Сообщество - Авторские истории
Добавить пост

Авторские истории

21 324 поста 21 451 подписчик

Популярные теги в сообществе:

39

Роман "Конфликт" Цикл "Пурпурный рассвет" Часть 3. Глава 1

Предыдущий пост Роман "Конфликт" Цикл "Пурпурный рассвет" Часть 3. Пролог


Все посты https://pikabu.ru/@Hagarth/saved/1572092

Первый том https://pikabu.ru/@Hagarth/saved/1547654


15 июля.


23.24 по московскому времени


Военная база под Майкопом.


Воеводов тяжело опустился в кресло, под напряженным взглядом Краснова, Серго, Максима и еще одного мужчины, выбранного в командование. Голова у Вадима гудела как гонг. Волосы пришлось сбрить, осколком зацепило хорошо - семнадцать швов. Теперь на темени красовалась перевязь из бинта и крепящего его пластыря.


- Что у нас. - Тихим сдавленным голосом сказал Воеводов, посмотрев на свои командиров.


- Семь “двухсотых”, и это только из наших. Боеспособных осталось двадцать три человека, у некоторых ранения, но не серьезные. Трое в лазарете, тяжело ранены, но выкарабкаются. - Ответил Николай.


- Шамиля жалко. - Сквозь зубы процедил Макс. - Парень был классный, а мы даже тело не забрали.


- Заберем, не переживай. Сколько гражданских удалось вытащить? - Вадим откинулся на спинку, на секунду зажмурив глаза.


- Сорок три человека. Тридцать два мужика, остальные женщины. Тяжело раненных нет - порезы, ожоги. Успели убежать от автобусов на более-менее безопасное расстояние. - Серго сверился с переписью на экране планшета. - Пробили по базам нуклиевцев, все чистые. У людей ни вещей, ни запасов, ничего не осталось.


- С ними уже говорили? Есть желающие остаться, или повезем в Архипку? - Спросил Краснов, разминая руку на перевязи.


- Все как один желают остаться и воевать, даже женщины. Пережитое на трассе хорошо их подстегнуло, готовы в рукопашную идти на анклавы. У всех там были люди, успевшие стать близкими после эпидемии. Да и нуклиевцы уже особо не церемонились, как с животными обращались. - Ответила Катя. - Я обходила всех, разговаривала. Видели бы вы, сколько злости у них в глазах.


- То, что хотят остаться - хорошо. Служба тыла нам тоже нужна. Но вот ярость - плохо, может подтолкнуть к необдуманным действиям. - Вадим на секунду замолчал, отвернулся и посмотрел в окно. - Не ожидал я от Нуклия такого. Просчитался. Впредь будем умнее. Теперь мы пониманием, что они готовы на любые жертвы. Коля, держи противоракетную оборону в полной готовности. Эти твари могут и несколько боеголовок сюда зашвырнуть. У нас зона покрытия противоракетной обороны какая?


- Радиус - двести километров, а что? - Ответил Краснов.


- Особое внимание уделите району Архипо-Осиповки, там у нас гражданские, их тоже бомбить могут, надо прикрыть.


- Хорошо, сделаем. - Николай кивнул. - Народ, я долго ломал голову и никак не нашел ответа. Ловушку они устроили хорошую, но мы остались живы. Прикинув в голове весь их план, понимаю, что погибнуть должны были все. Как так вышло? Если бы они подорвали автобусы чуть раньше, когда наши ребята только в них зашли, то я бы сейчас собирал ваши останки по трассе. Случайность? Если бы один заряд рванул с опозданием, то возможно, но, блин, они взорвались одновременно и явно позже, чем планировалось. Что думаете?


- Тоже думал об этом и не придумал ничего. Возможно забитый эфир помешал их сигналу, или попросту опоздали. Какая уже разница, мы потеряли четверть наших людей, о гражданских вообще молчу. Это чертовски много. Впредь надо учитывать все возможные варианты. Даже подрывников - смертников. - Вадим почесал кожу на голове - жутко зудело от пластыря.


- Что дальше делать будем? Общин в крае больше нет. За центральный регион возьмемся? - Макс встал со стула и начал ходить по кабинету, нервы и адреналин не давали покоя.


- Сейчас нам надо набраться сил, перестроить тактику. Необходимо организовать посты по всему краю рядом с крупными городами, по два - три человека. Пусть собирают выживших, следят за перемещением нуклиевцев, если они еще сунутся. Так же необходимо собирать провизию, медикаменты, топливо и прочие полезные ресурсы. Начать боевую подготовку личного состава, обучать стрельбе, работе в команде. Многому не научим, но хотя бы с сотни метров в грудную мишень попадать должны. Так же обучать управлению техникой, стрелков поднатаскать. Коля, ты возьмись за пилотов. Нужно набирать мускулы - впереди большая операция.


- Будем уничтожать анклавы в центре страны? - Катя подалась чуть вперед.


- Нет. Пойдем на “Нуклий”, снесем главную голову гидре.



16 июля.


8.12 по московскому времени


Текос


База “Исток”.


Женя сидела на стуле и внимательно наблюдала за Сашей, приседающим посреди комнаты. От спорта он был далек, сохранял стройную фигуру за счет генетики и частых загулов под препаратами, выжигающих тело до суха. Ввиду последних событий, до него дошло, что физическую форму необходимо не только поддерживать, но и укреплять. Беготня с автоматом на перевес выматывала похлеще пляски в клубе ночь на пролет, и “допингом” здесь не закинешься. Тело, непривычное к тренировкам, буквально кричало и молило о пощаде. Каждая мышца, каждая клеточка всевозможных бицепсов, квадрицепсов и трицепсов горела огнем, еще не успев отойти от вчерашних упражнений, а он опять их нагружал. Но мысленно Саша получал удовольствие. Тренировки - сродни самобичеванию у католических монахов. Он истязал свое тело, доводил его изнеможения и жгучей боли в мышцах, во имя своеобразной “индульгенции”. Вспоминал бесконечные тусовки по ночным клубам и барам, вечеринки на квартирах и загородных домах, беспорядочный секс, километры “дорожек” и килограммы таблеток, ненавидя себя за каждый эпизод. Нет, его гедонизм никуда не делся, он по-прежнему любил провести время с удовольствием, только понятие “удовольствия” для него изменилось. Шумному танцполу он теперь предпочтет уютную комнату, где можно побыть наедине или с этой маленькой девочкой, ставшей для него буквально “центром вселенной”, расслабляющим препаратам - нормальную еду. Начал ценить одиночество, всю жизнь бежал от этого чувства, хотел быть для кого-то значимым и весомым, и только сейчас понял, что он сам - довольно самодостаточная личность, даже способная на героические поступки и умные решения. Внутри зародилось незнакомое доселе чувство - самоуважение и любовь к себе. Раньше казалось, что кроме себя никого не любил, но это лишь маска, он не любил вообще никого, а себя - больше всех. И все эти гулянки - лишь способ заглушить ненависть к себе, утопить осознание собственной никчемности в алкоголе и наркотиках. И только пережив “Пурпурный рассвет” Саша осознал, что для становления личности не нужно ждать манны небесной, или “волшебного пинка” от друзей, психолога или стечения обстоятельств. Достаточно просто взять свою ленивую и привыкшую ныть задницу и выкинуть ее из “зоны комфорта”, заставить действовать, не боясь ошибок, оценок и критики. Конечно, ему это далось только под напором обстоятельств, но некоторые, судя по количеству желающих остаться в “Заре” даже зная о рабстве, в принципе не способны заставить себя покинуть свой уютный мирок.


Закончив упражнение, Саша выпил воды и подошел к девочке.


- Ну что, малая, какие планы на сегодня?


- Планы? - Женя недоуменно посмотрела на него.


- В смысле, что делать будешь?


- А-а-а. Не знаю. Как получиться. Хочу еще погулять, там у пруда. Если ты будешь свободен, то с тобой, если нет, то попрошу Вику.


- Хорошо. Только одна не ходи. Кстати у меня тут для тебя подарок есть, еще вчера хотел отдать, но забыл. - Князев достал из кармана висящей на стуле кофты детские смарт-часы. - Так, давай руку.


- Красивые, только я еще не умею ими пользоваться. - Девочка, чуть улыбнувшись, покрутила запястьем на котором красовался гаджет.


- Это не сложно, смотри, нажимаешь эту кнопку и появляется зеленая иконка с трубкой, нажимаешь и ты звонишь мне. Видишь? - Саша сделал вызов и ответил со своего смартфона. - Теперь я вижу тебя, а ты меня и мы можем разговаривать. И я в любой момент знаю, где ты гуляешь и не буду переживать, а ты можешь позвонить мне, когда захочешь. Поняла?


- Вроде, да. Классно. В садике у некоторых были такие, мама говорила, что они дорогие.


- Сейчас все - бесплатно, над ними наш “Джобс” поколдовал, они теперь через WiFi работают, без симкарты. - Только сказав, Князев понял, что девочке все равно на такие технические нюансы.

Зазвонил мобильник, высветив на экране имя “Прайс”.


- Да, что стряслось? - Саша отошел чуть в сторону, оставив девочку любоваться часами.


- Через сколько в штаб сможешь подойти? - Голос Стива звучал встревоженно.


- Да минут десять, в душ только схожу.


- Давай без душа, Кир ждет.


- В смысле - ждет? Он что, приехал? - Князев подбежал к окну, забыв, что из номера не видно административного корпуса.


- Да, представь себе, я сам офигел. Давай быстрее, он ждет.



* * *



На этот раз в кабинете собрались все. Даже Марк выбрался из леса, и почтил собрание своим присутствием. Внешне он начал походить на любителей эзотерики, наполняющих леса близь дольменов[1]: жидкая борода, длинные волосы с рано проступившей сединой собранны в хвост, кожа потемнела от постоянного пребывания на солнце. Создавалось ощущение, что он пропитался запахом леса настолько, что его уже не возможно смыть ничем. Тимур, как всегда, держался чуть в стороне, не выходя из образа начальника безопасности. Джавид держался рядом с Марком, соскучился по другу и пытался его разговорить, но Сахаров не отступал от привычного молчания. Вика сидела рядом с Милой и больше походила на личного телохранителя Муаммара Каддафи[2]: боевая разгрузка поверх футболки, пистолет пулемет на плечевой петле и суровый взгляд, свойственный матерому вояке, а не молодой девушке. Людмила сосредоточенно вела записи в блокноте, попутно считая что-то на калькуляторе в смартфоне. Стив сидел рядом с Киром за ноутбуком и Князев готов был голову дать на отсечение, увидь он их до эпидемии, насмешливо бы фыркнул в сторону двух задротов, в которых невозможно различить гениального изобретателя и одного из самых сообразительных людей, встречавшихся в жизни. Всего за несколько недель, Саша проникся к Прайсу уважением, откинув подколки и предвзятое отношение. Стив в свою очередь, с каждым днем оправдывал такое отношение, подкидывая новые идеи, как из рога изобилия. Даже Лесной начал прислушиваться к нему, и многие задумки брал на карандаш. Чуть в стороне от всех сидел Борис, постоянно разговаривая по телефону. Мужчина с характерным украинским говором быстро влился в их небольшую команду, привнеся взрослую житейскую мудрость и умело командуя всеми строительными работами.


- Кир, все собрались. Что случилось? - Князев посмотрел на Лесного, видеть которого вне белых стен, то же самое, что встретить Деда-Мороза на пляже Пхукета, лежащего на шезлонге с коктейлем в обнимку со Снегурочкой.


- Глобальные изменения. Вчера ночью “Нуклий” попытался эвакуировать все общины на территории края. - Кир выдержал паузу, обведя взглядом присутствующих. - Но на поверку это оказалось западня для отряда Воеводова. Вадим со своими людьми устроил засаду на колонную, и сам угодил в ловушку. “Нуклий” заминировал автобусы с людьми, и привел в действие взрывные устройства, когда бойцы Воеводова эвакуировали спасенных.


- Что с Вадимом? Он жив? - Тимур на мгновение снова превратился в неопытного пацана, подавшись вперед с нескрываемым волнением.


- Жив. Я наблюдал с дрона за развитием конфликта. Мне удалось перехватить сигнал на взрывное устройство, но полностью подавить его не смог, лишь задержал. Он потерял часть личного состава. Людей спасти почти не удалось, от силы процентов десять, остальные погибли. - Кир говорил своим обычным монотонным голосом, словно читал прогноз погоды.


- Вот твари! У меня слов нет! Сколько там человек было? Почти полтысячи? Просто взять и использовать их как приманку, чтобы убрать помеху. - Джавид подскочил с места и начал нервно ходить из стороны в сторону. - Хотя чего мы ждали от тех, кто вытравил почти всех людей на планете.


- Мы слишком долго копошимся, слишком медленно. - Князев откинулся на стуле, запустив руку в волосы. - Опять нихрена не сделали. Один Воеводов что-то предпринимает. Может и нам уже пора? Может, следует присоединиться к нему?


- Это ничего не даст. - Кир посмотрел на Сашу спокойным взглядом. - Путь Воеводова - тупиковый. В данной ситуации силой вопрос не решишь. Не важно, кто победит в их конфликте, нам необходимо придерживаться нашего плана. Руководство “Проталия” при таком агрессивном сопротивлении может задействовать радикальные механизмы решения проблемы. У них в распоряжении - все вооружение человечества. Я точно не знаю численность их силовых подразделений, но уверен, что они уже разрабатывают стратегию противоборства. И Воеводов с его малочисленной армией не сможет ничего противопоставить. Даже если опустить их прямое противостояние, и представить, что Вадиму удастся свергнуть диктатуру, то что он предложит выжившим? Освобожденными окажутся тысячи людей, не приспособленные к жизни без благ цивилизации. Именно это мы и должны обеспечить, не говоря уже об идеологической составляющей. Если пустить все на самотек, то человечество вернется в привычное русло, снова ввергнув себя в потребительство и отдав бразды правления более инициативной группе. В таком случае, можно сейчас сбросить на все убежища ядерные бомбы, и попросту покончить с бесперспективным видом. Мы должны стать новым витком эволюции общества, как вы этого не понимаете.


- Я из твоих слов только половину понял. - Князев начал выходить из себя. - Несешь пафосную чушь про будущее цивилизации, а будущее здесь, у нас под ногами бегает. Будущее - дети, которые пережили “Пурпурный”. И если мы будем сидеть на жопе ровно, то этих детей пожгут в автобусах, как узников концлагерей в камерах смерти, или разбомбят ракетами, как Вадимка в “Рассвете”. Тебе на это вообще похрен?


- Ты противоречишь сам себе, идешь на поводу эмоций. - Кир не обратил внимания на повышенный тон Саши. - Давай рассмотрим твое предложение детально. Ты предлагаешь присоединиться к Воеводову, хорошо. Как ты собираешься освобождать людей? Думаешь все общины так легко сдадутся как “Полночь”? “Проталий” большая организация, со сложной иерархией, и его минус - медлительность и инертность, как и у любой крупной структуры. Они не успели среагировать на действия Воеводова должным образом. Но ловушка с автобусами дает понять, что они уже приняли меры по противодействию. Если бы я не вмешался, то на шоссе погибли бы почти все. Их будут ждать в следующем же анклаве, и нуклиевцы, как вы их называете, могут взять находящихся у них людей в заложники, в том числе и детей. Они уже не отдадут свою рабочую силу так легко. И в этих стычках погибнет куда больше детей и невинных взрослых, чем ты можешь себе представить. Я рассчитывал всевозможные варианты событий, и исход почти всегда один - численность переживших эпидемию сократится в сотни раз.


- И мы так будем сидеть сложа руки? - Саша немного успокоился, но все равно не отступал от своего мнения.


- База защищена, уже поставили две установки ПРО и ПВО. Ежедневно укрепляем оборону за счет автономных турелей, дронов и систем наблюдения. Строительство новых жилых корпусов идет полным ходом. Возобновляем производство пищевых продуктов. Обзавелись пока не крупной, но уже способной удовлетворить наши потребности фермой, обеспечивающей мясом, курицей, молоком и яйцами. Мы развиваемся, при чем конструктивно, создавая фундамент для будущего. Обеспечиваем нормальную жизнедеятельность выжившим, и это по твоему “сложа руки”? Как руководитель, ты должен знать все аспекты развития лучше меня. - Кир поставил локти на стол и скрестил пальцы.


- Да знаю я. Просто накрывает, когда представляю, сколько людей там погибло. - Князев отвернулся и посмотрел в окно, испытывая легкий стыд за эмоциональную вспышку.

- Потери большие, но мы пока ничего не можем с этим сделать. Предусмотреть активность Воеводова не представляется возможным. Поэтому необходимо ускориться, а для этого нужно как можно больше людей. Помните наш план по началу вещания сигнала сбора? Необходимо его реализовать. Я привез доработанный передатчик с элементом питания, которого хватит на полгода непрерывной работы. Нужно как можно быстрее его установить на Новороссийской телевышке. По моим прогнозам в августе и сентябре приток людей на юг усилиться, и надо их оповестить о нашем убежище.


- А что если нуклиевцы засекут наш сигнал и пришлют сюда авиацию, или сухопутные силы, или вообще ракетами закидают? - Спросил Тимур.


- На этот счет не переживайте. У нас тоже есть свои козыри.



[1] Дольме́ны (от брет. taol maen — каменный стол) — древние погребальные и культовые сооружения, относящиеся к категории мегалитов (то есть к сооружениям, сложенным из больших камней). Большое количество подобных захоронений находиться на черноморском побережье и стало объектом поклонения язычников.

[2] Мауммар Каддафи -ливийский революционер, государственный, военный и политический деятель, публицист, де-факто глава Ливии в 1969—2011 годах, имевший личную охрану исключительно из девушек.

Показать полностью
8

Исполнитель, заказчик и новогоднее чудо

Пусть будет больше океанов, новых океанов, что смывают прошлое и создают новые геологические формации, новые топографические дали и странные, страшные материки; океанов, которые разрушают и сохраняют в одно и то же время; океанов, по которым можно плыть к новым открытиям и неведомым горизонтам. Пусть в мире будет больше таких океанов, пусть будут перевороты, войны и бойни. И пусть в новом мире мужчины и женщины обретут невиданную силу влечения, пусть это будет мир подлинного неистовства, страстей, свершений, драм, безумных мечтаний, мир, где торжествует экстаз, а не пустой бздеж.
Генри Миллер, «Тропик Рака»
Мы начали работать с концерном «Сибирь-Минерал» в январе того года. Точнее, не с ним самим, а с их подрядчиком «Мороз-Холдинг». Это не такая известная компания, как «Сибирь-Минерал», и у них нет своей хоккейной команды («Сибирь-Минерал» годом ранее приобрели омских «Кедров»), они делают для «Сибирь-Минерала» контент, а иногда и кое-что ещё. К нам, например, они обратились, чтобы создать особое подарочное издание книги про «Сибирь-Минерал» — уникальный новогодний подарок для топ-менеджеров концерна.
Исполнитель, заказчик и новогоднее чудо Самиздат, Рассказ, История, Новый год, Бизнес, Длиннопост

Полгода разрабатывали вёрстку и дизайн. Главная идея была в том, чтобы сделать в обложке издания полость из прозрачного материала и заполнить её особой сыпучей минеральной массой, чтобы она там играла, как в песочных часах. А задача это непростая. Мне пришлось обзвонить практически все типографии Петербурга, чтобы найти ту, где было бы всё необходимое оборудование, а руководство имело бы желание и смелость взяться за такой нетривиальный заказ. Но в конце концов нашёл — типография «Ералаш», что на Васильевском острове. Сложно, говорят, но можно сделать, любой каприз за ваши деньги.


Получается, что «Сибирь-Минерал» заказывают у «Мороз-Холдинга», «Мороз-Холдинг» у нас — у «Русского Динозавра», а «Русский Динозавр» — у типографии «Ералаш». Типография делает прототип, согласует всё на каждом этапе с нами, мы с «Мороз-Холдингом», они с «Сибирь-Минералом», ответ передаётся по цепочке назад. Перед началом работ нам перечисляют аванс 50%, а мы, соответственно, перечисляем аванс типографии, потом, по факту готовности прототипа, нам перечисляют оставшиеся 50%, мы их так же перечисляем типографии, типография отгружает нам издание, мы его отправляем в «Мороз-Холдинг», а они — «Сибирь-Минералу». Вообще, обычно финальный платёж перечисляют, когда работа принята, но типография «Ералаш» настояла, чтобы им оплатили именно перед отправкой продукции — иначе, говорят, не работают. Договорились.


Два месяца у типографии ушло, чтобы придумать технологию и изготовить прототип. Это было эстетически совершенное издание, жаль не могу приложить фотографию, поскольку это противоречило бы положениям о конфиденциальности из нашего с заказчиком договора. Мы без особых приключений получили прототип и отправили его на Урал. В «Сибирь-Минерале» остались довольны и заказали пятнадцать экземпляров подарочных изданий. С тем условием, что их обязательно отгрузят ровно через тридцать календарных дней — 15 декабря. Тогда 20 декабря они уже будут на месте, а 25 декабря их вручат в качестве новогодних подарков топ-менеджерам концерна.


Проект вёл лично директор типографии «Ералаш» Антон Юрьевич Больницын — мужчина почтенного возраста с кудрявыми, наполовину седыми волосами, собранными в хвост.


— Тридцать дней, — сказал я ему. — Не маловато-ли? Успеем?

— Успеем, — ответил он. — Что же не успеть.

— Так прототип делали два месяца, — напомнил я. — И он был один. А тут надо пятнадцать штук.

— Самый трудоёмкий процесс — вывести технологию, — ответил Больницын. — Сейчас, когда она у нас есть, что одну книгу делать, что пятнадцать — почти без разницы. За месяц точно управимся.


За время изготовления прототипа я заметил, что Больницын — ремесленник капризный, часто выражающий недовольство и мной, и нашим заказчиком, и их заказчиком, что, как по мне, показатель инфантильности, но педантичный и мастеровитый. В конце концов изделие получилось качественным, а это о многом говорит. Без особых колебаний я доверился Больницыну. Как обычно в таких случаях, мы подписали договор с заказчиком и зеркальный договор с исполнителем — всё один в один. Исключая только стоимость работ — для заказчика она увеличилась на нашу комиссию. Изготовление пятнадцати подарочных изданий стоило, мягко говоря, порядочно. Говоря жёстко, это были просто бешеные деньги.


Мы вовремя получили аванс, перечислили положенную его часть типографии, а остальное сразу пошло в дело. Бюджет у меня всегда расписан на много месяцев вперёд, ни один рубль не может залежаться. Через несколько дней от заказчика пришёл сыпучий минерал (так же, как при изготовлении прототипа, через «СДЕК»). Только в этот раз мешок с ним был очень большим. Я едва дотащил этот мешок до машины курьера «Яндекс Go», передал ему и отправил в типографию.


Следующие три недели мы с типографией сообщались немного. Я привык доверять профессионалам и не демонстрировать им недоверие, отвлекая от работы. Заказчик время от времени интересовался у меня, сколько книг уже готово. Со мной работала заместитель гендиректора «Мороз-Холдинга» Наталья Ермакова — требовательная, полная жизни, опытная и приятная женщина с очаровательным сибирским акцентом (прямо как у главной героини «Страны ОЗ» Василия Сигарева). С её заказчиками из «Сибирь-Минерала» я поперву общался напрямую, чтобы ускорить коммуникацию, но быстро стало ясно, что напрямую нам с ними общаться не следует. Там были люди занятые, жёсткие, и привыкшие, что всё делается так, как они скажут, без обсуждений, даже если они не правы. Мне такая работа не подходила, потому что я привык искать решение в конструктивном диалоге. Однако, когда мы общались через Наталью, всё складывалось гораздо лучше. Она была в своём роде переводчиком с языка заказчика на мой и наоборот. Это было дольше, но в итоге, как ни странно, это помогало построить работу с меньшими затратами сил и нервов.


Будучи знакомым с технологией изготовления книг, я разубедил Наталью в том, что их производят последовательно. Потому что сначала для всех из них печатают блок страниц, потом этот блок сшивают, при этом отдельно делают заготовки для всех обложек, нарезают и тиснят кожзам серебром и так далее. Весь тираж готовится сразу, так что спрашивать, сколько книг уже готово, не имеет смысла. Я лишний раз напомнил Наталье, что хорошо проинструктировал представителей типографии, и что у нас есть договор, где очень жёстко проставлены сроки, а необходимость вписаться в них мы оговорили отдельно и не один раз. Короче, ничто не предвещало беды.


За пять дней до дедлайна мне позвонил Больницын и сказал:


— Мы не успеем.

— Почему? — спросил я.

— А они минерал прислали другой фракции. Он крупнее, чем тот.

— И что?

— Он в полость не влазит!

— Давайте расширим полость.

— Это надо технологию менять. Недели работы. Мы не успеем.

— А почему вы только сейчас об этом сообщаете? У вас же этот минерал уже почти месяц лежит. Мы бы запросили другую фракцию, скажи вы об этом раньше.

— А что же вы сами не посмотрели?

— Торопился вам передать. И всё равно бы я на глаз не отличил.

— Ясно, — Больницын помолчал. — Я предлагаю вернуть заказчику деньги и отказаться от проекта.

— Не годится.

— Почему?

— Антон, я рад за вас, если вы можете себе позволить разбрасываться такими заказами. Я себе такого позволить не могу. Надо что-то придумать.


Мы поговорили ещё, но итог разговора был предрешён — Больницын просто не был заинтересован. Я позвонил Наталье, изложил ситуацию. Она выслушала и сказала:


— Говорить я сейчас не смогу. Только кричать. Давайте я сейчас прокричусь и вам перезвоню.

— Хорошо, — сказал я.


Наталья перезвонила через пятнадцать минут.


— Пусть возвращают деньги, — сказала она.

— Это мне уже предложили, — ответил я. — Но если до этого дойдёт, я окажусь в, мягко говоря, неприятной ситуации. Конец года — налоги. У меня уже расписан весь бюджет.

— Дело в том, — сказала Наталья, — что наша фирма взяла для этого проекта кредит. Чтобы вам заплатить вперёд. А нам «Сибирь-Минерал» заплатит только когда получит книги. И если они не получат книги 20 декабря, то они могут вообще не заплатить.

— Как это, могут вообще не заплатить?

— Вы не хотите знать.


Я действительно не хотел. Нужно было что-то решать.


Следующие несколько дней я занимался только тем, что с утра до вечера общался то с Больницыным, то с Натальей. Доходило до дурного: я всерьёз намеревался купить кофемолку или мельницу для перца, приехать в типографию и размолоть минерал до более мелкой фракции. Но быстро стало ясно, что так я лишь размелю его в пыль, которая не подходит для наших целей. 

За эти несколько дней я открыл в себе такие бездны дипломатического мастерства, о существовании которых даже не догадывался. И, как ни странно, в итоге нам удалось договориться о переносе дедлайна на пять дней — то есть на 20 декабря. Наталья подчеркнула, что «Сибирь-Минерал» пошёл на это как на крайнюю меру. И позже 20 декабря они просто не смогут заплатить, потому что у них закроется финансовый год. И в следующем году в этом случае они уже тоже не заплатят. Не знаю, почему так — какие-то особенности большого бизнеса, по всей видимости. Наталья сказала, что если мы не успеем, то в менеджменте «Сибирь-Минерала» полетят головы. Я это довёл до Больницына в числе прочего, чтобы он точно понял, что не успеть просто нельзя. Больницын согласился очень неохотно и неуверенно, выразил недовольство тем, что ему и его людям придётся работать в выходные, обвинил меня в давлении и так далее. Мне пришлось напомнить ему о том, что я лишь пытаюсь спасти ситуацию, вне зависимости от того, кто виноват. Договорились. Но на счету была каждая минута. Я принялся оптимизировать процесс.


Я заранее подписал договор с транспортной компанией DPD, чтобы отправить книги, как только получу их. Было важно сделать это в тот же день, чтобы уже через два дня они были у Натальи, на Урале. Это было возможно только с тарифом DPD «Экспресс», у которого есть ограничения по весу. Пришлось создать два отдельных отправления, чтобы вписаться.


Чтобы выиграть типографии ещё немного времени, я решил заказать за свои деньги тару для упаковки — фанерные ящики (по договору их должна была изготовить типография). Ящики нужны были именно того размера, с которым мы могли вписаться в тариф «Экспресс». Я запросил все цифры у Антона. Он много жаловался, что его отвлекают, мне снова пришлось объяснять, что я хочу выиграть ему время, и в конце концов он дал цифры. Времени оставалось мало, так что взяли с меня за эти ящики и за срочность порядочно. Когда Антон узнал, во сколько обошлась тара, он воскликнул:




— Что?! Да они из золота что ли? Надо срочно менять профессию, буду теперь делать фанерные ящики!


Я хотел пошутить, но махнул рукой и понадеялся, что моё участие помогло Больницыну понять, что я действительно хочу помочь ему закончить этот проект.


Чтобы выиграть ещё немного времени, я позвонил в DPD и попросил, чтобы курьер забрал груз не с утра, а в 15:00. Мне ответили, что по тарифу «Экспресс» курьер забирает груз только до 13:00. Я спросил, позвонит ли он мне заблаговременно. Мне сказали, что да, обязательно позвонит. Ну хорошо, сказал я, тогда с ним и договоримся. К 13:00 нам должны были только привезти ящики.


Наступило 20 декабря. Я был внутренне готов к любому раскладу. Ранним утром Больницин сообщил мне:


— По всем законам физики мы должны были не успеть. Но успели. Это просто новогоднее чудо!

Я примчался в типографию, и чуть было не расцеловал Больницына. И правильно не расцеловал, как выяснилось вскоре.


Пятнадцать изданий были готовы: пятнадцать книг и пятнадцать шуберов — особых футляров для этих книг. Я принял работу и отправил фото и видео Наталье. Больницын заметил:


— Мы, конечно, могли бы поаккуратнее сделать, будь побольше времени.


Я старался побольше молчать. Почти всё, что я мог сказать — о том, что минерал надо было примерить раньше, а не откладывать всё на последний момент, о том, каких усилий мне стоило договориться перенести сроки даже на пять дней, о том, как я устал от его нытья — всё это было лишним. Нужно было просто отправить книги.


Мне позвонила Наталья.


— У нас банк не пропускает платёж, требует от вас документ о том, что изделия готовы к отправке. Пришлёте?

— А зачем он банку? Какое его дело?

— Я не знаю, не пропускают и всё.

— Я в типографии, без компьютера.

— Я вам пришлю, найдёте где распечатать?

— Найду, — говорю.


Наверное, думаю, в типографии можно распечатать один лист A4. Получил от Натальи документ, переслал Больницыну, попросил распечатать. Да, говорит, сейчас сделаем. И ушёл.

Мне позвонил курьер DPD.


— Здравствуйте, готовы?

— Вы могли бы подъехать к 15:00?

— Я до часу работаю, к 15:00 другой курьер приедет.

— Он мне позвонит?

— Конечно, он вам позвонит!


Мне позвонил изготовитель ящиков.


— Знаете, у нас тут водитель сумасшедший. Нахамил всем. Будем жаловаться. Только выехал. Думаю, к 13:00 не успеет, ждите ближе к 14:00.


Ладно, думаю, хорошо, я время с запасом взял.


Больницына с моим документом всё не было. Я решил, что будет быстрее попросить кого-то из его коллег распечатать. Нашёл девушку с принтером, попросил. Распечатала. Подписал, отправил скан Наталье (славься, приложение Doc Scanner).


Второй курьер DPD всё не звонил. Я позвонил первому курьеру DPD и спросил:


— А когда другой курьер позвонит?

— Не знаю, — сказал первый курьер.

— Но он позвонит?

— Да-да, конечно, он позвонит!


Мне позвонил водитель, который вёз ящики. Сказал, что вряд ли успеет к 14:00, скорее к 14:30: Новый год, пробки.


Вернулся Больницын. Без моего документа, но с новостями.


— Вы знаете, Сергей, — меланхолично сказал он, садясь в кресло. — У меня сейчас чуть инфаркт миокарда не случился.

— Продолжайте, — насторожился я.

— Мы стали вставлять книги в шуберы. Как я вам уже говорил, в связи с тем, что минерал крупнее, пришлось менять технологию.

— И?

— И вот, вставляем мы книги в шуберы. А они — не вставляются!

— Не вставляются?

— Не вставляются!

— И что дальше?

— Придумали кое-что. Расширили.

— И теперь вставляются?

— Теперь вставляются.

— Очень хорошо, Антон, что теперь они вставляются. Сейчас тару привезут, упакуйте, пожалуйста, максимально оперативно.


Пришли деньги от заказчика. Я оплатил типографии их часть. Звонка от второго курьера DPD всё не было, и я решил позвонить сам им в компанию. Спросил, когда позвонит второй курьер. Мне ответили:


— Ваш заказ отменён.

— А почему мой заказ отменён? — спросил я.

— Потому что по услуге «Экспресс» курьер забирает груз до 13:00. А вы хотели в 15:00.

— Да, и ваш курьер сказал, что мне позвонит другой курьер.

— Видимо, он ошибся. Ваш заказ отменён.

— А почему он мне не сказал, что заказ отменён?

— Видимо, он ошибся.

— Пришлите другого курьера.

— Только завтра.

— Вы не понимаете, это вопрос жизни и смерти.

— К сожалению, я ничем не могу вам помочь.

— Но это ошибка вашей компании.

— Возможно, но, к сожалению, я ничем не могу вам помочь.


Она всё повторяла и повторяла эту фразу, как мантру. Позвонил водитель — привёз ящики. Мы с Антоном их забрали, принесли на производство. Я снова позвонил в DPD, попросил соединить с их начальством. Меня соединили с каким-то начальником. Я разговаривал вежливо и спокойно. В ответ мне звучало всё то же:


— Мне жаль, но я ничем не могу вам помочь.


Никакие разумные доводы его не волновали. Он просто действовал по инструкции, и ему было совершенно плевать.


— У Сергея-то нервы какие крепкие, — донёсся до меня голос Больницына. — Я бы тут уже трёхэтажным матом крыл!


А я не крыл. Не потому что не хотел, а потому что это никак бы не помогло. Впрочем, спокойствие не помогало тоже. Я просто знал, что о спокойствии потом не буду жалеть.


— Да уж! Всем всё по боку! Бизнес по-русски, — злорадствовал Больницын.


Я говорил с каким-то начальником DPD примерно полчаса. Он так ничего дельного и не предложил. Предлагал только отправить груз завтра, а нам это не подходило, потому что ещё одного дня в запасе просто не было. Я дал отбой и позвонил Наталье, описал ей ситуацию. Я опасался, что она запаникует, но не тут-то было, она как раз очень хорошо держала себя в руках.


— А что если вы сами отвезёте груз им на склад сегодня? — спросила Наталья.


Эта простая и здравая мысль не приходила мне в голову. Я сказал:


— Знаете, только что я говорил с их оператором, а потом с каким-то начальником, очень долго. Он мне этого не предложил. Думаю, если бы такой вариант был, то он бы предложил. Однако узнать всё-таки стоит.


И я узнал. Позвонил в DPD. Спросил, можно ли посчитать датой приёма сегодняшнюю, если мы сами привезём груз им на склад сегодня.


— Да, — сказали мне. — Конечно, можно.


У меня не было ни секунды чтобы пожелать гореть в аду идиоту-начальнику, с которым я говорил полчаса, и он только повторял «Ничем не могу вам помочь» вместо того, чтобы предложить это простое и очевидное решение. Я узнал, что их склад работает до 18:00, оформил отправку заново и стал заказывать доставку «Грузовичков». Между делом я решил взглянуть на то, как идёт процесс упаковки книг.


И просто обомлел.


Моим глазам открылась такая картина.


Фанерные ящики пусты. Руководитель типографии «Ералаш» Антон Больницын и его люди неторопливо выставляют наши издания на фотостенд. Двигают осветительные приборы. Настраивают фотокамеру.


— Идите к нам, — завидев меня, говорит Больницын. — Сфотографируемся.


Тут мне захотелось не просто орать трёхэтажным матом. Мне захотелось взять один из этих фанерных ящиков и забить им Больницына до смерти. Но это не помогло бы. Поэтому я просто сказал:


— Спасибо, без меня. Сейчас груз заберут. Сколько времени понадобится на упаковку?

— Ну не знаю, как пойдёт…


Непроходимый, невообразимый, сказочный тупица.


— Антон, сколько времени понадобится на упаковку? — повторил я строго.

— Ну полчаса.


Я заказал машину на через полчаса.


Она приехала — с опозданием в полчаса. Новый год, пробки.


К этому времени мы как раз закончили упаковывать издания в ящики. Я говорю «мы», потому что сам этим занимался вместе с остальными. Когда я ввинчивал шуруповёртом саморезы, Больницын кружил рядом и говорил: 

— Ой, ну не стоит. Вы же всё-таки заказчик.


Стиснув зубы, я продолжал ввинчивать и цедил в ответ:



— Уже практически соучастник!


Больницын смеялся.


Мы с ним и его людьми спустили ящики в вестибюль. Оставалось только погрузить их в машину. Времени было меньше, чем в обрез. И тогда Антон вспомнил:


— Надо же нам с вами, Сергей, накладные подписать!


И пошёл наверх, делать накладные, перед этим сказав своим людям:


— Без накладных не отгружайте.


Я уже ничему не удивлялся. Я плюнул на всё и стал вытягивать ящики на улицу сам. Ящики были очень тяжёлые, не знаю, как я не сорвал спину — не иначе как новогоднее чудо.

Сотрудники типографии смотрели на это и говорили:


— Мы бы помогли, но нам сказали…

— Я слышал, — отвечал я.


На улице была страшная пурга. Я пробирался через неё с ящиком на горбу. Из пурги вышел Грузовичков.


— Извините за опоздание, — сказал он.

— К 18:00 успеем? — спросил я.


Склад был в другом конце города. Грузовичков посмотрел на навигатор и сказал:


— Ехать час двадцать. А у нас остался час. Не успеем.

— А если по платной дороге?

— Это и есть по платной.


Я оставил ящик и начал звонить в DPD. Пока я звонил, вышел Антон и начал тыкать в меня своими накладными, на, мол, подписывай. Я отмахивался, чуть не повалил его в сугроб. DPD ответили, я попросил соединить со складом. Мне сказали, что они не могут, ибо у них со складом только внутренняя связь. Тогда я попросил позвонить на склад по внутренней связи и спросить, не могли бы его сотрудники задержаться сегодня на полчаса, чтобы принять наш груз, учитывая все обстоятельства. Хорошо, сказали мне, сейчас попробуют. Но в итоге дозвониться до склада, по их словам, им так и не удалось. Я повесил трубку и отпустил Грузовичкова.


— У вас спишется часть стоимости за отмену вызова, — сказал он на прощанье.


Ну ещё бы.


Больницын уже чуть ли не в лицо тыкал мне своими накладными:


— Вот, Серёжа, подпишите мне накладные, подпишите и делайте потом что хотите, я уже очень хочу закончить этот проект!


Ну конечно, думаю, как только я подпишу, ты тут же испаришься и оставишь меня с этими двумя ящиками с меня ростом. Куда я их дену? Нет уж, сначала мы их определим.

Я снова позвонил Наталье. Когда она слушала мои последние новости, я даже по тишине в трубке мог понять её эмоции. Однако она держалась молодцом.


— Кто у вас там ещё доставляет? — спросила она.

— DHL, — подумав, сказал я. — Но у них цены натурально конские. Скинемся?


Наталья засмеялась.


— Давайте!


Я позвонил в DHL.


Там мне ответила женщина приятная, спокойная и даже какая-то развратная в этом спокойствии. Всем тоном и темпом своей речи она как бы говорила: «У нас всё не просто на мази, а на мази с ароматом тропических фруктов и шоколада». Этим своим голосом она сказала, что они могут забрать груз завтра, и тогда он не через двое суток, а уже через сутки (!) будет на Урале. И стоить это будет в три раза дороже, чем у DPD. Мы с Натальей, конечно, были уже согласны на всё.


— Завтра утром отгрузим, — сказал я Больницыну.

— Пожалуйста, только накладную мне подпишите.

— Утром и подпишу.


Больницын сделался мной очень недоволен. Он зашагал наверх и бросил через плечо: 

— Больше мы с вами не работаем!


Это было потрясающе. Он был настолько уверен в том, что везде вокруг прав, что думал, что я когда-нибудь ещё после всего этого захочу с ним работать! И — жестоко лишил меня такой возможности!


Мне хотелось аплодировать.


Больницын вдруг заметил что-то среди своих накладных, развернулся и снова подошёл ко мне. Молча он сунул мне лист бумаги и снова отправился восвояси. У меня в руках был уже несколько часов не нужный мне документ о готовности груза к отправке — для уральского банка.


Я не смотрю фильмы ужасов, они меня давно не впечатляют. Теперь вы знаете, почему. Однако это всё ещё не конец истории.


Утром я снова приехал в типографию «Ералаш». Подписал Больницыну накладные. Стал ждать курьера. Пока ждал, посмотрел свежий спешл Луиса Си Кея ‘Sorry’, очень хороший. Курьер приехал, взвесил груз, сообщил, что он весит больше, чем заявлено (заявлял я на глаз), так что доставка будет не в три, а в пять раз дороже. Тут же появился Больницын со словами: «Да не может он столько весить, я сейчас принесу свои весы, перевзвесим…» Я в очередной раз подивился тому, насколько инициативен он бывает там, где это не нужно, попросил его не беспокоиться, расплатился и сдал груз. Передал трек-номер Наталье.


На будущий день Наталья сообщила, что по трек-номеру сайт DHL показывает, что груз всё ещё в Петербурге. Надо ли говорить, с каким чувством я звонил в DHL.


— Вчера погодные условия не позволили вылететь, — сказала мне уже другая, не такая уверенная в себе и не такая развратная женщина.

— Но ваши коллеги, перед тем, как я заплатил, заверили меня, что груз будет на месте завтра, то есть сегодня.

— Понимаю, но погодные условия…

— А нам не должны были сообщить?

— Мы не предоставляем таких услуг.

— Не сообщаете клиенту, если не можете доставить груз в оговорённый срок?

— К сожалению, нет.

— Когда груз придёт?

— Завтра.


Повезло, что у нас был день в запасе.


На следующий день, как ни странно, история повторилась.


Мы с Натальей готовы были рыдать, обнявшись, но не могли, поскольку нас разделяли несколько тысяч километров снегов. Мы делали всё, что могли, но всё выходило боком. Даже погода была против нас. Груз, согласно сайту DHL, всё ещё был в Санкт-Петербурге.

Я позвонил в DHL. После короткого разговора выяснилось, что это ошибка сайта, и груз уже через несколько часов будет у Натальи. И вот это было настоящее новогоднее чудо.


Не пытайтесь вести дела в стране Россия без магической поддержки!


Когда всё улеглось, я направил в DHL претензию о том, что груз шёл на сутки дольше, чем мне обещали, и попросил вернуть половину конской стоимости их услуг. Претензию рассматривали несколько дней, после чего сослались на какие-то положения определённых законодательных актов, позволявших им не отвечать за свои слова, и сообщили, что приняли решение мою претензию не удовлетворять. Что было в общем-то ожидаемо.


В «Сибирь-Минерале» остались не вполне довольны качеством изготовления книг (что было неудивительно, учитывая в какой спешке их собирали). Наталья попросила меня в этой связи стребовать с типографии минимум тридцатипроцентную скидку. Я написал Больницыну и спросил, что он об этом думает. В ответ он попросту перестал отвечать на мои сообщения и звонки.

Исполнитель, заказчик и новогоднее чудо Самиздат, Рассказ, История, Новый год, Бизнес, Длиннопост
Показать полностью 2
47

Овраг и камышовая кошка

Дом дедушки и бабушки Макса, находился на краю деревни. Сразу за домом, через глубокий овраг, к реке, была протоптана узенькая тропинка.

Макс с удовольствием проводил лето в деревне. С местными ребятишками он бегал на рыбалку, помогал пасти коров. Вечерами они жгли костер и пекли картошку в золе. Вкуснятина.

Целыми днями мальчишки носились по деревне. Единственное место, куда не разрешал им шастать дед - это овраг.

- Дедушка, там так здорово играть в войнушку или в черепашек ниндзя, - канючил внук.

- Как ты не поймешь, - раздражался дед, - Там все заросло бурьяном и кустарником. Видишь, в середине камыши. Это значит вода рядом. Покалечиться можно.

Но если у мальчишек в голове засел план, разве запретами можно его поломать?

Утром, ватага сорванцов, вооружившись палками, с диким улюлюканьем, ринулись в овраг. Их вопли разносились по всей округе.

- А ну, хулиганье, - рассердился дед, - Все живо сюда.

Мальчишки понуро подошли к нему.

- Я взял бинокль и что-то вам покажу, - продолжил дед, - Вон смотрите, там в камышах, - Он раздвинул ветки кустарника, - Живут цапли. Видите, справа, трава густая, скорей всего это гнездо.

Мальчишки по очереди в бинокль рассматривали птиц.

- Ничего себе, - восхищались они.

- Если гоготать будете, - предупредил дедушка, - Они, от вашего шума, могут покинуть гнездо и птенцы погибнут. И еще я вам покажу. На другой стороне оврага, там где густой бурелом, живет камышовая кошка.

Ребята опять прилипли к биноклю.

- Дедушка, мы ее не видим, - не поверил внук.

- Конечно не видите. Она спряталась. Ваш шум напугал ее. Я думаю, у нее котята. Она сидит тихо, их охраняет. - Ответил дед. - Овраг - это целый мир. Много там живности живет. У вас место много для игр, а у них овраг один. Получается, вы к ним в дом без спроса нагрянули и мешаете им жить.

Мальчишки присмирели.

Вечером Макс подошел к деду.

- А эту кошку увидеть можно?

- Если встанешь утром, на рассвете. Я тебе ее покажу, - пообещал дед.

Только на третье утро, Макс смог разглядеть это грациозное создание. Кошка на несколько мгновений вышла из камышей, потянулась. Несколько секунд дала полюбоваться собой, и в стремительном прыжке, исчезла в зарослях сухой травы. Она была прекрасна.

Ночью Макс проснулся от удушливого дыма. Он выглянул в окно.

- Дедушка, бабушка, там овраг горит. Как раз в том месте, где камышовая кошка живет.

- Вот беда, - всполошилась бабушка, - Вызывайте пожарных. Подымайте людей.

- Пока, приедут, надо шланги достать, - предложил дед, - Хоть как-то не дать огню к домам подобраться. И лопаты не забудьте.

Народ поднялся быстро. До приезда пожарных, выкопали полосы и топорами убирали сушняк. К утру пожар был потушен.

- Деда, деда, - не унимался внук, - Как там кошка? Пойдем посмотрим.

- Дома сиди, - буркнул дедушка, - Я сам схожу. Опасно там.

Пока отсутствовал дед, Макс не находил себе места. Не выдержав ожидания, ринулся к оврагу. Дедушка шел ему навстречу и нес на руках большую кошку. Ее морда свешивалась с рук и монотонно болталась в такт шагов. В сумке, на плече, кто-то яростно пищал.

- Дедушка, она жива?

- Жива, только обгорела немного. Беги за ветеринаром и быстро. Скажи ему, ожог и отравление угарным газом. Без сознания она.

- А пищит кто?

- Четыре котенка выжили. Они в воде сидели. Только шерстку подпалили немного. А пятого она до воды не донесла. Его я похоронил. Она его своим телом закрыла. До последнего пыталась спасти. Вот ведь животина. Мать! - С уважением произнес старик.

Кошка выздоравливала долго. Когда пришла в себя, забилась в угол и шипела на людей. Лечить ее было очень трудно. Она царапалась и пыталась укусить доктора. Котята находились при ней.

В первые дни, они прятались за спину матери и с любопытством разглядывали людей. К миске подходили, только когда никого не было рядом. Через неделю, немного пообвыкли. Самый шустрый котенок, однажды осмелев, вышел из сарая.

Еще, через недели две, этот котенок забежал в дом. Вскарабкался к Максу в кровать и уснул рядом.

- Я его назову Сенькой, - засмеялся Макс, - Он уже почти ручной. Разрешает гладить себя.

Как-то утром, Макс забежал в сарай покормить питомцев. Кошка с котятами исчезли. Парень очень расстроился. Он ходил по тропинке, звал котят и кошку. Оставлял возле оврага еду. Никто не отзывался.

- Не переживай, - успокаивал его дед, - Это дикая кошка и котята также дикие. Им в овраге лучше. Это их дом. Раз смогла уйти и увести с собой детей, значит ей уже лучше. С ними все хорошо будет.

Макс кивал головой и вздыхал.

Через два дня Макс проснулся от громкого мурлыканья. Он открыл глаза. На кровати лежал Сенька и хитро поглядывал на мальчика.

Макс осторожно взял котенка на руки и выглянул в окно. На заборе сидела камышовая кошка. Она внимательно посмотрела на мальчика, пронзительно мяукнула и скрылась в овраге. Котенок остался.

- Гляди ж ты, - покачал головой дедушка, - Котенка привела нам. Решила, что ему лучше у нас будет. Вот животина, а такая умная.

Больше кошку и оставшихся котят никто не видел. Возможно, они так и живут в своем овраге. Сенька вырос огромным и красивым котом. Только часто убегал в овраг и долго там пропадал. Но всегда возвращался домой.

А в деревне начали рождаться крупные и серые котята, с хитрыми мордочками.


Источник: zen.yandex.ru/id/605c8a4c07ebc13543f91a52 Я ВАМ РАССКАЖУ...

Показать полностью
49

Роман "Конфликт" Цикл "Пурпурный рассвет" Часть 3. Пролог

Предыдущий пост Роман "Конфликт" Цикл "Пурпурный рассвет" Часть 2. Глава 5. Завершение


Все посты https://pikabu.ru/@Hagarth/saved/1572092

Первый том https://pikabu.ru/@Hagarth/saved/1547654


2 сентября.


Геленджик


Голубая бухта


16.32 по московскому времени


Роман вышел из дома и посмотрел на небо. Тучи так и клубятся на небе, орошая землю легкой водяной пылью. Поежился, непривычно прохладно для ранней осени в Геленджике. Хотя погода на юге непредсказуема. Один год стоит жара до самого ноября, другой в сентябре уже приходится надевать куртку.


Странное ощущение, или даже предчувствие, свербит в груди. Михаил и девушки явно что-то недоговаривают. Решил прогуляться по двору, больше, чтобы подумать, чем из любопытства. Обогнул дом и вышел на задний двор. Просторный, не меньше шести соток, слева - стопка бетонных блоков, несколько пучков чуть поржавевшей арматуры и куча щебня. Скорее всего собирались строить. По центру - какая-то техника, накрытая маскировочной сеткой. Что-то очень большое, почти двадцать метров в поперечнике, по силуэту сложно угадать, что за аппарат скрывается под маскировкой. Осмотревшись по сторонам, Роман зашагал к неизвестному объекту, гонимый любопытством. Шагнув на газон, заметил, что высокая трава сильно примята к земле, словно сломанная сильным ветром. И что странно, лежит не в одном направлении, а радиально. Поднял голову и еще раз посмотрел на силуэт под сеткой. Вертолет? Подошел вплотную и поднял край маскировки. Точно вертолет.


- Это МИ-24П-2П. Ударный вертолет. - Послышался из-за спины голос Михаила.

Роман подскочил, словно его подловили за преступлением. Обернулся и посмотрел на Федоровича.


- Блин, напугал ты меня. Где взяли то его?


- В Раевской. Там военный полигон был. Техники навалом осталось. Я - офицер на пенсии. - Михаил присел на лежащий рядом бетонный блок, открыл пачку сигарет и закурил. - Афган, Чечня, да много где побывал. В основном - летчиком. На таких вот вертушках летал, ну не совсем таких, попроще, конечно. Этот - новенький, доработанная модель, куча наворотов.


- А зачем он тебе? - Роман помялся на месте, не решаясь сесть рядом, странное тревожное чувство не давало покоя.


- Ну, во-первых, всегда мечтал о собственном вертолете. Привык я к ним, сроднился. Только в вертушке чувствую себя как дома. И не воспользоваться тем, что вся военная техника стоит брошенная, было бы грехом. Оставить такую птичку гнить без дела? Увольте. - Федорович докурил первую и от окурка подкурил следующую сигарету.


- А во-вторых?


- Во-вторых, во-вторых… - Михаил тяжело выдохнул. - Время сейчас неспокойное. Можно сказать, война идет. Не хотел тебе сразу говорить, и так хлебнул немало. Но в стороне остаться не получиться.


Роман сглотнул и сразу вспомнил про разбомбленное убежище.


- Война?


- Ага, война. Полномасштабная, с военной техникой, ракетами и кучей жертв. - Михаил выпустил струю дыма и посмотрел по сторонам, стерев с лица мелкие капли дождя мозолистой ладонью. - Мы втроем - удаленный аванпост. Следим за передвижением противника, собираем ресурсы, медикаменты, вооружение. Ира на хозяйстве, Маринка - разведчик, а я с “Карлсоном” - основная ударная сила. В свободное время - хороним умерших от “Пурпурного” и жертв обстрела “Рассвета”, так называлась община в Кабардинке.


Роман уставился на мокрую траву. Мысли в голове суматошно метались, как косяк ставриды, на который напали дельфины. Пару дней назад он спокойно ехал по трассе, не зная ничего, и свыкаясь с мыслью, что человечество погибло. Вокруг были только мертвые города и пустынная дорога. А теперь - война!


“Да что не так с людьми? Даже когда весь мир фактически вымер, выжившие затевают войну, чтобы доделать то, что не доделал вирус.”


- Не вериться, да? - Михаил постарался заглянуть в глаза Роману. - Мне вот тоже не верилось, до последнего, пока сам в эпицентре заварухи не оказался.


- А кто с кем воюет то?


- Блин, все время забываю, что ты вообще не в курсе. Давай пока опустим эту тему. Ну не могу я про это тебе так просо рассказать. Сам пойми - время такое. Я же тебя не знаю совсем. У нас как принято: каждого пришедшего проверяют по базам, а вдруг шпион. Сейчас многие выжившие на юг тянуться. Инстинкт у людей такой. Двигаться туда, где теплее. Скоро зима, в средней полосе не выжить. Да ресурсов и еды завались, но дороги снегом занесет и не вырастишь ничего, если только теплицы в доме не организуешь. А люд нынче не приспособленный к выживанию, одно и знали, что в телефон уставиться да шопиться по торговым центрам. Да и зачем сидеть жопу морозить, когда можно двинуть на юга, где круглый год тепло. - Михаил еще раз посмотрел на Романа. - А ты спокойный, ну относительно конечно. Видать, не засланец. Я уже доложил о тебе. Прости, что сразу не сказал, но порядок такой. Скоро приедут, проверим, а там уже сам определишься, куда дальше двигать будешь.


- Сказать что я охренел - ничего не сказать. - Рома потер голову. - И давно здесь у вас такое твориться?


- Да уже больше полутора месяцев, когда небо еще фиолетовое было. И это не у нас, это везде твориться. Если ты сейчас охренел, то как все узнаешь вообще ох… - Михаил закашлялся. - Курить меньше надо, никак от этой пагубной привычки не избавлюсь. Ты, вообще, чем до эпидемии занимался?


- Да всем по чуть-чуть. Бизнес свой был, небольшой. Фирма по ремонту и обслуживанию компьютеров и телефонов. Обанкротился. В электронике соображаю хорошо, да только коммерсант из меня так себе. Здесь в Геленджике обитал, но уехал в Москву, надеялся там решить вопрос с долгами и работой. Не вышло. Там пандемию и застал. Поскитался по Белокаменной и решил домой ехать. Сначала боялся, здесь родители, все родное. Пока не видишь, легко абстрагироваться от мысли, что все умерли. Но слишком уж домой тянуло. Ехал долго, по пути постоянно останавливался. Как добрался - вас встретил. - Рома накинул капюшон ветровки, надеясь скрыться от дождя, но ветер все равно бросал в лицо мелкую водяную пыль.


- Понятно. Служил?


- А как же, конечно служил, давно уже правда. Седьмая дивизия ВДВ, сто шестьдесят второй разведывательный батальон, город Новороссийск. Командиром был Марат Юлаев, мы в Геленджике жили по соседству, с детства его знал, он и подсуетился, чтобы меня в хорошую часть взяли. Кстати, заходил к ним домой, их пацаненок - Тимур, в числе выживших по ходу. Родителей похоронили, возле дома бензовоз, запас продуктов. Но сейчас там никого, подался куда-то.


- Тимур, говоришь. Интересно. - Михаил потер пальцами отросшую щетину. - А он тебя знает?


- Конечно, постоянно в гостях друг у друга были. Родители дружили с незапамятных времен. Я его на девять лет старше, он меня все время “дядя Рома” звал, бесило аж. - Роман улыбнулся, вспомнив смуглого мальчугана, смотрящего на него с открытым ртом. Тимур видел в нем старшего брата, которого у него не было. - А вы что, знаете его?


- Лично - нет. Но слышал о нем.


На поляну вышла Марина, натянув на голову капюшон дождевика.


- Миш, приехали. - Сказала девушка и посмотрела на Романа.

Показать полностью
9

Зимние посиделки. Сказка

Солнце уже пару часов как собиралось сбежать с небосвода, но горизонт будто поставил огромную заслонку, не пропускающую светило, стремящееся прочь от человеческого глаза. Впрочем, не оно одно пыталось поскорее скрыться, оставить людей наедине с самими собой – вслед за ним торопливо уходило тепло, которому совершенно негде было задержаться. Ни сугробы, ни воздух, ни каменные дома, стройно стоящие по обе стороны дороги и освещающие ее неровными рядами загорающихся окон, не могли уговорить тепло остаться здесь еще на пару минут.

Все вокруг погружалось в пору позднего вечера, когда дети собираются с родителями в одной комнате, чтобы обсудить прошедший день, а старшие рассказывают младшим истории своей молодости и отрочества. Начинались часы настоящего отдыха в кругу близких, долгой подготовки ко сну и запоздалого возвращения домой.

На улице кружил дух предстоящих праздников – то там, то тут в окнах загорались разноцветные огоньки, фонари подсвечивали ледяные фигурки, расставленные городскими службами вдоль дороги, со стороны большой деревянной горки слышался редкий детский смех. Несмотря на поздний час кто-то все еще не хотел возвращаться в тепло, зная, что на этом его забавы закончатся до самого утра, а то и следующего вечера.

Она бежала по снежным сугробам, утопая в них почти пояс. Ее щеки горели от запала и мороза, а пар, вырывавшийся изо рта, больше походил на кучевое облако средних размеров. Глаза горели, будто кто-то зажег в них не тухнущий огонек. На губах играла неопределенная улыбка – то ли она радовалась придуманной забаве, то ли тому, что никто не видел ее передвижение по сугробам, а не по расчищенной дорожке.

И пусть в сапоги набивался снег, быстро таявший от разгорячившегося тела, а щеки и нос щипал быстро наступающий мороз сейчас ее такие мелочи не волновали. Выходя из дома еще утром, она о себе хорошенько позаботилась – теплый пуховик плотно сел на толстый свитер из пряжи пепельного цвета, пальцы тщательно грели плотные варежки на флисовом подкладе, украшенные по внешней стороне вышитыми снежинками, а уши и непослушные кудри согревала двухслойная шапка с озорным помпоном.

Для нее вечер не был мрачным, не был скучным или грустным. Ее не волновали ни снег, снова припорашивающий дорогу, ни обеспокоенные взгляды редких прохожих, ни то, что через пару часов ей придется отправиться в постель. Сейчас она просто бежала по сугробам, пробивая себе путь всем телом.

У нее была цель, задание полученное и требующее безотлагательного исполнения. И пусть по дорожке добраться было проще и быстрее, она не желала идти по пути наименьшего сопротивления. В ее голове давно уже сложилась картина дремучего, заснеженного леса, где за каждым деревом таилась опасность. Ей представлялось, что ни сейчас, так через минуту на нее выпрыгнет волк или над шапкой просвистит сова, пикирующая, чтобы ухватиться за яркий помпон. И от этой фантазии ее маленькое путешествие казалось не только опасным, но и захватывающим, приносящим особые краски в привычное дело.

И даже усталость не чувствовалась, когда опасность шла где-то по пятам. Ноги сами несли ее вперед, стараясь спасти от неминуемой погибели, хоть и выдуманной, но вполне осязаемой среди снегов.

Возможно именно поэтому она с облегчением выдохнула, когда остановилась возле старого трехэтажного дома, подсвеченного многоцветной гирляндой и приглашающего к себе внутрь распахнутыми массивными дверьми подъезда. Ее путь окончен, пора покинуть сугроб, стряхнуть остатки снега с пуховика, прогнать ложную тревогу, выдуманную ради яркого приключения, и войти внутрь. Пора подняться на второй этаж, осторожно, не снимая варежек, чтобы не сбить костяшки, постучать в старенькую дверь цвета мореной вишни и остаться стоять, дожидаясь ответа.

Снова в голову полезли мысли и фантазии – вот где-то в углу зашуршала подозрительная тень, наверху послышались хлопки, будто крылья ночной хищной птицы, ищущей себе добычу, темнота дорисовывала несуществующую реальность, погружая ее в мир сказок, которые так или иначе заканчиваются хорошо.

Шумы и тени исчезли также быстро, как и появились – в замочной скважине дважды повернулся ключ, дверь распахнулась, обдав теплом, светом и ароматов свежеиспеченных пирогов.

- Аленка, ты чего так поздно? – старушка удивленно оглядела свою вечернюю гостью и шагнула в сторону. – Проходи скорее, не запускай в дом мороз. Тебя мама ко мне отправила?

- Да, ты не берешь трубку, - она вошла внутрь, в мир домашней выпечки, детских сказок на ночь и конфет, высыпанных в бумажный кулек. – Опять не слышала звонка?

- Ну, может и не слышала, - старушка помогла снять пуховик, привычным жестом убрала шапку в рукав, не обращая внимание на поджатые губы вечерней гостьи, и повесила его на вешалку, - Чутким слухом я никогда не выделялась. Пойдем лучше я тебя чаем напою, только пироги из духовки достала.

Аленка постояла еще немного, выражая всей своей позой недовольство бабушкиным поведением, но аромат оказался сильнее какого-то возмущения – она сдалась.

- Может, ты его опять не зарядила? – усаживаясь за старенький обеденный стол, покрытый льняной скатертью с вышитыми снежинками и оленями, - Или убрала куда подальше?

- Кто его знает этот ваш телефон, - старушка пожала плечами и продолжила разговор, расставляя сахарницу, чашки и большое плетенное блюдо, заполненное пирогами, источающими аромат самого настоящего домашнего уюта. – Вот раньше не надо было ничего заряжать. Стоит себе телефон на тумбочке в прихожей, звонит так, что все три этажа слышат. И ты всегда на связи, и никто не беспокоится. А теперь что? Ерунда какая-то.

- Ну, бабуль, - возразила Аленка, выкладывая уже третью ложку сахара в свой чай. – Это ж мобильный телефон. Ты его всегда с собой можешь взять. И на улицу, и в магазин, и в поликлинику. А твой старый что? Только дома и звонит. Все слышат, но никто ж трубку не возьмет, если тебя нет.

- Ерунда все это, - сев напротив, фыркнула старушка и придвинула блюдо поближе к внучке. – Вот бери с этого краю, здесь с брусникой и яблоком. Ты такие любишь.

Аленка тут же позабыла про все телефоны мира, вытащила из горки самый пухлый пирожок и принялась жевать его так, будто и не ела весь день. Вслед за ним пошел второй, а там и третий.

Старушка улыбалась и разглядывала свою внучку, не желая рассказывать, что телефон потеряла где-то в доме, что просила соседку померить ей давление из-за головокружения, и что пироги испекла, зная, что к ней сегодня обязательно кто-нибудь наведается. Сейчас она просто радовалась визиту внучки, уплетающей угощение, и делилась идеями, как оформить новогодний стол.

- Ой, забыла совсем, - подпрыгнув с табуретки, но не выпуская пирожок из рук, Аленка побежала обратно в прихожую. – Мама тебе передала лекарства. Сказала, что ты сама знаешь, как их принимать, тебе врач все объяснял. Тут какие-то капли еще, их надо в холодильнике хранить, - она протянула небольшой пакетик, переполненный коробочками, бабушке и осталась ждать, когда та его возьмет.

- Ну вот, зачем мне все это? – старушка положила пакет на стол и недовольно сморщила нос. – Я же совершенно здоровая, мне ничего принимать не надо. Достаточно, чтоб вы иногда заходили ко мне в гости.

- Я ж хоть каждый день к тебе ходить готова!

- Так и ходи, - старушка подлила в чашку еще чаю и погладила внучку по голове.

Пальцы запутались в непослушных вихрах, отчего улыбка бабушки стала еще добрее и шире. Аленка растеряно смотрела на нее и начинала верить, что не нужны никакие лекарства, что нет никаких болезней, что не нужен телефон и беспокойство мамы совершенно пустое.

Внучка села обратно за уютный стол и резко сменила тему разговора:

- А мне сегодня мальчик сделал комплимент.

- Надо же. Это кто-то знакомый? Ты его знаешь?

- Нет, только сегодня познакомились. И тут сразу он мне и говорит – у тебя глаза такие, как трава на лугу. Так уже никто давно не выражается. Какая еще трава?

Старушка рассмеялась на слова Аленки, а у той по сердцу разлилось тепло.

Сейчас она просто хотела сидеть за одни столом со своей бабушкой, рассказывать о всяких мелочах, случившихся за день и ждать, когда позвонить мама, требуя ее немедленного возвращения, потому что за окном декабрь и время близится к десяти часам. Сейчас ей было достаточно этого маленького, детского счастья, когда в доме пахнет пирогами, травяным чаем, а где-то на заднем фоне играет музыка из старого фильма. Достаточно было улыбки дорогого сердцу человека, ее рук, перебирающих пальцами край скатерти, ее мудрых замечаний и советов.

Сейчас Аленка была просто девочкой, которую мама отправила по важному заданию, а бабушка кормит самыми вкусными пирожками, которые никто и никогда так не сможет испечь. А взрослой она может стать и завтра, когда прозвонит будильник или позвонит начальник, когда придет время сдавать отчет или требовать скидку в магазине.

Все это будет завтра, а сейчас ей достаточно быть такой, какой навсегда ее будет помнить бабушка…

Показать полностью
20

Йоги

Когда мне было лет семь, наткнулся я по телеку на передачу «Клуб кинопутешественников»… Хотя стоп, что значит «наткнулся»? Канала было всего два, печатаемую в газете телевизионную программу мы знали наизусть, дополнительно обводили кружочками все, что нельзя пропустить, поэтому все передачи отсматривались целенаправленно…

Так вот, когда я целенаправленно смотрел «Клуб кинопутешественников», наткнулся я на сюжет про Индию. В этом сюжете показывали грязных, худых, волосатых и бородатых йогов. Не скажу, что тут же возжелал стать такими же как они, это получалось естественно, но когда я увидел, как они закидывают ноги за голову, мне немедленно захотелось попробовать это повторить.

Я взял и с легкостью это повторил. Одну ногу, потом вторую. Природная гуттаперчевость. Правда, я тогда еще не знал, что инструкцию нужно читать до конца. В передаче ничего не сказали о том, как эти святоши ноги из-за головы вынимают, поэтому мне пришлось немного покататься по дивану, чтобы вернуть себя в исходное состояние. Но дальше было проще…

А потом родители отправили меня в пионерский лагерь. А пионерский лагерь – это что-то новое, неизвестное и немного пугающее. Путешествие, приключение и ужас в одном флаконе. Это гораздо интереснее, чем даже съездить с пацанами на великах на заправку в соседний район, чтобы начерпать из специальной емкости «отработку» и смазать ей все движущиеся детали.

В автобусе, везущем нас в зачаточный аналог зоны, обнаружился хулиган Диня, который до всех докапывался, плевал на замечания пионервожатых и скакал по салону.

Когда нас распределили по отрядам, вожатая выстроила нас в корпусе и в целях пионерского знакомства спросила, что мы умеем. Я, понимая, что нужно что-то необычное, немедленно, не сходя с места, закинул ногу за голову, чем поверг в шок весь отряд, пионервожатую, а, главное, хулигана Диню, который потом до конца сезона считал меня корешом и никому не давал в обиду.

Жаль, но в дальнейшей жизни это мое умение почти не пригодилось. Во всяком случае, при трудоустройстве этот лайфхак вообще никак не работал.

Да и пионервожатой, оказалось, сведения о наших умениях нужны были, только чтобы корыстно нас использовать. Ноги за головой никак не могли пригодиться в деятельности отряда, а вот мое умение рисовать – вполне. Кто-то же должен был переносить на бумагу дебильные речевки и рисовать карикатуры в ежедневной стенгазете... Впрочем, меня это хобби тоже избавило от многих сомнительных лагерных мероприятий.

Под лежачий камень не течет вода, камень сдвинь руками, чтоб она текла. Делай дело смело, чтоб от сильных рук все цвело и пело и пенилось вокруг...

Если партия скажет «Надо!», «Есть!» ответит отряд «Гренада»…

Конец истории.

Показать полностью
7

Живая ёлка (рассказ)

Мужчина сидел за столом и задумчиво листал книги. Хмурил медного цвета брови, постукивал по столу ногтями, испачканными в чём-то, напоминающем землю. Белёсые глаза перебегали со строчки на строчку, и сложно было сказать, сколько он уже так сидит: час, полдня, несколько суток…


— С наступающим, Зак! — послышался от двери звонкий девичий голос.


Заклинатель Мёртвых, величайший тёмный колдун их эпохи, дёрнулся от неожиданности. Зло покосился за спину. Его помощница, как всегда, была не ко времени.


— Новый год наступает не в вашу бестолковую дату, — произнёс он холодно. — Зима — царство Смерти. Обновление — удел весны.


— Не будьте таким мрачным, — улыбнулась Вара. — Праздник же. Украсить ваш кабинет?


Заклинатель Мёртвых (или Зак, как она его звала) всё-таки обернулся. Скривился, увидев в руках девушки гору бумажных шариков. Заноза в… Зрение поплыло, и колдун поспешно схватился за столешницу. Да, долгое сидение над книгами однажды его доконает.


— Проваливай! Не нужны мне эти детские шалости, — отрезал он, прикрывая веки.


— Как скажете, — весело откликнулась девушка.


Её шаги торопливо прозвучали по лестнице. Протерев глаза, Зак хмуро посмотрел вслед помощнице. Некстати разболевшаяся голова испортила его и без того не сахарный характер.


— Книги, книги… И правда, доконают, — пробормотал колдун.


Зло оттолкнул тома, так, что те посыпались со стола.


— Потому что не читать надо, а действовать, — закончил он и поднялся.


Его учитель тоже вечно сидел над теорией. И к чему это привело? Зак вспомнил своего первого зомби и поморщился. Нет уж. Колдун собирался властвовать, и нелепый Новый год наконец даст ему желаемое.


В соседней комнате было темно и сыро. Зак подошёл к полкам с ингредиентами, задумчиво перебрал этикетки. Кажется, всего хватало. Налив в чан воды, Зак взмахом руки зажёг огонь. Тот вспыхнул, жадно простирая свои лапы к котлу. Мужчина улыбнулся. Приближается час…


— Вас во дворец просят, — снова нарушил тишину голос Вары. — Говорят, у них крысы расплодились, потравить надо.


Зак скорчил мину. Отмахнувшись, вылил в воду первый ингредиент: волчью кровь.


— Обойдутся. С каких это пор мне дают столь смехотворные поручения?


Вара пожала плечами и, взяв тряпку, начала протирать пыльную мебель.


— Придворный чародей-то болен, — пояснила она, — а городской крыс до смерти боится. Остаётесь вы.


Зак усмехнулся и высыпал в котёл прах убийцы. Передвинувшись к столу, начал мелко рубить ягоды ландыша.


— Когда я навещу дворец, им станет не до крыс, — пробормотал Зак, вспоминая розовощёкого статного короля и его изящную жену. Таких и правда одолеешь только тёмным колдовством. К счастью, он им прекрасно владел.


Вара задумчиво проследила, как в котёл капают слёзы горных троллей; невиданная по редкости субстанция! Нахмурилась.


— Это что, нектар демона? — спросила она тихо. — Хотите стать чудовищем и перебить королевскую семью?


Зак только пожал плечами. Снисходительно взглянул на девочку, которую взял в обучение.


— Почему бы и нет? Трону нужен кто-то… посильнее.


Вара наблюдала за ним со сдержанным вниманием. Потом медленно уточнила:


— Детей тоже… того?


Колдун даже не потрудился ответить на этот глупый вопрос. Пошарив по полкам, он нашёл коготь варана и, раскрошив его в костяную пыль, высыпал в чан.


— Лучше займись своим делом, — отрезал он.


Вара кивнула, разом прекращая допрос.


— Как скажете, Зак, — весело ответила она.


Единственное, чего у неё было не отнять, это послушания. Девушка снова принялась за полки, а колдун продолжил своё тёмное дело. Зелье булькало в котле зловонной жидкостью, равнодушное к тому, что оно принесёт в этот мир.


— Превращение продлится три дня, — протянул мужчина задумчиво. — Этого мне вполне хватит.


— Как же вы будете выглядеть? — полюбопытствовала Вара, протирая полки и аккуратно приподнимая склянки.


— Увидишь, — усмехнулся Зак.


Оставалось последнее: вулканический пепел. Успех был близок как никогда! Колдун пошарил по полкам взглядом, выискивая нужное. Нахмурившись, осмотрелся снова. Банки с пеплом не было. Неужели кончился?


— Вара, ты видела пепел? — окликнул он.


— А?


Вара, отдуваясь, обернулась. Прядка волос прилипла к её лбу, тряпица почернела от пыли. Зак посмотрел на грязные полосы, украсившие щёки помощницы, и махнул рукой.


— Я к городскому. У него должен быть одна нужная мне составляющая.


Рассеянно кивнув, Вара вернулась к пыли. Наверняка, уборка тоже была частью праздника. Нацепив пальто, колдун выскользнул из дома.


Ночь обволакивала город подобно туману. То тут, то там, разгоняя тьму, сияли новогодние фонарики. Обыватели украшали дома как могли, и морозный воздух пропитался насквозь мерзким запахом хвои. Зак с неприязнью косился на яркие шары, мишуру, снежные фигуры. Какая чепуха! Такое радует лишь глупцов. Но он… Уже скоро Зак станет во главе королевства, и всем станет не до праздников. Колдун улыбнулся. Определённо, трёх дней, в течение которых действует оборотное зелье, ему хватит, чтобы подавить любое сопротивление.


Полусонный городской чародей отдал склянку с поспешностью, выдававшей страх перед собратом. Колдун довольно встряхнул серую пыль. Проверил её на свет. Прекрасно. Всё-таки книги чем-то да помогли ему — открыли такую мощь! За это Зак прощал им всё украденное время.


Вара готовила ужин. Ещё на пороге колдун почувствовал имбирный запах праздничного пирога и скривился. За что он только терпит эту девчонку! Другие помощницы были тише, не мозолили глаза. Минуя кухню, Зак прошёл сразу туда, к котлу. Ему не терпелось ощутить в себе силу бестелесного монстра, рассыпавшись тенями, обрушиться на спящий дворец. Оттягивая момент, он встряхнул пепел в склянке.


— Я создан править, — произнёс Зак и высыпал всё до крупицы в чан.


Зелье забурлило, заискрило, возвещая о готовности. Искры были не чёрные, как ожидал колдун, а тёмно-зеленоватые. Но это пустяк. Книги вечно пишут дальтоники. Вара хлопотала в соседней комнате, напевая народные песни. Зак было задумался, какие ей дать указания на время своего отсутствия, потом махнул рукой. Разберётся как-нибудь.


— Раз, два, три… — произнёс он и с почти детским предвкушением заглотил зелье. Вкус тоже оказался странным: отдавало то ли можжевельником, то ли проклятым имбирём, пропитавшим весь дом.


Минуту ничего не происходило. Зак ждал, внимательно прислушиваясь к себе. Ну же, ну! Наконец по внутренностям пробежали лёгкие иголочки. Колдун вдохнул полной грудью воздух, закрыл глаза. Он чувствовал, как его тело пропитывается силой, мощью, будущей властью. Ему хотелось хохотать, веселиться, танцевать. Наконец-то, наконец-то, наконец-то!


...Зак пошатнулся. С трудом удержал равновесие — на внезапно склеившихся ногах. Что за… Колдун взмахнул руками и почувствовал, что их стало больше. Руки росли со всех сторон: из правого бока, левого, спины, груди, живота. Он не успевал их считать. Зак открыл рот, но не смог закричать. В следующую секунду пропал и рот. Ноги объединились в неожиданно устойчивую конструкцию, некий столб, и Зак замер на нём новым, недвижимым и злым. В воздухе пахло проклятой хвоей, и этот запах шёл от него.


— Так и думала, что будет красиво, — произнесли рядом.


Ослепший Зак попытался дёрнуться в сторону ненавистной помощницы, но его новые руки-ветви лишь беспомощно затряслись. Девушка захохотала.


— Остыньте, мастер, — произнесла она серьёзно и смело. — Новый год же. Дайте королю спокойно его встретить.


Послышались шаги — Вара вышла из комнаты. Зак остался один. От вылезших по всему телу иголок зудела бывшая кожа, от запаха болела несуществующая голова. Дерево-Зак тряслось от злости и клялось убить девчонку, как только обратится назад. Ровно через три дня… И впредь не оставлять никого наедине с котлом!


Впрочем, что-то ему подсказывало, что противник нашёлся достойный.


© Алёна Лайкова

(Если копируете, указывайте, пожалуйста, автора)
Показать полностью
272

Эдем

Предстоящий объём электромонтажных работ не представлялся чем-то сложным. Двухсотметровый коттедж, да ещё без путающих планы работ отделочников - мечта. Старшим на объекте был Дмитрий Валентинович, мужчина неопределённого возраста, с колючим взглядом. Вёл он себя уверенно, ведь был един во всех ипостасях: представитель заказчика, авторский и технический надзоры, и будущая служба эксплуатации. Его речь была лаконичной, и когда он закончил, вопросов у нас не осталось. Наш острослов Макс, назвал его Смотрителем, да так и повелось, между нами конечно. Жил Смотритель в морском контейнере. Во втором контейнере была прорабская и столовая, а ночью - наша общага, на четверых человек.


Изначально я планировал совместить бумажную работу с электромонтажом. Это бы ускорило работу, и я бы смог подзаработать. Но Смотритель потребовал от меня ведение всех журналов, составления актов, и материальных отчётов. Даже уголок ОТ и ТБ заставил организовать. Дело привычное, но это для крупных объектов с бюджетным финансированием, а тут – коттедж.


Несколько дней спустя, Смотритель пригласил меня вечером к себе на чай. Опыт подсказывал, что с контролёрами надо дружить, и я согласился.


Интерьер контейнера приятно удивил, и если бы не отсутствие окон, напомнил бы гостиную. Мягкий уголок, журнальный столик, торшер, полка с книгами, винтажный секретер, компактный бельевой шкаф и холодильник.


- Присаживайтесь, - предложил Смотритель, - мне понравилось, как работает ваша бригада. Предстоит масштабная стройка, и надо подбирать подрядные организации.

- Решили построить второй коттедж, - пошутил я.

- Десятки коттеджей, - улыбнулся Смотритель.

- За какой период? – уточнил я, и представил, как обрадую директора нашей фирмы.

- Планов громадьё. Количество и сроки будет определять заказчик. Бизнес-идея простая. На Северах и в Заполярье есть определённое количество пенсионеров. Они честно поработали, а возможность переехать в тёплые края, есть не у всех. Поэтому инициативная группа вышла с предложением о переселении ветеранов в наши края. Естественно не в голое поле, и даже не в город. Что им там делать? А в двадцати километрах от города, почти на берегу реки, будет построен коттеджный посёлок со всеми удобствами. Асфальтированная дорога, чтобы съездить в город. Может и поликлинику построим. А вот досуговый центр – обязательно. С кафе, игровыми залами для домино и прочего, библиотекой, биллиард. Можно хор ветеранов или любительский театр, чтобы стариков занять. Чем им зимой заниматься? А летом речка, лес, огород. Родственники с Севера в отпуск. Внучат на всё лето. И заказчику выгода, свои квартиры пенсионеры обменяют на коттедж.

- Там такие дорогие квартиры?

- Нет, но заказчик решит, кто будет доплачивать.

- А когда заказчик определится?

- Вот достроим коттедж, и пригласим заказчика. Пусть посмотрит, подышит воздухом. Свозим его на рыбалку, в лес по грибы. На вертолёте прокатим, чтобы с высоты птичьего полёта всё увидел. Коттедж типовой, только внутреннюю планировку по индивидуальному заказу. Если кто захочет коттедж на две семьи – сделаем! Только платите.

- А местные смогут купить коттедж?

- Без проблем. После визита заказчика сделаем передачу о проекте Эдем. Сначала область заинтересуется, а потом и москвичи подтянутся. Место для отпусков идеальное, средняя полоса. Да и зимой тут неплохо.

- Это вы придумали?

- Нет, я по земле хожу. Авторы нацелены на госпрограмму, а это масштаб и огромные деньги. Если подпишут договор, заложим фундаменты, а в следующем году начнём строить. Осенью первые переселенцы. Так что настраивайтесь на большие объёмы, проект важен для области. Сколько богатых буратинок приедет!


Рассказ Смотрителя произвёл на меня впечатление, как и на монтажников. Макс даже начал планировать, у кого можно перезанять денег на покупку коттеджа для родителей. Всё уговаривал меня узнать о скидках для строителей. А на Смотрителя я стал смотреть иначе. Побольше бы таких, и в России всё наладится!


Я не застал визита потенциального заказчика, мы закончили работу раньше. По городу уже поползли слухи о сказочном коттеджном посёлке. Даже начали оперировать ценами, из достоверных источников. А вскоре, я получил повестку от следователя. Как выяснилось, договор был заключен, получен солидный аванс, с которым Смотритель успел сбежать. Следователь улыбался, слушая мой рассказ о грандиозных планах Смотрителя облагодетельствовать ветеранов Севера. Не знаю, смогли ли найти Смотрителя, но руины коттеджа до сих пор украшают заброшенный участок. С которого сначала исчезли морские контейнеры, а потом и стены коттеджа.


Одного не понимаю, ведь идея была нужной. Почему её так никто не реализовал?..

Показать полностью
2982

Карма

2009 год, начало марта, всё ещё лежит снег. Мне 16 лет и я гуляю на улице, иду через школьный двор за другом. Прямо рядом со школой буксует заднеприводный джип (за столько времени уже и не помню, что за он). Решил предложить помочь толкнуть машину. Пока шёл к машине, водитель сам выскочил и позвал меня, говорит мол, -друг помоги толкнуть, я не обижу, и показывает деньги. Я охотно соглашаюсь, тем более есть обещанная награда. Я становлюсь сзади, водитель газует и подталкивает спереди, так мы раскачиваем машину и она выезжает из ямки, в следующую за этим секунду водитель запрыгивает в машину и хлопнув дверью даёт по "газам", я хлюпаюсь в кашу из снега и грязи, в добавок меня обдает все той же кашей летящей из под колес. Я был в гневе от несправедливости, ладно не заплатил, но вот так обдать и спасибо не сказать. Однако буквально через секунду после того как он газанул, с его крыши свалилась барсетка, о которой он благополучно не вспомнил.
По тем временам денег там было много, вот прям много несколько зарплат моих родителей, я половину отдал матери, сказав нашёл, вторую половину ещё долго осваивал и прогуливал, документы и саму барсетку выкинул в бак.
Вот так я чуть не потерял веру в людей, но получил подарок от кармы, а мужик получил от кармы ценный урок.

98

Почему Фролов второй раз развёлся


- Наташа, а я считаю, что все книги и фильмы про вампиров придумали люди с нетрадиционной ориентацией!
- Так… И почему? - удивилась Наталья и подсела поближе к Фролову на вечеринке малознакомых людей.
- Ну, а вы не видите сходства?
- Нет!
- И те и те сосут! - уверенным голосом проговорил Фролов, и с легкостью замахнул стопку водки.
- Фуу! Как пошло! - Наталья поднялась и собиралась уйти.
- Наталья, останьтесь, пожалуйста! Вы единственная здесь, кто со мной разговаривает. Я неудачный пример привёл. Вот самое важное сходство: и те и те обращают в свою тему.
- Хм… А вот эта интересная гипотеза.
- И те и те очень красиво и стильно одеваются!
- Точно! Они невероятно красивые!
- Именно! Чтобы завлечь и обратить в себе подобных! Но они просчитались! Они оставили подсказки, чего они боятся!
- Какой вы интересный! И что же?
- Чеснок! Они боятся чеснока! Перед каждой вечеринкой я ем много чеснока!
- Что?!
- И натираю чесноком самые привлекательные для них части своего тела.
- Чего?!
- Кожа на шее горит, но что поделать. Зато ни один «вампир» не обратит.
- Вот почему от вас все шарахаются!
- Не все! Вот вы, например!
- У меня пока нет обоняния. На тренировке по тхэквондо удар ногой пропустила.
- Люблю тхэквондо! - сказал Фролов и приобнял Наталью. Заиграла громкая музыка.
- А пойдёмте танцевать! - предложила Наталья и взяла Фролова за руку.
- Пойдёмте! Говорят, что по тому, как человек танцует, можно понять как он хорош в постели!
- Ещё одна гипотеза?!
- Нет же! Я уже два месяца хожу на бальбоа и… Хочу сказать, в любовных утехах я преуспел.
- Но Таня сказала, что вы в разводе и живёте один.
- А кто сказал, что для любовных утех ещё кто-то нужен.
- Хмм…
- Диджей, выключи ты уже этого графа Дракулу, короля вампиров.
- Он не понимает.
- Киркорова выключи! Поставь побыстрее что-нибудь!

Они стали танцевать. Другие люди на танцполе, почувствовав крепкий «антивампирный» дух Фролова, просто уходили. Фролов и Наталья без перерыва танцевали несколько часов. Фролов был счастлив. Наталья была немного грустная. В очередной раз, когда Фролов замахнулся рукой для одного из элемента танца любви, он задел лысого мужчину, который проходил мимо. Тот толкнул Фролова. Фролов ответил лысому гражданину правым хуком. Тот увернулся и ответил ударам по корпусу Фролова. Попал в печень. Фролов согнулся от боли. Лысый замахнулся правой, чтобы окончательно вырубить Фролова. Но неожиданно Наталья, сделав шаг назад, провела вертушку в прыжке, и левой ногой вырубила лысого гражданина.

Моментально танцпол заполнили несколько мужчин, которые приняли боевые стойки, окружив Фролова и Наталью. Пара встала спинами друг к другу и Фролов проорал:

- Наталья, это мой самый счастливый день в жизни! Ну что, попили пидоры сиропа! - он ударил рядом стоящего мужчину.

Началась массовая драка. Фролов с улыбкой на лице бил наотмашь, Наталья же точными ударами ног вырубала противников. Было такое ощущение, что она вымещала свою злость.

Драку остановила полиция. При задержании Фролов кричал, что «живым я им не сдамся», и притворился мёртвым. Его отвезли в больницу. Из больницы он сбежал. На выходе его встретила Наталья. Все в крови, они, облокотившись друг на друга, побрели в бар. Отметить победу. Сидя за барной стойкой Фролов сказал:

- Спасибо, Наташ! Я так радостно по голове давно не получал. Ощутил себя охотником за вампирами.

Наталья улыбнулась и тут же погрустнела.

- Тебе спасибо. Отвлеклась немного.
- От чего?
- Неважно.
- У тебя красивые глаза. Говорят, глаза – зеркало души. У тебя они бездонные.
- Спасибо.
- Ну вот, ты опять улыбнулась. Что случилось?
- Меня предал один человек. Мы должны были лететь с ним в Данию для…
- Наталья, он очень плохой человек!
- Ты так думаешь?
- Уверен! Хозяйку таких красивых глаз нельзя обижать! Давай напьёмся. Официант, бутылку текилы!

На второй бутылке Фролов отъехал во Внутреннюю Монголию.

***

Когда он открыл глаза, то увидел в овальном окне крыло самолета. Рядом с ним спала она… «Это рай…», - подумал Фролов и вырубился.

***

Когда сознание вернулось к Фролову, он был на прекрасной свадьбе. Его что-то спросили на непонятном языке, он вспомнил свою англичанку в школе и сказал «Yes, of course! I’m on duty today».

Он опять что-то выпил и рассудок опять покинул его.

***

Когда Фролов окончательно протрезвел, он оказался в номере шикарного отеля. Рядом с ним лежала Наталья. Она улыбалась. Он тихо спросил:

- Я в раю?
- В Дании.
- Ты красивая. Что мы здесь делаем?
- Ты не хотел, чтобы я грустила.
- Хм…
- Мы поженились.
- Что?!
- Ты настаивал! Ты что, не помнишь?!
- Смутно.
- Ты жалеешь?
- Нет, конечно! Надо пить завязывать!!!
- Ты смешной такой.
- Дай воды попить. А почему мы в Дании поженились, Наталья?
- Ряд причин… На! - она протянула ему бутылку с водой. Фролов залпом осушил полбутылки и вернул ее обратно.
- Какая ты красивая, Наталья! - и тут Фролов заметил у неё… Кадык.
- Моё настоящее имя Натан! И эта одна из причин нашего нахождения в Дании…

***

- НИЧЕГО НЕ БЫЛО! - прокричал Фролов в пивнушке своему пьяному другу, с которым познакомился час назад.
- Не ори! Не было! Я верю!
- Пьяный был! Когда чухнул это, сразу вернулся. В загс наш пошёл. Говорю: «Разводите»! А мне отвечают, такие браки у нас не считаются!
- Логично, - сказал мужчина с опухшим лицом и подлил себе и Фролову пиво.
- Вот так я развёлся второй раз. Вампиры чуть не победили!
- Хер им!
- Я как Блэйд!
- Но Блэйд был сам был вампиром и сыворотку пил.
- Неудачный пример. Подлей ещё пивка! Но ты бы видел, какой и неё удар правой. Ой… У него…

Показать полностью
Мои подписки
Подписывайтесь на интересные вам теги, сообщества,
пользователей — и читайте свои любимые темы в этой ленте.
Чтобы добавить подписку, нужно авторизоваться.
Отличная работа, все прочитано!