Сообщество - Авторские истории
Авторские истории
13 567 постов 16 391 подписчик
10

Корзинка

Корзинка Рассказ, Текст, Ужасы, Авторский рассказ, Длиннопост

- Нет, ну ты видел?

- Что случилось на этот раз, Ира?

На неё порой находило какое-то чувство повышенной справедливости и она в эти моменты могла вспылить из-за любого пустяка.

- «Корзинка»!

Я устало посмотрел в окно. Напротив дома совсем недавно построили и открыли новый магазин сети «Корзинка». Он издалека манил к себе скидками в честь открытия с огромного баннера над входом.

- «Корзинка» - повторил я за женой.

- Так что с ней? Очень удачно открыли, теперь не надо будет по 30 минут на машине до Железнодорожной ездить.

- Удачно открыли? Удачно открыли?!

Казалось Ира сейчас взорвется, настолько взвинченной она была.

- Да как ты можешь такое говорить?! Ты знаешь, что там раньше было?!

Я дипломатично покачал головой.

- Нет, солнц, не знаю, поскольку это ты жила тут всю жизнь, я же переехал 2 года назад, если помнишь.

Ира выдохнула.

- Да. Прости. Все время забываю,что ты не местный.

- Но-но, уже местный, меня вон даже соседи-алконавты приняли, все зовут в гараж к Иванычу посидеть.

Ира хихикнула.

- Ну это да, раз к самому Иванычу, тогда действительно местный, кто я такая, чтобы спорить с мнением столь почтенной публики.

- То-то же! Смотри у меня. Ладно, так что там с «Корзинкой?

- Да капище там было. Древнее. Я то идолов уже не застала, а дед мой ещё видел их, страшилы, говорил, были, взгляд жуткий, будто живой.

Ира передернула плечами.

- При советской власти-то их всех повыдёргивали, да вывезли куда-то, а на этом месте пустырь все это время был и не росло ничего, будто проклятое место было. А они там магазин! Там может кости в земле лежат, не по христиански это как-то.

- Ну так капище-то языческое, конечно не по христиански.

- Да ну тебя, дурак. Неправильно так.

Я посмотрел на жену внимательным взглядом. Она действительно была расстроена.

- Ну не принимай ты так близко к сердцу это, при таких масштабных стройках проводят археологические исследования и если что-то не так- стройку замораживают. А раз «Корзинку» открыли, значит все хорошо.

- Думаешь?

Жена шмыгнула носом.

- Уверен! А теперь иди-ка сюда, есть у меня к тебе одно дело, как к законной супруге...

Ира хихикнула.


Признаюсь, то, что рассказала мне Ира, меня заинтересовало.

Я с детства испытывал слабость к истории, а тут такой подарок, да прямо под носом.

В интернете информации я по этому капищу не нашел, но меня спасла местная библиотека. Усталая библиотекарша за шоколадку помогла с поиском нужного материала: старенькой книжки, выходившей тиражом около 100 штук за авторством местного краеведа-историка: некоего А.Б. Терентьева.

Книжка была небольшая, по нужной мне теме информации было совсем немного, всего на 2 страницы: половину первой занимала зарисовка той самой поляны с стоящими на ней идолами, на второй же была грубо нарисованная карта с 9 точкам.

Да уж, Ирин дед не врал, выглядели идолы и вправду жутко. Вроде бы человеческие лица, но будто потекшие, со странными пропорциями. В описании говорилось, что «найденное капище не было посвящено не одному из известных на данный момент богов древних народностей, населяющих данную область и до сих пор является загадкой, будоражащей умы археологов всего мира» 

Да уж, Терентьев высоко ценил свой край. Я продолжил чтение.

«В районе города Н. были найдены в разное время ещё 8 подобных капищ, назначение их также осталось неизвестным».

Я сфотографировал обе странички, поставил книгу на место и направился в выходу, улыбнувшись, шуршащей шоколадкой библиотекарше.

- Прошу прощения...

- Да, молодой человек?

- Подскажите, у вас больше нет книжек по местной истории за авторством Терентьева А.Б.?

- Давайте проверю

Библиотекарша шустро вбила фамилию на старенькой клавиатуре.

- Нет. Вы знаете, больше его книг, к сожалению, нету.

- Ну, ладно, спасибо вам все равно.

Попрощавшись, я покинул здание библиотеки.


- Солнц, а ты знаешь, я сегодня был в нашей библиотеке.

Ира заинтересованно посмотрела на меня.

- Что ты там рассчитываешь найти? У тебя Википедия в кармане, а ты в этот пыльный сарай поперся.

- Ну ты зря так. Вот, например, про капища твои, я только там информацию нашёл, в карманной википедии ничего не было.

- Капища? Их было несколько? Да и вообще, зачем это тебе?

- Ну ты же знаешь, меня хлебом не корми, дай в старинных делах поковыряться. А по поводу капищ, да, их было 9 с нашим. В книжке вычитал, даже фото сделал...

Я достал телефон с показал Ире фото из библиотеки.

- ... это у вас тут краевед какой-то был, Терентьев, вроде, его зарисовки.

- Жуткие какие...

Ира вернула мне телефон.

- Не зря их вырыли.

Она помедлила.

- Как ты говоришь фамилия местного доктора Джонса?

- Терентьев. А.Б. Аркадий Борисович или Андрей Борисович

- Артур Борисович.

- Ну или Артур Борисович, да, идею ты правильно уловила.

- Нет, ты не понял. Его звали Артур Борисович Терентьев. Это прадедушка...Не знала, что он книги писал.

- О, как! Так вот она известность, я женат на правнучке знаменитого историка и писателя!

- Ой, какой ты дурак, перестань.

Ира сходила в комнату и через минуту вернулась со старой фотографией. На ней была запечатлена маленькая Иринка

- Я его и не помню почти, он умер, когда я маленькая совсем была...или нет, вру, не умер он, без вести пропал, я помню дядя с отцом ещё несколько месяцев по ночам уходили искать его, но так и не нашли.

- Жутковато.

- Ну да. Ну дело давнее. Бабушка говорила, что он последнее время головой повредился, все про какую-то жуть рассказывал...а потом просто ушел и исчез.

Ирины глаза намокли и она зашмыгала носом. Я скорее обнял её и скоро шмыганье прекратилось.


На следующее утро я решил, что нужно попробовать что-то разузнать о её прадеде, мне показалось, что это был бы отличный подарок на приближающуюся годовщину свадьбы. Я решил начать с посещения местной «Корзинки», может действительно какие-то изыскания проводились и мне бы смогли там помочь. За стойкой информации мне, естественно, ничего толком не сказали, но взяли телефон и пообещали передать мой запрос руководству. Супермаркет открылся совсем недавно людей особо не было и я решил быстренько закупить все необходимое из списка продуктов, который мы с Иринкой ведём в общих заметках, да потом ехать на работу. Довольно быстро корзинка заполнилась продуктами и я пошагал к кассам. Вот меня всегда утомляло в больших центрах и магазинах огромное скопление людей, я прямо начинал чувствовать себя каким-то разбитым, будто вся эта людская суета вытягивала из меня энергию. Здесь же, в утренней пустоте, я даже получал удовольствие от внезапного шоппинга, придирчиво выбирая каждую положенную в корзинку позицию. Подходя к кассам я ощутил легкое головокружение, но не предал этому значения, не тот у меня ещё возраст, чтобы на такие вещи остро реагировать. Молодая кассирша оперативно пробила покупки, вложила к чеку бесплатную дисконт карту. С одной стороны был логотип магазина со штрихкодом и уникальным номером, с другой же карта расположения всех магазинов сети. В целом удобно придумали, всегда можно понять, где ближайшая «Корзинка».

Внезапно меня передернуло. Местоположения магазинов.... Я не сразу смог достать телефон, открыв фото расположения капищ, я приблизил к экрану карту, полученную от кассирши: все девять магазинов располагались на тех же самых местах, что и капища. На меня накатила тошнота. Да что со мной! Новость, конечно, крайне интересная, но я никогда не был таким болезненным чело...


Мир вокруг померк. Сознание крутилось, темные силуэты вокруг звали к себе, но не голосом, ЗОВОМ.

Ужас исходящий от них был физически ощутим, хотелось спрятаться внутрь себя, чтобы никак не соприкасаться ни с чем, к чему имели отношение бесформенные силуэты. Мой внутренний крик оглушал меня же, легче было бы умереть, что угодно, лишь бы не ощущать ужасающего присутствия рядом с собой. Я осознавал, что нечто с любопытством исследует меня, заглядывая во все потаенные уголки сознания. Мой мозг был словно препарирован и выпотрошен, в нем не осталось тайных мест. Все последние воспоминания были тщательно просмотрены: Ира, библиотека, зарисовки с идолами... Мое сознание отталкивалось все дальше и дальше, а телом практически полностью завладело нечто.

Внезапно я увидел картины прошлого: капища на месте супермаркетов, древних людей, возносящих молитвы Неведомым, жрецов, которые уже не являлись самими собой, но были лишь сосудами древней силы. В реальности прошла доля секунды, в голове же промелькнуло 1000 лет за раз.

Вот картина жестокого побоища, вокруг разбросаны трупы, капища уничтожены и засыпаны солью. Победители древней битвы разбивают алтари, сжигают трупы, со страхом поглядывая на древние каменные фигуры. Рядом стоят шаманы, сдерживая Неведомых. Они заперты ими под идолами.

Следующая картина: бульдозеры, выворачивающие каменными истуканами, Неведомые начинают просыпаться.

Мое тело больше не принадлежит мне. Я всего лишь наблюдатель. Чудовище во мне с любопытством оглядывается вокруг. К нему подходит кто-то. Кассирша ...Но теперь я вижу, ее окутывает бесформенное марево, черты лица текут, что-то жутко неправильное в ней, будто она не является частью этого мира, а лишь временно гостит здесь, повергая в ужас всех, способных углядеть истинную ее личину. Мы обнимаемся,  мое сознание же в очередной раз пытается удрать куда-то вглубь себя от присутствия этой парочки.

Милосердная тьма накрывает меня и я отключаюсь.


-...не знаю, Андрей, ты какой-то странный сегодня, прямо сам не свой.

Голос. Этот голос...Ира. Моя Иринка.

- Да такой же как всегда, ты какая-то подозрительная. Не выспалась может?

- Может. Меня почему-то не отпускает никак та зарисовка, весь день о тех идолах думаю, знаешь, как больной зуб, когда и не хочешь вроде, а все продолжаешь его языком трогать.

Ира, это не я! Не говори с ним! Убегай!

- И что ты о них думаешь?

- Да... Неспроста это все и прадед мой исчез тогда, подозрительно, будто что-то...

- А вот мы и приехали!

Куда приехали? Куда ты ее привёз?!

Иринка, будто услышала меня.

- Андрей, куда приехали? «Корзинка»? Ты же терпеть не можешь шоппинг, тем более после работы, да и вроде есть все дома.

- Ну все, да не все. Плюс акции тут сейчас в честь открытия.

- Ну...ладно, походим.

Беги! Ира! Беги!

Я попытался выкрикнуть, но это было бесполезно. Мое тело не слушалось меня. Мы зашли в распахнувшиеся двери, мое тело посмотрело на Иру. Она вдруг резко побледнела.

- Андрюш, подожди секунду, что-то я...

Ира стала оседать.

Суки! Суки!

К нам стал подходить охранник: его тоже окутывало марево, он был один из них. Аура страха сопровождала его, к этому невозможно было привыкнуть. Какой-то первобытный ужас, гнавший тебя как можно дальше от этих иных существ.

Иру начала опутывать дымка, ее лицо стало меняться, течь.

Суки, нет, нет! Оставьте ее, отпустите! Зачем она вам, не трогайте ее!

У меня началась истерика. Мое тело так же неподвижно стояло, наблюдая за преображением моей жены. Я не мог ничего поделать. Я пытался орать, дергать руками - ничего. Внезапно Ира встала. Нет. Не Ира. Встало ее тело. Моя жена оказалась также заперта внутри себя, как и я. Она обнялась с охранником. Повернулась ко мне. Я не мог смотреть в ее лицо и не мог отвернуться. Ничего не осталось в ней от моей Иришки.

Монстр, чудовище, которое пугает одним фактом своего существования. Она подошла ко мне и обняла.

Я услышал Ирин крик, внутри тела, что ей больше не принадлежало. Она звала меня и рыдала, просила спасти ее от этого ужаса.

Ее голос что-то пробудил во мне, ярость начала затапливать все кругом, выжигая все мое существо, ни мыслей, ни желаний, только гнев на тех, кто посмел причинить вред моей жене.


"...и к новостям нашего города.

Шокирующее убийство произошло вчера в одном из супермаркетов быстрорастущей сети «Корзинка»: молодой человек выхватил пистолет у проходящего мимо охранника и застрелил свою жену, после чего застрелился сам.

Как считают эксперты, причиной была ревность.

«Эта ужасная трагедия и большая потеря, мы пересмотрим всю свою систему безопасности и проведём дополнительные инструктажи с сотрудниками, чтобы такое не могло повториться в дальнейшем, ведь в наших планах выйти на мировую арену» -  прокомментировал ситуацию генеральный директор компании".

Показать полностью
23

Девочка перед киноаппаратом

Она принимала таблетку, чтобы уснуть, и таблетку, чтобы прояснилась голова.

Через двадцать лет, когда Джун будет рассказывать об этом журналистам, те, округляя глаза, уже представят заголовок на первой полосе. Тем временем бывший продюсер скажет, что актриса всё придумывает, а если и принимала медикаменты, так это её собственный выбор. Скорее всего, ему поверят, ведь что осталось от этой женщины? Повзрослев, она больше напоминала пародию на саму себя. Наивные карие глаза и чуть вздёрнутый носик смотрелись уже не мило, а, скорее, смешно. На лице запеклась детская обида, пронесённая через годы. Девочку теперь забыли, девочка никому не интересна. Киноплёнка, как карточный шулер, вытянула из юного существа все жизненные силы и оставила ни с чем.

— Вот и пудрит всем мозги своим нытьём, чуть слава поугасла, — говорили статистки на студии.

— О, я знаю таких актрисок. Внимания им хочется, ведь они питаются вот этим самым вниманием, — резюмировал оператор, прочитавший статью.

Весь мир гадал: врёт ли актриса или нет. Но недолго, прошло меньше месяца, и про Джун снова забыли. Пока первые полосы газет не запестрели объявлениями о смерти женщины.

***

Джун едва исполнилось тринадцать, когда после концерта к её матери подошёл пожилой толстяк.

— Мы сделаем из вашей дочери настоящую звезду.

Сам разговор девочка не слышала, но в интервью всегда рассказывала эту версию. На

самом деле мать таскала её по всевозможным кастингам с малолетства, и вот наконец им улыбнулась удача. Танцевала и пела Джун превосходно, всё-таки дочь артистов, с детства на сцене. Разве что продюсера не устраивала полнота девочки и её нос, похожий на картошку.

— Но это, маленькая свинка, мы исправим, — рука продюсера потянулось к пухлым щекам девочки и больно ущипнула.

А на фотографиях в газете этот самый старик улыбался и по-отечески нежно глядел

на Джун. Никто из читающих не догадался бы, что этот пожилой мужчина велел

морить голодом девочку и заставлял работать по восемнадцать часов в день.

— Чего ты хотела? — повторяла мать в ответ на жалобы дочери. — Тебя взяли, чтобы ты трудилась, а не пирожные ела.

В свободное от съёмок время, по совету косметолога, на нос девочки надевали специальную повязку.

— Ну вот, уже почти не поросенок, — смеялся продюсер, — теперь ты наша маленькая горбунья, — старик так обрадовался своей шутке, что ещё долго хохотал.

Постоянные репетиции сбили режим юной актрисы. Только заканчивалась работа над одним фильмом, как тут же начинались съёмки другого.

— Она такая вялая, — заметил режиссер новой ленты. — Это никуда не годится, нужно, чтоб героиня бегала и плясала в кадре, а эта сейчас уснёт.

Но пожилой продюсер решил и эту проблему. Врач выписал актрисе чудесные таблетки, от которых она, как певчая пташка, порхала по площадке. Очень скоро выявился неприятный побочный эффект — Джун не могла уснуть после этих таблеток. Полночи ворочалась, но не засыпала. Тогда врач выписал актрисе ещё пилюль, но теперь для крепкого сна.

— Вот и славно, потрясающая работоспособность.

Джун очень быстро менялась, и, несмотря на все старания, её тело повзрослело, и уже никто не мог отрицать очевидного. Актриса больше не ребёнок, а взрослая девушка. И тут уже не спасут ни утягивание груди, ни две косички. Джун глядела на себя в зеркало, весь её облик был как будто тот же, выдавали глаза взрослой измученной женщины. Контракт со студией подходил к концу, а продлевать его продюсеры не спешили.

— Она выросла из ролей девочек, — придирчиво разглядывал свежие кинопробы один.

Другой цокал языком и водил лупой по фотографии.

— Но на серьёзные роли таланта тут не хватит.

Джун знала, как гаснут звёзды. И едва ли кто задумается, куда делась та белокурая дива со сладким голоском. Ведь тут же на её месте появляются не менее прекрасные девушки, готовые танцевать и смешить зрителей. Сегодня ты на обложке журнала, а послезавтра обиваешь пороги студий в надежде заработать на кусок хлеба.

Вроде для актрисы ещё ничего не изменилось. Её всё так же нещадно эксплуатировали и морили голодом, но в воздухе уже летало, что всё это для Джун скоро закончится. И она это чувствовала.


Чтобы хоть немного заглушить голод, актриса курила у входа в павильон. После каждой затяжки её тревога увеличивалась, как снежный ком. И к чему это директор студии сегодня пожелал ей хорошо выйти замуж?

— Мы готовим тебя в звёзды, — повторял старик пару лет назад. Теперь же девочка почти взрослая и казалось бы уже стала всеобщей любимицей.

— Ты богатая, Джун, если будешь умненькой, то тебе денег на всю жизнь хватит, — как-то утром сказал девушке продюсер, вроде бы ни на что не намекая, просто мысли вслух. И эта фраза плотно засела в голове молодой актрисы, бесконечно прокручивалась и от раза к разу пугала всё сильнее. Даже всерьёз думала настигнуть этого заботливого мужчину и пытать, пока тот не объяснит, что имел в виду.

Беспокойство всё росло, и она постоянно пребывала в ожидании будущего краха. В один из съёмочных дней Джун заметила юную актрису. Темноволосая бойкая девочка деловито вышагивала по студии.

— А вот наша новая звёздочка, — пролепетал ассистент режиссёра.


Всё тут же встало на свои места. У них новое юное дарование, и теперь она будет работать и днём и ночью во имя успеха студии.


Джун бы с радостью вцепилась конкурентке в волосы, выволокла бы из павильона и хорошенько накостыляла. Кто-то хочет занять выстраданное ею место, так пусть сразится.

Но волю рукам актриса не дала. А что бы это изменило? Оставалась только смиренно ждать часа, когда её сменят. Печальные мысли, постоянно всплывающие в голове, подточили и без того хрупкое здоровье. Просыпаться девушке становилось всё сложнее, да и работала она с трудом. Вечно впадала в какое-то забытье, режиссёру приходилось несколько раз звать её. Голова кружилась, и Джун совсем не могла вспомнить текст, выученный накануне.

— Да что с тобой такое, а ну-ка соберись.

Но ничего не выходило, и через неделю актриса попала в больницу с нервным истощением.

После выписки на студии Джун не слишком жаловали. Её работоспособность заметно снизилась, и двадцатилетней актрисе уже не хватало пяти часов на сон.

Девушку позвали в кабинет директора, слабая надежда на продление контракта едва теплилась.

— Мы решили, что твоё будущее связано с другой студией, — объявил директор.

***

От того удара Джун не оправилась и через много лет. Тень прошедшего успеха преследовала и не давала жить. Погоня за ускользнувшей славой стала главной целью жизни.

— А знаешь, кто я? — постаревшая Джун кокетливо поглядывала в зеркало дальнего вида, желая привлечь внимание таксиста.

— Не довелось, мэм.

— Да я же звезда. Помните девочку с косичками? Там ещё песня про радугу была, — женщина попыталась хриплым голосом напеть мелодию.

— Не припоминаю, мэм, — а сам про себя подумал: “Каких только чокнутых не встретишь, и куда врачи смотрят”.

— Стоп, снято! — режиссер кричит, срывая голос. — Джун, поди сюда.

Женщина вышла из машины, ещё не успели выключить проектор, и город плывёт за её спиной .

— Вот что, мы решили всё переснять, — в руки актрисы падает пачка свеженапечатанных листов. — Вернее, знаешь, не всё, а с того момента, как ты плачешь и куришь у дверей студии, такая вся несчастная и забытая.

Джун пробегает глазами по сценарию.

— Но тут ведь совсем по-другому. Нет о том, как я травлюсь, пяти неудачных браков и нервного срыва. Кто это захочет смотреть?

Режиссёр пожал плечами .

— Давай без лишних возражений, распоряжение студии. Иди смывай свои морщины, снимай седой парик и ждём тебя через час.

***

Джун курила по восемьдесят сигарет в день. Всё тело болело от корсета, призванного не дать её телу взрослеть.

Толстая женщина строго позвала девушку зайти в павильон.

— Мы сегодня снимаем твой день рождения, дорогуша, — сотрудница строго оглядела Джун, как блоху на пинцете. — Переодевайся, дорогуша.

— Но мой день рождения через месяц.

— И что? У нас, знаешь ли, свой график.

В помещение втолкнули огромный торт, украшенный кремовыми розочками и свечами. Актёры пели, и сам директор студии зашёл на праздник. При виде угощения глаза девочки загорелись, она не ела сладкого уже несколько лет, и конфеты иногда приходили во снах. Ей протянули огромный нож, и она уже представила, как смакует сливочную помадку, как ложечка медленно снимает кремовые розочки, одну за другой, и мягкий от пропитки бисквит тает во рту. Джун поднесла нож, и в ту же секунду её ослепляет вспышка камеры.

— Всё, готово. Ещё пару кадров. Деточка, давай ещё разочек, только теперь смотри на меня.

Торт оказался бутафорским, его унесли реквизиторы.

— Прекрасно получилось. Через месяц пустим в печать, — фотограф раскланялся и попрощался.

А Джун дали десять минут на отдых, и та, взяв пачку сигарет, направилась на улицу. От обиды встал ком в горле, и она тихонько плакала. Мимо проносили декорации, бегали дамы в широких платьях и чепцах. Девушка ощущала щемящее одиночество и беззащитность. “Зачем я здесь?”, “Меня всё равно тут никто не любит”. Если бы тут случайно оказалась мать актрисы, то непременно отвесила ей затрещину: “Ты что такое несёшь, дурында, я жизнь положила, чтоб тебя на порог сюда пустили”.

Джун и не заметила, как привлекла внимание молодого человека, с жалостью глядящего на неё. Он подошёл к ней ближе.

— У вас всё хорошо, мисс?

Девушка не ответила, у неё и так осталось совсем немного времени перед гримом и новой сценой.

— А что тут за праздник был?

— Мой день рождения, — отрезала она. Молодой человек удивлённо посмотрел на актрису. — Только это не настоящий день рождения, а для фото, — Джун достала новую сигарету, приступ голода никак не унимался. — Даже торта не дали, — по её щеке скользнула слеза, смешанная с пудрой и тушью.

— Как горько, — с иронией в голосе заметил неизвестный и сразу же ласково улыбнулся. — А хотите, я вам принесу торт?

— О нет, мне нельзя сладкого. Иначе я превращусь в жирную свинью, и студия разорвёт со мной контракт.

Полная сотрудница направилась в сторону парочки. Щёки её тряслись при ходьбе, а глаза сами собой говорили, что сейчас девушке достанется.

— На часы смотрела? Почему мы вечно должны тебя ждать?

Съёмки шли дальше, и на Джун, как обычно, кричали, а она стойко выносила привычные тяготы. Втайне актриса мечтала, что кто-то придёт, вызволит из плена, ну и заодно, наконец, накормит. Сигареты уже едва спасали, а есть разрешалось только творог и фрукты.

— Зато сколько угодно чёрного кофе, милочка.

Студия ужесточила график, желая успеть закончить картину до конца года.

От жалоб Джун отмахивались, и теперь, усыплённая таблеткой, она спала прямо на площадке.

— А знаешь, сколько девочек хотят быть на твоём месте?

Все кричали актрисе, мол, ещё немного поднажать, и наступит долгожданный отдых. Но Джун знала — закончатся съёмки, начнутся концерты, потом подготовка к новой картине. Безысходность вводила девушку в апатию: она никогда не выспится и никогда не наестся вдоволь.

Иногда у съёмочного павильона Джун встречала того неизвестного молодого человека. Они курили и болтали обо всём подряд, совершенно забывая про время. Потом прибегала полная дама и утаскивала молодую актрису.

Съёмки закончились вовремя, и фильм вышел на редкость удачным.

Продюсер, окрылённый высокими сборами, радовался и размышлял над новыми проектами.

— А хорошо же я поставил на эту свинку с косичками, А?

Все кинокритики осыпали Джун похвалой, пророча великолепное будущее и высокие кинонаграды.

Без всяких колебаний студия решила продлить контракт с юной звездой.

***

— Я, пожалуй, откажусь, — заявила девушка твёрдо и решительно.

Немая сцена. Пожилой продюсер, не понимая происходящего, замер, ожидая, что всё окажется шуткой. Но девушка говорила предельно серьёзно и даже собиралась уходить.

— То есть как? Ты хочешь предать студию, которая тебя вырастила? Людей, сделавших из горбуньи настоящую звезду?

Джун не отвечала. Про себя она думала: неужели ей, наконец, хватило смелости перечить властному продюсеру. Свободна, как ветер, актриса могла не слышать оскорблений. Выбежать из кабинета и больше никогда не видеть опостылевших лиц.

— Мы будем судиться! — кричал ей старик вслед. — Даже не думай, что всё так сойдёт с рук.

***

Девушке совершенно не хотелось ни с кем прощаться на студии. Джун раньше приходилось видеть, как уволенная актриса медленно покидает студию, еле сдерживая слёзы. Но плакать девушке совсем не хотелось, она провела тут почти шесть лет и теперь хотела забыть всё как страшный сон.

У ворот студии её уже ждала машина. Тот молодой человек, вернее, теперь, когда он вышел на первый план, стоит назвать его по имени. Мужчину звали Этьен, он начинающий режиссёр. Месяц назад Этьен предложил Джун руку и сердце, и она согласилась.

— Куда едем? Париж? Рим? Берлин?

— Неважно, главное — отсюда подальше.

***

Спустя двадцать лет журналисты попытались отыскать Джун. Она давно затерялась где-то во французской глубинке. Но всё же одному репортеру удалось найти точный адрес.

— Здравствуйте, можно задать вам пару вопросов? — взволнованный журналист маячил у ограды, увитой диким виноградом, а где-то в глубине сада мелькала Джун. — Пожалуйста, всего несколько вопросов о вашей жизни и кино.

Бывшая актриса подошла поближе. Женщина заметно поправилась, а кожа окрасилась нежным коричневым загаром. Она совсем немного напоминала себя восемнадцатилетнюю.

— Я ненавижу кино!

Девочка перед киноаппаратом Большой проигрыватель, Кинематограф, Длиннопост
Показать полностью 1
23

Фокус

В конце 60-х годов нас, деревенских школьников, повезли на экскурсию в областной центр. Для поездки были арендованы два автобуса. За три часа всё, что нужно, показали, о чём нужно - рассказали. После обеда предупредили, что у нас есть один час свободного времени. Чтобы никто не отстал и не потерялся, нас организовали в группы по 7 – 8 человек, в каждой группе назначили старшего. В нашей группе старшим назначили «шустрого» по деревенским меркам старшеклассника Лёху. Что можно успеть за час? Поели мороженого. Затем решили утолить жажду и подошли к стоящим в ряд аппаратам с газированной водой. Лёха первым подошёл к аппарату, вымыл стакан и обратился к нам:
- Хотите, фокус покажу?
- Хотим, а что за фокус?
- А вот я сейчас этот газированный аппарат… обману!
Слово «обману» было произнесено Лёхой в виде синонима, позаимствованного им из ненормативной лексики. Мы с интересом стали следить за действиями «фокусника». Лёха опустил в приёмное отверстие аппарата трёхкопеечную монету, раздался щелчок, и газировка полилась в стакан. Через секунду Лёха резко выдернул стакан, хотя струйка жидкости продолжала ещё какое-то время выливаться из аппарата. Автор «фокуса», надменно глядя на нас и держа перед собой стакан, поучительно произнёс:
- Фокус в том, что аппарат сначала наливает в стакан сироп, а потом уже чистую газировку, которая смахивает на минералку. При смешивании получается что-то похожее на лимонад. А так, если успеешь вовремя отдернуть стакан, то в нём останется только сироп.
Лёха с наслаждением приложился к наполненному на одну треть стакану, а мы распределились по аппаратам «Газированная вода» и несколько раз повторили действия нашего старшего товарища. Всем понравилось.
Прошло много лет. Иногда с улыбкой вспоминаю «фокус» с газировкой, показанный нам Лёхой во время поездки на экскурсию. Хорошее было время…

172

Путаница

Путаница Авторский рассказ, Фэнтези, Рассказ, Длиннопост, Текст

- Отец Алексий?

Старый монах заморгал, из света на него надвигался крылатый силуэт.

- Ангел...Ангел Божий!

Из света стала вырисовываться лошадиная голова, грива, крылатый торс, на котором сидела светловолосая дева в лёгких доспехах. Раздалось ржание.

- А...Ангел?

- Я Валькирия Христ! А ты, видимо, тот славный воин, которого я провожу в Вальгаллу?

Валькирия с сомнением уставилась на худое тело отца Алексия. Посмотрела по сторонам.

- Хм. А где же трупы врагов? Где же горящие дома и плачущие вдовы? Где же следы славной битвы?

Отец Алексий тоже посмотрел по сторонам. Старая церковная келья с лампадкой в углу, деревянный стол и книжный шкаф.

- Я...Я всю жизнь вёл битву...

Глаза валькирии загорелись.

- ...со злом...

Она подалась вперед, отец Алексий невольно сглотнул, так как ему открылся прекрасный вид на кольчужное декольте.

- ...за души людские.

Глаза валькирии погасли.

- А. Хорошо. Ну...Что же...Садись, славный воин, Вальгалла ждёт нас.

Отец Алексий явно услышал издевку.

- Я вообще-то ждал другого посетителя...С крыльями и огненным мечом..

- Меч - присутствует, правда не огненный.

Валькирия похлопала себя по ножнам.

- А крылья есть у моего скакуна. Да, "Скачущий по курганам вихрь"? Кто у нас хороший крылатый конь?

С этим словами она потрепала его за гриву и конь довольно заржал.

- В любом случае, тут только я. Ну, ты летишь?

Отец Алексий помолчал, а потом с грустью кивнул.



Олаф Рыжий был доволен, погубить столько врагов в одной битве! Конунг будет рад...Был бы рад. Олаф сплюнул. Какая-то гадина воткнула нож ему в спину. Но ничего, в Вальгалле он попирует, а это скотина, убившая его, явно туда не попадёт, Один таких не любит.

Да где же Валькирия, он уже битый час стоит у своего тела! Пора бы уже...

Хоть бы за ним пришла пышногрудая Лиод! Уж такому красавцу и свирепому воину как он, она явно позволит некоторые вольности. По плечу постучали. Олаф радостно обернулся:

- Ну здравствуй, предвестница пос...

На него уныло смотрел бес.

- Горного великана тебе в глотку, ты кто такой? Где Лиод?

Бес кашлянул. Это будет трудно.

- Олаф рыжий, только за сегодняшний день ты убил 10 человек...

- Славная битва была!

- ...в чем нисколько не раскаиваешься. Убийство является смертным грехом и наказывается огненным Адом.

Бес просяще посмотрел на рыжего великана.

- Ты готов?

Последующие полчаса он потратил на попытки убежать от разгневанного викинга.

- Остановись, жалкое отродье Локи, я выверну тебя наизнанку и отправлю в таком виде твоему хозяину!

- Я не знаю кто это, пожалуйста, прекрати, я расскажу обо всем Утренней Звезде!

- Остановись и сражайся как мужчина!

- У меня нет пола, я в любом случае не смогу этого сделать!



А где-то далеко в это время Локи и Мефистофель смеялись и никак не могли остановиться: это было прекрасной идеей поменять местами картотеки смертных.

Показать полностью
10

Весенний груз тельца

Я не могу сказать, что люблю весну. Скорее, у нас с ней взаимная привычка, за годы мы просто притерлись друг другу. Брюзжим, как старые супруги, но терпим; до поры, конечно.

Познакомилась я с весной в мае, к сожалению. Народная молва тут же провозгласила, что теперь мне маяться до конца дней своих и пока что.... Не было шанса убедиться в обратном.

Весна со мной не церемонилась. Она накинула мне на шею хомут, сделав из меня полезное домашнее животное, близкое к земле, правда я так и не поняла, должна ли давать молоко или пахать землю. Священны ои тельцы в Индии, вот вопрос который занимает меня по сей день.

Мало того, весна заставила дать салют в мою честь, но оплата за то была велика: в любой день моего рождения крутят черно-белые фильмы и поздравляют меня с другим праздником. Я свыклась.

До окончания школы так и проходили дни моего рождения: с утра поход на парад, потом кусок тортика дома, а затем работа пахотным быком на огороде. Обычно к этому времени было уже достаточно тепло, чтобы вскапывать землю и одуванчики весело подмаргивали мне своей желтизной, за что я их подкапывала вилами и вытаскивала из земли, стараясь, чтобы длиннющий корень не обломился в земле.

Лучший день рождения был, когда мне стукнуло 17. Был сильный дождь и в тот день я обошлась и без парада, и без огорода. Мокрая свежая зелень листьев сладко пахла в вечернем сумраке и мы с подругой сидели на лавочке, украдкой потягивая пиво. Никакого салюта, никаких людей, никакого груза тельца. Это было голое, сладкое весеннее счастье.

Потом годы замелькали, как крылья потревоженных бабочек.

Я нетопливо и основательно несла свой победоносный груз тельца – только пахота теперь была на работе и учебе. Я из породы сильных тельцов, мощных телом и чуть меньше – душой. Один рост чего стоит. Таким тельцом был мой отец, такой стала я.

Папа сбросил свой плуг весенним днем, точно таким как сегодня. Однажды с нами это случается: мы просто падаем и больше не встаем. Это почти мечта – уйти до того, как тебя отправили на бойню.

В прошлом году я перестала раздражаться на черно-белые фильмы, которые всегда крутят в день моего рождения. Теперь мой день стал сороковинами отца и этот отпечаток уже не убрать. Вечная память тебе, папа.

Я не ропщу на судьбу и усердно работаю, как и полагается тельцу. Я мечтаю снять плуг по своей воле и переехать на старости лет в Индию. Может и мне все-таки повезет стать священной...


Дзен

Весенний груз тельца Рассказ, Весна, Размышления
16

Пережить короновирус

***

Между этажами во многих многоэтажных домах есть жестяные или стеклянные баночки, где соседи, игнорируя требования государства и его угрозы их наказать, оставляют окурки и пепел после вдыхания в себя табачного дыма, именуемого по-научному курением. Такая же баночка присутствует и в нашем подъезде. Она помнит дядю Гришу – фронтовика, который после запрета врачей, неспешно поднимаясь по лестнице, останавливался возле неё и вытянув чей-то «бычок», прислушиваясь к обстановке и озираясь по сторонам, ловко прикуривал и жадно втянув в себя пару «тяжек» дыма, не спеша шел к себе на этаж на расправу своей супруге, тете Кате. Баночка помнила и спортивную даму с восьмого этажа, которая строго прикуривала возле своей входной двери и, двигаясь вниз по лестнице, подходя к баночке, бросала в нее недокуренную сигаретку, а затем бодро сбегала вниз на утреннюю пробежку. Да и что говорить. Она помнила и меня, вернувшегося после службы в армии и регулярно укладывающего в нее свою дань по здоровью. Но времена теперь изменились, и курить теперь стало не только вредно, но и не здорово. Дяди Гриши давно уже нет в живых. Спортсменка, успешно выскочив замуж, отбыла в теплые страны, где сама природа способствует её физкультуре, а баночка продолжает стоять между этажами, несмотря на ежемесячные уборки с мытьем лестниц и полов подъезда, проводимых местным ЖЭКом.


***

В стране объявлена пандемия коронавируса и я, облачившись для встречи с этой редкостной гадостью, в соответствии с рекомендациями звезд экрана и сцены, собрался сходить в магазин за хлебушком. На площадке возле баночки стоял сосед Леха. Он был одет в заношенную тельняшку, отвисшие на коленях спортивные трико и резиновые тапочки. Внешний вид его говорил о том, что Лехе сегодня нелегко, по причине глубокой болезни внутренних органов от употребленной накануне обеззараживающей жидкости. При моем появлении Леха выпустил изо рта густую сизую струю табачного дыма.

- Привет, Лёша.- Прогудел я сквозь «намордник».

- Здорово.- Леха ответил на приветствие и подтянул руку с сигареткой ко рту.

-Куришь?- Как бы вразумляя его и ставя ему на вид его не хорошее поведение, спросил я.

- Вас спасаю.

- Это от чего ты нас спасаешь?

- Знамо отчего. От коронавируса. В Китае по телевизору видел, как его дымом окуривали, тем и спаслись. Так что и я взял в разработку этот метод.

- Так там и стерилизовали подъезды.- Я невольно вступил с ним в диалог.

- Тоже верно, но больно много надо для такой очистки,- Задумчиво проговорил сосед, проведя ладонью по горлу,- а вот дымом и дешевле и эффект тот же.

Он, докурив, бросил окурок в баночку.

- Сосед!- Обратился он ко мне.- А дай ты мне пару сотен на борьбу с этой заразой. Я весь подъезд обкурю, да так что хрен она к нам зайдет.

Видя Лехины страдания и оценив его желание помочь обществу, достал из кармана «пятихатку».

- Сдача найдется?- Спросил я его.

Леха выхватил купюру из моих рук и похлопал себя по карманам трико.

- Извини, нет, но у меня есть более интересная идея. Я возьму пузырек спиртного и такой в подъезде ад для коронавируса устрою, что ему в жизнь к нам не попасть.

Оценив его идею и попрощавшись со своими деньгами, я, молча, двинулся в магазин, ведь через каких-нибудь полчаса в подъезде будет ад и только баночка между этажами может его спокойно пережить.


Март 2020 года.

Показать полностью
16

Семья

Семья Текст, Зомби, Авторский рассказ, Рассказ, Ужасы

В нашем районе практически не осталось бездомных.

Многие видели в этом грамотную работу местного правительства, но, конечно, все было не так. Кто хоть раз общался с чиновниками любых мастей и рангов знает, что ожидать от них хоть каких-нибудь толковых действий - все равно, что надеяться на дождь в Сахаре, высадив там вишнёвый сад. Их убирал мой папа. Ну точнее не лично он, он лишь привозил в старый дедушкин дом, где оставлял в подвале. Остальное довершала мама.


Однажды она просто легла спать и не проснулась.

Но горевали мы  недолго, после похорон она просто заявилась к нам домой и начала готовить ужин.

Отец в тот миг и поседел. Да и я, чего уж таить, кошмары стал по ночам видеть.

Но нет, это была все та же наша мама. Она ничего не помнила, после того как уснула, но нам было не до этого, мы просто были рады ее возвращению.

Следующим утром в новостях показали сюжет о зверском убийстве сторожа на кладбище: все внутренние органы были съедены, тело было растерзано. То самое городское кладбище, где мы совсем недавно похоронили нашу маму.


Отец тогда решил подождать с заявлениями о возвращении своей умершей жены, да и правильно, наверное, а то бы маму от нас забрали. Через пару недель убийство повторилось, на этот раз жертвой стал почтальон, разносивший газеты. Мы узнали об этом первыми, так как отец проснулся рано утром от хруста пожираемых костей - мама ела. Тут бы нам ее и сдать, да? Или повторно отправить на тот свет...Но ведь это была наша мама... Большую часть времени она была все той же милой женщиной, которую мы знали всю жизнь, но через определенные промежутки времени, ей необходима была «особая диета». Это так назвал ее папа.

Мы приспособились. Стали жить более скрытно, переехали в старый дедушкин дом. Мама никогда не выходила наружу, но она заботилась о нас: готовила еду, стирала, убирала, утешала в сложные жизненные периоды, давала советы...А мы заботились о ней. Ведь семья всегда должна быть на первом месте, так учил меня папа.


Отец вычислил периоды обострения ее «особой диеты» и периодически привозил в дом разных неблагоприятных личностей, люмпенов, изгоев общества, исчезновение которых никто особо бы не заметил. Так продолжалось довольно долго. Я повзрослел, уехал учиться в другой город. Отец оставался с мамой.

Друзья пытались знакомить его с другими женщинами, но отцу это было неинтересно - его жена, любовь всей его жизни была с ним рядом.

Учеба отнимала у меня все время, я практически не появлялся дома, затем завёл свои отношения, жену, детей. Мы стали видеться с родителями все реже и реже.

А затем раздался звонок. Я приехал с работы, хотел пойти с детьми в кино, но этот звонок поменял все.

Звонила мама.


Я примчался в старый дом деда быстро, как мог, гнал машину под 200. Мама встретила меня в прихожей. За все это время она ничуть не постарела. Она выглядела очень грустной и виноватой. Отец умер. Она рассказала мне, что он в очередной раз собрался в рейд, чтобы поддержать “мамину диету”, но в этот раз что-то пошло не так и бездомный, которого он взял, якобы на сезонную работу, пырнул его ножом и отобрал все деньги, после чего скрылся.

Отец смог добраться до дома, где погиб у матери на руках. Мама не хотела рассказывать, что произошло дальше, но я, спустившись в подвал, увидел все сам - накрытое растерзанное тело отца лежало в дальнем углу подвала. Я не винил маму, она не могла ничего с собой поделать, а папа любил ее больше жизни. Я думаю, он был бы доволен, что помог маме.

Я вернулся домой и поговорил с женой. Я не рассказал ей всей правды. Лишь то, что мама осталась одна и ей нужна помощь. Та помощь, которую оказывал ей папа.

Ведь в конце концов семья - это самое важное в жизни, ведь так?

Показать полностью
11

Панацея

Поговаривали, что он продаёт панацею. Седой старик с длинной неухоженной бородой, заплетённой в косу, сидел перед раскладным столиком в самом эпицентре шумной воскресной ярмарки и подписывал неровным почерком склянки и бутылочки всевозможных форм и размеров. Содержимое в них бурлило, пенилось, переливалось всеми цветами, которые только мог воспринять человеческий глаз. Продавец тяжело вздохнул и зашёлся в приступе кашля, после чего вновь принялся за свою не самую интересную работу.

От своего занятия его смог оторвать только внезапный шум, возникший где-то в глубине толпы. Ряды людей расступались один за другим, пока перед продавцом не появился сухой старикашка на деревянном инвалидном кресле, сопровождаемый тремя вооружёнными крепкими парнями. Этот старик был самим королём.

-Ты, говорят, продаёшь что-то, что могло бы мне помочь, - проскрипел он.

-Так и есть, Ваше величество, - ответил продавец, склонив голову.

-Нет лекарства от старости, - рассмеялся самодержец. - Ты обычный лжец, как и все другие.

-И тем не менее, Вы пришли. Почему же?

-Мне просто стало интересно. Довольно забавно, что ты пытаешься продать то, что работать не может и одним своим названием противоречит людской природе.

-И всё же, в глубине души Вы мне верите.

-Возможно. Сколько возьмёшь за своё лекарство?

-Сто пятьдесят четыре.

-Так мало? Давай одну. Только учти, что если это не сработает, я велю отрубить тебе обе руки.

-Как будет угодно, Ваше величество, - сказал продавец, протягивая пузырёк. - Принять на ночь одной дозой.

Король не попрощался. Он был уверен, что ещё вернётся сюда для вынесения приговора. Самодержец терпеть не мог лжецов, и потому предпочитал сначала загнать их в сплетённую ими же ловушку, а потом только наказать. В этой игре он занимал место провокатора и манипулятора, чем, несомненно, наслаждался.

Не смотря на это, инструкция была выполнена, и король действительно излечился. Тело его перестало стареть, в инвалидной коляске больше не было нужды, а сам он успокоился от ночных кошмаров.

***

Поговаривали, что старик с длинной неухоженной бородой, заплетённой в косу, продаёт панацею и, в принципе, не ошибались. Каждый день, сидя на ярмарочной площади, он разливал по бутылкам быстродействующие яды.

9

Распутье. Часть вторая

Добрый вечер.

Прошу прощения, что так затянул с продолжением рассказа (хотя я вообще не особо то надеялся, что он кого-то заинтересует).

В общем, хотел закончить его простенько, не создавать большие разрывы во времени, не приплетать к рассказу чудовищ, экспериментов над людьми, и вообще другие параллельные сюжеты. Но, тогда это был бы не я.

Первая часть: Распутье


Поехали.


Машина остановилась в том месте, где прошлой ночью Иван и Дима чуть не сбили незнакомца.


- Точно то место? – спросила Катя.


- Да точно, тут нас и занесло, а этот, Никита, стоял прямо посередине дороги, - недовольно буркнул Иван.


- Будем ждать? – спросил Дима, который сидел на заднем сидении.


- В смысле? Мы же за этим сюда и приехали, - Катя повернулась и посмотрела на Диму.


- Ну я к тому, что… - Дима задумался, и вновь продолжил, - Просто, может мы спрячем машину подальше, а сами в лес? В кусты? Чтобы можно было устроить засаду этому Никите.


- Насмотрелся ты сериалом, мальчик, - Катя явно ждала какого-то другого предложения от подростка.


- Ну почему же, я с ним согласен, - теперь Иван повернулся к сыну. – Давай, садись за руль и езжай в сторону деревни. Тоже время наступит через пол часа, так что едь обратно в нашу сторону через двадцать пять минут.


- Ну уж нет, я на пару километров отъеду и в вашу сторону пойду! – возразил подросток.


- Нет, делай так, как я тебе сказал, - Иван посмотрел на сына и передал ему пистолет. – Хрен его знает, с кем мы столкнулись.


Через минуту машина Ивана скрылась за поворотом. На ночной трассе стояли двое – Иван и Катя.


- Ты доверяешь своему сыну оружие? – с недоумением спросила Катя, которая до этого ни в чем не возражала.


- А что? Зря я его что ли учил с оружием обращаться? Лучше меня стреляет.


На улице было тихо. Иван и Катя молчали, каждый из них не знал, чего ожидать, они оба постоянно смотрели на свои часы. Наступило то время, когда Дима должен был поехать в обратную сторону. Иван посмотрел туда, куда уехал Дима, как вдруг начался сильный ливень.


- Что-то не так! Дождь как по расписанию! – прокричал Иван.


- Почему Димы до сих пор нет? Прошло пол часа! И никакого Никиты нет! – Катя кричала громко, чтобы перекричать грохот, который создавали капли дождя при ударе об асфальт.


В той стороне, куда уехал Дима послышались выстрелы. Иван сразу же, не думая больше ни о чем, рванул в сторону громкого шума.


- Ваня! Подожди меня! – успела прокричать Катя, как перед ней упало тело! Упавший громко прокричал от боли, так, что даже Иван обернулся.


- Катя, я не могу! Я должен бежать! – прокричал Иван и вновь устремился за поворот.


Катя смотрела на упавшего человека, она перевернула его на спину, на земле лежал Николай. Полицейский захлебывался от крови, из правого рукава куртки торчала кость – перелом при падении.


- Боже мой, Коля! – всхлипнула Катя, - Но откуда.


Катя огляделась по сторонам, дождь прекратился, стало очень холодно, изо рта Екатерины пошла испарина, вода на асфальте начала превращаться в лед.


- Ему же сказали, чтобы он не смотрел запись, - прохрипел Николай, - Теперь пусть пеняет на себя, - сказав это полицейский умер.


Иван бежал, не обращая внимание на то, что вода под его ногами превращалась в каток. Вскоре он увидел свою машину. Машина стояла по середине дороги, была включена аварийка, водительская дверь была открыта.


Мужчина подбежал к машине, в ней никого не было. Иван схватился за голову, он вновь и вновь кричал своего сына, ответа не было. Он сбегал веред, сбегал назад, прошарил лес справа и слева от машины – никого. Все это время Иван кричал, кричал и ревел.


Из динамиков автомобиля заиграла музыка.


Год спустя. Приморский край.


Будильник запищал в положенное время, в шесть утра. Светлана медленно протянула руку к тумбочке, взяла телефон и перевела будильник еще на пятнадцать минут. Женщина много раз задавалась вопросом – почему не поставить будильник на шесть пятнадцать и сразу встать? Зачем нужны эти пятнадцать минут, ведь поспав еще немного времени, вставать потом становится куда сложнее, но эта иллюзия того, что можно еще спать, хоть и была обманчива, все же давала какое-то ощущение отдыха.


Как только Светлана вновь легла на подушку и закрыла глаза, будильник вновь запищал.


- Да как так-то? Я же только глаза прикрыла, - сонно простонала женщина и тут же села на кровати – пора вставать.


Света жила в небольшом загородном доме вместе со своей четырнадцатилетней дочерью Катей. Они переехали в этот дом после смерти матери Светланы, до этого они с Катей жили на съемных квартирах и копили на своё собственное жильё. Теперь же, все накопленные деньги Светлана решила оставить дочери, чтобы та, после школы, могла пойти учиться в университет. Конечно, Катя скорее всего поступит на бюджет, девочка учится отлично, но все же, а вдруг нет?

Женщина прошла в ванную комнату, на спех умылась и отправилась на кухню, разогревать вчерашний ужин, чтобы они с дочкой могли позавтракать перед тем, как Света поедет на работу, а Катя на учебу.


Она включила газ под металлическим чайником и присела за столом, вот-вот вниз спустится Катя, которая всегда просыпалась на десять минут позже матери. Света закрыл глаза и тут же уснула, прямо за столом, сидя.


Разбудил её свист чайника. Света протерла глаза, выругалась на себя за то, что опять позволила сну подчинить её и посмотрела на настенные часы. Время было шесть тридцать, а дочь до сих пор не пришла на кухню.


- Катя, опоздаем, опять замечание от учителя получишь, - прокричала Света, посмотрев на потолок, именно над кухней располагалась комната её дочери. Ответа не последовало. – Катя! – вновь крикнула женщина.


Света заварила две кружки чая, достала слегка подсохший хлеб (Катя вчера убирала со стола и плохо завернула пакет, одна сторона булки осталась снаружи пакета) и вновь крикнула Кате, но ей вновь никто не ответил.


- Вот ведь соня! – пробормотала себе под нос Света и пошла наверх, будить дочь не криками, а толканием в бок.


Войдя в комнату дочери Света осмотрела бардак, который постоянно устраивала девочка-подросток. На полу валялись вещи, весь стол был завален книгами и исписанными листочками, а цветок на окне явно давно не поливали.


Катя лежала на кровати с головой укрывшись одеялом. Света села на край кровати и положила руку на Катину ногу.


- Доча, вставай! – говоря это Света трясла Катю за ногу, но дочь ничего не ответила. – Катя! Мать твою! Не смешно уже! Вставай давай, - Света встала и резко сдернула одеяло с дочери.


Катя лежала на боку. Рот и глаза девочки были открыты, Катя не дышала, девочка была мертва.

***

Спустя три дня.


На похороны Кати пришло много подростков, еще бы, девочка была общительной и всегда всем помогала, у неё было много друзей среди одноклассников и других ребят со школы. Приехали родственники, тёти, дяди, дедушка и пара двоюродных братьев.


Все стояли молча, все смотрели на девчушку, которая лежала в гробу. Никто не мог поверить, что в четырнадцать лет у девочки просто остановилось сердце, как у старика – во сне. Катя не болела, вела здоровый образ жизни, никогда не пробовала алкоголь и уж тем более сигареты. Но заключение патологоанатома было беспристрастным – остановка сердца.


- Доченька, ты уж это, держись как-нибудь, - к Свете подошел её отец, дедушка Кати. – Я ведь сам недавно жену хоронил, хотя, это не то, я не знаю, что сказать, - старик обнял плачущую дочь.


- Папа, как же так? Она же ребенок! Да лучше бы я в гробу лежала, ей еще жить и жить! – женщина вновь сильно зарыдала.


После похорон люди были приглашены в маленькую столовую, чтобы проститься с умершей. Сама Света извинилась перед всеми и попросила Антона, её старого школьного друга, отвезти её домой. Женщина была не в состоянии с кем-то общаться, да и просто стоять на ногах, она хотела домой. К тому же Виктория, старшая сестра Светы, тётя Кати, сказала, что возьмет все хлопоты с поминками на себя.


Полицейская машина Антона остановилась у дома Светланы.


- Я могу побыть с тобой, - мягко предложил Антон, - Как полицейский, я часто сталкиваюсь с людьми, которые пережили потерю. Но сейчас я хочу поддержать тебя как друг.


- Нет, спасибо, но я хочу побыть одна, - Света вытерла края глаз уголком платочка.


- Ты только глупостей не наделай и телефон не выключай, я тебе позже позвоню. Да и сама не стесняйся, звони, если что-либо понадобиться.


- Спасибо, Антон, - сказав это, Светлана вышла из полицейской машины Антона и медленно пошла к своему дому.


Она зашла в дом. Прошла на кухню и упала на колени. Света громко заревела, так громко как не могла реветь на кладбище, а тут, дома, она наконец-то смогла выпустить из себя всю боль. Но боли в женщине оказалось слишком много, она кричала и кричала.


Света очнулась на полу. Она не помнила как уснула. Глаза сильно болели, щеки жгло от соли. Женщина встала и посмотрела в окно – ночь. Вновь вспомнив все то, что с ней произошло, её затрясло. Из груди вырвался дрожащий кусок воздуха. Света медленно пошла наверх, сейчас она хотела лечь на кровати своей дочери и пролежать на ней столько, сколько сможет.


Она поднялась в комнату дочери, вновь оглядела бардак, который остался от Кати и который она решила никогда не прибирать, прошла к кровати и легла на неё, прямо в той одежде, в которой только что очнулась на полу.


Света повернулась к стене и закрыла глаза. Женщина не успела уснуть, она даже не успела о чем-то подумать, как на её плечо легла легкая рука. Женщина испугалась и резко обернулась, чтобы увидеть того, кто положил на неё руку. Глаза Светланы сильно расширились, дар речи покинул женщину.


***

Утром у дома Светланы вновь стояла полицейская машина Антона, сам полицейский уже пару минут звонил в звонок, но ему никто не открывал. И вот, наконец-то Антон услышал шаги, дверь открыла Света.


- Света, все в прядке… - Антон не договорил, он обескураженно смотрел на свою подругу, которая сильно изменилась с их последней встречи. Светлана была совершенно другой. Вместо убитой горем женщины перед Антоном стоял совершенно другой человек. Она была накрашена, улыбалась, вместо траурно-черного платья на ней была синяя юбка и белая блузка. Света улыбалась и была в отличном настроении.


- Что-то не так? – улыбаясь спросила Света. – Ты меня как картину разглядываешь.


- Эм… Можно войти? – отгоняя шок спросил Антон.


- Конечно, ты всегда желанный гость в нашем доме. То есть в моем, в моем доме, - Света вновь улыбнулась.


Антон вошел в коридор. Полицейский сразу обратил внимание на грязные следы, которые шли от входной двери и уходили в сторону лестницы, но ничего спрашивать не стал.


- Света, что-то случилось? Как ты себя чувствуешь? – сев за стол и смотря на то, как Света наливает горячий чай, спросил Антон.


- Все в порядке, а что? Что-то случилось? – Света наполнила второй стакан и села напротив друга.


- Ты как-то через чур, не знаю, бодра что ли. Просто, я никак не ожидал, что за столь короткое время, ты сможешь вновь… жить. Вот и спрашиваю, все ли у тебя хорошо?


- Жизнь ведь продолжается, чего зря слезы лить. Это не конец, я знаю, что когда-нибудь вновь встречусь со своей дочкой, - Света взяла из тарелки конфетку и откусила от неё половину.


- Вообще-то я по делу. Сегодня ночью умер одноклассник Кати, Миша. Он, кстати, тоже был на похоронах твоей дочери.


- Как это произошло? – Света стала гораздо серьезнее.


- Родители нашли его утром, он не дышал. Пока рано говорить о причине смерти, но… Тебе не кажется это странным? Поправь, если я ошибаюсь, но разве Катя и Миша не встречались? Вроде они были больше чем друзьями?


- Ну да, они гуляли вместе, он постоянно провожал её, а при чем тут это?


- Просто он умер точно так же. Катя ничего не рассказывала тебе?


- Что ты имеешь в виду? Не рассказывала что?


- Может что-то странное, она в последнее время ничем не вызывала у тебя подозрений? А то знаешь, подростки, вдруг… - Антон замолчал.


- Что ты хочешь сказать? Говори!


- Подростки, они же все хотят попробовать, я подумал, вдруг это связанно с какими-то новыми наркотиками. Ты ничего не замечала в своей дочери?


- Ты смеешь говорить, что моя дочка была наркоманкой? Что мой ребенок умер от какой-то гадости? Как ты смеешь! Было вскрытие, в крови явно нашли бы все, от чего она могла умереть! Тебе пора! Мне нужно заниматься делами!


- Прости, - Антон тяжело вздохнул и встал из-за стола. – Я не хотел обидеть тебя, и не хотел обидеть Катю.


Антон вышел на улицу и подошел к своему автомобилю. Полицейский еще раз взглянул в окно кухни, мужчина увидел Свету, которая встала из-за стола. А еще, еще Антон увидел второй силуэт, который стоял за спиной Светы.


Силуэт исчез так же быстро, как и появился. Антон решил вернуться к Светлане, сделал шаг вперед, но тут же остановился, зазвонил телефон.


- Да, слушаю! – резко ответил Антон и медленно пошел в сторону двери в дом.


- Антон, в морге пропало тело, - говорил помощник Антона.


- Какое ещё тело? Я тут при чем?


- Тело Миши Киселева, того подростка, которого утром мертвым нашли.


В окне кухни вновь показалась Светлана. Она отодвинула тюль и посмотрела на полицейского. Женщина улыбнулась и помахала Антону. После этого жеста полицейский остановился.


- Хорошо, я сейчас буду. Встретимся в морге.


Антон положил трубку и развернулся. Подумав, что ему просто показалось, полицейский решил больше не тревожить Светлану, нужно было ехать в морг. Но чьи же следы он видел на паркете?

Антон сел в автомобиль, и уже хотел ехать в сторону морга, но тут, кто-то сильно ударил по стеклу справа от Антона. Антон резко обернулся, рядом с его машиной стояла девушка и молодой человек. Стало понятно, что это девушка стукнула по стеклу. Но откуда они тут появились? Только что никого не было. Антон опустил стекло.


- Чего буяним? – грубо спросил Антон.


- Простите, пожалуйста, но нам нужна ваша помощь, - дрожащим голосом прошептала девушка.


- Что случилось? – Антон вышел из машины.


- Нам кажется, что мы скоро умрем, - таким же дрожащим голосом сказал молодой человек.


- В смысле? Что за шутки?


- Это не шутка. Мы тоже там были, - возразила девушка.


- Были где?


- На корабле, вместе с Катей и Мишей.


- На каком еще корабле? – сильно удивился полицейский, - Вы пьяные что ли?


- Давайте уедем от этого дома, и мы вам весе расскажем, - девушка заглянула за плечо полицейского и посмотрела в окно Светиного дома. За окном стояли трое, сама Светлана, которая удивленно смотрела на то, что Антон до сих пор не уехал, Катя и Миша… Лица подростков были бледны, они как-то неестественно улыбались.


- Ну же! – Давайте уедем! – крикнул молодой человек.


- Да не орите вы, поехали в участок, там разберемся, - Антон даже на секунду испугался от громкого крика. – Нет, не получиться, - полицейский вспомнил о том, что ему нужно ехать в морг, - Говорите тут.


- Нет же! Нам нужна помощь, а вы! – девушка заплакала.


- Ладно, садитесь в машину, поехали со мной!


- Боже, смотрите! – воскликнул юноша и пальцем показал на дом Светланы.


Антон обернулся, из окон валил черный дым.


- Твою мать! Звоните пожарным! – Антон побежал к дому, чтобы вытащить из него Свету.

Дверь легко открылась, в лицо Антона сразу же хлынул огромный поток черного дыма. Полицейский присел на корточки, чтобы иметь возможность дышать, и чтобы хоть что-то видеть.


- Света, где ты? – крикнул полицейский, ответа не было.


Антон направился в сторону гостиной, в окне которой в последний раз видел подругу. Света лежала на полу без признаков жизни. Полицейский подполз к женщине, она не дышала. Нужно было вытаскивать её из горящего дома.


- Да оставьте вы её, скоро увидитесь, - раздался насмешливый женский голос.


- Не мешай! – прокричал мужской голос, после чего Антон отлетел в противоположную сторону, словно кто-то схватил его и отбросил.


Антон ударился головой о стену, в глазах потемнело, но мужчина смог взять себя в руки и не потерял сознание. Он вновь посмотрел на Свету, увиденное лишило Антона дара речи.


Над Светой стояли двое – Катя и Миша. Подростки склонились над телом, каждый держал в руке нож, произошло страшное – оба ножа проткнули грудь Светланы.


Подростки обернулись, их бледные лица были наполнены безумием, они улыбались. Раздался громкий смех.


Пожарный забежал в дом и осмотрел комнату. На полу лежали двое – изрезанная Светлана и перепуганный Антон. В руках Антона было два ножа, ножи были в крови. Никакого дыма не было.


Пермский край.

Катя собиралась навестить Ивана. Её смена уже закончилась, и женщина вот-вот собиралась выйти из своего кабинета, но вдруг зазвонил стационарный телефон. Катя взяла трубку и услышала знакомый с детства голос – звонил её младший брат Антон.


- Катя, мне нужна твоя помощь, я под следствием, меня обвиняют в убийстве, - Антон говорил быстро, сразу было понятно, что времени у него мало.


- Как так? Чтобы ты и убил кого-то, да ты же сам полицейский, чем я могу помочь? – от услышанного Катя села на стул.


- Пожалуйста, приезжай ко мне в город, тут творится какая-то чертовщина, умирают подростки и …


- Подожди, ты хочешь, чтобы я приехала к тебе, в Приморский край?


- Да, мне больше не у кого просить…


- Не перебивай, я приеду и сделаю всё, что в моих силах.


- Спасибо тебе, сестренка.


- Антон, прости, что спрашиваю, но далеко ли станция «Юлино»?


- Нет, километров сорок от города. Почему ты спрашиваешь?


- Потому что я не верю в совпадения. Я приеду с другом.


Совсем скоро Катя стояла у дома Ивана, она постучала в дверь, но та слегка открылась от первого удара по ней.


- Ваня, ты дома?


- Да, но скоро уезжаю, - в коридоре появился Иван, он держал в руках большую сумку.


- Ты все-таки решил ехать? А если дата на камере была установлена неправильно, что если… Я не знаю, - Катя села на табурет, который стоял в коридоре.


- А что если все это правда? Что если я могу спасти сына, если спасу тех ребят, которые совсем скоро сойдут с электрички? Будь это твой ребенок, ты бы не рискнула?


- Я еду с тобой.


- Я не просил тебя об этом.


- Ты нет, но мне позвонил мой брат, он живет в сорока километрах от той станции, на которую ты и собираешься.


- В гости позвал?


- Нет, обвиняют в убийстве. Еще он сказал, что там происходит какая-то чертовщина, что дети умирают.


- Может те трое, с того самого видео, может они как-то связаны с этим?


- Вот и выясним.

***

Неделю назад. Недалеко от станции «Юлино». Приморский край. Река Уссури.


На большом корабле, который никак не мог оказаться в этом месте, разворачивалась страшная картина. Человек, который был ростом выше двух метров, глаза которого были черными, а кожа была покрыта маленькими шипами, жестоко расправлялся со всеми, кто вставал у него на пути.

Нечто огромными руками хватало людей и разрывало их на две части, это если повезет, кто-то просто лишался конечностей и был брошен на смерть от потери крови. Вскоре крики умирающих стихли в ночи. Чудовище замерло, оно наслаждалось тишиной, но вдруг, где-то в километре от корабля послышались звуки отдыхающей компании подростков. Существо, обернувшись тенью, полетело на шум.

Показать полностью
8

Сказка "Мышка Пустышка"

В огромном мышином многонорочном дереве жила мышка “Пустышка”. Она была глупая и от этого очень крикливая. Всем же известно, что громче всех всегда кричат только глупые животные. При этом мышка считала своим долгом каждого поучить уму разуму, из-за чего лишний раз никто из сородичей с ней связываться не хотел. Вот, порой, прикатит Пустышка ко входу дерева камень. Казалось бы обычный и никому не нужный камень. Сама в свою норку прошмыгнет и сидит, не знает чем себя занять. Другие мышки попасть домой не могут, возмущаются, а Пустышка не выходит из норки и лишь покрикивает, чтобы никто камень не трогал. Это, видите ли, её личный камень, а специального места для хранения камней ей никто не предоставил.

И вот пошёл слух, что в соседнем мышином дереве болезнь страшная завелась, уж очень заразная. Пол-дерева мышек уже полегло. Лежат в своих норках, сначала начинают чихать, а затем лапки подкашиваются. Прослышала про то Пустышка и объявила своим сородичам:

Побегу. - говорит. - в соседнее дерево. У меня там подружка живёт. Узнаю последние сплетни. Больно уж любопытно, как там она поживает.

Остальные мышки попытались её отговорить. -Опасное это дело, к тому дереву идти. Можно ведь заразу подхватить и даже не вернуться. Но мышка на уговоры те лишь смеялась и приговаривала:

Никто запретить мне ничего не может. Не имеете права. Я мышка вольная - куда хочу, туда иду. Да и хвори никакой со мной никогда не случалось. И теперь не случится.

Покричала мышка и ушла. Неделю от неё ничего слышно не было. Пустышкины соседи успокоились. В доме стало совсем тихо и спокойно. Но не тут то было - вернулась Пустышка весёлой, глазки светятся, а язычок горит - страсть уж как хочется сплетнями последними поделиться.

Вот я и вернулась. Хорошо время провела. Всё у подружки хорошо, только уж больно слаба. Лежит, не двигается уже три дня. Ну как так можно от такой ерунды заболеть.

И побежала Пустышка по всем норкам своего дерева эту радостную новость разносить.

Ножки, видите ли, у них там подгибаются. А чихают … Ха-ха - аж дерево трясётся.

Но не прошло и двух дней, как пропала Пустышка из вида. Жители норок забеспокоились. Не видно ее и не слышно. Сородичи к ней в норку заявились, а мышка лежит и чихает. Ножки совсем не ходят. Тут мышки поняли, как с Пустышкой поступить. Дали ей семечку, водички налили, а вход в Пустышкину норку её личным камнем заложили. Хворь в те месяцы многих мышек прибрала, а когда уже все выздоровели про Пустышку то ту и забыли. Так и стоит камень у норки Пустышки по сей день.



Сказка "Мышка Пустышка" из серии "Мышкины истории"

Юрий Гус

232

Несостоявшаяся дружба

Несостоявшаяся дружба Рассказ, Индуизм, Авторский рассказ, Фантастика, Длиннопост

Ваня держал маму за руку и далеко не отходил.

Дорога к храму была долгой, ехали почти 4 часа, и мальчик отчаянно зевал.

Они приехали в Индию неделю назад и уже успели пресытиться пляжами, купанием в океане и прочим отпускным бездельем, поэтому мама решила, что им пора немного окультуриться и взяла тур по святым местам.

Мальчик вполуха слушал гида, все эти касты, брахманы, неприкасаемые его мало занимали, гораздо интереснее было глазеть по сторонам.

Люди вокруг были странными, полуголыми и с красными точками на лбу.

Вокруг было много скульптур, различных украшений, кто-то вешал цветы, а кто-то их продавал.

Внезапно взгляд его остановился на одной из скульптур: она изображала полного мужчину со слоновьей головой.

- Мам, а это кто?

Мама открыла рот, чтобы одернуть ребёнка, но ее перебил гид.

- Это Ганеша, юноша

- А почему у него голова слона?

- О, это интересная и грустная история. Мама Ганеши создала его, скучая дома, пока Шива, ее муж, занимался своими божественными делами.

Вернувшись домой, Шива застал мальчика, который, защищая свой дом и свою маму, не пустил Шиву на порог. Он же не знал, что это его отец. Шива разгневался и в порыве ярости отделил голову мальчика от тела.


Гид замолк, чтобы перевести дыхание и Ваня, даже не дышавший во время истории, глубоко вздохнул вместе с ним.

Мама укоризненно посмотрела на гида, будто намекая, что такие ужасы рассказывать ребёнку не стоит.

- Но ведь с Ганешей все стало хорошо?

- О, да!


Гид продолжил:

- На шум из дома выскочила Парвати - мама Ганеши. Увидев Шиву и Ганешу без головы она зарыдала:

«Что же ты наделал! Это же твой сын! А ты его убил!».

Шива смущенно почесал голову. Действительно, неудобно получилось!

Тогда он приказал слугам идти на улицу и принести голову первого, кого они увидят.

Таким «счастливцем» стал слонёнок.

Шива недолго думая прикрепил голову слона к телу Ганеши и оживил его:

«Смотри, Парвати, вот он наш сын, живой и здоровый!»

И действительно, мальчик встал и стал изучать свой новый облик.


Ване стало жалко мальчика со слоновьей головой, он бы тоже защитил маму от незнакомцев, пытающихся проникнуть в дом.


А гид тем временем не останавливался:

- Из-за необычного облика, другие дети не хотели играть с Ганешей и дразнили его. В итоге он рассказал об этом Шиве.

Шива, чувствуя до сих пор некую вину за свою вспышку ярости, решил дать мальчику божественные силы.

Так и стал Ганеша богом.


Ваня, как заворожённый слушал историю древнее, чем город в котором он жил. Ему было до слез обидно за храброго Ганешу. Он прекрасно представлял себе, каким может быть одиночество и какими злыми могут быть дети, если ты не такой как все - ведь он тоже был немного не таким: в раннем детстве он повредил ногу и теперь немного хромал, чем периодически вызывал насмешки других детей.


Гид подошёл к статуе, изображающей Бога со слоновьей головой.

- А теперь вы можете подойти и пожелать что-нибудь для себя, Ганеша является богом мудрости и благополучия, всего того, чего нам там иногда не хватает. Я покажу, что надо делать.

Сложив ладони вместе, он постоял, после чего ударил в колокол рядом и отошёл, освободив место.

- Ну что же, не стесняйтесь, подходите!

Участники группы один за одним подходили к алтарю, выполняли нехитрые действия и желали что-то для себя.

Мама подтолкнула Ваню вперёд.

- Ну же, не тушуйся.

Ваня встал перед статуей.


Он представлял, как бедного Ганешу шпыняли его сверстники, издевались над ним.

Бог смотрел на него мудрыми глазами и будто догадывался обо всем, что крутилось у него в голове.

«Я не буду ничего желать. Просто знай, я бы дружил с тобой. Я бы не за что не стал смеяться над твоей головой. Ведь ты не виноват, в том, что произошло, я стал бы твоим другом».

Мальчик ударил в колокол и отошёл.


Вскоре вся группа собралась у выхода, где гид в очередной раз рассказывал о каком-то древнем барельефе.

- Hi, friend, where are you from?

Ваня оглянулся. На небольшом бортике сидел молодой индус в солнечных очках, небольшого роста и плотного, если не сказать пухлого, телосложения.

Джинсы и просторная майка были оверсайз и скрывали его истинные размеры.

- Я...Россия. Russia. I’m from Russia

Индус улыбнулся.

- О, я немного знаю русский. Меня зовут Эл.

Он обернулся к соседу, который стоял рядом, изучая что-то в своём телефоне.

- Хану, поздоровайся, тут парень издалека!

Хану был худощав с большой бородой и огромных солнечных очках, закрывающих пол-лица. Он поднял голову и кивнул.

После чего снова уставился в экран.

Ваня оглянулся на маму, она все- так же с вниманием слушала гида.

Он нерешительно посмотрел на собеседника.

- А ты...Вы, откуда? Вы здесь родились?

- О, yes, да, мы отсюда. Хану не очень разговорчив, но не обращай внимания, он хороший парень. Как тебе храм?

- Красивый. И старый. И очень много людей.

Эл засмеялся.

- Ты только что описал всю Индию.

Мальчик тоже улыбнулся.

Внезапно его схватили за руку.

- Ваня? Мы уже уходим! Пойдём!

Мама настороженно смотрела на Эла и Хану.

Эл улыбнулся и маме. Улыбка очень легко появлялась на его лице

- Ок, парень, было приятно пообщаться. Дай пять на прощанье!

Он выставил открытую ладонь, которую Ваня тут же отбил, хотя мама и одернула его.

Она процедила сквозь зубы:

- Мы уходим.


------------------------------------------------------------------

- Ну и зачем ты с ними заговорил? Смертные, да тем более иноземцы. Что от них толку?

Обезьяноголовый Хануман спрятал смартфон и вопросительно уставился на товарища.

Ганеша молчал, с улыбкой смотря вслед уходящей группе, где маленький мальчик из далекой страны прыгал по ступенькам, совсем забыв про хромоту.

Мальчик, который мог бы стать его другом.

Показать полностью
8

Мы с тобой молоды не по годам

Мы с тобой молоды не по годам, у нас за плечами — большой опыт в неопытности. Лучшие годы жизни мы положили на депозит, но ошиблись с выбором банка и остались ни с чем, стали взрослыми без процентов, без накоплений. Осталось в груди только юношеское, горячее сердце, но и то — одно на двоих. Без него бы мы были простой парочкой

пустотой продырявленных взрослых. И в глазах у обоих слёзы: какое же чудо, что осталось хоть что-то. Какое же чудо, что мы сумели не потеряться в поколении непотерянных людей.

Каждому из нас больше, чем Ромео с Джульеттою вместе взятым; детям наших ровесников скоро будет столько же, сколько было Сиду и Нэнси. Слушай, ты вспомни наше университетское время! Ну, когда мы познакомились на одной из общих лекций. Чем мы хуже Ромео с Джульеттой? Ты всем сердцем любила философию Канта, а я — Сартра;

это, блин, серьёзнее, чем дети из разных семейств. Нет повести печальнее на свете, чем «Критика чистого разума». С кем не можешь жить без споров — без того, со временем,

не сможешь жить вовсе. Кто б мог подумать, что мы запомним наш первый поцелуй, но забудем все цитаты из любимых философских книг? А чем нас лучше какие-то там Сид и Нэнси? Ты вспомни, как мы убивались первоисточниками, мы упивались учебниками, как лежали, приняв очередную дозу статей! Живи быстро, защити кандидатскую молодым!

Да, мы в отличие от Сида и Нэнси оказались

охренительно стойкими: чтоб нас прихлопнуть мало бабушкиного клетчатого тапка; нужен как минимум Мьёльнир. Повзрослевшие Сид и Нэнси, Ромео с Джульеттой становятся

Пупой и Лупой,

которые сидят ждут своей очереди в бухгалтерию, чтоб решить вопросы с зарплатой. Сидят на потёртых креслах, но всё равно искренне держатся за руки. Искренне держатся за своё юношеское сердце, которое одно бьётся в двух грудях, защищённое от годов самых холодных дождей. И так тепло от того, что мы с тобой молоды, молоды не по годам. Мы так опытны

быть неопытными. И целуя висок губы дрожат

словно впервые.

Мы с тобой молоды не по годам Проза, Современная проза, Малая проза, Стихотворение в прозе, Рассказ, История, Творчество
47

Бабочки в животе

Все знают, что у девушек бывает ощущения "бабочек в животе". Ученые нашего института заинтересовались данным эффектом. Мы привлекли лучших энтомологов и составили классификацию бабочек и от чего они возникают.


"Махаон"

Порхает в случае влюбленности. Щекочет живот большими крыльями и усиками.


"Адмирал"

Если вы влюбились в военного, значит бабочка Адмирал ходит в животе строем. В случае свадьбы проводит торжественный парад.


"Лимонница"

Если съесть тортик. Лучше "лимонный", но подойдет "наполеон" или "прага".


"Капустница"

Сопровождает шопинг при покупке не менее пяти ненужных вещей. Летает туда-сюда как манекенщица по подиуму.


"Мотылек"

Мохнатая такая бабочка, летает кругами после тарелки борща, шматка сала и пампушки с чесноком. Плохо уживается с другими видами.


"Моль"

Порхает стайками при покупке шубы. Шуба должна быть из норки или мутона, с капюшоном или шапочкой в комплекте. Желательно еще сапоги и перчатки.

(с)Александр "Котобус" Горбов из Красного тома книги пятничных рассказявок

https://author.today/work/5641

Мои подписки
Подписывайтесь на интересные вам теги, сообщества,
пользователей — и читайте персональное «Горячее».
Чтобы добавить подписку, нужно авторизоваться.
Отличная работа, все прочитано!