Сообщество - Авторские истории
Авторские истории
13 667 постов 16 434 подписчика
943

Звезда спасения

Предлагаю сценарий:


Заражённый случайно обнаруживает, что старый вьетнамский бальзам "Золотая звезда" лечит от вируса. Постепенно за этими маленькими баночками начинается настоящая охота. Мародёры вламываются в дома. Но им не нужны деньги и ценности. Они ищут заветные круглые коробочки.

В первую очередь страдают пенсионеры, у которых такое сокровище найти проще всего. Полиция не справляется с количеством вызовов. Да и чудодейственного лекарства не хватает на всех. Новодел, изготовленный по чуть иной рецептуре, не помогает.


Российские учёные пытаются найти отгадку, какой компонент или их сочетание убивает инфекцию. На чёрном рынке за оригинальную баночку конца 80-х просят до 100 тысяч долларов, и покупателей хватает. Заражённые продают квартиры, чтобы купить панацею.


Из лаборатории похищают образцы до того, как специалисты успевают найти лекарство.


Главный герой с женой всё это время провёл на даче в самоизоляции. Он включает новости. Видит, что творится. Смотрит на старый комод, где за стеклом валяется несколько круглых красных предметов с золотой звездой на крышке...


За окнами слышит рёв моторов. Это до его дачного посёлка добрались рейдеры. Ему предстоит бежать от погони, прятаться в лесах, перебираться вплавь через речку. Спасётся ли он от бандитов? Сохранит ли единственное лекарство от вируса?

Звезда спасения Юмор, Самоизоляция, Коронавирус, Авторские истории
9

Колобок или легенда о храброежиках (часть 2)

Сказать, что колобок не скучал... Глупо так говорить. Ведь Никанорыч с женой были его семьей, которую он искренне полюбил. Он знал, как тяжело им было его отпускать. А потому твердо пообещал себе вернуться. После этого идти стало легче, не так грустно. Ведь идти вперед всегда легче, если знаешь, что есть куда возвращаться.

А лес манил. Широкая протоптанная дорога, от которой разбегались в разные стороны ручейки - тропинки, сменилась узкой колеей, в середине которой пробивалась трава. Тропинки исчезли вовсе. Да и колея постепенно терялась, то появляясь, то исчезая, пока совсем не пропала в густой траве. А колобок зачарованно шел дальше, проводя лапками по шершавой коре деревьев, наклоняясь и нюхая травы, различая всякие звериные норы и прочие местные достопримечательности. Птицы, завидев его блестящую пятнистую одежу, затеяли было голосить удивленно, но почуяв своего, понемногу успокоились. А колобок по-прежнему катился вперед.

Деревья, которые прикидывались чащей, поняв, что на испуг храбреца не возьмешь, внезапно расступились и колобок вышел на чудную поляну, будто бы созданную для того, чтобы устроить привал, чем хлебный человечек и воспользовался. Изумрудная трава, с проглядывающими глазками ромашек, мягким ковром сбегала к нежной глади воды, в которой отражалось чистое, высокое небо. Стащив рюкзак, сел на пенек и принялся осматривать обувь на предмет возможных повреждений. Босиком по лесу шастать мало желания, не зверь все-таки. Так и есть, шов немного разошелся. Достав припасенные нитки, стал укреплять сапог и, увлеченный этим делом, не сразу услышал плеск воды и мелодичный смех, словно кто-то звенел серебряными колокольчиками.

Поднял глаза и оторопел - из воды, опираясь локтями на берег, на него глядели две очаровательные нимфы, с шальными зелеными глазами.

- А кто это у нас такой кругленький, - протянула одна нараспев, - у кого такой интересный комбинезончик, подойди поближе, малыш, покажись любопытным девушкам.

- Ах, я таких красавцев в жизни не видела, - подхватила вторая, - дай же взглянуть на тебя получше. Я думаю, он принц, - это уже обращаясь к подружке.

- Хи, принц, бери выше - королевич, смотри какой важный, - щебетала первая, глядя дурными, манящими будто омуты, глазами на насупившегося колобка.

Дамы работали по наработанной, давно отыгранной программе, он понимал, что здесь что-то нечисто, но ноги сами подняли его с пенька и, будто нехотя, зашагали в сторону красоток. Те словно этого и ждали - голоса слились в одно монотонное, убаюкивающее ласковое гудение, загипнотизированный колобок шел вперед, цепляясь последними остатками сознания за реальность. Где-то в глубине настойчиво звенел сигнал тревоги, отмахнуться от которого он не мог. Он уже почти дошел до наяд, смутно понимая, что для молодых девушек чересчур большие и острые зубы у них. Да и глаза вроде уже не такие ласковые. Из-за ласки проглядывала звериная жестокость. "Ох, колобок", - заслонив собой водяных девок, перед глазами возник Никанорыч, грустно качая головой и будто пелена спала. Избавившись от наваждения, он отдернул ногу, сделав шаг назад, а на то место, где он только что стоял, уже жадно тянулись загребущие руки. Отбежав подальше к спасительному пеньку, выглянул оттуда. Девицы никуда не делись, только поняв, что раскрыты, хвостов уже не прятали.

- Не поддался, - констатировала одна.

- Стойкий, факт, - подхватила вторая. - Молодец, пирожок, далеко пойдешь.

- А не стыдно вам, тетеньки русалки над маленькими так жестоко шутить, - поняв кто перед ним, он больше не боялся. Если наваждению не поддался, уже не сработает. А то был бы уже в омуте. Частями. Уселся сверху на пенек, разглядывая чертовок. Хороши были, загляденье.

- А мы всех обманываем, - шлепнула хвостом по воде одна.

- Натура такая, сами очень расстраиваемся, - грустно вздохнула вторая. - Прости нас, добрый молодец. Не держи зла.

Глядя на их хитрые мордашки, колобок понимал, что нисколько они не раскаиваются. Русалочья порода. Что с них взять.

- Ладно, красавицы, - поднялся он, - спасибо за науку, пора мне дальше идти.

- Ты возвращайся, мы будем ждать, - подмигнула одна.

- Правда-правда, - сделала большие невинные глаза вторая.

Злиться на них не было никакой возможности. Такими уж уродились, бестии. Невольно улыбаясь, колобок продирался сквозь кусты.

"Оставайся мальчик с нами, будешь нашим королее-еем", - пропели хором те ему вслед и опять рассмеялись. Русалки.

А колобок пошел дальше, огибая пруд. Для отдыха он решил поискать место поспокойнее.

Чувствуя, что устает, начал оглядывать большие деревья, пока не нашел в одном из них дупло нужных размеров. Скрытое зарослями густого дикого шиповника, дупло оказалось пустым и нежилым, лишь несколько мелких костей белело в темноте. Наскоро очистив его, выстлал дно сухой травой, залез внутрь, с наслаждением стащил с себя импровизированную броню и вытянул ноги. После закрыл отверстие листьями лопуха и задремал. Ложиться под открытым небом ему расхотелось. То, что он все знал о лесе, вовсе не означало, что лес стал более безопасным. Наоборот удваивало бдительность.

Проснулся, когда солнце уже давно перешагнуло зенит. Летний день был чудо как хорош. Про происшествие с русалками думалось теперь, как о веселом приключении. Без страха. Хотя понимал, что чудом избежал серьезной опасности. Щебетала где-то вверху на ветвях птаха, мимо пронеслась по своим делам пара белок, сонно гудели шмели. Запомнив расположение дупла, так как может еще пригодиться, колобок аккуратно прикрыл его ветвями и отправился дальше.

Он и сам не знал, что конкретно ищет и куда направляется. Но ему нужна была цель, понимание того, кто он и для чего появился на этом свете. Кому-то это могло показаться смешным, дескать, чего еще, живи себе в свое удовольствие, раз ничего делать не надо. Но колобку был нужен смысл, благодаря которому он смог бы надежным якорем зацепиться в этом мире и приносить пользу. Вот и пошел.

Пока колобок размышлял о полезности и побочных интригах существования, стало заметно темнее. Оглядевшись, понял, что цели своей он добился, глубже зайти в лес было просто невозможно. Про тропки и тропинки можно уже было не беспокоиться, деревья росли как придется, вразвалку. Все остальное пространство колосилось буйно и с фантазией. Тяга к приключением и поиски родовых корней, закатили малого туда, где потерялись бы даже навигаторы. Если, конечно, сами, сначала очутились бы тут. При свете солнца все выглядело относительно пристойно. Но светило, провисев над головой положенное за день время, цепляясь за ветви, как-то сразу ухнуло вниз и декорации помрачнели.

Колобок будто заново огляделся в быстро наступающих сумерках. Таким лес он еще не видел. Тени, доселе прятавшиеся, появлялись отовсюду и мир словно окунулся в темную изнанку. Тени, которые всегда бок о бок идут со светом. Тьма ведь есть в каждом из нас. Именно в том количестве, которое мы в себя впускаем. Как и свет, которого в нас столько, сколько мы можем удержать

Философским размышлениям предаваться можно ровно до тех пор, пока не сожрут и колобок сильно пожалел, что так далеко забрался от знакомого дупла. Поэтому приходилось действовать, исходя из того, что есть сейчас. А сейчас вокруг него вовсю шло повсеместное погружение. Мелкая живность активно задраивала люки, засыпала норы и маскировала ходы. Ночью по лесу шатались личности довольно крупных калибров и попадаться им на глаза не хотелось ни мелюзге, ни нашему герою.

Спустя полчаса стемнело окончательно. Колобок уже смирился с тем, что до самого утра придется бодрствовать под большим кустом лопуха, как вдруг под корнями старого дуба, росшего над обрывом, наткнулся на гостеприимно открытый лаз. "Раз не засыпано, не прикрыто, а все нараспашку - значит пустое", - обрадовался пирожок и вприпрыжку покатился к спасительной норе.

"Потихонечку, полегонечку, вот мы и дома, вот и нашли где заночевать", - приговаривал колобок, протискиваясь в узкое отверстие, как вдруг оно резко расширилось и, подавшись вперед, он смог наконец оглядеться. Вполне приятное сухое помещение, усыпанное невесть откуда взявшимися сосновыми иголками, было занято отлично устроившейся семейкой змей, которые безмятежно дрыхли, переплетясь в один большой клубок. Теперь понятно, почему отверстие лаза никто не закрывал. По своей воле в гости к ним и так никто бы не сунулся. Стоп. Спали не все. Над клубком уже возвышались несколько голов, с холодным любопытством оглядывая малого, будто прикидывая насколько удобно его будет переваривать. И все это происходило в полнейшей тишине. Холодные глаза, раздвоенные языки, покачивающиеся шеи. Пискнув, колобок развернулся и со всей мочи вкрутился в лаз, работая руками и ногами, расширяя проход, отплевываясь от песка, мечтая лишь об одном, выбраться поскорее. Пробкой выскочил он из под корней, пропрыгал по краю обрыва и, замахав лапками, пытаясь схватиться за воздух, не удержавшись, рухнул вниз. Кубарем пронесся вниз по склону, нещадно бил по спине, державшийся каким-то чудом рюкзак, ветви хлестали, цепляли и швыряли его в разные стороны. Со стороны колобок теперь мало отличался от того самого футбольного мяча, покрышка которого все же защитила его от множества ссадин и царапин. Но не защитила от большого пня, куда он врезался уже на излете, катясь больше по инерции. Это стало достойным завершением такого насыщенного дня. Перевалившись на спину, уставился в густое, темное небо, щедро пересыпанное звездами. Звезды вели себя неправильно. Им не сиделось на месте, они кружились, водили бесконечные хороводы. Приближаясь все ближе к колобку, звезды множились, росли, вспыхивали, пока не слились в один сплошной свет. "Эх, колобок", - сказал свет голосом Никанорыча. Глаза пирожка закатились и он отключился.

Показать полностью
10

Записки торгового представителя 3 часть

Уже не только Димон, но и я распираемый любопытством, мучаясь в догадках, что же это за такая волшебная батарея, которую Викторович сам поднять не может и всячески пытается подъехать к ней поближе, дабы не тащить. Были предположения, что это «Машка», которая питается от сети 220В, но думаю, не стал бы он называть ее батарейкой, да и, как правило, она идет в виде тележки с колесиками и тащить одному ее вполне посильно. Димон предположил о некой хреновине, связанное с солнечными накопителями, делая акцент на обеспеченности Викторовича и намекая, что у богачей свои причуды.


- Не будем думать, гадать – сказал я расфантазировавшемуся Димону, как я понимаю, осталось ждать совсем немного.


Вначале мы услышали негромкий, монотонный гул, который был похож на то, как жужжит трансформаторная будка и буквально через несколько секунд, основные ворота сдвинулись с места и плавно начали отъезжать в сторону. Это директор нажал кнопку запуска механизма автоматического открытия ворот. Жестом показал нам, мол, заезжайте, а сам скрылся в темноте гаража. Переключив селектор в положение «D» я плавно загнал машину во двор и мы все вновь вышли на морозную, утреннюю свежесть. Димон, как стоял с открытым тоннелем, так и остался, Борька, проворно накинув пуховик, побежал за папой в гараж, я же в свою очередь принялся разглядывать красоты внутреннего убранства владений Викторовича.


Площадь участка была объемной, вероятнее всего, были выкуплены несколько соседних полян, так как в Ивановке они поделены практически на одинаковые доли и выглядят однотипно, но только не это плато. На территории, традиционно для этих мест, росли ели, большие и могущественные, а когда они укутаны снежным одеялом, то смотря на их равномерное, слегка различимое покачивание, даже в безветренную погоду, это вводит вас, в состояния уюта, спокойствия и непоколебимости.


За высоким забором первый этаж дома был полностью скрыт, так что с улицы он не просматривался. Окна были выполнены из массива дерева, вероятнее всего дуба, украшенные необычной резьбой, при этом, стеклопакет был современного типа. Над входной дверью расположилась величественная подкова, тоже, скорее всего ручной работы. Снег был во дворе почищен практически до самой земли, во сколько же встает Викторович, чтобы убрать все по хозяйству, для меня этот вопрос остался открытым.


Викторович вышел из гаража, так же внезапно, как и исчез в нем и окликнул нас, – Пацаны, подсобите-ка мне, тяжелый зараза, - и, кряхтя, пытался тащить его самостоятельно. Мы с Димоном ринулись в сторону гаража и тут мы увидели, про какую батарейку он говорил.


- Нихрена себе, - присвистнул Димон, это с какой техники такая дурында?


- Эх, сразу видно, кто служил, а кто косил, - с упрёком сказал Викторович, - это танковая батарея 12СТ-85Р,  вымутил пару лет назад у одного прапора, незаменимая вещь, как он тогда сказал и по-честному махнулся на канистру спирта, которого у меня было хоть отбавляй. С того момента, я поменял в ней электролит, полностью зарядил и стоит он в тепле, ждет своего, так сказать, звездного часа. И вот он настал.


Габариты были конечно внушительные, в Бассару разумеется он поместится, но задний ряд однозначно нужно будет поднимать. В длину примерно сантиметров 60, ну и в ширину, высоту сантов по 40 примерно.


- А сколько весит примерно, - спросил я окидывая взглядом снаряд, - все таки не китайская, а наша, должна прилично так. Я тогда сразу сидушки по бокам подниму, что бы встала без проблем, там же еще куча моего барахла.


- Ну, зачем примерно, я тебе точно скажу, 72 кг это вес вместе с электролитом – ответил Викторович. Тут по бокам ручки были, да сплыли, видать прапор их себе экспроприировал, на закуску. Давайте обвяжем, всяко удобней нести будет.


Он снял с полочки моток крепкой, толстой веревки и вместе с заскучавшим Димоном принялись делать подобие авоськи для батарейки.


- Костя и Дима берите с одной стороны, ну а я с другой – распорядился Викторович, закинув один конец веревки на плечо. Мы с Димоном также накинув импровизированные петли на свои плечи, не такие могучие, как у Викторовича, у него все-таки турецкие корни, и потащили спасителя Сафарика в Бассару.


Борька тем временем мельтешил то слева, то справа стараясь всячески внести свою лепту и помощь. Хоть чуть больше 70 кг для двух здоровых мужиков и худосочного Димона это немного, но, когда на улице свыше минус 30 градусов и ты не одел перчатки, затёкшие конечности пальцев реагируют мгновенно. Когда мы поднесли груз к Бассаре, я проворно открыл багажник свободной рукой, и мы впихнули батарею в тот островок среди коробок. Захлопнув заднюю дверь, мы дружно выдохнули, все, полна коробочка, подумал я.


- Ну что, грузимся и мы, - сказал Викторович. Да нужно двигаться, а то что-то по времени мы совсем не укладываемся, почти 40 минут провозились и неизвестно сколько еще будем заводить. Я при этом про себя отметил, что каждая минута ожидания, прибавит минимум одну бутылку в заявку, но вслух об этом говорить не стал, пока не стал.


Подъехав задом к морде Сафарика, мы уже в который раз дружно вышли на улицу, даже Борька. Потому что для него процедура была весьма любопытная. Открыв багажник, а Викторович в свою очередь капот Сафаря мы накинули крабы на клеммы и стали ждать. Минут через 10 стало заметно, что штатная батарея Сафарика начала оживать, ушла заиндевевшесть и тогда Викторович сказал, - Ну что, пробуем? Включив зажигание, он стал прогревать свечи, что немаловажно для дизеля, особенно в зимний период времени и, особенно в такой лютый мороз, как сейчас.


- Запомните ребята, свечи нужно греть не до того момента, когда лампа погаснет, а пока не щелкнет реле, вы это услышите, причем делать процедуру необходимо несколько раз. Я сторонник всего оригинального, так что уверен, что заведется он сейчас легко. «Фильтр, свечи, масло даже солярка и та одна из лучших, а вот с аккумом проеб такой вышел», - сказал Викторович и крутанул стартером. Буквально 5-6 резких прокрутов и мотор завелся. Без облака черного дыма, характерного для дизелей и стал размеренно цокотать на слегка высоких прогревочных оборотах.


- Вот так вот братцы, проще пареной репы, - подмигнул Викторович и сгримасничал свою фирменную улыбку. Ну а теперь, пусть техника стоит, тарахтит и отогревается, а мы пойдем внутрь магазина, только провода смотаем и батарейку переложим ко мне, я дома уже сам ее перекантую. Понимаю, что долг платежом красен, отблагодарю по-царски.


Мне такие слова были как бальзам на душу, осознавая, что сейчас бомбанем по продажам. Быстро свернув провода и положим их уже в Сафаря и, перекинув батарейку, мы отправились в магазин.


- Папа, а работников, когда будем забирать, - спросил маленький Борька у Викторовича.


- Не переживай сын, сейчас вот с дядей Костей сделаем работу, и они поедут по своим делам, а мы уже за нашими дамами, - ответил он ему.


Процесс работы по прайсам и витрине подвергать детальному описанию не буду, так как это дело слегка утомительное и будет понятно только людям связанных непосредственно с торговлей. Но если вкратце, то это похоже на противоборство двух сторон, одной нужно продать то, что необходимо по задачам, а другая хочет взять только то, что у него хорошо продается. Как показывает многолетняя практика, мнения этих двух сторон всегда направлены в разные стороны, поэтому и заявка в такие моменты берется не за 5 минут. Но только не в этот раз, у нас был существенный козырь, даже не в рукаве.


- Короче, Костя, ставь то, что тебе нужно по твоим задачам, но сильно не борзей. «Ты конечно парень адекватный, это Димон бы нахреначил по самое не балуй, так что вперед», - сказал Викторович. А то нам действительно с Борькой еще за персоналом ехать, им пока печи разогреть, приготовить всякого, а то обед уже скоро будет, а мы наших любимых газовиков оставим без их традиционного провианта.


- Подождите, а что за газовики, - спросил я у него. Не эти ли деятели перерыли тут поля так, что одно сплошное грязевое месиво осталось, да и деревьев вырубили столько, что всю зиму Ивановку отапливать можно?


- Именно они, вот на них то и идет основной сенокос, их, наверное, человек 150 трудится, а так как у нас в округе хорошо покушать особо и негде, а уж тем более выпить, то вот и расположил их к себе. Они еще тут почти год будут, только вахта меняются, а количество остается.


- Ааа, так вот почему у меня в последнее время выросли продажи по водке и конине, причем не самого дешевого сегмента.


- Костя, ну конечно, портвейн и вино в тетрапаках они уж точно пить не станут при их то зарплатах.


Пожав могучую руку Викторовича и пухленькую Борьки, мы попрощались и рванули с Димоном в путь дорогу.


Кадры


В этот, весьма пасмурный, день я и Димон доработали до победного, выполнив все мыслимые и немыслимые задачи. На удивление хорошо прогрузились деревни типа Анучино, Гордеевка, Ширяевка и прочие близлежащие. Димон светился от счастья, потому что понимал, хоть заявки делал фактически я, деньги получать будет за них он и это ему весьма щедро грело его душонку.


Приехав обратно в Арсеньев, около шести вечера, я завез Димона домой, дал указания, что завтра мы встречаем машину с товаром, чтобы забрать мои командировочные деньги, бумаги и его бумаженции на следующую, самостоятельную, рабочую неделю. Попрощавшись с ним, я поехал на стоянку, сил после такого дня осталось немного, но нужно было еще сделать одно, крайне важное дело.


Придя домой я плюхнулся за компьютер, временно забив на ужин, я открыл фарпост раздел резюме, Кавалеровский район. Да, как уже многие поняли, я решил сделать ход конем, я не стал ждать приезда и уже там искать человека, я решил попытаться найти его или её заранее, чтобы в понедельник уже вместе выйти на маршрут.


Сразу скажу, что в таких вот отдаленных, провинциальных районах найти адекватного торгового, который не спиздит денег и будет показывать результаты, весьма сложно. В большинстве всей торговой элиты, все уже заняли свои ниши и трудятся в ней по сей день.


Я понимал, что поиск будет непростым, но таких результатов, честно, не ожидал. Резюме на должность торгового были, но респонденты были из той категории лиц, которые никуда не могут устроиться, либо устроиться смогли, но не отработав даже испытательного срока, вылетали к чертям собачьим. Тогда устав от мытарств, им в голову приходит идея, а пойду ка я работать торговым, им же там деньжища огромные платят, а делать ничего не нужно почти. Проходили и через такое, поэтому таких кандидатов я отсекал сразу же. Передо мной встала дилемма, на этом электронном ресурсе искать было нечего, но есть же другие, так что вперед. Посидев еще с часик в просторах интернета, я нашел 2 – претендента, оба мужского пола. Так как время было уже нерабочее, я не стал звонить им…… сегодня не стал.


С утра, прежде чем мы встретили с Димоном нашего водителя, я приступил к прозвону. Первый в списке значился парень по имени Иван, последнем местом работы которого была фирма по торговле печеньями. В анкете было указано что ему 42 года и большой послужной список в разных фирмах Кавалеровского района.


- Добрый день, меня зовут Константин…. - ну и так далее, шаблонное собеседование по телефону. Задав несколько ключевых вопросов и услышав необходимые ответы, разговор был окончен, с неизменной дежурной фразой, «Мы обязательно с вами свяжемся». Второй же пока был не доступен, -«видать трудится» - подумал я.


Посидев и немного обмозговав разговор, я решил позвонить одному, весьма важному, клиенту в Кавалерово, уж она - то точно знала всю правду про любого человека.


Галина Ивановна была «старой торговкой», которая занималась ведением собственного бизнеса, состоявшего из пяти самых крупных магазинов в поселке. Вот уже несколько десятков лет она стояла у руля и знала всех других торгашей и что не мало важно, знала торговых представителей, потому как являлась сама работодателем для многих из них - это мне как раз и было нужно, так сказать, рекомендации.


- Галина Ивановна доброе утро, - приветливо я поздоровался со старой знакомой и услышал привычное шуршание в трубке. Телефон у нее был старенький, кнопочный и когда она слышала мелодию входящего звонка, раздающуюся из кармана, то она всегда хватала его так, что обязательно успевала нажать на кнопку и принять звонок и, следовательно, пока она его извлекала, то любому звонящему приходилось слушать это шуршание, за которым следовало:


- Алло, - хриплым голосом давно курящего человека ответила безнесменка. Костя, ты что ли, плохо слышно, - и вновь что – то зашелестело и через несколько секунд связь прервалась.


Зная, что и такая ситуация является обыденной для Галины Ивановны, она перезвонит минут через пятнадцать, как только приведет голос в порядок, знал я это по той причине, потому что сам присутствовал при таких моментах, лично.


Сидя за компом и читая новостные сайты я не убирал телефон далеко, ожидая звонка, информация от Галины Ивановны помогла бы мне сузить и без того маленький список кандидатов, но если честно, то я рассчитывал на то, что возможно она мне поможет с этим вопросом и посоветует толкового человека. Что она конечно и сделала, но обо всем по порядку.


- Алло, Костя, прощу прощения, со связью постоянно какая-то беда, - отнюдь не извиняющимся, а обвиняющим голосов в сторону сотового оператора, сказала она. Рассказывай, чего хотел, только вкратце, а то я знаю твои трели соловья, после них у меня товара тысяч на четыреста появится в магазине и глазом не успею моргнуть.


- Не переживайте, план я тяну нормально, так что экстренной помощи в виде отгрузок пока не нужно, я не много по другому вопросу, так сказать кадровому, - сказал я ей. Нужен мне торговый в ваших краях, нашел я одного человека, хотел бы получить рекомендацию, уверен, что вы его знаете – Иван, работает на печеньках. Не успел я договорить, как она перебила меня и строго сказала:


- Ни в коем случае, он же алкаш, работал на водке, так все бонусы пропивал, я это на себе прочувствовала, не брать однозначно. «А вот мальчик у меня есть на примете, очень толковый, работает на молочке, да и в целом положительный и располагающий к себе, вы даже чем-то с ним похожи», - сказала она так и я понял, что если я его не возьму, то работать с другим она не будет, в этом и есть вся натура Галины Ивановны.


- Я всё понял, дайте ему мой телефон, пусть выйдет на связь, а дальше уже я сам посмотрю на своего «двойника», - на позитиве ответил я «отделу кадров» и пожелал всего хорошего.


Сидя за компом и продолжая скролить интернет страницы я понимал, что вопрос подбора кандидата решен, так как я доверял Галине Ивановне целиком и полностью и выбор ее ценил, абы кого она советовать не станет. Поэтому быстро перекусив я позвонил Димону и сказал подъезжать на Фреш, там мы и встретим нашего водителя.


Подъехав к нашей постоянной точке сбора, возле супермаркета, я не заметил Калдины Димона, этого конечно и следовало ожидать, пунктуальность у него была слабым звеном. Зато я заметил Саню, нашего водителя и просто отличного парня, он уже стоял в очереди из грузовиков на разгрузку. Пикнув ему и махнув рукой, я припарковался так, чтобы никому не мешать и вылез с машины. Саня, в свою очередь взяв пачку документов, адресованную мне и Димону, вылез из машины, оставив в одиночестве своего спутника, грузчика Вову.


- Привет работникам, а где твой тощий друг, вы с ним как две противоположности, - сказал Санёк и принялся сам же ржать со своей шутки.


- Да уж, спасибо за сравнение, но по мне так быть лучше в теле, чем что бы в твоем теле был кто-то еще, - сказал я Саньку и пожал ему руку. Как дорога, сильно намело или уже почистили?


- Терпимо, почистили конечно, посыпали, но новый снег идет быстрее, до вас еще видно не дошел, так что ждите, в Уссурийске метет сильно, ответил Саня, передавая мне документы и спросил.


Вдруг мы услышали визг мотора, конечно же это Димон подлетел на своей Калде шлифуя всей четверней на льду.


- Здарова были, - сказал он, ну чё, какие дела?


Санёк, поздоровавшись и улыбнувшись сказал, что я тебе всё расскажу и удалился в машину, ссылаясь на холод. Я, конечно же, понял, что Саня узнал Димона и что ранее они точно пересекались, но вот при каких обстоятельствах это мне стоило узнать позже.


Быстро дав наказ Димону, на предстоящую неделю, я отпустил его по рабочим делам.


Если честно, то все мои мысли были уже настроены на командировку, на маршрут, который нужно будет принят, на нового человека в своем окружении, на ночевку в гостинице, о брони кстати которой, необходимо позаботится заранее, об увольнении Кати и еще много, о чем, но уж только не о том, чем сейчас озадачить Димона.


Суббота пролетела незаметно, как и свойственно для выходного дня, в воскресенье же решил с утра проверить масло в двиге и автомате, залить бенза под горловину, лечь пораньше, чтобы выезжать в пять утра в Кавалерово.


Забыл упомянуть, что в пятницу, ближе к вечеру мне перезвонил тот самый Слава, которого посоветовала Галина Ивановна. По телефону он произвел положительное впечатление и договорились о встречи в 8 утра возле гостиницы Ассо утром понедельника. Этот был именно тот номер, который был не доступен утром.


Всегда ранние вылазки имеют как положительные, так и отрицательные моменты. Плюсом конечно играет практически отсутствующий трафик, при условии выезда в пять утра, если же проспать и поехать ближе к семи часам, то попадешь как раз в круговорот большегрузов.


Отрицательным моментом является проезд нескольких участков, где полностью отсутствует сотовая связь, более того, там даже не ловит радио, в добавок район кишит дикой живностью, такой как совы, которые так и норовят броситься на свет фар, зато это бодрит и не дает расслабиться и уж тем более заснуть. Но я уже привык к такого рода чуть ли не еженедельным путешествиям, поэтому всегда записывал на флешку, какую-нибудь музыку по душе и дорога не казалась такой скучной и длинной.


Но только не в этот раз, вообще вся эта поездка будет не такая привычная, планируемая и размеренная как все, а началось как раз всё именно с флешки. Точно не знаю, до какого объема памяти поддерживает магнитола, но с флешкой на 16 гигов, она справлялась легко, главное форматирование делать в файловой система FAT32, иначе песни придется петь самому.


Вот и у меня, всё было сделано правильно и фэншуйно, отъезжая от дома я всегда ехал в тишине, словно прислушиваясь к дороге, стараясь понять всё ли спокойно и хорошо и в целом настроить себя на путь. Поэтому, когда я уже выехал за пределы города, решил включить ту самую флешку, воткнув ее в гнездо, композиция Максим «Знаешь ли ты» заиграла незамедлительно.


Ехав и слушал, и иногда даже подпевал солистке, я спокойно покуривал Винстон лайт и размышлял о предстоящем дне, хотелось увидеть море в поселке Тимофеевка Ольгинского района, уже темное, но не замерзшее, в это время года. Были и несколько магазинов, которые я хорошо подогревал, в период работы за агента.


Всегда, когда я ездил в командировки, то непроизвольно в пути, начинал вспоминать свои первые вылазки на незнакомую территорию и район Кавалерово тоже имеет свою историю, которая произошла несколько лет назад.


Кавалерово


Приехал я по поручению коммерческого директора и начальника отдела продаж, необходимо было познакомиться с вверенной территорией и торговым представителем на ней, а именно Екатериной.


Спросив у нее, в какой гостинице лучше расположиться, она сказала, что сама она ни в одной из них не была, но самая удобная та, которая находиться в центре, а именно «Красный октябрь».


Как только я услышал название, то непроизвольно соотнес его с названием фильма, в котором снимался всеми небезызвестный мистер Олимпия, а именно Арнольд Шварценеггер.


Заехав туда перед самим маршрутом, я встретил заспанную вахтершу, хотя и было уже восемь утра, вид у нее был такой, что не спала она всю ночь. В холле почему-то очень воняло сайрой, позже увидев кота, расположившегося возле радиатора отопления и поглощающегося ту самую сайру, стало всё понятно. Спросив есть ли свободные номера и по какой цене сразу же был немного ошарашен.


- Есть двух и четырех местные номера, - ответила усталым голосов вахтерша, и тут же добавила, - Будете брать?


- Тут дело в том, что из тринадцати друзей Оушена остался только я, а на новые знакомства я еще пока не готов, не найдется ли одноместного номера, - с максимальной харизмой произнес я.


- Я же сказала либо так, либо никак, - то есть ни малейшего намека на какое-то чувство юмора и элементарной клиентоориентированности, у нее не было, это я понял сразу.


- То есть вы мне предлагаете снять двухместный номер и, как я уже понял, заплатить за него полностью, дабы, ко мне не подселили, такого же странника?


- Всё верно ты понял милок и с первого раза, - скрипя ответила вахтерша и привычным движением открыла книгу записи гостей. Сразу было понятно, что глаз у нее был набит на таких как я и она было уверенна на все сто процентов, что я заселюсь, пусть и после не длительных пререканий. Что я собственно и сделал.


Заплатив за двое суток и отдельно за парковку, дождавшись момента, когда мне вернут мой паспорт, который она изучала так досконально, что даже у меня зародились сомнения в его подлинности. Вернув мне документы, она взяла ключ и принялась отрывать от стула свое грузное тело.


- Неужели вы меня собираетесь проводить, - вопросительно посмотрев на нее, спросил я. Поверьте, сам без проблем найду, всё-таки тут не отель «Бархатный сезон, а всего лишь пять этажей и судя по цифрам на номере, этаж у меня второй.


- Не положено, инструкция, - ответила она и выкатилась из своей каморки.


Ничего не оставалось, как вынужденно идти за ней непроизвольно лицезря ее необъятный зад на через чур узкой лестнице, картина еще прибавляла «пикантности» тем, что все что ниже пояса было обтянуто до неприличного натяжения в леопардовые лосины. Тот, кто их придумал, явный извращенец.


Поднявшись на второй этаж, я заметил, что краска во многих местах облупилась, картины, висевшие на стенах покрыты слоем пыли, но больше всего добавила оптимизма табличка на двери буфета с надписью: «Закрыто, ушла на 15 минут». Пройдя несколько метров вглубь по коридору, мы остановились возле номера «208».


- Ну всё голубчик, твоя остановка, заходи и располагайся, - сказала моя временная спутница и протянула руку с ключом. А я пока пойду уберусь в других номерах, а то после обеда еще припрутся.


Последняя фраза звучала немного обидно, но я не принял её на свой счет и вставил ключ в замочную скважину. Зайдя в номер, меня встретил запах, нет не сайры и нечто более отвратного, чего-то затхлого. Заглянув в открытый туалет и увидев на полу тряпку и понял, что именно она и является источником зловонья. Не побрезговав я взял ее и не постеснявшись выкинул в коридор.


Закрыв дверь, дабы избавить себя от лишних вопросов со стороны этой домоправительницы, я открыл настежь окно. Окинув взглядом свое временное пристанище на ближайшие два дня, я разложил вещи и убрал сумку в шкаф. В планах отсидки в номере у меня не было, поэтому я с готовностью набрал номер своей подопечной, Катерины.


Встретившись с ней и увидев ее, так сказать, воочию, обменявшись любезностями по поводу рад познакомиться и прочее бла бла бла, мы сели в её машину и стали колесить по району.


Я же в свою очередь стал записывать привычные для себя ориентиры, для дальнейшего свободного передвижения на следующей недели по незнакомой местности, уже без моего путеводителя.


Не буду описывать весь маршрут, более детальному рассмотрению он подвергнется в описании истории со Славой, уделю внимание только одной, но очень важной детали, которая произошла со мной в гостинице, это стало еще одним весомым аргументов в пользу того, что в ней я больше не остановлюсь.


Вернувшись в начале седьмого, Катя подвезла меня ровно на то место, на котором мы встретились сегодня утром. Мы договорились, что она заедет за мной в девять утра, попрощались.


Я же, вспомнив табличку с надписью на дверях буфета, решил прогуляться в ближайший магазин, чтобы купить что-нибудь на ужин. Рядом с гостиницей находится не плохой местный ресторан с победоносным названием «Славянка» и рядом с ним располагается секс шоп, да именно секс шоп, со всеми этими всякими штуками и причиндалами.


Будучи натурой любознательной я решил в него зайти, чтобы посмотреть, что же такого в нем популярного, раз открыли его в центре города. Но он был закрыт, так как график работы был с 9 утра и до 6 вечера. Не совсем понятный график работы для такого магазина.


По мне так хотя бы до 7 вечера, что бы уставший житель поселка, бредущий с работы, мог зайти в сокровищницу грешной обители и выбрать предмет для уединенного времяпрепровождения. Так, стоп, не туда куда-то меня понесло.


Купив провианта на сегодня и завтра, помня, что в номере есть холодильник и надеясь на его работоспособность, я отправился с пакетами в гостиницу. Подойдя к вахте, меня там встретила не та бабулька, которая была утром, а вполне милая женщина, чуть за сорок и спросила, - Вы с 208 номера?, и протянула мне ключ.


Приятно удивившись я кивнул и взяв его пошел подниматься по узкой лестнице. В номере уже не было утреннего зловония, но стоп, чего-то не хватает.


Внимательно окинув взглядом свою опочивальню, я замер с идиотским выражением лица, взгляд бы направлен на то место, где утром я видел телевизор. Да он был простой, старый кинескопный Sharp, но он был, а теперь на его месте стояла ваза. ВАЗА!!!!!!!!!


Нахрена мне в номере ваза, я что похож на флориста или человека, испытывающего недостаток в контрасте красок или скромности быта??? Усталость после дороги как-то мгновенно ушла в ноги и захотелось прилечь, не было желания идти и узнавать где телевизор и почему именно ваза, а не торшер или прочая хрень.


Решив просто поужинать, я разложил все на журнальном столике, достав припасенную заранее бутылочку коньяка, приступил к трапезе. Чувство насыщения пришло быстро и проснулось желание пойти покурить, но оно было сопряженно с такой ленью, что я окинул взором потолок и не увидев датчиков пожарной сигнализации (ну конечно она обязательно должна быть в гостинице уровня «поменяем телевизор на вазу») я подойдя к окну, закурил.


Возможно, подсознательно я специально допустил нарушение и ждал, что сейчас кто то придет и будет мне полоскать мозг о том что как не безопасно курить в номере, но ничего подобного не произошло. На часах было начала десятого и ради праздного интереса я решил спуститься вниз и посмотреть, как дела на вахте. Как я и ожидал, она была закрыта и на двери красовалась табличка «Ушла на 15 минут». Сложилось такое впечатление, что тут вахтерша выполняет одновременно все функции, она и горничная и буфетчица и непосредственно вахтерша. Поднявшись обратно в номер, я расстелил кровать и лег спать, отметив при этом что бельё пахнет приятным кондиционером.


На новом месте я всегда засыпаю не сразу, какой бы уставший я не был, приходится покрутиться, повертеться и только потом, приняв удобную позу провалиться в объятия Морфея.


Но не в этот раз, в очередной момент переворачивания с одного бока на другой я услышал скрип и потом ощутил падение, пусть и мгновенное, но именно падение. Так как сон уже частично пленил мое сознание, то я не сразу понял, что же всё-таки произошло и потирая тот самый бок я встал с пола, включил свет и обомлел.


Кровать была с панцирной сеткой, но так как она была, скорее всего уже чрезмерно растянута, то под нее были подложены доски, а поверх нее массивный матрац. Но самое удивительное было то, на чем лежали эти доски. Внимание (это похлеще чем какая-то там ВАЗА), доски лежали на КНИГАХ!!! О Боги!!!!


Честно, я обомлел, даже не знал, как отнестись ко всему произошедшему, конечно, комичность ситуации зашкаливала, но и трагизма тут было не мало. Одно было не понятно, тесная взаимосвязь с тем что исчез телевизор и появились книги никак не вязалось с действительностью. Составив аккуратно миниатюрные колоны из книг, положив на них доски и постелив матрац, я лег спать, больше не ворочаясь.


Славян


Такой вот небольшой вступительный экскурс на территорию поселка Кавалерово, пока на данный момент, первое впечатление было омрачено гостиницей.


Поэтому, отправляюсь в последующие разы в командировку в те края, я выбрал одну единственную образцово показательную гостиницу с японским названием АСО. Именно там мы и договорились встретиться со Славой. Приехав, по обыкновению, заранее минут на сорок, чтобы был запас по времени для раскладывания вещей, парковки автомобиля и простых попизделок с администратором.


Попивая свежезаваренный кофе с Людмилой Васильевной, администратором этого уютного заведения, мы сидели у нее в кабинете, окна которого выходили в аккурат на стоянку, куда и должен был подъехать Слава. Рассказывая, как там жизнь в Арсеньеве и Владивостоке я в свою очередь слушал какие новости, события и происшествия произошли в Кавалеровском округе.


Девочки малолетки боготворят местного жителя Глеба Жемчугова, который теперь активный участник телепроекта ДОМ2, заместителя главы округа поймали на взятке и теперь грядут новые перемены и многие другие истории.


Услышав монотонное бубнение, я понял, что кто-то заехал на стоянку, поставив чашу с кофе на стол, я приподнялся что бы посмотреть.


- Так это твой новый работник? - спросила Людмила Васильевна.


- Еще не знаю, - ответил я ей, и увидев, как из машины вылезает парень, действительно похожий на меня, добавил. Кажется, все таки он.


- Ну тогда не переживай, Славка хороший парень, ответственный и покладистый, только изредка пиночка давать нужно, но ласкового, - сказала мне моя собеседница и мы вместе вышли на крыльцо.



Показать полностью
75

Шутиха

- Бабуль, ну пойдем за малиной, пожаааалуйста! - восьмилетняя Аленка уже вторую неделю не давала бабушке ни минутки покоя. То с утра на речку купаться зовет, то к соседке тетке Марье цыплят кормить, то венки плести на большой луг - шутка ли, впервые родители оставили девочку в деревне на целый месяц! Бабушка Паня и рада внучку позабавить, только сегодня с утра глядит тревожно на небо, прислушивается к привычным деревенским звукам и задумчиво платок на голове поправляет.

- Сегодня дома побудем, Аленушка. Дождик вроде собирается.

Глянула Аленка в ясную голубую высь, на небе ни облачка, только солнце печет во всю свою июльскую силушку.

- Бабуль, оборвут же всю ягоду, я и попробовать не успею. Ну пойдем!

Вздохнула баба Паня, Аленка тут же ее ручонками обхватила, в морщинки поцеловала, ну как не поддаться?

- Ну пойдем, только к полудню вернемся, слышишь, Аленушка? Неспокойно мне что-то...


С лесного малинника возвращались далеко за полдень. Бабушка спешила, тянула Аленку за руку и бормотала:

- Ой, беда грядет, я как знала, что проснется вот-вот...

- Кто проснется, ба?

Баба Паня пытливо взглянула на внучку - можно ли доверить ей секрет - и сказала:

- Шутиха, Аленушка, Шутиха, - и зашагала еще быстрее.

- А кто это, Шутиха эта твоя? - девочка едва поспевала за бабулей.

- Это берегиня наша, Алена. Хранительница нашего края. Пока спит сладко, все у нас ладно да хорошо, а как проснется Шутиха и играть вздумает, так беда приходит. То пожар случится, то наводнение, а то и люди пропадать начнут.

- Берегииииня? - недоверчиво протянула Аленка. - Из сказки что ли?

- Можно и так сказать. Иди скорее, мне к ней бежать надо, убаюкать.

На пригорке перед самой околицей бабушка вдруг остановилась и горестно покачала головой:

- Ой, опоздали мы, внученька, беда...Смотри! - баба Паня прижала на секунду ладонь к аленкиным глазам и убрала. - Видишь?

И Аленка увидела - на деревню с неба падали серые пушистые нити, окутывали дома, деревья, огороды. Люди попрятались в дома, гавкали перепуганные собаки, где-то вдали мычала отбившаяся от стада буренка. Бабушка побежала во всю свою старческую мочь, девочка припустила следом. То и дело рядом с ними бесшумно и плавно опускались толстые нити и все, к чему они прикасались, серело и замирало.

- Опоздала! - бабушка заплакала. - Не успею я, не добегу, ноги не идут, - она упала на скамейку возле соседского забора. - Разыгралась Шутиха, всю деревню погубит, ой, Аленушкааааа...

- Я добегу, бабуль, что сделать надо? - от ужаса девочка даже зажмурилась, сердце колотилось неровно, руки тряслись, но желание помочь бабушке пересилило страх.

- Беги к колодцу, внуча, который напротив сельсовета, и в него прыгай, не бойся. Там увидишь Шутиху, ее надо спать уложить. Песню ей спой или сказку какую расскажи. И не пугайся ее, она тебя не тронет, поняла? Беги, Аленушка, беги! - баба Паня сунула внучке коробок спичек и свечной огарок. - Не потеряй.

- В колодец? Бабуль...

- БЕГИ!

И Аленка побежала так быстро, как могла. Вниз по переулку, направо, ой, совсем рядом опустилась жуткая нить, второй поворот вниз и по главной улице мимо магазина, еще две нити упали прямо за спиной, мимо пекарни, вот и сельсовет. Аленка подбежала к старому колодцу, оглянулась на деревню - почти вся она была погребена под пушистой серой пряжей, которая обвила, умертвила траву, деревья, незадачливых птиц...еще мгновение помедлила девочка у иссохшего сруба, а потом решительно забралась на него и, зажмурившись посильнее, шагнула вниз.


Вспомнилась Алиса в стране чудес, но с Аленкой расчудесья не случилось, девочка шлепнулась на большую кучу мягкой влажной земли и почти не ушиблась. Скатилась с кучи куда-то в сторону и оказалась в кромешной тьме. Дрожащими пальцами зажгла свечу и в свете ее слабенького пламени пошла по земляному тоннелю вглубь. Через пару десятков шагов увидела круглую нору, в центре которой кружилось странное жуткое создание - кругленькое, толстенькое, в полотняном сарафане, росточком едва ли выше Аленки. Голова платочком обмотана, на белом лице ни глаз, ни носа. Как у бабушкиной куклы в серванте, вспомнила Аленка безликую мотанку-обережницу, только у Шутихи на безглазом лице был круглый рот, в котором поблескивало много-много крохотных зубов-иголочек.

Берегиня будто танцевала, всплескивала пухлыми ручками, приседала, крутила слепой головой и в полнейшей тишине этот танец выглядел до ужаса нелепо.

Трясясь от страха, Аленка присела на землю, пристроила рядом свечечку и тихонько запела первое, что пришло в голову:

- В лесу родилась елочка, в лесу она рослааааа...

Шутиха замерла на месте, прислушалась к дрожащему голоску, девочка сбилась, слова песенки испарились из памяти. Шутиха помотала головой и снова принялась за свои погибельные танцы.

Ах ты коза, ругнула себя Аленка и снова затянула:

- Расцветааааали яблони и груши...

Спасибо Татьяне Викторовне, заставила весь класс выучить песню ко Дню Победы. Ее Аленка знала назубок и спела два раза. Потом все-таки допела про елочку, следом вспомнила любимую бабушкину "Ой, мороз, мороз" и пару куплетов из папиного шансона. В голове то и дело всплывали слова самых разных песен и Аленка выводила тонким голоском все подряд: и последние хиты, и народные застольные. Девочка и не подозревала, что знает так много всего.

Завороженная певучими звуками, Шутиха подошла к Аленке поближе, присела рядом, привалилась к ней толстеньким бочком и мягко, почти беззвучно хлопала в ладоши, стараясь попадать в такт разнокалиберным куплетам. Девочка потеряла счет песням, в горле ее пересохло, не хватало воздуха, да и свечечка почти догорела. Наконец берегиня мерно засопела. Аленка тихонько отодвинулась, аккуратно уложила Шутиху на землю и, подхватив горячий огарок, побежала к выходу.


Когда девочку достали из колодца, она разрыдалась, громко, безудержно, отпуская из сердца жуткий страх. Бабушка обняла ее и баюкала, как маленькую:

- Справилась, Аленушка, справилась, моя хорошая, спасибо тебе, девочка, какая ты у меня храбрая...

В деревне уже вовсю наводили порядок, убирали палую листву и тушки погибших животных, сметали безжизненно повисшие, не опасные уже серые нити в кучи, чтобы сжечь их без следа.

- Бабуля, а долго Шутиха спать будет? - спросила сквозь слезы Алена.

- Не знаю, внученька. По-разному бывает. Когда год спит, а когда и десять лет. По-разному...


Двенадцать лет спустя Алена приехала на похороны своей бабушки, Шутецкой Павлины Михайловны, и осталась в деревне - берегине Шутихе нужна была новая нянька.

Показать полностью
49

Объявляю следующую неделю не рабочей

Задрожала дали, завыли ветра, экономика трещит по швам. Небеса падают на землю, а русские Атланты спрятались по норам. Дабы продолжать выплачивать зарплату своим сотрудникам обращаюсь в банк за кредитом. Миловидная девушка операционист, в санитарной маске, отвечает что руководства нет - все в отпуске или на удалёнке, и пожимает плечами. На мои возражения, что я прошу не за себя - мне в ответ только хлопанье ресницами. Легко быть щедрым за чужой счёт. Да Владимир Владимирович?

8

Непробиваемый

Непробиваемый Рассказ, Сатира, Гудокъ, Коронавирус, Пандемия, Эпидемия, Длиннопост

Полный юного энтузиазма Петр Петрович - месяц назад еще выпускник медицинского института - въехал по распределению в село Темное. К поставленной задаче - просветить тамошний народ о профилактике бушующего тифа - отнесся со всей ответственностью и был преисполнен надеждой выполнить ее несмотря ни на что.

В первый же день, расположившись в свободной избе, которая относилась к медпункту, Петр Петрович написал акварелью на большом листе ватмана, краткое но информативное объявление о том, что каждому жителю села Темное надлежит посетить дом врача, дабы пройти обследование, и вывесил его на ограду. Но, как это положено в селениях, где от зубной боли прикладывают корень хрена к локтю, в тот день врача никто не посетил.

Петр Петрович немного расстроился: просидел весь день перед расставленными на столе инструментами и склянками и иногда поглядывал в небольшое оконце, выходящее во двор, наглухо заросший бурьяном. Дабы развеяться, прогулялся по улицам, оценил уровень жизни обывателей, коих самих не встретил, и вернулся к закату домой, с уверенной мыслью, что его прислали в село-призрак.

Утром проснулся от робкого стука в дверь. Воодушевившись сознательностью местного населения, не умывшись, прямо в пижаме, открыл дверь, и в сени, стеснительно теребя руками шапку, вошел бородатый мужичок лет сорока.

-Проходите, проходите! - Петр Петрович рукой зазывал первого пациента в комнату, пока сам заходил в нее и усаживался за стол.

Мужичок в то же время оставался в портале, так и не осмелившись войти. И на приглашение присесть он отрицательно помотал головой.

-Чтож, - начал беседу врач, убедившись что селянин будет стоять на месте до последнего. Достал из ящика новый формуляр и приготовился к заполнению. - Фамилия?

-Что? - переспросил мужичок, никак внешне не показав причину своего вопроса. То ли он не расслышал, то ли действительно не понял.

-Фамилия есть у вас? - уточнил Петр Петрович.

-Откуда там, - махнул рукой местный. - Отродясь не было ее. Тимошкой меня звать. Косарь я.

-Тимофей, значит, - рассудил доктор и заполнил первую строчку. - А лет вам сколько?

-Тридцать три осенью будет, - ответил Тимофей после недолгого раздумья и осмотра беленого потолка.

Присвистнув от удивления, Петр Петрович откинулся на спинку стула и еще раз осмотрел вошедшего как можно внимательней: сильные руки, окладистая борода, в тоже время не имеющая ни единого седого волоса, испещренное оспинами лицо и отсутствие нескольких зубов.

-Спирту отольете? - прервал косарь раздумья врача.

-Что, простите? - наступила очередь Петра Петровича не понимать.

-Ну вы же дохтор? Отлейте немного спирта на...лечебные нужды.

От былого энтузиазма в мгновенье осталась лишь малая его часть. Наглость и простота просьбы настолько удивила юного врача, что тот сразу не нашелся что ответить.

-Как часто вы моетесь? - ни смотря ни на что Петр Петрович решил продвигать свет в ум хотя бы одного индивидуума, игнорируя просьбу.

-Раз в месяц где-то, - с хрустом почесав голову, ответил мужичок

-Это неприемлемо! - возмутился врач. - Нужно как минимум раз в неделю посещать баню, иначе у вас могут завестись вши. А они, как известно - известные распространители тифа.

-Раз в неделю? - селянин сделал лицо не менее удивленное чем у врача за мгновение до этого. - Куда ж нам столько? Грязь сохнет и сама отваливается, а ко вшам мы уже давно привыкшие.


И в доказательство своих слов выцепил длинными пожелтевшими ногтями что-то невидимое из бороды и откинул в сторону.

Окончательно растерявшийся от увиденного, Пётр Петрович звонко хлопнул себя ладонью по лбу и так и остался, направив свой взгляд куда-то в пустоту.

-Так спиртику не отольете? - попытал счастья мужичок, попятившись к выходу, но не дождавшись ответа ушел ни с чем.

“Непробиваемый” - кратко оценил начинающий врач первый прием и, немного успокоившись, громко крикнул в коридор:

-Следующий!

Однако на возглас никто не вошел, и за дверью, как оказалось, никого не было. Петр Петрович понял, что останется в Темном надолго.

Показать полностью
15

Колобок или легенда о храброежиках (часть1)

Жил да был колобок. Был не низок, не высок. Кругловат, коротковат. Сам себе в один обхват. Только это он потом уже был. А сначала дедушке было плохо.

Никанорычу было как никогда. Проснувшись, он обнаружил себя в сенях, на жестком, продавленном диване, куда Лукерья всегда отправляла его в тех случаях, когда он немножко злоупотреблял. По его мнению. У Лукерьи мнение было иное: "Старый чорт опять пошел в разнос", - говорила она товаркам и шла протирать пыль с дивана. Когда дед возвращался за полночь, вихляющейся, развинченной походкой - дальше сеней его не пускали. Раньше он еще пробовал было качать права, сам он в эти моменты казался себе молодым и дерзким, но Лукерья пару раз брала в руки скалку и дед соглашался с таким аргументом. Так и жили.

Тут надо добавить, что алкоголиком Никанорыч никогда не был, пыль на диване скапливаться успевала. Просто раз в декаду, он, как заслуженный работник лесного хозяйства, получал приличную пенсию и тогда в груди его начиналось какое-то клокотание, плечи распрямлялись, он начинал глядеть орлом и ему срочно требовалось стравить избыточное давление. Дело житейское. Однако большую часть денег до дома он доносил, что примиряло его с Лукерьей. Та была женщиной мудрой и прощала дедовы заскоки, понимая, что каждый отдыхает, как умеет. Лишь бы в меру. А меру свою дед знал. Что не спасало его, правда, от тягучего, знойного утреннего похмелья. Утром деду приходилось туго.

Потому лежал он сейчас потным крабом, закинув одну ногу на спинку дивана и костерил всех богов: от Бахуса до Диониса, за сие мерзкое изобретение, именуемое алкоголем. Попутно пытался уловить взгляд супруги. Глаза его излучали кротость и смирение. Лукерья продиралась сквозь облака перегара и на деда пока реагировала мало. Пускай еще помучается, шмель костистый. Может в следующий раз подумает башкой своей.

А утро меж тем набирало обороты. На лугу слышалось коровье мычание и щелканье кнутов. Орал петух, балансируя на заборе и дополнительно сверля Никанорычу мозг. Кот деловито прошмыгнул по своим делам. Усы уже были в сметане. "Опять в погреб лазал, стервец", - позавидовал дед. В погребе, помимо солений и прочих богатых запасов, хранились стратегические запасы наливок и самогона, который сейчас Никанорыч согласен был принять в виде лекарства. Да что там, ожил бы дед. Положение надо было спасать.

Кряхтя, отклеился от дивана и выглянул во двор. Лукерья хлопотала в птичнике. Носились вокруг нее желтыми пятнами цыплята и волновались куры. Диспозиция была удобной. Старикан молнией рванул к погребу и уперся в массивный замок, ключ от которого скорее всего лежал в кармане жениного передника. Та была женщиной не только мудрой, но и предусмотрительной, так что все дедовы хитрости и потребности знала наперед. Рядом было еще слуховое оконце, куда беспрепятственно лазал кот. Но дед был не кот, потому завалил оконце камнем, чтоб хоть не так обидно и пошел обратно во двор.

Сев возле забора, принялся растирать скрипящие колени, всем своим видом показывая, что тяжко, ох как тяжко. Вслух боялся, потому что мог и схлопотать дополнительно. В этом деле главное не переигрывать.

- Что, старый, плохо? - Лукерья, закончив в птичнике, отряхивала передник, - а не надо было так нажираться вчера.

- Плохо, милая, плохо, - дед подходил к ней с умильными глазами верного пса, - но я же вот деньги домой принес (про надбавки к пенсии, он благоразумно умолчал) и вот, смотри что, - пошарив в штанах, хлопавших на его тощих ногах, как паруса, вынул маленькую черную коробочку. - Носи, милая, ничего для тебя не жалко, - всхлипнул душевно дед.

В выстланной бархатом коробочке лежало колечко. Не великой ценности колечко, да и изумрудов там тоже не наблюдалось. Серебро и камень какой-то полудрагоценный, но разве в камне дело. Женщины любят мужиков за внимание, а не за количество карат. Так что Никанорыч пошел ва-банк, поставил все на кон и выиграл. Задел он нужную струну в сердце супруги. Глаза Лукерьи увлажнились. Надев кольцо на палец, смотрела как солнце отражается в камне, брызнув во все стороны калейдоскопом лучей. После, уже совсем иначе, посмотрела на свою потасканную вторую половину.

"Плохо?" - совсем другим уже голосом, участливо спросила она. Никанорыч поник, опустив голову, показывая, что мочи нет уже терпеть, но что поделать, такая уж, видно, доля, согласен мучиться и страдать, коли такова воля его любимой красавицы жены.

"Ну ладно, ступай в горницу, - сказала жена, перебирая ключи, - я сейчас". Дома дед получил вожделенный полтинничек. "И все, - непреклонно сказала Лукерья, посмотрев еще раз на кольцо и, вздохнув, добавила, - пока все". Далее Никанорычу выдали чистое белье и погнали в баню. Супруга утверждала, что после активного отдыха от него всегда разило старым козлом. Почему именно старым, деду всегда самому было интересно, но он не возражал. Пускай ворчит, быстрее отойдет.

После бани чистый и распаренный Никанорыч сидел за столом, с удовольствием глядя на запотевший шкалик. Дрогнуло таки женское сердце. Сразил он жену своим рыцарским поступком. Посему позволялись ему сегодня некие послабления и вольности. Жить снова было хорошо.

"Великая вещь - дипломатия", - благодушно думал лесник, наблюдая как Лукерья раскатывает тесто. Она затеяла печь хлеб, раз уж от супруга сегодня пользы никакой. Вертелась жена, в ногах жены вертелся кот, вертелась планета. "И пускай так хорошо будет всегда", - легко парил над лавкой исцеленный тремя рюмками Никанорыч, решив, что не будет рассказывать жене о хищениях сметаны котом. У мужчин должны быть свои секреты.


***


Пока мужчина парил в мечтах, дела на кухне шли своим чередом. Коту стало скучно. Кот рассудил, что на полу он малозаметен и надо бы показаться перед хозяйкой во всей красе. А потому он запрыгнул на стол, оттуда на полку, на которой хранились всякие лекарственные травки, собираемые Лукерьей про запас и которая давно держалась на честном слове. Кормили кота хорошо, поэтому полка тут же хрястнула, покосилась и все добро, собранное и засушенное, скатилось вместе с орущим котом прямо в квашню. Обстановка накалилась. Никанорыч с изумлением смотрел, как из мучного облака показалась злая, как дракон, жена, неся в руках что-то белое, мерзко извивающееся, но оравшее знакомым дурным голосом. Кот намертво влип в тесто, и не вынь его вовремя хозяйская рука, вместо хлеба они получили бы пирожки с мясом, но у кошек лимит жизней и везения больше, потому пострадало только его самолюбие. И красота. Вышвырнув это недоразумение за порог, Лукерья развернулась и посмотрела на мужа. "Я за молотком", - все правильно понял лесник. Сходив в сарай за инструментом, прополоскал под лейкой кота. Тот, вывалянный в муке и налипшей сверху пыли, даже не сопротивлялся, лишь жалобно подвывал. Он напомнил деду свое собственное утреннее состояние и злиться на него не получалось. Да и на что злиться то. Кошка, что с нее взять. Ноги, хвост, встроенный генератор пакостей. Такая уж животная. Усмехнувшись, сунул его на крышу, подсыхать и направился в дом. Там жена выковыривала из теста пучки трав, грибы, ягоды и прочие корешки. Починив полку, посоветовал ей бросить это занятие, а ставить подошедшее тесто в печь. Вкуснее будет. "А и то верно, - Лукерья с шумом загнала противень в огонь, закрыла заслонку и присела к столу, - наливай, старый. С вами, кобелями, еще хорошо, что курить не начала". И как-то дело пошло. Когда графинчик опустел, не чинясь, сбегала еще за одним, принесла в миске пупырчатые огурцы и квашеную капусту, густо пересыпанную брусникой. Не такого вечера ожидал Никанорыч, проснувшись поутру. Происшедшее сблизило супругов. Как оно обычно бывает... И в горе и в радости. Просочился взъерошенный кот. Подгадал момент, когда кары можно уже было не опасаться. Получив миску молока, залез на всякий случай подальше под лавку. А супруги отбыли в опочивальню. Вечер закончился в теплой дружеской обстановке.

Проснулся Никанорыч от головной боли: "Не стало бы традицией", - мельком подумалось ему. Но было еще что-то. Отпив воды, для таких случаев он всегда держал ковшик возле кровати, прислушался к странным ритмичным стукам из сеней.

- Что там, дед, неужто грабители, - ворочалась рядом, разбуженная шумом жена.

- А вот мы сейчас посмотрим, что там, - встав, подошел к шкафу, вынул берданку и браво одернул трусы в горошек, - сейчас я там кому-то постукаю.

В сенях никого не было. Обшарив углы и заглянув под диван, супруги никого не обнаружили. Решив уже, что опять наверное кот, собрались идти досыпать, как стук повторился. Оказалось, стучало в кухне. "Нет, ну точно кот", - понеслась вершить правосудие супруга. Никанорыч вздохнул и поплелся следом. Второй раз коту уже было не отвертеться.

В кухне все находилось на своих местах, даже кот дрых на лавке. А стук доносился из печки. Изнутри.

- Ты слышишь то же, что и я? - глаза Лукерьи напоминали деду два больших блюдца.

- Слышу, - Никанорыч подошел к заслонке, в которую стучали уже не переставая и машинально брякнул: "Кто там?"

- Выпустите, - пискнуло оттуда, - жарко очень.

Из открытой, пахнувшей остывающим жаром печи, выскочило нечто круглое, желтое и забегало кругами по кухне, пока не наткнулось на ведро. Повозившись, звякнуло чашкой о жестяной край и принялось жадно пить.

- Батюшки светы, - Лукерья перекрестилась на образа, - это что еще за зверь такой, прямо из печки.

- Знаешь что, бабка, - мрачно сказал дед. - Ты свои лекарственные травы не собирай больше. Лучше в аптеку. И отварами никого не потчуй. А то сожгут. Как ведьму.

Никанорыч все понял сразу. Все эти травки-муравки, грешки-корешки, в сочетании с грибами и ягодами, замешанные умелой кошачьей лапой, создали такую гремучую смесь, что в итоге печь, сыгравшая роль инкубатора, высидела "это". Может луна, вдобавок, в нужной фазе оказалась. Да мало ли что там еще должно было сработать. Успокаивало одно. Повторить такое уже не получится. Рецептов нет и слава Богу. А то в следующий раз изба ноги отрастит и гоняйся потом за ней по лесам. Нагнувшись, спросил у хлебного человечка: "Ты там один такой? Или есть еще?"

- Один, - ответил кроха-пирожок. - И, кстати, вам пора хлеб из печи вынимать. Он готов. А то вот, смотрите, - повернувшись показал им румяный бок, - я даже подгорел уже немного.

Пока жена гремела ухватом, извлекая нормальный, к счастью, хлеб, дед продолжал расспрашивать мучную зверушку. Дела творились сказочные. Остальной хлеб получился обычным: каравайного типа. С привкусом лекарств, правда, но съедобен. А это недоразумение, пеклось с краю и что-то там случилось с перепадами температур. И зародилась жизнь. Причем в мучном сознании четко отложилась память всех трав, растений и прочих составляющих. Будь дед ученым, то поглядел бы на чудо сие сквозь очки, сунул в микроскоп, расщепил на атомы и заявил бы о революции в генетике. А дед лишь смотрел, как ловко скачет, передвигается это круглое существо, на коротких ножках, будто катится, поглядывая по сторонам глазами-ягодками и смешно выговаривает слова, окая ртом-бубликом. Дед не был ученым. У деда на все было простое объяснение - щедрая русская земля уродила очередное чудо. Но что с этим чудом делать, он пока не представлял. "Да хватит тебе по углам колотиться, бока набить еще успеешь, - сказал машинально и добавил: Точно! Колобок. Так и будем тебя называть. А сейчас все ложимся спать. Ты тоже постарайся не шуршать. С котом не ругайся. А утром, на свежую голову решим, как дальше жить".

И ничего. Нормально выспались. Кот тоже в сторону не шарахался, а значит нечистой силой тут не пахло. Коты в этом деле знатоки. Если кошка спокойна, жить можно. Кто павлинов дома разводит, кто крокодилов держит, а Никанорыч с Лукерьей тоже вот завели. Случайно. Но малый хлопот не доставлял. Бегал по двору, осваивался. Лукерье помог здорово. Так как получился он, так сказать, из натуральных продуктов, то в совершенстве знал все о травах лесных, их периоде цветения, свойствах и прочем. Великая вещь - гены. Так что с помощью колобка она составила такой справочник целителя, за который любой потомственный маг и магистр 7-го ордена светлоголовых, а, между нами говоря, враль и шарлатан районного масштаба, продали бы душу кому угодно. Но целебная сила отваров возросла многократно. Врать не будем. Лукерья вместе с подружками, напившись полезных микстурок, молодели и хорошели без удержу. Мужья на травы не разменивались, пили самогон и меж собой скупо хвалили нынешнюю весну. Дескать, все цветет и даже бабы. Никанорыч истинную причину знал, но помалкивал, лишь усмехаясь в густые усы. Так что все были довольны.


***


Время шло, весну сменило лето. Росла живность, поспевали ранние фрукты, впитывая солнце, наливались золотом в полях колосья. Жизнь вновь вошла в привычное русло. Но лесник своим наметанным глазом привык замечать все, даже там, где другие просто пройдут мимо. И видел, что тоскливо малому. Несмотря на хорошее отношение и прочие прелести сельской жизни. "Ну а иначе то как, - рассуждал дед про себя, - окажись я, к примеру, среди бабуинов говорящих, тоже, поди, неуютно жилось". Так думалось ему по ночам, под тихое сопение жены и копошение колобка в сенях. Не спалось круглышу.

На следующий вечер, выйдя перед сном на крыльцо, Никанорыч застал привычную уже картину. Колобок застыл, прижавшись к широкой щели, между досок забора, неотрывно глядя на лес, начинавшийся сразу за речкой. Рядом на заборе сидел кот, думая о чем-то своем, инопланетном, похожий на ушастый трафарет, вырезанный в темно-синей материи неба. Подошел, сворачивая ароматную цигарку, стал рядом, просто слушая тишину.

- Скучаешь, - спросил, скорее утверждая, туша окурок о подошву сапога.

- Так сразу одним словом и не скажешь, - вздохнув, ответил колобок. - С одной стороны я не могу скучать, потому что там никогда не был. А с другой, я понимаю, что лес, поле, земля, каждая травинка - это все моя родина. И хоть я ей и не нужен, потому что не появлялись на свете еще существа такие, но родину не выбирают. Я же все про лес, про природу знаю. Вот ты знаешь, что белки, например, целуются, чтобы распознать друг друга, - взглянул он на обалдевшего лесника. - А я знаю, - грустно вздохнул опять и добавил. - Все знаю.

Утром Никанорыч кряхтя полез на чердак, долго перебирал залежи хлама, поражаясь тому, сколько ненужного барахла можно собрать в одном месте. Вещи успели врасти друг в друга и местами напоминали монолит. Но дед знал, что ищет, поэтому от цели не отступал, продвигаясь среди этого лабиринта эпох и выкидывая через чердачное окно совсем уж обветшалые раритеты. Есть! Внутри разъезженной радиолы лежал потертый кожаный футбольный мяч. Он то и был нужен. Больше на чердаке делать было нечего, дед наскоро создал видимость бывалого уюта, пообещав себе (в который уже раз) навести здесь порядок и направился к сараю, где держал мелкий инструмент.

Там, стравив из мяча остатки воздуха, взрезал, кое-где добавил отверстий, кое-где подшил. Затем пришла очередь резиновой камеры. И вновь Никанорыч мудрил. Вырезал какие-то лекала ножницами, пришивал, плавил паяльной лампой. К обеду все было готово. Теперь предстояло самое сложное. Убедить Лукерью.

Жена поначалу не соглашалась ни в какую. "Его-ж сожрут там, крошечку мою ненаглядную", - краткий итог ее несогласий. Дед прямо не возражал. Он вроде как и соглашался. Но при этом кивал на съежившегося на краешке лавки колобка и предлагал все объяснять ему. Тот поднимал свои грустные глаза и взгляд этот убеждал Лукерью лучше всех остальных аргументов. Женщины. Постепенно от прямого: "Нет", беседа перешла к: "Будь очень осторожен", то есть эмоции сменило планомерное обсуждение деталей. Впрочем, детали деталями, а лес колобок знал изначально лучше них. Так что в основном это было длинное перечисление Лукерьей того, чего колобок делать не должен и того, в случае чего, он должен стремглав бежать домой. Спать легли поздно, за полночь, но какой уж тут сон. Ранним утром, едва поднялось заспанное солнце они уже стояли на дороге.

Кот, который терся тут же, боком косился на изменения, произошедшие в привычном облике колобка. Выглядел малый готовым к любым неожиданностям. Дед не придумал ничего лучше, кроме как втиснуть обтекаемые формы колобка в кожаную покрышку от мяча. Руки и ноги торчали из прорезанных отверстий, а в остальном кожа хорошо защищала от любых умеренных опасностей. Маленькие глазки задорно сверкали из небольшой прорези с козырьком, который закрывал от солнца и дождей. Резиновая камера пошла на изготовление штанцов и удобных непромокаемых сапожек. Из остатков дед соорудил небольшой заплечный рюкзак, куда сложил запас ягод, леску, несколько крючков и иголок. Не в силах запретить, Никанорыч постарался со своей стороны сделать все, чтобы колобок, если захочет, вернулся домой целым и невредимым.

- Ну что, ступай, а то скоро остальные в деревне проснутся, - кашлянул неловко лесник.

- Вы не волнуйтесь, - улыбнулся кроха-колобок, - я должен пойти, - я обещаю, что обязательно вернусь.

Повернулся и споро засеменил по дороге, через мост, в сторону деревьев. Крякнув, дед подобрал кота и вошел во двор. И только Лукерья еще долго махала платком, глотая крупные слезы, пока маленькая точка не растворилась в зелени леса.

Показать полностью
17

Записки торгового представителя часть 2

– Да фонарный телефон, уже вот скоро менять хочу, андроид тупит, лучше айфона все- таки нет еще ничего, с первой зарплаты, думаю куплю, а если не хватит, то можно и в кредит. Ты кстати не против, если я дам твой номер в качестве рекомендованного лица, а то сейчас обязательно требуют при оформлении заявки, - так же на одном дыхании выпалил Димон. Я уже в который раз слегка охренел от того, как же у него все просто в этой жизни. Знает меня неделю и вот так вот с бухты барахты просит быть, конечно, не поручителем, но тем человеком, которого в первую очередь ебут коллектора по телефону.


– Не обольщайся на счет ЗП, у тебя испыталка, оплата фиксирована, если только не произойдет чуда, и ты не продашь контейнер вина, а это без малого 18000 бутылок, но поверь, чуда не произойдет. Так что я бы на твоем месте не стал бы уподобляться людишкам, которые берут айфон в кредит, а потом ***ут доширак в бич пакетах, - назидательно, а как можно убедительней я сказал Димону. Да и тем более у меня свои кредиты есть, нахер мне подвязываться на чьи-то еще, можешь просто указать мой номер как работодателя, а не рекомендателя, тогда да скажу, что-такой-то о****ол трудится, но не более того.


- Да все нормально будет, Костя, - начал свою песню Димон. Я даже уже тут прикинул, что если брать кредит на 12 месяцев, то вероятность одобрения гораздо выше, чем, если ты берешь на 3, потому что банк хочет поиметь больше переплаты. Так вот, я возьму на год, а выплачу за 3 месяца и проценты пересчитают.


- Ты знаешь, какой самый большой обман, это вот такая слепая вера в то, что ты сейчас сказал, типа возьму на подольше, а заплачу пораньше. Да из 10 блять человек, возможно только 2 так делают, остальные же занавешивают и просто платят ежемесячный платеж. А когда говоришь им, ты же сказал раньше закроешь, то слышишь в ответ, типа да нахер оно нужно, столько сразу платить, так проще, платежи маленькие и прочие отмазки, - подвел я итог.


- Нет, я в этом плане очень ответственный, - начал было Димон, но я прервал его. – Вот ты смотрел мультик про Пиноккио, - задал я вопрос. – Нет, а это тут вообще каким боком имеет отношение к делу – в не понятках спросил Димон. – Непосредственно прямое, помнишь, как от излишнего ****обольства у мальчонки нос рос и чем больше было ****ежа, тем длиннее он становился. Так и сейчас с тобой, я не хочу, чтобы ты меня прохуячил своим изрядно увеличенным шнобелем, как какой - нибудь шпажист, поэтому давай уже закрывай почтовый ящик, прием писем на сегодня окончен – сказал я и начал собирать ключи, отвертки и просто разбросанную хрень, тем самым намекая, вечер встреч, посиделок - по****елок и замен прокладок окончен.


Возможно, я конечно и перегнул палку, Димон все- таки помог, но с другой стороны, ну не хотел я вот этих сопливых историй какой я хороший, да всё будет заебись, нехер ко мне набиваться в друзья, причем еще таким вот способом. Благодарность я ему выпишу, в виде сокращенного рабочего дня в пятницу, до обеда отхерачит и пусть там и бражку свою пьет и делает все что хочет и пусть только попробует выйти в понедельник с перегаром.


- Ты Димон не на меня обижайся, ты на себя обижайся, - сказал я ему без какой-либо подъебки. За работу, в любом случае спасибо, но время уже много, давай я тебя докину до дому. «Да кстати, пятницу объявляю сокращенным рабочим днем, до обеда покатаешь по городу и можно отдыхать», - сказал я Димону. Грейку я все- таки не решил оставлять включенной, не стоит испытывать судьбу, раз прокатило, а второй может и нет. Так что можно её смело забирать с собой, а гараж до утра сильно не выстудится. Закрыв на все засовы временную обитель Бассары и рухнув за руль, а Димон соответственно на пассажирское сиденье мы с чувством выполненного долга закурили.


Новости


В тот раз, с Димоном, меняя прокладку клапанной крышки, все было сделано не абы как, как мне показалось на первый взгляд, а основательно и мастерски, что и подтвердила беспроблемная эксплуатация Бассары в последующие года. Приехав на следующее утро в гараж тестя, Бассара спокойно завелась, я тщательно наблюдал за действиями, происходящими под капотом. Двигатель прогрелся до рабочей температуры, чуть погазовав и, не увидев летящего герметика и капель масла, как это было при вчерашней пробоине, я закрыл забрало и выгнал машину. Переложив с Ипсума все рабочие причиндалы в Басю и загнав минивэн в бокс, я набрал Димона.


«– Доброе утро горе предприниматель», - сказал я бодрым голосом. Готов к труду и обороне, маршрут протяженный, давай собирайся, через 5 минут буду.


Сегодня нам предстояло ехать в противоположенном направлении от Яковлевки, в Осиновку, без малого 100 км от Арсеньева. На удивление, мне не пришлось его томительно ожидать, коротая время в одиночестве. Когда я был уже рядом с домом, то увидел его нахохлившейся силуэт с мельтешащим красным угольком в рассвете снежного утра. Заприметив машину, Димон ринулся на встречу.


– Костя, привет, сказал он и уже начал тулить свое тело на сидушку, но я его стопарнул.


«– Ты снег то с себя сбей, а то мне нахер не нужен снеговик – пассажир», - сказал я ему. Он быстро, как-то по-детски, начал себя обстукивать со всех сторон, больше втирая снег в дубленку, а, не сбивая его.


– Ой, да сними ты ее, стряхни и бросай на заднее сиденье, в машине ташкент, тут печура греет не хуже вчерашней Грэйки, - подсказал я ему. Он тут же, весьма проворно, проделал предложенную мною операцию, примастрячился на сидуху и закрыл дверь.


– Ну а теперь привет, - уже дружелюбно сказал я и пожал протянутую руку Димона. Надеюсь, сегодня я увижу все твои навыки и сноровку торгаша? Маршрут-то и в том направлении тебе знаком, а там есть жирненькие клиентосы, не такие как Вера Васильевна, да Димон? - спросил я его с легкой подъебкой в голосе, вспоминая историю с джин тониками.


- Костя, да я начинал свою карьеру с этой местности, тут меня каждая собака знает, я же когда на химии работал, фунфыриками приторговывал, - хвалебно сказал Димон. Так что не переживай, сегодня продажам быть.


- Да я и не переживаю, меня больше беспокоит, чтобы ты и тут этим барбитуратом не барыжил, - ответил я. Был тут один, работал прошлым летом, херачил на два прайса и в ус не дул, но исключительно по деревням. Там то народ попроще, следовательно, ищет там, где подешевле, вот и нашли они Вовчика, а он нашел их.


И все было бы хорошо и для клиентов и самого Вовчика, если бы не жадность. Когда он понял, что можно поиметь еще больше, чем имеет сейчас, то решил торговать пелёнкой и в черте города. Короче, жадность фраера сгубила, вот если бы остановился на периферии, то возможно я бы и с тобой не познакомился, потому что бы Вовчик, так и работал бы тут. Но он пошел дальше и всё всплыло очень быстро, буквально в этот же день.


Я был в командировке в Кавалерово и тут раздается звонок, он был от одного из клиентов. Опущу все там приветствия и прочие мелочи, но суть разговора свелась к следующему. «Костя, а у вас мальчик паленой водкой торгует, вот только что нам предлагал, а мы как честные предприниматели, сразу сообщаем руководству, то есть тебе.» Все, финита ля комедия, цветов не нужно. Я, конечно же, сказал, что разберусь и виновник будет наказан, даже уже придумал метод наказания, но вот следующая фраза в корне поменяло мои планы и поэтому Вовчику больше не суждено было работать у нас.


«Вот только мы сначала предыдущему супервайзеру позвонили, который был до вас, объяснили ему, а потом вспомнили, что теперь же вы у нас на ветке и сразу перезвонили». Тут стало ясно, что удержать в тайне от офиса, косяк Вовчика не получится, слишком много людей было уже в курсе, тем более, был в курсе прошлый супермен, а это значит, что были в курсе уже все, проверено.


Я сделал паузу, что бы смочить горло после курева и дать время на переваривание информации Димоном. Погода за бортом была, конечно та еще, сильный ветер в совокупи с обильным снегом превращался в лютую метель, наледь на асфальте добавляла экстрима, поэтому скорость была не высокая.


Лично я, собеседник, готовый пообщаться на любые темы. Полученное в свое время высшее образование и уж тем более работа в самом универе, заложила прочный фундамент для поддержания диалога с разными людьми и иметь ответы на различные вопросы. Но вот так вот странствовать по командировкам, я привык один. В этой тишине, наедине с машиной и самим собой, есть огромное количество времени для собственных размышлений, для пересмотра прошедших событий, для будущих прогнозов и просто мечт. Как жаль что не все это можно удержать в голове и нужно всегда записывать, записывать, записывать…..но увы, записям свойственно теряться, так же как и мыслям…


- Костя….Костя…КОСТЯН!!! – голос Димона доносился откуда то из далека, но в самый предельный момент, все таки выдернул меня.


- Ну ты даешь, я ему алё алё, а ты даже бровью не повел. Сидишь сморишь в одну точку и рулишь на автомате.


- Спокойно, без кипиша, я все контролировал, - как ни в чем не бывало ответил я Димону. Ну, подвис не много, это нормально, ты привыкнешь. Мне нравиться ехать и просто размышлять, давно на дальняк с пассажирами не ездил, так что все норм.


- Ну, ясно, просто взгляд такой ненормальный был, в одну точку, но при этом рулил осознанно, - сказал Димон. Короче, не пугай меня так больше.


- Не ссы, со следующей недели будем на твоей тачке ездить, деньги на ГСМ я тебе выпишу.

Было, какое то непонятное чувство, что то должно произойти, какие то перемены, какие то внеплановые события. И эти перемены не заставили себя долго ждать, как только мы проехали «мертвую зону недоступности абонента», где, кстати, ни мегафон, ни мтс и даже нтк, не ловили. Место это было от Анучино и до самой Ивановки и как только появилась связь тут же посыпались смс с пропущенными вызовами, как и стоило ожидать, все они были с офиса.


- Кто там тебя атакует? – спросил Димон, пропущенные смотрю так и летят.


-Да, офис мать его, - живем в 21 веке, а что такое планшет, они бля до сих пор не знают. Тонны бумаги и 100500 операторов, которым нужно платить зарплаты, короче хреновые они экономисты походу. Вот и заебывают звонками, где твои заявки, сколько денег забрал и прочая хрень. Все сам увидишь и поймешь. Не успев договорить о том, какую тактику выбирать при общении с операторами, меня прервал звонок.


- Алё, Костя, ты где пропал, новичок с тобой, сколько денег на руках, какие заявки есть, что с возвратом с Меты и трутутуту, - оператор Лера тараторила без умолку и достойно отрабатывала свою зарплату, не удивлюсь что над ней нависал кто-нибудь из вышестоящего руководства. Всю ее пламенную речь я пропускал мимо ушей, потому что это был стандарт утренних вопросов и отвечал я ей как в фильме «Последний киногерой» с Арни, тот кто смотрел, думаю поймет.


- Да да да да да , ага , угу…..да да да да да – вот примерно такой был у нас диалог. И вот когда ряд стандартных «ласк» закончился, то можно было уже и слушать Леру, обычно начиналась диктовка новых поступлений. Да, именно диктовка, не отправка на почту или смс сообщениями (Ватсапа тогда не было), а именно диктовка, записываешь ты или запоминаешь, уже никого не интересует. Но сегодня, как я уже говорил ранее, чуял, что произойдет что то переменное, вот бля и произошло.


- Костя, а ты в курсе, что на следующей неделе едешь в Кавалерово, - спросила Лера.


- Нихуясебе, а как это я могу быть в курсе, если вчера еще ничего не предвещало никакой поездки, а сегодня разговариваю с тобой впервые, - напрямую спросил я Леру. Если честно, то уже подзаебали эти внезапности, то ты обучаешь одного, то потом тебя кидают на другой маршрут и делай там невозможное, но чтобы продажи были выше, чем они были раньше.


- А что же такого произошло в Кавалерово, почему такая срочность, что там опять с Катей произошло? К слову, там работала женщина с большим опытом в торговле и нареканий, у меня, к ней не было. Но вот со стороны офиса ее жаловали не очень, зная ее некоторые махинации и вспыльчивость характера. Мне на них было откровенно насрать, репутацию фирмы она не портила, вывоз делала относительно приемлемый. Я знал, кто точит на нее зуб, но старался в эти личностные разборки не лезть, понимая, что крайним могу остаться и я.


- Все, наработалась, ее переманили в другую фирму, ей Оксана вчера всю кровь по телефону свернула, та видно и психанула, согласившись на ранее сделанное предложение. Поэтому собирайся, с понедельника будешь на том маршруте, заодно и нового агента нужно искать, - вполне обыденно ответила Лера.


Вот видите, вот так вот все просто, для людей, которые дальше Уссурийска в своей никчемной жизни и не выезжали. Легко сказать, будешь там с понедельника искать нового агента. А то, что по маршруту работать нужно, пилить туда в понедельник в 5 утра и возвращаться в среду назад, потому что больше командировочных фирма не выделяет, это похер, да? А то, что с подбором персонала там, как и в любой другой деревни, все печально, так как весь молодняк разъехался и кучу других весьма значимых причин, на которые руководства с Владивостока просто не обращало внимания.


- Ладно, я тебя услышал Лера, давай, на связи и не став дослушивать ее, отключил телефон. Настроение конечно было подпорчено, а если сказать честно, то полностью изгавнячино. Не принимал я такого отношения, можно было сгладить углы конфликта с Катей и я это знал, но Оксана, вероятнее всего на это и рассчитывала, наконец-то изжить агента. В чем была её заинтересованность я не в курсе, но что-то было.


Мне частенько, в зависимости от той или иной ситуации, непроизвольно вспоминаются фразы из фильмов, думаю, вы это заметили, иногда они конечно вроде и не к месту, но в качестве усиления акцента на конкретную вещь, дают свой эффект. Так и сейчас вспомнилась фраза из фильма «Спиздили» - Ненавижу блять цыган, сказал я в пустоту, то есть, не говоря это конкретно Димону.


- Не понял, Кость, а они - то ту при чем? – недоуменно спросил он.


- Да ни причем, - вспомнился один момент из фильма и он как раз кстати подходит под ситуацию, вроде никто мне и не насолил, но наеб чувствую. Думаю ты уже понял к чему я клоню, проводишь параллель из услышанного и текущей ситуации, делаешь какие то выводы? Димон слегка с имбецильным выражением лица посмотрел на меня и ответ я понял без слов.


- Ладно, даю подсказку, со следующей недели ты в свободном плаванье, то есть без меня, я поеду бороздить красоты Кавалеровского района. Смотри, какая фигня получается, только я сегодня рассказал тебе про Вовчика и его косяки, пока я был все в том же Кавалерово и опа, меня опять туда направляют. Смотри чтобы без всякой лажи тут, не люблю я такие вот совпадения, - сказал я Димону.


Пока мы обсуждали вот такую вот всякую хрень и продолжали движение до Осиновки хотелось бы уделить немного времени и описанию эксплуатации Бассары в столь суровые, климатические дни.


Не Якутия конечно, но и не Сочи. В зимний, так же как и в летний период времени использую резину 225/60/16, соответственно для каждого сезона разные комплекты, на штатном литье японского тюнинг ателье AXIS, это почти штатный размер, отличается только ширина, на рекомендованном производителем установлена 215/60/16. Машина, на таком размере управляется отлично и не так сильно убивает ходовку, как у любителей изоленты, это я про тех, кто ставит на такие машины, 18. + Да и с эстетической стороны тоже одни плюсы, колеса стоят вровень с аркой, а не как домик на куричьих ножках.


Хочу, кстати, обратить внимание на то что многие владельцы других марок авто старательно поливают грязью Ниссаны и говорят, что нет хуже машины, так как гниют ужасно. Соглашусь только с тем, да гниют, но только, так же как и все остальные, возможно больше чем тойота, не стану утверждать, но никак уж не сильнее Хонд или Мазд. Мне достался экземпляр с не замятыми порогами, но с незначительным ударом в заднюю левую арку. Вот именно там и были потом беды, покупая машину в 2009 году, первая ржавление стало проступать только в 2013 году и это тогда, когда машине исполнилось 13 лет с момента производства.


- Димон, вот у тебя Калдина уже сколько по времени? – спросил я у закурившего и разомлевшего от тепла торгаша.


- Уже три года почти, вот весной будет, а что такое? – немного закашлявшись, спросил он.


- Да так, интересуюсь, машинежка то распространенная, пользуется популярностью не только у пенсионеров, но и у молодняка и по цене относительно приемлемая, менять не думаешь?


- Костя, а на что менять, хочется, конечно, Калду в новом кузове, да еще и GT версию, но ценник пипец на них. Продавая свою за 300, что бы взять что то хорошее, нужно еще как минимум 300, а их нет, так и среди одноклассников, но более молодых, я бы никого не выделил.


- Что есть, то есть, вот и у меня подобная ситуация, если и думаю поменять, то сразу вопрос, на что. На то чего хочется, доплата нужна существенная, а менять шило на мыло, как бы и смысла особого нет. Вот холим и лелеем свои машины, что бы они у нас держались.


Вот под такие разговоры мы и прикатили в заснеженную Осиновку. А ждала нас там главная цель визита – это магазин Поляна, с директором Виктор Викторовичем.


Safari and Prado


Как только мы подъехали к самому магазину, то улыбка непроизвольно растянулась на моем лице.


- Вот видишь Димон, не зря в такую рань приперлись, еще нет других торгашей. Теперь самое главное чтобы шеф тут был, обычно он самый первый приезжает, магаз то с 7:00 работает, а он еще и продавцов привозит, они, где то тут недалеко живут, но по зиме автобусы туда не ходят. Вот только странно, он либо на Прадике, либо на Сафарике ездит, а тут ни того, ни другого, а магазин уже открыт. Не будем гадать, пошли на разведку, - сказал я Димону.


Зимой я предпочитаю машину не глушить, выдувает за 15 минут и потом приходится столько же ее греть, никакой экономии. Поэтому, надев куртки и поставив на сигналку Бассару, мы двинулись в магазин, не забыв прихватить все принадлежности торгаша, которые бережно, но неуклюже, нес Димон.


- Ба, какие люди, Костя!!! Здравствую дорогой, вот это ты вовремя заехал, выручай, - сразу с порога сказал Виктор Викторович.


- Приветствую Вас, - ответил я и мы крепко, по мужски, пожали друг другу руки. Что случилось, Вы же знаете, всегда помогу, чем смогу.


- Да блин представляешь, ни Прадик, ни Сафарик не заводятся, провода есть прикурить? – не спеша, в своей манере разговора, через затяжку сигарой, спросил Викторович.


- Чего нет, того нет, - слегка с досадой сказал я разводя руками.


- Пацаны, а сильно торопитесь? – спросил Викторович. Может, рванем до Ивановки, там автомагазин есть, уж точно провода имеются, вы меня потом обратно добросите, но я в долгу не останусь, ты меня знаешь Костя.


Викторович, классный мужик, хотелось бы его выручить, чисто по человечески и… конечно же преследуя слегка корыстные, торговые цели.


- Виктор Викторович, конечно, съездим, магазин во сколько открывается? Мне кажется, часов с 9 уже точно работает, поэтому можем стартовать.


- Спасибо, дорогой, в долгу не останусь. Борька, собирайся, с нами поедешь, - крикнул директор, куда - то в сторону кухни и пояснил, - сына с собой возьмем, пусть тоже прокатиться. Он малёк еще, всего 5 лет, но уже познает руководящий процесс. Магазин закроем пока, все равно продавщицы сами не доберутся, а как меня заведем, так их и заберу уже сам.

Маленький Борька появился сию секунду, вынырнув из – за торговых стеллажей с пачкой чипсов в руках и картавя сказал: «Куда сабилаемся музики?» Все дружно рассмеялись и пошли к выходу.


- Виктор Викторович, это Дима, наш новый торговый на этот маршрут, теперь будет ездить к Вам по заявкам, - на подходе к Бассаре сказал я.


- Да мы уже знакомы, - немного улыбаясь и косясь в сторону Димона, ответил он. Давай Дима сразу, как говорится, карты на стол - стволы под стол. С прошлой темой завязал или так и прибарыживаешь? – перекрикивая ветер, спросил Викторович. Но, как мне показалось, это было сделано специально, что бы я мог это расслышать. Я не ошибся, так и оно и было.

Видели бы вы мой взгляд на этого хмыренка. Хотя нет, видели бы вы этого хмыренка, как он весь, ссутулившись, пытаясь втянуть свои худосочные плечишки в объемистую дубленку и как будто, спрятаться, а возможно и сквозь землю провалиться. Я снял Баську с сигналки, и мы все расположились в теплом салоне.


Путь за проводами


- Ну что, тронули, - басовитым голосом сказал Викторович. Смотри Борька, какая у дяди Кости машина большая, на такой только на море с ночевкой ездить, места просто уйма. Мне кажется, даже больше чем в Прадике.


- Масина боcяя, - закивал Борька и стал ручками тянуть за часть крыши, что бы открыть люк, точнее только внутреннюю заслонку, сам задний люк, заблокирован от детей, на передней панели, на всякий случай, так у самого мелкий пацан.


- Ого, еще с двумя люками у тебя, жир так сказать, - не переставал удивляться Викторович. Вот что мне нравится в Ниссанах, так это салон и его отделка, ну вот богаче она тойотовской, пластик мягче, карманов всяких больше, эргономика на уровне. Я вот даже сравниваю Prado и Safari, так второй то и кузовом старее и годом, а внутри намного комфортней, чем в Прадосе. Но, ни тот ни другой не завелся, поэтому Бассара лучше,- подытожил он и заразительно засмеялся и мы все вместе его поддержали.


Путь до Ивановки не занял много времени, расстояние между двумя деревушками не большое, около 20 км. Подъезжая к автомагазину, который находится на междугородней автобусной остановке, мы как раз влились в пассажиропоток стоящих и перекуривающих людей. На этом центровом пятаке сидят бабули, торгующие наивкуснейшими беляшами и чебуреками, а в летнее время не менее вкусной вареной кукурузой. Слыша собственное урчание желудка, я непроизвольно понимал, организм не обманешь, время завтрака наступило. И уже по сложившейся традиции, по средам я покупал у одной бабульки беляш, а у другой чебурек. Это чтобы никому обидно не было.


Часто себя неловко чувствую в такой ситуации, когда сидят несколько человек и продают одно и тоже и так заискивающе смотрят на тебя, словно ищут твоей поддержки, мол, ты же с города приехал, купи у меня домашнего, все свое, натуральное. И вот вы знаете, редко когда такие глаза обманывают, всегда все вкусное, сытное и свежее. Старикам хочется хоть как то помочь, кто еще кроме вот таких вот одиноких странников и просто пассажиров сможет оказать хоть маленькую, но посильную помощь этим людям, которые когда то стояли за нашу родину, а теперь вынуждены таким вот образом зарабатывать на проживание. Уж точно не государство им будет помогать, а только мы, пока еще не безразличные люди.


Викторыч и Борька вышли из машины и ринулись в автомагазин, Димон походу отлить, а я за провиантом. Мне всегда нравилась Ивановка своим безветрием в зимний период. На улице -30, а ты без шапки стоишь и даже не чувствуешь мороза, лишь только при ходьбе снег похрустывая под напором ботинок выдает истинную картину.


Так и сейчас, выйдя с машины без головного убора, медленно и аккуратно вдохнув полной грудью холодный, но свежий воздух, пошел в сторону старых знакомых. Сразу было видно, что к торговой деятельности приступили недавно, потому что те самые бабульки еще располагались на своих местах прочно закрепляя свои торбы. А из коробов, которые были закутаны в теплые шали и одеяла, все-таки предательски просачивался горячий пар, источником которого и были заветные вкусняшки.


Бабульки меня там уже хорошо знали, поздоровались, сразу каждая достала по вкусности, вместе пожелали мне здоровья и хорошего дня. Расплатившись и поблагодарив за добрые слова, я пошел обратно в сторону машины. Викторович с Борькой уже выходили довольные с бухтой проводов, а вот хмыренка все не было видно. Искать я его не намеревался, так и сказал, ждем 5 минут, и едем обратно к вам в магаз, в случае чего, останется здесь, тут и магазины есть, в которых нам тоже предстоит работать, а на обратке я его заберу.


-Виктор Викторович, что вы думаете по поводу Димона, как я понимаю, вы его больше знаете, - спросил я, пока появилась такая возможность пообщаться наедине, ну Борька не в счет. Вот, на мой взгляд, вроде и пацан-то толковый, схватывает на лету, борзоватый в меру, но с другой стороны, несобранный, постоянно, где то в проебе, стоит только оставить на минуту одного. Вот даже сейчас, где он, струей примерз что ли? Какое-то чувство обеспокоенности меня не покидает. Тем более со следующей недели оставляю его в свободном плавании, не набедокурил бы. Район у нас проблемный за счет своей протяженности маршрута, многие не вывозят из-за нехватки времени, а второго агента невыгодно вводить.


- Костя, но ты же все успевал, - подытожил он, как обычно не особо то и многословно.


- Мда, клонировать пока удалось только овцу, - мрачновато ответил я, как раз в тот момент, когда открылась дверь и Димон брякнулся на сидушку.


- А вы уже все купили, нифига вы реактивные, - затараторил он, не давая возможности вставить мне слово. А я прикиньте, корифена на остановке встретил, он с Владивостока в Арсеньев едет на автобусе. Капец, поехал тачку покупать на Зеленку, так его на деньги кинули, говорит, еле ноги унес, так тачку то не себе, а знакомому, тот в них ничего не понимает, вот и попросил его купить. Сейчас вот не знает, как быть, как объяснять, что уехал с деньгами за машиной, а вернулся ни с тем, ни с другим.


Как я уже понял, началось время невероятных историй и я расположившись поудобней принялся поглощать сочный беляш.


- Тут два выхода из такой ситуации, - сказал Викторыч, либо к ментам, либо к бандюгам. Но если сначала обратился к первым, то ко вторым уже не сунешься. Сейчас такие случаи не редки, но мне, как человеку собаку на этих делах съевший, кажется, что темнит твой корешок, ну либо он редкостный долбоеб. Как можно ехать с наликом, в одинокого в другой город за машиной и при этом надеяться на добропорядочность местных личностей. Поэтому думаю вариант замута собственных интересов, более логичное объяснение произошедшего, иными словами, кинул он того, кто дал ему деньги.


- Да Димон, корешки у тебя конечно ****ец, если конечно все так, как говорит Викторович, - сказал я.


- Да разрулит как-нибудь, займет, договориться, он такой пробивной, - ответил Димон.


- Ну, хер знает, бабок то, сколько там было, что так говорить, разрулит, - поинтересовался я.


- Триста тысяч, разумеется рублями, я даже не переживаю за него, что нибудь придумает как то в воздух сказал Димон.


- Ну, вот и мы не будем за него переживать, нам за Прадик с Сафарем нужно переживать, - сказал Викторович, - поехали уже. Аккуратно свернув пустой пакет из под завтрака и выкинув его в урну, мы тронули в обратный путь.


Дорога не заняла на удивление много времени, обычно в утренние часы по этой трассе снуют лесовозы, но сегодня не встретили ни одного, может раньше проехали, либо пока лясы точили возле автомага, то все уже проехали.


-Давай Костя сразу к Прадосу, потому что Сафарик мы от твоей точно не заведем, он 24 вольта, но у меня и для него есть план Б, - улыбнувшись подмигнул Викторович.


Подъехав на Бассаре к Прадику, я и Викторович открыли капоты, накинули провода и принялись ждать, но мне сразу стало ясно, кина не будет. Клеммы на аккоме Прадика были заиндевевшие, да и сам был весь покрыт настом. Покурив 15 минут в стороне, попробовали, никаких эмоций.

- Бросаем это дело, он даже нагрузку на себя не берет, вероятнее всего ему пиздец, - сказал Викторович, - переходим к плану Б.


- Что еще за план. Б, - спросил Димон, - тут уже только новая батарея поможет.


- А у меня как раз есть в запасе одна батарея, - смеясь, сказал Викторович, - Костя до дома моего давай протянем, загрузим ее к тебе и Сафарика точно заведем, я просто ее один не подниму.


- Что интересно там за аккумулятор, который он не сможет поднять, мужик то здоровый, - глядя на Димона спросил я. Ладно, делать уже нечего, раз подписались на помощь, погнали к нему.

Вновь разместившись в Бассаре, а меленький Борька с нее и не выходил, даже раздеться успел, в одной футболке был, говорит, в машине очень жарко. Немного убавив скорость обдува и поставив на 28 градусов мы тронули в сторону дома директора.

Жил он практически радом со своим магазином, буквально через 5-6 домов, но зато в сравнении с другими домиками, его дом был дворцом, еще и двухэтажным с качественной наружной отделкой, массивным забором, крыша из черепицы, одним словом – хоромы.

- Вот это замок, - не сумев сдержать эмоций, крякнул Димон. У вас же буквально года три назад, тут обычный дом стоял, как вы успели отгрохать такой палаццо. Честным трудом вряд ли заработаешь такие деньги.


- Честным, конечно же, нет, хотя строил я практически все сам, а вот головой такие деньги можно заработать, что в принципе, я и сделал, - сказал Викторович. Костя, погодь тут чутка, я ворота открою, чтобы ты во двор смог заехать, всё меньше батарейку будет нести.

Показать полностью
41

Настоящая история Спартака (по версии ADN)

В 113 году до нашей эры у Публия Лициния Красса родилась двойня шкетов-близнецов, которые на дух не переносили друг друга. Один был умный, а второй сильный. Задротов никогда не любили, даже в те далёкие времена, поэтому сильный Красс тягал римских цыпочек, в то время как умный Красс, сидя в библиотеке, был счастлив как муха в навозе.


Хотел бы я знать каких он там книг начитался, но выйдя из библиотеки, умный Красс устраивает сложные многоходовки, в ходе которых к нему потек такой бабос, что Киосаки со своим Богатым Папой по сравнению с ним выглядели бомжами вокзальными.


Но тёлочки все равно любили его херастого брата больше, хотя таблоиды у них были одинаковые, поэтому умник мутит подставу, в результате которой его брат-крассивчик идёт по этапу рабом на галеры, а все римские крали, которых он топтал, достаются его брату, который после этого становится просто Крассом, а не стрёмным братом красивого Красса, мотылявшего отныне вёслами на галере, веселя таких же рабов как и он рассказами о былой жизни.


Но один из надзирателей усомнился в том, что какой-то стрёмный раб мог вертеть благородных римских девиц, и назвал его балоболом, после чего тут же присел на жопу с проломленным черепом, который звонко хрустнул от удара обиженного крассивчика.


Капитан галеры сразу понял, что такого талантливого раба лучше продать в гладиаторы, убив сразу двух зайцев: и бабла можно поднять и от головняка избавиться.


В первом же порту он продаёт отморозка Лентулу Ботиату, который назвав его Спартаком, отправляет в гладиаторский Хогваргс, для прокачки его зубодробильных скиллов. Там Спартак закорефанился с галлом Криксом, с которым он жил в одном обезьяннике, а затем, погрызя немного гладиаторский гранит науки, и отгуляв выпускной, Спартак и Крикс становятся сертифицированными гладиаторами, начав выступать на арене в Капуе против таких же обездоленных как и они сами.


В 73 году до нашей эры, когда Спартака задолбало фигачить своих кентов, он решил замутить восстание, подговорив Крикса разыграть драку в камере, а когда охрана, зайдя внутрь её, попыталась их угомонить, то гладиаторы с превеликим удовольствием их завалили, а потом и других охранников, освободив остальных 70 рабов.


Праздно шатаясь, они раздобыли оружие и привлекли на свою сторону новых рабов. Римские солдаты попытались окружить их около вулкана Везувия, но спартачи сплели из виноградной лозы веревки и как тарзаны спустились им в тыл, рассказав анекдот про чпок и добрый вечер.

Такая новость быстро разошлась по округе от чего много рабов стали на лыжи, бросив своих хозяев и присоединились к Спартаку, образовав огромную шоблу, состоящую как из тысяч рабов, так и римлян-нищебродов, которых нифига не устраивало их положение в обществе. Вся эта брага люто ненавидела всё римское, а поскольку гуси когда-то спасли Рим, то за неимением солдат, именно им доставалось больше всего. Фраза «Ебать гусей», в значении бессмысленного и беспощадного беспредела, пошла именно с тех времён.


Минутка унижения для римлян затянулась на целый год, ведь на Юге Италии особо то и не было римских войск, но сообразив, что так просто Спартака не победить, Рим выделил 4 легиона на борьбу с ним.


Первым под раздачу попал Крикс, которого римляне размотыляли вместе с его войском под Монте Гаргано, и вальяжно виляя задом направились в сторону Спартака, считая, что и этот сахарок будет таким же сладеньким, но Спартак внезапно напал на римлян и устроил им ошеломляющий пиздец.


Вскоре Красс узнаёт, что это его братан беспределит, и решает завалить его по-тихому, чтобы не выносить сор из избы. Он обращается к Сенату с просьбой доверить ему за свой счёт уничтожение Спартака в обмен на чрезвычайные полномочия. Естественно, что Сенат соглашается, и Красс за свои бабки собрал огромное войско и в 71 году до нашей эры начал охоту на Спартака, преследуя его как загнанного зверя.


В финальном махаче сошлись 30 тыс спартаковцев и 40 тыс крассовцев. Спартак понимал, что победить у него столько же шансов как у Зиброва стать певцом 2019 года, поэтому он в гуще рубилова добрался до Красса, сбив его копьём с коня, затем вспорол ему брюхо, надев его шлем и плащ. После чего он запрыгнул на коня и прокричал: «Спартак мертв!», затем эффектно вздыбил коня, кинув зигу своему войску.

Это деморализовало спартачей и те на галимом сдались, а чтобы никто из них не распознал в нем Спартака, он приказал всех их распять на Аппиевой дороге через каждые 30 метров. Так были уничтожены 6 тыс свидетелей.


Вернувшись в Рим, новый Красс замутил триумф и стал очень почитаем среди всех римлян. Вскоре он был приглашён замутить Триумвират вместе с Цезарем и Помпеем. Пользуясь случаем, Красс уничтожает все следы своего брата близнеца, поэтому Плутарх о нем и не знал. И вдруг до Красса доходит понимание того, что мозгов у него меньше чем у его вспоротого братца, и Помпей с Цезарем того и гляди продырявят его.


Поэтому Красс собирает огромное войско и нападает на Парфию, где якобы проигрывает битву, в которой победил бы даже последний лох, и сам погибает, хлебнув раскалённого золота. На самом деле он договаривается с парфийским царём разыграть эту комедию, взамен на это продав всех своих воинов ему в рабство, а сам заранее сняв всё своё бабло со всех счетов в римских банках, уходит на Восток со своими лучшими и преданными людьми.


Там он за нереальные бабки нанимает лучших мудрецов и те сообща раскрывают тайну Философского камня, сделав Красса бессмертным. После чего он неспешна путешествует по миру и кидает кости в Иерусалиме, зная о том, что скоро там начнутся великие дела, но через тысячу лет с приходом крестоносцев, там становится неуютно и Красс петляет в Монголию, замутив там Золотую Орду. А Вы думали почему монголы полмира раком поставили? Без денег Красса они бы до сих пор бесполезно занимали место на карте.


Так Красс и жил в Монголии пока в неё не пришли коммунисты. Красс решает им отомстить и создаёт футбольный клуб «Спартак», который в основном будет разочаровывать миллионы своих болельщиков, проигрывая то Динамо, то ЦСКА, то Зениту.


Говорят, что скоро он выйдет из тени, а для того, чтобы легализировать своё огромнейшее бабло, он придумал Биткоин и бесчисленное множество онлайн-казино, в которых играют люди, у которых сегодня, 1-го апреля, профессиональный праздник.


С Первым Апреля!

Настоящая история Спартака (по версии ADN) Авторский рассказ, Опус, Спартак, Юмор, Розыгрыш, Мат, Длиннопост
Показать полностью 1
37

Не хлебом единым

- Пожалуйста, Грейс, я не могу, я же… - изможденная молодая женщина стояла на коленях у постели больной и огромными от ужаса глазами смотрела на свекровь.


- Сейчас же возьми себя в руки, Миранда Вингс, - ответила сухонькая старушка и натужно закашлялась.


Миранда тут же протянула ей стакан воды, и когда приступ прошел, Грейс продолжила:


- Когда умер мой сын, я заботилась о тебе и детях, как могла. - Из глаз молодой женщины покатились крупные, как горох, слёзы. - Но сейчас пришло время тебе повзрослеть!


- Но я же… я не умею, я никогда… - продолжала плакать Миранда.


- У тебя четверо детей, Мири, изоляция и голод. Если ты не соберешься, они погибнут, - жестко ответила старушка, но, тем не менее, протянула руку и ласково погладила женщину по волосам.


Эту воздушную фею, это неземное создание сын привел к Грейс десять лет назад. И Миранда сразу стала их собственным солнышком, улыбчивая и нежная, она принесла в семью радость и веселье. А уж как с появлением детей ожил дом, не стоило и говорить. Гомон, детские крики, топот ножек…


Когда становилось совсем худо, Грейс уносилась мыслями в то время, когда родился Том, первенец, копия Уилла, своего отца, а у Грейс появился новый смысл жизни. Неужели совсем недавно они были так счастливы?


- Я не знаю, как… - уронила голову на руки Миранда.


- Если я смогла, сможешь и ты, - жестко отрезала Грейс, закрывая глаза.


Когда Миранда на подгибающихся ногах вышла из спальни свекрови, девятилетний Томас ловко подхватил мать под руку и потянул в сторону кухни, шепча на ходу:


- Не бойся, мам, девчонок я накормил лепешками, они наверху, Элисон спит, у нас есть время проверить ловушки.


-Ловушки? - испуганно прижала руку к губам женщина.


Мальчишка тяжело, по-стариковски вздохнул:


- А как ты думаешь, мы с бабушкой эти четыре года ловили дичь?


-Дичь? – огромные голубые глаза матери снова наполнились слезами, - Может, мы поищем грибы?.. Я же... Не могу, Том… Как можно?… Живое существо.


Томас с жалостью посмотрел на мать:


- Девчонки не выживут на грибах… Да и бабушке нужны силы, чтобы бороться с болезнью. Ты же знаешь, я бы справился сам, если бы детям разрешалось одним находиться на улице. Мне нужно, чтобы ты пошла со мной.


- Хорошо, Том, ты прав, - растерянно остановилась посреди кухни женщина, - Сейчас?


- Держи, - вместо ответа Том протянул ей плащ, - На улице прохладно.


- Спасибо, дорогой, - улыбнулась Миранда, и мальчишка на несколько секунд замер. Как его матери это удавалось? Иногда его жутко злила её несобранность и несамостоятельность, но когда она смотрела на него с такой любовью, хотелось горы свернуть.


Еще издалека Том заметил, что ловушка сработала. Мальчишка радостно подскочил на месте и рванул к добыче. Миранда еле поспевала следом, и догнала сына, когда тот уже тащил клетку, в который отчаянно бился облезлый, заморенный кот.


- Но Томми, - засмеялась женщина, - Это же Патрик, кот миссис Вайсман! Зачем ты его тащишь?


Мальчишка остановился и замялся, и смех Миранды начал угасать сам собой.


- Дорогой, неужели мы всё это время ели…


- Ну не всё время, конечно, - начал говорить мальчик, а Миранда еле успела отвернуться от сына, когда ее вывернуло наизнанку, и весь скудный обед, состоящий из половинки картофелины и лепешки, вылетел наружу.


Когда стало немного получше, женщина выпрямилась, держась за живот, и под жалостливым взглядом сына, спросила:


- И ты сам… их?


- Убивал? – Том поставил клетку и подошел к матери, чтобы взять ее ледяные трясущиеся руки, - Пока нет, бабушка всё делала. Но я видел, ты не волнуйся, я смогу! Тебе не нужно…- замялся мальчишка, - Я же мужчина, мам, я справлюсь.


Миранда крепко обхватила сына и начала неистово целовать его везде, куда дотягивалась – в смешной вихор на затылке, в сморщенный нос, в оттопыренные покрасневшие уши:


-Томас Вингс, я невероятно горда, что у меня есть такой сын, как ты. Любая мать мечтала бы о таком наследнике, - и когда мальчишка засиял от похвалы, добавила, - Только я никогда не позволю тебе сделать это самому. Давай, веди меня туда, где бабушка разделывала… добычу…


***


С грохотом захлопнулась дверь грузовика, и мужчина, одетый в желтый защитный костюм и маску, сел рядом с напарником.


- Что там? Я смотрю, ты отгрузил в этот дом целых пять коробок продовольствия, - спросил водитель.


- Да там четверо детей, чудом выжившая старуха и полоумная женщина, - нахмурив брови, ответил мужчина.


- Почему полоумная?


- Она, как услышала новости о снятии изоляции и увидела содержимое коробок, села на пол и начала неистово хохотать. Я решил оставить им побольше. Детям нужна еда.

Показать полностью
30

Девочка перед киноаппаратом

Она принимала таблетку, чтобы уснуть, и таблетку, чтобы прояснилась голова.

Через двадцать лет, когда Джун будет рассказывать об этом журналистам, те, округляя глаза, уже представят заголовок на первой полосе. Тем временем бывший продюсер скажет, что актриса всё придумывает, а если и принимала медикаменты, так это её собственный выбор. Скорее всего, ему поверят, ведь что осталось от этой женщины? Повзрослев, она больше напоминала пародию на саму себя. Наивные карие глаза и чуть вздёрнутый носик смотрелись уже не мило, а, скорее, смешно. На лице запеклась детская обида, пронесённая через годы. Девочку теперь забыли, девочка никому не интересна. Киноплёнка, как карточный шулер, вытянула из юного существа все жизненные силы и оставила ни с чем.

— Вот и пудрит всем мозги своим нытьём, чуть слава поугасла, — говорили статистки на студии.

— О, я знаю таких актрисок. Внимания им хочется, ведь они питаются вот этим самым вниманием, — резюмировал оператор, прочитавший статью.

Весь мир гадал: врёт ли актриса или нет. Но недолго, прошло меньше месяца, и про Джун снова забыли. Пока первые полосы газет не запестрели объявлениями о смерти женщины.

***

Джун едва исполнилось тринадцать, когда после концерта к её матери подошёл пожилой толстяк.

— Мы сделаем из вашей дочери настоящую звезду.

Сам разговор девочка не слышала, но в интервью всегда рассказывала эту версию. На

самом деле мать таскала её по всевозможным кастингам с малолетства, и вот наконец им улыбнулась удача. Танцевала и пела Джун превосходно, всё-таки дочь артистов, с детства на сцене. Разве что продюсера не устраивала полнота девочки и её нос, похожий на картошку.

— Но это, маленькая свинка, мы исправим, — рука продюсера потянулось к пухлым щекам девочки и больно ущипнула.

А на фотографиях в газете этот самый старик улыбался и по-отечески нежно глядел

на Джун. Никто из читающих не догадался бы, что этот пожилой мужчина велел

морить голодом девочку и заставлял работать по восемнадцать часов в день.

— Чего ты хотела? — повторяла мать в ответ на жалобы дочери. — Тебя взяли, чтобы ты трудилась, а не пирожные ела.

В свободное от съёмок время, по совету косметолога, на нос девочки надевали специальную повязку.

— Ну вот, уже почти не поросенок, — смеялся продюсер, — теперь ты наша маленькая горбунья, — старик так обрадовался своей шутке, что ещё долго хохотал.

Постоянные репетиции сбили режим юной актрисы. Только заканчивалась работа над одним фильмом, как тут же начинались съёмки другого.

— Она такая вялая, — заметил режиссер новой ленты. — Это никуда не годится, нужно, чтоб героиня бегала и плясала в кадре, а эта сейчас уснёт.

Но пожилой продюсер решил и эту проблему. Врач выписал актрисе чудесные таблетки, от которых она, как певчая пташка, порхала по площадке. Очень скоро выявился неприятный побочный эффект — Джун не могла уснуть после этих таблеток. Полночи ворочалась, но не засыпала. Тогда врач выписал актрисе ещё пилюль, но теперь для крепкого сна.

— Вот и славно, потрясающая работоспособность.

Джун очень быстро менялась, и, несмотря на все старания, её тело повзрослело, и уже никто не мог отрицать очевидного. Актриса больше не ребёнок, а взрослая девушка. И тут уже не спасут ни утягивание груди, ни две косички. Джун глядела на себя в зеркало, весь её облик был как будто тот же, выдавали глаза взрослой измученной женщины. Контракт со студией подходил к концу, а продлевать его продюсеры не спешили.

— Она выросла из ролей девочек, — придирчиво разглядывал свежие кинопробы один.

Другой цокал языком и водил лупой по фотографии.

— Но на серьёзные роли таланта тут не хватит.

Джун знала, как гаснут звёзды. И едва ли кто задумается, куда делась та белокурая дива со сладким голоском. Ведь тут же на её месте появляются не менее прекрасные девушки, готовые танцевать и смешить зрителей. Сегодня ты на обложке журнала, а послезавтра обиваешь пороги студий в надежде заработать на кусок хлеба.

Вроде для актрисы ещё ничего не изменилось. Её всё так же нещадно эксплуатировали и морили голодом, но в воздухе уже летало, что всё это для Джун скоро закончится. И она это чувствовала.


Чтобы хоть немного заглушить голод, актриса курила у входа в павильон. После каждой затяжки её тревога увеличивалась, как снежный ком. И к чему это директор студии сегодня пожелал ей хорошо выйти замуж?

— Мы готовим тебя в звёзды, — повторял старик пару лет назад. Теперь же девочка почти взрослая и казалось бы уже стала всеобщей любимицей.

— Ты богатая, Джун, если будешь умненькой, то тебе денег на всю жизнь хватит, — как-то утром сказал девушке продюсер, вроде бы ни на что не намекая, просто мысли вслух. И эта фраза плотно засела в голове молодой актрисы, бесконечно прокручивалась и от раза к разу пугала всё сильнее. Даже всерьёз думала настигнуть этого заботливого мужчину и пытать, пока тот не объяснит, что имел в виду.

Беспокойство всё росло, и она постоянно пребывала в ожидании будущего краха. В один из съёмочных дней Джун заметила юную актрису. Темноволосая бойкая девочка деловито вышагивала по студии.

— А вот наша новая звёздочка, — пролепетал ассистент режиссёра.


Всё тут же встало на свои места. У них новое юное дарование, и теперь она будет работать и днём и ночью во имя успеха студии.


Джун бы с радостью вцепилась конкурентке в волосы, выволокла бы из павильона и хорошенько накостыляла. Кто-то хочет занять выстраданное ею место, так пусть сразится.

Но волю рукам актриса не дала. А что бы это изменило? Оставалась только смиренно ждать часа, когда её сменят. Печальные мысли, постоянно всплывающие в голове, подточили и без того хрупкое здоровье. Просыпаться девушке становилось всё сложнее, да и работала она с трудом. Вечно впадала в какое-то забытье, режиссёру приходилось несколько раз звать её. Голова кружилась, и Джун совсем не могла вспомнить текст, выученный накануне.

— Да что с тобой такое, а ну-ка соберись.

Но ничего не выходило, и через неделю актриса попала в больницу с нервным истощением.

После выписки на студии Джун не слишком жаловали. Её работоспособность заметно снизилась, и двадцатилетней актрисе уже не хватало пяти часов на сон.

Девушку позвали в кабинет директора, слабая надежда на продление контракта едва теплилась.

— Мы решили, что твоё будущее связано с другой студией, — объявил директор.

***

От того удара Джун не оправилась и через много лет. Тень прошедшего успеха преследовала и не давала жить. Погоня за ускользнувшей славой стала главной целью жизни.

— А знаешь, кто я? — постаревшая Джун кокетливо поглядывала в зеркало дальнего вида, желая привлечь внимание таксиста.

— Не довелось, мэм.

— Да я же звезда. Помните девочку с косичками? Там ещё песня про радугу была, — женщина попыталась хриплым голосом напеть мелодию.

— Не припоминаю, мэм, — а сам про себя подумал: “Каких только чокнутых не встретишь, и куда врачи смотрят”.

— Стоп, снято! — режиссер кричит, срывая голос. — Джун, поди сюда.

Женщина вышла из машины, ещё не успели выключить проектор, и город плывёт за её спиной .

— Вот что, мы решили всё переснять, — в руки актрисы падает пачка свеженапечатанных листов. — Вернее, знаешь, не всё, а с того момента, как ты плачешь и куришь у дверей студии, такая вся несчастная и забытая.

Джун пробегает глазами по сценарию.

— Но тут ведь совсем по-другому. Нет о том, как я травлюсь, пяти неудачных браков и нервного срыва. Кто это захочет смотреть?

Режиссёр пожал плечами .

— Давай без лишних возражений, распоряжение студии. Иди смывай свои морщины, снимай седой парик и ждём тебя через час.

***

Джун курила по восемьдесят сигарет в день. Всё тело болело от корсета, призванного не дать её телу взрослеть.

Толстая женщина строго позвала девушку зайти в павильон.

— Мы сегодня снимаем твой день рождения, дорогуша, — сотрудница строго оглядела Джун, как блоху на пинцете. — Переодевайся, дорогуша.

— Но мой день рождения через месяц.

— И что? У нас, знаешь ли, свой график.

В помещение втолкнули огромный торт, украшенный кремовыми розочками и свечами. Актёры пели, и сам директор студии зашёл на праздник. При виде угощения глаза девочки загорелись, она не ела сладкого уже несколько лет, и конфеты иногда приходили во снах. Ей протянули огромный нож, и она уже представила, как смакует сливочную помадку, как ложечка медленно снимает кремовые розочки, одну за другой, и мягкий от пропитки бисквит тает во рту. Джун поднесла нож, и в ту же секунду её ослепляет вспышка камеры.

— Всё, готово. Ещё пару кадров. Деточка, давай ещё разочек, только теперь смотри на меня.

Торт оказался бутафорским, его унесли реквизиторы.

— Прекрасно получилось. Через месяц пустим в печать, — фотограф раскланялся и попрощался.

А Джун дали десять минут на отдых, и та, взяв пачку сигарет, направилась на улицу. От обиды встал ком в горле, и она тихонько плакала. Мимо проносили декорации, бегали дамы в широких платьях и чепцах. Девушка ощущала щемящее одиночество и беззащитность. “Зачем я здесь?”, “Меня всё равно тут никто не любит”. Если бы тут случайно оказалась мать актрисы, то непременно отвесила ей затрещину: “Ты что такое несёшь, дурында, я жизнь положила, чтоб тебя на порог сюда пустили”.

Джун и не заметила, как привлекла внимание молодого человека, с жалостью глядящего на неё. Он подошёл к ней ближе.

— У вас всё хорошо, мисс?

Девушка не ответила, у неё и так осталось совсем немного времени перед гримом и новой сценой.

— А что тут за праздник был?

— Мой день рождения, — отрезала она. Молодой человек удивлённо посмотрел на актрису. — Только это не настоящий день рождения, а для фото, — Джун достала новую сигарету, приступ голода никак не унимался. — Даже торта не дали, — по её щеке скользнула слеза, смешанная с пудрой и тушью.

— Как горько, — с иронией в голосе заметил неизвестный и сразу же ласково улыбнулся. — А хотите, я вам принесу торт?

— О нет, мне нельзя сладкого. Иначе я превращусь в жирную свинью, и студия разорвёт со мной контракт.

Полная сотрудница направилась в сторону парочки. Щёки её тряслись при ходьбе, а глаза сами собой говорили, что сейчас девушке достанется.

— На часы смотрела? Почему мы вечно должны тебя ждать?

Съёмки шли дальше, и на Джун, как обычно, кричали, а она стойко выносила привычные тяготы. Втайне актриса мечтала, что кто-то придёт, вызволит из плена, ну и заодно, наконец, накормит. Сигареты уже едва спасали, а есть разрешалось только творог и фрукты.

— Зато сколько угодно чёрного кофе, милочка.

Студия ужесточила график, желая успеть закончить картину до конца года.

От жалоб Джун отмахивались, и теперь, усыплённая таблеткой, она спала прямо на площадке.

— А знаешь, сколько девочек хотят быть на твоём месте?

Все кричали актрисе, мол, ещё немного поднажать, и наступит долгожданный отдых. Но Джун знала — закончатся съёмки, начнутся концерты, потом подготовка к новой картине. Безысходность вводила девушку в апатию: она никогда не выспится и никогда не наестся вдоволь.

Иногда у съёмочного павильона Джун встречала того неизвестного молодого человека. Они курили и болтали обо всём подряд, совершенно забывая про время. Потом прибегала полная дама и утаскивала молодую актрису.

Съёмки закончились вовремя, и фильм вышел на редкость удачным.

Продюсер, окрылённый высокими сборами, радовался и размышлял над новыми проектами.

— А хорошо же я поставил на эту свинку с косичками, А?

Все кинокритики осыпали Джун похвалой, пророча великолепное будущее и высокие кинонаграды.

Без всяких колебаний студия решила продлить контракт с юной звездой.

***

— Я, пожалуй, откажусь, — заявила девушка твёрдо и решительно.

Немая сцена. Пожилой продюсер, не понимая происходящего, замер, ожидая, что всё окажется шуткой. Но девушка говорила предельно серьёзно и даже собиралась уходить.

— То есть как? Ты хочешь предать студию, которая тебя вырастила? Людей, сделавших из горбуньи настоящую звезду?

Джун не отвечала. Про себя она думала: неужели ей, наконец, хватило смелости перечить властному продюсеру. Свободна, как ветер, актриса могла не слышать оскорблений. Выбежать из кабинета и больше никогда не видеть опостылевших лиц.

— Мы будем судиться! — кричал ей старик вслед. — Даже не думай, что всё так сойдёт с рук.

***

Девушке совершенно не хотелось ни с кем прощаться на студии. Джун раньше приходилось видеть, как уволенная актриса медленно покидает студию, еле сдерживая слёзы. Но плакать девушке совсем не хотелось, она провела тут почти шесть лет и теперь хотела забыть всё как страшный сон.

У ворот студии её уже ждала машина. Тот молодой человек, вернее, теперь, когда он вышел на первый план, стоит назвать его по имени. Мужчину звали Этьен, он начинающий режиссёр. Месяц назад Этьен предложил Джун руку и сердце, и она согласилась.

— Куда едем? Париж? Рим? Берлин?

— Неважно, главное — отсюда подальше.

***

Спустя двадцать лет журналисты попытались отыскать Джун. Она давно затерялась где-то во французской глубинке. Но всё же одному репортеру удалось найти точный адрес.

— Здравствуйте, можно задать вам пару вопросов? — взволнованный журналист маячил у ограды, увитой диким виноградом, а где-то в глубине сада мелькала Джун. — Пожалуйста, всего несколько вопросов о вашей жизни и кино.

Бывшая актриса подошла поближе. Женщина заметно поправилась, а кожа окрасилась нежным коричневым загаром. Она совсем немного напоминала себя восемнадцатилетнюю.

— Я ненавижу кино!

Девочка перед киноаппаратом Большой проигрыватель, Кинематограф, Длиннопост
Показать полностью 1
28

Фокус

В конце 60-х годов нас, деревенских школьников, повезли на экскурсию в областной центр. Для поездки были арендованы два автобуса. За три часа всё, что нужно, показали, о чём нужно - рассказали. После обеда предупредили, что у нас есть один час свободного времени. Чтобы никто не отстал и не потерялся, нас организовали в группы по 7 – 8 человек, в каждой группе назначили старшего. В нашей группе старшим назначили «шустрого» по деревенским меркам старшеклассника Лёху. Что можно успеть за час? Поели мороженого. Затем решили утолить жажду и подошли к стоящим в ряд аппаратам с газированной водой. Лёха первым подошёл к аппарату, вымыл стакан и обратился к нам:
- Хотите, фокус покажу?
- Хотим, а что за фокус?
- А вот я сейчас этот газированный аппарат… обману!
Слово «обману» было произнесено Лёхой в виде синонима, позаимствованного им из ненормативной лексики. Мы с интересом стали следить за действиями «фокусника». Лёха опустил в приёмное отверстие аппарата трёхкопеечную монету, раздался щелчок, и газировка полилась в стакан. Через секунду Лёха резко выдернул стакан, хотя струйка жидкости продолжала ещё какое-то время выливаться из аппарата. Автор «фокуса», надменно глядя на нас и держа перед собой стакан, поучительно произнёс:
- Фокус в том, что аппарат сначала наливает в стакан сироп, а потом уже чистую газировку, которая смахивает на минералку. При смешивании получается что-то похожее на лимонад. А так, если успеешь вовремя отдернуть стакан, то в нём останется только сироп.
Лёха с наслаждением приложился к наполненному на одну треть стакану, а мы распределились по аппаратам «Газированная вода» и несколько раз повторили действия нашего старшего товарища. Всем понравилось.
Прошло много лет. Иногда с улыбкой вспоминаю «фокус» с газировкой, показанный нам Лёхой во время поездки на экскурсию. Хорошее было время…

Мои подписки
Подписывайтесь на интересные вам теги, сообщества,
пользователей — и читайте персональное «Горячее».
Чтобы добавить подписку, нужно авторизоваться.
Отличная работа, все прочитано!