все же, этого было достаточно, для того что бы обвинить всех.


Жемов сообщил, что они арестовали Ларису, Евгения Клопкова и его отца Георгия, Сергея Волковича, и обвинили их в похищении человека.


Лариса теперь молчала и отказывалась говорить. Так же она отказывалась от всех своих предыдущих показаний.


- А эти снимки говорят только о том, что они были в походе с ребятами, но не указывают на их вину. – Сказал майор Громов. – Зная Клопковых, они смогут откреститься от этого. Ведь больше у нас ничего нет. Вы не нашли больше ничего.


Майор злился и Снежана понимала, что мужчина прав. Они могли предъявить им обвинения в убийстве, но они не могли этого доказать. Все улики были косвенные.


- Но хорошо, что они сидят в камере. – Улыбнулась Снежана. – Думаю, это нам поможет.


- У вас трое суток. – Сказал угрожающе майор Громов и покинул кабинет девушки.


***


Маленький городок гудел как улей о громких арестах. А в небольшой холодный дом спешила женщина. Она, в темной тяжелой шубе поскальзываясь на льду, почти бежала.


Это была Зинаида. В ее глазах был ужас, а на глаза наворачивались слезы.

Ей позвонила соседка ее сына и рассказала ужасную историю. Соседка заметила, что печь несколько дней уже не топится. И, когда зашла в дом, то это подтвердилось. В доме было так же холодно, как и на улице. Маленький Сережка не вылазил из-под одеяла и соседка сразу же забрала ребенка к себе.


«А сын мой?! Что с ним?!» - Уже кричала в трубку Зинаида.


«Живой. Но вот надолго ли, не знаю. Замерз, сидит, убивается, жить не хочется ему. Поспешила бы ты к нему»


И Зина бежала. Она издалека заметила темные окна дома ее сыночка. Она видела, что из труб его дома не идет дым, как у остальных соседей.


Дверь была не заперта. В темноте, пробираясь по комнатам, она искала сына. Константин сидел в гостиной за столом. На столе стояла бутылка водки. Сын смотрел на фотографию покойной жены не отрываясь.


- Сыночек мой! – кинулась к нему мать, но, пьяный сынок, увидев мать, отодвинулся от нее.


- Не трогай меня. – Сказал он и отвернулся от женщины.


- Сынок, ну хватит. Нет больше ее. Смирись. Вдохни, наконец, полной грудью. – Говорила мать и гладила его по плечу, потом по голове.


- Я знаю. – Сказал он и прижался к своей матери. Он плакал, а женщина гладила его по голове. – Извини меня. – Говорил тихо он. Когда Костя успокоился он сел и налил себе еще рюмку. – Я виноват перед тобой. Я тебя обидел. А она… - Он посмотрел на фотографию Марии. – Она чужая. Пристроилась гадина около меня, как околдовала.


- Да, сынок, я тебе много раз это говорила. – Кивала мать.


Такого поворота событий Зинаида уже давно ждала. Она верила, что после смерти этой девки, их отношения с сыном наладятся, и он увидит, какой была его жена Маша. И все случилось, так как она и хотела.


- Смотри, сейчас новой жизнью заживем. – Начала говорить она улыбаясь. – Паршивца этого мелкого сдадим в детский дом. Он тебе никто. Пусть живет сам как знает. Согласен?


- Да я вообще не хотел его брать. Это все Машка на жалость давила. А потом люди начали давить, как было не взять мальца? – говорил матери Костя.


- Плевать мне на людей! Пусть сами чужих выродков воспитывают! – Злобно сказала женщина. – Все наладится. Поверь. Я соберу твои вещи, домой пойдем.


- Подожди, мам. – Позвал ее сын, как только женщина встала. Зина снова села рядом с ним. – Тут такое дело есть. Мне спасибо надо человеку сказать. Тому человеку, который Машку-то эту и прихлопнул. В ноги ему покланяться хочу. Если бы эта тварь не умерла, никогда бы она меня не отпустила. Рассорились бы мы с тобой. Потеряли бы друг друга.


- Это да. Не отпустила бы эта тварь тебя. – Закивала головой женщина. – Вот и кланяйся мне, падай в ножки. Я ее пристукнула. Сама. Хотела ее с горы сбросить, да она от меня на расстоянии пушечного выстрела держалась, не могла к этой гадюке подобраться. – Зло шипела женщина.


- Но ведь подобралась. Молодец ты у меня мама. Надеюсь, она долго сдыхала и всю вину успела свою осознать. – Сказал важно Константин.


- Успела. Я до нее на камнях на тех добралась. Сразу ей по голове стукнула, а потом била ее ногами. Даже руки не стала об нее марать. Потом даже воды натаскала из пруда. Когда я уходила, она еще жива была. Но только знала я, что она не доживет. Долго промучается, гадюка.


- Да ладно, мама. Хватит хвастать. – Махнул рукой пьяный Константин и отвернулся к окну. – Это кто угодно может сказать. Это все знают, даже в газетах писали.


- Да что ж ты! Матери своей не веришь? Я ее била! А доказать как? Не знаю… Хотя знаю! – Сказала женщина. – У жены твоей я кольцо сняла с пальца и серьги выдернула. Эти серьги моей матери принадлежали, а ты их ЭТОЙ подарил. И серьги эти у меня за зеркалом лежат. Домой придем, покажу тебе!


- Да ну? Прямо выдернула? – Спросил Константин. Он не смотрел на мать. – Ей же больно было…


- Даже не думай ее жалеть! – Воскликнула мать. – Ты хоть представляешь, как тяжело мне дался этот поход. Я же не молодая совсем. А шла от начала и до конца, не то, что Женька. На квадрике приехал. И я хотела, что бы ей было больно! Она тебя у меня отобрала! Столько нервов вымотала! И поняла я, что сама она, по доброй воле не уйдет! Вот и решила… Костя?


Женщина испуганно смотрела на сына. Взгляд его протрезвел. Кулаки были крепко сжаты. Все тело было напряжено. Он с ненавистью смотрел на свою мать. И, женщина поняла это. Она поняла, что ее сын ее обманул. Она вдруг поняла, что наболтала лишнее.


- Если вы ее не заберете сейчас, то будете расследовать еще одно преступление. – Тихо сказал он. Зинаида растеряно посмотрела по сторонам. Она не понимала, с кем говорит ее сын.


«Божечки, от горя совсем свихнулся!» - подумала она. – «Хотя, может так и лучше. Никто же психу не поверит. Надо теперь упечь его быстро и диагноз поставить…»


Обдумать план до конца она не успела. Она услышала шаги, а потом и увидела людей в форме. Они вышли из кухни, детской комнаты и комнаты сына.


Но женщина не растерялась и быстро развернувшись, решила убежать, однако в следующую секунду с криком отскочила назад. Ей показалось, что она увидела приведение девушки. Той самой следачки, которую утащили в горы встретить собственную смерть.


Но это был не призрак. Снежана стояла перед ней во плоти. И уже через несколько минут Зинаида с наручниками на руках, ехала в полицейский участок.


Снежана придумала хороший план. Она обратила внимание, что на всех снимках не хватает одного человека. Этот человек всегда фотографировал других. Однако по количеству попадания пальцев фотографа в кадр она поняла, что этот человек не умел пользоваться техникой, которую ему давали. Это говорило о возрасте. Так же, она заметила, что, не смотря на то, что много снимков фотограф запорол, люди разрешали ему снимать. Это вновь говорило о возрасте. И уважении? Или о страхе? Размышления и привели девушку к Зинаиде Клопковой.


Оставалось только придумать, как вывести женщину на чистую воду. И она обратилась к безутешному вдовцу. И Константин согласился. Он открыл все окна и дверь что бы выстудить дом. А сынишку действительно отправил к соседке. Все остальное было спектаклем для его матери. И этот спектакль сработал. Все происходящее записывалось. Более того, все это слышали несколько оперативников и следователь Рогова.


Рогова зашла в свой кабинет и открыла папку с делом. У нее было на самом деле меньше трех суток. Ведь Женя и Геннадий уже целый день сидели в камере. Это значило, что первые сутки у нее прошли.


Продолжение рассказа читайте тут.

Начало рассказа читайте тут.

Показать полностью
9

Голубятник

Голубятник Ужасы, Мистика, Длиннопост, Нежить, Рассказ, История

Мой брат Игорь не вспоминает эту историю уже много лет. Он делает вид как будто ничего не случилось. Я не против. Мы не обсуждаем то лето восемьдесят шестого года. Но иногда, после работы, устав от стирки, уроков с детьми и кухни, лежа ночью и пытаясь заснуть, я вспоминаю детство и тот необъяснимый случай. Тридцать лет прошло, а я до сих боюсь.

***

Мы жили на Севере, в небольшом посёлке. Родители работали, мы учились. Это был конец восьмидесятых, если я не ошибаюсь. Как сейчас говорят “совок”, “застой”. До путча и развала СССР оставалось ещё несколько лет.

Нашего городка это мало касалось, рабочий люд не лез в политику, не страдал от репрессий и в принципе, было всё равно, какой вождь выступает по телевизору. Зарплаты платили стабильно, в магазинах стабильно ничего не было.

Но это я со слов родителей говорю, у нас же - у детей, всё было хорошо. Скучно на уроках - весело после школы. Зимой - санки, лыжи, снеговики. Весной и летом классики во дворе, походы на пикники, за ягодами и грибами. Кружки по интересам в Доме Пионеров.

Я, как и любая младшая сестра-третьекласница, предпочитала проводить время со старшим братом. Куда он, туда и я. Тем более родители это очень даже одобряли. Все-таки под присмотром, пока они на работе. Полдня школа контролирует и воспитывает, полдня - брат.

Игорю это не нравилось, но он сильно не возражал. Поэтому лет до десяти я играла с мальчиками и вместо того, чтобы чертить классики, лазила по стройкам и подвалам.

***

В тот день мы сидели на обочине дороги, на сваленных в кучу ржавых бочках, и спорили.

- Давай проверим, - говорил Паша, - он точно что-то скрывает.

Игорь покачал головой:

- Нет. Слишком опасно. Тем более со мной сестричка, а если придётся убегать? Она будет нас задерживать

Помолчали. Я не хотела спорить, тем более он был прав.

Но Паша никогда просто так не сдавался. Тем более что мысль о походе в таинственную голубятню он вынашивал еще с зимы.

Мы часто ходили сюда, на окраину города, после школы и наблюдали за небольшим одноэтажным домиком с пристройкой. Все называли её голубятня. В доме действительно жил старик, который разводил голубей. Все это знали, потому что все видели домик и птиц, но внутри никто не был. Старик не любил гостей, а ещё больше не любил детей.

Я слышала, что когда-то отец сказал о нем: "Старый чёрт усыновил своих птиц и больше ему никого не надо".

Паша удобнее устроился на огромной ржавой бочке и, болтая ногами, смотрел задумчиво на "голубятню". Близко никто не подходил, и даже взрослые предпочитали смотреть на взлетающих иногда птиц издалека.

- Знаете, что я думаю? - сказал Паша. - Не простой он голубятник, а американский разведчик.

Я не выдержала и фыркнула тихонько. Паша укоризненно посмотрел на меня с выражением "Эх, дети" и продолжил:

- Живёт один. На окраине. В деревянном домике одноэтажном. Все живут в теплых квартирах, а он сам по себе. Как будто что-то скрывает. Вы хоть раз его в городе видели?

- Нет, - ответила я. - Ни разу его в “хлебном” не видела.

- Я один раз видел у паспортного стола, - сказал Игорь. - Грязный как чёрт. Но разведчики паспорта не получают. Они наоборот скрываются.

- Значит у него сообщники в паспортном. Ему же нужно поддельный при себе держать, чтобы милиции показывать. У него их, наверное, десяток.

- Нет, - сказала я. - Не похож он на разведчика. Ты видел Штирлица? Вот это разведчик. Умный, ухоженный, красивый. А этот на алкоголика похож.

- Точно, - подтвердил Игорь. - Он же должен сведения добывать и передавать шифром за границу.

- Он не только шифр, судя по виду, он и алфавит не знает.

Игорь засмеялся, а Паша обиженно замолчал. Поднял камень с дороги и швырнул вдаль. Игорь поднял острый камешек и начал чертить им на земле.

- Знаете, что я думаю? - сказал он задумчиво. И продолжил: Я думаю, что он беглый фашист.

Теперь смеялись мы с Пашей. Но моего брата так просто не сбить с толку, особенно если он верит в то, о чем говорит:

- Я вчера смотрел передачу. Там рассказывали, что сотни фашистов избежали возмездия. Поменяли паспорта, подкупили людей и разъехались по разным странам. Они до сих пор живут под вымышленными именами и ведут себя тихо, ждут возрождения нацисткой власти. Вот и подумайте. Старик живет один, ни с кем не общается, никого не пускает на свою голубятню. А у него может там портреты Гитлера развешаны, нацистские флаги и форма хранится в сундуке. Выучил русский язык и поселился у нас, на Севере. Искать тут не будут. А у нас может секретное русское оружие хранится, и он хочет его найти и сфотографировать. А фотки специально обученными нацистскими голубями отправить.

Братец, если уже придумает, то с размахом. Я даже поверила сначала, но Паша все сбил своим идиотским писклявым смехом:

- А-ха-ха! Голубями! Ну ты даёшь! Мы где живем, а?

- А то ты не знаешь, где мы живем.

- На Крайнем Севере, дурак! Сюда на самолёте восемь часов лететь от Москвы без пересадок? Голуби, ахаха. Нацистские! Сверхзвуковые!

Игорь смущенно замолчал. Об этом он не подумал: "Ну, может я ошибся с голубями, для прикрытия он их держит, чтобы на работу не ходить. Но всё остальное, правда". Момент был потерян и мы уже не верили и не хотели верить. Паша взял еще камешек и зашвырнул его подальше.

- Осторожнее, - сказал Игорь, - попадёшь в голову кому-нибудь случайно.

Паша хотел, что-то ответить, но тут я напомнила, что и у меня есть мнение насчет тайны голубятника.

- Я думаю, что он маньяк-похититель детей. Как Фишер.

- Кто? - переспросил Паша. Он не любил читать, и не смотрел документальные передачи, поэтому всегда приходилось объяснять ему элементарные вещи.

- Мы были в пионерском лагере в Подмосковье и вожатые рассказывали про Фишера. Он ходит по лесам и похищает детей.

Паша поднял с земли камень и опять зашвырнул его вдаль. Вдалеке сильно грохнуло.

- Куда кидаешь? - спросил Игорь и прищурился, у него было не очень хорошее зрение.

- Хочу до голубятни докинуть, - сказал Паша и запустил ещё один камень - Может голубя собью в полете.

- А зачем?

- Хочу снайпером стать, тренировать меткость нужно с детства. Даша, расскажи ещё о Фишере.

Он искал новые камни на земле и одновременно всем видом показывал, что слушает. Ему и правда было интересно, читать он не любил, а вот слушать очень.

Говорят, - продолжила я - что когда-то давно, еще до моего рождения, к голубятнику можно было приходить, и он всех радостно встречал. Однажды летом пионервожатая повела первоклассников на экскурсию, посмотреть на голубей. Он их очень хорошо встретил, всё показал, рассказал и дети, счастливые, вернулись в школу. А потом обнаружилось, что пропал мальчик. Тихоня Лешка.. Не отличник и не двоечник. Просто тихий, застенчивый первоклассник. Поэтому его и недосчитались сначала. Обнаружили пропажу - вернулись, а его в голубятне не было. Так и не нашли никогда.

- Ого, - сказал Паша - Никогда? А что случилось, узнали?

- Нет. Подозревали голубятника. Приехала милиция, даже из Москвы телевидение. Обыскали всё, но так мальчика и не нашли. Голубятника отпустили, но он больше никогда не пускал детей в свой дом.

- И взрослых тоже, - добавил Игорь. Вот зануда.

- Да. И взрослых тоже. Уже много лет он практически не выходит из своего дома, возится с голубями и практически ни с кем не дружит. Но говорят, что дети продолжают пропадать в городе. Редко, но пропадают, и никто их не находит. Никогда.

- А почему я об этом никогда не слышал? - опять вмешался Игорь. - И откуда ты всё это знаешь?

- Я слышала, как папа маме рассказывал тихонько. Они смотрели телевизор ночью, а я спала в кровати между ними, ну они думали, что я спала. Просто фильм интересный показывали.. Про ведьмочку и студента, который должен был три ночи молиться в церкви рядом с гробом ведьмы, а она нечистую силу присылала по его душу.

- Не отвлекайся.

- Ну вот, папа и рассказывал, что ему друг из милиции говорил - дети пропадают.

- И находят их?

- Нет. Ни одного не нашли.

- Ничего себе, - сказал Паша и даже перестал временно кидаться камнями - И сколько пропало?

- Не знаю. Папа не говорил.

Игорь поднял камешек и встал рядом с Пашей.

- Попал по голубю?

- Нет, только по крыше достает, или по стене.

Они начали кидать по очереди и забыли про меня. Я, конечно, люблю все эти игры для мальчиков, но кидаться камнями не интересно.

- Что больше не будем про маньяка говорить?

- Неа, - сказал Паша - надоело уже.

- Мне тоже, - подтвердил брат - А вот, кстати, и он. Паша, он? Я вижу плохо.

- Да, он.

- Что делает?

- Вышел из дома и рассматривает что-то.

Я тоже посмотрела - видно плохо, далеко. Старик рассматривает что-то на голубятне, опускается на колени или садится (плохо видно). Что-то взял в руки, вертит. Поворачивается и смотрит вдаль.

- На нас глядит? - спросил Паша - Что хочет? Вот маньячила.

- Не, - ответил Игорь - Далеко. Он нас не видит. Но ты на всякий случай перестань кидать. Может ему это не нравится.

Одно я знаю точно, Паше ничего нельзя запрещать, он только еще больше начинает вредничать. Зря Игорь взрослого корчит.

- А что он мне сделает? Натравит нацистских голубей?

Я же говорю "зря".

Игорь предпочёл промолчать. С Пашкой лучше в споры не вступать, всё равно бесполезно, даже если ты прав. Он упёртый как баран. Мы давно поняли, что ничего ему не докажешь. Спорить себе дороже.

- А куда он пошел? - Пашка опять смотрел на голубятню. - Только что там стоял.

- Уехал, - сказала я - Пока вы тут спорили.

- Ты видела?

- Ага. Вывел мотоцикл с коляской, сел и укатил

"Эх" - плюнул Пашка и опять продолжил обстрелы. Судя по звукам, камни иногда долетали до цели и попадали во что-то железное или жестяное. Игорь уже не присоединялся, только следил за действиями друга и почему-то вздрагивал после каждого хорошего попадания..

Нужно было взять велосипеды. Как вспомню сколько в город идти и настроение сразу портится.

- Что это? - спросил Игорь: Что это там на дороге?

Дороги у нас летом пыльные, и если едет грузовая машина, то поднимается огромный столб пыли. Рядом проедет - не отмоешься. Примерно такой столб сейчас стоял на дороге, но еще далеко от нас. Размерами поменьше, значит не грузовая. Мотоцикл или мопед.

- Э, - сказал Дима: это же голубятник. - И он едет к нам.

***

Это действительно был голубятник. И он выглядел злым. Я ещё не успела это осознать, но холодом обдало спину, а руки задрожали. Мне стало страшно.

- Дурак!- сказал Игорь, всматриваясь в даль. - Зачем ты кидал по голубятне!

Паша уже соскочил с бочки и смотрел в сторону приближающегося облака.

- Точно он?

На мгновение вынырнул из облака пыли мотоцикл с коляской.

-Точно! - ответил сам себе: Бежим!

И побежал. Побежал быстро, как пишут в сказках “только пятки засверкали”.

- Бежим, Даша! - закричал Игорь и рванул за ним.

Я медлила. Не могла решиться. Мне было неудобно. Я ведь не преступница и не бандитка, я ничего не делала плохого. Девочке неприлично убегать от мотоциклов, тем более октябрёнку. Но потом я вспомнила звуки, грохот камней, которые попадали по голубятне. А если он пробили стену? Или разбили окно? Или голубятник поднял с земли забитого камнем птенчика? Что будет, если он меня поймает и приведет за руку к маме на работу? В пионеры точно не примут, в тюрьму посадят...

И я побежала за Игорем. Лишь бы не догнал, лишь бы не догнал.

***

Мы неслись по дороге, только пыль из под ног летела. Первым бежал Паша, его уже не догнать. Вторым Игорь - он старше, его я тоже не догоню. Игорь постоянно оборачивался и смотрел на меня, я знала, что он меня не бросит. Он - мой брат. Но страх не давал ему остановиться и придавал сил. Поэтому я бежала последней и поймают меня первой..

Вдалеке слышался рокот мотоцикла. Ещё есть шанс. Скоро забор ТЭЦ. Там рабочие. При них он не станет нас бить и можно будет поплакать, тогда отпустят, не вызывая милицию.

Я оглянулась. Мотоцикл ещё далеко. Водитель один, в коляске никого нет. Заметив мой взгляд, голубятник погрозил кулаком и что-то закричал.

Мотоцикл зашел на правый поворот и чуть не перевернулся, но вышел из заноса. ТЭЦ уже близко, к главным воротам бежать не стоит, там закрыто, и охранник может не пропустить.

Паша свернул с дороги и побежал прямо к забору. Вот тебе и астма, бегает как олимпийский чемпион. А прыгает, как Бубка. Это я забегаю вперед.

Подбежав к забору Паша не останавливаясь подпрыгнул, ухватился руками за край забора и через секунду был на той стороне. Упал, отряхнулся и, не оглядываясь, побежал дальше. Я же говорю - Бубка. Я так не смогу, застряну наверху.

Игорь тоже так подумал и нырнул вниз. А там в заборе дыра. Не очень большая. Секунда, дернулись ноги в проломе и он уже на той стороне. Часть штанов оставил наверняка.

Секунду на размышление. Где я предпочту застрять: наверху, пытаясь перелезть или внизу как Винни-Пух в кроличьей норе? А если побежать к главным воротам и попросить дяденьку впустить? Пока буду просить, голубятник догонит. Кстати о погоне.

Мотоцикл приближался. Пыль клубилась из под колес. Голубятник привстал и вглядывался в нашу сторону, смотрел куда мы бежим. А потом убрал руки с руля и взлетел. Расправил крылья за спиной и взлетел в клубах пыли. Мотоцикл помчался по дороге и перевернулся на обочине.

Голубятник завис над дорогой, еле покачивая огромными, мясистыми, черными крыльями. И смотрел он в нашу сторону.

Я завизжала и нырнула в дыру. На секунду зацепилась кофтой, похолодела, умерла, сразу ожила и дёрнувшись - вырвалась. На той стороне, спасена.

Над головой захлопало, и тень накрыла забор.

- Дашка, беги! - закричал безумный голос, похожий на голос брата.

Я "рванула" изо всех сил. Паша уже бежал мимо проходной, направляясь к забору на той стороне. У проходной курил дядька - сторож и лениво смотрел на него, не собираясь ругать или ловить. Игорь заметно отставал, он то оглядывался на меня, то с ужасом смотрел вверх.

У меня сил оглядываться уже не было. Я просто слышала шелест крыльев над головой и каждую секунду ждала, как руки схватят за воротник и потащат вверх. Далеко от брата, далеко от мамы с папой, которые даже не узнают, куда я пропала. Как не узнали родители других детей.

Пашка добежал до забора и уже перебирался на ту сторону. Игорь поравнялся с проходной.

- Держи вора! - закричал голубятник.

- А? - сказал мужик и выронил сигарету. Игорь пронесся мимо.

- Ну я же просил, - укоризненно сказал крылатый старик.

- Однако,- сказал мужик и зашел в здание. Щелкнул замок изнутри.

- Наберите 02! - прокричал вслед голубятник и набрал высоту.

Я пробежала мимо проходной. Пашка сидел на заборе и раскрыв рот с испугом смотрел на меня. Игорь подбежал и полез наверх. Зацепился штаниной за гвоздь, рванулся - не вышло и упал вниз, так и остался висеть головой вниз, с ногой пришпиленной к забору.

"Паша, помоги!" - закричал Игорь, дергая ногой и пытаясь вырваться из внезапной ловушки. Штанина трещала, но не поддавалась. Я была уже рядом, Пашка соскользнул с забора и побежал дальше. Игорь оглянулся на небо, завыл от страха и с удвоенной скоростью задергался, освобождая штанину. Я подбежала и дернула, порвав штанину практически на всю длину. Игорь свалился на землю и резко вскочил на ноги. Потемнело, захлопало. Бежать было уже поздно.

- Вора не видели? - спросил голубятник, зависнув над забором. Игорь что-то пропищал, уставившись на крылатую фигуру.

- Нет, - пискнула я. Голос исказился от страха.

- Яйца ворует, - пожаловался голубятник, - я уже и вход переделывал, и страшные глаза вывешивал перед входом и застрелил одну, труп перед входом повесил. А они всё крадут яйца. Чертовы сороки. Так не видели куда полетела?

- Нет.

Игорь молча помахал головой.

- Жаль,- сказал голубятник. - У тебя штаны разорваны. От матери влетит, не будешь по заборам лазить.

Мы молчали.

- Ну пока, - сказал голубятник, - полечу домой. Быстрые твари. Папе Коле привет.

- Хорошо, - сказала я, - До свиданья.

Он поднялся чуть выше и полетел назад, к голубятне. Ветром понесло кусок ткани от штанов. Кружась, он опустился на землю. Игорь поднял его и сунул в карман: "Пошли домой".

***

Так и живем. Стараемся не вспоминать о том, что произошло в тот летний день. Я хотела спросить отца о его знакомстве с голубятником, но Игорь не разрешал. Так и не спросила.

Мы больше никогда не ходили в ту часть города. Больше никогда не видели голубятню. Игорь рассказывал, что на выпускном они как гуляли в той стороне, но одноэтажек уже не было. На том месте вырос новый пятиэтажный дом, рядом мэрия разместилась, пожарные. Наш посёлок на месте не стоял, расширялся. Мы больше никогда не видели старика-голубятника. Как и Пашу тоже. Говорят, что он уехал на материк с мамой. Но я сомневаюсь в этом.

Показать полностью
286

Нибиру (пятничная рассказявка)

Крейсер «Нибиру», скрытый маскировочным полем, висел на орбите третьей планеты. Толстый рептилоид в форме адмирала замер перед панорамным иллюминатором. Жёлтые глаза с хищным вертикальным зрачком, не двигаясь, созерцали голубой шар. Только нервно подрагивающий кончик хвоста выдавал напряжение командующего.

Створки двери на мостик с шипением разошлись в стороны. Постукивая когтями по металлическому полу, вошёл зелёный рептилоид в обтягивающей полевой форме.

— Адмирал, мы завершили исследование.

— Какие результаты?

Зелёный с сожалением покачал головой.

— Увы, ничего хорошего. Кошмарная планета. Около семидесяти миллионов лет назад нормальная эволюция была прервана. Падение астероида, извержение вулканов, следы деления на ноль, похолодание… Зарождающийся разум рептилоидного типа был уничтожен.

— Ужасно, ужасно, мой друг. А что потом? Новых попыток не было?

— Тяжёлые условия планеты породили примитивную несчастную расу, мой Адмирал. Теплокровную, чтобы выдержать постоянные холода. Покрытую ужасными волосами вместо чешуи. Они вынуждены постоянно есть, ради поддержания собственной температуры. До трёх раз в день!

— Кошмар! Тратить драгоценную жизнь на эту низменную необходимость. Что может быть хуже, чем быть придатком к собственному желудку?

— Это не всё, мой Адмирал. Они живородящие. Из-за невозможности откладывать яйца они вынуждены вынашивать потомство в себе.

— Тысяча богов! Как это унизительно!

— Да. Это действительно ужасно. Слабые, несчастные, вынужденные мучительно выживать.

Адмирал отвернулся, стирая с морды непрошеные слёзы.

— Командир, не будет ли милосердным уничтожить эту планету? Ведь это — не жизнь, а сплошное мучение. Тюрьма для разума.

Ящер взглянул на голубой шар планеты — кошмарной и жуткой.

— Нет.

Адмирал прошёлся по мостику, пытаясь успокоиться.

— Мы должны быть не только милосердными, но и сделать всё для спасения этих несчастных. Подготовьте группы прогрессоров. Мы останемся тут и изменим их. Применим всю мощь науки и выправим несправедливость эволюции. Сделаем из них правильных рептилоидов. Первым шагом внедряйте у них ГМО, социальные сети и телепузиков. Немедленно начните облучать их с орбиты телепатически — они ничего не должны заподозрить.

— Да, мой Адмирал!

Зелёный рептилоид козырнул и направился к выходу.

— Да, и ещё, — остановил его Адмирал, — ликвидируйте все заводы по производству фольги. Шапочки из неё будут экранировать излучение, и они могут заметить наших прогрессоров. А беспокоить этих больных существ нельзя.

Командир рептилоидов кивнул, отпуская подчинённого. И снова уставился на планету.

— Бедные, несчастные инвалиды. Как же вы мучаетесь. Но ничего, мы вас вылечим. Рептилоиды своих не бросают!

(с)Александр "Котобус" Горбов из Красного тома книги пятничных рассказявок

https://author.today/work/5641

7

Потери (Глава 37 "Ледяное сердце")

История выдумана, совпадения случайны.

Потери (Глава 37 "Ледяное сердце") Болезнь, Больница, Расследование, Преступление, Дружба, Семья, Дети, Длиннопост, Авторский рассказ

Петр пытался посмотреть через маленькое окошко внутрь домика. Он светил внутрь и пытался увидеть Снежану. И увидел. Она лежала около двери с закрытыми глазами. Опер внимательно присмотрелся.


Дышит?


Живая?


Он заметил что грудь девушки поднимается. Но она была такой бледной, казалось, белее снега на улице.


Он достал из кобуры пистолет и начал стрелять по замку. Жемов удивленно посмотрел на коллегу.


Замок был сбит. Но дверь открывалась внутрь. И дверь подпирала своим телом Снежана. Та, которую пытались спасти. В итоге получилась небольшая щель, в сантиметров 20.


Марина, которая еще этим утром злилась на Снежану и поминала ее недобрым словом сейчас очень жалела об этом и хотела, что бы эта белокурая девушка осталась жива. Марина хотела все так же, ходить со Снежкой гулять, вести за чашкой чая душевные беседы. Все обиды Марины вдруг стали такими ничтожными.


Девушка быстро сняла куртку, шапку, шарфик и свитер оставшись в тонкой майке. Она стала и начала протискиваться в эту щель. Девушкой она была, конечно, худенькой, но это мероприятие далось ей с трудом. Когда же она, наконец, протиснулась внутрь, то сразу бросилась помогать Снежане.


Снежана обхватила тоненькими ручками себя за плечи пытаясь согреться. Глаза она не открывала, как ни звала ее Марина. Но она была жива. Дышала.

Марина взяла девушку за плечи и отодвинула к двери. Она с ужасом заметила, что Снежана ледяная. А, когда в дом смогли попасть Виктор и Петя, и  осветили ее подругу фонариков Марина увидела, что замерзающая девушка еще и синяя.


Тут выяснилось, что спасатели,  не взяли с собой никакой дополнительной теплой одежды.


- Вот черт! – выругался Петя. И снял с себя куртку, шапку и шарфик. Одев все это на замерзающую девушку, они на квадроциклах погнали в сторону дороги, по пути вызывая по рации скорую.


- Надо было вертолет брать. Быстрее было бы. – Сказал Петр по дороге. Он гнал за руле квадроцикла фактически в одной форме по морозу.


- Да кто же его нам даст! – Сказал ему Виктор Жемов. Он и Марина держали Снежану. Марина пыталась согреть ей пальцы, она влаживала ее руки в свое, дума на них. По лицу девушки непрерывно текли слезы.

Когда они подъехали к дороге они поняли, что скорая еще не приехала. И приняли решение ехать ей навстречу. Снежану переложили в машину. Петя сразу же включил печку, что бы прогреть ее.


- Выключи. – Сказала Марина.


- Ты с ума сошла? – Удивился Петр. – Я думал ты нормальная! Она же замерзла! Ее греть надо!


- Поэтому и выключи! – зло ответила ему Марина. – Нельзя ее сразу в тепло. Иначе будет тепловой шок у организма и она от него умрет. Прогревать надо постепенно.


Петр выключи печь и нажал на газ. Через полчаса Снежана открыла глаза. Она плохо понимала, где она находится и что вокруг происходит. Марина ей говорила, что ее спасли, что все будет хорошо. Но Снежана на нее почти не реагировала. Рассказав все в очередной раз, и не увидев, что Снежана словно ее не слышит, Марина просто разрыдалась.


В итоге, Петя остановил машину и Марину посадили вперед. С лейтенантом Роговой на заднем сидении остался Жемов. Он гладил девушку по голове и молчал.


Снежана же слышала все голоса словно издалека. Она не понимала, кто с ней говорит и что ей говорят. Потом, стало как-то тихо. Она поняла, что кто-то гладит ее по голове. Это было очень приятно и так по-домашнему.


С сознанием возвращалась и боль. Когда девушка поняла, что она лежит в машине и ее голова лежит на коленях у следователя Жемова она снова ощутила как болит все ее тело. Но еще она и вспомнила, что случилось. Она попыталась что-то сказать, но связки не хотели ее слушаться и из горла вырывались слабые хриплые звуки.

- Тише, все хорошо. – Начал говорить Виктор девушке, когда понял, что она что-то пытается ему сказать. Однако Снежана продолжала свои попытки.

Когда их машина встретилась на дороге с машиной скорой помощи Жемов слушал, что говорила Снежана, низко наклонив свою голову к ее губам.


Марина села в машину скорой помощи вместе с подругой. А Жемов сказал Петру гнать что есть скорости в автомобиле в аэропорт.


- Почему в аэропорт? – Удивился Петр Семенович.


- Сегодня ночью прилетел ее брат с посылкой, в которой экспертиза телефонов и фотоаппаратов, да и сами телефоны. – Сказал Виктор и Петя полностью выжал в пол педаль газа.


- А что же они тогда сожгли? – спросил он следователя.


- Понятия не имею. Единственное, что я знаю, это нужно быстро найти ее брата до того, как до него доберутся Клопковы.


Машина, со следователем Жемовым и оперативником, гнала со всей скоростью в сторону маленького городка. А рядом, в машине скорой помощи, врачи делали все возможное, что бы спасти жизнь следователю Роговой и цыкали на рыдающую Марину.


***


Снежана открыла глаза. Вокруг было светло. И ей было тепло. Девушка увидела человека в белом халате и своего брата. Они разговаривали.


- Эй… - хриплым голосом позвала девушка их.


Доктор сразу же подошел к пациентке. Он сразу же начал ее осматривать, посветил фонариков в глаза, пощупал пульс. Снежана же попробовала сесть, но тот ее остановил.


- Не спешите. – Сказал строго доктор. – Вы должны полностью оценивать ваше состояние перед тем, как начнете что-то делать. Вы поступили в больницу на скорой помощи с диагнозом средняя степень обморожения. Нам удалось сохранить вам жизнь, однако, без последствий не обошлось. – Он взял девушку за левую руку, ладонь вместе с пальцами была перебинтована. – Нам пришлось удалить вам левый мизинец. Все остальные пальцы целы, но этот очень сильно перемерз. Так же, у вас переломано несколько ребер, поэтому дышать вам будет тяжело. У вас множество ушибов, но они не представляют угрозы. Так же, вы простыли.


- Но и это несерьезно. – Сказала хриплым голосом девушка. – Значит, выписывайте меня. – Твердо добавила она.


- Но я не могу так быстро… - начал говорить доктор.


- Выписывайте меня под мою ответственность, мне некогда тут лежать. – Настаивала Снежана.


- Снежка, их всех арестовали. – Вмешался в разговор брат. – Так что, все закончилось, можешь отдыхать.


- Ты не понимаешь. Все только начинается. – Сказала Снежана. – Это бессовестные люди, для которых чужая жизнь ничего не стоит. Если сейчас в деле допустить хоть одну ошибку, то все пойдет крахом, развалится. – Сказала она брату и повернулась к доктору. – Выписывайте меня.


Доктор задумчиво смотрел на эту белокурую девушку. Конечно, он был в курсе громких арестов. Все только про это и говорили. И, действительно, мало кто верил, что виновные будут наказаны.


Но он верил в нее. Ведь несколько месяцев назад, благодаря этой белокурой девице очень много поменялось в их больнице. Была уволена по статье главврач. Вышестоящее начальство утвердило его на эту должность. Забавно, но, соглашаясь на эту должность, он понимал, что придется туго. Ведь у предыдущего главврача тут была своя «тусовка», которая и занимала все лакомые места. И, понимая, что после того что он хочет сделать, его рассчитают с места главврача, он убрал из больницы весь змеиный клубок.


Да, на доктора сразу же посыпались жалобы. Да, его вызвали на ковер. Он и сам не знал, откуда у него взялась эта сила, противостоять одному в этой несправедливости. И он сказал им, что теперь в их городе правит закон, что появился человек, который наводит в Инте порядок и, он не сделал ничего противозаконного и может теперь рассчитывать на поддержку органов правопорядка. И, жалобы прекратились. Тогда, физически, он был в кабинете один, но за его спиной, словно стоял грозный лейтенант Рогова.


Когда же ее привезли на скорой он, наконец, увидел этого грозного лейтенанта. Это была невысокая хрупкая девушка. И, он сделал все, что бы сохранить ей жизнь с минимальными потерями.


- Хорошо, я вас выпишу, если вы сейчас сможете встать на ноги. – Сказал он, понимая, что сил на это у следователя просто нет.


Снежана медленно села. Во всем теле была слабость, ей и сидеть было сложно, но она встала. Он вздохнул.


- На ночь возвращайтесь в больницу. Полежите, отдохнете, прокапаетесь. – Сказал коротко доктор.


Он проинструктировал девушку, что ей можно сейчас делать, что нельзя. Дал лист со списком лекарств ее брату и вышел из палаты.


Искать машину, что бы добраться до работы не пришлось. У палаты Снежаны была выставлена вооруженная охрана, которая и сопроводила девушку на работу.


Лейтенант Рогова медленно зашла в участок (быстрее ходить она просто не могла). Каждый сотрудник, который стоял в коридоре здоровался с ней, пожимал ей руку, что девушку очень сильно удивило.


Не успела она зайти в кабинет, как туда пришел сразу же Виктор Жемов, которому быстро сообщили, что Снежана уже на работе, следом за ним прибежал оперативник Петр. Не успел он закрыть дверь кабинета, как в нее зашел майор Громов.


- Лейтенант Рогова, некогда сидеть. – Сказал сразу майор Громов. Девушка еще и не успела сесть, на самом деле, она только успела дойти до своего стола.


- Подождите, майор. Нужно же ввести ее в курс дела о том, что произошло. – Сказал спокойно Жемов. Он сел в кресло. Оперативник Петр Семенович стал около окна. Громов сел на стул. Все смотрели на Снежану.


- Сейчас. – Сказала она хриплым голосом и повернулась к Роману, своему брату. Тот следовал за ней, не отставая не на шаг. – Рома, ты должен вернуться в Москву ближайшим рейсом.


- Но Снежка…- Попытался возразить он.


- Нет. – Оборвала его Снежана. – Ты мой брат. И, они могут начать давить на меня через тебя. Поэтому ты уедешь.


- Правильно. – Сказал майор Громов. – Проводим до самого самолета. А в Москве тебя встретят и проводят до дома. Лейтенант права.


Когда официально улажены все бумаги, с полицейским сопровождением Роман покинул полицейский участок. Однако он успел услышать историю про то, как спасали сестру из плена. Он слышал, какие показание она давала о своем похищении. Роман понимал, что все этому ему еще предстоит рассказать отцу, который в Москве не находил себе места.


Продолжение рассказа можно прочитать тут.

Начало рассказа можно прочитать тут.

Показать полностью
92

ШИШКОБОЙ

Часть 9  Начало здесь...

ШИШКОБОЙ Рассказ, Тайга, Кедр, Забайкалье, Приключения, Путешествия, Длиннопост

КОНФЛИКТ


Без них не бывает. Там где собирается людей больше одного – конфликт будет. В тот вечер закончили работы пораньше, и, добравшись до табора, поужинали, перекурили. До ночи времени было довольно много, и Витек предложил заняться перетаскиванием шишки с «сайбы» на табор. Отец поддержал его, зять был категорически против. Он считал, что надо отдохнуть. Я довольно рьяно поддержал отца с Витей, что не удивительно, они были моими «кумирами», и я поддержал бы их в любом начинании. Возможно, сделал это излишне горячо, высказав зятю,

- Мы сюда работать приехали.

На что зять пошутил:

- Иваныч ( это мой папа) у нас как Шерхан, а ты тоже из сказки «Маугли». Есть там такой персонаж – шакал Табаки. Бегаешь и потявкиваешь.

Было обидно, хотя со стороны может так оно и выглядело. Я поймал взгляд отца, он внимательно смотрел на меня. Я видел, что он хотел вмешаться, но не стал. И я был благодарен ему за это. В свои 19 я был уже большим мальчиком. Зять остался на таборе вместе с поваром, глаза которого красноречиво говорили, как бы он хотел пойти с нами. Перетаскав хороший объем шишки, сели у костра, уставшие, но веселые. А дальше был шок. Зять, человек длинный, ну или как он говорил – стройный, худой, ну или, по его мнению – «прогонистый», доел остатки ужина. Остатки – это больше чем половина десятилитрового ведра толченой картошки с тушенкой. Натаскавшись, все были не прочь покушать. На вопрос зять ответил просто:

-Я проголодался. Думал, если поужинали, значит, никто не захочет, ну и перекусил немного.

Куда только влезло? На таборе чувствовалось напряжение, но потихоньку разговорились. Масла в огонь подлил наш повар. У него с собой была мелкокалиберная винтовка, и зашел разговор, что из нее попасть ни во что не возможно. Пробовали стрелять и по шишкам, и по белкам, промахивались. Обиженный повар достал «Тозовку», приложился, и без проблем попал в рукоятку ножа, торчавшего из бревна метрах в десяти от костра. Спору нет – выстрел был хороший, но вот мишень… Я сам трепетно отношусь к ножу, в тайге он часто первый помощник во всех делах. А это был нож Вити. Витька «порвало». Он высказал все, что думает об обладателе винтовки.

- Ни одного убитого рябчика на таборе не вижу! Стрелок… Далее шли непередаваемые обороты речи.

Вечер был испорчен. Все засобирались спать. И только отец тихонько встал, пошел и подобрал остатки ножа. На следующий вечер он подошел, и протянул Вите нож с новой рукояткой, весьма симпатичной (Когда успел сделать?). Я видел глаза Витька, на тот момент папа для него был самым уважаемым человеком, да и на меня, волнами наплывала гордость за своего отца. Перед сном Витя подсел ко мне у костра, и сказал:

- Тебя с отцом я бы взял в свою бригаду. - Наверное, это была самая высокая похвала от него.

После этих слов, я улыбнулся, на душе было тепло. И боясь растерять это тепло, боясь растерять уважение двух, самых важных, на тот момент, для меня людей, я пошел спать. Жизнь продолжалась!


МЕЛЬНИЦА


За все время я так ни разу и не выбрался, посмотреть, что за хребет «Фокино». И при случае, увязался с Витей за компанию. Хребет как хребет, ничего особенного, а вот на обратном пути, в сумерках, состоялась встреча. Выйдя из-за поворота, Витя внезапно остановился, в зарослях кустарника был виден силуэт, точнее не силуэт, а очертание чего-то большого. Сумерки уже основательно размывали края предметов, и было непонятно, как стоит медведь (а это был он), головой к нам, или попой. Это не остановило моего друга, сорвав одностволку с плеча, он начал прицеливаться. Пытаясь его остановить, я зашипел на него как проткнутое колесо. Дело в том, что затея явно была обречена на провал. Во-первых – одностволка! На перезарядку нужно время. Во вторых – непонятно как стоит зверь, если к нам задом, его и из карабина не пробьёшь. В это время года, активно наедая жир на зиму, готовясь к спячке, Миша активно лазил на кедры кушать шишку. Поднимаясь и спускаясь по дереву, он опирался на свою попу. К попе липла смола и прочий хлам. В конечном итоге на заднице у косолапого образовывался настоящий щит из смолы и мусора, пробить который, было весьма сомнительное занятие. Не знаю как, но убедил. Витя опустил ружье, и, хрустнув веткой, смотрел, как его враг растворяется в зарослях.

Сезон подходил к концу. Пора было начинать переработку ореха. Процесс переработки представлял собой, очистку ореха от шелухи. Папа всегда брал с собой ножовку, топор и стамеску. Мельницу он предпочитал делать сам. Из чурки подходящего диаметра, при помощи стамески, он делал вытянутую зубчатую шестерню, укладывал ее в короб, доски для которого везли с собой. Описать сложно, но машинка, получавшаяся у отца, была малопроизводительна и конечно имела только ручной привод. Для любительского хребта полностью подходила, а вот на нашем объеме не знаю... Хотя, «Сила есть…», дальше сами знаете…

И опять в дело вступил Виктор. Мы были в шоке, когда он, взяв лопату, задумчиво походил по табору, выбирая место, и начал копать. Шелуха подавалась легко, и скоро в яме, которая образовалась, показалось нечто. Это был мотор от мотороллера «Вятка», металлическая мельница и даже запас бензина в канистрах. Все это было заботливо укутано полиэтиленом, и хранилось, как я понимаю, с прошлого года. Еще раз вспомнил решение отца, принять Витю и Нанайца в бригаду, умное решение! Продолжая копать в разных местах, Витя как фокусник извлекал из шелухи грохот (крупное сито) и мелкое сито, канистру с маслом, станину от мельницы. Мельница приводилась в работу приводом от двигателя мотороллера. Это существенно облегчало нашу жизнь, и вселяло надежду на успешное завершение нашего предприятия.

Началось строительство цеха по переработке шишек под открытым небом. Установили станину, закрепили мельницу, подсоединили двигатель. Мотор, недовольно чихнув, завелся, и на всю округу раздался его мерное рычание. Мельницу обслуживал один человек, в его задачу входило засыпать шишку в короб. Размолотые шишки попадали на «грохот», крупное сито. Там орех с мелкой шелухой падал вниз, а черешки от шишек и чешуйки откидывались в сторону. На расстоянии примерно пяти метров, из брезента натягивался «экран», куда совком бросали орех. Совок очень напоминал совок из магазина, для сыпучих продуктов, только был одет на довольно длинный черешок. Пока орех летел до экрана, мелкая шелуха и пустой орех падали вниз. Таким образом, до экрана добирался орех только высокого качества. Орех затаривался в мешки, мешки зашивались и складывались в штабель укрытый брезентом. Вес одного мешка составлял примерно пятьдесят килограмм. Запланированный объем мы набирали, а это означало одно – все было не зря! Сезон закончен!

ШИШКОБОЙ Рассказ, Тайга, Кедр, Забайкалье, Приключения, Путешествия, Длиннопост
Показать полностью 1
3217

Удалёнка

Однажды я переживал эпидемию


Недавно моя коллега Даша подцепила ОРВИ.

Короновирусная паника была ещё относительно далеко, а девушка она самоотверженная и трудолюбивая. Несмотря на температуру, сопли и кашель она упрямо торчала на работе, пытаясь сдать сложный проект над которым корпела уже не первый месяц.


Через несколько дней наше начальство изучило улики, нахмурило усы и, грозно сверкая очками, припёрло Дашу к стенке.

- Даша! Ты что - болеешь?!

- Д-д-ет, Пав-вел Ев-вгедьевич, - пыталась отпираться Даша. Её трясло от озноба. Пот тёк со лба ручьём. - Я в подядке. Че-честно….

Павел Евгеньевич заглянул в её дивные глаза, подёрнутые мутной пеленой, мгновенно сориентировался в ситуации и простёр железную длань в сторону входной двери.

- Домой! - Коротко скомандовал он. - И чтобы я тебя здесь раньше чем через две недели не видел.

И Даша отправилась на оплачиваемый больничный.


Первые два дня она честно держалась и никак не давала о себе знать. Между тем, паника, связанная с эпидемией уже начала заполнять новостные ленты.

На третий день мне в ватсапе пришло сообщение: "Привет. Ну как у вас там?".


Я был сильно занят. Поэтому ограничился дежурным "нормально" и поинтересовался дашиным самочувствием.


На следующий день вопрос был сформулирован конкретнее: "Привет. Как обстановка в офисе? Что нового?".


Я огляделся вокруг. За прошедшие три дня ровным счетом ничего не изменилось. Писать об этом было скучно, поэтому вместо стандартных фраз я отстучал: "Держим оборону лагеря. Запасов воды на несколько дней. Еды значительно меньше. Заражённые то и дело пытаются проникнуть за укрепления. Патроны и оружие есть только у лидера. Недавно он без разговоров казнил человека за то, что тот сделал лишний глоток воды. Ходят слухи, что в лагере планируется захват власти. По ночам слышно как завывают и рычат заражённые".


"Ахахах", - ответила Даша. "Держитесь там".


"Как у вас там дела?", - поинтересовалась она следующий день.


Я подумал, поставил кофейную чашку на стол и ответил: "Попытка свержения лидера провалилась. Он лично казнил главного зачинщика, выставил его отрубленную голову на всеобщее обозрение и провозгласил себя императором новой эры. Остальных бунтовщиков отправили за укрепления и скормили заражённым. Запасы тают на глазах. Участились случаи казней за самые безобидные поступки. Во время дневного обхода периметра нашёл металлический предмет. При ближайшем рассмотрении установил, что это приспособление, которое в прежние времена использовали для чистки зубов. Кажется я смогу сделать из неё отличную заточку. Заметил, что по ночам у восточной стены лагеря вой заражённых почти не слышен".

В ответ пришли смайлики.


"Как ты там?", - поинтересовалась Даша на следующее утро.


Я впервые за утро оторвался от монитора и ответил: "Большая часть лагеря перешла к каннибализму. Казни теперь проводятся ежедневно, путём жеребьёвки. Казнённых тут же съедают. Лидер расхаживает по лагерю с оружием в руках и вещает свои безумные бессвязные проповеди. Его сторонники-каннибалы поклоняются ему, как божеству. Всё чаще я слышу в его проповедях призыв открыть ворота лагеря и впустить заражённых. Он называет это "очищением". Я не сплю уже несколько суток. Слишком высок риск проснуться съеденным. Заточка почти готова. Я обнаружил уязвимое место восточной стены. Эти безумцы не выставляют там на ночь часовых".


"Ужас какой", - через некоторое время ответила Даша, "А я тут ещё из-за температуры в 37.2 переживала…".


На следующее утро пришел не столько вопрос, сколько просьба:

"А дальше?".


Я ненадолго отложил в сторону дела и ответил:

"В конце концов, это всё-таки случилось. Жребий пал на меня. Наш кровавый император смотрел на меня своими безумными глазами и хохотал во всё горло.

- Ну что, Немой?! - Прокричал он мне. - Ты думал - я не замечаю тебя?! Думал, что сможешь растворяться в толпе вечно?! Я вижу и слышу всё! И вот моя воля: сегодня твоя очередь кормить мой народ!


По его знаку ко мне со всех сторон бросились безумцы и навалились на меня всей толпой. Я пришёл в себя уже стоя привязанным к жертвенному столбу. Он вещал очередную бессвязную проповедь, а толпа фанатично кричала его имя. Их голодные глаза пожирали меня.

- Вот и всё немой. - Сказал он в конце концов, повернувшись ко мне. - Пора умирать...


И тогда во мне словно что-то сломалось. Я посмотрел прямо в его сумасшедшие глаза и впервые с тех пор, как похоронил близких, заговорил.

- Нет. - Возразил я безумцу с оружием. - Это тебе пора.


А затем, той же самой заточкой, которой резал верёвки во время всей его длинной проповеди, я вскрыл ему горло. Он схватился за шею и осел на колени. Я вынул пистолет и запасную обойму из-за пояса императора. Стало очень тихо.


- Это ваш бог? - Спросил я толпу. - Хотите его божественности? Тогда ешьте, пока он тёплый.

Потом я повернулся и пошёл к восточной стене, где уже несколько дней готовил лаз к единственной точке вокруг лагеря. Той самой, где по моим наблюдениям, не собирались заражённые.


Я не оборачивался, но судя по крикам - император был ещё жив, когда паства вкусила плоти и испила крови его".


Даша некоторое время молчала. Я понял, что увлёкся и несколько переборщил с подробностями.


"Так. Это отвратительно. Но мне интересно выбрался ты или нет. Что было дальше?".


"Заражённые… Они повсюду. Я оставил лагерь за спиной почти месяц назад. И с тех пор не было ни дня, чтобы я не сталкивался с ними. Я перемещаюсь ползком, ночами. Днями я сплю на ветках деревьев. Питаюсь чем придётся. Патроны давно кончились. Я оставил один про запас. На самый крайний случай".


"Так. А дальше?"


"Во время вчерашней стычки меня укусили. Пострадала нога. Идти не могу. Остаётся только сидеть на этой зелёной поляне, слушать птиц и писать эти бессмысленные заметки, которые никто и никогда не найдёт. А если и найдёт, то уже не сможет прочитать.


Временами я думаю: а к чему было сопротивляться и бежать из лагеря? Конец был бы неминуем. В любом случае всё закончилось бы смертью. Так не всё ли было равно?

Но потом я смотрю на безмятежное небо над головой и понимаю, что предпочитаю, чтобы всё закончилось именно здесь и именно так. В мире и покое.

Там куда целенаправленно шёл я сам. А не влекомый кровожадным безумцем и его потерявшими человечность последователями.


Возможно, это и была та решающая черта, которая придавала всему этому какой-то смысл. Возможно, в самом конце важно не то, кем ты был и откуда пришёл. А то, кем ты стал и где оказался в итоге.


Чувствую, как перестают повиноваться руки. Не прозевать бы последний момент, когда я ещё смогу держать пистолет…


Варрпсатллмиоллтмпрлллл прть тл


Запись найдена рядом с телом Ричарда "Немого" Брауна.

Обнаружен со следами инфекции, прокушенной стопой и простреленным черепом за 10 дней до конца эпидемии".


- Должна тебе сказать, что пока всё это читала, я поняла, что наконец-то не думаю о работе. - Прокомментировала Даша, когда наконец-то вышла с больничного. - А сам ты что думаешь?

- А я думаю, что работать лучше дома, - завистливо вздохнул я, глядя на её посвежевшее лицо и погрузился обратно в свой проект.

Показать полностью
14833

Случаи из практики 23

Мужчина, 36 лет:

— Я - перестраховщик!

— Кто, простите?

— Перестраховщик, - медленно, по слогам, повторил клиент. – Это значит - человек, всегда имеющий запасной план.

— Понятно, - невозмутимо улыбнулась я. – И как часто вы перестраховываетесь?

— Все время! Иду в магазин за бутылкой молока – покупаю две, сдаю на водительские права для автомобиля – заодно пытаюсь и на мотоциклы получить, весь написанный на работе код записываю сразу в три места.

— Вы всегда так делали?

— С пятнадцати лет, - не задумываясь, ответил мужчина. – Очень хорошо помню день, когда это началось – во всем районе выключили свет, а я в это время играл за компьютером. Когда он снова включился, выяснилось, что первое сохранение оказалось испорчено, а второе откатило прогресс почти до самого начала. С тех пор я начал записываться сразу в два слота, а потом стал применять это правило вообще ко всему.

— Прошло уже много лет, почему же вы решили, что это стало проблемой именно сейчас?

— Две недели назад у меня умерла тетка, а я у нее – единственный родственник в Питере. Требовалось организовать похороны и знаете, что я сделал? Купил со скидкой дополнительный гроб и в придачу к нему венок! Мало ли, вдруг еще понадобится. А потом занес все это дело на балкон, сел рядом и подумал: «Кажется у меня проблемы с головой»…

9

Малиновый звон (15. Поцелуй Мэрилин,16. Казнь и вознесение)

1. Гости на погосте

2. Забыли негра

3. Графская борода

4. Явление завхоза

5. Пиздец

6. Суд и похмелье

7. Вот такие встречи

8. Бараки и пороки

9. Труд и шабаш

10. Елецкая водка

11. Синий бунт

12. Бабушка и драконы

13. Телатус

14. Ну что, блядь?


15. Поцелуй Мэрилин


— Идите нахуй, не поеду я! — орало всё моё существо, противясь этому спуску.

— Нет уж, голубчик. Бабки заплатил — давай катайся, — отвечал мне тренер.

— Пёс с ними с деньгами, заберите, я ещё дам… — упрямился я, глядя на убегающую куда-то в туман трассу.

— Пшёл, блядь!

И здоровый тренер грубо толкнул меня вниз. Я помчался, как комета. При этом у меня дико дрожали ноги и внизу живота обозначился вакуум, способный всосать вселенную. В лицо били колючие снежинки и я, расправив руки с палками, как Христос, ждал смерти. И вот бугорок, подскок, потеря координации и сознания. Пиздец, я не увижу свою ручную канарейку. Мягкий удар и… я открыл глаза.

Полумрак каменного мешка, холодный отблеск заплесневелых камней, запах прелой соломы. И всё же я смотрю на ноги. Лыж нет. Но это не радует. Мои товарищи спят тяжёлым сном приговорённых к умерщвлению. Якин храпел мучительно и обречённо.

Грохотов был тих и смиренен. Зуаб свернулся в клубок, как кот, и был почти не заметен. Вот зачем я проснулся? Сраный тренер, сука. Заплатил деньги — катайся. Это всё капитализм. Там нет души, только кредитные карточки и ответственность налогоплательщика. Суки. Я уже не могу заснуть. Да мне бы и не дали этого сделать.

Всё потому, что у моей правой ноги сидела здоровенная жаба, в бородавках и забавных пятнах. Она пялила на мою свободную личность свои водянистые лупы и редко так моргала. Тьфу, пакость! Я занёс ногу для полноценного пинка, но в этот момент земноводное раскрыло свою широкую пасть и произнесло:

— Лежи на месте, придурок, и внемли.

Малиновый звон (15. Поцелуй Мэрилин,16. Казнь и вознесение) Проза, Сказка, Мат, Длиннопост, Авторский рассказ, Рассказ

Я бы уебал по жабе, несмотря на её способность говорить, но меня остановило последнее слово. Так даже Якин не смог бы. А тут жаба.

— Смерть близка, подумай о главном, — утробно вещала бурая дрянь.

— Что-то я не припомню, чтобы ебля мозгов входила в кодекс поведения переходной ветви от рыб к наземным животным? — наклоняюсь я к жабе.

— Это не то, о чём ты думаешь, — ответила та, слегка отпрянув назад.

— Тогда прошу по существу.

— Поцелуй меня…

Ребята, я сотни раз читал в детстве сказку о царевне лягушке. И мне было по барабану, нравится Ивану лягушка или нет. Теперь я понимаю, насколько героическим был его поступок. Правда, за это он получил много чего, но ведь жабу целовать… Я всё-таки решился и размахнулся ногой. Но эта сволочь прыгнула мне на грудь и зашипела.

— Джимми говорил, что ты сообразительный. Я вижу, он глубоко ошибся — ты полный дурак.

— Как Джимми?

Жаба молчала, закатив глаза, как целка. Видать обиделась. Мало того, она спрыгнула с меня и, по-блядски, виляя жирной задницей, направилась куда-то в угол.

— Эй, постой, я виноват, право… — засуетился я.

— Поцелуй меня.

Жаба вновь оказалась передо мной. Я представил, что пью «Максимку» или спирт «Рояль». Я собрал в единый кулак свою волю и неловко чмокнул жабу во влажную, холодную кожу. Вдруг, мерзкое земноводное стало блекнуть и за считанные секунды трансформировалось в … Мэрилин Монро. На ней было воздушное белое платье, а под ним похоже отсутствовало нижнее белье. Вот это да!

Тема ебли стала особо актуальна. Я даже не успел пикнуть, как мы набросились друг не друга и сошлись в первородном соитии (сука, вспомнил поэтессу на кладбище). Мучительная сладость коитуса терзала наши тела вдоль и поперёк. Сексуальная метафизика…

Оргазмическое цунами проносилось по вселенной, сметая и бытие, и сознание. Когда мы отвалились друг от друга, мне показалось, что моей плоти не существует, даже крайней. Мы дышали, как после забега на 800 метров в закрытом помещении. Мои товарищи, по-прежнему, спали как бревна. Только Зуаб хищно скрежетал зубами.

— Я их слегка усыпила, — зевая, проворковала Мэрилин.

— Хорошая девочка… — только и мог сказать я.

— Сегодня вас «замочат».

— А похуй…

Сейчас мне действительно всё было по хуй.

— Я вообще-то не ебаться сюда пришла, — сказала Мэрилин Монро.

— А зачем тогда?

— Спасать ваши задницы, — по-голливудски ответил легендарный секс-символ.

— И каким же образом, позволь спросить?

— Когда вас, красавчиков, построят на лобном месте, смотрите в оба. Руки вам развяжут, но рядом будут стоять стражники. Когда увидите в толпе быка, не торгуйте еблом и обратите взор к небу. Ждите верёвку. Это ваше единственное спасение. Если не удержитесь, вам кранты. Ну, я пошла.

— Постой, я ничего не понял…

— Поймёшь со временем. Столько лет без мужчины… — вздохнула великая актриса, превращаясь в отвратительное земноводное.

— Да я не про еблю…

— А жаль, — квакнула та и исчезла в тёмном, сыром углу.

Тут стали просыпаться мои товарищи и, увидев меня без трусов, неподдельно удивлялись. Я торопливо и смущенно рассказал им про жабу и верёвку, но они мне не поверили. Они гнусно скалились и говорили, что понимают меня в моём предсмертном безумии.

— А ну вас к чёрту! — обиделся я и стал одеваться.

В это время, за дверями раздался громкий топот и металлическое бряцанье. Потом калитка открылась. В темницу вошли стражники в доспехах, а с ними какой-то клерк или, может быть, управляющий. В руках он держал засаленный свиток. Развернув его, он проблеял:

— По приказу его сиятельства барона Жильберта, вы приговариваетесь к смертной казни различными способами (смотри приложение). Приговор вступает в силу с сего момента. Потрудитесь следовать за мной.

Стражники ёбнули бердышами об пол — нам пришлось подняться. Потом нас повели тёмными переходами, разрешив по дороге справить многообразие наших нужд. Нам даже дали выпить какого-то кислого пойла со вкусом, напоминающим рислинг, но крепкого, как абсент. Стало легче воспринимать окружающую среду. Во дворе нас погрузили в крытую повозку — она с надрывным скрипом затряслась по булыжной дороге. Мы отупело смотрели друг на друга.

Когда тебя везут на собственную казнь, почему-то думается о всякой ерунде. Я, например, высчитывал, сколько профлиста пойдет на устройство крыши моей дачи, которую я приобрел у пенсионера-алкоголика Ивана Алексеевича за ящик «палёного» бренди. О чём размышляли остальные, не знаю. Но, судя по пустоте в очах, эти мысли были также глубоки, как пепельницы в закусочной «Рыбка», что около Центрального рынка. Повозка тряслась, как похмельный бомж после Рождества, а где-то за брезентом слышались суматошные звуки проснувшегося мерзкого города…


16. Казнь и вознесение


На площади, куда нас с почётом доставили в грязной повозке, собралось народу не то, чтобы до хуя, но достаточно много. И все были возбуждены, как дети в цирке, ожидая появления на арене горластых, тупорылых клоунов. И они появились эти клоуны, да.

Когда нас ввели на широкий эшафот, на котором расположились виселица, здоровенная колода в бурых пятнах, «колесо» и какая-то хуйня наподобие «дыбы», то весь честной люд патриотично взревел, словно Россия вышла в финал чемпионата мира по футболу. В небо полетели кудлатые шапки и голуби. Это вам что: свадьба или Олимпиада, что ли?

Якин гордо поднял голову. Вот, сука, позёр. Грохотов оглядывал толпу, как будто выискивал, кому бы въебать. Зуаб ничем не выражал своего состояния. Я, честно говоря, напрягся, увидев колоду с бурыми пятнами.

Накричавшись, толпа притихла. И только кое-где кто-то волшебно сморкался и жадно чавкал. К нам подошёл громадный хромой палач с тремя помощниками. Его башку скрывала мятая красная маска с прорезями, а на ногах брутально скрипели грязные сапоги. Помощники были поменьше и победнее, но это нас не особо веселило. Они развязали нам руки, а ноги оставили спутанными, как у лошадей в «ночном». С минуту палач изучал наши тела, после чего, жестом, приказал помощникам схватить Якина — те потащили его к «колесу». Журналист бился в их руках, как свежепойманный тунец.

Малиновый звон (15. Поцелуй Мэрилин,16. Казнь и вознесение) Проза, Сказка, Мат, Длиннопост, Авторский рассказ, Рассказ

— Пидарасы! Сатрапы! Говноеды! Ббля-я-а!!! — орал он в пространство, в безумном приступе страха.

— Хуесосы! — однозначно гаркнул Грохотов и на него с профессиональным интересом посмотрел палач.

Толпа гикала и верещала разнообразием лужёных глоток. Видать, с хлебом здесь «напряжёнка», а со зрелищами порядок. Зуаб кусал толстые губы.

Наконец, Якина опрокинули на «колесо» и стали вязать конечности. Народ притих в сладостном ожидании предстоящей пытки. На кривосколоченной трибуне барон Фон Жильберт и его семейство (два прыщавых подростка и пьяная рыжая блядища) потирали руки и облизывались. Густые облака стали прямо над нами; вокруг слегка потемнело. И тогда я неосознанно поднял голову. Меня бросило в жар. Я увидел тонкую нить, трепещущую на ветру, которая быстро опускалась точно к нам на эшафот. Это явно был крепкий пеньковый канат с бахромой на конце.

В это время в толпе раздались испуганные крики. Я быстро перевёл взгляд вниз. Похоже, каната никто не видел. Люди были заняты другим делом. Они метались по площади с перекошенными от страха физиономиями. За ними озорно и весело охотился здоровенный пегий бык с гигантскими рогами. Это был старый боец со шрамами и кольцом в свирепых ноздрях. Я так и не узнал, откуда он тут взялся.

Я понял только одно — это наш шанс. «Когда увидите в толпе быка, не торгуйте еблом и обратите взор к небу. Ждите веревку. Это ваше единственное спасение. Если не удержитесь, вам пиздец…» — сразу вспомнились слова жабы-Монро.

Так, граждане! Надо спасться!

— Грохотов, ебашим палача! На глушняк! — заорал я и бросился на «качка» в красной маске.

Грохотов тоже прыгнул. Мы синхронно нанесли удар палачу прямо в кадык. Хрустнула трахея, палач схватился за горло и упал на колени. В это время Зуаб в три прыжка доскакал до «колеса» и успел в одно мгновение перекусать всех трёх помощников за ноги. Как собака, блядь! По-моему, он перервал им сухожилия, потому что они не могли подняться и с воем дёргались на грязных досках.

Мы отвязали Якина и прыгая, как пьяные рэпперы, переместились в центр эшафота, где уже во всей своей красоте болталась толстая верёвка, как символ нашей свободы и продолжения рода.

— Хватайтесь за канат, парни! И держитесь крепче! — ревел я, видя, что быка уже прогнали с площади и к нам спешат пидарасы-стражники, на ходу обнажая сабли.

Мы вцепились в канат, как энцефалитные клещи. И стали стремительно подниматься в небеса. Сука-палач, хрипя разбитой глоткой, схватил Якина за ногу. Тот взвизгнул по- бабьи и другой ногой впечатал экзекутору штамп в красную маску с такой силой, что раздался смачный треск лобной кости. Палач упал неисповеданным и грязным.

Стражники стали кидать в нас саблями. Потом догадались достать луки, но мы были уже достаточно высоко. Только одна стрела попала мне в задницу. Ох, как это больно, друзья мои! Но это мелочь по сравнению с головокружительным воздухом свободы!

Я ни не секунду не выпустил из рук каната. И мы летели, как связка бананов, над злоебучим городом — над домами с черепичными крышами, над дворцом барона Жильберта с изображением каких-то химер. Мы летели в неизвестность, чувствуя, как затекают руки. Но страх великая сила. Он не дал нам сорваться и удариться об чуждую нам землю с высоты полутора километров.

Наконец, мы стали снижаться и через две минуты опустились на свежескошенное поле. Ноги больно кололи сухие, острые скосы овса.

С неба упал другой конец каната и слегка контузил Якина по горбу. И вскоре из хлябей небесных к нам спланировал дракон Джимми. Он выпустил тормозную струю плазмы, и насмешливо гладя на нас, произнес:

— У вас очень глупый вид, ребята.

— У нас и должен быть глупый вид, потому как всё это большая глупость и пиздоблядство, — грустно ответил Грохотов, потирая ушибленную голень.

— А где Мэрилин Монро? — спросил тихо я.

— А на болоте. Ей ещё такой срок тянуть, что лучше не спрашивай… — ответил дракон и, как кот, почесал за ухом.

— И куда теперь, Джимми? — отошёл от шока Якин.

— Через тернии, к забору. Там я вас оставлю и съебусь, — зевнул дракон.

— Что это за забор такой? — пристал к нему Якин.

— За ним Рай… — почему-то ответил Зуаб, задумчиво разглядывая свои ногти.

— А что там в этом Раю делать? — не унимался журналист.

— Искать профессор Бубенцов, — продолжил негр.

У меня в памяти всколыхнулось волнующее видение чёрного надгробия и запах можжевеловой самогонки. Я вспомнил пьянку на кладбище. Я вспомнил всё и не понял ничего. Откуда Зуаб знает о профессоре? Бред какой-то. Рай ещё этот…

Мои мысли перебил дракон:

— Надо уёбывать отсюда, пока барон не пустил армию. Он очень зол. Это его планета и его «зона». Здесь мотают сроки проститутки, вампиры и ещё некоторые жадные актеры, причём они тут, как и вы, не бесплотные духи. Хуёвое место. Жильберт наверняка сейчас стучит Сатане о нашей миссии. Потеряем время — попадем обратно в Ад.

— Тогда хуле тут топтаться? Поехали! — вскричал Грохотов.

К нам вернулась уверенность и сила духа. Мы были готовы продолжить сумасшедшую гонку с преследованием, лишь бы вернуться домой. И даже весь небесный легион не остановит нас в праведном стремлении к Родине.

Мы взобрались на дракона и тот с магическим гулом привел в действие свой летательный механизм. Завертелась планета Телатус, заметались звёзды и бесконечный космос раздвинул свои немыслимые пространства перед четырьмя отважными пьяницами. Нас ждал какой-то забор и ловил сам Сатана. А ещё добродушный профессор Бубенцов зачем-то обозначился в этом сценарии.

Дракон ревел всем своим соплом и, обходя маяки, нёс нас навстречу неизвестному Раю. На несколько секунд мне показалось, что это сон, вызванный «паленой» водкой и закусью типа жевательной резинки «Turbo». Но мне это только показалось.


Конец первой части


Далее размещать сказку я не вижу смысла - формат не тот.Теперь как обычно будут только короткие креосы иниибёт. Для тех кто подсел таки на "Малиновый звон" пжалста на оф. сайт. Там готовы три части и четвертая в процессе.


Ваш Беспяткин.


Показать полностью 2
590

Щенок

Встретил сегодня в сети эту офигенную фотографию.

"Спящие советские солдаты. Прага, 1945 г."

Автора не смог отыскать. Но вспомнил историю про пацана одного на войне, дед рассказывал. Не помню сейчас точно, когда и где воевали они тогда, это были бои ещё на нашей территории. Как-то глубоким мёрзлым осенним вечером привёл караульный в их офицерскую палатку детей. Двое. Мальчик и девочка. Лица землистые, под глазами чернота, носы заострившиеся, накутаны в ветошь разносортную. На ногах перемотки с ошметками подошв. Жуткий гниющий запах сразу наполнил палатку. Перегной из пота, мочи и кала в каждом лоскуте. Они, видавшие виды бойцы, остолбенели. Такие ходячие трупы детей перед ними. Стеклянный взгляд в никуда, конвоир держит их за шивороты, а они буквально висят, как мокрое бельё на его руках. Солдат и сам перепуган: дрыхли вот ироды... у кухни... хер знает, как пробрались...

Минута столбняка. Потом все забегали. Фельдшера срочно ищи! Воду греть, корыто притащили, чтобы отмыть... Уложили, стали одежду срезать ножами. Дед говорит, режу, а руки дрожат. Слёзы текут, мысли пульсируют: "Воюем в тепле, сытости, а тут такая лютость детям. Да, за что!". Срезали всё, шмотье в печь. Стали бережно замывать детей тряпками водой тёплой. Отмыли кое-как и замерли опять. Лежат два этих ангела белых, животы к позвоночнику тянутся, рёбер батарея, кости в тугой обтяг кожей. Лежат и будто светятся.

Укрыли шинелями. Девочка глаза перестала открывать. И дышит так часто-часто и головой дёргает. А пацан ничего ещё, глядит по сторонам, тянет улыбку из последних сил. Прибежал старый фельдшер, Горынычем они его звали. Отчество сложное уж больно было, Кондорадович, что ли... Да и сердит был шибко. Рассмотрел он наскоро деток, в рот залез, веки подтянул. Вколол пару шприцев. Воды, говорит, по чуть-чуть давайте. Тряпкой к губам поите. Я сейчас за инструментами и обратно мухой к вам.

Стали отпаивать по каплям. А парень, словно кукла деревянная, вдруг сгибается пополам, садится и ведёт носом к столу, глаза вытаращил. А там у них миски с кашей недоеденной с сальцом, им как раз ужин конвоир оборвал. Дед к столу, миску схватил и к парню, ложкой черпанул и в жадный рот сунул. Ешь, милый! И тут же схлопотал будто бревном по башке. Упал, миска отлетела, вскакивает. А перед ним Горыныч стоит чёрный от злости.

- Ты что, скот, творишь! Я же сказал, водой откапывать их. У них кишки слиплись все, он сейчас и подохнет от каши твоей. В корчах подохнет! Добренький ты, да, сучий сын!?

Наутро девочка умерла. А пацан выжил и в полку остался при кухне на время. Его потом все Щенком звали. Всё с повара их и пошло. Кашеварил им грузин Илия. Заикался он, и буквы не все выговаривал. И получалось у него вместо - "слушай, сынок" - щущай щинок. Так и прижилось намертво - Щенок. Сколько нежности и доброты было в том прозвище, сколько любви нерастраченной.

Щенок История, Реальная история из жизни, Война
10

Потеряшка (Глава 36 "Ледяное сердце")

История выдумана, совпадения случайны.

Потеряшка (Глава 36 "Ледяное сердце") Похищение, Расследование, Дом, Любовь, Преступление, Предательство, Измена, Длиннопост, Авторский рассказ

Утро у Жемова началось тревожно. Ночью он плохо спал. Ворочался с бока на бок, проваливался в дрему и просыпался.


Под его кабинетом уже сидел посетитель и держал на руках знакомого мальчика. Жемов быстро вспомнил этого маленького сорванца. Это был сын убитой Марии Клопковой.


-Добрый день. – Сказал встревоженно отец мальчика. – Я Константин Клопков. Можно с вами поговорить?


- Конечно, проходите. – Сказал кивая Виктор Жемов, и пропустил его с сыном в кабинет. Он спокойно снял пальто и сел за стол. – Насколько я помню, дело об убийстве вашей покойной супруги ведет моя коллега лейтенант Рогова. Следователь она хороший и обязательно разберется во всем.


- Именно из-за Снежаны…лейтенанта Роговой я к вам и пришел. – Торопливо заговорил мужчина. – Только вот не жаловаться. А искать ее. Думаю, она пропала.


- Пропала? – Удивился и напрягся Жемов.


- Именно. – Сказала Константин. – Выслушайте меня. Я не с ума сошел.


- Я вас внимательно слушаю. – Сказал следователь.


- Совсем недавно следователь Рогова приходила ко мне и спрашивала, почему все боятся мою семью. И я ей рассказал все как есть. Думаю, она понимала, что они люди опасные. А тут я узнал, что мой дядя тайно приехал в Инту. Я его вечером случайно увидел. Я тогда сразу начал звонить следователю, но она не взяла трубку, а потом ее телефон вообще отключился. Я тогда поехал к ее дому, свет выключен, дом закрыт. А на снегу ее перчатка одна лежит белая. Ее в темноте сложно было увидеть. Но я увидел. Я к Акиму, соседу ее пошел. Разбудил. А он и говорит, что давно она уже пришла. Он ей посылку из Москвы отдал и домой пошел. - Константин замолчал, так как его сынишка начал вырываться с его рук, что бы походить.


Он отпустил мальчика и продолжил свой рассказ.


- Я всю ночь промаялся, не знал или сразу идти сюда, или утра ждать. Вот пришел. Ее на работе нет. И я к вам пошел. Пропала она. Точно вам говорю. Друзей у нее тут нет. Идти ей, кроме как домой и на работы некуда. – Закончил рассказывать Константин.


Жемов на мгновение задумался. Парень мог быть прав. Снежане действительно некуда было идти. К тому же, он знал, что она отправила в Москву разбитые телефоны и фотоаппараты. И при мысли, что из-за этой посылки девчонку могли убить, его сердце похолодело.


Он позвонил Петру и сказал взять тому незаметно ключ на посту от кабинета Роговой. Когда ключ был раздобыт они открыли кабинет. Девушки там не было. Но на полу, фактически у самой двери лежала связка ключей со смешным брелочком-пандой.


- Это ключи от ее дома. – Сказал Петр. Он их помнил, ведь сам несколько дней до приезда нового следователя ходил в тот дом и наводил порядки. И брелок этот на связку сам повесил.


- Все понятно. – Сказал Жемов и повернулся к Константину. – Домой вам нельзя. Вы свидетель. А свидетели у нас, к сожалению, долго не живут.


Дальше действовали очень быстро. В кабинете майора Громова они решали вопрос как найти пропавшую Снежану.


Дома ее не было. Константин оставил ее перчатку лежать на месте, так что, это стало уликой. В бане они нашли вторую перчатку под лавкой. И нашли длинный белый волос. Сначала никто не обратил на него внимания, ведь сама Снежана была блондинкой. Но судмедэксперт был очень внимательным человеком.


- Это не волос нашего следователя. – Сказал он, внимательно его разглядывая. В этот момент все замерли. – У Снежки тоже блонд, но пепельный. И она от природы блондинка. Этот же крашеный, видно, что волос принадлежит брюнетке, и тон блонда желтый.


По делу проходила только одна блондинка с длинными волосами и скоро, заспанная Лариса сидела в комнате для допросов с наручниками на руках. Она сидела, низко отпустив голову, и отказывалась говорить.


Уже был вечер, но поиски Снежаны Роговой были безрезультатными.


- Чем больше идет времени, тем меньше у нас шансов ее найти живой. – Ходил Громов из угла в угол по кабинету Жемова. – Думайте, куда они ее дели. – Давил он на своих сотрудников.


Но ответом ему было тишина. Никто не знал, где искать потеряшку.


- Я вспомнил кое-что. – Воскликнул Константин. – Она сказала, что это схема.


- Какая схема? – Удивленно спросил Петр.


- Схема того, как Клопковы избавлялись от людей. Все погибали в горах. Они срывались, мерзли, тонули в горной реке. Она сказала, что это схема. Я тогда подумал, что даже жена моя погибла по этой же схеме. – Сказал Константин.


- Бесполезно ехать в горы и искать ее вслепую. – Сказал майор Громов. – Заставьте ее говорить. – Сказал он сухо Жемову намекая на Ларису.


И Виктор отправился снова допрашивать Ларису.


Девушка сидела на стуле и плакала. Хоть уже и стемнело, и рабочее время было окончено ее никто не собирался ни отпускать, ни сажать в камеру.


- Мы знаем, что вы там были. Были у нее во дворе. Были в бане. Все указывает на то, что лейтенант Рогова исчезла не по своей воле и с чьей-то помощью. И одним из этих помощников были вы. – Спокойно сказал следователь девушке.

Лариса даже не посмотрела на следователя. Она громко всхлипнула.


- Они уже знаю, что вас арестовали. – Спокойно продолжил следователь. – Не думаю, что на свободе вас ожидает долгая и счастливая смерть. Они избавятся от вас, что бы вы не заговорили. Избавятся, как только вы покинете участок. И мы можем вас отпустить. Это ведь, на самом деле не проблема. Отпустить вас.

– Лариса посмотрела на него испуганными глазами.


«Отлично. Она очень боится. И их она боится больше чем нас», - подумал Жемов.


- Вы можете все рассказать. Мы позаботимся тогда, что бы вы остались живы и здоровы. Более того, вам зачтется то, что вы помогли найти сотрудника правоохранительных органов. Подумайте об этом. Только учтите, что времени у вас очень мало.


Жемов встал. Он хотел уйти, когда Лариса тихо заговорила.


- Я все расскажу. – Тихо сказала она. Виктор вернулся за стол. Лариса посмотрела на этот раз на него. – Жива ваша следачка. Пока еще жива. За ней следили долго. Не могли найти телефоны эти. Надо было их с собой тогда забрать, а не разбивать. Но вышло как вышло. А потом Женя узнал, что она их в Москву к военным отправила. Он был в бешенстве. Вы знаете какой он, когда злой? – Она смотрела на следователя затравленными глазами. – Когда он злой, он на многое способен. Он крушил все подряд. Потом Женя позвонил папочке своему. А потом он бросил меня на кровать. Нельзя было назвать это сексом. Это было насилие. У меня болело все тело после этого. А что я могла сделать? Я давно поняла, что попала. И оставалось только играть по его правилам. И, тогда, в ту ночь я вашу следачку ненавидела.


Она остановилась и попросила снять наручники. И после того, как браслеты расстегнули она продолжила:


- А потом мы просто ждали. Жене нравилось, что когда его очередь была за ней следить, что бы с ним была я. Я постоянно его удовлетворяла. Я ведь люблю секс. Хороший. Страстный. Долгий. Но с этим упырем все было по-другому. Вы себе представляете, какого было обслуживать мужика на морозе. А вот вчера вечером она пришла, как обычно. Мы тогда в машине сидели. Она по телефону около калитки с папашей своим болтала. Так мы поняли, что он ей все посылкой послал. А потом и подарочек – Аким ей эту посылку и отдал.

Женя ее шокером вырубил и связал. И в баню отнес. Баня-то натопленная была. Мне сказал, что бы я раздевалась. А сам Женя начал ее раздевать. Просто слюнки пускал на нее. Но вот бабу без сознания трогать не стал. Сказал, что хочет что бы она все чувствовала.


Жемов поморщился при этих словах подозреваемой. Он даже представить не мог, какой ужас пережила юная Снежана.


- Да вот только девке этой и тут повезло, - продолжила рассказывать Лариса. -  Она в себя пришла только через несколько часов. А когда он хотел ее изнасиловать, папаша его пришел. Надо было уже ехать. Только вот поверьте, если бы у них было хоть десять минут они бы оба ей попользовались. – Она рассмеялась каким-то странным смехом.


У следователя было только одно желание сейчас - ударить ее. Но он просто сжал кулаки и продолжил слушать, сжав зубы.


- В горы они ее отвезли. Говорили про домик около озера. Там запереть ее хотели. Сказали, что за сутки – двое она там замерзнет насмерть. Я видела что ее только на квадроцикл альпиниста этого, Сереги посадили. Поехал Волкович и Гена. А мы с Женей домой поехали. Надо было себя в порядок привести и на работу успеть.


Ларису отправили в СИЗО, а Жемов и Петр поехали к Марине. Девушка их внимательно выслушала и пообещала, что покажет им дорогу к дому у озера. Он был там один и находился недалеко от крумника, где нашли убитым ее брата.


Уже ближе к рассвету Жемов и Петр добрались до этого домика. Уже подходя к нему, они поняли, что Снежана там, внутри. Ведь дверь была подперта снаружи поленом. Но, убрав бревно, они поняли, что у них нет ни ключа, ни пилы. Они не могли отпереть дверь.


И, что самое страшно, сразу Снежана стучала и даже тихо что-то говорила там, за дверью. Но через некоторое время в доме стало тихо.


Продолжение можно прочитать тут.

Начало можно прочитать тут.

Показать полностью
Мои подписки
Подписывайтесь на интересные вам теги, сообщества,
пользователей — и читайте персональное «Горячее».
Чтобы добавить подписку, нужно авторизоваться.
Отличная работа, все прочитано!