Сообщество - Авторские истории
Добавить пост

Авторские истории

21 324 поста 21 451 подписчик

Популярные теги в сообществе:

246

Как вычислять попаданцев

— Антонина Николаевна, у меня Мишка машинку отобрал! — пятилетний карапуз вминал кулачки в сухие глаза, изо всех сил пытаясь выдавить слезу, но ничего не получалось.

— Разберись сам, Сережа, не видишь, что я занята? Ты уже достаточно большой. — небрежно бросила воспитательница через плечо, не отрываясь от экрана смартфона.

Мальчуган потоптался немного на месте, опустил кулачки, и заявил:

— У Мишки масса тела в полтора раза больше моей, разобраться, конечно, смогу, но учитывая разницу в весовой категории, наиболее целесообразно будет жахнуть Мишку стулом по голове, желательно сзади, лишая противника шансов на контратаку, но не будут ли предпринятые мною меры по изъятию законного имущества чрезмерно радикальными?

5

По профессии маг. Глава 16

Несколько тысяч лет назад в мир пришла Магия. Она ворвалась из иного пространства чтобы изменить, и разрушить Мир, и ввергнуть его в мешанину уже уничтоженных Миров. По всей планете начали открываться порталы из Мешанины Миров, и оттуда на Землю вступили первые захватчики. Но их атаку отбили первые маги. Люди, которые стали к тому моменту разумным видом, сумели разобраться в основах магии, и этим спасли себя. Они закрыли порталы, но вместо них по всему миру начали открываться все новые и новые врата в Мешанину Миров. Сменились сотни поколений, а Маги до сих пор закрывают порталы по всему миру, чтобы остановить вторжение и не дать разрушить Мир.

Выдержка из учебника по «Истории Магии» Аркадия Марченко

По профессии маг. Глава 16 Роман, Книги, Фэнтези, Мат, Авторский рассказ, Магия, Длиннопост

Глава 1. Прибытие По профессии маг. Глава 1

Глава 2. Время выбора По профессии маг. Глава 2

Глава 3. Новые друзья, алкоголь и старые знакомые. По профессии маг. Глава 3

Глава 4. Каскад навыков. По профессии маг. Глава 4

Глава 5. Рубильник По профессии Маг. Глава 5

Глава 6. Скованные. По профессии маг. Глава 6

Глава 7. Война и Резня По профессии Маг. Глава 7

Глава 8. Объявление войны. По профессии маг. Глава 8. Объявление войны

Глава 9. Усталость. Андрей Тринадцатый. По Профессии Маг. Глава 9

Глава 10. Бой в снегах. По профессии Маг. Глава 10

Глава 11. Никаких нагрузок По профессии маг. Глава 11

Глава 12. Новый Год По профессии маг. Глава 12

Глава 13. Грехи отцов По профессии маг. Глава 13

Глава 14. Всего несколько уровней. По профессии маг. Глава 14

Глава 15. Сущность Лидера. По профессии маг. Глава 15. Сущность Лидера


Глава 16. Истинная Война и Резня.

- Все. Закончили упражнение. Пять минут отдыха. Потом переключаемся на Магию Воздуха.

Большая часть группы села на землю и выдохнула. Я же смог позволить себе только медленно выдохнуть, и прикрыть глаза. Сегодня была моя очередь заниматься с группой, и я гонял народ по Магии Стихий. Мы уже прогнали все стихии кроме воздуха, и результаты тренировок меня полностью удовлетворяли. Хотя хотелось бы ускорить и свое развитие, но начиная со Второго Профессионального ранга, подавляющее большинство навыков, сильно замедлялись в развитии. Даже целая куча бонусов к развитию от класса, амулет Лидера и постоянные тренировки с группой и с отрядом, не давали возможности прокачиваться с той же скоростью, как и раньше. Поэтому перспектива прокачать два Боевых Навыка до ранга Специалист начала выглядеть уже не так радужно. Я даже подошел к Цефее за советом, но она сказала, что получила первый ранг Специалиста, только на втором курсе и мои проблемы были ей не знакомы. Черт… Мне просто необходимо ускориться, а то до начала практики осталось два с половиной месяца, а Мечи и Булавы, которые я выбрал в качестве навыков, которые буду прокачивать до Специалиста застряли на двенадцатом уровне, и за последнюю неделю поднялись только на пять процентов каждый достигнув развития в сорок процентов. Проклятье… Я прикрыл глаза и заставил себя сфокусироваться.

- ЭЙ! Подъем! Перерыв окончен! Как обычно, делимся на две группы, одна ставит Воздушный Щит, а вторая бьет в щиты Молнией, предварительно строго отмерив мощность. Вам необходимо вкладывая примерно шестьдесят процентов мощности в атаку разрушить щит оппонента. А защитникам, необходимо вложив ману один раз, сделать его как можно более прочным. Теперь поехали.

Молния разбилась о мой щит и уже мелкими искрами ушла в землю. Евген не останавливаясь метнул еще одно заклинание заставив мой щит мерцать. Черт, еще одно заклинание щит выдержит, и я надеюсь, что Молния не уйдет в меня. Надо что-то придумать с техникой безопасности, а то мы занимаемся какой-то херней на самом деле. Евген метнул еще одно заклинание, и Щит Воздуха со звоном лопнул, вызвав небольшой порыв ветра. Хорошо, хоть он полностью поглотил эту молнию, и ее остатки не ударили меня. Хм…

- Перерыв пять минут! Мне нужно кое-что обдумать…

Я оглядел одногруппников и задумался. Как исключить несчастные случаи? Ведь при таком подходе, как у нас, может легко приключится несчастье. Стоит щиту не выдержать удар, и можно легко покалечить оппонента.

- Эй! О чем ты задумался? Ты же знаешь, у нас не так много времени. Нам выделяют это поле для занятий строго по расписанию.

Рейфана, которая сегодня просто занималась с группой, а не руководила занятиями оказалась не очень довольна перерывом. Насколько я знаю, у нее тоже были проблемы прокачкой, и это ее страшно бесило. Я выставил вперед руку, прося ее помолчать.

- Слушай, Рейфана. Ты же понимаешь, что нас лишат статуса Лидеров, если кто-то покалечиться в ходе наших безумных тренировок? Сейчас, когда я тренировался с Евгеном, то последний удар, вполне мог не рассеется после пробития щита, а ударить по мне. Как думаешь, сильно бы мне досталось?

Она нахмурилась, и задумалась. Было видно, что подобная мысль приходила и ей в голову, но оформить ее полноценно она не успела.

- Так, народ! Небольшое объявление! Я и Акр пришли к выводу, что нынешний вид тренировок, может быть слишком опасным, и кто-то может покалечиться.Если на обычных занятиях, преподавателю это простят, да и страховка на этот случай есть и нас достанут чуть-ли не с того света, то занимаясь таким вот образом, нам дадут по шапке, если кто-то из нас будет покалечен! Поэтому, мы даем вам задание. Вам необходимо продумать программу тренировок, при которой шанс быть покалеченным, будет минимальным, но при этом, она была эффективна. На сегодня все! Кто может, отдыхайте, у кого занятия с отрядами, приводите себя в порядок и идите на них, у вас еще есть на это пол часа!

- А у тебя получается все лучше и лучше. Уже не просто подзатыльники раздаешь…

- Да иди ты… Я чувствую, что становлюсь слишком мягкой. Это все ты и Рея виноваты. Я никогда так не раскисала. Черт…

- Ладно, я тебя понял. Предлагаю передохнуть и на сегодня закончить. Занятия с отрядом у меня завтра. А там я спрошу Цефею. Может она что-то посоветует.

- Ты заметил, насколько она стала мягкой? Раньше она напоминала колючего и фырчащего ежа. Сейчас же она уже не колется, каждый раз, как с ней общаешься.

- Она в этом обвиняет нас с тобой. Типа это из-за нас, она стала такой мягкой. И… Знаешь, предыдущая Рейфана мне нравилась больше. С ней больше хотелось соревноваться, чем нынешней. А сейчас…

- Акр, Рея! Хорош уже!

Я прикусил язык и перевел свое внимание на Цефею, которая давала нам инструкции. Сегодня отрядом руководила она и нам предстояло столкнуться с более серьезным врагом, нежели до этого. Главное, чтобы Слава смог призвать и подчинить достаточно сильных монстров. НА протяжении нескольких недель мы сражались с довольно слабыми монстрами, которых он вызывал. В целом они не вызывали проблем, и мы их всех уничтожали. Проблема была в том, что они были самыми слабыми монстрами, которые обычно выходят из порталов. Соответственно, они не могли показать даже малой доли того, с чем нам предстояло столкнуться на практике. Сегодня же, он обещал вызвать монстров посерьезнее, и именно поэтому Цефея вступила наконец в законное командование отрядом.

- Действуем по той же схеме, что обычно использовали до этого. Только на этот раз, на острие атаки я, сразу за мной Акр, за ним Рея, которая прикрывает Рому, и в самом тылу стоит Катя. Потом, после тренировки, сможете языками почесать. А теперь вооружайтесь, первая волна пошла!

Слава сделал несколько жестов, более вычурных, чем раньше, и в конце сделал движение, будто пальцами разрывает что-то. На этот раз портал был не обычной овальной формы, а в форме разрыва в пространстве. И оттуда вырвался толстый пучок щупалец, который буквально вытолкнул наружу нечто покрытое многочисленными щупальцами, крупной чешуей и все это сверху густо покрыто зубами. Существо застыло и уставилось на нас многочисленными глазками, которые скрывались под щупальцами. Как оно видит что-то, если щупальца постоянно перекрывают ему обзор?

- Это Ийекон, точнее его детеныш. Таких не изучают курса до пятого, так как они довольно редко выходят из портала. Сами Ийеконы довольно умные, поэтому их тяжело подчинить. А вот из детишек получаются довольно послушные слуги, пусть они и находятся на самой границе, когда я могу использовать Подчинение. Посмотрим, как вы справитесь с ним. Он к слову находится по уровню опасности где-то между первым и вторым уровнем. Все предыдущие монстры находились на нулевом уровне. Думаю, что Цефея сталкивалась максимум со вторым уровнем. Поэтому даже ей будет интересно столкнутся с такой тварюшкой. Поехали.

Слава отдал приказ Ийекону и тот быстро перебирая щупальцами кинулся в нашу сторону. Почти тут же он поймал длинную стрелу. Причем именно поймал. Он обхватил ее на лету щупальцем и сломав бросил в сторону. Черт. А это может быть довольно интересно. Я отступал назад, и встав бок о бок с Реей, начал закидывать монстра заклинаниями, от которых тот пытался отмахиваться щупальцами. Но одновременно издали его атаковал еще и Рома, но самое главное, все это предназначались, чтобы отвлекать его от Цефеи. Та же, поймав момент, использовала два навыка подряд, и буквально разорвала монстра ударами своего страшного топора.

Перерыв нам всем устроили только после двух часов почти беспрерывных боев. Даже Слава присел отдохнуть. Было видно, что ему тяжело дались эти два часа вызовов и подавления такого количества монстров.

- Слушай, Слава, а откуда ты столько про монстров знаешь? Раз знаешь даже тех, кого на поздних курсах учат? – спросил Рома.

- Ты о чем? Ааа… Понял, - Слава сделал задумчивое лицо, - по факту, Призыватели учат всего несколько предметов. Это Изучение существ Мешанины, и Призыв с Подчинение. Остальное по желанию Все равно не развить толком ничего. Поэтому я или изучаю и препарирую существ из Мешанины, или призываю их и ставлю под контроль. Вполне могу призвать существ второго уровня опасности.

- Стой. Уровни опасности? Нам такого не преподавали.

- НУ естественно. Вы просто изучаете их, и вам рассказывают примерные повадки, тактики и прочее. А мы… Мы изучаем их более глубоко. И все они разделены на уровни опасности. Хотя все это фигня. Они означают степень опасности от нуля до десяти, который монстр представляет в ментальном плане. То есть, насколько легко его подчинить своей воле, и какой уровень и ранг для этого будет нужен. Причем, он не всегда совпадает с его силой. Например, есть в каком-то роде легендарная Ментальная Корова, хоть она и не корова вовсе. Это животинка размером с бегемота, глупая, ленивая и лишенная магических способностей. Но вкусная. У нее невероятно вкусное мясо, и оно очень дорогое. Сама же Ментальная Корова за себя постоять не может никак. Но, распространяет вокруг себя мощное поле, которое успокаивает монстров вокруг, и буквально заставляет их в случае чего защищать ее. И сама она невероятно устойчива к Подчинению. Нужно быть примерно Небесным Мастером, чтобы суметь ее подчинить. Ну или Тираном, чтобы ее призвать. И наоборот. Есть Зиндон. Очень физически сильный, выносливый и прочный монстр, который дал бы просраться и довольно сильным Магам, но… Он очень внушаемый, для своей силы, и хватит Серебряного Мастера чтобы его подчинить. Многим монстрам из Мешанины очень повезло, что Призывателей так мало, и что навыками Призыв и Подчинение владеет так мало других классов.

- Ага повез… СТОП, ЧТО?! Призывом и Подчинением могут владеть другие классы?! - закричал Рома вскакивая.

- Эм… Да. Только вот есть одна проблема. Несмотря на то, что этими навыками может овладеть вроде любой класс, они все получают громадный минус к развитию навыка. Там что-то около девяносто шести процентов минуса выходит вроде.

- Черт, - Рома тут же остыл и сел, - не быть мне легендарным Стрелком с ужасным демоном, который прикрывает меня…

- Эх, Рома, если бы ограничения для классов было так легко преодолеть. Мы бы уже давно избавились от порталов. Ведь классы есть и у разумных в Мешанине, и они все оказались там… - тихонько проговорила Цефея, - ладно, некогда рассиживаться, поехали дальше тренироваться. Ты как, готов? – обратилась она к Славе.

Тот немного задумался, будто бы прислушиваясь к себе, а затем кивнул. И только сейчас я заметил, что у него нет обычного инфо-браслета, которым пользовалось изрядное количество народа. Кое-кто пользовался по старинке другими видами информационных девайсов, типа кристаллов, вживленных в голову, браслетов, обручей, диадем и прочего. Чем же он пользовался? Может наоборот, ему достался нейроинтерфейс, как в фантастических фильмах и книгах? Черт, теперь меня этот вопрос будет мучить, пока я не получу на него ответ…

Слава снова вышел в центр поля. Он снова начал делать пасы руками, но в тот момент, когда он делал движение чтобы открыть портал, он резко закашлялся и упал не колени продолжая кашлять. В это же время, портал резко стал больше, и достиг в высоту почти двух метров. Слава продолжал надсадно кашлять и задыхаться без возможности встать, или даже закрыть портал. И именно в этот момент из портала вышел первый монстр. Это был высокий, худощавый, покрытый короткой шерстью гуманоид, с длинными, почти достающими до земли руками. Его горящие зеленым глаза осмотрели площадку, а его большой, зубастый рот, расплылся в подобии оскала. Он шагнул вперед и за ним тут-же вышел еще один такой-же монстр. Слава тем временем пытался вдохнуть и попробовал разогнуться и у него это даже почти получилось, и он посмотрел на портал, и выставив руку в его сторону, собирался его закрыть, но выходящий из портала монстр, просто толкнул его лапой, заставив упасть на спину. Похоже они понимали, что именно он держит портал, значит они достаточно разумны. Черт…

- Акр, Рея, бегом за Славой. Доставьте его к Кате. Рома, подаешь сигнал бедствия. Я же отвлеку монстров. Наша задача привести Саву в чувство и закрыть портал. А то Слава сохнет от перенапряга, правда и портал тогда закроется. Все, пошли!

Она рванула вперед, держа свой топор в одной руке, а второй чертя плетения заклинания. Это я видел уже краем глаза, кинувшись к Славе, преодолев расстояние до него буквально в пару прыжков. Я сильно не беспокоился о противниках, большей части не даст подойти к нам Цефея, а с остальными разберусь я, пока Рея уносит Славу. Мне наперерез двинулся один из монстров, и попробовал достать меня взмахом лапы, но я поднырнул под самыми когтями и со всей силы влепил булавой в грудь противника, повалив его на землю, и тут же перекрыл путь к Рее, которая оказалась рядом со Славой чуть позже меня и подхватив его тут же кинулась в сторону Кати. За ней метнулся противник, который тут-же получил в спину заряд Молнии полной мощности от меня, он смог сделать только шаг, а потом упал как подкошенный. Я на максимальной скорости побежал в сторону отряда, где Катя уже начала плести заклинания над Славой.

Призыватель резко открыл глаза, и снова закашлялся, но смог сесть, и выставив руки вперед, сомкнул их, и портал с ужасающим воем сомкнулся. Слава тут же откинулся назад и прикрыл глаза.

- На этом мои полномочия кончились. Дальше сами. Хотя, это же Латзеры. Бегите.

Сказав это он выключился, а я снова посмотрел на поле боя, и мне стало грустно. Из портала вышло в общей сложности около тридцати монстров. И… Черт… Те монстры, которых я поразил сейчас вставали, довершая окружение Цефеи. Черт, что там с Ромой?!

- Ребята. У нас проблема. Вокруг поля непроницаемый барьер. Я не могу пройти сам, и не могу послать сигнал о помощи. А что у вас…

Черт. Тренировочное поле, было сто метров диаметром, и считалось средним по размеру. Но чтобы накрыть его барьером, который никого бы не выпускал… Черт, что-за хуйня тут твориться? Вдруг нас накрыл шквал ветра, и рядом оказалась тяжело дышащая Цефея. У нее был потрёпанный вид и частое и тяжелое дыхание.

- Эй! Что там с подмогой? – она посмотрела на Рому, но прочитав в его глазах все, потеряла весь свой боевой вид, - черт. Я смогла уложить тварей пять, но они очень сильны, пусть они не очень быстрые, зато выносливости и прочности им не занимать. А еще осталось… черт! ВСЕ В КРУГ! БУДЕМ ЗАЩИЩАТЬСЯ, ТАК ДОЛГО, НАСКОЛЬКО МОЖЕМ!

Твари меж тем не спеша приближались, будто наслаждаясь нашей слабостью. Как их назвал Слава? Латзеры кажется? Мы встали почти спина, оставив в центре круга Славу, который был без сознания. К ближнему бою приготовились даже Рома и Катя. А затем твари окружили нас и медленно начали подходить. Как они вообще могли представлять опасность? Что они нам могли сделать? Так. Стоп. Что за чертовщина? Почему…

- Катя, не спи! Развей их гипноз, или ослабь его! – заорала Цефея.

Катя встрепенулась, и в ее глазах появилась осознанность. Гипноз? О чем это она? Тут моего разума будто коснулась теплая и ласковая рука, и сковывавшее меня оцепенение спало. Какого?!

- Не стой столбом! Я знаю у тебя Магия Разума на Первом Профессиональном! У тебя должно быть Развеивание Морока! Не лучший выбор, но хоть что-то! – зашипела Катя.

Вот оно что. Твари накинули на нас какой-то вид гипноза. Заставив усомниться в их силе. Я сплел заклинание Развеивание Морока на Рею, а затем на себя. Твари меж тем приблизились на расстояние всего нескольких метров и остановились. А затем их морды исказились страшными улыбками, и они прыгнули на нас. Я переместил центр тяжести и взмахнув булавой ударил монстра, прыгнувшего на меня по голове. Монстр сбил шаг, и следующий удар я нанес по его колену, заставив пригнуться к земле, а уже затем ударил в затылок, и потом добавил еще удар, когда монстр уже падал. Но добить мне его не дали, так как на меня прыгнул следующий монстр. Он одновременно, атаковал меня одной рукой, а второй откинул своего сородича назад, за спину. Черт.

- Акр, - раздался из-за спины голос Цефеи, - ты же экспериментировал и тренировал свою способность, как я тебе советовала?

- Да.

- Время действия изменилось?

- Минута…

- Пойдет. Мне хватит. Сможешь отвлечь их на эту минуту? А я проломлю барьер, и вызову помощь.

- Черт… Ладно. На счет три.

- Один

- Два

- Три. ВОЙНА! РЕЗНЯ!

Еще до Нового Года, Цефея подсказала, что Войну и Резню, можно прокачать. Ну в теории. НА практике же получилось даже лучше. Судя по всему, способность хоть и имела уровни, но не имела рангов. И сейчас она находилась у меня на четвертом уровне. Что позволило мне увеличить время действия до оной минуты, и снизить время дебаффа на способности до двадцати часов. С моими нынешними уровнями, я после применения Войны и Резни получал на одну короткую минуту целую кучу навыков ранга Бронзовый Мастер.

Если бы твари сразу атаковали нас в полную силу, то шансов бы у нас не было. Но из-за самоуверенности, или же желания поиграть с добычей, они упустили время. Я взмахнул булавой одновременно применив Разрывающий Удар. Плюсом умений, получаемых после ранга Специалиста был в том, что они почти не требовали долгой тренировки для овладения ими. Да, мастером умения ты сразу не станешь, но владеть сможешь. Это не заклинание, которое требует долгого и иногда даже мучительного заучивания жестов. Поэтому зная, как действую и активируются умения, можно было это сделать, имея временную прибавку к развитию навыков. Разрывающий Удар, буквально вбил в землю моего противника, одновременно вырвав кусок плоти, и залив землю кровью. Черт, у меня мало времени…

Следующего противника я ударил ногой в колено, а когда у того подкосились ноги, ударил с размаха в голову просто начисто ее снеся. Я перенес внимание на противника Ромы, использовав на нем Порыв Ветра, которым сдул его, и вывел из равновесия еще нескольких противников. Нам дико повезло, что в момент активации Войны и Резни противники оказались рассредоточены, и поэтому у меня было пространство для маневра.

- Пригнулись, быстро!

Рея, Рома и Катя послушали меня сразу, припав на колени, а я сплел Искры разбросав сразу целую кучу шариков, сотканных из молнии. Они с треском врезались в монстров, заставив их сделать пару шагов назад. Осталось пятьдесят секунд.

Удар, заклинание, умение. Черт. На бой в режиме Войны и Резни уходи, какое-то невообразимое количество выносливости и маны. Осталось двадцать секунд, а я уже почти на пределе, и вот-вот упаду.

- Еще пять секунд, Акр! Потом я возьмусь за них! – услышал, я словно сквозь туман голос Цефеи.

Пять секунд. Отлично. Я влепил булавой очередному противнику по ребрам заставив того упасть на колени, и тут услышал крик Реи за спиной, а бок пронзила страшная боль. Я резко обернулся и увидел, как Рея упала на колени, зажав рукой правый бок, а над ней стоял один из монстров, и уже замахивался лапой, чтобы добить. Черт, где Рома, где Катя? Стой, сука! СТОЙ! Я уже сделал шаг в их сторону и выставил руку, собираясь выпустить Молнию, наполнив ее остатками маны, но краем глаза заметил движение, сбоку, и почти тут-же в голову пришелся удар, и мир померк перед глазами. Последней мыслью, промелькнувшей в голове было что-то вроде «и почему это умение такое несуразное, даже пользуясь им, я не смог спасти любимую, черт»

Для Реи, все промелькнуло в одно мгновение. Вот ее ранил когтями один из монстров. Вот она уже стоит на коленях, и этот монстр замахивается на нее лапой покрытой кровью. Она успела отпрыгнуть в последний момент, но ее все же зацепило когтями по ноге, и она зашипела от боли. А потом на руке зажужжал инфо-браслет, и почти в ту же секунду, когда она отвлеклась, чтобы бросить на него взгляд, ее лицо забрызгало кровью. Всего мгновение. Одна небольшая заминка чуть не стоила ей жизни. Она подняла глаза, и ее тут-же бросило в дрожь. Прямо над ней стоял монстр, который ее ранил, с огромной дырой в груди, из которой торчала булава ее Аркаши. Тварь начала падать, и из ее раны, с мерзким чавканьем вышла булава. Когда монстр упал, Рея увидела, что за ее спиной стоял Аркаша. Только… Это был одновременно он и нет. Его лицо было перекошено гримасой, отдаленно напоминающей оскал, глаза на выкате, а с губ срывалась ниточка слюны. Он скользнул пустым взглядом по Рее, а потом переключился на монстра, который стоял дальше. Он выставил вперед руку, и с нее, без всякого плетения сорвалась Молния и поразила монстра, и обвив его словно змея впилась в морду и глаза, заставив голову твари задымиться.

То, что произошло дальше, заставило волосы на затылке Реи зашевелиться. Ее Хранитель взвыл в небо, словно дикий зверь, а вокруг него заплясали яркие фиолетовые молнии и огни. А затем он взмахнул булавой, и с нее сорвалась громадная стена из переплетенного огня и молний, которая начисто смела всех противников на пути, а затем ударилась в барьер вокруг поля, и выгнув его, заставила лопнуть, словно пузырь. По чудесному стечению обстоятельств никого из членов отряда не оказалось на пути магической волны, и та уничтожила только врагов. Взгляд Аркадия снова скользнул по Рее, и та увидела, что из носа, рта и глаз у того течет кровь. Его взгляд остановился на оставшихся врагах, и в его горле заклокотал рык, какой мог бы издавать чудовищных размеров крокодил. Аркадий одним рывком преодолел расстояние до монстра, который, не обращая ни на что внимания наседал на Рому, и схватив того за руку, с размаха ударил им об землю, заставив его тело лопнуть, расплескав по округе внутренности и кровь.

Противников осталось шестеро. Большая часть погибла от магического взрыва, еще нескольких прикончила Цефея. И даже сейчас последние монстры не поменяли своей тактики. Сразу трое наседали на Цефею, заставляя ту яростно обороняться, и естественно ей стало не до пробития барьера, или же ей не удалось это сделать. Еще один медленно подходил к лежащему на земле Славе и двое медленно подходили к постоянно отступающей Кате. Еле построенный строй отряда был почти сразу разрушен, и только странное поведение тварей не давало им уничтожить весь отряд.

Аркадий на глазах Реи, одним прыжком оказался рядом с тварью, что нацелилась на Славу и с широкого размаха пнул того по ногам, а когда противник начал падать с чудовищной силой опустил булаву тому на спину. До Реи, даже за десяток метров донеслось хриплое, тяжелое дыхание, напоминающее барахлящий механизм, а увидев лицо своего парня, она увидела, что тонкие струйки крови из глаз, превратились в широкие полосы крови. Кровь пузырилась на губах, а лицо в таком виде напоминало морду свежеподнятого зомби. Он снова совершил прыжок. На этот раз не такой точный и четкий, но все же оказался рядом с монстрами, идущими к Кате, и ударил одного из них булавой в тело. От удара тварь упала на землю, но было видно, что этот удар вышел гораздо слабее предыдущих, и тварь почти тут же начала вставать. Но следующий удар в морду заставил ту упасть замертво с расколотым черепом. Второй противник переключился на нового врага и атаковал несколькими ударами Аркадия, но тот уклонился ото всех, вдруг резко, словно пружина выпрямился, выкидывая руку вперед и вверх, и словно наконечник копья вогнал ее под ребра, погрузив в тело противника почти по локоть, а потом уперевшись ногой в грудь, вырвал руку из тела противника, заодно вырвав нечто красное, размером с пару кулаков из тела противника, и бросив на землю наступил на кусок врага. А затем медленно поплелся к Цефее и ее врагам, которых осталось двое.

Булава волочилась по земле, ноги почти не поднимались, и было видно, что Аркадий находится на самом пределе физических возможностей живого существа.

- Стой, - сорвалось с губ Реи.

- Стой, - чуть громче сказала она, но все равно это больше походило на шепот.

Аркадий подошел почти в упор к одному из противников Цефеи, и попробовал взмахнуть булавой, но не смог ее поднять, и просто выпустил из рук. А затем взмахом руки вызвал Напор Воды. Заклинание почти не имело силы, и просто облило противника водой, не нанеся ни капли урона. Но когда противник отвлекся, Цефее хватило этого, чтобы почти в упор метнуть в мокрого противника Молнию, которая отбросила противника сбив по дороге Аркадия. Тот еле-еле смог встать, и уже замахнулся кулаком на противника, когда его сзади обхватили руки Реи.

- Стой. Стой. СТОЙ! Остановись! Хватит! ТЫ же умрешь, если не прекратишь! – закричала она на него.

Аркадий медленно повернулся к Рее и посмотрел ей в лицо. А затем улыбнулся, и закрыв глаза завалился на бок. Именно в этот момент, Цефея наконец обезглавила последнего врага.

- КАКОГО ХУЯ ТУТ ПРОИСХОДИТ!?

В прорехе купола стоял Карл, со своим отрядом Службы безопасности, и взирал на открывшуюся картину бойни.

- ЦЕФЕЯ! Что тут произошло ебаны в рот!?

Цефея оперлась на свой громадный топор, и устало посмотрела на старшего брата. Она была изрядно потрепана, доспех весь в повреждениях, на лбу длинная царапина, волосы изрядно слиплись от крови. Остальные члены ее отряда выглядели не лучше, а местами хуже чем она. Особенно…

- Черт, Карл, хотела бы я это знать. Но я обязательно выясню, что же тут случилось на самом деле.

Рея, придерживая Аркадия руками на своих коленях, наконец смогла прочесть сообщение на инфо-браслете, которое ее отвлекло буквально пару минут назад.


ВОЙНА И РЕЗНЯ. ОТКРЫТ НОВЫЙ ЭФФЕКТ. ПРИ ОДНОВРЕМЕННОЙ АКТИВАЦИИ ВОЙНЫ И РЕЗНИ, И ПОТЕРЕ СОЗНАНИЯ, АКТИВИРУЕТСЯ ЗАЩИТНАЯ ФУНКЦИЯ. ВСЕ НАВЫКИ ПОВЫШАЮТСЯ НА 20 УРОВНЕЙ. ВКЛЮЧАЕТСЯ РЕЖИМ БЕРСЕРКА, В КОТРОМ ЕДИНСТВЕЕНАЯ ЗАДАЧА УНИЧТОЖИТЬ ПРОТИВНИКА. РАСХОД МАНЫ И ВЫНОСЛИВОСТИ УВЕЛИЧИВАЕТСЯ В ПЯТЬ РАЗ. ПОЛУЧАЕМЫЙ УРОН УВЕЛИЧИВАЕТСЯ В ДВА РАЗА. ИЗ СОСТОЯНИЯ БЕРСЕРКА МОЖЕТ ВЫВЕСТИ ИЛИ ПОЛНАЯ ПОТЕРЯ СИЛ И ПОТЕРЯ СОЗНАНИЯ, СМЕРТЬ ИЛИ ДРУГОЙ МАГ ВОЙНЫ И РЕЗНИ. ОТКАТ ПОСЛЕ ПРИМЕНЕНИЯ ДВА ДНЯ. В ТЕЧЕНИИ ДВУХ ДНЕЙ ВСЕ БОЕВЫЕ И МАГИЧЕСКИЕ НАВЫКИ ЗАБЛОКИРОВАНЫ.

ВНИМАНИЕ ОТКРЫТ СЕКРЕТНЫЙ ЭФФЕКТ, ИСТИНАЯ ВОЙНА И РЕЗНЯ. ЭФФЕКТ ОТКРЫТ ДЛЯ ВСЕХ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ КЛАССА.



Ссылка на кнгиу на основных ресурсах, где ее можно скачать или прочитать целиком бесплатно.

АуторТодей ----- https://author.today/work/134430

ЛитМаркет ---- https://litmarket.ru/books/po-professii-mag

ЛитНет ---- https://litnet.com/ru/book/po-professii-mag-b349795

Показать полностью 1
209

К юбилею Доктора. Для детей

Реки, леса и поля проносились за окном скорого поезда. Даша в упор посмотрела на соседку по купе. Женщина смущенно потупилась и сочувственно вздохнула. К такому отношению девочка давно привыкла. Ее правая нога была намного короче левой. И даже в специальном ботинке с высокой платформой она с трудом могла ходить, опираясь на палочку. В свои десять лет Даша перебывала у всех врачей в родном Калининграде, и каждый год лежала в больницах. Доктора свой приговор вынесли давно. Медицина бессильна. Мама плакала, папа хмурился, не зная чем помочь дочери. И только бабушка не сдавалась, решив сделать все возможное для здоровья внучки. Неделю назад она ворвалась в квартиру, сияя как летнее солнце.

- Вот! Смотрите! Коллеги дали газету! Есть врач. Если он вылечил олимпийского чемпиона, то Дашуню вмиг на ноги поставит.


В статье, которую читали всей семьей, было написано о Валерии Брумеле. Олимпийский чемпион по прыжкам в высоту он попал в автомобильную аварию, перенес 29 операций. Правая нога спортсмена стала короче на 2 с половиной сантиметра. Московские врачи сделать ничего не могли. Но курганский доктор Гавриил Абрамович Илизаров совершил невозможное. Валерий не только стал ходить, но и вернулся в спорт.


Но как добраться до сибирского городка? Больших денег в семье никогда не было. Мама работала учительницей, папа – строитель. Пока родители думали, бабушка приняла решение. И вот они вдвоем мчатся в Курган, в полную неизвестность.


На курганский вокзал поезд пришел вечером. Что дальше? Денег на гостиницу нет. Знакомых и друзей в городе тоже. Надо сразу ехать в больницу. Выспросив дорогу, бабушка решительно повела внучку на автобусную остановку.


Четырехэтажное кирпичное здание. В коридоре сильно пахнет лекарствами. Уже вечер, свет приглушен и в больнице почти никого нет. Усадив Дашу на кушетку, бабушка пошла искать врача.

- Вы пройдите в кабинет, - пожилая медсестра улыбнулась девочке, - Гавриил Абрамович еще не ушел. Он всегда работает до последнего пациента. Иногда за полночь домой уходит.


И вот Даша в кабинете врача, которого все называли кудесником. Кругом шкафы с книгами. За столом, на котором много бумаг, сидел доктор. В халате и белой медицинской шапочке. Черные с проседью волосы, черные усы и внимательные, добрые глаза. Поздоровавшись, бабушка стала рассказывать про Дашу, но не выдержала и заплакала.

- На Вас одна надежда, доктор… Помогите… Дашенька… Внучка… Ходить почти не может….

Внимательно осмотрев девочку, Гавриил Абрамович сел на кушетку рядом с ней.

- Сделаем операцию. Все будет хорошо.

Даша кивнула. Все начиналось сначала. Опять будут операции, уколы, боль. А в конце, как всегда: «Извините, но медицина бессильна».

- Так не пойдет, красавица, - врач взял девочку за подбородок и посмотрел в глаза, - врач может помочь, только если больной хочет лечиться. Ты должна поверить в свое выздоровление, и тогда мы вместе сможем побороть твою болезнь. Когда человек верит и работает, все получается… Мне тоже пришлось преодолеть много трудностей, пока я не стал врачом.


И Даша с изумлением слушала, как доктор, маленьким жил в Азербайджане. В такой бедной семье, что у детей не было даже кровати. Все спали на полу на циновках. У него не было времени на школу. Надо было работать: пасти овец, копать арыки. В школу он пришел только в 11 лет, зато сдав все экзамены, сразу поступил в 4 класс.

И решил стать врачом после тяжелой болезни. Когда несколько дней пролежал в бреду, и его просто чудом спас деревенский фельдшер. Мальчик стал учиться, опережая своих сверстников. Закончил десятилетнюю школу за пять лет. Учился в рабфаке в городе Буйнакске. И, поступил в медицинский институт в Симферополе. Здесь Гавриила Абрамовича застала война. Уезжали на машинах, под немецкими бомбежками. Учиться пришлось быстро. За год проходили два курса. А еще надо было помогать матери поднимать младших братьев и сестер. И Гавриил Абрамович устроился работать. По ночам разгружал вагоны. Спать приходилось по 4 – 5 часов. Наконец, институт закончен. Молодого врача отправили в деревню Долговка, в Курганскую область. Медиков в то время было мало. Иногда на несколько сел был один-единственный врач, который должен был уметь лечить все. В любую погоду: в дождь, снег, слякоть, бурю деревенский доктор должен был спешить к своим больным. Иногда на телеге, а чаще всего пешком. Надеяться можно только на свои знания и опыт. В деревнях в это время было много инвалидов войны. С тяжелыми, едва залеченными ранениями и переломами. Именно тогда Гавриил Абрамович и задумался о создании такого метода, который помог бы этим людям стать здоровыми. Через шесть лет, в 1950 году молодого врача перевели в Курган. Здесь он продолжил работу над своим методом и через год аппарат Илизарова был создан. Он помог многим. Поможет и ей – Даше.

- Ну что, будешь лечиться? Или предпочитаешь скитаться по больницам и домам инвалидов?

И девочка, зажмурившись, кивнула. А потом улыбнулась. Этот доктор ей обязательно поможет.


Дашу определили в палату. А через несколько дней сделали операцию, поставили на ногу аппарат. Аппарат доктора Илизарова кажется простым. Металлические спицы вставляются в кость, обеспечивая ее неподвижность. Над переломом устанавливается одно металлическое кольцо, под перелом второе. Кольца соединяются стержнями. Медсестра сказала бабушке, что человек с таким аппаратом может ходить и даже танцевать, несмотря на сломанную ногу. Но этот аппарат может не только срастить кость. С его помощью кости можно удлинять и выпрямлять. Кольца будут раздвигать каждый день на один миллиметр. Нога начнет расти. Совсем скоро Даша сможет ходить.

- Почему в постели? - на второй день после операции Гавриил Абрамович пришел в палату, - Быстро вставай и выходи на улицу.

- Я ходить не могу, - Даша обиженно посмотрела на врача.

- Научишься. Сидеть тебе, красавица, нельзя. Надо не только ходить, но и зарядку делать. Сначала будет тяжело, будешь ходить с палочкой. А потом станет легче.


Даша с трудом спустилась по лестнице. Здесь было много маленьких пациентов. У кого-то аппараты на руках, у кого-то на ногах. Очень скоро Даша забыла о своем смущении. Здесь были такие же как она. Дети и взрослые, которых лечил Гавриил Абрамович Илизаров.

Бабушка много узнала об их докторе и вечерами рассказывала Даше. Что он только в 1968 году в городе Пермь защитил кандидатскую диссертацию. До этого не было времени. Зато ученый совет после выступления Гавриила Абрамовича сразу присвоил ему степень доктора медицинских наук. Но метод еще долго не признавали, называя «слесарным подходом к хирургии». А еще он почти не бывает в театре, музее, на концертах. Все время занимает работа. Каждый день операции, чтение медицинской литературы, лекции для врачей, которые едут со всей страны и конечно, неиссякаемая очередь больных.

А еще «наш доктор», как называла Гавриила Абрамовича бабушка, вылечил композитора Шостаковича. В 1970 году Дмитрий Дмитриевич Шостакович приехал в Курган. Он почти не мог ходить, с огромным трудом играл на пианино

- Вот, почитай, что Дмитрий Дмитриевич о докторе написал.

Даша, раскрыла статью. «Я один из его пациентов», - писал композитор – «и знаю, что мое здоровье улучшилось, как и у многих других, кто имел возможность воспользоваться его помощью. Он часто добивается успеха там, где самые прославленные светила уже сказали свое: «Безнадежно!» Он прекрасный хирург, настойчивый исследователь и добрый, увлеченный своей работой человек».


Полгода Даша провела в больнице. С каждым днем она все больше привязывалась к доктору Илизарову, медсестрам и врачам. Ее нога вытягивалась, выпрямлялась. Девочка ходила уже без палочки, даже пыталась бегать и танцевать. На новый год в больнице устроили елку. Был настоящий Дед Мороз с подарками. А Гавриил Абрамович показывал фокусы, на которые был большой мастер.

В феврале нового 1973 года Даша с бабушкой поехали домой. Ненужная больше палочка навсегда осталась в Кургане.

- Мама! Папа! – Даша влетела домой, размахивая газетой, - смотрите. Гавриила Абрамовича решили наградить детским орденом Улыбки. Давайте поедем в Варшаву. Я хочу еще раз повидаться с ним. Сказать спасибо.


Орденом Улыбки награждаются детские писатели и поэты, художники и актеры. Им награждают взрослых, которые дарят детям радость. В 1978 году дети всего мира решили наградить орденом курганского врача Гавриила Абрамовича Илизарова. Церемония награждения проходила в городе Варшава. И вот под гром аплодисментов доктор выходит на сцену.

- От имени детей Польши и других стран, - торжественно объявляет ведущий, - капитул «Ордена улыбки» решил удостоить Вас самой солнечной награды. Посвящаю Вас доктор Илизаров в кавалеры ордена Улыбки. И требую вопреки ветрам и бурям всегда будьте веселы и дарите радость детям.

- Обещаю быть веселым и дарить детям радость, - улыбаясь, отвечает рыцарь .

А когда он, не поморщившись, выпивает стакан лимонного сока, зал взрывается аплодисментами.


- Гавриил Абрамович, - голубоглазая девушка, окликнула врача, - Вы меня помните? Я – Даша.

Илизаров ее узнал. Он помнил всех своих пациентов. Хотя непросто было в красивой стройной шестнадцатилетней девушке узнать девчушку с укороченной ногой. Поникшую, не верящую в помощь врачей.

- Спасибо Вам, - она поцеловала доктора, - Спасибо Вам за все!!


Гавриила Абрамовича окружили дети и взрослые. Многие благодарили. Это были пациенты и их родители. Все те, кого доктор Илизаров вылечил, дал возможность жить полноценной жизнью. Детский орден Улыбки курганский врач будет ценить больше всех наград.

За свою работу Гавриил Абрамович удостоен звания Герой Социалистического труда, трех орденов Ленина, ордена Трудового Красного Знамени.

Несмотря на награды и признание доктор Илизаров продолжал работать. Рабочий день длился до последнего посетителя, иногда по 15 часов. В Курган на учебу приезжали врачи со всего мира. Его звали в Москву. Но расстаться с Курганом, со своим институтом, с единомышленниками и учениками доктор не смог.

Сердце Доктора перестало биться в 1992 году, когда ему шел 72 год. Но дело Гавриила Абрамовича продолжает жить. О нем помнят сотни тысяч исцеленных людей, о нем помнят врачи. В Кургане и во многих других городах мира лечат по методу Илизарова.

Показать полностью
212

Горе-то какое


Фролов был настолько аморальным типом, что обедал на похоронах у незнакомых ему людей. Этот лайфхак пришел к нему в голову не сразу. Пару лет назад, после второго развода он одиноко сидел в своей, только что снятой, однокомнатной хрущевке. Денег на еду не было. На душе было тоскливо. Все его друзья устали от его нытья по поводу бывшей и просьб одолжить деньги. Они просто не брали трубку, когда он звонил, а если приходил к ним домой - не открывали дверь.

Фролов решил окунуться с головой в литературу, чтобы насытиться духовно и забыть про голод физический. Но так как денег на книги не было, а про существование библиотек он не знал - Фролов спустился вниз и вытащил из чужого почтового ящика газету с бесплатными объявлениями.

Литературный экстаз настиг его моментально. Фролов начал с колонки происшествий. Когда он прочитал заметку о драке двух бомжей в костюмах, он закрыл глаза и представил это. «Как будто сериал посмотрел…», - подумал Фролов. Неожиданно Фролову на глаза попала заметка: «На 103 году жизни покинул мир знаменитый в нашем городе композитор Пётр Ильич Шубадёров. О его смерти жене сообщила двадцатилетняя Юлия, в кровати которой непонятным образом оказалось тело композитора. Почему-то в обнаженном виде. Траурный банкет состоится… ».

Фролова осенило. В этом событии идеально слились возможность поесть и возможность излить душу. А то, что фамилию Шубадеров Фролов видел первый раз – так это такие мелочи.

***

Прощание с Шубадеровым состоялось в столовой консерватории, где Пётр Ильич долгое время работал преподавателем. Фролов пришёл на полчаса раньше. Вахтёр консерватории его не пустил, объясняя, что нужно подождать прощающихся с кладбища. Фролов возмутился:

- Вы что, не знаете, кто я?
- Нет!
- А фамилия Фролов вам ничего не говорит?
- Нет!
- Внимательно посмотрите на моё лицо!
- Смотрю. И что я там должен увидеть? - тихо спросил вахтёр.
- Знакомые очертания.
- На дядьку моего похож. Алкаш проклятый.
- Я из управления, - использовал последний козырь Фролов.
- Ну, так бы сразу и сказали! Проходите, - из какого управления Фролов не знали оба.

Фролова провели в зал и посадили рядом с местом вдовы. Столы ломились от еды. Фролов, проговорив: «Семеро одного не ждут», стал есть и запивать еду водкой. Когда люди начали заходить в зал, их встречал пьяный мужчина средних лет. Со словами «горе-то какое» Фролов обнимал всех женщин и целовал их в губы. Мужчин Фролов игнорировал. Женщины вначале напрягались, но когда узнавали, «что мужчина из управления», после поцелуя мило улыбались и по-доброму смотрели на Фролова.

Гости расселись. Начали произносить речи. Фролов тихонько напивался. Он сидел между двух мужчин. Позже они представились как ученики великого мастера. На тосте вдовы Фролов стал рыдать в голос и крикнул: «Мне его тоже не хватает, матушка!». Мужчины рядом с пониманием похлопали его по плечу. Фролова разморило, и он отключился.

Он проснулся от того, что его растолкали, подняли на ноги, дали в руки микрофон. Кто-то произнес:

- Свою речь скажет представитель из управления.

Фролов в своей жизни больше всего не любил, когда его будили. Он становился злым и агрессивным. Даже мама в детстве боялась его будить. Именно поэтому он всегда приходил ко второму уроку.

В зале было около трехсот человек. Все замолчали и приготовились внимать словам «человека из власти». Фролов был зол.

- Мы познакомились с Шабадеровым в консерватории. Всем нам известно, что в консерватории - или евреи или гомосексуалисты. Так вот, мы с Петром Ильичем - не евреи!

Мужчины рядом одобрительно кивали и сказали: «Мы тоже!». Фролов продолжил.

- Всех нас мучает вопрос, что делал Шабадеров в постели у молодой красотки?! А я отвечу - он ей помогал! Я помню, как на втором курсе так же оказался в такой ситуации. Я подошёл к мастеру и сказал «Я хочу кушать. Мне нужны деньги». Пётр Ильич по-доброму посмотрел на меня и сказал «Что-нибудь придумаем!». И придумал! В общем, за мастера! Не чокаясь!

В зале все стали усиленно что-то обсуждать. Вдова начала реветь. Мужчины рядом тихо шепнули Фролову на ухо, что Шубадеров помогал им всё время в течение учебы. Потом зачем-то положили ему руки на колени. Фролов ударил сначала одного, потом второго. Возникла потасовка. Вызвали полицию.

***

Довольный Фролов с синяком на скуле сидел за столом у себя на кухне. Еды и алкоголя, который он прихватил с собой с похорон, хватит ещё на неделю. Он с интересом просматривал объявления в газете. Составлял план. Думал расширяться – охватить еще и свадьбы.

Показать полностью
236

Про старушку, кота и водителя

Старушка возвращалась из магазина домой. Сумки были тяжелые.

- Зачем так много набрала. Лучше два раза сходить. Близко же. Вот дурья башка, а хлеб то я забыла. Опять идти придется, - бормотала она, останавливаясь через несколько шагов.

- Мяу. Мяу. Мяу, - послышалось в кустах.

- Котов развели, пройти невозможно. Ну заводите, зачем на улицу выпускать? Собак много. Опасно. - Не переставала ворчать старушка.

Она поднялась к себе в квартиру. Разобрала сумки. Немного отдохнула, и вздыхая, подошла к входной двери. Открыв ее, вскрикнула от испуга. Что-то маленькое и светло-серое быстро прошмыгнуло между ног и юркнуло под диван.

- Господи, что это? - Испугалась старушка и позвонила к соседям в дверь.

- Что Петровна? Случилось что-то? - Выглянула соседка.

Старушка развела руками и рассказала ей о случившимся.

- Вот боюсь. Что это? Страшно.

- Сейчас поглядим, есть ли что или привиделось тебе. - Успокоила ее соседка и заглянула под диван. - Да, Петровна, зверь действительно страшный. А самое главное, очень опасный.

- Да ты что? - Ахнула старушка.

- Не для нас, для мышей, - засмеялась соседка, - Котенок там. Маленький и грязный. Глубоко забился, не достать. Ты его молоком или котлетой вымани. Голодный пожалуй.

Так и остался котенок жить со старушкой. Назвала она его Кузей. Через три года из грязного котенка, Кузя превратился в приличного, домашнего кота. Жили они дружно. Старушка много разговаривала с ним, а Кузя внимательно ее слушал. Правда иногда, лениво жмурился и мурлыкал ей в ответ.

Иногда он выходил погулять на балкон, внимательно наблюдая за проезжающими машинами и гуляющими по тротуару людьми. Очень Кузю раздражали наглые воробьи, которые маленькими стайками вечно перелетали от ветки к ветке соседнего дерева. Старушка тогда пугалась, уносила кота в комнату.

Однажды она вышла на балкон развесить белье, Кузя прошмыгнул вместе с ней. Сел на табурет и внимательно огляделся. Внимание его привлек один воробушек. Он сидел на парапете и громко чирикал. Кот пригнулся, прижал уши. Бросок. Воробей успел улететь, а Кузя с диким воплем, перелетел через заграждение и шлепнулся на тротуар в ноги, проходившей женщины. Женщина от неожиданности закричала и отскочила назад.

Кузя от испуга подпрыгнул и бросился на проезжую часть дороги. Водитель не успел затормозить и бампером ударил его. Кота отшвырнуло на тротуар. Прохожие обступили Кузю. Водитель остановил машину, выскочил и подбежал к толпе. Мокрая тряпка упала ему под ноги. Он поднял голову и оглядел балконы и окна дома.

- Посмотрите, кажется на втором этаже кто-то сидит. Похоже старый человек. Вон, белье болтается. - Воскликнул водитель. - Наверное кот от-туда свалился. Вдруг плохо человеку стало. Скорую вызывайте. Я туда побегу.

Когда выносили старушку, она все спрашивала: - "Кузя мой живой? Где Кузя?" В этой суматохе никто и не вспомнил про кота. Водитель сел в машину и тронулся. Через метров пять остановился. Он вышел из машины и начал внимательно обследовать все кусты, возле дома. Кузю он нашел лежащим, с закрытыми глазами. Он аккуратно поднял его и отвез в ближайшую ветеринарную лечебницу.

- Удар сильный, - резюмировал доктор, - Многочисленные переломы. Даже не знаю, выживет ли.

- Доктор, Вы уж постарайтесь, пожалуйста, - взмолился водитель.

- Сколько лет коту? - Поинтересовался доктор.

- Я не знаю, - парень почесал затылок, - Я сбил его. Он выскочил на дорогу. Знаете у меня мама жила в другом городе. Кот у нее был. Пятнадцать лет прожил. Умер от старости. Мать расстроилась и через месяц за ним ушла. Не перенесла его смерть. А меня рядом не было, никого не было.

Парень утер, накатившиеся слезы.

- Я, как увидел старушку. Глаза ее, наполненные ужасом, мать вспомнил. - Продолжил свой рассказ водитель. - Наверное, этот кот для нее, как дите малое. Не выживет кот, у старухи шансов мало будет. Так что в Ваших руках не только здоровье кота, бабульки тоже. За деньги не беспокойтесь, все оплачу.

- Давайте попробуем, - вздохнул доктор.

Через две недели кот начал поправляться. Парень забрал его. Засунул за пазуху и направился к старушке. Долго звонил и стучал в дверь. Никто не открывал. На шум выглянула соседка.

- Вам кого? - Спросила она.

- Я кота принес. Вот. - Ответил водитель и расстегнул куртку.

- Ой, Кузя, - всплеснула руками соседка, - Мы думали он погиб. Живой котяра. А Петровна в больнице. Очень плоха. Никого у нее нет, кроме него. Оставьте кота мне. Я присмотрю.

- Напишите адрес. Я навещу ее и кота покажу, - попросил водитель.

- Так с животными не пускают.

- Ничего, мы проскочим. Пусть увидит его, может полегчает, - ответил парень.

Старушка лежала на кровати, уткнувшись в стену. Возле нее, на тумбочке стояла тарелка с нетронутой кашей. Водитель поздоровался. Старушка не пошевелилась.

- Она почти всегда так лежит, есть отказывается. - Пожаловалась соседка по палате. - Кота у нее убили. Ест иногда, но очень мало.

Кот заерзал под курткой и жалобно мяукнул. Старушка вздрогнула и тихонько повернулась. Кот, с трудом высунул морду, увидал хозяйку и с диким мяуканьем, стал пытаться выкарабкаться на свободу.

- Кузенька, родной мой. Живой. Кузенька, - плакала старушка, протягивая к нему руки.

Кот орал.

- Что здесь происходит? - сердитым голосом, произнесла, зашедшая в палату медсестра, - Откуда здесь кот? В больницу нельзя с животными. А ну, быстро покиньте палату.

- Ты, мать, ешь, давай. Поправляйся. Нельзя тебе болеть. Тебя Кузьма ждет. Мы тебя навещать будем. Вот мой телефон. Он пока у меня поживет. Выздоравливай. - скороговоркой проговорил водитель, - Мы ждем тебя. За кота не волнуйся. Все хорошо будет. Завтра приду.

Медсестра вытолкала парня из палаты. Старушка еще долго слышала орущего в коридоре кота. Она улыбалась. Затем легко вздохнула, взяла с тумбочки тарелку с кашей и начала торопливо есть.

Показать полностью
30

Совпадение?

Совпадение? История, Рассказ, Фантастический рассказ, Фантастика, Отношения, Мистика, Технологии, Цифровые технологии, Длиннопост

(фото из интернета)

Он лениво листал ленту новостей на своем смартфоне, машинально смахивая рекламу, мелькающую между постами. Словно ухабы на дорогах, реклама хоть и раздражала, но стала чем-то привычным. Его мозг уже перестал её воспринимать, а взгляд праздно скользил по заголовкам статей, останавливаясь на пару секунд лишь на тех, что вызывали хоть какой-то интерес. Чаще всего это было не что иное, как громкое название, соблазняющее кликнуть на новость, и он даже мог представить, о чём будет идти речь в статье на самом деле. Всё же, что-то из этого он открывал и, убедившись, что это очередной шлак, разочарованно возвращался на главную страницу, продолжая рутину. И так пока не дойдёт до конца страницы.

В какой-то момент его взгляд остановился не на очередном сенсационном заголовке, а не рекламе. Это была реклама стороннего сайта, предлагающего помощь в борьбе с компьютерными вирусами и прочим вредоносным ПО. Почему его это заинтересовала, он не понимал. Цвет баннера? Или, может, шрифт. Что бы ни привлекло его внимание, это сработало, но не настолько, чтобы он перешёл по ссылке. Тем не менее, адрес сайта он запомнил.

- Ну что? Идём? – из полудремы перед синим экраном его пробудил голос его жены.

Ему потребовалось время, чтобы вернуться в реальность. Проморгавшись и потянувшись, он отключил телефон и, поднявшись на ноги, убрал его в задний карман брюк.

- Не прошло и года, - проворчал он, поправляя футболку, которая успела помяться от получасового неподвижного сидения на диване. – Мы ведь в магазин, не на свадьбу.

Она лишь беззаботно улыбнулась в ответ, протягивая ему ключи, чтобы он закрыл дверь.


- Чего завис? – она заглянула ему в лицо, беря под руку. Всё то время, что она выбирала овощи, он стоял у полок с консервами, пытаясь разобраться с навязчивым сообщением, выскакивающим каждый раз, что он включал свой телефон.

- Телефон завис, не я, - хмуро ответил он.

- Перезагрузить пробовал?

- Дома разберусь, - он мотнул головой. – С овощами всё? – убрав телефон, он оглядел магазин. – Куда теперь?


Дома, даже после перезагрузки, мобильный продолжал выдавать одно и то же сообщение. Точнее, это был черный стикер, закрывающий пол экрана, с единственным словом, написанным белым шрифтом: блок. Взяв телефон жены, понимая, что словил вирус своим блужданием по сомнительным сайтам, он стал искать, сталкивался кто-либо с похожей проблемой. Среди множества результатов его внимание привлёк знакомый адрес сайта. Это тот самый сайт, что он видел среди кучи баннеров с рекламой, по какой-то причине заинтересовавший его. Видимо, по какой-то провиденной причине. Помешкав, он зашел на сайт. Среди имеющихся там статей он достаточно быстро нашел инструкцию, как решить свою проблему.

Спустя пять минут его телефон снова был «здоров». Мысленно похвалив себя за тонкую интуицию, он довольно улыбнулся. Иначе как это объяснить? Его мозг достиг такого уровня развития, что он уже предугадывает ответы на ещё не возникшие вопросы.

Весь вечер он старался найти ещё одно подтверждение своему высокому интеллекту или расширенному сознанию, - он не до конца был уверен, что именно отвечает за интуицию, - но озарений больше не было. Ни когда его жена потеряла цепочку, которую только что сняла и, казалось бы, положила полочку. Ни когда он сам не мог найти пульт от телевизора.

Некоторые вопросы просто не имеют ответов, - философски рассуждал он, в десятый раз перетряхивая подушки на диване в поисках треклятого пульта. Через полчаса и цепочка и пульт были найдены. Цепочка нашлась на полочке, куда её и положили, а пульт - среди подушек на диване. Видимо, быть поисковиком – не его.


Утром, уже позабыв о своей уникальности, он, как обычно пил кофе, собираясь на работу. Включил свой телефон, чтобы скоротать время до выхода за чтением или просмотром чего-нибудь интересного, но первое, что ему выдал уже знакомый сайт с развлекательными видео – это покраска автомобиля. Его это не удивило, ведь он время от времени ищет в интернете что-нибудь связанное с машинами, так что, это обычная контекстная реклама, которую он на автомате пролистнул. Сразу после этого появилось смешное видео с котами и это увлекло его настолько, что о рекламе про покраску кузова он вспомнил только спустя пару часов….


- Как же это я, - он удрученно потирал лоб, глядя на внушительных размеров царапину, тянущуюся через весь левый бок автомобиля. Рядом безмолвно и, что удивительно, неподвижно, стоял виновник этого безобразия – столб. Он разворачивался тут сотню, если уже не тысячу раз, по пути на работу. Но сегодня что-то пошло не так и теперь его серебристый ниссан имел на боку уродливую черную полосу. Чем больше он изучал эту царапину, тем больше становилась рана и на его сердце. – Придется красить, - вздохнул он. В этот же момент его словно ударило током. На секунду он улыбнулся, довольный тем, что его «дар» снова вернулся, но эта жирная борозда на дверях его новой машины перечеркнула всё хорошее. Он несильно пнул по колесу и без того пострадавшей машины и достал телефон, чтобы позвонить начальнику.


- То есть, ты считаешь, что это не совпадение? – она с недоверием посмотрела на мужа. Во время ужина он поделился с ней своими фантастическими наблюдениями, умолчав про подробности аварии и масштабы царапины.

- Если только очень странное совпадение, - пожал он плечами. – В любом случае, жутковато…

- А что если тот вирус просто стал очень популярным, поэтому сайт и стал продвигать свои услуги, зная, что будет пользоваться спросом. Может, это они и запустили этот вирус…. – стала рассуждать она, но он лишь хмыкнул:

- Ты навыдумываешь, целые теории заговоров! – он добродушно засмеялся.

- Куда уж мне до волшебного дара, - парировала она.

- Не дара, а сверх развитой интуиции, это, кажется, на уровне подсознания…. - поправил он.

- При чём здесь твоя интуиция, если это была первая реклама, которую тебе выдал телефон?

Он предпочёл не отвечать и молча продолжил есть спагетти. Он всё ещё чувствовал себя особенным, хоть и несколько ущемленным насмешками жены.

Но через несколько минут пришлось прервать обиженное молчание:

- Вот, смотри, - он продемонстрировал ей экран своего смартфона. Ей даже пришлось немного отстраниться, потому что сделал он это с таким энтузиазмом, что едва не впечатал телефон ей в лицо.

- Реклама телевизоров? И? – она сдвинула брови. – Наш тебя не устраивает?

- В том то и дело! Устраивает! Это значит, ты не искала ничего про телевизоры, я не искал, откуда алгоритмам взять эту рекламу? Зачем её предлагать?

- Ты слышал о том, что многие просто продвигают рекламы, проплачивают и всё?

- Возможно, ты права, - неуверенно кивнул он.


Не прошло и часа, как их вера снова подверглась испытанию. Главный герой на экране уже почти открыл правду о своих способностях и готов был спасти мир от бомбы, как взрыв на экране приобрел потрясающий 5д эффект. Телевизор задымился, раздался хлопок и экран погас.

Какое-то время, они сидели в полной тишине.

- Совпадение? – прошептал он.

- Давай поменьше смотри в свой телефон, - она недовольно просматривала ценники на телевизоры на сайте бытовой техники. – Убери его вообще. Как тебе этот? Погугли… о нет, я сама!

- Я зайду с ноутбука, почитаю, - он вздохнул. Кажется, не так уж и весело иметь подобный дар. По крайней мере, не прошло и суток, а он уже разочаровался в своем гениальном подсознательном.

Первое, что он увидел, это экран заставки, второе – прогружающийся браузер, а вот третье – реклама сайта, предлагающего вакансии. Внутри у него на секунду всё похолодело.

- Что? – жена заметила его испуганный вид. – Что там?

- Надеюсь, что ничего… Поиск работы…

- Этого ещё не хватало, - девушка заглянула в экран ноутбука. – Не обращай внимания, это просто популярная реклама, её всем предлагают. Однажды зарегистрировался на сайте, так они теперь вечно будут её везде совать.

- Завтра меня уволят? – негромко спросил он, обращаясь непонятно к кому.

- Ой, ну если будешь зацикливаться, то, конечно, уволят. Не слышал о том, что наши мысли притягивают события?

Что-то в этих словах показалось ему логичным. Только в его случае всё несколько сложнее: кто-то внушает ему мысли, а он уже верит в это настолько, что оно становится правдой. Он озвучил эту идею вслух, но жена не оценила:

- Ты волшебник что ли? Намечтай тогда дом у моря, - пренебрежительно бросила она.


На следующий день он вернулся домой раньше обычного. Нет, его не уволили.

- Они просто закрылись, оказывается, у начальства уже была куча проблем, но они, естественно, это скрывали. Ну, хотя бы зарплату за два месяца выплатили, - подавленно рассказывал он, заменив кружку кофе банкой пива.

- Посмотрим-ка, - она взяла его телефон, открыла браузер и какое-то время полистала, пока что-то не нашла. – Вот, - она повернула экран к нему.

- Реклама туров? – переспросил он.

- Всё верно, хочу на Мальдивы, - она довольно закивала.

- Милая, я так-то без работы остался…

- Ты совсем не понимаешь? Давай, притягивай, - она изобразила руками что-то похожее на то, как кошки закапывают лоток, но смысл он понял.

К её громадному разочарованию, путевки на Мальдивы к вечеру не появилось. Как не было её и на следующий день. Даже Турции не предвиделось.

- Это всё потому, что в это ты не поверил, - она вытирала пыль с полок, пока он составлял резюме. – В плохое ты веришь, а вот счастливой жену сделать – неискренне хочешь, - она всем своим видом показывала недовольство никчемным мужем. Салфетка буквально сметала пыль, едва не снося предметы на полках.

- Прости, я правда с удовольствием съездил бы на Мальдивы, но, видимо, выборочно это не работает, здесь какой-то более сложный алгоритм…. – он пожал плечами, не отрываясь от экрана.

- А может, нет никакой магии?

- Это не маги….

- А может, всё можно объяснить? Интернет всё обо всех знает, так? – он выжидающе посмотрела на мужа, требуя ответа.

- Так, - он поднял на неё глаза, решив доделать резюме после её речи.

- Интернет знал, где ты работаешь, знал, что у фирмы проблемы, знал, что они закрываются, они всё про наши счета знают!

В её словах был смысл, но это не переставало пугать. Мысли о «большом брате» всегда вселяли в него и ужас и восхищение одновременно. Невероятно, какого прогресса мы достигли… Но его мысли прервали слова жены, которая продолжала рассуждать вслух.

- А телевизор – всем известно, что сейчас техника запрограммирована на определенный срок. Бам! И что-то там внутри срабатывает, как по таймеру. Обычно, после того, как перестаёт действовать гарантия…

- А с машиной?

- Может, подставщики? Помнишь, была волна? Сами вредили, сами чинили? Вычислили тебя по геолокации или айпи, предложили рекламу, а потом подсторожили и….

- Родная, я сам в столб въехал, меня никто не подрезал…

Она какое-то время оценивала его изучающим взглядом, который с каждой секундой становился всё более грозным. Но, скорее, только потому, что теперь её теория терпела крах. Она судорожно искала, но никак не могла найти логичного объяснения тому, что её муж косорукий слепошарый идиот. Последнюю часть тезиса она озвучила вслух.

Это всё Мальдивы, - успокаивал он себя, когда она вышла из комнаты. Посидев пару минут в наступившей долгожданной тишине, он вернулся к написанию резюме.


Следующий день начался с неприятных известий, точнее, с неприятной рекламы:

Проверка любимых на верность.

Создатели обещали взломать переписки, найти компромат и даже устроить слежку. Популярная реклама, скажете вы. Но не в нынешних условиях. Вдруг и правда у косорукого идиота появился соперник, о котором он не догадывается, в связи со своей слепошаростью, естественно.

Он встал перед дилеммой. Поделиться этим с женой, обсудить ситуацию, чтобы она помогла развеять его сомнения, добровольно предоставив пароли, переписки, тем самым успокоив и внушив уверенность в святости брака для неё? Или следить за ней, тайно читать переписки, копить пассивную агрессию и потратить деньги на сомнительный сервис, поставив брак под угрозу? Для него ответ был очевиден.

-Родная, нам нужно поговорить, - он зашел в комнату. Жена сидела на диване, улыбалась своему телефону, но едва он зашел, перестала. Его это смутило. – Что делаешь?

- Смотрю смешные видео, - непринужденно ответила она.

- Покажешь?

- Да, пришлю сейчас парочку, - охотно согласилась она.

- Покажи на своём телефоне, - он сел рядом.

- С тобой всё хорошо? – она отложила свой телефон в сторону, что его смутило ещё больше.

- Да, - хрипло ответил он, пытаясь сохранять беспечный вид.

- Опять что-то увидел в своём телефоне, - поняла она. – Что на этот раз? Аренда бомбоубежищ?

- Нет, - удивленно протянул он, подумав, что вот это было бы захватывающе. – Ничего особенного.

Теперь начала нервничать она:

- Что там было?

- Пустяки, - почему-то он передумал что-либо обсуждать сейчас, да и проверку решил отложить до появления действительно серьезных подозрений.


Эти подозрения не заставили себя ждать. Жена вела себя странно. Дольше обычного провела в ванной вечером, а на следующий день ушла, оставив его одного дома. Да, она ушла на работу, но это было очень непривычно. У него появилось много свободного времени, он успел подумать обо всём на свете, проанализировать всё прошлое, все поступки настоящего и даже сделать выводы. И, кажется, он начал догадываться, откуда у женщин появляются истерики и претензии к своим мужьям. Он с нетерпением ждал возвращения жены, потому что его буквально распирало от накопившегося возмущения.

- Привет, милый, - она устало улыбнулась, заходя в дом. – Чем…

- Ты мне изменяешь? – с порога спросил он.

- Что прости?

- Ты мне изменяешь? – он повторил медленнее и для пущей убедительности вскинул брови.

- Совсем двинулся со своим телефоном? – она знала, откуда ноги у этого обвинения растут.

- На работе, да? – не отступал он. Она разулась, протянула ему свою сумочку, чтобы он повесил её на вешалку, но он не пошевелился. Она раздраженно обошла мужа, который стоял как вкопанный, и прошла на кухню, кинув сумку на пол у стены.

- Ты знаешь, не изменяю, но вот сейчас появилось желание, если честно, - она достала из холодильника суп, который он не позаботился разогреть к её приходу.

- Телефон считает иначе, - он зашел следом. Да, сегодня с утра эта реклама выскочила вновь и снова была первой.

- Некоторая реклама, это просто реклама. Будь уверен, вот эту рекламу показывают точно всем, особенно женатым. Мне тоже показывают, я же тебя не проверяю.

- А я тебя не проверяю, я тебя спрашиваю.

Она внимательно посмотрела на мужа, изучая его лицо пару секунд:

- Ты моргать будешь? Успокойся, пожалуйста, - она попыталась улыбнуться, но получилась лишь кривая усмешка.

- Дай свой телефон, - он протянул руку.

Она смерила его хмурым взглядом:

- Разговор окончен.

Форменное неуважение. Мало того, что к косорукому слепошарому идиоту добавилось прилагательное «безработный», так он ещё и эпитетами обрастает с каждой минутой и все как один непристойные.


Но разговор не был окончен. Точнее, он перешёл в одну из самых напряженных стадий: молчанка. Это самое что ни на есть затишье перед бурей. Они легли спать в разных комнатах. Она ушла утром раньше обычного. Она вернулась позже. Специально, чтобы заставить переживать и, может, ревновать. В действительности, она просто прошла пешком пару остановок, через местный парк, но в его голове всё обстояло иначе.

Более того, он взломал её вацап. Точнее, воспользовался услугами с той рекламы. И ему действительно предоставили переписку. К сожалению, он был готов поверить в возможности большого брата, своего интеллекта, интуиции, подсознания и силы мысли, но не в искусство фотошопа, причём, достаточно посредственного.

Вместо обеспокоенного мужа её ждал скандал.

- Ты совсем рехнулся? Ты на даты и время, хотя бы, смотри! Когда я это делать должна была, мы в это время вместе были!

- Я не знаю, когда, - он действительно начал сомневаться.

- Почитай отзывы об этом сервисе, а потом поговорим, хорошо? – несмотря на то, что её переполняло негодование, она не хотела, чтобы эта ссора продолжалась ещё сутки, а то и больше.


Вечером он зашел в гостевую комнату, куда она перебралась на время конфликта.

- Ты знаешь, - тихо начал он.

Она, уже устроившаяся на диване для сна, посмотрела на мужа, готовая благосклонно принять извинения.

- Все эти рекламы, они ведь, - он помялся, глядя в пол. – Они ведь предсказывали будущее, не прошлое.

Девушка вымотано закрыла глаза:

- Я не собираюсь тебе изменять, - повторила она.

- Я хотел бы тебе верить, но я тоже не собирался царапать машину, - он скрестил руки на груди.

- Я хочу, чтобы ты вышел. И, желательно, поставил адблок на телефон или выкинул его вовсе. Поговорим завтра, - с этими словами, она потянулась к лампе, чтобы выключить свет, тем самым давая понять, что ложиться спать и разговор окончен.

Его тень мучительно долго неподвижно стояла в дверном проёме. Потом он, наконец, ушел. Она облегченно вздохнула.


Пришло завтра. Но стало только хуже. Вся его новостная лента была забита рекламой адвокатов, дележкой имущества и другой юридической помощью, связанной с разводами. Сердце заныло. Она уже ушла на работу, в этот раз едва не с восходом солнца. И теперь он чувствовал себя словно загнанный зверь. Боролся с желанием поехать к ней на работу или как минимум написать, испытывая смешанные чувства вины, волнения и злости. Он обещал себе, что спокойно побеседует с женой, попробует наладить отношения и даже попросит прощения, но при виде довольной супруги, он вышел из себя:

- Что, встретила, наконец, любовника с большим прибором? – накинулся он, едва она переступила порог.

Она переменилась в лице:

- Как же ты достал! – с этими словами она швырнула в него визитку.

- Что это?

- Позвони по этому номеру, работу тебе нашла, - пробормотала она.

- Твой хахаль позаботился? – язвительно спросил он.

- Да что ты несёшь? – она одарила его презрительным взглядом.

- Мне подачки не нужны!

Она демонстративно громко прошла на кухню, на ходу скидывая туфли.

- Давай! Всем, небось, рассказала о своём бестолковом муже, сидящем на шее!

Внутри неё закипала ярость.

- Ты совсем с ума сошел!

- От кого эта визитка? – он сунул ей в лицо картонный прямоугольник.

- Считай, это тоже реклама, предсказывающая будущее! Ты получаешь знаки по телефону, а я по старинке – в реальности!

- Это твой…. – он буквально проглотил нецензурное слово, которое и без этого колоколом билось у него в голове, заглушая голос разума. – Это он?

- Кто «он»? – гневно выплюнула она.

- Давай разведёмся? – неожиданно для самого себя вдруг сказал он. Конечно, он не хотел разводиться. Скорее, он хотел, чтобы она сказала: нет, ты что, я не смогу без тебя. Чтобы всё стало как раньше, чтобы эта ситуация, над которой он давно потерял контроль, наконец, перестала разгоняться. Но она ответила:

- Давай.

Он отстранился, словно его окатило ледяной водой, вместе с этим коротким безжалостным ответом. Её же лицо было непроницаемым, словно она полностью лишилась каких-либо эмоций.

- Правда? – севшим голосом уточнил он.

- Может, не развод, но какое-то время пожить раздельно нам надо, - он прикрыла глаза руками, помассировала пальцами лицо и снова посмотрела на мужа. – Отдохнем, может, походим к психологу, - она пожала плечами. – Я от тебя устала, то есть, от того, каким ты стал.

Он закивал, блуждая взглядом по её лицу в поисках хоть какого-то просвета грусти или нежности, но встречал только холод и безразличие.


Утром она уехала. Он всю ночь прислушивался к происходящему в её комнате. Ждал, что услышит, как она плачет, зайдёт, успокоит, пожалеет и попросит прощения. Но она так и не дала повода помириться. А когда он проснулся, её уже не было. Вечером она тоже не приехала. Она действительно съехала, о чем говорило отсутствие её ноутбука и некоторых вещей. Одно радовало, что одежды она взяла немного, а значит, не планирует отсутствовать больше недели.


Через пару дней она позвонила и сказала, что приедет, чтобы забрать оставшиеся вещи. Конечно, он сам виноват, что за всё это время не попытался даже выйти с ней на контакт, но это было ударом ниже пояса.

За эти два дня произошло ещё кое-что. Сломалась кофеварка, реклама которой, конечно же, появилась до того, как из неё пошел дым. Затем, он увидел объявление о доставке еды. Он как раз собирался в магазин за продуктами, когда обнаружил, что у его машины сел аккумулятор. Всё это время она стояла в гараже с включенными фарами. А пешком до ближайшего супермаркета не меньше часа. И ещё несколько случаев, которые только укрепили его в вере, что его жена вот-вот заведёт интрижку. А может уже завела? Чем она занимается эти дни?

Он открыл браузер, чтобы поискать семейного психолога и предложить жене обратиться за помощью, когда она приедет.

Что-ото пошло не так, он успел набрать слово помощь и случайно нажал поиск. Поисковик выдал: первая помощь пострадавшим. Хотя это не было рекламой, и он попытался не придавать этому особого значения, но ему стало не по себе.


Услышав за окном звук подъезжающей машины, он вышел на крыльцо. Жена была на пассажирском. За рулем был какой-то мужчина. Было видно, что она занервничала при виде мужа. Что-то сказала своему спутнику и направилась к дому.

- Кто это? – грозно спросил он, не давая ей пройти.

- Не устраивай сцен на улице. Это коллега. Моя машина сломалась. Он был добр, чтобы меня подвезти, - быстро выпалила она и потянула за собой в дом.

- Ты это специально делаешь? Чтобы позлить? – дома он продолжил кричать.

Она старалась его игнорировать, бросая в спортивную сумку свои вещи, но пару раз он достаточно грубо схватил её за руку, чтобы привлечь внимание к себе. Когда он сделал это в очередной раз, ей стало больно.

- Не трогай меня, - она оттолкнула его.

- Ты никуда не поедешь! – он снова ухватил её за запястье. Когда она вскрикнула, он вспомнил о статье про первую помощь. – Прости, нужно успокоиться. Я хочу кое-что тебе показать.

- Ты мне руку вывихнул, - она сморщилась от боли.

- Нужно приложить лёд, - он указал на холодильник. – Подожди секунду, - он включил телефон, чтобы показать ей результаты поиска.

Но она не хотела слушать. Она неуклюже достала лед из морозилки, рассыпав половину на пол.

- Хватит! Выброси свой телефон! Так больше невозможно!

- Хорошо, я сейчас всё почищу, кэш, историю, удалю все приложения… - он согласно кивнул. – Только подожди.

Он открыл поисковик, чтобы вбить: как избавиться от навязчивой рекламы. Не успел он дописать вопрос, как она выбила телефон из его рук.

- Я сказала, избавься от телефона! – не своим голосом проорала она. Девушка всё ещё прижимала поврежденную руку к телу, зажав между собой и запястьем пакет со льдом.

Какое-то время они пристально смотрели друг на друга, как будто каждый из них боялся отвести взгляд в сторону, нарушив тем самым наступившее молчание.

- Я ухожу, - вдруг невозмутимо сказала она. Эта фраза камнем упала в его душу, скрутив внутренности. Он поморщился почти от физической боли.

Она решительно двинулась к выходу, он рванул было за ней, но мир вдруг перевернулся у него перед глазами. Его нога угодила в подтаявший на полу лёд, словно в расставленную ловушку. Раздался грохот. Когда она обернулась, он уже лежал на полу, а под головой, встретившей на своём стремительном пути угол каменной столешницы, растекалась лужица крови.

Она закричала от ужаса и бросилась к потерявшему сознание мужу. Здесь же, рядом, лежал его телефон. Она схватила его, чтобы вызвать скорую. Разблокировала одним движением, ведь она знала его пароль, впрочем, как и он её, ведь у них никогда не было друг от друга секретов. На экране отобразились результаты последнего запроса: Как избавиться от трупа.

Показать полностью
7

Глупость, сказанная в халате (часть 2)

— Михайло, иди поешь. На солнышке погрейся. Что ты как червь закопался там.

Миша вылез из землянки, подслеповато щурясь на яркий свет. Василий протянул ему кусок хлеба, а Степан миску с чем–то кашеобразным, напоминавшим по вкусу репу вперемешку с капустой и ватой. Еда была отвратной, но сытной и горячей. По кругу ходила большая кружка. Миша сделал умеренный глоток. Водка приятным теплом растеклась по пищеводу. Невдалеке строитель случайно отрубил себе лопатой палец на ноге, быстро истек кровью и умер. Миша аккуратно лег на бок, облокотил голову на руку и утонул в горизонте.

Мысли медленно накатывались одна за другой, не торопясь всплывали образы прошлого, но какие–то нечеткие, подернутые пеленой ложной памяти. Он уже не мог с точностью сказать, каким из них можно верить, а каким нет. Прошло, наверное, дня четыре, а может и больше, как солдаты избили его плетьми, выдали новую одежду и определили в бригаду, занятую рытьем гигантской ямы. С утра и до наступления темноты они копали котлован, предназначение которого было никому неизвестно. Вечерами же жгли костры, пили водку и пели протяжные песни далеким звездам. Миша, не имевший копательного опыта, много суетился, быстро уставал и сразу же в кровь натер руки. О побеге он пока даже и не думал. Куда? Как? Здесь его хотя бы кормят и не бьют.

Миша сел и неосторожно потянулся. Раны на спине отозвались болью. Он посмотрел на свои руки, грязные, с длинными ногтями и рубцующимися мозолями. На ноги в лаптях и каких–то портянках, которые он пока так и не научился накручивать правильно. Нечёсаная борода и косматая голова. Рубаха, да рваный зипун. Он мало отличался от товарищей по землянке. Может быть, и не было никакого будущего? Может он, крестьянский сын, заброшенный судьбой, будучи не в силах вынести правды, просто выдумал его?

— Заканчивай обедать, — солдаты заслонили собой солнце. – Котлован сам себя не выкопает.

— А зачем мы его роем? Что будет на его месте? — спросил Степан, поднимаясь. Все стали собираться и убирать посуду.

— Это не ваше дело. Да и не наше. Он нужен для будущего.

— Какого будущего? – настаивал Степан.

— Которого у вас нет, — мрачно констатировал усач.

— Почему это нет? – возмутился Василий. — Я вот планирую жениться еще. Вернусь к себе в Андросово. Жену найду справную. Хозяйство заведу. Кто знает, может, мои потомки всколыхнут историю этой страны?

Невдалеке бедолага заболел бубонной чумой, быстро покрылся “бубонами” и упал в лихорадке. Осознав случившееся, несчастный приподнялся и пополз в сторону похоронной команды.

— Статистика, Василий, не на твоей стороне.

— Нахер статистику, со мной моя вера. Без веры нет человека.

— Но если так думать, то у вас тоже нет будущего, – продолжал настаивать Степан.

— Возможно, — поразмыслив, ответил бородавочник. — Зато наше настоящее немного лучшего вашего. И чтобы наше не стало хуже, мы готовы ваше превратить в ад. Заканчивай обедать.

Строители взяли инструменты и полезли в котлован. Солдаты развернулись и ушли. Миша размял немного спину, подготавливая ее к нагрузке. Он с удивлением обнаружил, что нестерпимая боль первых дней стала превращаться в ощущение силы. Он начал чувствовать мышцы. Миша поплевал на руки и взялся за лопату.

— Сдавайте ваших мертвецов, – повозка похоронной команды, состоявшей из худого, одноглазого старика и огромного, воняющего падалью ручного ворона, появилась на краю ямы.

— Сегодня снова нет. Все здоровы, — весело ответил Василий.

— Да? Откуда такая уверенность? Ты опытный врач? Или, может, прорицатель? Какая–нибудь экзотическая инфекция или тщательно наложенное проклятье могут годами сосать из человека жизненную силу, пока в один внезапный момент хлоп. А вроде ничего не предвещало. Вот у тебя, явно же белки желтые. В боку не колет?

— Нет, не колет. Тьфу, тьфу, наговоришь еще.

Ворон отщипнул небольшой кусок от одного из трупов, лежавших в повозке. Тело сдвинулось с места, медленно поползло вниз и шлепнулось на землю. Старик легко поднял его одной рукой и закинул обратно.

— Так что? Живот ни у кого не болит? Виденья не мучают? Судороги по ночам не беспокоят? Просто вы поймите, вылечить вас невозможно, а топать до вас далеко. Зачем вам страдать и мне мучиться? У меня в повозке киянка есть. Один быстрый удар и все счастливы.

— Никто пока умирать не собирается.

— Все так говорят, — старик со скепсисом осмотрел копателей, — Но вот этот же точно долго не протянет, — указал он пальцем на Мишу, попытавшегося усилием воли стать невидимым.

Старик подхватил повозку и, продолжая ворчать на жизнь ворону, прыгавшему рядом, двинулся дальше.

— Ну–ка спрятали свои морды. И чтоб тихо там. Царь идет, — внезапно появившийся бородавочник прикрикнул на строителей и вытянулся по струнке. Все побросали инструменты и сгрудились на дне.

Атласные платья, голые плечи, кружевные манжеты, туфли с пряжками, утопающие в жиже. Верховная власть со свитой обозревала строительство.

— Фонтаны, — зычный голос Петра I разносился над ямой, — не только услада для глаз, но и чудо инженерии….

Некоторые мужики боязливо выглядывали из котлована, пытаясь одновременно увидеть царя и при этом остаться незамеченными солдатом. Миша тоже тянул голову изо всех сил, но лишь растянул шею. Все что ему удалось рассмотреть — шевелящиеся усы на широком лице.

— И вот там все это вертится, толкает вверх воду и само отечество…, — продолжал разглагольствовать голос Петра, но Миша не слышал его, полностью загипнотизированный усами, исполнявшими танец маниакальной страсти. Они прыгали и дрожали, убеждали и побеждали. Они воплощали в себе все усы сразу, бывшие и будущие. Это была идея усов, мировая воля, танцующий Шива, чистая энергия непреодолимого упрямства, воплощенная в черной щетке волос.

— На фонтанах и пушках стоим и стоять будем, — заключил Петр I, сорвав овации спутников.

Процессия под предводительством усатого визионера продолжила осмотр будущих достижений. Одна из сопровождавших дам на мгновенье попала в поле зрение Миши. Рельеф дельтовидной мышцы, восточный разрез глаз. «Азиатка!» — мысль еще не успела добежать до спинного мозга, а Миша уже карабкался вверх, остервенело вгрызаясь пальцами в стену котлована. Он был почти уже у края, когда приклад фузеи бородавочника «поцеловал» его в лоб. Миша потерял сознание и рухнул на самое дно.

— Голову держи, захлебнется ведь, — Миша очнулся от того, что в него заливали водку, машинально сделал пару глотков и закашлялся.

— Очухался, — Василий аккуратно положил голову Миши на землю. — Куда ж ты, дурень, попер? Сказано же было — тихо сидеть. Ну да ладно, коли водку пьешь, значит еще поживешь.

— Василий, а я все никак в толк не возьму, причем тут фонтаны? Пушки — понятно, инфраструктура, реформы там всякие — тоже. Но фонтаны? Это же просто причудливо бегущая вода. Как они помогают умножать величие отечества?

— Не знаю, Степан. Но раз начальство говорит, что умножают, значит, так оно и есть. Ему виднее, зачем они нужны.

— Чтоб бабам показывать. И туристам иностранным, — подал голос Миша, не открывая глаз. Голова гудела как пчелиный улей, но на удивление ничего не болело. И зачем он только полез? Наверняка это была просто придворная дама, которая показалась ему похожей на азиатку. — И самому любоваться. Выйдет с утра на балкон, нальет кофе с коньяком, а вокруг фонтаны плещутся, цветы благоухают, птички поют — благодать. А про ваши кости, поросшие травой, никто и не вспомнит никогда. Вы тут дохнете ради красивой картинки на открытках.

— Это что еще за разговоры такие? Любая власть от Бога.

— Какого Бога? Яхве, Кришны, Перуна, Митры, Гора или Шиутекутли? Вам просто головы морочат, чтоб вы смирно в лаптях грязь ковыряли, пока господа в шелках да каретах катаются.

— Нашего Бога. Того что установил космический порядок. Одних поставил править и угнетать, других — копать и не роптать. Это что же начнется, ежели каждый на чужое, не Богом отведенное место метить станет? Ежели каждая кобыла в дьяки подастся? Хаос и тьма вместо порядка и света.

— Погоди, Василий, — подключился к диспуту Степан, — А разве есть хоть что–нибудь, созданное не Всевышним?

— Нет. Даже Дьявол и тот от Бога.

— Стало быть, и власть и протест против нее исходят от Него?

— Стало быть.

— Тогда получается, что периодически бунтовать — прямая обязанность угнетаемых, возложенная на них Провидением?

— Хмм, вроде бы получается, — Василий запустил руки в бороду и погрузился в раздумья, — Это что же выходит, что мы не по Дхарме живем? Нехорошо это.

— Нехорошо.

— Слушайте, мужики, — Василий поднялся и расправил плечи, — Бросай работу. Хватайте вилы, топоры. Хошь не хошь, а надо бунтовать.

«Бунт, бунт, бунт» — прошелестело эхом над строительными площадками. Тихие тени вставали то там, то здесь, сбивались в кучки, образовывавшие массу. Масса вздрогнула, затянула песню и покатилась в сторону администрации. Воздух опалился жаром борьбы, наполнился воинственными кличами, ружейной пальбой, запахом пороха и криками умирающих. Но Миша ничего не слышал. Он лежал на спине и смотрел в небо, словно видел его впервые. Такое высокое и тихое, грандиозное и торжественное, бесконечное небо с неторопливо ползущими облаками. Мише было хорошо и спокойно. Он полностью растворился в небе, а небо в нем.

— Вот он, — бородавочник и усач стояли на краю котлована.

— Ишь разлегся, смутьян малахольный. Берем его.

Солдаты подхватили тело, внутри которого не было никого, кто мог бы дать отпор, и поволокли в острог.

На это раз его избили всерьез. Один глаз заплыл, голова трещала и каждая клетка выла от боли. Миша едва мог стоять самостоятельно. Кровавая лужа под ним неумолимо росла. От прежнего благодушия урядника не осталось и следа.

— Т–а–а–к, вошь неблагодарная. Да ты хоть понимаешь, тля несознательная, как трудно вытащить такое огромное, инертное государство из архаичного прошлого? Разумеешь ли, что 18–й век на дворе? Что Новый Свет уже 200 лет как открыт, а мы все за бороды цепляемся. Что у нас только два пути: или рывком вперед или становиться колонией? А ты, значит, смуту учинять. Если ты такой справедливый, почему ты мразь? Прибил бы, как клопа, да Государь лично допросить хочет. Но уж потом…

На залив опустился вечер, и жизнь потекла своим чередом. Еда в котелках грелась, лошади фыркали, люди сплетничали, пытаемые бунтовщики кричали, мухи выискивали навоз и трупы пожирней, на колесо царской одноколки писала собака. Но Миша ничего этого не замечал, пока солдаты тащили его по улице. Он вспоминал черно–белые кадры кинохроники, запечатлевшей казнь нацистских шпионов. Худые и растерянные, в сопровождении священника, американского офицера и пары солдат они по очереди подходили к месту собственной гибели. Их привязывали к столбу, надевали на голову мешок, священник читал молитву, и расстрельная команда делала залп. Быстро, буднично, по–деловому. Мишу поражала покорность, с которой шпионы позволяли себя убивать. Их ноги и руки не были связаны, а тела не истощила пытка. Почему же они, видя, как только что казнили других и, понимая, что через две минуты то же самое сделают с ними, не пытались вцепиться в горло офицеру, плюнуть в лицо священнику, просто побежать. Хоть что–то сделать, совершить последний волевой акт. Теперь же он понимал, чувствовал, что нить дамоклова меча уже оборвалась, а все что он может — лишь безучастно наблюдать за падением. Запредельное торможение, кажется, так называется подобная реакция нервной системы на чрезмерное раздражение. Неминуемая и скорая смерть — слишком сильный, парализующий стимул. Воздух стал тяжелым, плотным как вода и не пропускал звуков. Миша ничего не слышал и почти не видел сквозь кровавую пелену, застилавшую целый глаз. Он не заметил, как они добрались до царских покоев, и что пара рослых гренадеров, охранивших двери в спальню, вошла вместе с ними.

Петр I с красным от гнева лицом, в ночной рубахе и колпаке сидел на кровати. Он что–то говорил, риторически спрашивал, но Мише он казался смешной рыбой, забавно шевелящей губами. Миша непроизвольно улыбнулся. Кровать ожила и обнажила еще одного человека. Девушка в одних панталонах и корсете села и…. «Азиатка!» — оцепенение вмиг слетело. Мир обрушился звуком, болью и гневом за все пережитые несправедливости и невзгоды.

— Ты–ы–ы, — прохрипел Миша, обвиняющим перстом указывая на азиатку.

Петр I замолчал и недоуменно посмотрел на нее, потом на Мишу, снова на азиатку.

— Ты–ы–ы, — продолжал булькать Миша.

Вопрос, обращенный к девушке, застыл на лице Петра I и он открыл рот, чтобы его озвучить, но азиатка коротко, почти без замаха ударила царя головой в переносицу. Петр I охнул и завалился за кровать.

— Держи, — девушка вытащила что–то из–под подушки, бросила это Мише и легко соскочила на пол.

Первым среагировал усач. Он безрассудно бросился к азиатке и тут же слег, сраженный круговым ударом ноги в голову. Один из гренадеров попытался обхватить ее сзади, но улетел прямиком в туалетный столик после броска через плечо. Бородавочник попробовал достать противника длинным боковым, но девушка на удивление быстро нырнула под руку, шокировала его кроссом в подбородок и добавила прямым. Второй гренадер наседал, беспорядочно молотя воздух пудовыми кулаками. Миша оторопело разглядывал предмет, брошенный ему девушкой: уродливую, облезлую деревянную игрушку, напоминавшую помесь медведя с чебурашкой. Азиатка охаживала коленями по корпусу мешком висящего на ней второго гренадера. Бородавочник и первый гренадер, осознав свою ошибку, обнажили шпаги. Разъяренный Петр I, раздобывший где–то топор, вскочил на кровать.

— Бежим, — крикнула азиатка, пнула второго гренадера в живот, швырнув его навстречу атакующим, и вытолкала Мишу из спальни.

— Сюда, — скомандовала девушка.

Они забежали в ближайшую комнату, захлопнули дверь и навалились на нее всем весом. Азиатка без особых усилий подтащила стоящий рядом массивный диван на кривых, резных ножках, баррикадируя вход.

— Я…. Ты…. Какого хрена…., — попытался сформулировать претензии Миша.

Погоня с наскока попыталась ворваться, но баррикада выдержала.

— Ты хочешь вернуться или остаться?

— Вернуться.

— Тогда заткнись и держи дверь, — азиатка отошла немного в сторону, провела рукой по воздуху, и перед ней возник голографический дисплей. Пальцы девушки быстро забегали по непонятным символам и иероглифам.

Дивану и Мише едва удавалось сдерживать мощные удары преследователей по двери. Нелепый медведь–чебурашка, которого он держал в руке все это время, мешал упереться, как следует, и Миша положил игрушку на диван.

— Расступись, — взревел Петр I с другой стороны и принялся рубить топором деревянную преграду.

Азиатка извлекла откуда–то из панталон серо–матовый предмет, похожий на кусок пластилина размером с сигаретную пачку, и отщипнула небольшой фрагмент. Фрагмент начал трансформироваться и превратился в крохотную колбочку.

— Мне нужно немного твоей крови, — азиатка приложила колбочку к руке Мише и та безо всякого прокола кожи быстро наполнилась кровью. Азиатка приставила колбочку к изначальному серо–матовому куску, который поглотил ее и снова стал однородным, а девушка вернулась к манипуляциям с дисплеем.

— Сгною! Лично на дыбе запытаю, — энтузиазм Петра I потихоньку окупался. Ему удалось прорубить небольшое окошко, сквозь которое на Мишу взирало перекошенное яростью лицо в кровавых соплях и ночном колпаке.

— Все готово. Встань ближе, — приказала азиатка. Миша бросился к девушке и крепко обхватил ее за талию.

— Фу, не надо ко мне жаться. Просто рядом встань.

Миша отпустил азиатку, девушка нажала на последний символ и они переместились.

Никаких психоделических иллюзий, разложений на атомы или тоннелей сквозь космос, просто только что они были в комнате, а теперь стояли среди белых фиалок, на берегу реки, лениво изгибающейся в летнем мареве. И это точно был не Петергоф.

Внезапно Миша почувствовал острый приступ тошноты. Путешествия во времени, рваный зипун, простая красота непритязательных цветов, вонь собственного тела, тихий шелест листьев. От всего этого голова шла кругом. Мир существовал, и Миша тоже существовал. Он был живой! Одинокий, бессмысленный, ненужный миру и безразличный к нему, но живой, не посторонний себе. Мишу рвало на белые фиалки от невероятной остроты ощущений. Он блевал, стоя на четвереньках, и прозревал, рос с каждым спазмом.

— Медведь где? — азиатка брезгливо разглядывала Мишу.

— Какой медведь?

— Деревянная игрушка, что я дала тебя на сохранение.

— Кажется, я оставил его в той комнате. Да точно. Положил на диван, чтобы не мешал.

— Ты что сделал? Ах ты, сучий сын лягушки, яйца ублюдка — взорвалась азиатка и сильно пнула Мишу в бок. Словно бревном огрела. У Миши перехватило дыхание и, кажется, хрустнули ребра. От удара его вырвало еще сильней.

— Ох, ну, почему, почему я такая неудачница.

— Ты же ничего не сказала, не предупредила, — застонал Миша, — Откуда мне было знать, что эта ссаная игрушка так важна?

— Это ты — ссаный кретин, две минуты не мог в руках вещь подержать. А медведь — первое, что смастерил Петр I, когда научился столярничать. Его любимый спальный мишка, талисман и невероятно ценная хронореликвия. Знаешь, сколько он стоит на черном рынке?

— Так это все из–за дурацкой игрушки? Как ее, хронореликвии?

— Из–за них в прошлое и мотаются в основном. Для частных коллекций извращенцев, которые хорошо платят и держат зык за зубами. Ну, и секс–туризм, конечно. А ты все просрал.

— Я не просил меня куда–нибудь перемещать. Это из–за тебя меня били, мучили и грозились казнить. Как насчет извинений?

— Иди в жопу. Как будто это я виновата, что ты жалкий неудачник.

Миша со злостью посмотрел на девушку.

— Давай, гоблинок, попробуй, — осклабилась азиатка. — Но предупреждаю, я продукт генной инженерии и высоких технологий. Мои мышцы сильней и быстрей твоих в разы, также как способности к регенерации и интеллект. Только боль и унижение ждут тебя. Хотя, куда уж больше.

— Верни меня обратно, в мое время, — Миша сел и обхватил ноги руками.

— Да хер тебе. Ты хоть представляешь сколько нужно энергии для перемещения? Думаешь, она на деревьях растет? У меня заряда еще на четыре прыжка всего. Рисковать нельзя, — азиатка вызвала голографический дисплей. — Если бы медведя сохранил, тогда другой разговор. Посмотрим, куда нас занесло. Хммм. Река Луара. Окрестности Орлеана. 15 июня 1429 года.

— Орлеан? 15 век? То есть ты с самого начала не собиралась возвращать меня?

— Собиралась. Правда. Но обстановка была нервная, все вокруг кричали и пытались нас убить. Я немного ошиблась с настройками.

— Ничего себе немного. Всего–то 600 лет и тысячи три километров.

— Хватит ныть. Если тебя что–то не устраивает, то вали давай.

— А вот и свалю. Как тогда твоя машина времени без моей крови обойдется?

— Ты думаешь, что она на крови работает? — прыснула азиатка. — Слушай, ты хоть школу–то окончил?

— Окончил, — пробурчал Миша. — Я гуманитарий.

— Оно и видно. В общем, все эти увлекательные путешествия во времени, они немножко незаконны. И если меня поймают, то…. Однажды меня уже приговаривали к шести месяцем. Б–р–р, — вздрогнула девушка от неприятных воспоминаний. — Тебе лучше этого не знать. В моем времени анонимность уголовно наказуема. Известно все о каждом, в том числе и ДНК. И скрыть факт перемещения во времени тоже невозможно, но можно запутать алгоритмы поиска, если смешать ДНК человека из моего настоящего с кем–то из прошлого, данных о котором нет в библиотеке ИИ. Так что ты мне не особо нужен, подойдет любой прошляк.

— Зачем же ты тогда меня с собой забрала? И вообще, что ты делала в 21–м веке, если направлялась за игрушкой Петра I?

— Случайно получилось, — замялась азиатка. — Моя машина времени — дешевая, американская подделка и работает иногда, как хочет. Эти нищие болваны ничего нормально сделать не могут. Вот выплачу долги и проценты по кредитам, тогда куплю качественную, китайскую вещь. И медведь в этом мне бы очень помог, а ты его просрал.

— Да я уже понял, понял.

— Может, здесь есть что–то интересное, — пальцы азиатки бегали по дисплею. — Ого! 3000 юанькойнов. Это даже лучше медведя. Нам нужно добыть небольшой фрагмент девственной плевы Жанны д’Арк.

— Что? И как ты собираешься это сделать?

— Не знаю. Возможно, тебе придется ее соблазнить.

— Я не стану этого делать.

— Давай, кое–что проясним. Мне на тебя насрать и ты мне не нужен. Только потому, что я добрая женщина и немного виновата, что втянула тебя во все это, я верну тебя обратно, когда получу, что хочу. Но если ты будешь кочевряжиться, ныть и корчить из себя целочку, то я тебя брошу тут или лично придушу. Я говорю: «Прыгай». Ты спрашиваешь: «На какую высоту?». Тебе понятна иерархия наших отношений?

— Да. Понятна.

— Вот и чудно.

— Только все равно не выйдет ее соблазнить. Она же была религиозной фанатичкой.

— Я думаю, главное препятствие не в этом, а в том, что ты урод. Ладно, придумаю что–нибудь. Как тебя зовут, уродец?

— Миша.

— А я Мэйли, — девушка убрала дисплей и стала снимать одежду. — Но это все потом, а сейчас я хочу искупаться.

Мэйли разделась догола и пошла в сторону реки. Несмотря на боль, растерянность и унижения Миша немедленно возбудился. Ему было двадцать семь, а девушка была идеально округла и упруга.

— Ты тоже лезь в воду. Это приказ. Воняешь же козлом, бомжевавшим месяц по жаре. Еще и заблеванный весь, — скомандовала Мэйли, обернувшись на полдороги.

Миша разделся и присоединился к девушке. Мэйли плескалась как счастливый дельфин, ныряла и нарезала круги широкими, красивыми гребками. Миша пару раз окунулся с головой и дрейфовал в позе звезды недалеко от берега. Приятная прохлада воды вместе с грязью смывала усталость и отчаяние, возвращала уверенность, перспективу и любопытство.

— А ты из какого будущего?

— Из далекого. Что я говорила про тупые вопросы?

— Хорошо, хорошо, не заводись. Просто, знаешь ли, не каждый день меня похищают путешественники во времени. А как же парадокс убитого дедушки? Причинно–следственная петля? Да и вообще, разве мы не меняем будущее, нагло вторгаясь в прошлое?

— А вот это уже не тупые вопросы, — Мэйли подплыла к Мише. — Тебе знакома концепция мультивселенной?

— Знакома.

— Хорошо. Представь себе, что мультивселенная состоит из всех возможных событий, потому что согласно модальном реализму — любой возможный мир реализуется. Но каждая отдельная вселенная — это ограниченный набор событий, соединенных причинно–следственными связями в конкретную темпоральную последовательность, воспринимаемую нашим сознанием, как непрерывное, линейное течение времени. И повлиять на которую нельзя, так как она детерминирована первоначальными условиями, — Мэйли, увлеченная рассказом, встала в полный рост. Вода доходила ей до пояса, и роскошная грудь, усыпанная каплями, покачивалась в полуметре от Миши. — То есть прошлое, настоящее и будущее каждой темпоральной последовательности предопределенно и неизменно. Моя машина времени может путешествовать только по точкам–событиям темпоральной последовательности, принадлежащей моей вселенной. Но, как мы помним, эти точки–события — часть мультивселенной и, значит, могут входить в темпоральные последовательности других отдельных вселенных. Поэтому, когда мы якобы меняем прошлое, мы, на самом деле, не изменяем причинно–следственных связей между событиями нашей вселенной, а осуществляем сценарий другой.

— Извини, я отвлекся, — Миша не мог отвести глаз от торчащих сосков и манящих линий.

— Хорошо. Возьмем, например, Гитлера. В моей вселенной он проиграл войну и покончил с собой. Если я отправлюсь в 1889 год и удавлю гаденыша в колыбели, то, вернувшись в свое время, обнаружу, что это никак не повлияло на прошлое моей вселенной. Потому что я не изменила его, а лишь осуществила предопределенный сценарий другой вселенной, где Гитлер умер в детстве и не стал фюрером. Теперь понятно?

— Вроде бы да. Но ведь тогда получается, что свободы воли не существует и все решено заранее.

— Смотри–ка, а ты не такой дебил, каким кажешься на первый взгляд. Видимо, но разве это так уж плохо? Не нужно мучиться свободой выбора и нести за это ответственность. А еще можно делать все, что хочешь. Вообще все.

— Bonjour! — на берегу стояли три вооруженных солдата и махали купальщикам.

Их развязное дружелюбие не сулило ничего хорошего. Несмотря на жару, они были одеты в стеганки и кольчуги, головы венчали полукруглые шлемы, а в ножнах болтались мечи. На плече одного лежал арбалет. Он опустил его на землю, достал кинжал, подцепил им панталоны Мэйли и принялся их нюхать.

— Amis, je me prends barbu, — обратился один из солдат к своим спутникам.

— Henri, ne sois pas gourmand. Assez pour tout le monde.

Мэйли усмехнулась.

— Ты понимаешь, что они говорят? — спросил Миша.

— Кажется, они собираются тебя изнасиловать.

— Меня? — опешил Миша. — Но почему меня?

— Французы, — пожала плечами Мэйли, помахала солдатам и пошла в сторону берега.

Показать полностью
242

С тобой

- ...Ты ещё будешь спать, - улыбалась бабушка, - а я уже тебе пирожков напеку. Ты какие больше любишь, Максимка?

(сорок секунд...)

- С вареньем, с вареньем он больше любит! - погладила его по голове мама. - Давай, засыпай мой зайчик...

- Бросьте вы эти нюни разводить! - вставил отец. - Настоящий мужчина не о пирожках должен думать. А о настоящей добыче! Чуть свет - мотанём с ним на рыбалку.

(тридцать секунд...)

- Здрасьте... - скептически кивнул дед, - А калитку? Калитку кто обещал мне поправить?

- В воскресенье поправим, да Максимка? - папа тоже потрепал волосы мальчугана, и повернувшись к деду добавил:

- Как будто ты с нами не едешь, ну чесслово, пап...

(двадцать секунд...)

- Еду конечно, - буркнул дед, - места же не знаете ни черта... - подмигнул он внуку. Глаза его словно смеялись: добрые такие, с прищуром...

- Ну всё, давайте, идите! - махнула мужчинам бабушка, - пусть ребёнок спит!

- Давай, богатырь, спокойной ночи!

- Идите уже, ей богу! - хлопнула деда по спине бабушка.

(десять...)

Мама склонилась поближе и прошептала Максиму:

- Спокойной ночи! И... возвращайся скорее...

(ноль)

- Экипаж! Готовность?

Максим открыл глаза.

- Первый пилот готов!

- Второй готов!

- Командир?

- Экипаж "Федерации" к полету готов, - еле разлепив губы ответил Максим.

- Начинаю обратный отсчёт... - прошумело в шлемах.

Через несколько секунд внизу - от удара пламени, содрогнулась земля, - словно взорвался состав с топливом; тяжесть от нарастающего ускорения свинцовым одеялом окутала троих людей. Но до самой орбиты в воздухе ещё ясно чувствовался аромат бабушкиных пирожков... Люди улыбались.

Показать полностью
44

Уточка, которая приходила умирать

Уточка, которая приходила умирать Рассказ, История, Истории из жизни, Длиннопост

Есть у нас одна не тривиальная традиция: каждое лето мы с друзьями ходим в горы. С наступлением очередного лета мы решили ей не пренебрегать. Чтобы сэкономить и не бить по бюджету семьи, я отправился до места встречи поездом. Дорога была длинной. У меня хватало времени, чтобы о многом подумать.


На одной из станций в вагон зашел старик с корзинкой покрытой платком. Разместился напротив меня. Долго усаживался, ерзал на одном месте, но потом вроде сумел расположиться. Откашлялся. Поначалу я не приметил за ним ничего необычного, но затем он решил со мной поговорить. Простодушный старик рассказывал все как на духу. Без утайки.


Я молчать тоже не стал, дорога была длинной и мне нужно было как-то ее скоротать.

– Животина, ведь она как, – говорил он, – как ты к ней, так и она к тебе. Душа у нее есть. Злой ты придешь, будешь стегать ее, тогда не будет у тебя животины. Поиздыхает вся. А коль будешь заботиться, то и добром отплатит.


Пока он говорил, в корзине что-то зашевелилось. Старик сразу же это заметил. Прервался. Снял платок и представил меня Хозяюшке. Так он звал свою утку коричневого с серым окраса, которая покручивая головой рассматривала меня. Я поздоровался. Ситуация, конечно, казалась комичной, но я решил подыграть старику.


– Вот раньше, было у меня большое хозяйство, – говорил он, – приходилось даже нанимать рабочих из села. Но пьют собаки! Как не ругай проклятых пьют.


Говорил он интересно, необычно, с глубоким чувством. Рассказал про свое село и как порой трудно в нем живется из-за наступившей разрухи, запустения и урбанизации. Что больше всего меня удивило, так это то, как он вопреки всему держал свое хозяйство. Буквально воевал за любимое дело.


В этом ему беспрестанно помогала Хозяюшка. Рассказывал: «бывает занимаюсь своими делами: делаю подсчеты или собираю яйца в курятнике, и тут приходит Хозяюшка и давай умирать. И так умирает будто взаправду сейчас умрет. Начинаю идти к ней, а она встает и бежит куда-то.


Я остановлюсь, она снова умирать. Я снова иду. И так ведет меня. Однажды прихожу в поле, а там мужики пьяные спят. Я на них криком, Хозяюшка рядом топчется, машет крыльями на них, ругает вместе со мной, они сразу же берутся за косы и давай траву пластать. Или было ведет к амбару и умирает возле него. Я ходил, думал, осматривался. Никак не мог понять. Оказалось, что там крыша протекла и зерно намокало. И ведь как узнала, юродивая?


На вопрос, учил он ее или нет этому трюку с умиранием, ответил на отрез: не учил. Хозяюшка сама выбрала такую стратегию. Меня как биолога, стала интересовать природа поведения и выяснилось, что он ее подобрал из гнезда, как только она вылупилась. Так у нее случился импринтинг, то есть запечатление поведенческих образов, и стала она вести себя с пользой для старика везде ему потакая. Так сказать, стала следить за хозяйством, как и он.


– В хозяйстве ведь главное что, – умудренно говорил старик, – целость. Вот возьмешься ты за молоток, чтобы подлатать амбар и возьмешься как? Всеми пальцами. А иначе улетит молоток или маханешь себе по руке, а вечером коров кормить, а рука то болит. Также и в хозяйстве – все нужно учесть. А иначе сам издохнешь, и скотину погубишь, и сажать будет нечего по весне. В кулаке все должно быть.


Каждый палец должен участвовать, чтобы создать дело. Целость!


Старик говорил о вроде бы простых вещах, но сколько в них было мудрости. Я отвлекшись задумался о смысле его слов и тут мне стало интересно, почему же было хорошее хозяйство, почему в прошлом, что же с ним стало, ведь он отнюдь не глупый. На что он не ответил мне ничего, а лишь пожал плечами.


Хозяюшка потрясла головой. Мы замолчали. Затем наши дороги разошлись. Старик сошел на станции и отправился восвояси, вытащив Хозяюшку из корзины. Я сначала улыбался, глядя на растворяющуюся вдалеке компанию, но после, кажется сам понял ответ на поставленный вопрос: старик не шел в ногу со временем.


Он остался на выученной тропе, которой проходил всю жизнь и даже не заметил, что делал небольшой крюк. Я это понял, когда посмотрел расстеленную на столе карту, чтобы понять долго ли мне еще ехать. Железная дорога огибала село. Старик мог выйти на новой станции, но вышел на привычной, которая прикреплялась к другому населенному пункту с давних пор.


На следующий день, встретившись с друзьями, мы отправились на гору. Вечером устроились у костра. На горизонте таял алый закат, и как полагается настало время историй. Я решил рассказать об удивительной встрече. Она всем понравилась.


Друзья впечатлялись умирающей уточке. Артем попытался даже изобразить ее, но ему помешал выпавший GPS–навигатор. Все засмеялись. На фоне лежащего навигатора я мельком заметил свою бумажную карту. От этого улыбнулся. Вспомнил старика, который в свое время отказался идти в ногу со временем.

Показать полностью 1
23

Мать Севера: Белый край - 34

В ледяной долине повисла мертвая тишина.


Остатки мертвого войска поспешно отступили, лишь только стоило их командиру упасть замертво, но в этот миг мне было на это плевать. Я сидела на коленях у холодного трупа своей тетки, возможно, последнего родного человека, что у меня был. И теперь ее нет.


Слез не было — я лишь уткнулась лицом в ее грудь, не издавая ни звука. Скорбь переполняла мое сердце, и она не могла быть выражена ни словом, ни криком. Лишь пустое, сковывающее чувство в груди, когда сердце словно останавливается.


Вскоре оставшиеся защитники крепости спустились вниз, ко мне. Ледяная метель задувала в огромную брешь в стене — подняв взгляд, я увидела, что всей северной секции больше не было. Огромный кусок Белой крепости откололся, обрушился на тех, кто был под ней, погребая живые трупы под грудой мутного льда.


Всего нас осталось десять. Половина гарнизона в одночасье была сметена сильнейшей атакой мертвой армии, и, казалось, что больше у нас не было никаких шансов устоять против того, что грядет следующей ночью. Теперь у нас даже не было наших стен, наших укреплений — все пропало.


Люди молча стояли рядом, окружив бездыханное тело Вигдис и меня, плачущую над ней без слез. Никто не решался сказать ни слова, но я отчетливо чувствовала их взгляды на своем затылке. Их, и кого-то еще. Где-то в глубине души меня не покидало ощущение, что Ун сейчас рядом, ждет, наблюдает, желает чтобы я сдалась и бежала на юг. Но бежать было нельзя — главная битва все-еще была впереди, и все это понимали.


Один за другим, люди бросали свои копья и булавы, устало садились в продуваемой всеми ветрами комнате. Никто не обращал внимания даже на то, как из-под обломков стены выползают остатки тел, пытаются скрыться в заснеженной пустыне. Сейчас на это всем было попросту наплевать, да и не пытались мертвые навредить нам — пострадали обе стороны.


— Они оправятся… — вздохнул вдруг сидящий рядом Бруни. — А вот мы — вряд ли.


Он озвучил мысль, которая вертелась на языке, пожалуй, каждого из здесь присутствующих. Конечно, было бы лучше просто постараться не думать о подобном, но выбора не было — люди отчаялись.


— Что дальше? — задал в пустоту вопрос один из выживших мужчин.


Я медленно подняла голову. Чувствуя, как дрожат губы от холода и горечи, я окинула взглядом всех собравшихся. Все они уже начинали замерзать — погода становилась все хуже и хуже, ветер задувал со все большей силой, и если мертвые не доберутся до нас первыми, то погода наверняка нас прикончит.


— Нам нужно… — начала было я, но на ноги вскочила Афина, женщина лет тридцати.


— Нам нужно сматываться отсюда! — криком перебила она меня. В ее глазах читался страх. — Разве вы не видите?! Это конец! Мы не продержимся и ночи!


— Продержимся. — спокойным тоном ответил Сих. — Вот.


Он подошел к груде тел, погребенных под ледяными глыбами, и достал из-под обломков нечастного, что потерял ноги и нижнюю часть туловища. Темнокожий мужчина с силой бросил его на пол, мертвец от боли беззвучно разинул рот, и в этот момент Сих начал лить на него воду. Она застывала, и вместе с тем воин поливал тело все аккуратнее и медленнее, отчего поверх него вырос острый ледяной сталагмит.


— Браво, гизиец, браво! — нервным, срывающимся голосом закричала она. — И как это поможет нам, а?! Как спасет от холода?! Не будьте идиотами, надо уходить, сейчас!


— Заткнись ты уже! — не выдержала я. — Заткнись, пожалуйста, хоть на мгновение! Если будет что предложить кроме как убежать — говори, нет — засунь голову поглубже в свой зад и кричи туда!


Афина явно опешила от такого, непонимающе оглядывалась то на меня, то на остальных. Впрочем, тон, который так часто использовала Вигдис, помог, и теперь испуганная женщина в кои-то веке умолкла и села на пол.


— Мы выживем. Выживем достаточно долго, чтобы все восстановить, — начала я. — Но для этого мне понадобится помощь каждого из вас. Каждого, понятно?


Афина виновато отвела взгляд. Остальные, впрочем, тоже не могли похвастать былой решительностью.


— Бруни, Снорри, — обратилась я к самым большим людям из всех здесь присутствующих. — Бегите наверх, тащите сюда все шкуры, которые сможете унести. Нам нужно будет заночевать здесь.


— Здесь? — Снорри склонил голову набок. — На кой хер?


— Согласен, — кивнул Варс. — Наверху проще было бы держать оборону, когда придет ночь, Майя.


— А его, — я кивнула на лежащего в бурлящем омуте мертвеца с горящим сердцем. — Тоже наверх потащите? Мы должны защищать его пока не починим стены. Без него нам конец.


После моих слов, лица присутствующих исказились. Никто не хотел признавать этого, но нам действительно придется рискнуть жизнями, чтобы иметь хоть какой-то шанс продержаться здесь в долгосрочной перспективе. Разумеется, никого не прельщала идея спать на морозе, пусть и под шкурами, но другого выхода не было.


В конце концов, Бруни первым встал со своего места и, хлопнув Снорри по плечу, ушел вместе с ним наверх. Теперь нужно было занять остальных, и перво-наперво необходимо было избавиться от всего, что могло представлять опасность.


К счастью, большая часть оживших тел и частей тел были либо вморожены в лед, когда провалились в водный резервуар внутри айсберга, либо были искалечены настолько, что не представляли особой опасности. Те, кто мог идти, давно сбежали отсюда, унося с собой более пострадавших сородичей.


Сегодня всем, вне зависимости от прошлого назначения, пришлось поработать в строительном отряде. Мы возводили посреди зала с гейзером небольшой лагерь, а брешь в стене как могли попытались залатать — получилось скверно, позже нужно будет переделать, однако стены в два лага хватит на первое время. В то же время снаружи, как и предложил Сих, у низкой стены льдом были выращены острые колья — это задержит потенциальную атаку мертвых на какое-то время, пока мы сможем выстроить линию обороны внутри зала.


Лишь ближе к вечеру, когда солнце, что так и не поднялось высоко над горизонтом, стало клониться к закату, мы расселись вокруг гейзера чтобы решить, что делать дальше.


— Крепости нужен командир, — высказался Бруни. — Кто-то опытный, толковый.


— У! — воскликнула вдруг Кира, потянув руку вверх.


— Умный. — добавил Сих.


— А! А! — не унималась рыжеволосая.


— И чтоб его слушались. — вздохнула Надья, держащая над горячим паром длинный шампур с мясом.


— Ну-у-у! — не выдержав, воскликнула Кира и вскочила на ноги. — Разве не понятно?!


Все остальные вопросительно уставились на девочку. К моему сожалению, она, как я и думала, кинулась ко мне и вцепилась мне в шею, крепко обнимая.


— Майя! — воскликнула она. — Она будет главной!


Бруни усмехнулся. Засмеялись и другие — один лишь Сих да пиявки оставались серьезными.


— Сколько тебе лет, Майя? — спросил мохнатый.


— Тринадцать. — пожала плечами я, мягко отталкивая Киру.


— Рехнулись? — подал голос Квигг, охотник. — Она здесь и года не пробыла. Не говорите мне что и вправду думаете об этом.


Остальные переглянулись между собой. Было отчетливо видно, что хоть никому эта идея не нравилась, но альтернатив попросту не было. Честно говоря, я тоже не горела желанием становиться местным командиром, потому как к такой ответственности я готова не была, но и я не могла примерить эту роль на кого-либо еще. Надья, разве что, могла бы, чисто в силу опыта, однако вряд ли ей захочется нести такую ответственность.


— Не смеяться, — вдруг подал голос Сих. — Думайте. Она была главой.


— Вот-вот! — воскликнула в поддержку его слов Кира. — Майя управляла целой деревней!


Квигг устало вздохнул и взглянул наружу через брешь в стене. Кроваво-красное солнце озаряло ледяные стены, не давая забыть о том, что скоро наступит темнота, и, возможно, настанет время нашей с товарищами смерти. Затем он перевел взгляд на меня, словно спрашивая меня без слов о том, правда ли это. Я молча кивнула и опустила взгляд. Слишком много мыслей крутилось в голове, и даже с двумя личностями внутри было сложно разобраться со всеми ими — будто письменный стол, заваленный бумагами.


— А она ведь придумала те штуки, — наконец заговорил первым Бруни, жестами в воздухе показывая, как стреляет водяная пушка. — Без них мы бы не выстояли.


— Вигдис верила. Доверяла. — добавил Сих.


Невольно я перевела взгляд на обвязанное веревками пока еще бездыханное тело моей тетушки. Одного лишь короткого взгляда на нее хватило чтобы почувствовать, как ком скорби подступает к горлу, и я поспешила отвернуться, стараясь не думать о том, во что она вот-вот превратится.


— Тогда спросим ее. — подытожила Афина, кивнув на мертвого командира. — Все-равно скоро оживет.


— Нет! — воскликнула я, но тут же осеклась. — Не надо… Надо ее похоронить.


— Ее негде похоронить, доченька, — горько вздохнула Надья. — Нет здесь земли.


— Но… — хотела было возразить я, но не нашла слов. — Но ведь…


— Майя, — успокаивающим тоном обратился ко мне Бруни и положил большую, волосатую руку мне на плечо. — Мы все понимаем что ты чувствуешь. Она была твоей теткой, как-никак, и…


— А вы, суки, все знали и не сказали! — обиженно воскликнула я, перебивая его. — Вы… Агрх! Хотя бы давайте не будем ее уродовать, прошу.


Бруни вздохнул и переглянулся с Сихом. Тот держал на коленях поблескивающий в свете закатного солнца меч, и, спустя пару секунд раздумий, кивнул. Я вздохнула с облегчением.


Увы, но кроме Вигдис нам некого было провожать в последний путь. Остальные наши соратники, обратившись в обсидиановых тварей, сбежали прочь, когда пал командир мертвого войска. Осталось лишь тело Вигдис, которое вот-вот должно ожить, обратиться в одно из этих существ.


Поужинав пресным мясом на пару, мы принялись готовиться к церемонии прощания. Когда Бруни медными гвоздями прибивал Вигдис к стене, я, не в силах смотреть на это, отвернулась и закрыла уши. Каждый удар молотка отдавался внутри меня волной неприятной, будто бы липкой вибрации, склеивающей мышцы и органы. Будто бы все внутри меня замирало на короткий миг, а затем неприятно, с усилием приходило в движение вновь.


И наконец, когда погасло солнце, Белая крепость вновь ожила. Под завалом, остатками стены, послышались стоны павших, но никто из них не мог выбраться наружу. Ожило и тело Вигдис. Она с хрипом, сплевывая кровь, медленно открыла мутные глаза и обвела взглядом разрушенную комнату, нас, пышащий жаром гейзер.


— Вы все покойники, — сквозь зубы процедила она. — Вам… Агрх! Больно…


Я медленно подошла к ней, держа наготове чашу с водой. Вигдис морщилась от боли, стискивала зубы до такой силы, что из десны побежала струйка крови, но не кричала, держалась. Едва сдерживаясь от того, чтобы не закончить все здесь и сейчас, я тихо спросила:


— Тетя… Ты помнишь меня?


— Конечно, блять, помню! — зло выкрикнула она. — Оно… Я так… Зла!


— Вигдис…


— Заткнись и слушай пока у меня еще есть силы! — рявкнула павшая командир, брызжа слюной. — Черный глаз ослаб, у него мало сил… Он… Борется.


Она кивнула в сторону заточенного под толщей воды мертвеца с горящим сердцем. Ей явно тяжело давалось каждое слово, она изо всех сил сопротивлялась зову злобы, разгорающейся внутри. От ее дыхания веяло холодом.


— Слушай, слушай! — тяжело дыша прохрипела она. — У тебя… У тебя четыре года. Четыре года! Он борется, но у них обоих осталось мало сил. Горящий… Он был там. Он вернется на зов подобного себе, поняла?!


— Вигдис, я… — едва шевеля губами тихо произнесла я. — Я не понимаю…


— Четыре года! У вас четыре года! Вы все сдохните через четыре года, твари! Сдохните!


Все тело Вигдис напрялось, она попыталась вырваться. Была готова даже разорвать свои собственные ладони, лишь бы вырваться и убить кого-нибудь из нас. Но пока я, замешкавшись и не решаясь прекратить ее мучения лишь молча смотрела на нее, подбежал Снорри с большим кувшином воды и заковал в лед лицо мертвого командира. Один за другим оставшиеся в живых подходили к ней и выплескивали на нее воду. Тело Вигдис быстро покрывалось льдом, движения давались ей все труднее и труднее. Наконец, когда лед сковал ее почти полностью, я собралась с силами и дрожащими руками выплеснула воду, закрывая глаза.


Все молчали — никто сейчас не хотел нарушать установившийся покой. Даже погребенные словно вмиг застыли, замерли, и был слышен лишь вой холодного, колючего северного ветра.


— Вот и все, — вздохнул первым Бруни. — Хорошая баба была.


— Да. — коротко поддержал его Сих.


Ее лицо навечно осталось заперто в ледяных стенах крепости. Наверное, так она и хотела уйти из жизни — там же, где и сражалась столько лет. Мне же лишь оставалось надеяться, что когда-нибудь она сможет обрести покой.


Вскоре один за другим люди начали готовиться ко сну. Спать, впрочем, можно было не всем — двое человек обязательно оставались караулить наш лагерь на случай если мертвецы вдруг решат атаковать. Остальные же, пока не настала их смена, могли позволить себе долгожданный отдых.


Под шкурами, в окружении Киры и Афины, было тепло, но все-равно приходилось спать в шубе. Наверное, наше лежбище прогрелось бы за ночь от тепла наших тел, но все мы слишком замерзли и устали чтобы ждать этого.


Кира уснула почти моментально — эту бестию не заботила ничья смерть, не волновали неудачи и поражения. Ей было весело — это главное, а сейчас она набиралась сил, чтобы продолжать свое безумство завтра. Афина же уснула вскоре после нее — сказывалась сильная усталость, как и у всех здесь. Не спалось лишь мне, слишком много было мыслей, сомнений и страхов. Раз за разом в течение всей моей жизни они наваливаются на меня в, казалось бы, самый неподходящий момент. Правда же в том, что ни один момент не подходит для страха. Но, тем не менее, иногда я волей-неволей задумывалась, что в этом мире слишком много плохого, и что как бы я ни старалась, справиться со всем этим, увы, не в моих силах.


— Это неважно, — вдруг раздался в голове голос Димы. — Главное — пытаться, а не сидеть на месте.


— Ты прав, — мысленно ответила я. — Но мне страшно.


— Мне тоже. Поэтому и надо продолжать.


Я вздохнула и, чувствуя, что явно не смогу уснуть, аккуратно выползла из-под шкур и тихо прошла к наспех возведенной ледяной стене. Дозорным сейчас был Сих, с которым я никак не находила времени нормально поговорить, и, пожалуй, сейчас был идеальный момент.


— Не спишь. — скорее утвердительно, нежели вопросительно сказал он.


— Да, — я кивнула и оперлась на край стены, глядя в темную даль. — Не спится.


Он молчал. Этот человек вообще был не из говорливых, и дело не в том, что он плохо знает северный язык. Просто, видимо, такая вот он натура — этакий типаж загадочного человека с темным прошлым, если, конечно, можно так выражаться в адрес темнокожих людей.


— Что за преступление ты совершил? — спросила я, выдыхая облачко пара.


— Нет, — он тряхнул головой. — Говорят совершил. Я — нет.


— Ты не делал этого? — не без интереса продолжила я осыпать воина вопросами. — Тебя подставили?


Сих молча кивнул.


На небе ярко горели звезды, отражаясь и сверкая в снегах. Северное сияние в вышине было спокойным, тихим, словно море в штиль — совсем непохоже на то, что было прошлой ночью. Тут и там виднелись упавшие с неба куски нефрита, но сейчас было бы слишком опасно выходить за ними.


Вдруг вдалеке, к востоку от крепости, я смогла разглядеть крохотный огонек в ночи. Сих ничего мне не сказал, но, судя по прищуру, тоже увидел это. Снимая меч с пояса, он кивнул мне и я приготовила копье, стараясь не высовываться из-за стены слишком сильно.


Огонек все приближался, но был слишком далеко чтобы можно было разглядеть источник света. Я взглянула на воина рядом со мной и тихо спросила:


— Мертвые?


— Нет, — он покачал головой. — Мертвые без света.


Он был прав — мертвецы никогда не разводили огня. Жар пугал их, злил, да и ни к чему им был свет — в конце концов, под полярным сиянием, особенно когда оно кипит в разгар сражения, все было видно достаточно хорошо.


Наконец, когда между крепостью и огоньком оставалось чуть меньше ста пятидесяти лагов, я смогла разглядеть небольшой караван — трое людей, один турн и во главе отряда, как и почти всегда, старик Угбар, опирающийся на длинную палку. Люди, что были с ним, в страхе оглядывались вокруг и сжимали в руках оружие — явно боялись засады.


Я перемахнула через стену и прошла мимо ледяных кольев. Оглянувшись, я лишь увидела, как Сих кивнул мне, и пошла дальше, навстречу каравану.


Заметив меня, Угбар поднял было руку, хотел поздороваться, но улыбка почти мгновенно сползла с его лица, когда он увидел разрушенную стену крепости. Его глаза расширились от страха, в шоке он молча раскрыл рот, и, наконец, проморгавшись, тихо сказал:


— Да чтоб меня…


Караван вместе с Угбаром провел у нас ночь — все-таки под северным сиянием двигаться было достаточно рискованно. Старик объяснил, что люди, которых он сопровождает, настояли на том, чтобы как можно скорее добраться до крепости, дескать, не выносят этого дикого холода. И я могла их понять — как и Сих, судя по цвету кожи, они были из мест гораздо более теплых и засушливых. Впрочем, в отличие от нашего соратника, эти выглядели иначе, и своим видом напоминали скорее индусов, нежели африканцев.


— Вот значит как… — угрюмо вздохнул Угбар, когда я закончила свой рассказ.


— Да, — тихо ответила я. — Паршиво.


Старик отчаянно думал о том, как приободрить меня и остальных в крепости, но ничего не приходило ему на ум. Даже новости, которые он принес с юга, были плохими — за ледяным морем продолжается кровопролитная война, геты находятся между молотом и наковальней, а на земли Скагена то и дело вторгаются грабители из Коммунахты. Судя по его рассказам, Куаннинг сумел взять власть в свои руки, однако у людей свежа была память о кровавом захвате поселения, и многие отказывались подчиниться новому ярлу. Даже среди тех, кто встал на мою сторону во время осады города находились те, кто считал действия захватчиков слишком жестокими. Признаться, иногда у меня проскальзывала та же мысль.


Когда же после ночи, проведенной за разговорами, наконец наступило утро, пришла пора прощаться с Угбаром. Пришлые пилигримы оставили в крепости немного зерна, веревок и ткани, и теперь явно спешили убраться отсюда поскорее. Наверняка среди моих братьев по оружию и сейчас были те, кто желал того же.


Пожав руку Угбару, я приобняла его и похлопала по спине.


— Помни, старик, — сказала я. — Разнеси весть, что Белая крепость просит о помощи. Нам нужны люди, оружие, пища и древесина.


— Да запомнил уже, — усмехнулся старик. — Не настолько я старый, не боись.


Наконец они, кутаясь в тяжелые шубы и плащи, медленно ушли прочь. А нам предстояло много работы — если то, что сказала Вигдис, правда, то нельзя было терять ни минуты.


— Ну, — я окинула взглядом всех, кто был здесь, со мной. — Дадите мне поуправлять крепостью, или кто-то хочет встать на мое место?


— А хлеб с икрой будет? — усмехнулся Бруни.


— Сто херов тебе в рот, волосатый, а не икру, — устало рассмеялась я. — Ну, за работу!

Показать полностью
Мои подписки
Подписывайтесь на интересные вам теги, сообщества,
пользователей — и читайте свои любимые темы в этой ленте.
Чтобы добавить подписку, нужно авторизоваться.
Отличная работа, все прочитано!