E1nher1

E1nher1

Психологическое консультирование: https://www.b17.ru/e1nher1/
Пикабушник
поставил 6 плюсов и 1 минус
отредактировал 0 постов
проголосовал за 0 редактирований
1505 рейтинг 59 подписчиков 5 подписок 117 постов 18 в горячем

Разбираем труды З. Фрейда: "Толкование сновидений". Часть семнадцатая

Разбираем труды З. Фрейда: "Толкование сновидений". Часть семнадцатая Психология, Обзор книг, Что почитать?, Кошмар, Ночной кошмар, Страх, Фрейд, Сон, Толкование снов, Психоанализ, Эзотерика, Посоветуйте книгу, Психотерапия, Разбор книги, Сонник, Бессознательное, Рецензия, Мозг, Психолог, Мастурбация, Длиннопост

В текущей части серии статей, целью которых является разбор "Толкования сновидений" З. Фрейда, нами будет затронута темы пробуждения вследствие сновидения, страшных снов, а также функции сновидения.

Нам уже стало известно о том, что предсознательное настроено на желание спать, это позволит далее проследить процесс сновидения. Но Фрейд предлагает читателю изначально подытожить все то, что было нам до этого времени известно о процессе сновидения. Мы последуем вслед за ним, обозначив все ранее известные факты в виде тезисов.

Процесс сновидения может брать материал из следующих источников:

  • дневные остатки из бодрствования, которые были лишены катексиса - нагрузки психической энергией;

  • в результате дневной работы оживляется одно из бессознательных желаний;

  • оба события совпадают.

Далее бессознательное желание прокладывает путь к дневным остаткам и переносится на них. Это образует желание, которое было перенесено на недавний материал. Либо же получается так, что подавленное желание оживляется заново, так как оно получает подкрепление из бессознательного.

Такое желание пытается проникнуть через мыслительные процессы в сознание через систему "Предсознательное", но оно сталкивается с цензурой. И благодаря этому желание подвергается искажению, из-за уже подготовленного, как пишет Фрейд, переноса на свежий материал. Это желание находится на пути к тому, чтобы стать чем-то вроде бредовой идеи, оно усиливается переносом, а выражение этой мысли искажается цензурой. Состояние сна системы "предсознательное" не допускает дальнейшего продвижения, предсознательное становится защищено от вторжения. Исходя из этого сновидение идет путем регрессии, который открывается благодаря состоянию сна. Сновидение подвержено притягательной силе воспоминаний, которые при этом являются лишь в качестве "зрительных катексисов" и далее не переводятся в сигналы последующих систем. И на пути регрессии сновидение становится доступным изображению. Путь, который проходит сновидение, делится на два этапа: первая часть проходит от бессознательных фантазий к предсознательному, вторая часть пути ведет от границы цензуры обратно к восприятиям. Когда процесс сновидения становится содержанием восприятия, это словно позволяет ему обходить барьер цензуры и состояние сна в системе "предсознательное". Внимание сознания обращается на этот процесс. При этом З. Фрейд обозначает в этом контексте сознание как орган чувств, который отвечает за восприятие психических качеств.

Сознание же ... может возбуждаться в бодрствовании из двух пунктов. В первую очередь от периферии всего аппарата, из системы восприятии; кроме того, приятными и неприятными возбуждениями, являющимися чуть ли единственными психическими качествами при энергетических катексисах внутри аппарата. Все остальные процессы в ψ-системах (пси-системах), в том числе и в системе "предсознательное", лишены психического качества и не являются объектами сознания, поскольку не доставляют ему для восприятия чувства удовольствия или неудовольствия.

Далее в связи со строгой академичностью текста следует воспользоваться прямым цитированием мыслей Фрейда.

Позднее, однако, для достижения более тонких результатов выявилась необходимость сделать ход представлений более независимым от сигналов неудовольствия. С этой целью системе "предсознательное" потребовались собственные качества, которые могли бы привлечь сознание, и, весьма вероятно, она получила их благодаря объединению предсознательных процессов с не лишенной качественных характеристик системой воспоминаний о сигналах речи. Благодаря качествам этой системы сознание, бывшее до сих пор лишь органом чувств для восприятий, становится теперь еще и органом чувств для части наших мыслительных процессов. Теперь имеются, так сказать, две чувственные поверхности, одна из которых обращена к восприятию, другая – к предсознательным процессам мышления.

Итак, система "предсознательное" желает спать. Сновидение становится восприятием и способно возбуждать сознание. В форме внимания возбуждение передает часть имеющейся в системе "предсознательное" катектированной энергии, на сам возбудитель. Сновидение в связи с этим всякий раз задействует часть покоящейся энергии в системе "предсознательное". Влияние, которое оказывает эта энергия на сновидение уже обозначалась нами ранее как вторичная переработка, именно благодаря вторичной переработке сновидение становится связанным и понятным. Со сновидением обращаются как и с любым другим содержанием восприятие - подытоживает на этом З. Фрейд.

Далее, стоит отметить, что первая часть работы сновидения начинается днем, еще под властью предсознательного. Вторая часть работы продолжается всю ночь - именно поэтому некоторым людям кажется, что они видели сны всю ночь - в этот момент происходит изменение под влиянием цензуры, притяжение бессознательными сценами, проникновение в восприятие.

З. Фрейд, ссылаясь на свой опыт, предполагает, что процесс работы сновидения занимает более одного дня и одной ночи.

Наибольший интерес для З. Фрейда вызывают сновидения, которые ведут к пробуждению посреди сна.

Но почему бессознательному желанию дозволено нарушить предсознательное желание (сохранить сон)? Возможно, что тут дело в соотношениях энергии. Но у Фрейда есть только предположение на этот счет:

Если бы мы обладали этими знаниями, то, наверное, обнаружили бы, что предоставление свободы сновидению и затраты на специальное внимание к нему представляют собой экономию энергии по сравнению с тем случаем, когда бессознательное ночью удерживается в тех же границах, что и днем.

Однако желание спать может быть сочетаемо с необходимостью поддержания затрат внимания в определенном направлении - об этом свидетельствуют случаи снов кормящих женщин.

Бессознательные желания постоянно активны. Но днем их сила сравнительно мала, поэтому они не дают о себе знать. Ночью же их сила позволяет образовывать сновидения. В бессознательном ничего не убывает и не кончается.

Доказательством этому служат случаи истерии. Бессознательный ход мыслей, который приводит к разрядке в виде приступа, становится вновь проходимым как только накапливается достаточно возбуждения. Фрейд приводит такой пример:

Обида, возникшая тридцать лет назад, получив доступ к бессознательным источникам аффекта, все эти тридцать лет воздействует, словно недавняя. Стоит только затронуть воспоминание о ней, как она снова оживает и проявляется, катектированная возбуждением, которое находит себе моторный отвод в припадке.

Психотерапия же ставит перед собой в этом случае задачу обеспечения завершения бессознательных процессов. Фрейд отмечает, что предсознательное отвечает за то, чтобы сила аффектов былых впечатлений ослабевала, а воспоминания затирались. Отсюда следует, что психотерапия имеет лишь один путь: подчинить систему "бессознательное" господству системы "предсознательное".

Подытожим. Для отдельного бессознательного процесса возбуждения есть два исхода. Либо этот процесс остается предоставленным самому себе, тогда он в какой-то момент прорывается и обеспечивает себе доступ к моторной системе; либо же этот процесс подвергается воздействию предсознательного, и тогда его возбуждение связывается им, а не отводится. Процесс сновидения опирается на второй из описанных исходов.

Сновидение должно овладеть некой функцией. Эта функция состоит в том, чтобы вновь подчинить предсознательному отпущенное "на волю" возбуждение системы "бессознательное". При этом сновидение отводит возбуждение от системы "бессознательное", а также защищает сон предсознательного. Сновидение исполняет желание обеих систем.

Фрейд далее обращает внимание читателя на ограничение, согласно которому, если желания обеих систем совместимы друг с другом, то имеется ряд случаев, когда функция сновидения терпит фиаско.

Если при попытке исполнить желание бессознательного, предсознательное получает сильное потрясение, то ситуация компромисса не соблюдается, отчего сон прерывается и происходит пробуждение. Фрейд указывает на то, что случай подобного нарушения работы системы не единственный в организме. Обычно, когда случается нечто подобное, по меньшей мере это указывает на изменение и требует активации систем регуляции организма. И в контексте разговора о сновидениях при описании подобного нарушения, конечно, имеются ввиду страшные сны.

Однако страшные сны не противоречат постулату З. Фрейда о том, что любой сон - это исполнение желания. Страшные сны также исполняют желание. В этом случае исходное желание относится к системе "бессознательное", но при этом система "предсознательное" это желание подавляет. Отношение подчинения системы "бессознательное" системе "предсознательное", определяет степень психической нормальности, но даже при абсолютном психическом здоровье это подчинение не может быть полным. Обращая внимание на неврозы, можно заключить то, что обе системы - "предсознательное" и "бессознательное", находятся в конфликте, а сами невротические симптомы - результаты описанного выше конфликта. Суть же невротического симптома в том, что с одной стороны он является каналом для отвода энергии из системы "бессознательное", с другой стороны - они позволяют иметь некоторую власть предсознательного над бессознательным.

Вслед за З. Фрейдом рассмотрим значение истерической фобии или страха пространства. Симптом в этом случае - невротик не может один идти по улице. Если попытаться заставить невротика идти по улице, не взирая на его симптоматическую основу, то в таком случае невротика охватит приступ страха, который когда-то являлся поводом для развития агорафобии. Из этого следует, что симптом стал конституирован, чтобы предотвращать возникновение страха. Таким образом фобия - это пограничная крепость перед страхом.

Теперь рассмотрим роль аффектов в процессах неврозов и фобии. Фрейдом выдвигается тезис, согласно которому, подавление системы "бессознательное" необходимо, так как предоставленный самому себе поток представлений в системе "бессознательное" вызывает аффект, который первоначально носит характер удовольствия, а затем, после вытеснения - неудовольствия. Подавление, следовательно, служит предотвращению развития неудовольствия. Подавление оказывает влияние на содержания представлений системы "бессознательное", так как именно содержания представления могут служить причиной неудовольствия. Здесь З. Фрейд основывается на предположении о природе развития аффекта:

Это развитие рассматривается как моторный или секреторный акт, иннервационный ключ к которому находится в представлениях системы "бессознательное".

Контроль со стороны системы "предсознательное" позволяет зажиматься представлениям системы "бессознательное", а распространение импульсов, которые развивают аффект, тормозится. Возникает опасность, связанная с прекращением катексиса со стороны системы "предсознательное", состоит в том, что бессознательные возбуждения высвобождают такой аффект, который вследствие более раннего вытеснения может восприниматься лишь как страх и неудовольствие.

Подобная опасность возникает, когда предоставляется свобода процессу сновидения. Условия этого следующие: вытеснение произошло, подавленные импульсы желаний оказываются достаточно сильными.

Теория страшных снов относится к психологии неврозов. Невротический страх возникает из сексуальных источников, предположительно, если подвергать анализу страшные сны, то можно также обнаружить сексуальный материал в мыслях подобных сновидений.

Тут также стоит указать на то, что для детей, которые наблюдают половой акт взрослых, это кажется чем-то ужасным и вызывающим страх. З. Фрейд дает следующее объяснение этому страху:

..речь идет о сексуальном возбуждении, которое недоступно их пониманию; это возбуждение отвергается, пожалуй, из-за того, что в него впутаны родители, и поэтому оно превращается в страх. В более ранний период жизни сексуальный импульс по отношению к родителю противоположного пола пока еще не наталкивается на вытеснение и выражается, как мы видели, свободно.

Я бы безо всяких сомнений применил это же объяснение и к столь часто встречающимся у детей ночным приступам страха с галлюцинациями (pavor nocturnus).

Вслед за Фрейдом приведем пример клинического случая ночных приступов страха с галлюцинациями. Мальчик 13 лет становился все более тревожным. Он обладал слабым здоровьем. Каждую неделю сон мальчика прерывался ночным приступом страха с галлюцинациями. Воспоминания о снах отличались отчетливостью. В этом сне на мальчика кричал черт, что он теперь принадлежит им. При этом, судя по описанию, сон переносил мальчика в преисподнюю. После таких снов мальчик просыпался с потерей дара речи, затем, когда  ему возвращались речь и голос, он кричал о том, что "никогда не будет больше этого делать". Далее у мальчика развился страх наготы, ведь "огонь охватывал его лишь тогда, когда он оказывался раздет". Родители отправили мальчика в деревню на полтора года в качестве меры избавления от кошмаров. Когда этому мальчику исполнилось 15, он признался в том, что в то время испытывал раздражения в половых органах.

Тут можно догадаться о том, что мальчик в какие-то годы занимался онанизмом, но боялся признать это под страхом наказания и угроз родителей за такую "плохую привычку". Когда мальчику исполнилось 13, его либидо подверглось подавлению, следовательно, преобразовалось в страх, который к нему приходил в ночи и проявлялся в подобных приступах.

На этом стоит завершить текущую часть разбора.

Показать полностью 1

Разбираем труды З. Фрейда: "Толкование сновидений". Часть восьмая

Темы и тезисы выпуска:
1. Фрейд о фигуре Вильгельма Штекеля.
2. Метод интуитивного подбора толкования символов.
3. Изображение при помощи символов относится к разряду косвенных способов изображения.
4. Что в наше время связано символически, то в древние времена объединялось между собой понятийной и языковой идентичностью.
5. Сновидения используют символику для изображения скрытых мыслей.
6. При наличии символов в сновидении требуется использовать комбинированную технику толкования сновидений.
7. Необходимо соблюдать осторожность при толковании символов, а также изучать целые ряды сновидений с наглядными примерами.
8. Символы должны быть истолкованы с учетом их взаимосвязей в сновидении.
9. Зигмунд Фрейд призывает крайне осторожно относится к толкованию символов.
10. Все приведенные Фрейдом символы с их обозначением:
11. Символическое толкование может быть лишь дополнительным, вспомогательным инструментом. В толковании сновидений приоритет остается за толкованием через использование мыслей сновидца.
12. Нет такого круга представлений, который нельзя было бы использовать для обозначения сексуальных явлений и желаний.
13. Сновидец обладает символикой изначально - даже маленький ребенок.
14. Психоаналитическое исследование не выявило никаких различий между здоровой и невротической душевной жизнью, а установило лишь количественные различия.
15. Сексуальная символика сновидения нашла свое подтверждение в экспериментах

Толкование сновидений есть Via Regia к познанию бессознательного, самое определённое основание психоанализа и та область, в которой всякий исследователь приобретает свою убеждённость и своё образование. Когда меня спрашивают, как можно стать психоаналитиком, я всегда отвечаю: с помощью изучения своих собственных сновидений.
— З. Фрейд. «О психоанализе»

"Толкование же сновидений есть via regia (царская дорога) к познанию бессознательного в душевной жизни".
— З. Фрейд. «Толкование сновидений»

«Толкование сновидений» Зигмунда Фрейда – одна из самых популярных книг ХХ века, переведенная практически на все языки мира и выдержавшая огромное количество переизданий. Основной предмет исследования в «Толкованиях сновидений» – бессознательное, та часть сознания, которая недоступна восприятию человека, но при этом управляет его желаниями и поступками.

Список литературы

1. Фрейд, З. Толкование сновидений.

Показать полностью

Разбираем труды З. Фрейда: "Тотем и табу". Часть вторая

"Тотем и табу" - это четыре статьи З. Фрейда, написанные в период 1912-1913 годов и сведенные в единую книгу под обозначенным наименованием. В связи с этим разбор этой работы Фрейда целесообразно выполнить в четырех частях, в каждой из которых будут изложены статьи, объединенные в единую книгу.

Одной из главных задач З. Фрейд видел в применении своего метода к изучению психологии первобытных народов. Он считал, что этнографам (этнологам) это даст новый инструмент, а психоаналитики смогут получить ценный этнографический материал. В начале работы Фрейд отмечает то влияние, которое на него оказал доклад К. Г. Юнга:

"У всякого принимающего участие в развитии психоаналитического исследования остался достопамятным момент, когда К. Г. Юнг на частном научном съезде сообщил через одного из своих учеников, что фантазии некоторых душевнобольных (Dementia praecox — раннее слабоумие) удивительным образом совпадают с мифологическими космогониями древних народов, о которых необразованные больные не могли иметь никакого научного представления."

Соглашаясь с этим, З. Фрейд говорит, что «душевнобольной и невротик сближаются с первобытным человеком, с человеком отдаленного доисторического времени, и если психоанализ исходит из верных предположений, то должна открыться возможность свести то, что у них общего, к типу инфантильной душевной личности». Основным этнографическим материалом в работе служат труды Дж. Фрэзера, В. Вундта.

В данной аудиоверсии статьи разбирается глава "Табу и амбивалентность чувств".

Показать полностью

Разбираем труды З. Фрейда: "Толкование сновидений". Часть седьмая

Темы и тезисы выпуска:
1. Изложению учета изобразительных возможностей.
2. Какое изменение производится на материале сновидения ради образования сновидения (в целом)?
3. Смещение служит сгущению.
4. Цель смещения.
5. Иногда сновидение находит такое словосочетание, которое является двусмысленным - в этом сочетании слов заключены несколько мыслей сновидения.
6. Толкование сновидений по методу Фрейда.
7. Толкование сновидения через символику.
8. Приоритетной является та мысль, которая имеет побочную связь со зрительно изображенным материалом.
9. Эксперимент, проводимый Гербертом Зильберером.
10. Лишь небольшая часть материй имеет универсальную символику.

Толкование сновидений есть Via Regia к познанию бессознательного, самое определённое основание психоанализа и та область, в которой всякий исследователь приобретает свою убеждённость и своё образование. Когда меня спрашивают, как можно стать психоаналитиком, я всегда отвечаю: с помощью изучения своих собственных сновидений.
— З. Фрейд. «О психоанализе»

"Толкование же сновидений есть via regia (царская дорога) к познанию бессознательного в душевной жизни".
— З. Фрейд. «Толкование сновидений»

«Толкование сновидений» Зигмунда Фрейда – одна из самых популярных книг ХХ века, переведенная практически на все языки мира и выдержавшая огромное количество переизданий. Основной предмет исследования в «Толкованиях сновидений» – бессознательное, та часть сознания, которая недоступна восприятию человека, но при этом управляет его желаниями и поступками.

Показать полностью

Разбираем труды З. Фрейда: "Тотем и табу". Часть вторая

Разбираем труды З. Фрейда: "Тотем и табу". Часть вторая Психология, Фрейд, Психоанализ, Тотем, Невроз, Психотерапия, Проблемы в отношениях, Табу, Что почитать?, Посоветуйте книгу, Обзор книг, ОКР, Навязчивые состояния, Навязчивость, Рецензия, Длиннопост

В этой части серии разбора труда "Тотем и табу" мы разберем статью З. Фрейда "Табу и амбивалентность чувств". Ранее указанное мной предположение разобрать работу Фрейда в четырех частях, где каждая будет соответствовать отдельной статьей, было переосмыслено в связи с достаточно внушительным объемом работы по ее смысловой нагрузке.

Табу - полинезийское слово. В себе оно несет два противоположных смысла.  Фрейд пишет:

С одной стороны, оно означает святой, священный, с другой стороны — жуткий, опасный, запретный, нечистый. Противоположностью табу на полинезийском языке является поа - обычный, общедоступный.

Европейский аналог табу - "священный ужас", табу выражается по  большей мере в ограничениях. Но табу - это не религиозное ограничение, не запреты морали, это запреты, которые лишены всякого обоснования. Для тех, кто находится во власти табу, эти ограничения являются сами собой разумеющимися.

Вундт пишет о том, что табу - это самый древний неписанный кодекс человеческих законов. Табу древнее богов и старше любой религии.

Табу можно классифицировать, выделяют следующие виды табу:

1. Естественное или непосредственное - результат магии, оно связано с человеком или предметом.

2. Переданное или опосредованное - приобретенное или переданное жрецом, вождем или иным лицом. Оно также является магическим по своему происхождению.

3. Промежуточное - учитывающее в своем формировании оба вышестоящих фактора.

Также выделяют следующие цели табу:

1. Целенаправленные:

а) защита важных персон;

б) защита слабых от силы вождей и жрецов;

в) защита от опасности, которая исходит от пищи и прикосновения к мертвым;

г) охрана важных актов: процесса родов, брака, инициализации;

д) защита людей от гнева богов и влияния демонов; 

е) защита детей и еще не родившихся от всяких опасностей.

2. Защита собственности человека от воров.

Далее Фрейд пишет:

Наказание за нарушение табу поначалу, видимо, возлагалось на внутренние автоматически действующие организации. Нарушенное табу мстит само за себя. Если присоединяется представление о богах и демонах, имеющих связь с табу, то от могущества божества ожидается автоматическое наказание. В других случаях, вероятно, вследствие дальнейшего развития понятия, общество само берет на себя наказание смельчака, преступление которого навлекает опасность на его товарищей. Таким образом, уже первые системы наказания человечества были связаны с табу.

Источником табу является магическая сила. Те люди и предметы, которые являются табу, словно имеют электрический заряд, способный разрядиться в прикоснувшегося. Защита от табу при этом называется маны. Таким образом, действие табу зависит как от магической силы, так и от маны, которой обладает нарушитель.

Приведем вслед за Фрейдом пример.

Короли и жрецы обладают могущественной магической силой. Простолюдин при прикосновении к ним будет обречен на смерть. Но безопасно прикасаться к королям и жрецам могут министры и другие, наделенные большей маной, чем обычные люди.

Накладываемые табу также зависят от маны человека. Таким образом табу короля будет иметь куда большую силу, чем табу, которое налагает обычный человек.

Табу также могут быть разделены на постоянные и временные. К первой группе можно отнести королей, жрецов и усопших. Ко второй же группе относятся к состояниям. Например, к периодам менструации и родам.

Древние подчинялись табу как тому, что само собой разумеющиеся. Никто из них не интересовался причинами и целесообразностью подобных ограничений. Они были убеждены, что за табу следует автоматическое суровое наказание, даже по неведению или случайности.

Табу часто связаны именно со стремлениями к наслаждению, а также со свободой и общением. Иногда смысл табу становится нам понятным, мотив его соблюдения - воздержание и отказ. В других случаях табу выглядят как своеобразные церемониалы, они связаны с какими-то мелочами и для нас остается непонятным их содержание. За табу идет теория о том, что некоторым людям и вещам присуща опасная сила, которая передается нарушителю при прикосновении словно зараза. Таким образом тот, кто нарушил табу, сам становится табу, словно он заряжает этим опасным магическим зарядом. Однако не стоит забывать указанное выше, согласно которому, что сила табу зависит не только от наличия "магического заряда".

Табу называется любой носитель опасного свойства: человек, местность, предмет, временное состояние. Табу в буквальном значении называется то, что является святым и стоит превыше всего, но также является опасным и зловещим, чем-то нечистым.

Для чего следует интересоваться загадкой табу? Фрейд предполагает, что табу полинезийцев не так уж и чуждо нам, как может показаться на первый взгляд. Табу может являться предком наших сегодняшних моральных запретов. Исследование табу может в дальнейшем пролить свет на прошлое "категорического императива" цивилизованного человека. Здесь под категорическим императивом следует понимать высший принцип нравственности.

Вундт заключает, что табу касается всех обычаев, которые выражает страх перед объектами или связанными с ними действиями. Далее следует предположение о том, что нет ни одного народа и ни одной ступени культуры, которых бы не коснулось табу.

Затем Вундт обосновывает изучение природы табу в примитивных условиях австралийских аборигенов, а не в культуре народов Полинезии.

У австралийцев Вундт разделяет табу на три класса по отношению: к животным, к людям, к другим объектам.

Табу животных (в большей части запрещающее их убивать), составляет ядро тотемизма. Табу второго класса, относящееся к людям, создает условия особого отношения и особого положения в жизни. Табу также лежит на собственности человека. В Австралии, например, к собственности относится новое имя мальчика, в обряде посвящения в мужчины - это имя должно сохранятся в тайне от других. К третьей категории табу относятся местности, деревья, растения и дома - все, что вызывает страх или кажется нечистым. Эта группа табу наиболее непостоянная.

Вундт также утверждает, что настоящие источники табу лежат много глубже, они исходят из самых примитивных человеческих влечений, источник табу - страх демонических сил. Так как табуированный предмет наделен демонической силой, табу запрещает его всячески дразнить.

Но затем табу становится самостоятельной силой, которая свободна от демонизма. Табу становится принуждением, которое присутствует в обычаях, нравах и законах. Изначальная заповедь табу по мнению Вундта звучит следующим образом: "берегись гнева демонов".

Стоит заключить, что Вундт предполагает, что табу - есть продукт веры примитивных людей в демонические силы.

Но Фрейда разочаровывает объяснение Вундта. Страх перед демонами не может быть причиной возникновения табу, потому что демонов изначально и не существует. Как и боги, демоны создаются людьми с определенной целью.

Вундт пишет:

Присущая первоначальному табу вера в демоническую силу, скрытую в предмете и мстящую за прикосновение к нему или непозволительное использование тем, что околдовывает нарушителя, является все же целиком и полностью объективированным страхом. Этот страх еще не разделился на две формы, которые он принимает на более развитой ступени развития, — на благоговение и отвращение.

В мифологии существует универсальный закон: предыдущая ступень развития верований продлевается, но оттесняется новой ступенью, и эти обе ступени продолжают сосуществование. При этом объекты прежнего почитания превращаются в объекты отвращения.

Далее вслед за Фрейдом рассмотрим проблему табу с позиции психоанализа. Подобный подход будет означать исследование бессознательной части индивидуальной душевной жизни. Современному человеку табу не покажется чуждым, ведь каждому может быть известна масса людей, создающих сами для себя в индивидуальной форме запреты табу, которые соблюдаются ими во всей строгости. Это происходит схоже с тем как и дикари соблюдают запреты табу, которые общие для всех представителей племени. Эти люди похожи на "больных неврозом навязчивости", или же их состояние можно было бы определить как "болезнь табу". Однако же при сравнении табу с существующим неврозом навязчивости, нужно соблюдать осторожность, ведь их сходства могут быть лишь внешними, как заключает З. Фрейд.

Стоит отметить сходства табу и проявлений запретов невроза навязчивости.

1. Они не мотивированы, происхождение запретов остается загадкой.

2. Они должны соблюдаться из-за непреодолимого страха.

3. Внешняя угроза наказанием излишняя, существует внутренняя уверенность, что нарушение запрета приведет к беде.

Главным же запретом табу и невроза навязчивости является прикосновение. Причем значение прикосновения распространяется не только на непосредственное прикосновение, но даже и словесное. Все, что направляет мысль на запретное, является также запрещенным.

Как и в неврозе навязчивости, так и в табу есть запреты как те, которые мы понимаем, и те, которые кажутся нам бессмысленными. Такие запреты называются "церимониалами".

Навязчивые запреты крайне подвижны, они переключаются с одного предмета на другой, делая его также "невозможным". Исходом же становится то, что "невозможность" при неврозе навязчивости в итоге охватывает весь мир. "Невозможные" вещи и люди являются словно "заразными". Похожее мы отметили и при феномене табу - кто соприкоснулся с табуированным предметом, сам становится табу.

Навязчивые запреты при этом в некоторых случаях можно устранить по средствам выполнения навязчивых действий другого характера. Эти действия несут смысл покаяния, меры защиты, очищения и искупления. Самое распространенное навязчивое действие - омовение водой.

Далее Фрейдом описывается клинический случай. Нам в рамках разбора будет интересен следующий вывод: запрет своим навязчивым характером обязан связью с бессознательной противоположностью, со скрытым желанием, внутренней необходимостью, которая остается недоступной для сознательного понимания.  Способность запрета переноситься обусловлена условиям пребывания в бессознательном. Это происходит подобно тому как влечение-желание способно смещаться с объекта на объект, чтобы избежать блокады цензуры.

Можно сказать, что запрет отвечает новыми санкциями на каждую попытку вытесненного либидо прорваться. Отсюда следует, что мотивировкой навязчивых действий служит потребность в отводе напряжения, которое рождается при взаимном сдерживании двух борющихся сил. Навязчивые действия при неврозе - компромиссное образование: с одной стороны эти действия демонстрируют раскаяние, с другой - они являются замещающими, компенсирующими влечение. Тут же Фрейд приводит закон невротического заболевания:

эти навязчивые действия должны все больше служить влечению и все больше приближаться к первоначально запрещенному действию.

Далее З. Фрейд совершает попытку рассмотрения табу как навязчивого действия. Мы же укажем лишь некоторые ключевые тезисы в рассуждениях Фрейда.

Итак, если табу закрепилось, значит, то желание, которое было табуировано, сохранилось у племени придерживающегося этого табу до сих пор. У племен, следовательно, есть амбивалентное желание к запретному: в бессознательном они жаждут нарушить запрет, но при этом боятся этого. Но их страх сильнее желания, и боятся они тем больше, чем больше хотят запретного. Похожий феномен встречается и у невротиков.

Самые древние и самые сакральные запреты табу составляют два столпа тотемизма: не убивать тотемное животное, избегать сексуальной связи с товарищем по тотему.

И эти же запреты, полагает Фрейд, являются самыми древними и самыми сильными желаниями людей. Итак, мы можем полагать, что основой табу служит запретное действие, к которому в бессознательном остается склонность.

Человек, соприкоснувшийся с табу становится табу, потому что он становится способным растревожить остальных и своим примером искусить их также преступить запрет. Этот человек порождает зависть. Каждый пример заразителен, он заставляет других подражать.

Но человеку можно и не нарушать табу, чтобы самому становится табу. Таких примеров множество - короли, обладающие властью; мертвецы, новорожденные и беременные женщины привлекают своей беспомощностью; половозрелый индивид, проходящий обряд инициации - наслаждениями. Все это является табу, потому что представляет для остальных искушение.

Отсюда следует, что придерживаться табу и наказывать нарушившего необходимо, потому что иначе весь уклад общества распадется. Даже прикосновение запретно в том понимании, потому что оно является началом для всякого обладания.

Опасной силы маны соответствуют две реальные способности: напоминать человеку о запретных желаниях и побуждать его к осуществлению этих желаний. Способность табу к перемещению отражается способностью бессознательных влечений ассоциативными путями перемещаться на новые объекты, что было доказано при исследовании неврозов.

В окончании раздела вслед за Фрейдом подытожим выводы, которые нам удалось сделать при сравнении табу с навязчивыми запретами:

...табу есть древний запрет, навязанный извне (авторитетом) и направленный против сильнейших вожделений людей. Желание нарушить его сохраняется в их бессознательном; люди, соблюдающие табу, испытывают амбивалентное отношение к тому, что подлежит табу. Приписываемая табу чудодейственная сила сводится к способности вводить людей в искушение; она ведет себя как заразная болезнь, ибо пример заразителен, а запретное вожделение смещается в бессознательном на другое. Искупление за нарушение табу посредством отказа доказывает, что в основе соблюдения табу лежит отказ.

На этом следует завершить первую часть разбора статьи З. Фрейда, входящей в сборник "Тотем и табу".

Показать полностью 1

Разбираем труды З. Фрейда: "Толкование сновидений". Часть шестая

В этой части работы мы уделим внимание нескольким процессам, отвечающим за работу сновидения.

Тезисы выпуска:
1. Мысли сновидения могут сосредотачиваться на одном, а явное содержание - совсем на другом материале.
2. В следствие работы смещения, содержание сновидения не совпадает с мыслями сновидения, а само сновидение воспроизводит искаженное желание из бессознательного.
3. Повествование о изобразительных средствах сновидения.
4. Как сновидение обозначает отношения в материале сна?
5. Причинная связь в сновидениях отображается через последовательность.
6. Сходства в сновидении объединяются в одно целое.
7. Идентификация.
8. Смешанное образование.
9. Сновидение любого рода изображает самого сновидца. Сны эгоистичны.
10. Иногда сновидение показывает то самое "нет" при помощи инверсии.
11. Иногда смысл сновидений раскрывается лишь после многократного применения инверсий различных частей сна.
12. Анализ сновидения больного неврозом навязчивости.
13. Форма сновидения наиболее часто используется для изображения скрытого содержания.
14. Сновидение мальчика о женщинах, которые ложились спать.
15. Заключение Фрейда о том, что сновидения одной и той же ночи, какими бы разными они не были, всегда говорят об одном и том же. Они имеют общую мысль.
16. Об эффекте заторможенности в сновидениях.
17. "Ведь это всего лишь сон" - загадка сна во сне.

Толкование сновидений есть Via Regia к познанию бессознательного, самое определённое основание психоанализа и та область, в которой всякий исследователь приобретает свою убеждённость и своё образование. Когда меня спрашивают, как можно стать психоаналитиком, я всегда отвечаю: с помощью изучения своих собственных сновидений.
— З. Фрейд. «О психоанализе»

"Толкование же сновидений есть via regia (царская дорога) к познанию бессознательного в душевной жизни".
— З. Фрейд. «Толкование сновидений»

«Толкование сновидений» Зигмунда Фрейда – одна из самых популярных книг ХХ века, переведенная практически на все языки мира и выдержавшая огромное количество переизданий. Основной предмет исследования в «Толкованиях сновидений» – бессознательное, та часть сознания, которая недоступна восприятию человека, но при этом управляет его желаниями и поступками.

Показать полностью

Разбираем труды З. Фрейда: "Толкование сновидений". Часть пятая

Серия статей в аудиоформате:
Разбираем труды З. Фрейда: "Толкование сновидений". Часть пятая.

В новой части разбора "Толкования сновидений" мы начнем разбор шестой главы.

Тезисы выпуска:
1. Метод толкования сновидений работает не с явным содержанием, а со скрытом содержанием снов.
2. Содержание сновидения представлено языком образов, отдельные знаки должны стать языком мыслей сновидения. В толковании сновидений следует читать эти знаки по их взаимосвязи.
3. Мера сгущения в сновидении определяется как бы "концентрацией" мыслей сновидения в объеме его явного содержания.
4. Никогда нельзя быть уверенным, что сновидение было полностью истолковано. В его содержании может скрываться куда больше мыслей, которые могут быть раскрыты совершенно с иной стороны.
5. Мысли, выявленные в дневном анализе, являются идущими параллельно мыслям сновидения, они также образуют взаимосвязи с мыслями сновидения.
6. Бессознательные мышление в сновидении может крайне отличаться от того процесса мышления, который воспринимается нами.
7. Создание собирательных образов и смешанных персонажей в сновидениях - это одно из главных и самых ярких проявлений работы сгущения.
8. Сновидение обходится со словами подобно тому, как можно относится к предметам.
9. Разговор в сновидении часто указывает на то событие, во время которого этот разговор и состоялся.

Толкование сновидений есть Via Regia к познанию бессознательного, самое определённое основание психоанализа и та область, в которой всякий исследователь приобретает свою убеждённость и своё образование. Когда меня спрашивают, как можно стать психоаналитиком, я всегда отвечаю: с помощью изучения своих собственных сновидений.
— З. Фрейд. «О психоанализе»

"Толкование же сновидений есть via regia (царская дорога) к познанию бессознательного в душевной жизни".
— З. Фрейд. «Толкование сновидений»

«Толкование сновидений» Зигмунда Фрейда – одна из самых популярных книг ХХ века, переведенная практически на все языки мира и выдержавшая огромное количество переизданий. Основной предмет исследования в «Толкованиях сновидений» – бессознательное, та часть сознания, которая недоступна восприятию человека, но при этом управляет его желаниями и поступками.

Список литературы

1. Фрейд, З. Толкование сновидений.

Показать полностью

Разбираем труды З. Фрейда: "Толкование сновидений". Часть четвертая

В этот раз наш разговор пойдет о классе "типичных сновидений", который, наверное, был бы интересен обывателю, но его также может оттолкнуть ознакомление с данным разделом, так как Фрейд в своем изложении множество раз отсылается к различным источникам и мыслям, в том числе мифологическим, наблюдениям за детьми и своими пациентами, и все лишь для того, чтобы создать полную картину о природе возникновения некоторых типичных сновидений, а также чтобы разъяснить значение некоторых снов, интерпретация которых может быть воспринята негативно и вызвать сильное сопротивление.

Фрейд отмечает, что бывают случаи, где психоаналитик не может толковать сновидение сновидца без его материала из бессознательного - ассоциаций. Хотя иногда применяется второй (дополнительный, как подчеркивает Фрейд) метод толкования сновидений - через символы, встречающихся во снах.

Типичные сновидения, которые будут проинтерпретированы:
Сновидения о наготе;
Сновидения о смерти близких людей;
Сон об экзамене;
Сны о полетах;
Сны о падениях.

Толкование сновидений есть Via Regia к познанию бессознательного, самое определённое основание психоанализа и та область, в которой всякий исследователь приобретает свою убеждённость и своё образование. Когда меня спрашивают, как можно стать психоаналитиком, я всегда отвечаю: с помощью изучения своих собственных сновидений.
— З. Фрейд. «О психоанализе»

"Толкование же сновидений есть via regia (царская дорога) к познанию бессознательного в душевной жизни".
— З. Фрейд. «Толкование сновидений»

«Толкование сновидений» Зигмунда Фрейда – одна из самых популярных книг ХХ века, переведенная практически на все языки мира и выдержавшая огромное количество переизданий. Основной предмет исследования в «Толкованиях сновидений» – бессознательное, та часть сознания, которая недоступна восприятию человека, но при этом управляет его желаниями и поступками.

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!