Сообщество - Психология | Psychology
Психология | Psychology
4 040 постов 29 483 подписчика
1336

Общение с подростком. Самая краткая инструкция.

Пролог. Однажды мы с подростками поняли: когда детям исполняется 13, у их родителей наступает переходный возраст. Шутка.


Часто психологов (например, меня) спрашивают: ты  находишь язык с подростками, они прислушиваются… как этого достичь в семье?


Ответ: К сожалению, чаще всего никак. Точнее: не так. Всё-таки позиция психолога и позиция родителя – это две большие разницы. То, что может себе позволить родитель,  не использует психолог и наоборот.


Впрочем, это не мешает сформулировать пару простых идей, которые могут помочь родителям при общении со своими подростками и установлении связи с ними:

Общение с подростком. Самая краткая инструкция. Дети, Подростки, Психология, Отношения, Длиннопост

1. Знайте о том, что нравится вашему ребенку. Не разбираетесь – изучите. Например, современную музыку, правила субкультур и прочее. Когда ваш подросток был ребенком, можно было с легкостью найти вещи, чем можно было бы заняться. Но, теперь правила меняются, вам придется приложить дополнительные усилия, чтобы узнать, что нравится подрастающему поколению. Только не надо пытаться стать «как он», в фильмах полно примеров, когда родители пытаются «впадать в детство» и, например, идут с подростком на дискотеку. На мой вкус, знать и изображать «своего» - разные вещи.


Возможно, это будет непросто, но способность соотносить понимать что интересно вашему ребенку – важная часть построения открытых и значимых отношений.


Помните, чтобы быть хорошим родителем, вам также нужно быть хорошим другом.

2. Строгость – это родительская функция. Многие подростки сопротивляются правилам и ограничениям – это признак нормального возрастного развития, если что. Они думают, что достаточно взрослые, что могут сами о себе позаботиться. Это очень хорошо, правда! При этом подросткам все еще нужны ограничения (да и взрослым людям… мы же договариваемся о правилах дорожного движения и уголовном кодексе!). С новыми возможностями и желаниями подростки получают и ответственность. Важно договариваться, а не приказывать. Важно объяснять подростку суть ограничений, правил… и, как это ни странно, выполнять эти правила самому. Если договорились с подростком, что за хорошие оценки отпустите на дискотеку – отпускайте, не ищите лазеек и новых ограничений. Покажите, что с родителями можно договариваться, и что договорённости выполняются. И уж если обещали наказать – наказывайте.


Дайте понять вашему ребенку, что у него или у нее будет больше свободы, но при этом на них будет возложено больше ответственности. Свобода без ответственности бессмысленна.

Общение с подростком. Самая краткая инструкция. Дети, Подростки, Психология, Отношения, Длиннопост

3. Общайтесь ежедневно, постоянно, от души. Не просто: «как в школе?». Ежедневное общение является важным для поддержания открытости между вами. Узнайте про то, что мучает Вашего ребенка, в чём у него сложности, в чём успехи. Часто говорят, что подростки замкнуты… да, конечно. А Вы сами много рассказываете о своих переживаниях, чувствах, проблемах? Попробуйте… не просто о работе, а об отношениях с людьми, об отношениях с ним, с ребёнком… Помните, что межличностные отношения – это приоритет этого возраста, это то, что ребёнку действительно интересно. Ну вот и дайте ему этого, в том числе своим примером.


Научитесь понимать мир, в котором живет ваш подросток, поставьте себя на его место, и вы сможете не только добиться их доверия, но и также сможете лучше понять их общее поведение. Ежедневное общение покажет вашему ребенку, что вы заботитесь о нем. Это очень важный фактор, так как подростки будут чувствовать себя более комфортно с родителями, которые активно вовлечены в их жизнь.


Но стоит признать печальный факт: таким, как раньше общение с ребёнком уже не будет. Психологическое отделение не просто началось - оно уже идёт полным ходом. Ребёнок не будет слушаться, соглашаться и, например, копать картошку - у него меняются взгляды, он утверждает себя в мире, осознаёт себя как психологически автономную единицу.


А уж как с этим жить родителям - это совсем другая (непростая) история.

Показать полностью 1
1895

Про папу, счастье и ответственность

Много лет назад мой друг рассказал мне историю из своего детства. Когда ему было 13, родители позвали его на серьезный разговор. Они рассказали, что хотели бы развестись, но тревожатся о сыне и потому спрашивают его мнения. Мальчику было 13, и он был категорически против развода. Родители остались вместе. А через 6 лет папа умер от рака. Много лет спустя, рассказывая мне эту историю, он, уже взрослый мужчина, многое брал на себя и связывал смерть папы с тем выбором. Я часто думал про эту историю. Думал о том, чем я готов пожертвовать ради своей дочери. В какой-то момент понял, что готов отдать за неё жизнь, но не готов ради неё жить долго и несчастливо. Или недолго и несчастливо. Я не стал разводиться, но осознание возможности выбора поддерживало и успокаивало. Пока я не приехал психологом в лагерь для трудных подростков – тех самых, кто не отправлен в тюрьму исключительно по причине малолетства. Там я встретил детей, ради которых родители не пожертвовали ничем.


Анне 12 лет. Про папу она говорит заученно – «погиб в автокатастрофе, когда я родилась». Аня знала уже трех отчимов. Она ненавидит всех своих младших братьев – Аню заставляют быть для них няней. Никогда не читавшая Чехова, Аня точно сошла со страниц рассказа «Спать хочется». Ее редко пускают в школу, да и сама Аня предпочитает доехать до какого-нибудь магазина «побогаче» - для нее это «Магнит» - и там украсть конфеты и шоколадку. Охранники ее знают и не трогают. Аня очень красивая, отзывчивая. Она совершенно не готова к тому, что я ее спрашиваю: «Что ты сейчас чувствуешь, Аня?». Она обнимает меня и говорит: «Вы мой папа, Вы мой папа». У нас было 6 встреч. Я отвечал на сотни вопросов. Таких же, как мне задает моя дочь – про дружбу, про звезды, про то, что хорошо и что плохо. Я был первым, кто поговорил с ней об этом.


Алесе 14. Выглядит на 16. Неформалка, художник, она одета и покрашена во все цвета радуги. Если она хочет кого-то обнять, то смеется и бьет кулаком в лицо. Иногда сильно, иногда просто ощутимо. Мальчики ее боятся до истерики. Алеся не боится боли, драться предпочитает до смерти. Меня она не била – я взрослый мужчина, а таких бить нельзя, нужно слушаться. «Алеся, пожалуйста, не гоняйся за Димой с ножом» - мгновенно нож отложен, через секунду Алеся поднимает камень. Это не издевательство – Алеся точно выполняет команды и, как она считает, меняет свое поведение. Нож и камень для нее – абсолютно разные вещи. Мы провели 4 встречи, посвященные работе с агрессией. Первую подушку она разорвала зубами за 20 секунд. Она не могла по ней бить – сразу стала рвать. Потом мы вместе узнали, что она практически не испытывает эмоции по отдельности. Всегда клубок из чувств и эмоций, и злость среди них всегда занимает важное место. Причем злость радостная, адреналиновая, как у древних воинов перед битвой. Перед спуском на рафте на бурной воде Алеся кричала от восторга и спрашивала меня, кому бы ей сейчас врезать. На шестой встрече для Алеси было открытием, что подушку можно не загрызть, а ударить с разной степенью силы. Папу Алеся никогда не знала. Знала только алкоголика-сожителя матери, который ее домогался. А мать ее за это била.


Евгению 17. Он вор. Через полгода его отправят в колонию. Мама выгнала его из дома в 13. С милицией его вернули обратно. С тех пор мать каждый день говорит ему, что мечтает, чтобы он «сел». Женя очень любит маму. Любит и ненавидит. Он кричал мне: «Что, что мне сделать, чтобы мама меня полюбила?». Он обращает ее внимание на себя самыми разными способами – от попаданий в полицию до ночного поедания абсолютно всех продуктов из холодильника. У нас было две встречи. Потом он украл виски в магазине и его увезли. Я пытался помочь ему найти какие-то ресурсы в себе и вне себя. Единственными, кто его понимает, Женя считал своих «корешей». И даже тут он был разочарован: когда его задержали, то «кореша» спокойно съели шоколадки, украденные Женей часом раньше. Для Жени было потрясением, когда я не стал его осуждать. Он никогда не встречал мужчин, которые бы с ним просто поговорили.


Лене 17. Мама ее родила в 45. Потом запила. Лену отправили в детский дом. В 14 она вернулась домой. Маме было 59, и она была больна всем, чем можно. Снова пила. Лена любит животных и решила стать ветеринаром. Учиться почти не может, но может перенимать знания от наставника. Так она стала ездить по деревням и селам и там помогать всем, кто работает с животными. Ее кормили, давали ночлег. Даже не трогали. В 16 Лена осознала себя девушкой. Стала встречаться с мальчиками – весьма целомудренно. Сразу поняла, что ей важнее родители мальчика. Выбрала тех, кто ей самой заменил родителей, и осталась там жить. О мальчике заботится. Секс считает несущественной платой за то, что живет дома с хорошими людьми. Хорошие люди ее считают дочерью. Лена почти не умеет строить отношения. Сразу спрашивает: «Что я должна буду для вас сделать?», и это не торг, просто другого Лена не знает. Ей очень стыдно. Стыдно за внешность, стыдно за то, что почти неграмотная, стыдно за любое действие. Ей очень стыдно жить. На третьей встрече Лена убрала волосы и впервые мне открыла свое лицо, вся встреча прошла в глубоком переживании встречи: я ее вижу и она меня видит. Говорить Лена почти не могла. Смотрела и переживала. С родителями мальчика так она пока не встретилась. Говорит, но не показывается.


Если раньше я понимал про роль папы в жизни ребенка, то теперь я точно узнал про последствия отсутствия папы. Стыд, злость, страх – в разы усиленные по сравнению с детьми, живущими с родителями. Стало понятнее про ответственность, которую я беру на себя. Такую – долгую ответственность – которую взяв на себя единожды, я несу всю жизнь. Я знаю, что не всё зависит от родителей. Дети вырастают разные в самых разных семьях. Но для меня это как раз про снятие ответственности с себя. Удобный аргумент. Убеждение себя, что от меня мало что зависит.


автор: Тихон Паскаль

источник: http://gestaltclub.com/articles/stati/obshchaya-psikhologiya...

Показать полностью
40

Будут ли у пары дети – это интимный вопрос, и никого другого он не касается

О психологической готовности пары стать родителями, о праве выбора остаться "чайлдфри" и социальном давлении - в эксклюзивном интервью с психотерапевтом Ириной Млодик.


Ирина, многие вас знают как автора книг и специалиста в области детской психологии, хотя вы работаете и со взрослыми. Сегодня мне бы хотелось поговорить с вами о психологической готовности мужчины и женщины к рождению ребенка... Перед встречей я поинтересовалась у своих знакомых, почему они решили родить ребенка. Варианты были разные, но превалировали ответы: «Все рожают, и я родила», «Поженились, и без детей как будто нельзя». У меня сложилось впечатление, что большинство людей не очень задумываются о своем желании и готовности, а дети появляются, потому что «так надо». Так ли это?


С одной стороны, может это и хорошо, что многие заводят детей, не очень об этом думая. Потому что если начать об этом думать, то рожать не захочется. А у нас и так демографическая ситуация не очень. Работая с молодежью, я замечаю, что они все меньше обнаруживают в себе желание иметь детей. По разным причинам. Кто-то понимает, что это сложно. Кто-то боится ответственности. Кто-то не хочет менять привычный уклад жизни. На мой взгляд, гораздо лучше признаться в том, что не хочешь детей, чем завести их под социальным давлением. Потому что тогда на ребенка будет «вылито» все недовольство и злость за то, что он появился вопреки желанию. Поэтому я за честное признание и за право женщины не рожать детей, если она не готова, не хочет.


Бывают ли случаи в вашей практике, когда пара или женщина принимает осознанное решение остаться «чайлдфри», то есть не иметь детей?


Да, конечно. Например, одна моя клиентка говорила о том, как ей неприятно даже представить, что у нее в животе может расти и развиваться какое-то другое существо и питаться ее микроэлементами. Ей была противна сама идея вынашивания. И из ее детской истории было понятно, почему так…


Есть клиенты, которым родители не дали достаточно для того, чтобы они потом могли отдать своим детям. Ведь чтобы у нас было, что отдавать своим детям, нужно, чтобы сначала это дали нам. Еще есть клиенты, которые рано стали родителями своим братьям и сестрам, например, в многодетных семьях, где чаще всего старшие дети буквально заменяют родителей для младших. И это такая ранняя и тяжелая ответственность, что когда приходит пора рожать своих детей, они не хотят, им это в тягость.


Может ли помочь психотерапевт? Или, если человек не ощущает в себе необходимых для материнства или отцовства ресурсов, то лучше отказаться от идеи иметь детей?


Конечно, можно ничего с этим не делать и жить спокойно. Но есть одно «но». В экзистенциальной психологии существует понятие «онтологической вины» - когда человек начинает пребывать в какой-то непонятной тоске, мучается от того, что не смог реализовать какой-то свой потенциал. Как будто он не стал тем, кем должен был стать. Все-таки роль матери и отца – это очень значимые роли в нашей жизни. И поэтому люди, которые эту идею совсем «задвигают» и не идут с ней разбираться, в конце концов могут столкнуться с тем, что их настигнет онтологическая вина в виде тоски.


А как быть с социальным давлением?


По сути, вопрос о том, будут ли у пары дети – это интимный вопрос этой пары и особенно женщины, поскольку она предоставляет больше ресурсов: свое тело для вынашивания и рождения ребенка, свою грудь для кормления, свое время и т.д. Поэтому никого другого этот вопрос не касается. Безусловно, общество заинтересовано в том, чтобы рождались дети. Но, решая жить без детей, такая пара «отдает» обществу своей профессиональной реализацией или другой социальной пользой.


Ирина, когда к вам на терапию приходит клиент, который заявляет, что он «чайлдфри», считаете ли вы, что это не нормально? Пытаетесь ли обнаружить причины такой жизненной позиции?


Я бы не оперировала понятием «нормы – не нормы». Если приходит клиент и говорит, что у него нет детей, он не планирует и не страдает от этого, и запрос у него совсем другой - - окей. Мы какое-то время можем не брать это в работу, не выяснять причины. Но я думаю, что в процессе терапии первопричины все равно всплывут. Все-таки у нас есть инстинкт размножения, и когда мы сталкиваемся с сильным нежеланием иметь детей, возникает вопрос: «А что с инстинктом? Что произошло?». Но, конечно, как психотерапевт я не буду уговаривать такого клиента завести детей. Я просто будут говорить: «У вас такая позиция, и для этого у вас есть причины. Это не значит, что вы какой-то не такой или вы должны непременно измениться». А причины под этим все равно всегда есть.


А часто ли к вам обращаются с вопросом: «Как нам понять, готовы ли мы стать родителями?»


Чаще приходят, когда вроде бы готовы, но почему-то не получается. И хотя сейчас большой процент бесплодия – как женского, так и мужского, - бывает, что не получается именно по причине психологической неготовности: организм как бы помогает не становиться родителями.


То есть, это психосоматический симптом?


В некоторых случаях - да. И терапия помогает разобраться, что стоит за этим симптомом. Несмотря на то, что женщины обычно хотят детей больше и готовы к этому быстрее, чем мужчины, проблемы зачатия часто связаны именно с их страхами. Это страхи, связанные с беременностью, родами или вопросами воспитания, которые женщины вытесняют. Когда ко мне на терапию приходят беременные женщины, они всегда приносят много тревог, беспокойств и сомнений. И мы учимся осознавать себя и переживать все эти эмоции.


В какой-то момент я обратила внимание, что у беременных женщин, которые находятся в терапии, нет никакого токсикоза. И я думаю, что, возможно, токсикоз – это не что иное, как непроработанные страхи, чувства, которые женщина не может предъявить в своей обычной жизни. Она не всегда может рассказать о своих чувствах матери или подруге, а на самом деле переживаний очень много, и в терапии женщины ими активно делятся.


Послеродовая депрессия – последствия того же самого. Через депрессию женщина может проживать свое недовольство и тоску, что время ее жизни «утекает» в заботах о ребенке.


Но ведь не у всех так? Есть женщины, которые реализуются в материнстве и проводят в уходе за ребенком или несколькими детьми большую часть жизни…


…И здорово, что такие есть. Но иногда дети могут становиться для женщины возможностью увильнуть от каких-то других жизненных задач. Она может уходить в материнство для того, чтобы не реализовывать себя в чем-то еще. При этом все ее гладят по головке и говорят, что она выполнила важный материнский смысл, молодец! И тогда можно не стыдиться, не задаваться вопросом: «А что еще нужно реализовать в этой жизни?».


Возвращаясь к вопросу готовности стать родителями: как быть, если один в паре хочет ребенка, а другой – не готов или не хочет?


Это интересный вопрос для исследования в семейной терапии. Что такое ребенок? Это некий общий проект, в который партнеры должны вместе вкладываться. И этот проект не просто объединит, он свяжет их на всю оставшуюся жизнь. Поэтому часто бывает, что кто-то один из пары может быть подсознательно или вполне осознанно не готов к такой связи. А еще кто-то из пары может бояться ответственности или конкуренции. Например, мужчина может сам хотеть оставаться при женщине ребенком, чтобы она о нем заботилась, ухаживала. И тогда зачем ему конкурент, который начнет отнимать внимание? А женщина – наоборот. Ей лучше иметь реального ребенка, чем ребенка в лице мужчины, который, как она надеется, наконец повзрослеет и возьмется за ум.


Конечно, если пара умеет разговаривать без участия семейного психолога, они могут сами попытаться прояснить и понять, почему кто-то из двоих не хочет детей. Но честно сказать: «Ты знаешь, я не хочу с тобой связывать свою жизнь. Я в тебе не уверен», - бывает трудно. Потому что тогда встает вопрос: зачем оставаться вместе?


А если ребенок все-таки появляется вопреки планам?


Бывает и так. Главное – чтобы ребенка не рожали из манипулятивных соображений. Мысль о том, что ребенком можно привязать или решить какие-то проблемы в паре, - это самая, на мой взгляд дурацкая идея, которая только может прийти в голову. Заканчивается это, как правило, тем, что ребенок растет в неполной семье, а вслед мужчине или женщине летят проклятья.


Может ли это в дальнейшем сказаться на жизни ребенка?


Конечно. Такой ребенок с самого детства может ощущать себя нежеланным в этом мире, что его родили не потому, что действительно хотели. И куда бы он не приходил - в любой коллектив, в любую систему, в любые отношения – он может бессознательно чувствовать себя там ненужным, нелюбимым, отвергнутым. И от этого ощущения трудно избавиться.


Какой ответ на вопрос «Зачем вы хотите завести ребенка?» был бы самым здоровым, с точки зрения психотерапевта?


Мне кажется, что самый здоровый ответ – это просто дать жизнь и радоваться тому, что рядом с тобой растет, разворачивается другая жизнь. В каком-то смысле от щедрости: я просто хочу отдать. А если дать нечего, то тогда честнее сказать: «Можете думать обо мне все, что угодно, но лучше я не буду мучить ни себя, ни ребенка».


Источник

Показать полностью
5178

Почему жена для меня важнее детей

ПОЧЕМУ ЖЕНА ДЛЯ МЕНЯ ВАЖНЕЕ ДЕТЕЙ?

автор: Майк Берри


Обычно в 8:30 вечера я даю своим двум дочерям-подросткам этакий предупреждающий выстрел. А в 9 вечера я уже открытым текстом говорю: «Вам пора пойти в свою комнату». Я говорю это почти каждый вечер. И каждый раз они спорят: «Но почему мы должны ложиться спать в 9? Мы уже не маленькие!»


«Вам не обязательно ложиться спать, вы можете заниматься чем-то в своей комнате — но прошу вас уйти из гостиной. Мы с мамой не видели друг друга целый день, соскучились, и это наше время, мы хотим пообщаться».



ДЕВОЧКИ ОБЫЧНО ЗАКАТЫВАЮТ ГЛАЗА И ФЫРКАЮТ.


Честно говоря, это правило существовало у нас дома с незапамятных времен. Мы являемся родителями вот уже 15 лет, и никогда не было такого, чтобы дети занимали ВСЕ наше время целиком в течение всего дня. Да, конечно, мы очень много занимаемся ими — но не 24 часа в сутки. Мы любим наших детей, и, безусловно, они играют важную роль в нашей жизни. И мы всегда будем поддерживать их и помогать им.


Но, есть еще «мы». Наши отношения. И мы все еще должны уделять внимание тому, чтоб эти отношения оставались крепкими, близкими и здоровыми. И вот почему это так важно:



ЗДОРОВЫЙ БРАК ЯВЛЯЕТСЯ КРАЕУГОЛЬНЫМ КАМНЕМ СЕМЬИ.


Краеугольный камень вашей семьи — не ваши дети. Они — часть фундамента и большая часть всего остального, но не они держат на себе всю эту конструкцию. Самая важная часть — это вы и ваша жена, муж, партнер. И ваши дети смотрят на вас, берут с вас пример и, сверяясь с вашим опытом, выбирают свое направление.



ДО ТОГО, КАК ПОЯВИЛИСЬ ДЕТИ, БЫЛИ «ВЫ» — ВАША ПАРА.


Сначала детей не было. Сначала мы влюбились друг в друга, вместе прогуливали занятия, болтали до утра по телефону (он тогда еще висел на стене, и у него был длинный шнур), и в конце концов решили остаться вместе навсегда. Мы были в начале. И мы затеяли всю эту семейную историю. И только после этого появились наши прекрасные дети. И мы страшно этому рады и благодарны, потому что они дают нам столько света и радости. Но наш союз священен. И именно эту сакральность мы должны изо всех сил охранять.



ПОСЛЕ ТОГО, КАК ДЕТИ ВЫРАСТУТ, МЫ ОСТАНЕМСЯ ВДВОЕМ.


Ничто не длится вечно. Наши дети скоро вырастут и вылетят из гнезда. Не знаю, как вы, но я лично не собираюсь пестовать своих 30-летних детей и выделять им еще одну комнату — пусть живут самостоятельно.


Так вот, когда они уедут от нас, заведут свои семьи и будут растить своих детей, мне бы хотелось, чтоб наши отношения с женой остались такими же крепкими и близкими, как в самом начале. И для того, чтобы обеспечить себе подобное будущее, мы должны работать над отношениями уже сейчас. Именно наши отношения, а не наши дети, должны быть приоритетом.



НАМ НУЖНО ПОКАЗАТЬ ДЕТЯМ ДОСТОЙНЫЙ ПРИМЕР


Как я уже говорил, дети смотрят на нас и берут с нас пример. Именно у нас они учатся, как нужно выстраивать и поддерживать отношения. Я часто говорю: «Воспитывать нужно взрослых, а не детей». Не знаю как вы, но я бы хотел, чтобы мои дети выросли с нормальным здоровым отношением к свиданиям, влюбленности и семье.


Именно поэтому здоровые отношения с моей женой являются для меня приоритетными — ведь дети учатся, глядя на нас. Поэтому жена для меня на первом месте, а дети — на втором. На очень близком к первому, втором — но все же втором.


В конце дня все мы бываем уставшими и напряженными. И да, ваши дети нуждаются в вас, они очень важны. Они на важном втором месте после вашей супруги. Не друзья, не коллеги, не товарищи по увлечениям. Дети и жена. И вы должны заботиться о детях, но в первую очередь — заботиться о сохранении хороших отношений в вашей паре. Когда дети видят, как отец любит их мать, и как мать ценит отца, они обретают уверенность в том, что они тоже любимы, важны и ценны, они обретают уверенность в окружающем их мире.


Мы живем в сумасшедшем графике. Дела-дела-дела. И постоянно дети — мы уделяем детям море внимания. Именно поэтому ровно в 9 вечера каждый день я прошу своих детей подняться к себе в комнату. Именно поэтому мы с женой пару раз в месяц непременно планируем свидание и выходим куда-то вдвоем. Потому что это важно. Потому что первыми появились «мы».



Майк Берри

Показать полностью
1189

Личный опыт: как я лечила депрессию и почему важно это делать

Как стать на учет в государственный психоневрологический диспансер, перестать переживать и справиться с реакцией окружающих.


Психические расстройства, а в особенности депрессия — тема, обросшая мифами и стереотипами. С одной стороны, своеобразная «мода» на нервные расстройства и неуместная их романтизация, с другой — клише про буйных психопатов и паническая боязнь спецучреждений. И только прочувствовав все на собственной шкуре, понимаешь: реальность куда более прозаична.


Плохая новость: поэзии и романтики в депрессии примерно столько же, как в кариесе или гастрите. Хорошая новость: страшный доктор под замок вас не упрячет, сдались вы ему. Отметку в паспорт не поставят, машину водить не запретят и на работу не сообщат. Очень плохая новость, она же предостережение: если депрессию не лечить, можно запросто отбросить коньки. Лично знаю несколько печальных примеров.


Вот уже месяц, как я не пью антидепрессанты, принимать которые пришлось около полугода. Не то, чтобы они творят чудеса, но, оглядываясь назад, иногда кажется, что до этого я не жила нормальной жизнью вовсе.


А начиналось все вполне тривиально. Нет, мне не хотелось изрезать вены или выйти в окно. Рыдать, страдать и жалеть себя тоже особо не хотелось. Просто не хотелось ничего вообще. В принципе. Вставать с постели, выходить из дому, общаться с людьми, покупать новое платье. «Скажите, если котенок не радует, его можно считать бракованным?» — спросили как-то в Реутов-ТВ. Вот как-то так, в тебе как будто что-то ломается. Лежишь и смотришь в одну точку.


И это было бы еще полбеды. Собственно, к врачу пришлось обратиться из самых прагматичных соображений. Дело в том, что работа давалась все хуже и хуже. Тот самый случай, когда ты толком ничего не сделал, а уже задолбался. И так изо дня в день. И начинаешь бесконечно себя обвинять. Свинья ленивая, да помнишь как год, два, три назад ты пахала в пять раз больше на куда менее интересной работе, и ничего? Да половина друзей о таком месте мечтала бы — со свободным графиком, дружбой с начальством и полной свободой творчества! Не помогало. Вернее, было еще хуже, так как к апатии и низкой производительности прибавлялось постоянное чувство вины. В итоге где-то полгода я жила с ощущением, что вот проснусь завтра — и не то что текст не смогу написать, а просто ответить, как меня зовут. Просто пару слов не смогу связать в предложение. Потом этот знаменательный день таки настал, и пришлось уволиться. А понимание того, что ситуация ненормальна, и если я в ближайшее время не приведу себя в чувство — работать не смогу и жить будет не на что, — собственно, и привело меня в больничку.


Ключевая ошибка многих — считать депрессию блажью, ленью, капризом, позерством, в общем чем угодно, кроме болезни, которая требует лечения.


Я точно так же опасалась, что врач скажет мне «девочка, иди работай и не майся дурью». Не знала, как объяснить постороннему человеку свое состояние и боялась, что меня просто не поймут. В итоге приехала мама, посмотрела на меня и вытолкала к врачу буквально за шкирку. За что ей спасибо, конечно.


Дальше были блуждания по кабинетам в духе Кафки, куда уж без них. Постоять в очередях, походить с этажа на этаж, подписать кучу бумажек. Зато страхи быстро развеялись: рассказывать участковому психиатру всю историю жизни без надобности, он сам знает, что спросить. На работу меня не отправили, а вполне себе поставили на учет, услышав о симптомах и неблагополучной наследственности. Выдали карточку с диагнозом «депрессивный эпизод легкой степени тяжести» и направление в дневной стационар. «Можешь, конечно, и лечь в больницу, но я не советую. Случай у тебя сравнительно легкий, а тамошний антураж скорее усугубит, чем поможет» — добавила врач. Что есть то есть, такого жуткого запустения, как в психоневрологических диспансерах, я не встречала ни в одной из украинских больниц. Зато работники, в отличие от меня, были вполне жизнерадостны.


Дневной стационар оказался скорее поликлиникой. Лечение как таковое сводится к тому, что тебе выписывают антидепрессант, и на время привыкания к нему — еще пару препаратов, купирующих побочные эффекты. Спустя месяц ты просто пьешь таблетку по утрам и живешь как обычно. Спустя два месяца, если все идет по плану, ты — новый человек. Не резко, а постепенно, ясное дело. Еще пару месяцев продолжаешь прием для закрепления эффекта, и можно потихоньку отменять. Для кого-то это остается единичным эпизодом, у других депрессия рецидивирует раз в несколько лет, но есть и огромное количество людей, которые живут на антидепрессантах годами. И это тоже вполне нормально: кто-то вынужден всю жизнь колоть инсулин, кто-то мучается от варикоза, а у кого-то проблемы с выработкой серотонина и, как следствие, слабая психика.


Конечно, таблетка не решит всех жизненных проблем. Но с течением времени появляются силы и интерес к жизни. Уходит привычка видеть все в черном свете. Меньше сомнений и переживаний по пустякам, больше спокойной уверенности в себе. Ну и работоспособность восстанавливается. На привычный уклад жизни лечение никак не влияет, современные препараты совместимы даже с алкоголем (но боже упаси смешать выпивку с прозаком, например). Характер тоже кардинально не меняется, а вот проблем с социализацией становится ощутимо меньше.

Тем не менее, реакция знакомых на прием антидепрессантов была бурной. «Какая гадость», «зачем тебе это нужно», «попробуй просто поработать над собой».


Все в основном думают, что психические проблемы бывают двух сортов: или ты выпендриваешься и «соберись, тряпка», или ты законченный псих и лучше держаться подальше. Реальность такова, что в очереди к психиатру (не путать, кстати, с психологом и психотерапевтом) сидят вполне обычные люди. Не лают, не буянят, не воображают себя Наполеоном или Иисусом Христом. Такие же люди, как вы, ваш начальник, сосед, продавщица в магазине или водитель маршрутки. А расстройств существует великое множество, от обсессивно-компульсивных вроде синдрома невыключенного утюга, с которым многие живут годами, до различных маний. А итогом «помоги себе сам» в случае с депрессией часто является суицид, и я знаю не один такой пример в своем окружении. Уж лучше таблетку выпить, правда?


Кстати, на западе это давно не воспринимают как нечто из ряда вон. Вот, например, героиня сериала Happyish поет оду антидепрессантам в пародии на Frozen. Причем конкретно тому препарату, который мне прописали.

Вся эта история — в первую очередь о том, что если вы чувствуете неладное — нужно не доводить ситуацию до критической, а обращаться к врачу. С психикой это тем более важно: здесь легко переступить грань, когда вы больше не сможете собирать себя в кучу. И, что самое страшное, не сможете даже осознать, что с вами что-то не так.


Вы же идете в больницу, когда болит живот? Здесь то же самое. У врача вы не боитесь, что вам вырежут половину органов, если вы жалуетесь на простуду? Точно так же и у психиатра вас никто не упрячет под замок с легкой депрессией, и не поставит на учет, если не обнаружит и ее. Хотя бы потому, что лечить вас в государственной больнице придется бесплатно. Зато если надоело по десять раз проверять тот самый утюг или дверной замок — можно точно так же сходить к врачу, попить месяцок таблетки и успешно от этой надоедливой привычки избавиться.


Психические расстройства нельзя запускать, но в то же время нельзя жалеть себя или принимать антидепрессанты бесконтрольно. Отличить депрессию от плохого настроения легко: настроение переменчиво, а с депрессией вам перманентно уныло. Если все плохо неделю, две, три — нужно не строить из себя страдальца и с упоением предаваться скорби, а просто обратиться за помощью. Иначе в какой-то момент может стать поздно, увы.


Источник

Показать полностью 1
2122

Cделайте что-нибудь! Наша Анютка совсем от рук отбилась…

Когда общаешься с клиентами, неизбежно приходишь к выводу, что люди, рекомендующие тебя друг другу, похожи на жителей одной планеты. И, например, если кто-то приходит ко мне «от Кати, у которой была эмоциональная зависимость», я уже приблизительно понимаю, с чем мне придется иметь дело и какие ожидания у Катиной подруги.


Сегодня я расскажу вам о планете «Мой ребенок – сложный подросток». Я некоторое время работала с замкнутым и довольно сложным мальчиком, у которого была чудесная бабушка. Людмила Александровна, заслуженный учитель России, вышла на пенсию и занималась внуками. Она прекрасно выглядела, энергии было хоть отбавляй, но трезво говорила о том, что профессия педагога – тяжела и деформирует психику: «Нана, если бы я жила во Франции, у меня бы даже показания в суде отказались брать. Я же неадекватна. 35 лет проработала в школе! Вот и сижу с внуками, чтобы не мучить учеников и сохранить остатки разума…».

А мне было очень жаль, что такой замечательный учитель больше не преподаёт математику...


И вот звонок от Людмилы Александровны:

- Наночка, родная, сделайте что-нибудь! Наша Анютка совсем от рук отбилась…

Уже знаю: «нашими» Людмила Александровна называла детей своих многочисленных учеников, родственников, друзей, просто знакомых – все они были «её».


Сначала на прием пришла Мария Петровна, мама Ани. Она сразу описала свои опасения: боится, что ее дочка склоняется в сторону нетрадиционной ориентации. Ане было четырнадцать. И в том возрасте, когда другие девочки вовсю кокетничают, требуют новых нарядов, следят за прической и маникюром, Аня делала все в точности наоборот. Носила тяжелые мужские ботинки, выбирала исключительно мужские джинсы, рубашки и куртки, сделала короткую стрижку. Но больше всего маму волновало, что Аня «совершенно, ну абсолютно не следит за своим внешним видом, может ходить по дому топлесс – а ведь с нами живет и мой сын, ее старший брат!».

Мама продолжала: - С сыном все в порядке. Студент, учится на четвертом курсе экономфака МГУ. Но вот дочка… Понимаете, два года назад у меня умер муж. Умирал тяжело, от онкологии. Аня была очень сильно привязана к отцу. Разумеется, она все знала – и про болезнь, и про неизбежный конец. Но во время похорон и после вела себя очень странно. Не плакала, не горевала, не хотела говорить об отце. Вообще не хотела обсуждать, что произошло. Сначала замкнулась в себе, потом словно бы просветлела… Стала интересоваться «каббалистикой». И часто странно намекает мне: «Скоро ты сама все поймешь».

- Вы боитесь, что она попала под чье-то влияние? Секта?

- Вы знаете, и боюсь, и не боюсь. Аня – девочка очень твердая, ее нелегко сбить с пути. К тому же, я не работаю, знаю все ее расписание и распорядок дня, сама подвожу в школу, сама забираю. Знаю всех ее друзей. В этом плане я спокойна. Меня больше волнует ее внутренний мир. С моим ребенком что-то происходит, но что – я не знаю.

- Как Вы думаете, она согласится работать с психологом? Ей ведь уже четырнадцать, она сама должна принять такое решение.

- Нана Романовна, помните, Вы работали с Сашей, внуком Людмилы Александровны? Он Ане уже тогда все уши о Вас прожужжал. Поэтому она сама мне сказала: «Если тебе нужно, чтобы кто-то капал мне на мозги, то только Сашин психолог. Но буду ходить к ней одна, без тебя».


Первая встреча.

Анну привел Саша, с которым мы встретились очень нежно и радостно поболтали о том, о сем, посмеялись. Я делала это для того, чтобы девочка ко мне присмотрелась. Сама потихоньку бросала на нее непродолжительные взгляды. Она действительно была в мальчишеской одежде, с короткой стрижкой, и говорила нарочито грубо. И все равно – оставалась красивой, очаровательной, женственной. Тут же вскинулась, стоило мне назвать ее «Аней», почти крикнула: - Меня зовут Анна! Зовите меня только Анной. Я попросила прощения и сказала, что постараюсь соблюдать ее условия:

- Мою сестру зовут так же, как и тебя. Поэтому иногда я могу нечаянно соскакивать на «Аню», «Анюту»…

- Постарайтесь не соскакивать! – оборвала меня девочка.

Мы начали работу. Первый период самый сложный: установить доверие и дождаться той самой, отправной точки, когда клиент раскроется и расскажет, что его мучает на самом деле. С идентификацией у Анны все было относительно нормально. Обычные половозрастные ожидания и ограничения, без перекосов. Чувствовалась ее хорошая связь с отцом и бережное отношение, принятие матери. Потихоньку мы разбирали различные ситуации с ее друзьями, школой, отметками – чтобы не терять время даром. В какой-то момент добрались до профориентационной консультации. Девочка преобразилась на глазах. Она очень резко заявила мне, что такой консультации ей не нужно, она точно знает, кем станет: «следователем прокуратуры, как папа». Дальше Аню стало заносить. Она принялась критиковать родных: «Брат тратит время своего обучения совершенного неправильно. Так он никогда не станет нормальным экономистом! Да и мама хороша. Только и делает, что ездит по заграницам, вместо того, чтобы внимательнее отнестись к своему, пусть небольшому, но приносящему стабильный доход бизнесу». Я попросила девочку рассказать об отце. И получила резкий отпор:

- Не лезьте! Это мое, и я не буду об этом говорить.

- Хорошо, но мне кажется, что у тебя с отцом – очень близкая связь. Поэтому имеет смысл уделить внимание твоей любви к отцу.

- Не взрывайте мне мозг! Не лезьте ко мне со своими гипнотическими штучками! Я не буду ничего Вам говорить, пока…

- Что «пока», Анна? - Пока папа не вернется.

- Вернется?! Разве оттуда возвращаются?

- Вы еще называете себя психологом! Совершенно не зная мирового порядка, чисел, цифр, событий…

Оказалось, что девочка увлечена каким-то течением, в котором я действительно не разбиралась. На похоронах отца ей встретились две дамы, назвавшие себя «каббалистами». Они сказали Анне, что скоро в мире произойдет событие, в результате которого мертвые оживут. Так они утешили и успокоили ее. После девочка еще пару раз виделась с ними – те показывали ей какие-то цифры и выкладки. До обещанного возвращения оставалось 5 месяцев…


Дошли. Вот оно. Вот узел. Как к нему подобраться? Как объяснить этой девочке, что папы не будет, что он не вернется? Как заставить ее отреагировать свое горе? Какие найти слова для убеждения? Ведь это такая красивая сказка. Сказка, которой она жила уже два года.

- Анна, скажи, такое твое поведение – для того, чтобы держать контроль над семьей, пока не вернется папа? То есть ты – немножко папа? Хочешь вразумить брата, направить маму в правильное русло?

- Да. Знаете, я устала. Осталось совсем немного…

- Хорошо. Папа вернется. И что увидит? Карикатуру на себя. А где же его дочь? Неужели ты думаешь, что он не захочет видеть тебя, - и осторожно добавила: - Анюту…

Девочка впервые меня не оборвала:

- Знаете, как «Аня» я очень слабая. Тогда мне придется прореветь все оставшиеся пять месяцев…

Я ухватилась за тоненькую ниточку и не знала, как её не упустить. Мы с Аней начали восстанавливать время с той точки, когда семья узнала, что папа болен. Я попросила девочку припомнить всю хронологию событий. Она не сопротивлялась. Ведь я уже обладала ее тайной – и теперь, когда кто-то об этом знал, ей стало легче. На следующую консультацию Анна пришла в девичьей кофточке, хотя все в тех же джинсах и ботинках. Зато с другим рюкзаком. Начали вспоминать. Анна – папина дочка, они всю жизнь обожали друг друга. Папа часто говорил, что очень любит сына, но Аня – самый главный человек в его жизни, что он может прожить без всего и всех на свете, но не без дочери. Аня с братом сразу заметили, что папа стал бледен, похудел и родители как-то нехорошо о чем-то шушукаются. Брата посвятили в случившееся достаточно скоро, Ане сказали только через какое-то время. Папа очень откровенно поговорил с ней: - Так бывает. Наверное, пришло мое время. Мне этого совсем не хочется. Но тебе надо это принять. Давай сделаем вместе все то, о чем мечтали. На это есть целых шесть месяцев. А это 180 дней. И это - очень много!

Аня билась в истерике, не хотела его слушать, не верила, что доктора бессильны, требовала у обеспеченных дедушки с бабушкой оплатить дорогое лечение отца в немецкой клинике. Но все было без толку – приговор окончательный. Папа проводил с дочкой много времени, разговаривал, смотрел кино, читал с ней книги, а когда относительно неплохо себя чувствовал – они вдвоем куда-нибудь ездили. Часто он повторял такую шутку:

- Анечка, я так и не увидел, как ты готовишь борщ и играешь « Элизе» Бетховена. Но я очень счастлив, что у меня такая девочка, какая есть – озорная, умная, веселая, пусть и без борща и пианино.


Аня решила устроить папе сюрприз. Через неделю занятий с Людмилой Александровной на ее кухне, она торжественно пригласила отца на кухню уже у себя дома. Посадила его на удобный стул и виртуозно приготовила борщ – от начала и до конца, именно такой, какой любил папа. Это не все... Двумя этажами ниже жила преподавательница Гнесинского училища. Аня пришла к ней и поставила задачу:

- Через месяц я должна сыграть « Элизе». Я не знаю нот и не буду их учить. Мне абсолютно все равно, как Вы это сделаете. У меня есть деньги, я заплачу сколько надо. Но я должна сыграть!

Через двадцать дней она исполнила «Элизе» для папы. Тогда он сказал: - Теперь я могу умереть спокойно. Я самый счастливый отец на свете потому, что все мои мечты сбылись. Рассказав это, Аня зарыдала. Я ее не останавливала...

- Нана Романовна, он ведь вернется?

- Нет, Ань, он не вернется.

- Но почему? Ведь все сходится. И тетки эти мне все объяснили.

- Аня, он не вернется.

- Только не говорите мне чушь, что «он навсегда в моем сердце»!

- Не буду, Ань. Не буду говорить то, что и так понятно.

- Это пройдет?

- Это боль навсегда, девочка. Тебе надо научиться с этим жить.

- Я вам не верю! Не верю! Не верю! Я ведь часто его чувствую рядом с собой. Знаете, после похорон я сидела и смотрела на его фотографию. Хотела хоть немножко поплакать. Мне все говорили, что это неправильно, что надо плакать… Я смотрела на его фотографию и вдруг почувствовала, как он меня целует. Правда! У меня даже мокро на щеке было… Я же чувствую его… Ну, не молчите, говорите что-нибудь!

- Аня, он ушел. Ушел счастливым. Отпусти…


Аня заболела - тяжело, с надрывом, с высокой температурой. Ее тело, наконец, приняло эту страшную весть: что папы больше не будет. Сказка не состоится. И даже в таком состоянии она приезжала ко мне, сказав, что только со мной может быть Аней, Анютой, может быть слабой. И может позволить себе плакать. Выздоровев, Аня привезла семейный альбом с фотографиями папы, мамы, брата. Мы долго их рассматривали. Было много служебных снимков отца... Я спросила девочку:

- Аня, но ведь папа, наверняка, не только о борще и Бетховене задумывался? Уверена, у такого крутого отца были и планы по твоей профессии. Но, хоть убей, не верю, чтобы он мечтал, чтобы ты стала старшим следователем прокуратуры, как он!

- Ой, Нана Романовна, даже не буду об этом говорить. У него такие были девчачьи мечты!

- Колись уже! - Хотел, чтобы я стала искусствоведом. Киноведом.

- Ань, хочешь угадаю? Это он мечтал стать киноведом, да? Фильмы разбирал?

- Да. Он любил мелодрамы и немножко этого стеснялся…

- Ты можешь выбрать что-то свое. Думаю, он был бы счастлив любой твоей профессии. И вот еще, Ань. Сними ты свои ужасные ботинки! Они страшные!

- Вы предлагаете каблуки? Никогда!

- Ну, не так радикально… Но можно же что-то подобрать!

- И Вы туда же! Мама привезла целый ворох шмотья из Италии…

- Ань, принеси! Хотя бы примерим.

- Ну, Нана Романовна, Вы психолог или кто? Какие шмотки?! Давайте уже серьезно разговаривать.

- Анют, ну принеси!

Через некоторое время ко мне пришла мама Ани. Она сказала, что, наконец-то, увидела в своем ребенке девочку – трогательную, красивую, приятную. И что Аня часто заходит в папин кабинет и много плачет. А недавно впервые побывала у отца на могиле: долго-долго сидела и о чем-то с ним говорила.

Пришла пора нам с Аней расставаться. До обещанного срока «воскрешения» оставалось два месяца. Я помню, как девочка сказала мне:

- Удивительно, но мне кажется, что папа все-таки воскрес. По-своему. Он где-то за моей спиной. И я чувствую себя защищённой его любовью. Я теперь знаю, что больше его не увижу. Как Вы там говорите, Нана Романовна: «Самая короткая, но самая сложная фраза на свете: «Это так». И произносить её надо… опять я плачу…

- «С открытыми глазами», Анна. Анюта…


Автор: Оганесян Нана Романовна

Источник: https://psy-practice.com/publications/vzroslye-i-deti/cdelay...

Показать полностью
998

Исследование мозга

Исследование мозга Мозг, Медицина, Мысли, Болезнь, Исследования, Снимок, Фотография, Здоровье

1. Нормальный мозг (контрольная группа)

2. Клиническое ОКР (обсессивно-компульсивное расстройство)

3."Ой, у меня такое ОКР..."


Обсессивно-компульсивное расстройство - неприятные навязчивые мысли, например страх убить кого-то из близких. Для борьбы с этим мозг вынуждает человека выполнять сложные ритуалы - часто мыть руки, даже когда они чистые, перешагивать через трещины на тротуаре, считать сумму цифр в номерах проезжающих автомобилей. В легкой форме проявляется в виде суеверий, религиозных ритуалов и т.д. В тяжелой ритуалы могут занимать больше времени, чем сон. В клинической форме присутствует примерно у 2% населения. Также наблюдается у некоторых животных.

3302

Совещание отцов

Когда я ещё был мелким шкетом, мой отец для принятия важных решений начал уходить в комнау родителей на, как он говорит, "совет отцов". Никого кроме пап, а в нашей семье, как ни странно, отец был только один, туда не пускали. Просто ушёл, заперся, часа 2-3 в тишине и готов вердикт вопроса.

И вот раньше я представлял себе, что он сидит, рассуждает, взвешивает все "за" и "против", просчитывает варианты исхода события. Почти всегда его решения оказываются верны.

Но буквально недавно он просто забыл закрыть дверь. Первый раз за 23 года. И я случайно зашёл...

Как выяснилось, отец просто собирал конструктор и играл. ИГРАЛ. Он просто играл в Лего (ранее в железный конструктор) и, как ни в чем не бывало, решал семейные вопросы.

1903

История про мальчика, который хотел просто сидеть, или на самом ли деле мамы знают лучше?

- А что ты любишь делать дома, когда ты не в садике? – поинтересовалась я у моего 5-летнего клиента.


- Ничего…просто сидеть! – ответил он.


- Вот-вот! Ему ничего не надо, ничем его не заинтересуешь!, - рассказывает молодая и красивая мамочка. - Мы с папой ему и скейт, и коньки роликовые, и на горные лыжи, и бассейн, и анимированные представления…! Нет, он, конечно, ходит, но без интереса. Пару раз и все бросает.


- Может быть, раньше что-то его интересовало? В какие игры он просил Вас с ним играть?


- Да какие игры! Мяч пинать – вот только, на что хватает его фантазии!


При слове «мяч» у ребенка блеснул огонек в глазах, а у меня появилась уверенность в том, что еще не все потеряно!

Игрушки в моем кабинете интереса у мальчика с очень необычным именем, можно сказать, не вызвали. Но он играл - потому что надо было играть. А может потому что не хотел расстраивать маму, или меня..? И дома также: мама сказала, что надо сделать поделку для бабушки, надо - делает, но без интереса, со скучающим видом, и ему все равно: какого цвета будет фон, из чего делать лепестки для цветка, и нужно ли писать какой-то текст для бабушки. А может на самом деле не все равно?


И тут, тихонечко так, как будто про себя:


- А что мне надо делать?


Странно.. ведь я только что дала ему инструкцию!


- А что ты хочешь?


Мой вопрос поставил ребенка в еще больший тупик. Такое ощущение, что для него это непривычно - думать и говорить о том, что он хочет.

Зато ему очень было понятно, что хочет его мама. Чтобы он ходил на курсы по английскому, разбирался в машинах, был послушным, хорошим мальчиком, который дарит бабушкам на праздники самодельные открытки. А еще он должен заниматься и развиваться! Мелкая моторика, например. Это же так важно, ведь через год уже в школу! Читать - обязательно!


- А может футбол?..

- Можно, конечно, но лучше же на анимированное представление!

- Может просто покататься с горки во дворе?

- Можно, конечно, но ведь это так скучно! Давай лучше на скейте!


Ох уж эти детские желания! Они такие...(хм..какое бы слово подобрать?).. детские! Современные дети не понимают: в их мире есть так много всего интересного! Всего того, что не было у их родителей, и поэтому им приходилось играть в футбол, кататься с горки, ковыряться в песочнице..Но сейчас ведь все это есть! И мама-то точно это знает! Точно знает, что будет лучше для неё, ой, для её ребёнка. Она-то хочет для своего чада только самого-самого! Просто он пока маленький и не понимает этого.


Итого: горка - скучно, песочница - как-то совсем по-детски, любимый черный цвет, оказывается, не подходит для открытки бабушке.


- Куда бы тебя поставить? Может сюда? Нет...сюда? Нет... - процесс поиска нужного места для игрушек как аналог поиска места своих собственных желаний, собственных взглядов, и в целом, поиск самого себя в этом мире был очень сложным и занял очень много времени. А ведь ему еще только 5 лет!..


На прощанье я предложила мальчику в следующий раз поиграть в футбол, прямо здесь - в кабинете. Восторгу не было предела! Глаза блестели, и сразу такое оживление и столько вопросов: "А точно здесь можно? А у Вас есть мяч? Или мне свой принести?"


А может ну его этот скейт и бассейн, и анимированные представления с развитием мелкой моторики, если он счастлив, когда просто сидит или пинает мяч?


Автор: Абдрахманова Александра Николаевна

Источник: http://www.b17.ru/article/55872/

Показать полностью
3719

Надо.

Живу уже больше 10 лет отдельно. Сегодня в конце телефонного разговора с мамой, она традиционно спросила, что я планирую на свой приближающийся День Рождения.
Далее между нами произошёл такой диалог:
- Ничего не планирую, даже не начинай.
- В смысле ничего не планируешь? Надо отметить, все родственники ждут.
- Я не люблю отмечать свой др и каждый год говорю об этом, но меня как будто никто не слышит. Отмечаю его раз в пятилетку, чтобы на ближайшие пять лет меня не трогали с этим вопросом и пять лет ещё не прошли. Если хочешь, приезжай в гости или я заеду на следующий день.
-Это неправильно, надо отмечать, это все твоя депрессия, которую ты лечила. ( лечусь я от тревожного расстройства, на минуту) Надо купить тортик и приехать к родным, хотя бы чай попить.
- Кому надо, мам?
- Вообще надо, ты и так с родственниками редко видишься.
- Если бы мне было надо, я бы отметила, а с родственниками я вижусь несколько раз в год и мне этого достаточно, после таких встреч ещё пару дней нужно силы восстанавливать. Можно я свой др проведу так, как мне хочется, а не так как кому-то надо?

В общем мама в очередной раз обиделась, а я, вспоминая её постоянные замечания из серии «Ты чего дома сидишь? Погода какая хорошая, надо ходить гулять» и «Что значит устала, сходи в музей, надо культурно просвещаться», никак не могу понять кому от меня постоянно что-то «надо» и как от него избавиться?

В тему:

Надо. Родственники, День рождения, Страдания, Менталитет, Психология
1156

О самооценке

О самооценке Психология, Самооценка

Миф о самооценке – пожалуй, самый популярный, самый живучий и один из самых вредных психологических мифов.


Метафора низкой самооценки совершенно не отражает реальные сложные психологические процессы, которые порождают озабоченность этой проблемой. За "проблемами с самооценкой" всегда стоят гораздо более сложные вещи: тонны ложных представлений о своей ущербности, отсутствие опыта безопасных и уважительных близких отношений, недостаточная способность интегрировать обратную связь и т. п.


Вот, например, растет самый обычный малыш в семье с неблагополучной психологической обстановкой. Его базовые психологические потребности не удовлетворяются: родители часто его игнорируют, не интересуются его чувствами, сливают на него агрессию, стыдят, лишают любви и уважения в "воспитательных" целях.


С самого детства ему в голову явно или неявно вдалбливается токсичная ложь: "Такой как ты есть, ты дефектный, ты никому не нужен, хочешь быть в безопасности – учись имитировать поведение достойного человека". И малышу деваться некуда – он, как может, изображает то, что нужно родителю, вкладывая в это всю душу – лишь бы только не лишиться полностью родительской поддержки и любви (что для ребенка сопоставимо со страхом смерти). Он учится задавливать в себе любые проявления, за которые его лишают любви, и выращивает для родителя специальный фасад, за который его хоть как-то принимают. И со временем настолько погружается в эту игру, что забывает о том, какой он на самом деле.


И вот с этим выращенным фасадом малыш приходит в социум – сначала в детский сад, затем в школу, в институт, в рабочий коллектив. И везде, конечно, пытается влиться в коллектив и заработать принятие тем единственным способом, который работал с родителем. Но вот только фасад, выращенный под специфический невроз одного неуравновешенного взрослого, с другими людьми уже не срабатывает – люди-то там другие и неврозы у них другие. Вместо любви и принятия человек получает непонимание и отвержение: "Какой-то ты странный, не к месту шутишь, не к месту обижаешься, не сечешь фишку" и т. п.


И с каждым таким случаем человек все больше утверждается в первоначальном заблуждении о своей ущербности. А тут еще поп-психология нашептывает: "а ты в тренажерный зальчик сходи, заработай побольше, займись пикапом – работай над самооценкой". Человек увлекается идеей, что это он просто как-то не так себя оценивает, что нужно что-то делать, чтобы заслужить хорошую оценку, что-то себе и другим доказать, как-то себя накрутить... И, конечно, все эти усилия после короткого триумфа возвращают его ровно в тот же самый тупик, потому что на самом деле никакой реальной проблемы нет и никогда не было – а было только привнесенное извне заблуждение о своей ущербности.


Успокоение наступает не от высокой самооценки и не от реалистичной самооценки. Здоровое состояние – это отсутствие озабоченности своей самооценкой. И появляется этот приятный внутренний покой ровно тогда, когда у человека наработано достаточное количество способов получать внутреннюю и внешнюю поддержку в необходимом объеме, успешно адаптироваться к среде и удовлетворять в ней свои потребности. А эти вопросы решаются только с получением принципиально нового опыта близких, безопасных и уважительных отношений с живыми людьми (вариант – в психотерапии), но никак не в процессе чтения книжек или походов в тренажерный зал.

Автор: Андрей Юдин, психолог
Показать полностью
1768

Самый крупный психологический провал

Садитесь, детки, поближе да поудобнее, сейчас я расскажу вам свой самый большой профессиональный фэйл, который случился ровно 5 лет назад, в этот самый день. История длинная, но она того стоит.


Во время обучения на третьем курсе психфака был у нас предмет, связанный с детско-родительскими отношениями. Вела его очень адекватная преподавательница, сказавшая следующее: "Уважаемые студенты, по итогам курса у нас должен быть зачет. И я прекрасно понимаю, что вы что-то выучите, что-то расскажете, я что-то вам поставлю, а через минуту вы уже забудете всё, что было. Поэтому предлагаю вам сделать проект, а конкретнее - провести родительский день в одной из школ Уфы".


Мы восприняли эту историю с энтузиазмом, так как давно ручонки чесались до практики. Преподавательница раздала роли и темы, и мне выпала честь провести тренинг для девятиклассников на тему "Зачем нужна семья?".


Совместно с преподавателем мы решили построить занятие таким образом, чтобы я оппонировал классу, а они меня убеждали в том, что семья всё же нужна. На том и порешили.


В день икс и час че мы прибыли в школу. Везде царила такая же предпраздничная суматоха как и сегодня. И как и сегодня, нормальный до того учебный процесс пошел по бороде - какие-то классы не пришли, какие-то забрали, что-то поменяли... В общем, мне сказали идти в другой класс. Я пожал плечами и двинул - какая разница, перед кем читать?


Я зашел в класс, дети встали. Оценив их комплекцию, у меня закрались сомнения в возрасте, но так как я абсолютно не знаю как выглядят современные девятиклассники, я забил на эти переживания.


Детей всего было 7, и когда я спросил: "Дети, как выдумаете, семья нужна?" - они все в едином порыве крикнули "ДА!", активно соглашаясь с этим, казалось бы, бесспорным тезисом.


"А вот я считаю, что нет!" - провокативно начал я: "Мне кажется, что семья - это пережиток прошлого". Дальше были какие-то факты из социальной и семейной психологии, проективное упражнение и даже мини-дискуссия.


Я был собой доволен.

Очень доволен.

До момента, когда настало время брать обратную связь...


Зная, что до конца урока осталось чуть более пяти минут, я решил закругляться и задал финальный вопрос, который должен был стать венцом этого восхитительного выступления: "Ну что, дети? Семья нужна?".


"НЕЕЕТ!"


Эта фраза, которую одновременно прокричали все ученики, ввергла меня в ступор. Если у меня в жизни и было ощущение уходящей почвы из-под ног, то это именно этот момент.


Дрожащим голосом, в надежде, что я ослышался или неправильно поняли вопрос, я уточнил: "Дети, а почему вы так считаете?"


"ПОТОМУ ЧТО ВСЕ ПОТРЕБНОСТИ МОЖНО УДОВЛЕТВОРИТЬ НА СТОРОНЕ!"


Я узнал свои слова в очередном радостном синхронной крике. Осознание того, что исправить это уже нельзя, было тяжелым. Поэтому, я в панике сказал: "Дети, а ну-ка быстро забыли, что я вообще сюда когда-нибудь приходил!".


"ААААА"


Прозвенел звонок с урока и они выбежали в коридор, оставив меня заниматься самоедством.


Когда я рассказал эту историю преподавателю, она немного подумала и очень тактично назвала меня "слишком убедительным".


ИТОГ


Как я уже потом выяснил, меня отправили не в девятый класс, а в седьмой, да еще и ЗПР. О чем не уведомили. Это привело к тому, что моя информация, рассчитанная на использование критического мышления детей, осела в голове семиклассников совершенно неотфильтрованной.


С тех пор я очень щепетильно подхожу к исследованию потенциальной аудитории для тренингов и выявляю потенциальные острые углы до начала занятия.

Показать полностью

Обычный день в Праге: поорал в таверне, попробовал заповедного пива, сфотографировался на фоне свастики

Обычный день в Праге: поорал в таверне, попробовал заповедного пива, сфотографировался на фоне свастики Длиннопост

После ущелья невест в Армении, сбора винограда в Грузии, заброшенного турецкого отеля, китайской тропы смерти, вкусных выходных в Варшаве и секс-вечеринки в Берлине наш герой Славик направился в Чехию за вкусной едой и делится впечатлениями. Если коротко, Прага щедра на сюрпризы.


Прага — хороший город, чтобы возвращаться. Если прилетать ненадолго, то каждый раз найдется что-то новое, достопримечательностей здесь полно (туристов, правда, тоже). А еще лучше возвращаться не одному, а с кем-то. И на правах бывалого показывать самые крутые места. Одно из таких мест называется U Fleků.


Глава 1. Орать в таверне


«У Флеку» — это маленькая пивоварня в центре города, в 10 минутах ходьбы от фонтана на Карловой площади. Иначе, как таверной, заведение не назовешь: в интерьере много дерева, от люстр «под старину» исходит мягкий теплый свет, а в некоторых залах посетителей усаживают на аутентичные лавки за широкими столами. Главное — атмосфера веселья, которая сама собой возникает по вечерам.


Что почитать:

Что там по ценам: 5 дней в Праге

Лишиться тревел-девственности: куда поехать в первый раз за границу


В «У Флеку» тесно. По виду снаружи (да и внутри, пока не пройдешься по залам) не скажешь, что заведение гигантское и вмещает 1200 человек. При этом теснота не доставляет дискомфорта и рассчитана с ювелирной точностью, чтобы «барный эффект» срабатывал даже без музыки: шум говорящих в зале возрастает по экспоненте, потому что каждый норовит сказать следующую фразу чуть громче, чем человек за соседним столом — вдруг собеседник не расслышит!

Обычный день в Праге: поорал в таверне, попробовал заповедного пива, сфотографировался на фоне свастики Длиннопост

Вот так заходишь вечером в зал «У Флеку», там уже шумно и весело. А потом приходит гармонист, и начинается ****** [трындец] в хорошем смысле. Все вокруг орут, ты орешь, официант орет, вкусно пахнет едой и в целом все настроены дружелюбно.


Когда садишься за стол, первым делом вам приносят пиво. Официант ничего не спрашивает, не принимает заказ, а просто ставит кружку и уходит. На наши с другом недоуменные лица и попытку объяснить уже убегающему к другому столу мужчине, что мы не заказывали, тот отвечал с готовностью (скорее всего, он делает это по сто раз в день). На смеси чешского и русского ему удалось донести до нас главное, диалог был абсолютно гениальным:

— Мы это не заказывали.

— Ну вы же будете пиво?

— Ну да.

— Ну вот!

Обычный день в Праге: поорал в таверне, попробовал заповедного пива, сфотографировался на фоне свастики Длиннопост

Полное понимание пришло, как только я заглянул в меню. В нем я нашел только одно пиво — «пиво»! Под него даже выделена отдельная страница, на которой красуются всего два слова: «Напитки — пиво». Ну чистой воды таверна же! К слову, фирменный темный лагер вкусный. Маленькая пивоварня «У Флеку» варит только один сорт и только для себя — больше его нигде не попробовать.


Что почитать:

Пивные сорта, фестивали и лучшие бары Европы

Что попробовать в Чехии: чеснечка, оплатки, тваружки


Из большого списка еды ткнул пальцем (потому что меню на чешском и без картинок!) в слова Pečené koleno и не прогадали. Это оказалось то самое вепрево колено, по-простому — запеченная свиная рулька. Рекомендую!

Обычный день в Праге: поорал в таверне, попробовал заповедного пива, сфотографировался на фоне свастики Длиннопост

Важно: пустых кружек на столах в «У Флеку» почти не бывает. Как только официант замечает такую, то сразу меняет на полную. И продолжит менять, пока его сам не остановишь. Имейте это в виду.


Глава 2. Попасть на съемки фильма


Днем того же дня шли с другом по Новому городу к Йиндржишской башне (легче написать, чем произнести) и разговаривали, когда я обратил внимание на два больших флага Третьего рейха. Прошло секунд 40, пока я понял, что тут что-то не так. Не могут на старом здании в центре туристического города висеть здоровенные свастоны!

Обычный день в Праге: поорал в таверне, попробовал заповедного пива, сфотографировался на фоне свастики Длиннопост

Вскоре разглядел машины и технику 1940 годов, актеров и работников кинокомпании, которые вовремя не поставили ограждения и безуспешно пытались запретить прохожим фотографироваться на фоне свастики. На Сеноважной площади снимали какой-то фильм про войну.

Обычный день в Праге: поорал в таверне, попробовал заповедного пива, сфотографировался на фоне свастики Длиннопост

В 2018 году в Праге снимали «Человек-паук: Вдали от дома». Вероятность случайно натолкнуться на что-то подобное невелика, но мне повезло. А ведь я даже не пил эликсир удачи, как Рон Уизли перед матчем в квиддич. Хотя он тоже не пил, как оказалось. В общем, не суть!


Все это не так важно, когда ты в Праге. Это город для людей с любыми интересами и предпочтениями. Любите вкусную еду и пиво — прилетайте в Прагу. Нравится гулять в поисках достопримечательностей, здесь их много и все интересные — от старинных костелов и дома Франца Кафки до музея пива и стены Джона Леннона. Даже клубы, коктейли и неоновые вечеринки найдете без труда (вернее, они сами вас найдут и вручат листовку с адресом).


Если вы заметили в постах о путешествии Славика что-то необычное — это неслучайно. Впереди вас ждет сюрприз! А пока Славик посещает следующую страну, вспомните его предыдущие приключения:
АрменияГрузияТурцияКитайПольшаГермания → Чехия → ???
Показать полностью 5
Отличная работа, все прочитано!