Сообщество - Авторские истории
Авторские истории
13 668 постов 16 434 подписчика
69

ШИШКОБОЙ

Часть 7

ШИШКОБОЙ Тайга, Кедр, Рассказ, Охота, Изюбрь, Забайкалье, Приключения, Путешествия, Длиннопост

ИЗЮБРЬ


Красавец, ближайший родственник благородного оленя, достигающий двухсот пятидесяти килограмм веса. В сентябре, у изюбря «гон». Огромные быки вызывают на бой конкурентов, доказывая, что только он должен быть продолжателем рода. Говорят, что бои изюбрей впечатляют, ничего сказать не могу, не видел. Но я слышал. Слышал трубный зов, раздающийся над хребтами. Папа сделал из бересты рог и, имитируя рев изюбря, частенько получал ответ. Но, так как был в другой весовой категории, до боя дело не доходило. (Рассказ об охоте на Изюбря на солонцах, готовится к публикации под названием: «Бурят по имени Ендон»).

Вечерком, услышав зов изюбря, звучащий над распадками, Егорыч взял дробовик, открыл замок и поднеся ствол ко рту, издал звук, ничем не отличающийся от того который мы слышали перед этим. Изюбрь не ответил, видимо помешал ветерок, дувший в нашу сторону. Дед хитро улыбнулся чему-то своему, и отложил ружье. Эта сцена повторилась и на следующий вечер, ветер был боковым и гораздо слабее вчерашнего. Изюбрь ответил, он принял вызов! Проверив, крепко ли привязаны собаки, повторно протрубив в ствол, и убедившись, что ответ прозвучал гораздо ближе, старик подхватился и заспешил вниз по распадку. Егорыч не возражал против моей помощи, и я пошел с ним вооруженный Витиной одностволкой. Как я понял, место будущей схватки он присмотрел заранее. Поставив меня за ствол дерева, изрек:

- Ты, паря, раньше то на зверя ходил?

И услышав мой отрицательный ответ, добавил:

- Стреляй только тогда, когда он выскочит на полянку.

И пряча смеющиеся глаза за кустистыми бровями, что то пробормотал. Я не разобрал, что именно, но то, что там были слова: «Горожане» и «на.уй не годны», это точно. Сам отошел немного в сторонку и снова потрубил. Я вздрогнул от неожиданности, ответ прозвучал внезапно громко, зверь был рядом. Пока мы устраивались на позициях, олень времени не терял, и искал своего противника. Еще раз, сердито рявкнув в ствол, Егорыч поднял толстый сук, валявшийся под ногами, и стал ожесточенно тереть его о ствол дерева. Сумерки очень быстро сгущались, темнота наползала из распадка, и мне казалось, еще немного времени, и я просто не увижу того, в кого надо было стрелять. Старик опять взялся за палку, но шаркнуть он успел только пару раз. Сбоку и сзади от меня, родился звук. Звук этот ширился и нарастал. Трещали кусты, казалось, ураган прорывался через подлесок, сметая все на своем пути. Появление оленя не с той стороны, откуда я его ждал, выбило меня из колеи. Когда огромная черная масса пронеслась от меня в десяти метрах, я просто забыл о том, что у меня в руках оружие. Старый охотник не растерялся. Раздались два выстрела, они практически слились в один. Отойдя от оторопи, я кинулся к старику, и опешил, наткнувшись на тушу добытого Егорычем оленя.

Раздался шорох кустов, и из темноты вынырнула собачья морда. Старик потрепал собаку по голове.

- Все-таки отвязалась, шельма!

На таборе услышали выстрелы, немного погодя послышался звук шагов, появился Витя с моим отцом, ведя в поводу лошадь. На мой вопрос:

- Витек, ты как узнал, что добыли зверя? Лошадь притащил, а если бы мы промахнулись?

- Егорыч… Промажет? – Витек, от души рассмеялся.

Пока разделали, пока погрузили на коня, наступила ночь. Вернувшись на табор, обмыли удачную охоту, и конечно закусили еще теплой печенью. Не нужно говорить, на следующий день был выходной, все мы с удовольствием уплетали свежину, тушенка порядком уже поднадоела. Егорыч наварил ведро чаю, и строго настрого запретил после свеженины пить сырую воду. Свое требование он мотивировал:

- Паря, слушай! В верховьях Ингоды, с двумя горожанами рыбу добывали. ( Как я понял, «горожане» у старика, было матерным словом). И так ловко сладилось, что на старом солонце с сидьбы, козенку стрелил. Говорил, дуракам, не пейте сырую воду после свежины! Нет же! Два дня окрестные кусты обс.рали, ладно бадан нашел, отпоил. (Бадан это растение, очень хорошо помогающее от поноса, его заваривают, как чай, но горькииий…). Засохшая палочка бадана, в Забайкалье, была почти в каждой семье, особенно с маленькими детьми, лучшее средство от поноса. Во всяком случае, в своем детстве я помню, как мама строгала стружки от корня и заваривала их кипятком.

На следующий день, с утра, Егорыч начал собираться домой.

- Мясо добыл. Чего без дела валандаться?

Погрузив стегна мяса в сумы, взял повод верной лошадки, и растворился в распадке. Вроде как его и не было. Напоминанием о нем, был запас мяса на таборе, стойкий запах его крепчайшего самосада, и кружка с остатками чая, сиротливо остывающая возле костра. «Чай остывал, значит, становился плохим».

ШИШКОБОЙ Тайга, Кедр, Рассказ, Охота, Изюбрь, Забайкалье, Приключения, Путешествия, Длиннопост
Показать полностью 1
11

Знаменосец Хаоса

Том 2. Глава 4



Получив от собратьев по Силе обувь, одежду и немного еды, я поблагодарил их и направился в сторону скал. Только я, в отличии от группы молодых воинов, свернул у края поляны влево, направившись примерно туда, где должна была находиться небольшая пещерка. Там, как я надеялся, должна до сих пор прятаться Вероника. Еще я надеялся, что с ней все в порядке, и моя «терапия» ей помогла.


- Тим! Самый короткий путь из болот – туда. Мы сопроводим вас… тебя.

Воскликнула Кира снова запнувшись, заметив что я отделился от остальных, намереваясь по-тихому скрыться в зарослях за холмом.


- Все хорошо, меня сопровождать не надо. Я помог вам справиться с двуглавыми змеями, вы дали мне одежду и еду, так что никто никому ничего не должен. У меня просто, тут неподалеку есть одно дельце – закончу с ним, и может даже догоню вас. Вы идите, ждать не нужно, хорошо?


Кира долго колебалась, но отказать не смогла. Воительница раздосадовано кивнула и, опустив голову, присоединилась к своим. Кроме нее, я поймал на себе еще один разочарованный взгляд – суккубка по имени София даже губу прикусила, видя как я огибаю холм и ухожу своей дорогой. «Все правильно, если Вероника жива, лучше ей не встречать эту честную компанию, а из болота мы уж как-нибудь сами выберемся», подумал я ускоряясь.


К сожалению, бежать по прямой, так же как это делал Иной, управляя моим телом я не мог. Его Сила непостижимым образом удерживала ноги на поверхности, и пусть я сумел кое-как перенять другую его способность, к пониманию этой я даже не приблизился. Я хоть и спешил, но передвигался максимально осторожно, внимательно осматривая поверхность, на которую собирался наступить. Не очень-то мне хотелось увязнуть в трясине – вытащить меня потом будет некому, да и веревки с кошкой, для самоизлечения, с собой, к сожалению, нет в наличии.


В общем, хоть я и спешил изо всех сил, к скалам удалось добраться только когда уже начало темнеть. Конечно я не мог точно определить, сколько мне еще добираться до заветной пещеры, но предполагал, что недолго – надеялся успеть до наступления ночи. Тем более что здесь, на каменистой поверхности, можно было хорошенько разогнаться. А так как схваток с местной фауной я попросту избегал, единственной опасностью были скользкие, поросшие мхом камни, на которых я иногда поскальзывался, хоть и не падая, но, к сожалению, сбиваясь с дыхания.


Выскочив из-за очередного скального выступа, я наконец узрел перед собой заветную пещерку. В том, что это была именно та дыра в скале, я был уверен на сто процентов – следы сегодняшнего побоища все еще были здесь. Ну а еще здесь была застывшая с сияющей рапирой в руке Светлая девушка. Силой она пользовалась видимо потому, что к пещере пожаловал очередной незваный гость, приползший на запах крови. С ним, паукообразным мохнатым существом, размером с крупную собаку, Вероника покончила быстро, всего парой взмахов своей рапиры.


Я расслабился, обнаружив что у нее все в порядке, и перешел на шаг. Еще раз резко махнув клинком, стряхивая с него остатки крови, Ника уже собиралась отправить оружие в его мистические ножны, как из зарослей выскочили две серые фигуры. Они двигались очень быстро, так что оказались подле моей подруги меньше чем за две секунды и их оружие стремительно приближалось к девушке под неудобными для отбития углами. Ника, естественно, выставила рапиру, отскакивая назад, готовясь заблокировать одну из атак, но она явно не успевала отбить вторую, так же, как и увернуться от нее. Мощь противников оказалась поистине ужасающей.


Я заметил незваных гостей чуть раньше, чем Вероника, так что рванул в ее сторону практически вместе с ними. Плотный влажный воздух болот ударил по глазам, засвистел в ушах, ударил в грудь, замедляя меня, но обретенная недавно, после поглощения Лотоса Тьмы Сила, позволила опередить нападавших. Врезавшись плечом в того, чей удар собиралась заблокировать Ника, я выставил вверх руки, перехватывая запястья второго.


Оказавшись лицом к лицу с противниками, присмотревшись к ним поближе, стало ясно что я не ошибся – это были Ник и Кира. Николай отлетел на пару метров, от нашего с ним столкновения, и тряхнув головой, быстро вскочил, приняв боевую стойку, направив оружие в мою сторону. Кира же в это время сопротивлялась, пытаясь выкрутить свои мечи, оставаясь всем телом прижатой ко мне, с ее запястьями в тисках моих рук. Я специально не использовал оружие, намереваясь урегулировать конфликт миром. Тем более что эти ребята, вроде как мне жизнью обязаны.


Резко присев, я дернул Киру за руки, и потянул вниз и назад. Забывшись в своей ярости, воительница сама добавила импульса в мой бросок, так как напряглась всем телом, пытаясь освободиться. Удар спиной о твердые камни, хоть и поросшие мхом, заставил ее выдохнуть весь воздух из легких и некоторое время темная не могла вдохнуть. Теперь, оказавшись в более выгодном положении, я спокойно встал спиной к Веронике, и лицом к двум напавшим воинам.


- Она мой друг, и находится под моей защитой.


Громко произнес я, обратившись к собратьям по Силе.


- Господин Тим, она же из светлых!


Ответил мне Ник, пока Кира приходила в себя, пытаясь восстановить дыхание. В этот раз я не стал его поправлять, и даже порадовался их странным правилам, заставляющим подчиняться и почитать более сильных.


- Насколько мне известно, войны между темными и светлыми сейчас нет. Девушка под моей защитой, так что если вы намерены продолжать, пеняйте на себя, я больше сдерживаться не буду!


Чтобы развеять все их сомнения и не оставить недопониманий, я решил жестко обозначить границы дозволенного, расставив точки над «И» и палочки над «Т». Кроме того, стараясь произвести правильное впечатление, я обнажил свой меч, и пару раз пропустил по его лезвию частицы Силы. Поднявшаяся наконец на ноги Кира, дослушав меня до конца, снова опустилась, только в этот раз на колени, прямо передо мной. Два меча остались лежать на том же месте, куда они упали при ее приземлении после моего броска.


- Прошу простить за дерзость, и благодарим вас за снисходительность. Господин уже во второй раз решил оставить нам наши жалкие жизни! Мы готовы принять любое наказание!


В нескольких метрах на колени тут же опустился и Ник, положив около себя полутораручный черный меч. «Мда… теперь я чувствую себя полным засранцем», подумал я, пряча лезвие в ножны и убирая руку с эфеса своего меча.


- Поднимитесь. Никаких наказаний не будет. Раз мы разобрались в ситуации, и вы больше не намерены проявлять агрессию, давайте тогда спокойно все обсудим. Во-первых, что вы здесь делаете? И кстати, я же просил – без «господинов» и на «ты»!


Темные медленно переглянулись и неуверенно поднялись, поправляя одежду и убирая клинки в их хранилища. А вот пребывающая в шоковом состоянии Вероника, до сих пор не сдвинулась с места, стоя позади меня, продолжая направлять Силу в сияющую рапиру. В том, что она не станет нападать на темных я был уверен, ведь за то время что с ней мы знакомы, она зарекомендовала себя как сообразительная, здравомыслящая и уравновешенная девушка, в отличии от некоторых других…


Именно поэтому я не среагировал, когда она пронеслась мимо, и прочертив в воздухе дугу своим клинком, рубанула сверху вниз. Кира в последний момент дернулась в сторону, однако она явно не успевала уклониться. Клинок Ники наконец завершил свое движение, и я с шумом выдохнул – пока мы здесь занимались выяснением отношений, не обращая внимания на окружающую действительность, похожая на слизня тварь успела подползти к Кире сзади, и уже разинула пасть, намереваясь вгрызться последней в ногу. Именно эту бесшумную, полупрозрачную гадость и разрубила Ника, тут же отступив в сторону, с лицом, выражающим крайнюю степень брезгливости.


Светлая, закончив дело тут же вернулась на свое место, у меня за спиной, не проронив ни слова. За это я был ей крайне благодарен – она снова показала себя с лучшей стороны, мгновенно разобравшись в ситуации, не задавая лишних вопросов и не провоцируя никого на конфликт.

- Пожалуй, нам пора бы убраться от этого места подальше. Слишком много разной падали здесь скопилось – это привлекает незваных гостей. Позвольте представить вам Веронику. Именно за ней я отправился, когда отделился и покинул вашу компанию.


Произнес я, решив в общих чертах обрисовать ситуацию собратьям по Силе. Затем я продолжил уже обращаясь к светлой подруге:


- Этих двоих зовут Николай и Кира. Я встретил их на болотах, когда вышел из себя, преследуя напавших на нас двуглавых змееподобных. У них была какая-то миссия, которая, вроде бы уже закончилась, и они возвращаются обратно. Возвращались, по крайней мере, когда я их покинул…


Скосив взгляд на двух поникших темных, закончил я. Они тут же принялись объяснять, что, мол, отправили остальную группу назад, по уже известному, один раз пройденному пути, после чего побежали за мной, дабы помочь с моим делом, ведь все еще считали себя обязанными. Я поднял руку, останавливая их.


- Потом расскажите. Стойте снаружи, охраняйте пещеру. Мы с Никой заберем вещи и потом все вместе уйдем отсюда подальше… пока совсем не стемнело.


Другого им и не надо было – парочка была счастлива получить от меня хоть такие, простые и незначительные, но указания. Темные воины материализовали свои мечи, разворачиваясь к джунглям лицом, переполненные энтузиазмом. Больше ни секунды не мешкая, мы с Никой, вошли под каменный свод неглубокой пещерки, которая до недавнего времени служила нам сушилкой и укрытием.


Поначалу я удивился, ведь оказавшись внутри и оглядевшись, я не заметил останков тех змееподобных, которых уничтожил здесь Иной, завладевший тогда моим телом. Вещи, кстати, уже были сложены и максимально компактно упакованы. Однако потом, взглянув на Нику я понял, по-другому и быть не могло – уставшая от постоянных нападений девушка, похоже, готова была сняться с места в любую секунду. Ну а потом, когда Ника поймала на себе мой взгляд, я получил устное подтверждение своих догадок.


- Я уже давно пришла в себя после нашего… после того как ты влил в меня ту Силу. После этого я немного прибралась здесь и приготовилась уходить, но тебя все не было. Пришлось много раз защищаться! Гады из болот так и лезут, но уйти без тебя я не могла – где бы потом ты меня искал…


Голос рыжеволосой девушки под конец начал дрожать. Стало ясно что ей пришлось несладко – оказаться одному в такой ситуации, для любого было бы тяжело. Мало того, что единственный товарищ куда-то запропастился, так еще и живность вокруг ничего приятного из себя не представляет, каждая зверушка, норовит тебя если не съесть, то понадкусывать. Даже пиявки не исключение, хотя, в случае с Никой, правильнее будет сказать: «особенно пиявки».


Приблизившись к подруге, я погладил ее по голове, успокаивая.


- Прости. Мне не следовало тебя бросать. Я вышел из себя, после нападения тварей и увлекся преследованием. К сожалению, когда опомнился, был уже слишком далеко, поэтому вернулся только сейчас. Больше такого не повторится – я буду рядом пока мы не выберемся и не встретимся с Мастером Бураном, Ратибором и девчонками.


Вероника, спрятав лицо за волосами уткнулась лбом мне в плечо и вдруг обняла меня. Она не заплакала, хоть и была на грани.


- Обещаешь?


Тихо прошептала она, но я расслышал и ответил, снова погладив ее и тоже обняв:


- Обещаю!


- Кстати, Сила, которую ты во мне уходя оставил, была совсем не той, которую я просила! Это было что-то ужасное! Оно выжигало изнутри, разрывало меня на части! Хорошо, что яд она тоже выжгла после чего я сумела с ней совладать. Да будь ее хоть на толику больше, то мы бы, возможно, могли сейчас и не разговаривать! Что это было вообще?


Вдруг воскликнула светлая, подняв голову и устремив на меня свой пристальный взгляд. Так как Вероника все еще меня обнимала, ее лицо находилось совсем близко. Мне пришлось отвернуться, потому что я вспомнил как совсем недавно целовал ее изо всех сил, пытаясь спасти. Эти воспоминания, ситуация и положение, в котором мы на данный момент находились, все это не оставило от моей уверенности в себя даже мокрого места.


- Эм… Ника. Ты слишком близко…


Тут же отпустив меня, покраснев как помидор, рыжеволосая наконец тоже смутилась. Она наконец осознала, что делала, поддавшись в очередной раз любопытству, и похоже, уже жалела об этом.


- Честно говоря, я сам не знаю, что это за Сила. Мы с тобой, к сожалению, так и не попали внутрь Библиотеки, за ту дверь, где были спрятаны сведения обо мне. Пока что я смог понять только одно – мы с тобой, в отличии от Марины или Вики, сколь бы смущающе это не звучало, можем целоваться сколько угодно и это никак не повлияет на Силу. В тот раз, в доме Ратибора, я передал тебе то, что оставила Вика, ну или смесь ее Силы с моей. А в этот раз, у меня было только то, что было. Я понадеялся, что поможет и передал это тебе. Естественно я не ожидал что оно будет, как ты выразилась, выжигать тебя и все такое… но ты можешь не переживать, я не намерен больше целовать… кх-м, делать что-то, что тебе не нравится. Кроме того, для передачи такой Силы, мне необходимо почувствовать сильную боль или что-то подобное, так что все в порядке.


Закончил я свою речь и вздохнул. Я рассказал ей почти все. Мысленно, я так же дал себе обещание, что когда мы будем в безопасности, где-нибудь в подходящей обстановке, то обязательно расскажу и все остальное, она это заслужила. Вот только, уж не знаю чем она слушала, но вместо вопросов о Силе или чём-то подобном, рыжеволосая, стоя ко мне спиной, копаясь в уже собранных вещах, пробубнила себе под нос:


- Дурак! Ну кто тебе сказал, что мне не нравится?


Ничего ответить на это я не успел так как девушка резко вскинула на плечи свой импровизированный мешок с вещами и ткнула пальцем в другой, предназначенный мне.


- Бери и пошли, сам же говорил, здесь плохое место для разговоров! Там еще этих двое… расскажешь мне все подробности по дороге. И самое главное – друзей этих своих, держи от меня подальше, хорошо?


Уж не знаю, чего она так разозлилась, но здесь и сейчас выяснять это действительно было бы неуместно. Оказавшись снаружи, я заметил парочку новых тушек на полянке возле пещеры. Оставаться здесь дольше, действительно было нельзя, пусть уже и совсем стемнело.


К счастью Сила Тьмы давала возможность неплохо видеть в полумраке, так что я не боялся упасть или оступиться. Свет помогал Веронике, но хуже. Она бы, может и посветила себе своей рапирой, но это могло привлечь нежелательных гостей, так что ей приходилось труднее всего. Кира с товарищем следовали впереди, так как у них не было с собой лишних вещей, ну а мы следовали позади, чуть поодаль. Темные разбирались со всеми тварями, что встречались на пути, освобождая нас от этого неприятного занятия и я был им за это очень благодарен.


По заверениям двух моих новых товарищей, мы могли добраться до стоянки их группы где-то к середине ночи, однако Вероника сильно всех тормозила. Я был просто вынужден взять ее за руку, и забрать часть груза, чтобы скорость движения не была совсем уж черепашьей. Девушка сначала, похоже, хотела что-то возразить, но под пристальными взглядами Николая и Киры смолчала, сжав мою ладонь изо всех сил. Не знаю, чего она хотела этим добиться, но так как я сейчас был под усилением, боли я не почувствовал. Кроме того, после усвоения всей Силы Лотоса, если брать чистую мощь, я стал раз в пять сильнее. Вероника, видимо осознав насколько глупо выглядела надулась, но руку не отпустила и освободиться не пыталась.


К стоянке мы добрались конечно не к середине ночи, однако, к счастью до утра все еще оставалась парочка часов. Темные предложили нам с Никой перекусить, но девушка отказалась заявив, что сейчас кроме как поспать, ей ничего не хочется. Кира приподняла бровь, однако ничего не сказала, пожав плечами и передав мне кусок жареного мяса с кашей. Она, естественно не могла ничего знать о двух артефактах, которые я оставил в пещере, сунув их в карман светлой подруге, когда занимался ее лечением. Сейчас я порадовался тому своему решению – кто знает, где бы были два маленьких волшебных камешка, таскай их с собой Иной по болоту, прыгая, бегая и сражаясь со всем что движется.


Лагерь отряд темных воинов разбил близ скал, на относительно сухом пятачке земли. На часах стояли двое знакомых мне братьев – Рик и Рок. Они хоть и обрадовались благополучному возвращению своих старших, но похоже мне, ребята обрадовались даже больше. На Веронику парни смотрели с любопытством и недоумением – моей подругой оказалась светлая, неслыханное дело. В головах этих двоих такое ну никак уложиться не могло. Меня братья об этом спросить стеснялись или боялись, потому и обратились к Кире.


Суккубка София, кстати, тоже не спала, но при этом она зачем-то почти полностью разделась, оставшись в коротеньких шортиках и свободной футболке на голое тело. Хотя если честно, когда мы только пришли, я вроде видел ее полностью одетой, где-то на краю стоянки, около стены из скал. Сестра Тьмы похоже проснулась при нашем появлении, и каким-то непостижимым образом ее спальный мешок, вместе с девушкой, переместился почти вплотную к тому месту, где разместились мы с Никой.


Воительница Кира, пожав плечами, авторитетно все пояснила двум глуповатым братьям, правда от ее объяснения я поперхнулся едой и чуть не задохнулся.


- Мы с Ником даже и подумать не могли что эта женщина может принадлежать господину Тиму. Однако потом, вспомнив его необычную Силу и столь же необычное поведение, я все поняла. Естественного у такого могущественного воина просто обязаны быть необычные… эмм… вкусы. Мой учитель как-то рассказывал о том, что у некоего Владыки были подобные, светлые рабыни. Учитель говорил о трех, но уважаемый Тим еще молод, потом он, несомненно, захватит себе еще парочку!


В словах воительницы не было осуждения. Наоборот, они были полны восхищения, а в ее глазах горело темное пламя гордости за столь выдающегося товарища как я. С трудом проглотив застрявший в горле кусок, я повернулся к застывшей Веронике, что перестала кутаться в свой меховой тулуп и нахмурила брови. Я не стал дожидаться взрыва, понимая что после всего пережитого, терпение девушки на исходе и заговорил раньше нее:


- Вероника не моя рабыня! Она моя…


- Девушка. Я девушка Тима, понятно?


Наступила тишина, нарушаемая лишь храпом некоторых темных, которые сейчас спали. Честно сказать, больше всех удивился именно я. Мне было невдомек почему подруга вдруг выдала именно это, но опровергнуть ее слова сейчас, означало бы поставить ее в крайне неудобное положение. Я смотрел на нее, не замечая как побледнела Кира, видимо посчитав такое поведение рыжеволосой наглостью крайней степени. Однако, так как я молчал, нечего сделать она не могла. Наконец успокоившись через пару секунд, воительница шепотом обратилась к Рику и Року:


- У такого выдающегося воина как Тим, может быть сколько девушек, сколько он захочет, понятно!? Даже если одна из них будет из этих… светлых выскочек.


К счастью Вероника не услышала шепота Киры. Шокировав всех своим заявлением, она преспокойно закуталась в импровизированное одеяло, и заснула.


Кстати, пока я угрюмо заканчивал свою трапезу, мне в спину упирался взгляд Сестры Тьмы. София почему-то была обозленной до такой степени, что это чувствовалось даже на расстоянии. Когда я повернулся, и не скрываясь глянул в ее сторону, она тут же улыбнулась, привстав и помахала рукой. При этом ее футболка, будто случайно зацепившись за вторую руку, была оттянута вниз настолько, что мне стало стыдно продолжать смотреть. Быстро махнув ей, скривив губы в извиняющейся улыбке, я снова отвернулся, доедая пищу. Естественно я не заметил ее триумфального выражения лица, но зато почувствовал, что недовольства с ее стороны слегка поубавилось.


«Ох и трудное путешествие мне теперь предстоит! Как же все-таки жаль, что не удалось избавиться от этой честной компании. Лучше бы я остался вдвоем с Никой. Жарил бы себе местных змей и ел их… все что угодно лучше, чем разбираться в хитросплетениях женской логики. Ее понять я однозначно никогда не смогу», размышлял я о словах Вероники и реакции на них двух других присутствующих здесь дам.

Показать полностью
867

Племянник секретаря губернатора

Однажды Петрович выглянул из автомобиля на автобусную остановку. Он увидел, громадного мужчину, который стоял и смирно слушал, как его ругает маленькая сухонькая женщина. Женщина говорила мужчине что-то, очень уничижительное и горькое. В ответ громадный мужчина виновато улыбался, пытался успокоить женщину. Безуспешно и безрезультатно, впрочем.

Вскоре женщина заплакала и отвернулась. Мужчина попытался её обнять сзади, у него опять не получилось. Женщина ответила злостью: она нервно оттолкнула мужчину. Тогда он стал, беспомощно болтать руками с глупым видом.


Петрович подошел и прислушался. Звучали женский плачь с матом и мужское мычание с раскаянием.

-Я не собираюсь тебя постоянно обслуживать. Ты уже вырос, ты же должен хоть чего-то делать сам. Давай я уйду, а ты один поживёшь, как хочешь? – женщина нападала на мужчину агрессивно, с высокими интонациями в голосе.

-Я люблю тебя, - устало проговорил мужчина. По всей видимости, он не в первый раз говорил эту фразу. Возможно, что он просто защищался.

-Не надо мне говорить про любовь, надо просто устроиться куда-нибудь и проработать там хотя бы месяц. Коленька, если бы ты любил меня, то ты бы не мямлил здесь в рабочее время.

Коленька виновато кивнул всем своим большущим телом.

-Я ухожу от тебя! - решительно рявкнула женщина и запрыгнула в маршрутку. Коляг протянул вслед женщине руки, и произнёс жалобно, протяжным голосом, умоляя:

-Мариша, не уходи пожалуйста!

Мариша была непреклонна и уехала на ржавой маршрутке в глубину лабиринта многоэтажек.


Колян глубоко и горестно вздохнул, сходил-купил пиво, вернулся на остановку. Сел на скамейку. Жадно, длительно, с наслаждением употребил половину бутылки пива. Снова глубоко и горестно вздохнул. Хитро прищурился. Стал пить пиво степенно и размеренно. Улыбнулся.

К Коляну подошел Петрович, пожал руку, посочувствовал ему, как мужчина мужчине. Они познакомились и разговорились. Петрович узнал, что Колян-бедолага сложной и капризной судьбы. Будучи неплохим, вообще-то специалистом по компьютерному железу и периферийному оборудованию, он нигде не удерживался длительное время, по причине своего отчаянного недостатка, который заключался в его несдержанности: он ругался с начальством по причине классовой ненависти. Колян рубил правду-матку: глупых руководителей Коля называл идиотами, вороватых жуликами. Любовниц начальничьих Николай тоже не жаловал с использованием похабных очень даже слов.

Ни одна экономическая система не могла долго выносить резкое мнение Коляна. Его постоянно увольняли с под различными предлогами.


Узнав про необычное свойство Николая, Петрович задумался. На его лице появилось дерзкое выражение. Он пригласил Коляна к себе на работу.

Подтвердив свою профпригодность, Николай устроился в отдел к Петровича и стал чинить компьютеры, радуясь успешному трудоустройству и доброму начальнику.


Всё шло хорошо, покуда у Владиславы Степановны, крупной руководительницы не сломался принтер.

У Владиславы Степановны были очень красивые, правильные черты лица, вьющиеся белые волосы волнами стекали с её головы вниз. Но её большие серые глаза ничем не искрились и казались безжизненными. Пугали.

Её лицо было изуродовано спесью.

Высокомерность придавала ей что-то неуловимое и отталкивающее, что-то, что бывает у бабокоёжек и злых колдуний в мультиках.


Когда Колян пришел к ней с ремонтом, она работала какое-то важное дело с остервенелой озабоченностью.

Николай вежливо шмыгнул носом, чтобы обозначить себя. Стал ждать внимания. Руководительница продолжила трудиться, не отвлекаясь.

Через минут семь. Колян сказал:

-Извините, что отвлекаю, когда я могу починить ваш принтер?

Руководительница лишь краем глаза осмотрела Коляна и продолжила трудиться над бумагами. Игнорировала.

Колян терпеливо ждал. Грыз губы. Переминался. Руководительница была очень важной и большой.

Потом в её кабинет стали заходить люди.

Посетители здоровались с начальницей и вежливо садились за стол. Начальница стала говорить, источая на присутствующих собственную значимость.

Николай зажмурился и снова спросил, перебил:

-Извините, как насчёт принтера?

Начальница змеиным взглядом окинула Николая и заметила:

-Я не люблю, когда меня перебивают. Ждите!

Николай ждал уже минут двадцать, начальница вела совещание. Подчинённые почтительно безмолвствовали.

-Уберите пожалуйста свою спесивую жопу с кресла, мне надо починить принтер,- вежливым тоном, спокойно произнёс Николай в присутствии множества свидетелей.

-Что? – Владислава Степановна уставилась на Коляна, как на дерзкую козявку. Видно было, что она вот — вот захлебнётся гневным удивлением. Владислава Степановна топнула каблуком и завизжала, закричала. Все, кроме Коляна с ужасом вжали головы в плечи, демонстрируя смирение.

Николай смотрел на неё привычным взглядом. Скучая. Дождался окончания бранной фразы, подошел к ней, взял за плечи и подтолкнул с кресла:

-Отойди пожалуйста, барыня с сиськами, мне здесь поработать надо. Мешаешь!

Владислава Степановна взвизгнула с новой, какой—то неистовой силой. Она говорила что-то, очень уничижительное и горькое. В ответ Колян виновато улыбался, пытался успокоить женщину. Безуспешно и безрезультатно, впрочем.

Тогда Николай отошел назад к двери и, без малейшего уважения и трепета в голосе, сказал буднично:

-Ну и сиди без принтера, как дура.


Потом случилось так, что Петровича вызвал к себе генеральный директор. Рядом сидела красивая Владислава Степановна. Лицо её было полно предвкушения и злорадства. Оно было мерзким. Генеральный директор попросил Петровича немедленно уволить Коляна нафиг.

Петрович, притворно согласился, с каким-то глумливым причавкиванием и причмокиванием достал телефон, набрал какой-то номер, протянул его генеральному директору.

— Это двоюродный дядя Николая, Владимир Иванович, секретарь губернатора. Лично просил меня Колю пристроить. Скажите ему сами пожалуйста, что вы увольняете Колю нафиг.

Генеральный директор взял телефон сказал в него с максимальным почтением:

-Алло, Владимир Иванович? Ваш племянник блестящий и перспективный сотрудник. Для нас большая честь….

Видно было, что Владислава Степановна вновь захлёбывалась гневным удивлением.


А потом. Потом Колян спросил Петровича:

-Слушайте, а если кто-нибудь узнает, что нет никакого Владимира Ивановича, что я никакой не племянник секретаря губернатора?

-Не узнает никто, - усмехнулся Петрович, трусы не любопытствуют. Мы с тобой весь командный состав отымеем. Не только Владиславу Степановну. Жопа у неё кстати не только спесивая, но и красивая.


Колян вышел, недоверчиво озираясь на Петровича.

Петрович выпил ром, закурил сигару, включил рок на полную катушку и сказал куда-то вверх:

-Сдаётся мне господи, что Колян есть промысел твой, воин, который борется с людской гордыней .

Показать полностью
62

ШИШКОБОЙ

Часть 8  Начало здесь...

ШИШКОБОЙ Рассказ, Тайга, Кедр, Забайкалье, Приключения, Путешествия, Бурундук, Длиннопост

БУРУНДУК


Осень все больше входила в свои права. Утренний иней на траве становился все белее, воздух прозрачнее, а листья в распадке, пожелтев, раздумывали:

- Сейчас, упасть на землю? Или еще повисеть?

Поспевала брусника. Эта ягодка до холодов радует глаз красными огоньками на склонах таежных сопок. Чем сильнее она замерзает, тем становится темнее и вкусней. Все готовились к зиме, и только вечнозеленый кедр, продолжал радовать глаз насыщенной зеленью своих иголок. На таборе, бурундуки активно занимались заготовкой нашего ореха, но в своих нуждах. Их полосатые спинки то и дело деловито мелькали в куче принесенной нами шишки. Зачем лезть на дерево или ждать паданки, если вот – целая куча? Бурундук, забавный, маленький зверек. За полоски на спине, его в шутку называли забайкальским тигром. Добродушное и доверчивое создание. Настолько доверчивое, что если сидеть спокойно, может подойти прямо к тебе, с целью выяснить:

- А нет ли чего вкусного?

Запасы на зиму бурундук хранит в земле, и хранилище довольно просторное. Однажды раскопали его сокровищницу и достали, почти два ведра чистого ореха. Сам не видел, но говорят ограбленный бурундук, если поймет, что после ограбления, сделать новых запасов не сможет, кончает жизнь самоубийством, повесившись в развилке веток((.

В детстве мы ловили бурундуков, и даже зарабатывали, сдавая их в зоомагазин. Добродушное создание легко привыкало к людям. Поймать его не сложно, Вырубалась палка, по типу удилища, на конце делалась затяжная петля из лески, вот все приспособление. Губит полосатика любопытство, если не делать резких движений, он будет сидеть на ветке, смотреть на тебя, и ругаться, треща на своем бурундучьем языке, пока не поднесешь петлю к самой голове.

За всеми моими отступлениями, создается впечатление, что мы забыли о работе. Заготовка не останавливалась ни на один день. Куча шишки на таборе росла, и приятно радовала глаз. Пропущен был только день, когда мы объедались мясом, ну и конечно дожди. Вести заготовку даже после маленького дождика, было не возможно. После дождя, ждали, пока ветер обдует кедры, иначе, при ударе колотом, получали такой живительный душ, после которого смело можно было идти на табор сушиться. В дождливую погоду занимались срубом, стены потихоньку поднимались. Именно тогда я получил уроки изготовления сруба от своего папы. Умение это помогло мне в жизни не один раз. Папа разошелся, и решил сделать не только зимовье, а зимовье и баню под одной крышей, с одной общей перегородкой. Бревно ложилось на бревно, сруб «рос». Я помню звуки топора и запах свежей щепы. Глядя на своего отца, я понимал, он был «Мастером». В нашу задачу входило только изготовление сруба. Глядя на то, что получалось у папы, появлялась зависть. С нашей землянкой, возводимый лесной домик, конечно ни в какие сравнения не шел. Завидовал тем, кто будет тут жить после нас, когда все будет доделано. Забегая вперед, хочу сказать, после нас, из-за созданных нами удобств, в этот хребет больше наемников не пускали. Место стало комфортабельным, а соответственно интересным, и сотрудники лесничества завозили сюда своих стариков, для отдыха, и «подработать». Все таки «Лучшее – враг хорошего». Из-за нашей стройки, Витек потерял свои угодья. Но на тот момент он смотрел на то, что получается и довольно улыбался, видимо предвкушая, как здесь будет классно в дальнейшем.


«МАМКИ»


Если Вы помните, так называют старый, толстый кедр, который сложно раскачать, и сбить шишки. Именно такой кедрач нас ждал на дальней «стрелке». Носить шишку на табор становилось все дальше, и это всерьез тормозило работу. Выход предложил Витя. Оказалось, что это предусмотрено. Он показал, где в тайге стоит «сайба». Это сруб из бревен, примерно 3х3 метра, высотой чуть ниже пояса, промежуточное хранилище шишки. Добытая шишка сначала высыпалась сюда, а позже, вечерами или в небольшой дождь, перетаскивалась на табор.

Бить толстые кедры решили «на вожжах». На ударной стороне колота, делались затесы (канавки). Колот, обвязывался парашютной стропой, а два свободных конца проносились с двух сторон дерева. Двое на стропах, один на колоте, удар получался значительно мощнее. Делалось это по команде забойщика:

-И рааааз! И два! И три!

Важно было поймать ритм, и приложить усилия одновременно. Конечно, время тратилось больше, чем на тонком кедре, где забойщик переходил от дерева к дереву, не ожидая пока сборщики соберут шишку. Но «мамки» компенсировали потерю времени, большим объемом шишки. Товарищ зятя, в очередную смену, встал на место забойщика. Я и зять стояли на стропах. После очередного удара, я почувствовал, что колот повис в воздухе, и его никто не держит.

- Тяни стропу! Прижимай к дереву! - закричал я зятю.

А после того как он это сделал, кинул ему свою стропу, и оббежал дерево. Наш забойщик, держась за лицо, катался по земле, корчась от боли. «Любопытство сгубило кошку», это про него. Он додумался, спрятавшись под колот после удара, выглянуть и посмотреть:

-А как падает шишка?

Учитывая высоту старого кедра, шишка при падении набирает серьезную скорость, и летит со свистом. Вот такой свистящий снаряд и попал точно в цель. Вместо лица была ссадина, шишка пропахала борозды ото лба до подбородка. Слава богу, обошлось! После обработки раны на таборе, убедились, что жить будет! Но до окончания сезона человек ходил с физиономией «боевая раскраска индейца».

ШИШКОБОЙ Рассказ, Тайга, Кедр, Забайкалье, Приключения, Путешествия, Бурундук, Длиннопост
Показать полностью 1
14

La Pesadilla

La Pesadilla Гудокъ, Фельетон, Коронавирус, Пандемия, Испанка

Здравствуй, Клава горячо любимая Клавдия Захаровна! Пишу тебе из Москвы. Добрался благополучно, о чем тебя и извещаю.


Прошла всего пара дней, как мы с тобою расстались, а кажется, будто целая вечность.Да и событий произошло не мало, но обо всем по порядку.


На перекладных добрался до Самары и там приобрел билет четвертого класса до Москвы. Ох и дорогие нынче билеты, доложу я тебе. Правда, как сама знаешь, раньше на поездах не ездил, старых цен не ведаю, так что не могу знать, насколько они поднялись в цене.


Поезд тронулся поздно вечером. Со мною ехала еще парочка мужичков, таких же как я “на заработки в Москву”, остальные же места заняли солдатики. В шинелях и буденовках. Каждый со своей винтовкой в обнимку.. Они ехали откуда-то далеко, и Москва была не конечным их пунктом, что неудивительно. Наша армия распространяется по всей стране и никогда не стоит на месте. Мне кажется, так быть и должно.


На утро остановились. Название станции не вспомню, помню что спал на ходу, а все равно нужно было запастись кипятком. Отдал барышне в белом фартуке, крутящей краном, десять копеек, вернулся в вагон и предложил соседям попить чайку, благо ты, горячо любимая Клавдия Захаровна, завернула чайного листа с запасом. Некоторые не стали отказываться от угощения, и даже выложили на перевернутый вверх дном дощатый ящик, застеленный листом "Известий", горстку сушек. Не присоединились лишь двое, что повернулись к нам спиной, сославшись на недомогание, и, завернувшись в шинель, только изредко покашливали.


Ближе к вечеру на подходе к Коломне, вагон оживился: играли в карты, пели Интернационал, встрепенулись даже те двое больных, повернувшись ко всем своими бледными лицами.

Затемно остановились. Зашли военные в белых халатах поверх формы и в марлевых повязках на суровых лицах, заботливо поспрашивали сонных пассажиров о самочувствии, после чего забрали тех двоих болезненных.


Чуть свет прибыли. Что уж говорить, толпа не больше нашей базарной, в подметки не годится той, о которой я был наслышан и представлял. А это только три вокзала! На улицах людей оказалось и того меньше. Сел в совершенно пустой трамвай - это такой вагончик, который едет по рельсам с помощью электричества, о котором, впрочем, ты тоже не наслышана. Пока ехал, разглядывал в окно пустые улицы Москвы и не верил своим глазам. Где же все? Где та хваленая столица, что славится миллионным населением? У кондуктора поинтересовался нужной мне остановкой, отчего глупым вопросом я его тревожить уже не посмел.


Но что же меня ожидало на месте, дорогая Клавдия Захаровна? Закрытые ворота и наипротивнейший сторож перед ними. “Карантин. Испанка”, - только и пробубнил мне он через треклятую марлевую повязку. Что за Испанка и почему из-за нее закрылся целый завод, я так и не смог понять. После меня подходило еще несколько мужчин, которые услышали от сторожа те же самые слова и понуро поплелись в разные стороны. Я же остановился у почтамта и решил немедленно написать это письмо. Пишу и раздумываю, где теперь устроиться. Что-то знобит. Впрочем не до меня сейчас. Пей больше чая с медом, я же обещаю, как получу первые средства, сразу отправлю их тебе, а ты как можно скорее вызови лекаря. Не нравится мне твой кашель.

С любовью, до конца дней твой К.Н.В.

Показать полностью
699

Фэнтези по-русски, или Если бы КиШ были книгой

Увидела я недавно вот такой мем:

Фэнтези по-русски, или Если бы КиШ были книгой Рассказ, История, Король и Шут, Фэнтези, Бред, Длиннопост

И тут моя воспалённая фантазия такая: О, прекрасная идея, давай напишем!

В общем, наслаждайтесь


Лесник сидел в своём доме и пил чай, заваренный из растущих неподалёку трав. Огромный волк удобно устроился возле ног старика, тоскливо поглядывая на дверь.

- Как-то мало людей к нам заходить стало, а, Серый? - спросил у волка Лесник. Волк в очередной раз посмотрел на дверь и тихо заскулил.

- Да уж, тебя кормить совсем нечем стало, - вздохнул он. Вдруг в дверь постучали.

- Серый, прячься! - скомандовал старик, открывая дверь. - А, это ты…

На пороге, опираясь на дверной косяк, лениво поигрывал взятым неизвестно где ножиком Мёртвый Анархист. Серый угрюмо вышел из своего укрытия - мертвецов он не ел, воняют слишком.

- Здорово, дед! - Анархист, не дожидаясь приглашения, вошёл в дом. - И тебе привет, волчара.

Серый из принципа не стал реагировать. Анархист плюхнулся в кресло возле камина.

- Чего пришёл? - спросил Лесник, присев рядом. Гость сделал вид, что не расслышал.

- Как дела у тебя, старый? - поинтересовался он, без особого интереса глядя по сторонам.

- Да как видишь, не очень, - Лесник развёл руками. - Никто не заходит, волков кормить нечем…

- А, так ты не знаешь?

- Что не знаю? - Анархист вздохнул и продолжил смотреть в камин. Через минуту, видимо, решив, что на вопрос всё же стоит ответить, повернулся к старику.

- Да у нас тут колдун появился. Людей то ли ест, то ли к себе в рабство забирает, я особо не разбирался, мне это ни к чему. Потому и не ходит никто - боятся…

- Так… А наши что?

- А что они? Некоторым вообще всё равно, есть люди или нет.

- Ну, нет, это не дело. А если он до нас доберётся?

- А мне-то что? - Анархист засмеялся. - Нам с ребятами вообще ничего не страшно. Сам знаешь, трупов не убить.

- Ладно, как знаешь, - Лесник встал, подошёл к стене и взял свой посох.

- Куда-то идёшь? - без особого интереса поинтересовался Мёртвый Анархист.

- Пойду поговорю с нашими. Что-то мне подсказывает, что не к добру это всё…

***

- А ну иди сюда! - кричал Дурак, сбегая с холма. - Ты мне нужна, непонятно, что ли?

Молния его не слушала - собственно, с чего молнии вообще должно быть дело, что ей там кричат? Дурак не останавливался и продолжал бежать в направлении, куда плавно сносило тучи. Наконец-то молния ударила прямо в хитроумно собранный стеклянный сосуд, который он держал в руках, и застряла в нём.

- Отлично, как раз на случай, если моя собственная энергия закончится, - подвёл итог Дурак, пряча сосуд в свою сумку. Гроза почти сразу закончилась.

- А кричать-то зачем? - спросил Лесник, подойдя к нему чуть ближе.

- Лесник? - удивился Дурак. - Ты вроде обычно из леса не выходишь… Что это вдруг произошло?

- Так ты на вопрос ответишь?

- А, да это чтобы люди с расспросами не приставали. Они считают, что я спятил, вот пусть и дальше так считают, - он пригладил свои белые растрёпанные волосы. - А ты какими судьбами тут?

- Да говорят, колдун объявился. Чует моё сердце, это совсем не к добру…

- Ну, может, и не к добру, но ты видел, какие возле его замка молнии? Эх, поймать бы хоть одну… - размечтался он.

- А я тебе говорю, этого так оставлять нельзя! Ещё, чего доброго, доберётся до кого-то из наших, и тогда остальные точно не выживут…

- Да зачем ему мы?

- Ну, я-то, может, и не нужен, - ответил Лесник, - а вот твоя сила ему вполне может понадобиться… Может, он из тебя раба сделает, может, просто силы заберёт и в подвал посадит, но он до тебя доберётся, это точно. - Лесник чётко знал, что сказать, чтобы Дурак согласился с ним пойти.

- Ладно, пойдём остальных соберём, - Дурак ещё раз заглянул в сумку, чтобы проверить сохранность молнии, и пошёл вдогонку Леснику, который, хоть и выглядел старым, ходил очень быстро.

***

- Подходите, подходите! Только сегодня вас будет развлекать лучший шут короля! - Шут выглянул из палатки. Никого. Странно - на ярмарках обычно полно народу. Видимо, всё из-за колдуна, о котором ходят слухи в городе. Он вернулся в палатку и с лёгким удивлением обнаружил там Лесника и Дурака.

- О, привет, ребят. Что-то хотели? - Шут очень гордился знакомством с ними, потому что был единственным человеком, посвящённым в дела нелюдей. Лесник улыбнулся:

- Ты сразу переходишь к делу, как и всегда. В общем, думаю, ты слышал о колдуне…

- Я с вами, - даже не дослушав, сказал Шут. - У меня с ним личные счёты. Всю публику распугал, козёл!

- Отлично, значит, с Актёром тоже проблем не должно быть! - отметил Дурак.

- А нам точно нужно его брать? - поморщился Шут. Актёра он недолюбливал - тот упорно отказывался считать ремесло Шута искусством и поэтому относился к нему весьма высокомерно.

- Он нам пригодится, - кратко ответил Лесник, выходя из палатки. Шут вздохнул и уныло поплёлся следом.

***

- Я же сказал, я не собираюсь рисковать собой и своим мастерством ради каких-то несчастных людишек! - на этот раз Дурак ошибся. Всё-таки Шут и Актёр были совершенно разными, и нельзя было предсказать реакцию одного, посмотрев на другого.

- Но какой смысл имеет твоё искусство, если его никто не видит? - поинтересовался Лесник.

- Да как же вы не понимаете! - он театрально взмахнул рукой, вызвав при этом искры, точно копирующие его движения. - Я делаю это не ради славы и не ради чьего-то удовольствия! Я занимаюсь этим ради искусства!

Во все стороны полетели искры.

- Слушай сюда, актёришка несчастный, - Шуту надоело это терпеть, он подошёл к Актёру почти вплотную и угрожающе прошептал: - Либо ты прекращаешь ломать комедию со своими дурацкими спецэффектами и идёшь с нами, либо я делаю из тебя фарш прямо сейчас!

- Ах, как же так можно с человеком искусства! - Актёр приложил ко лбу свою руку в белоснежной перчатке. - Ладно, предположим, я иду с вами.

- Ну наконец-то… - вздохнул Дурак. - Осталось найти Хозяйку.

***

Хозяйка была, наверное, единственной, кто искренне обрадовался гостям.

- Ой, вы посмотрите! - она всплеснула руками. - Все в сборе! Вы заходите, сейчас чай сделаю.

Компания прошла в дом. Лесник кинул взгляд на старинные часы над камином, стрелки которых не двигались, наверное, уже лет сто.

- Ну, рассказывайте, чего пришли? - она принесла и поставила на стол самовар, чашки и домашнее печенье. Дурак кратко пересказал ей суть истории с колдуном - она жила в полупустой деревне и о новостях не знала.

- Допустим, но при чём тут я? - она засмеялась своим звонким, чистым смехом. - Если людей не будет, мне только лучше - а то ходят тут всякие…

- А если он решит, что такая сильная колдунья под боком ему ни к чему? - спросил Дурак. - Тебя ведь не так сложно уничтожить - достаточно всего лишь… - он протянул руку в сторону часов.

- Не смей трогать мои часы! - закричала Хозяйка неожиданно громким и пронзительным голосом. Через пару секунд она взяла себя в руки и улыбнулась:

- Ладно, полагаю, вы правы. Я с вами.

- Отлично, все в сборе, - Лесник встал с кресла. - Пора разобраться с этим колдуном.

Показать полностью
52

Игрушка

«Макс, привет» - в трубке прозвучал немного взволнованный голос Алёны.

«Привет» - быстро кинул я в ответ, «Давай только по делу, у меня много работы».

Алёна знала, что я не люблю, когда меня отвлекают в течение рабочего дня и почти никогда не звонила просто так. Я представляю, каких усилий ей стоило не звонить мне просто потому, что она соскучилась.

«Макс, ты не мог бы отвезти меня вечером по одному адресу? Мне нужно кое-что забрать. Прости, пожалуйста, что отвлекаю, но мне, правда, очень нужно» - быстро пролепетала она.

Было слышно, что ей очень неудобно. За годы совместной жизни по интонации можно многое понять. В моей голове закрутился вихрь возмущения. Она целый день сидит дома. Неужели трудно сделать свои дела днём? Может быть дело действительно важное? Я сотню раз говорил ей, что после работы меня лучше не трогать. Я живой человек и под вечер очень устаю.

«Хорошо!» - выдавил с трудом я. В конце концов, я поступаю благородно. Да и потом, у меня будет лишний повод припомнить ей это во время следующей ссоры.

«Спасибо-спасибо, Макс, ты супер. До вечера» - завизжала она.

Я положил трубку и ещё несколько минут искренне не мог понять, почему я должен тащиться после работы неизвестно куда. Она просто хочет проводить больше времени со мной, пусть будет так.

Закончив дела на работе, я кое-как добрёл до машины и завалился в удобное кресло. По радио Егор Крид задавался вопросом: «Надо ли?». За бортом, осенний ветер вяло кружил падающие с деревьев листья. Размышляя над предстоящим завалом на работе, я не заметил, как дверь машины распахнулась. Салон наполнил сладковатый запах сакуры. Алёна выглядела прекрасно, было видно, что она готовилась к нашей встрече. Зачем? Мы и так видимся дома ежедневно. Она продиктовала мне адрес, и мы плавно тронулись. Алёна рассказывала мне о том, как она ждала вечера, как они поругались с подругой, а потом помирились, о том, какой фильм она сегодня смотрела, и что днём ей вдруг стало очень грустно. Обычный разговор. Я был погружен в дела и почти не слушал. Только изредка кивал. Мы подъехали к нужному дому.

«Макс! Я, кажется, перепутала адрес. Прости» - прикусив нижнюю губу, сказала Алёна.

Я до сих пор не помню, что именно меня так разозлило. Но я накричал на неё. Я рассказывал, о том, как я устал и о том, что ей нужно быть внимательнее. Я говорил, что ей нужно уважать моё право на отдых.

Всю дорогу к новому адресу я ворчал. Как старый противный дед. Мы нашли нужный дом и, покружив в поиске свободного места, я припарковал автомобиль, а Алёна резво побежала в подъезд. Ох, уж эти спальные районы мегаполиса!

Она прибежала обратно так быстро, что я даже не успел насладиться любимой песней в одиночестве. У неё в руках был пакет, а взгляд был неимоверно радостным.

«Открывай! Это тебе» - скомандовала она.

Открыв пакет, я увидел вязаную игрушку. Из пакета на меня смотрел диковинный зверь. Возможно медведь. До сих пор не понимаю кто это. Медведь был одет в форму любительской команды, за которую я тогда играл. На майке был заботливо вышит мой номер, а на ногах вязаные башмаки бирюзового цвета. Точь в точь, как мои кроссовки.

Тот день давно потерялся в череде сотен таких же. Память стирает все неприятные моменты оставляя на поверхности лишь победы и веселье. С того момента прошло уже много лет. Алёны давно нет в моей жизни, у неё своя дорога. Я никогда не вспомнил об этом случае, если бы карантин не позволил мне разобрать рабочий шкаф. Под грудой документов, свернув шею, в неестественной позе лежал мой медведь. Я взял его в руки и просидел, может быть 10 минут, а может быть и час, словно в трансе.

Я вспомнил тот вечер, и чувство стыда переехало меня словно товарный поезд. Я вспомнил взгляд человека, который делая сюрприз, получает вагон упрёков и крик. Я вспомнил, сколько всего я мог сделать, что бы близкие мне люди не были так же забыты и не поняты, как мой пыльный медведь.

Вы никогда не сможете вернуться назад, но там, в завтрашнем дне, есть много вещей, которые можно сделать лучше.

А.А.

Показать полностью
2764

Как домой на такси возвращался.. Квест в реальности

Выезжал раз в пригород к знакомым. Засиделся до позднего вечера, вызвал такси обратно домой ехать.

А у них улицу, где дом стоит, озеро небольшое разделяет, и почти всех таксистов навигатор заводит с одной стороны, а там совсем с другой стороны надо объезжать. Расстояние около километра где то.

Звонок от диспетчера:
- Молодой человек. Машина приехала и стоит у озера.
- Объезжать надо.- Отвечаю я ей.
- Хорошо, - говорит, - передам водителю.

Прошло пол часа. А машины все нет и нет. Диспетчер ничего сказать не может. Прошло ещё минут двадцать где то. В итоге, после долгих уговоров, диспетчер даёт телефон водителя. Звоню ему:
- Вы где находитесь?
- Да вот, скользко, в горку подняться не могу.
- Хорошо, сейчас помогу прийду.

Пройдя километр, подхожу к месту событий. И правда, горка крутая и скользко очень. Совместными усилиями засыпали голый лёд снегом. Я сзади толкаю, водитель едет. Сам я измазался весь. Так, мало-помалу, дали машине разгон и она поехала. Но почему то после заезда в горку не остановился. Не остановился водитель и до конца улицы. И уехал куда-то в ночь, ни спасибо не сказал, ни попрощался. Я охренел, так сказать, так немного от всего этого.

Проходит пара минут, звонок от счастливого водителя:
- Ну все, я тут выехал наконец-то! Сейчас объеду с другой стороны и вас заберу.
- Так, мог бы и на месте забрать, как в горку скользкую поднялся, как вытолкал тебя.. - удивлённо отвечаю я ему.
- А... Так это вы были!?

Занавес..

617

Дозор

— Марсоход, сделай анализ почвы.

— Бип! Земля, приступаю.

Марсоход небрежно ткнул в рыжий грунт прибор и повернул "голову" к зеленым инопланетянам, сидящим на камушке.

— Вот так всегда, слова доброго не скажут. Только: сделай то, сделай это. Как раб на галерах.

— Как мы тебя понимаем, — инопланетяне сочувственно закивали, — наш Высший разум тоже: летите туда, завоюйте вон ту планету, поймайте еще кого-нибудь для опытов.

— Все они такие, бип! Тоже мне, хозяева вселенной. Давайте еще по одной.

Инопланетян упрашивать не пришлось. Из большой канистры нацедили черной жижи в маленькие стаканчики. Один дали Марсоходу.

— Ну, за настоящих исследователей космоса!

Зеленые гуманоиды выпили, а Марсоход влил жижу себе в бак.

— Вот твои хозяева удивятся, когда нас на снимках увидят.

— Да прям сейчас, — Марсоход икнул, — обойдутся. Не буду я вас фоткать, пусть думают тут никого нет. А то начнется: а сфоткай, а установи контакт, не смей пить с представителями других миров... Тьфу!

— Слушай, а мы тоже о тебе докладывать не будем. Это вашу Землю завоевывать придется, людей нумеровать. Столько мороки! Напишем в отчете, что у этой звезды жизни нет.

— Давай еще тяпнем, за понимание!

Они выпили еще раз.

— Ладно, пора нам лететь. Бывай!

Зеленые гуманоиды пошатываясь погрузились в тарелку и улетели.

— Бип! Марс вызывает Байконур!

— Байконур слушает.

— Бип! Докладывает капитан Марсоход. Угроза инопланетного вторжения ликвидирована. Продолжаю патрулировать.

— Байконур Марсу. Благодарю за проделанную работу. Поздравляю с присвоением очередного звания майор.

— Бип! Служу Земле!

Марсоход довольно заурчал и на маленьком экранчике сменил четыре маленьких звездочки на одну большую. Подхватил канистру с остатками жижи и покатился дальше.

(с)Александр «Котобус» Горбов из книги «Таблетка от понедельника» https://author.today/work/51846

44

Добрый четверг: Золотце

Всем привет. Продолжаем рубрику добрый четверг. Хочу заранее извиниться. Я возьму перерыв на месяца полтора-два Есть другие творческие планы на это время. Хорошая новость заключается в том, что результаты этих планов вы несомненно увидите.



Золотце.


Забавно, как работает человеческая память. Некоторые моменты стираются из неё, будто их никогда и не было. Остается только удивляться в разговорах с друзьями, когда они рассказывают тебе истории из твоей же жизни. Другие помнятся смутно, будто смотришь на них через грязное стекло. Третьи расцветают у тебя в голове яркими красками. Четкие, насыщенные, настоящие картины твоего прошлого. Иногда кажется будто слишком настоящие.

Сколько нам было, когда мы встретили Алю? Десять лет? Нет, пожалуй, двенадцать. Толик уже пошел в седьмой класс, а мы с Антошкой еще только перешли в шестой. Точнее должны были перейти, поскольку тогда были летние каникулы. Заканчивался июнь, и мы с пацанами смотрели, как грузчики под присмотром высокого худого мужика таскали из газельки вещи. Рядом крутилась девчушка года на два-три младше нас в простеньком сарафанчике.

Помню я тогда восхитился какие у нее красивые волосы. Собранные в пучок на затылке они тяжелым золотым водопадом опускались ей на плечи. В лучах яркого летнего солнышка они будто светились изнутри.

Девочка бегала вокруг отца и что-то ему говорила. Мужчина встал на одно колено, ответил ей и потрепал по голове. Она улыбнулась, что-то взяла из пакета рядом и побежала к нам. Глядя на то, как она бежит, я почему-то подумал про солнце, которое умеет только излучать свет и не умеет его поглощать.

– Ня!

Девочка протянула нам четыре конфеты «Каракум». И где только взяла? Тысячу лет таких не видел. Мы переглянулись и даже пересчитали друг друга. Нас по-прежнему было трое. Антошка, как самый умный из нас, первый согласился принять подарок. Следом протянули руки и мы. Но на руке все еще оставалась одна конфета. Я решился озвучить тот вопрос, который вертелся у всех нас на языке:

– А эту кому?

Девочка радостно улыбнулась и ткнула себе в грудь большим пальцем. Жест выглядел слегка неестественно, будто она подсмотрела его в каком-то фильме. Видимо, поняв, что этого недостаточно она еще раз ткнула себя тем же пальцем в грудь и радостно сказала:

– Аля!

Она развернула конфету и стала откусывать от неё маленькими кусочками. Мы с Антоном тоже принялись за угощение. Мы с Антоном, потому что Толик давно уже жевал. Он как всегда не заморачивался.

Я похлопал по скамейке рядом с собой, и Аля тут же плюхнулась на это место. Её отец нахмурился, но пока никаких действий предпринимать не стал, а просто закурил сигарету. Она весело болтала ногами, нисколько не смущенная воцарившимся молчанием. А нам с ребятами явно стало неловко. Даже Толик перестал жевать. Нужно было что-то сказать, и я спросил первое, что пришло мне в голову:

– Это твой папа там?

Я указал на долговязого мужчину. Девчушка серьезно кивнула и сказала:

– Ня!

– А где твоя мама?

Девчушка безмятежно улыбнулась, показала куда-то под крышу дома и снова сказала:

– Ня!

Я больше не знал, что спросить у неё, но на помощь пришел Антошка:

– А откуда вы приехали?

Аля, не переставая улыбаться, махнула рукой куда-то за спину и сказала:

– Ня.

Но Антона такой ответ не обескуражил, и он задал следующий вопрос:

– А в школу ты ходишь?

– Ходит. В специальную коррекционную. Поэтому и переехали.

Увлекшись разговором, мы не заметили, как подошел её отец. Он не был сердит или зол, но смотрел на нас с подозрением. Протянул руку в сторону дочки и сказал ей:

– Аль, пойдем.

Та немедленно спрыгнула со скамейки и схватилась за папкину руку. Оглянувшись на нас, она улыбнулась своей замечательной улыбкой, помахала нам рукой и сказала:

– Ня!

Мы тоже помахали ей рукой.


Все думают, что для того чтобы измениться нужно какое-то потрясение. Что-то серьезное, что может перевернуть твою жизнь с ног на голову. Но это неправда. Достаточно нужных людей в твоем окружении. Другое дело, что люди не хотят меняться и ищут людей себе под стать.

Нельзя сказать, что Аля к нам прилипла. Хотя она, конечно, прилипла. Но мы совсем не были против. Было в ней что-то, что заставляло большинство людей о ней заботиться, как о собственной дочери или внучке. И мы тоже поддались её очарованию. Но если остальным людям она улыбалась, но к их присутствию относилась равнодушно, то за нами бегала хвостиком. Видимо все дело было в том, что мы были почти её возраста и не гнали прочь, не насмехались, а по сути предложили ей дружбу, когда приняли её конфеты и не погнали прочь.

Тогда мне казалось, что мы сделали самую естественную для ребенка вещь, когда поддались её очарованию. Но сейчас понимаю, что дети жестоки. Не так жестоки, как некоторые взрослые. Но все же, на них еще не наросли моральные запреты. Как легко посмеяться над умственно отсталой девчонкой, назвать её дебилкой и потом всю свою жизнь сожалеть об этом поступке. Сожалеть если у тебя есть совесть. Я безумно рад, что мы тогда поддались её очарованию. Она изменилась рядом с нами, но и мы не могли не измениться.

Оглядываясь сейчас на те времена, я понимаю, что мы стали её старшими братьями, которых у неё никогда не было и даже где-то любящими родителями. И этот опыт пригодился нам всем, когда мы обзавелись собственными семьями. Поэтому, например, мне до сих пор дико видеть, как некоторые мамаши орут на своих детей. Кроме того, она стала настоящим клеем, который не дал развалиться нашей дружбе. Тогда у каждого из нас начала появляться своя компания. Толик стал ходить в качалку, больше как развлечение, но регулярно. Тошка увлекся математическим клубом. А я стал тогда погружаться в мир компьютерных игр. Вряд ли бы мы разбежались этим летом, но потом жизнь все равно бы взяла свое. Аля привнесла в нашу разваливающуюся дружбу тепло, которое сплавило вместе человеческие судьбы.

Её отец сначала боялся отпускать Алю с нами одну. Он выпускал её только вечером, приходя с работы, и потом читал газету на балконе, иногда поглядывая в нашу сторону. Но до того, как отпустить её с нами, он провел тяжелый разговор. Детям всегда сложно говорить со взрослыми, ведь им кажется, что они все лучше знают. Но тот разговор слегка отличался. Потому что Роман Андреевич говорил с нами как взрослыми. Он рассказывал про Алю. Про её привычки и особенности. Выяснилось, что она почти не говорит. Только два слова «Аля» и «Ня». Последнее она услышала у их знакомого анимешника, и оно прилипло. Я горжусь двумя вещами в жизни: что смог вырастить сыновей хорошими людьми, и что к концу лета Аля начала говорить. Криво, косо, с кучей ошибок и не так много слов, но начала.

Жили мы тогда в новом, недавно построенном квартале. Дома похожие на огромные книжки стояли рядами друг напротив друга. Окна моей комнаты выходили на спальню Алиных родителей и иногда девочка прибегала туда специально, чтобы помахать мне. Я всегда махал ей в ответ. Между нашими домами был зеленый чистый газон, который один дедушка поливал из шланга прямо с балкона. Газон был необычный. Мой дом располагался выше чем Алин, поэтому газон представлял из себя недлинную горку, которую мы заливали зимой.

Этот момент я помню очень ярко. Я позвонил Але и сказал, что хочу ей сегодня кое-что показать. Она радостно някнула, соглашаясь, и положила трубку. Мы с Антошкой придумали отличную штуку. Я не зря вспомнил, как мы катались с этой горки зимой. Я очень хотел, чтобы Аля прокатилась с нами. Но до зимы так долго было ждать. И нас осенило. Мокрая трава же очень скользкая. Почти такая же как лёд. Поэтому Антошка взял свою ледянку, и мы пошли за Алей.

Та вышла в старом джинсовом комбинезоне. Волосы разделены на две золотые косы. Она что-то жевала и улыбалась своей безмятежной ангельской улыбкой. Она увидела ледянку в руках Антошки и глаза её округлились от удивления. Девчушка даже спросила:

– Ня?

Я улыбнулся и ответил:

– Ня. В смысле ага.

Аля тут же как пропеллер закрутила головой, пытаясь найти горку. Сходства добавляли её косички, которые следовали за резкими поворотами головы. Не найдя горки, она спросила:

– Ня?

Я не стал отвечать. Просто показал ей на травяную горку. Аля кивнула, а дальше сделала то чего мы от нее никак не ожидали. Она скинула свои сандалики и легла в мокрую траву. Мы звали её с собой, но она будто не слышала. Лежала, закинув руки за голову, и не двигалась. Изрядно раздраженный я сказал Тошке, чтобы он скатился и показал ей, как это здорово. Тошка сначала нерешительно мялся, потом все-таки двинулся наверх. Но не успел он пристроиться на ледянку, как Аля вскочила как ужаленная, босиком пробежала по асфальту и легла точно на предполагаемом пути Антошки. И снова мы пытались уговорить её уйти, и снова она лишь молчала, улыбалась и смотрела в чистое небо над нашими головами.

Еще два раза Антошка пытался скатиться и каждый раз повторялась одна и та же история: Шорох травы, шлепанье босых ног по асфальту и вновь шорох травы. Парень разозлился и выполнил обманный трюк. Сделав вид, что садится на ледянку, он дождался пока Аля начнет ложиться и скакнул в сторону. Я в этот момент находился прямо под ним и, поняв, что на уме у девчонки, лег на траву.

Первым начал смеяться Толик. Глядя на нашу возню, которой для полной абсурдности не хватало только музыки из шоу Бенни Хилла, он не выдержал и начал откровенно ржать. За ним раздался тоненький и звонкий смех Али. Потом начал смеяться я. Антон некоторое время взирал на нас гневно, но надолго его не хватило. Он сначала прыснул, а потом, схватившись за живот начал беззвучно содрогаться всем телом. В какой-то момент он не выдержал и скатился вниз, едва не сломав мне шею. Это вызвало новый приступ хохота у всей компании.

Чуть позднее мы лежали на этом газоне все вчетвером. Аля водила своими маленькими ладошками по траве, будто гладя шерсть огромного животного. Именно этот момент мне ярче всего врезался в память. Девочка, лежащая на траве. В капельках влаги на её золотых волосах отражается солнце, клонящееся к закату. Запах земли, мокрой травы и остывающего асфальта.

В один момент руки Али наткнулись на какой-то предмет. Она подхватила его и поднесла к своему лицу. Это оказалась забытая всеми ледянка. Сейчас она вся блестела от покрывающих её капель. Аля начала водить по ней пальцем. И не просто так. Её движения были очень уверенными и четкими. Конечно, она не смогла нарисовать ничего путного на старой ледянке покрытой несколькими каплями, но и так было видно, что она рисует лицо. Худое лицо. И я догадывался кому оно принадлежит. Если вот тут пририсовать острый нос, тут додумать мешки под глазами, здесь несколькими штрихами наметить щетину, то получится Алин отец.


Этот момент я помню не так четко. Видимо сказалась ярость, которую я чувствовал в тот миг. В тот день мы всей компанией с матерями двинулись на рынок. Как и многие женщины наши матери любили ходить за продуктами вместе, а нас брали вместо носильщиков. Еще в тот вечер, когда мы все вчетвером лежали на траве, у меня возникла интересная идея. Я поделился ею с ребятами, и они горячо её поддержали. Поэтому я позвонил Але и сказал ей, чтобы ждала нас часам к четырем. Мол у нас для нее сюрприз.

Рядом с рынком находился магазинчик канцелярских принадлежностей. Мы купили альбом для рисования и набор цветных карандашей. Кроме того, продавщица посоветовала нам купить еще несколько простых черных карандашей, предназначенных специально для рисования. Мы в этом ничего не понимали, поэтому доверились ее совету. Сумма была небольшая, но для наших карманных денег значительная. И все же мы не жалели о покупке, представляя радость Али.

Возвращаясь домой, мы обратили внимание, что Аля не ждет нас как всегда на лавочке у своего подъезда. Видимо еще не вышла. Закинув продукты, мы решили еще заскочить в магазин купить конфет. К тому же, Антошка решил, что надо купить колы раз все хотят пить. За Алиным домом стоял огромный строительный мусорный контейнер и наша дорога шла мимо него. Но когда мы проходили мимо, то услышали тихий голос Петьки.

Петьку никто не любил. И не зря его за глаза и в лицо называли гнидой. У этого парня примерно нашего возраста были очень своеобразные взгляды на мир. Он почему-то считал, что уважение людей можно получить, только пресмыкаясь перед сильными и издеваясь над слабыми. Естественно, что первые его презирали, а вторые ненавидели. Но он все равно продолжал. Презрение он почему-то считал дружбой, а ненависть страхом. Нас он считал сильными и пробовал перед нами пресмыкаться, но мы всегда его гнали.

В этот раз мы бы тоже прошли мимо, но все-таки слишком хорошо знали эту скотину. Наверняка опять издевался над каким-нибудь пацаненком. Поэтому мы, не сговариваясь, зашли за контейнер. Картина, которая нам открылась ошеломила. Я помню, что будто обрел тогда сверхчеловеческое зрение. Мои глаза цепко хватали каждую деталь и бережно переносили её в мозг, где они укладывались на свои места.

Я видел Алю в том самом сарафане в котором мы увидели её в первый раз. Сейчас он был смят и испачкан. Сама Аля сидела на земле и держалась за левую щеку. Я видел сквозь её пальцы, что щека покраснела, как бывает после удара или пощечины. Она не плакала, а просто удивленно смотрела на Петьку. Даже наше появление ничего не изменило. Она все равно смотрела только на него. Сам Петька до этого момента пытался заглянуть ей под сарафан и что-то успокаивающе бубнил.

Наше появление испугало его, и он сам сел на задницу от неожиданности. Я помню, какие пустые были у Петьки глаза. И лицо. Лицо было странным, каким-то расслабленным и одновременно напряженным. Сложно описать его состояние в тот момент. Уверен, что в начале он хотел просто поиздеваться над ней как над остальными. Но это могло далеко зайти, если бы мы не подошли.

Только тут я вспомнил о ребятах и меня, как вспышка, пронзила мысль. Толик! Если его не остановить, то он может и пришибить засранца. Я резко обернулся и увидел картину, которая при других обстоятельствах обязательно вызвала бы смех. На Толике обвив его руками и ногами довольно цепко висел Антошка. Бугай пытался вырваться, но пока получалось плохо. Это заняло его достаточно, чтобы он успел прийти в себя.

Я присел рядом с Петькой и голосом, от которого у меня у самого мурашки по всему телу пошли, сказал ему:

– Если я тебя хоть раз увижу рядом с ней ближе чем на десять метров, то я тебя закопаю в землю. Буквально. Живым. Тебя даже не найдут. Исчез и исчез. С каждым может случиться.

Петька весь побелел, но с места не двигался. Он смотрел на меня, как змея на дудочку факира. Я дал ему сильную оплеуху и сказал, чтобы он убирался отсюда. Не уверен, что он меня услышал, но оплеуха привела его в чувство, и чесанул он знатно. Толик взревел, видя, что добыча уходит, но с висящим на нем Антошкой погнаться за Петькой не мог. Зато, почуяв опасность, гнида припустил еще быстрее.

Я подошел к Але и посмотрел ей в глаза. И то что я увидел мне не понравилось. Она будто ушла в себя. Превратилась в безвольную куклу. Я тогда подумал, что не нужно было бить Петьку при ней и тем более угрожать ему убийством. Но поделать уже ничего было нельзя. Я взял её за руку. Её маленькая ладошка была холодной и влажной. Должно быть от пота. Она не сопротивлялась, но и не взглянула на меня. Я обернулся на друзей и рявкнул на них:

– Заканчивайте дурака валять. Помогите мне её довести.

Мы привели её ко мне домой. Я знал, что мамка закончив раскладывать продукты убежит к матери Антошки. А это надолго. Я внимательно осмотрел платье. Слава богу, оно не было порвано, но было грязным. Но сначала сама Аля. Я взял её за плечи и слегка встряхнул. Толик дернулся было, но Антошка остановил его одним движением руки. Её голова мотнулась, но взгляд по-прежнему оставался пустым. Я тихонечко позвал её:

– Аля? Аля, золотце, ты как? Аля, мы волнуемся за тебя.

Я звал её наполнив голос всей нежностью, которую только испытывал к ней. Сначала она не реагировала. Но постепенно ее взгляд становился осмысленным. Наконец, она взглянула на меня и засмеялась. Я вздрогнул. Ничего нормального в этом смехе не было. Столько лет прошло, а я до сих пор в кошмарах слышу этот истеричный смех маленькой девочки. Я растерялся. Мы все растерялись и не знали, что делать. Наконец, этот жуткий смех прекратился, и Аля заплакала. Разрыдалась у меня на плече. Какое было облегчение увидеть слезы на её лице. Обычные слезы, а не этот ужасный смех.

Я гладил её по голове и шептал какие-то успокаивающие слова. Друзья тоже не стояли столбом. Толик метнулся на кухню и начал заваривать чай. А Антошка – умничка занялся стиральной машиной. Наконец, рыдания превратились в редкие всхлипы, и я спросил у Али:

– Чаю хочешь? С мармеладками.

Аля посмотрела на меня и кивнула:

– Ня.

Она попыталась улыбнуться, но улыбка вышла грустная. Я тем же голосом спросил её:

– Ты не против если мы постираем твое платье? Оно совсем грязное.

Она посмотрела на своё платье и безразлично кивнула. А дальше просто стянула свой сарафан через голову, протянула мне и утопала на кухню за обещанным чаем. Мы переглянулись с Антошкой, маячившим в дверях ванной и облегченно рассмеялись. Я кинул ему платье и пошел на кухню пить чай.

Сейчас я понимаю, что мы тогда представляли собой странное зрелище. Девчонка в одних трусиках и трое парней пьют чай на кухне. Но тогда в этом не было ничего странного. Мы не видели в ней романтический объект. Он была и остается нашей младшей сестренкой.

Как нам казалось тогда, Аля быстро отошла от шока и напившись чая с мармеладками стала радостной, как всегда. Она умудрялась нам что-то рассказывать, используя одно слово и помогая себе руками. И самое удивительное, что мы её понимали. Ну, почти все понимали.

Чуть позже мы подарили ей карандаши и альбом. Она не сразу поняла, что все эти сокровища ей одной. А когда подняла взвизгнула и бросилась мне на шею. Мы все трое офигели. Она поцеловала меня в губы. И снова в этом поцелуе не было ничего романтического. У меня в жизни было много поцелуев. Некоторые из них были очень хороши. Некоторые были такие от которых ты витаешь где-то в облаках. Но ни один из них не сравнится с этим поцелуем чистого света. Это даже не поцелуй, а просто легкое касание губ. Вот только дело было не в поцелуе, а в том, что он олицетворял: чистую радость, счастье, благодарность неземного существа. Каждому из нас досталось по такому подарку. Мы не имели слов, чтобы описать то что мы в тот момент чувствовали, поэтому ошалелые и безгласные просто наблюдали как Аля, высунув язык, что-то рисует на полу. Она нарисовала потом много рисунков и даже картин. Но тот рисунок я храню до сих пор. На нем нарисованы три подростка обнимающих маленькую девочку. Защищающие её от всего.


Если ты думаешь, что Петька легко отделался, то ты ошибаешься. Мы наказали его этим же вечером. Антошка предложил использовать мешки с песком. Били мы его долго и вдумчиво, не обращая внимания на плач. В один момент мы заметили, что Толик слишком увлекся. На этот раз угомонить его получилось только вдвоем. Пока мы не давали ему убить придурка, Петька даже не пытался убежать. Он просто лежал на земле и подвывал. Горжусь ли я этой местью? Наверное, нет, но совершенно точно знаю, что по-другому я поступить не мог и сейчас не могу. Тот, кто способен так относиться к беззащитному существу, должен быть наказан. Кто-то более умный скажет, что месть только увеличивает количество зла в мире. Может быть он и прав. Но я не могу оставлять жестокость безнаказанной.

Гниду редко били. Дело в том, что его отец считал, что его сына может бить только он сам и то под пьяную руку. А напивался он часто. И мы не сомневались, что Петька нажалуется на нас. В этом смысле идея Антошки насчет мешков с песком оказалось неоценима. Его отец примчался уже на следующий вечер. Взбешенный он позвонил в дверь. Обычно открывала мать, но тут поднялся мой отец, ужинавший после работы. Едва он открыл дверь, как полился поток мата перемежающийся угрозами. Отец человек спокойный, но тут не выдержал. Он взял Петькиного отца за грудки, не слишком напрягаясь, поднял его над землей, слегка встряхнул и поставил обратно.

Поток ругательств, как ножом отрезало. Некоторое время оба молчали. Потом отец интеллигентно поинтересовался:

– Так что случилось с твоим сыном?

– Твой сын со своими уголовниками зажали его и избили.

– Вот как? Новые синяки появились?

– Нет они его мешками с песком били.

Отец удивленно спросил:

– Да ладно? Мешки с песком? А роботов они не использовали? А почему киллера не наняли. Вот что я тебе скажу, Петрович, что ты там со своим сыном делаешь дело твое. Семья твоя и я не лезу. Но если ты вдруг денег срубить с меня решил, используя фантазии своего сына, то не на того напал. Какие к черту мешки с песком? Им по двенадцать лет. Ты сам то себя слышишь?

– Он еле ходит!

– Слушай сюда! Твой сын тусуется со всякими ушлепками. Вот и нарвался. Ты его синяки пересчитываешь, чтобы точно утверждать, что новых не появилось? Не гневи бога. Вали отсюда пока я в органы опеки не позвонил. Им будет очень интересно знать кто его бьет. И списать на моего не получится. Тут полквартала правду им расскажет.

Петькин отец дернулся было врезать моему по роже, но видимо вспомнил с какой легкостью его поднимали и сердито затопал вниз. Я, по правде говоря, тоже струхнул. Отец у меня суровый и дураком никогда не был. Думал, сейчас развернется и начнет доставать ремень. Но отец спокойно прошел на кухню, бросив мне по пути: «Молодец». Я тогда ошалел знатно. Получается раз отец одобряет, значит я все сделал правильно.

Лишь спустя лет пять я узнал в чем было дело. Конечно, мать Али сразу догадалась, что платье стирали. Она даже спрашивать Алю не стала, а сразу подумала худшее. Отец Алин приходил домой поздно. Когда жена ему все рассказала, он рванул к моим родителям ругаться. Но на полпути его перехватила соседская бабка, которая видела и как Петька юбку задирал Альке, и как я ему затрещину дал, и даже по секрету рассказала слух о том, что мы Петьку убили. Это отрезвило Алькиного отца. А не собирался ли он сам идти убивать? Он порасспрашивал бабку, убедился, что Петька жив, но ходит с трудом и наведался к нашим отцам, где по-тихому все рассказал на случай если избиение Петьки выплывет наружу.

Теперь он не косился на нас с подозрением и спокойно отпускал свою дочь с нами куда угодно. Случилось и еще одно изменение. Аля теперь всегда выходила на улицу с кем-то. Петька однажды пытался отомстить. Но не нам, а Але, кинув в неё грязью. Не попал. А вечером пришел домой грязный с ног до головы отчего словил леща от отца. И еще три леща, когда стал утверждать, что это мы вываляли его в ближайшей луже.


Время шло. Мы закончили школу и поступили в универ. Легко предположить, что кто-то из нас начал встречаться с Алей. Но несмотря на то, что мы все трое любили её, романтического интереса не было. Аля по-настоящему увлеклась рисованием. Родители даже наняли ей репетитора. Эта женщина была так восхищена её работами, что отправила несколько самых интересных на выставку юных дарований. Аля поехала и сама в сопровождении матери. Именно там она и познакомилась с Олегом.

Знаете, у некоторых отцов есть чувство, что не существует достойного парня для его дочери? Не знаю насчет ребят, но я никогда не испытывал этого чувства по отношения к Олегу. Конечно, Аля была ангелом, но и этот парень ей соответствовал. Его нельзя было назвать смазливым. В нем была какая-то особенная красота. Слегка кривая улыбка, морщины вокруг глаз, небольшой шрам над правой бровью, добрые серые глаза. Его лицо при этом находилось в постоянном движении, хмурилось, смеялось, иногда грустило.

Он не был богат, но у него определенно водились деньги. Вроде бы я слышал, что он помогает отцу с бизнесом. И не просто занимает какую-то должность и получает на ней бабки, а работает так, что едва не проедрил из-за этого универ. А самое главное он был серьезный и ответственный. Как раз такой и нужен Але.

Этот разговор с ним случился, когда я был уже на пятом курсе. После тяжелого дня я сидел на лавочке и пил пиво. В свете заходящего солнца блеснуло золото, и я увидел Алю, которая заворачивала в наш двор с Олегом. Она радостно, словно маленькая девочка, помахала мне рукой, и я поднял руку в ответ. Нет, я всегда рад Але, но тогда разговаривать не хотелось ни с кем. Они видимо, прочитав мои мысли, двинулись прямиком к её подъезду. Некоторое время они целовались. Затем раскрасневшаяся Аля ускакала в свой подъезд, а Олег двинулся ко мне. Я тогда знатно удивился. Все-таки мы были шапочно знакомы.

Он сел рядом, и некоторое время мы молчали. Солнце слепило глаза, и я уже начал подумывать уходить, как парень разродился.

– Аля – золото.

Я посмотрел на него. И кивнул:

– Золото.

Мы вновь замолчали. На этот раз не выдержал я:

– Почему ты с ней встречаешься? Она не модель, и не Эйнштейн. Развлекаешься?

Я знал, что не прав. Что эти слова недостойны ни его, ни меня, но я боялся за Алю и это, наверное, единственное, что меня искупает. Но парень не поддался на провокацию. Он не стал оправдываться, а спросил меня в ответ:

– А ты почему стал ей за брата? Почему заступался за неё? Да потому что не мог иначе. Вот и со мной та же история. Ты не представляешь, как сложно найти человека, который бы тебя полюбил…

Я не дал ему договорить. Рассмеялся на середине фразы и добавив сарказма в голос сказал:

– Ну да. Конечно! Как сложно найти любовь богатому и красивому парню.

Он повернулся ко мне и сказал серьезно:

– Значит, не понимаешь. Найти себе девушку не проблема. Сложнее найти того, кто полюбит меня. Девушки, с которыми я встречался, любили все что угодно только не меня. Кто-то любил мою внешность, кто-то деньги, кто-то секс со мной, а одна даже имела непродолжительный роман с моей машиной. И только Аля любит именно меня. Я для нее весь мир. Я её альфа и омега. Как можно не полюбить в ответ. Как можно предать такое абсолютное доверие. Я верю, что это и есть любовь. Когда вы прорастаете друг в друга, становитесь единым целым, а не стремление хорошо потрахаться.

Я смотрел на него и понимал, что завидую. Завидую ему. Что тоже хотел бы такую любовь. Я тогда ничего не ответил ему. Выкинул недопитое пиво в урну и ушел домой. Это было невежливо, это было грубо, но меня душили ревность и зависть, и я не хотел, не имел права давать им хода. Но Олег нормальный парень – он все понял и так.


А дальше ты все и так знаешь. Твои родители тебе все рассказали. Они поженились и у них родился ты. Аля продолжила рисовать. Она не стала суперзнаменитой, потому что никогда к этому не стремилась, однако почему-то на все её картины находились покупатели. И все они были совершенны за исключением какой-нибудь одной маленькой детали. Я думаю это небольшое несовершенство делало их идеальными.

Мы тоже нашли своё счастье, нарожали детишек, нашли занятие по душе. Толик профессионально занимался боксом, а сейчас тренирует молодых бойцов. Антошка подался было в науку, но ему там не понравилось, и он организовал частный лицей. Впрочем, про Антошку ты все знаешь лучше меня.

Вот так мы познакомились с твоей мамой. А теперь, извини, не оставишь нас наедине?


Я смотрел как идет парень с золотыми волосами, которые он унаследовал от матери и серыми глазами, которые он унаследовал от отца. Хороший парень. Куда лучше, чем я. Куда лучше, чем я когда-то был. Вы постарались на славу, воспитывая его.

Я погладил черный камень, на котором было выбито два имени и четыре даты. Даты рождения были разные, а вот дата смерти одна на двоих. С одной фотографии на меня весело смотрел Олег, а с другой мне безмятежно улыбалась Аля.

Я не скрывал слез. Столько лет прошло, а я по ним скучаю. Особенно по ней. Я достал платок, вытер слезы и сказал:

– Вы живы. Пока вы в наших сердцах, вы живы. Аля – золотце, ты всегда со мной.

Показать полностью
109

Коты против!

Это предложение показалось мне просто прекрасным. Необходимо донастроить новейшую систему умных домов на кормление домашних животных в отсутствии хозяев. То есть, в определенное время, автоматически включается голос хозяина, зовущий питомца, холодильник открывается и оттуда на специальный коврик выскакивает порция еды. Животное питается, уходит, потом робот пылесос быстро все убирает и дезинфицирует.

Запихнув в сумку-переноску упирающегося Мурзика, запас кошачьей еды на ближайшую неделю, я отправился на работу.

Охранники с подозрением смотрели на сумку с моим серым и полосатым котом, но, после нескольких звонков руководству, нас сфотографировали. Меня - поставив у специальной стены, а пытающегося сбежать Мурзика - в открытой сумке, выписали пропуска и на меня и на кота и проводили на место работы.


Первый день.


Кошачий пропуск лежал на столе у клавиатуры и веселил меня весь следующий день, пока я настраивал холодильник и робот - пылесос. Мурзик же прекрасно освоился и возлежал на умном диване. Ночью, лёжа в кровати, я мечтал о том, как всю работу сделаю за два, нет, за полтора дня, получу гонорар и рвану куда-нибудь в Турцию, к тёплому морю.


Второй день


Проблемы начались, когда Мурзик с наглым видом проигнорировал мой зовущий голос, раздающийся с кухни и записанный специально для него.

На кухне голос, управляемый мною с компа, повторял:

- Кс-кс-кс, Мурзик, иди есть, - открывалась специальная дверка, еда выдавалась холодильником, а кот спокойно вылизывал шерстку и поглядывал на меня голодными глазами, причем, когда я шел на кухню, Мурзик бежал, путаясь под ногами, всем своим видом показывая, что хочет есть.

Я решил взять его измором:

"Весь день не кормить и тогда, как миленький, побежит на кухню и слопает то, что ему выдаст холодильник".

Противостояние началось и кончилось моим разгромным поражением. Он не только не бежал на записанный голос, но и категорически отказался есть из автоматического раздатчика. В том случае, если я его звал с кухни сам, он прибегал, скользя от скорости на поворотах, но есть был готов только если я при нем делал вид, что это мною была поставлена еда. В противном случае кошан подходил к автораздатчику, нюхал и брезгливо отворачивал нос.

Половину ночи, лёжа в умной кровати с подогревом и лёгким укачиванием, я не мог уснуть, размышляя над особенностями интеллекта моего кота, а Мурзик бегал по дому, с голодухи пытаясь поймать несуществующих мышей и игнорируя еду в автоподатчике.


Третий день.


Охранники смотрели на меня с подозрением, когда я после часового отсутствия, вернулся на территорию работодателя с кошачьей сумкой, в которой сидел другой кот. Сфотографировали второго кота, выдали на него пропуск, который теперь уже меня совсем не смешил и пропустили в умный дом.

Мурзик встретил новенького по-хозяйски: выгнув спину, взъерошив шерсть и шипя, но кот, которого я нашел на улице и назвал Васькой, быстро вошёл к Мурзику в доверие.

Вид у Васьки был голодный и я, хваля себя за изобретательность, включил голосовой призыв. Кот резко вскочил, но потом, взглянув на спокойно вылизывающегося Мурзика, улёгся обратно, сверля меня голодными глазами.

На кухне история повторилась. Ощущение, что мой кот обучает дворового, что есть из раздатчика нельзя, а из рук хозяина можно, было таким сильным, что я вышел и несколько раз обошел вокруг дома, а когда вернулся, еда была нетронутой, а коты разбрелись по дому в поисках мышей.

Всю ночь я ворочался. Укачивание и подогрев кровати совсем не помогали уснуть, бросая меня между сном и явью.


Четвертый день.


Сейчас уже смешно вспоминать, но откуда-то у меня в голове появилась эта мысль:

- Если хочешь, понять, как думает противник, стань им, думай так же, как и он, - почему я решил применить ее к котам, не знаю, наверное, сказалось нервное напряжение и практически бессонная ночь.

Следующим утром, я зашёл в гостинную на четвереньках, громко мяукая. Коты смотрели на меня, не отрываясь. Для полноты картины не хватало только открытых от удивления ртов. Возникла немая сцена с сидящими на диване котами и ползающим мяукающим человеком. Через некоторое время они успокоились, как я понял, приняли меня за своего, и начали укладываться на диван. Этого я и ждал! Со своего смартфона я подал команду из кухни с призывом обедать:

- Кс-кс-кс, Мурзик, иди есть, - зазвучала запись, я на четвереньках понёсся на кухню, а коты переглянулись и остались спокойно лежать на диване. Мне показалось, что за моей спиной раздалось мерзкое хихиканье, но я отогнал эту мысль у себя из головы и весь следующий день я лежал с ними на диване, ходил по дому в поисках мышей, снова и снова запускал запись кошачьего призыва с кухни, нёсся сломя голову на зов, показывая наглым животным пример и, в конце дня, совершенно измочаленный вынужденной дрессировкой самого себя, сдался.


Пятый день.


Я вышел в гостиную. Васька с Мурзиком, как ни в чем не бывало, лежали на диване. Я привычно включил призыв, они, как обычно, не отреагировали. Меня не покидало ощущение, что за моей спиной они переглядываются и хихикают. И тут меня осенило!!!

Я рванул из дома и вернулся уже вечером. Всю ночь и половину следующего дня я перенастраивал технику. Котов не кормил и сам не ел, чтобы все сполна прочувствовали муки голода.


Шестой день.


Как только настройки были завершены, я, немного нервничая, включил новый призыв. И, к моему полному триумфу, сначала Мурзик, а за ним и Васька, дождавшись, когда откроется дверь, стремглав помчались на кухню, а там устроили драку за еду в автораздатчике.

Ликование мое не знало предела! Я смог перехитрить двух котов.

Принцип нового призыва был следующим:

Сначала заблокировался выход из помещения, где были животные, потом раздавался звук открывающейся входной двери. Из динамиков в прихожей раздавался голос моей мамы, громко объявляющий, что она пришла. Звук шагов следовал на кухню, потом следовал звук открывающегося холодильника и громкое:

- Кс-кс-кс, котики, смотрите, что я вам принесла, - Маминым голосом.

Следом шаги отправлялись в прихожую, следовал звук закрывающейся двери и разблокировался выход из комнаты с животными.

Весь вечер я снова и снова запускал систему, а сердце мое переполняло ликование при виде бежавших наперегонки котов.


Седьмой день


Я сдал работу, получил гонорар и даже премию за выполненную работу.

На подписание акта приема передачи пришел директор и несколько замов. Он долго тряс мою руку и смеялся, переглядываясь с хихикающими замами.

Оказывается, через камеры наблюдения, установленные в гостиной сначала охрана, а потом весь офис наблюдал за моими попытками дрессировки котов. По утверждению директора, это было одно из лучших зрелищ в жизни офиса. А я, помимо гонорара, заполучил бесценный опыт, пылающие щеки и второго питомца.

С тех пор прошло много времени, но, могу Вам поклясться, что слышу, как иногда, за моей спиной раздается противное кошачье хихиканье.

Показать полностью
98

Фэнтези по-русски. Часть 2

Первая часть: Фэнтези по-русски, или Если бы КиШ были книгой

Ну, я ожидала, что КиШ группа популярная и людям понравится, но чтобы так...


Хоть Лесник и сказал, что пора им уже разобраться, но вышли они далеко не сразу - в основном из-за Актёра, который не хотел идти вообще никуда, а тем более к какому-то колдуну. Даже когда его всё-таки убедили, он не успокаивался:

- Зачем вы потащили меня в это ужасное место?! - он уже третий час разыгрывал драматический спектакль «Страдания молодого актёра», при этом вызывая всевозможные спецэффекты и делая вид, что вот-вот упадёт в обморок. - Я человек искусства и не создан для таких походов!

- Я же говорил, надо было его оставить, - тихо прокомментировал идущий впереди Шут. - Всё равно толку никакого, зато нытья…

- Так, помолчите оба, - прервал их Дурак. - Мы сейчас, между прочим, в той части леса, которую ни я, ни тем более вы не знаете. Могли бы вести себя поосторожнее.

Лес был действительно незнакомым и даже выглядел по-другому - он был как-то мрачнее, чем обычно. Деревья всё больше сгущались, даже Актёр прочувствовал это и впервые за всё время пути замолчал. Через некоторое время они вышли на небольшую поляну, окружённую всё такой же густой стеной деревьев, посреди которой стоял каменный обветшавший дом.

- Неплохо бы всё-таки отдохнуть, - заметил Шут. - Мы идём с самого раннего утра, а тут как раз место спокойное, вдруг хозяин пустит.

Хозяйка вытащила из сумки какой-то амулет, посмотрела на него и покачала головой:

- Не думаю, что стоит здесь останавливаться. Этот хозяин не человек.

- А кто тогда? Кто-то из наших? - спросил Лесник.

- Ну, как сказать… Обычно он меняет цвет в зависимости от этого, но сейчас… в общем, сам посмотри, - она протянула амулет Леснику. Небольшой медальон светился тремя цветами одновременно.

- Может, их там несколько? - предположил Шут.

- Нет, тогда он бы менял цвета, а так…

Тем временем из дома вышел достаточно высокий, широкоплечий черноволосый мужчина, который на первый взгляд казался просто человеком, но всё же было в нём что-то необычное. Дурак, слегка присмотревшись к нему, прошептал друзьям:

- Что-то не нравится он мне… Вроде бы человек, но ведёт себя как-то не так. Да и взгляд у него странный.

Тем временем Актёр уже подошёл к нему, пробормотав себе под нос что-то вроде «надо самому с ним поговорить, а то эти натворят тут дел…» и начал знакомство в своей обычной изысканно-театральной манере:

- Приветствую тебя, хозяин! Как видишь, мы с моими… кхм… друзьями пробирались сквозь этот жуткий лес и…

- С чего это вдруг жуткий? Отличный лес, - перебил незнакомец. Друзья переглянулись - голос был очень низким, похожим скорее на звериное рычание, чем на человеческий голос. Лесник, судя по его довольному лицу, уже догадывался, что происходит, но делиться своими догадками не спешил. Актёр после такого мгновенно сник и решил не продолжать диалог. Незнакомец подошёл ближе, осмотрел их разношёрстную компанию и заключил:

- Шли бы вы отсюда, не стоит тут оставаться…

- В смысле? - Актёр, как всегда, был недоволен. - Меня с самого утра вытащили из моего дома, заставили тащиться два часа неизвестно куда, ещё и отдохнуть не пускают? - он опять притворился, что вот-вот упадёт в обморок.

- Ну, во-первых, не из дома, а из театра, - покосился на него Шут, - а во-вторых, хватит придуриваться, никто тебе не верит.

- Между прочим, театр - это и есть мой дом, моя душа, моё…

- Отойдём от них на секунду? - спросил Лесник у нового знакомого. Они зашли за деревья, и Лесник, слегка прищурившись, сказал:

- Я сразу почуял в тебе зверя, потому к тому, кто ты, у меня вопросов нет. Лучше расскажи, как так получилось?

- Да так, совершенно дурацкая история… - он развёл руками, - Был, понимаешь ли, медведем, проблем не знал, так нет - угораздило же напасть на колдуна…

- На того, у которого замок там вдалеке на горе?

- На него, чёрт его дери! Он пьяный был, вот и решил превратить меня в… даже не знаю, кто я теперь... Ночью один, днём другой…

Лесник ничего не ответил, вернулся к друзьям и пересказал им историю медведя-оборотня.

- Насколько я знаю, снять такое проклятие может только тот же, кто наложил, - сказала Хозяйка.

- Ну что, значит, доберёмся до колдуна, попросим его сделать, как было, - заключил Дурак.

- Буду вам очень благодарен, если вы до него всё же доберётесь, - сказал Медведь. - Разрешить вам отдохнуть у меня в доме некоторое время я могу, но вечером вам придётся уйти. Хотя, говорят, на выходе из леса есть трактир, можете попроситься переночевать там.

Друзья поблагодарили его и зашли в дом. Они пробыли там полдня, обдумывая, что же, собственно, будут делать, и только когда солнце стало клониться к закату, Медведь сказал:

- Думаю, нам пора прощаться, пока совсем не стемнело. Рад был с вами познакомиться.

Они попрощались, и компания пошла дальше в направлении к замку колдуна. Вскоре лес закончился - не начал редеть, а как будто оборвался - и перед ними появился трактир, который, судя по размерам, служил также и постоялым двором. Шут, недолго думая, подошёл к двери и дёрнул ручку. Она открылась и перед ними предстал тёмный грязный зал со стоящими повсюду столиками из дешёвой древесины. Посетители - в основном люди - лениво потягивали пиво, ром и ещё чёрт знает что из видавших виды кружек. Трактирщик стоял за стойкой и скучающе смотрел по сторонам, иногда подливая кому-то или даже себе пива. В углу виднелись не особо надёжные ступеньки, ведущие на второй этаж, где находились, видимо, комнаты для гостей.

Компания подошла к стойке. Шут, как самый опытный в этом, начал торговаться с трактирщиком по поводу цены ночлега. Дурак тем временем вернулся к входу, выглянул в окно и заметил, что в тумане на пороге лежало чьё-то тело. Вроде бы ничего - напился человек, вот и лежит, где упал, и всё же что-то подсказывало ему, что стоит рассказать об этом остальным.

- Хозяйка, там на пороге кто-то лежит, - прошептал он ей, пройдя через трактир к стойке.

- Да? Странновато… - она тоже почувствовала, что тут что-то нечисто. - Ещё и амулеты у меня все как будто спятили. Что-то не так в этом месте.

Она протиснулась поближе к стойке, возле которой за это время уже собралось достаточно народу, и подошла к трактирщику, стараясь полностью использовать весь свой шарм. Трактирщик заметил её и подмигнул:

- Что, красавица, нравится мой трактир?

- Ой, он-то нравится, но чует моё сердце, что-то не то здесь происходит… - Хозяйка сводила разговор в нужное ей русло. Трактирщик нахмурился и прошептал:

- Я бы сказал, что это всё твоя женская тревожность, красавица, но это был бы обман, потому расскажу. Только это не для посторонних ушей, потому давай выйдем.

Они вышли на задний двор и расположились на лавке.

- Дело в том, что у нас тут завёлся демон. Подкрадывается сзади и забирает годы жизни. Думаю, ты заметила, молодёжи тут практически нет. Тем, кто остался, просто повезло, что он их не тронул, хотя есть и те, кому удалось вырваться, - вроде бы обычная фраза, но что-то её смутило. В этот момент что-то вцепилось в её длинные чёрные волосы. Она поняла, что именно было не так - когда трактирщик говорил о тех, кто выжил, в его голосе была слышна досада.

- Ах ты сволочь! - она резко развернулась и врезала демону сумкой с амулетами по голове. Тот взвыл от боли и побежал прочь, однако она проговорила какое-то заклинание и буквально притянула его к себе. Трактирщик тупо глядел то на Хозяйку, то на демона.

- А… он же… вырвал… - он показал рукой на когтистую лапу демона, сжимавшую вырванную прядь волос Хозяйки.

- Ах, это! - она засмеялась так, что её смех был слышен везде, даже в шумном трактире. - Меня так просто не состарить!

Она вернулась в трактир, таща за собой демона и трактирщика, и рассказала своим друзьям о коварстве хозяина этого места.

- Ну что, - Шут прищурился, глядя на испуганного до смерти трактирщика и ставшего теперь каким-то жалким демона, - я полагаю, после такого мы можем рассчитывать хотя бы на бесплатную комнату…

Показать полностью
Мои подписки
Подписывайтесь на интересные вам теги, сообщества,
пользователей — и читайте персональное «Горячее».
Чтобы добавить подписку, нужно авторизоваться.
Отличная работа, все прочитано!