Azirsan

Azirsan

пикабушник
поставил 582 плюса и 146 минусов
отредактировал 0 постов
проголосовал за 0 редактирований
сообщества:
12К рейтинг 300 подписчиков 3456 комментариев 13 постов 9 в "горячем"
70

Рыцари против римлян и фалангитов. Античность против Средневековья ч. 2

Ну что, всем хочется узнать, чем закончится столкновение рыцарей и античных солдат?

Для начала традиционный дисклаймер – это не исследование в полном смысле этого слова, автор вполне осознает, что любое сравнение некорректно, у нас мало сведений, нужно учесть массу факторов и вот это вот все. Это просто научно-популярная статья, которая дает возможность посмотреть на военную историю под другим углом. Кроме того, поскольку в военной истории есть масса спорных и нерешенных вопросов, я буду брать одну точку зрения военного историка, либо излагать свои собственные мысли по данному вопросу (в любом случае, вы всегда можете уточнить, почему я так решил).

Также прошу обратить внимание, что это продолжение прошлой части и к ней применимы все те же ограничительные условия. В комментариях большой бонус)


Доспехи и снаряжение


В одном из комментариев к предыдущей статье проскочило занятное сравнение, дескать, столкновение античных армий и средневековых будет похоже на сражение ацтеков и конкистадоров - подразумевалась разница в вооружении. Забавно, но автор оказался не так далеко от истины, правда, совсем в другом смысле. Итак, рассмотрим защитное вооружение античных и средневековых воинов. Недостаток письменных свидетельств, скудная археологическая база находок по античному вооружению не особо способствовала развитию исследований в этой области. Ситуация несколько выправилась в последние годы, правда как всегда преимущественно на западе – появились исследования находок римского вооружения эпохи принципата с использованием передовых металлографических методов, а также существенно вперед продвинулась так называемая «экспериментальная археология». Так что если у вас античное вооружение вызывает смутные ассоциации с хрупкими бронзовыми изделиями и низкокачественными мечами из мягкого железа, гнущимся от удара, тогда пристегивайтесь – у меня для вас есть масса интересного.

Мы не так много знаем о том, КАК римляне делали оружие и доспехи, но с другой стороны, благодаря последним исследованиям, мы знаем, ЧТО они делали. Римские доспехи делались из металлов по составу близких к тем, из которых сейчас изготавливают детали для карданных валов, автомобильных радиаторов и корпусов двигателей. Найденные образцы имеют крайне низкий процент шлаков в составе или не имеют таковых вовсе (1).

Рыцари против римлян и фалангитов. Античность против Средневековья ч. 2 Римляне, Александр Македонский, Рыцарь, Военная история, Античность, Слоны, Средневековье, Война, Длиннопост

Таблица содержания шлака в находках Римского вооружения

Того уровня развития металлургии, который существовал в эпоху принципата средневековые мастера смогли достичь только в XIV-XV. Пока средневековые мастера для изготовления защитной пластины брали заготовку и хуярили по ней молотом, чтобы сплющить, римляне использовали… листовой прокат (2). Для оценки защитных качеств римских доспехов современные исследователи изготовили пластину железа аналогичную по характеристикам образцам доспехов, найденных в Неймегене, после чего шарахнули по ней из манубаллисты (3).

Рыцари против римлян и фалангитов. Античность против Средневековья ч. 2 Римляне, Александр Македонский, Рыцарь, Военная история, Античность, Слоны, Средневековье, Война, Длиннопост

Манубаллиста


Толщина проверяемого листа железа составляла 1,5 мм, а выстрел производился с расстояния 7 метров, для сравнения также использовался современный лист железа той же толщины и бронзовая пластина, изготовленная по образцу маски, найденной при раскопках в Дормагене. Стрела оставила глубокую вмятину на современно листе железа и только оцарапала «античные» образцы (4). Выстрел оставил вмятину, но не пробил металл. Кстати, проводились эксперименты с обстрелом лорики и из более тяжелого стрелкового оружия - хиробалисты. Проводились эксперименты с обстрелом манекена с лорикой сегментатой на нем. Выстрел производился с 50 м по сегментированной лорике из хиробаллисты и хотя стрела не пробивала сам доспех, ударные волны от места поражения прошли бы свозь живот и грудь человека, привели бы к разрывам внутренних органов человека.

Рыцари против римлян и фалангитов. Античность против Средневековья ч. 2 Римляне, Александр Македонский, Рыцарь, Военная история, Античность, Слоны, Средневековье, Война, Длиннопост

Испытание хиробалисты.

При производстве мечей во всю использовалось дамаскирование (5), но эти технологии освоили примерно в III веке н.э., поэтому здесь упоминаются просто для сведения. До нас дошел великолепный римский шлем, к которому на клей крепился узор. Насколько качественным был этот клей, можно судить по тому, что он удерживал декоративные элементы на шлеме 2000 лет. Грустно смотрит на отвалившийся наличник посаженный на суперклей.

Рыцари против римлян и фалангитов. Античность против Средневековья ч. 2 Римляне, Александр Македонский, Рыцарь, Военная история, Античность, Слоны, Средневековье, Война, Длиннопост

Шлем из Ксантен-Вардта


Покупалось снаряжение легионером самостоятельно, но если денег у него не хватало, то государственная казна выдавала займ – донатив, который солдат постепенно выплачивал. Какой процент легионеров имел защитное вооружение? Все. Все легионеры имели надежное защитное вооружение, уровень производства в эпоху принципата был таким, которого Европа достигла только с наступлением промышленной революции в XVIII веке (6). Т.е. если сравнить римскую армию эпохи принципата и средневековую до XVI в., то в целом уровень и качество одоспешенности римлян был выше. Да, рыцарское защитное снаряжение покрывало воина целиков, а римский доспех оставлял открытыми шею, частично руки и ноги, но процент таких железных статуй в рыцарской армии не превышал 15-20 %. Большая же часть воинов была вооружена хуже легионеров.

А что фалангиты? Если говорить про македонскую армию Александра, то сариссофоры имели льняной панцирь котфиб, пластинчатые доспехи были уделом офицерского корпуса (7). В Селевкидской армии, как считает Бар-Кохба, фалангиты уже имели железные кирасы или кольчуги. Находки прекрасных эллинистических пластинчатых доспехов, датируются III в. до н.э., а учитывая, что государство Селевкидов опиралось на восточную металлургию, славящуюся и в эпоху римского владычества, нет сомнений, что качество железа там было на высшем уровне. Снабжение в эллинистических армиях в отличие от римской осуществлялось централизованно через царские арсеналы.

Рыцари против римлян и фалангитов. Античность против Средневековья ч. 2 Римляне, Александр Македонский, Рыцарь, Военная история, Античность, Слоны, Средневековье, Война, Длиннопост

1 – панцирь из гробницы II Большого кургана в Вергине, 336 или 317 гг. до н.э. [Andronicos, 1989. P. 139. Ill. 96]; 2 – панцирь из гробницы III в Айос Афанасиос, последняя четверть IV в. до н.э. [Τσιμπίδου-Αυλωνίτη, 2011. Σ. 355. Εχ. 1]; 3 – реконструкция панциря из Вергины; 4 – надгробие Аристонавта. Афины, ок. 330-320 гг. до н.э. [en.wikipedia.org]; 5 – надгробие воина. Афины, третья четверть IV в. до н.э. [en.wikipedia.org]; 6 – надгробие воина. Элевсин, Аттика, третья четверть IV в. до н.э. [Kaltsas, 2002. P. 190. Kat. 377]; 7 – надгробие Николая, сына Гадима. Гефира, Македония, рубеж IV-III в. до н.э. [Hatzopoulos, Juhel, 2009. P. 430. Fig. 5]; 8-9 – мускульные кирасы на рельефе фриза храма Афины Никефоры в Пергаме, 180-160-е гг. до н.э. [Bohn, 1885. Taf. XLVII, L]; 10-11 – кираса из Продроми, первая треть III в. до н.э. [Χωρεμης, 1980. Σ. 11-12. Εικ. 5-6]; 12 – спинная часть кирасы из п. 4 к. 4 могильника Бердянка V [Мещеряков и др., 2012. С. 395. Табл. I, 1] {↑88}


Приводится по А.В. Дедюлькин О датировке эллинистических железных кирас из Южного Приуралья// Сарматы и внешний мир: Материалы VIII Всероссийской научной конференции "Проблемы сарматской археологии и истории", Уфа, ИИЯЛ УНЦ РАН, 12-15 мая 2014 г., Уфимский археологический вестник. №14, 2014, стр. 84-93

В целом если говорить про раннюю македонскую армию, то по доспехам она несколько уступает рыцарским, селевкидская несколько превосходит или сопоставима, а римская наголову выше.


Рыцари против македонской армии


Возьмем сферическую рыцарскую армию в кубе, для XIV века мы не ошибемся, если придадим ей численность в 20 тысяч человек. Пусть это будет 6 тысяч всадников, 10 тысяч «тяжелых» пехотинцев и 4 тысячи стрелков. Для начала пусть это будет французское рыцарство со всеми его достоинствами и недостатками, «тяжелая» пехота в кавычках, потому что по настоящему мощной тяжелой пехоты у французов тогда не было (фламандцы якшались с англичанам), ну 3 тысячи определим как профессиональных генуэзских арбалетчиков.

Столкнем эту армию для начала с македонской армией, образца Александра Великого. Как я уже писал в прошлой статье, средневековые армии в несколько раз уступали античным, даже при сопоставимой численности населения, поэтому вопрос победы в войне можно не ставить, а вот кто победит в битве при равной численности рассмотрим. Итак, македонская армия, возьмем фалангитов численностью в 10 000 человек, элитный корпус пельтастов в 3500 человек, еще 3500 кавалеристов (для простоты только гетайры/фессалийцы, численность берем по стандартному соотношению 1:6 в армии Александра) и 3000 стрелков (агриане и критские лучники).

Рыцари против римлян и фалангитов. Античность против Средневековья ч. 2 Римляне, Александр Македонский, Рыцарь, Военная история, Античность, Слоны, Средневековье, Война, Длиннопост

Македонский фалангит


Для начала проясним качественный состав такой армии, если мы говорим про рыцарскую армию, то это ее численность на пределе сил и возможности выбора фактически нет, кто пришел с теми и воюем. С другой стороны, македоняне могут отобрать только самых опытных и обученных солдат, ибо такой экспедиционный корпус будет составлять меньше половины от наличных сил эллинов.

Построение македонян будет типично – центр занимает фаланга, на одном фланге пельтасты на другом скооперируем стрелков, по флангам кавалерия. Видя существенное превосходство рыцарей в кавалерии, фалангу углубят до 32 шеренг (8). С другой стороны, полководец рыцарей, видя перед собой сомкнутые ряды тяжелой пехоты, постарается повторить успешную стратегию битв с фламандцами – связать центр боем со своей тяжелой пехотой, а затем добить фланговой атакой конницы. Первый удар будет направлен по флангам – нужно смести вражескую кавалерию. Что из себя представляют македонские гетайры я разбирал в своей статье о Рыцарях и дилетантах, здесь ограничимся выводами – в лобовом столкновении у них нет никаких шансов. Но есть нюанс, в отличие от рыцарской конницы, гетайры могли использовать разные виды тактик.

Рыцари против римлян и фалангитов. Античность против Средневековья ч. 2 Римляне, Александр Македонский, Рыцарь, Военная история, Античность, Слоны, Средневековье, Война, Длиннопост

Македонский всадник

Рыцари против римлян и фалангитов. Античность против Средневековья ч. 2 Римляне, Александр Македонский, Рыцарь, Военная история, Античность, Слоны, Средневековье, Война, Длиннопост

В качестве Европейского всадника я решил привести в пример этого Итальянца по "Всадникам войны"

Одну из них они и применят – а именно развернуться и притворным отступлением увлекут тяжелую конницу с поля боя (9). В рядах рыцарского войска наступает ликование – вражеская конница бежит с поля боя, а ее с упоением преследует собственная кавалерия, постепенно удаляясь с поля боя. Застрельщики македонян выбегают перед войском, завязывают бой с генуэзскими арбалетчиками, но агриане и критяне – это не английские лучники и никаких шансов против арбалетчиков у них нет (10). Понеся тяжелые потери, застрельщики откатываются на фланги македонской фаланги, но свою задачу они выполнили – сариссофоры переходят на бег и чтобы не попасть под удар пик, генуэзцы отступают к своей пехоте. Происходит столкновение сариссофоров и пехотинцев рыцарской армии. Никаких сюрпризов здесь не будет – произойдет ровно тоже, что случалось при столкновении швейцарской пехоты и фрейбуржских/пикардийских/бургундских ополченцев: македоняне мгновенно сомнут противников. Слитного удара македонской фаланги ополченцы не выдержат и разбегутся. В это время на поле боя может вернется (но не факт) собственно рыцарская кавалерия и направить свой удар на малочисленный отряд пельтастов (11). В свою очередь элитный отряд пехотинцев, ощетинится копьями и отразит атаку. Вместе с тем пельтасты будут окружены всадниками и для купирования это опасности македонский полководец отделит один отряд (12) и ударит во фланг рыцарям. Итог – бегство всей армии.

Ну что, усложняем? Заменяем 10000 французских ополченцев на швейцарских наемных пикинеров XV века. Поскольку фланги у такой армии защищены сильной конницей, то дробить тяжелую пехоту на несколько баталий нет смысла и швейцарцы построятся в одну колонну 100 на 100 человек. Ход боя традиционный, рыцари сносят фланги македонян и уходят в преследование, застрельщики эллинов после короткого боя отступают на фланг. Фаланга переходит на бег и сшибается с баталией швейцарцев. Что произойдет? Давайте разбираться – длина фронта македонской фаланги 10000/32=312 человек и глубина 32 шеренги, соответственно при столкновении строй сариссофоров будет выдаваться слева и справа относительно линии баталии на 106 человек. Центр строя македонян остановится (13), вступив в бой с швейцарцами, крылья продолжат движение и охватят баталию с флангов. Рассчитаем глубину охвата строя швейцарцев насколько македонский пехотинец по фронту занимает примерно 1 метр в обычном построении (0,5 м при построении щит к щиту), а расстояние между шеренгами пикинеров 16 века 1,5 метра (14). Итого швейцарская баталия будет охвачена вплоть до 35 шеренги, возможно сильнее поскольку при атаке с флангов строй наемников построится в «ежа» сомкнувшись плечо к плечу – соответственно в таком случае окружение будет полным. Далее швейцарцы в силу своего национального духа и собственно особенностей построения, могут вести оборонительный бой, но в такой ситуации разгром горцев это вопрос времени. Вот только времени у македонян как раз нет – на поле боя возвращаются рыцари и атакуют с тыла фалангитов, связанных боем со швейцарцами, сариссофоры ломают строй и бегут. Поле боя остается за рыцарями.


Рыцари против Селевкидов


Как можно видеть, в столкновении конницы гетайров и собственно рыцарей шансов и первых никаких нет. А что с катафрактами Селевкидов? Не буду тянуть – античные катафрактарии, будь то сарматы и парфяне (Селевкиды использовали тех же мидийцев, что и персы) имеют мало шансов против рыцарей. С одной стороны, они имеют сходное защитное вооружение, с другой тактическое различие все же велико. Если говорить про восточных катафрактариев, то их система подготовки вряд ли радикально превосходила рыцарскую – это мидийские воины, набор которых стоял на протофеодальных принципах. Сарматские (а также аланы, роксоланы, языги и пр.) катафрактарии также вряд ли владели какими-то особыми тактическими преимуществами. С другой стороны, таранный удар рыцарей привел в шок собственно византийских властителей, хотя их катафрактная конница очевидно была наследником античной тяжелой конницы.

Рыцари против римлян и фалангитов. Античность против Средневековья ч. 2 Римляне, Александр Македонский, Рыцарь, Военная история, Античность, Слоны, Средневековье, Война, Длиннопост

Пока не придумал. как красиво вставлять таблицы на Пикабу. Может кто поможет? А то качество падает, просто ппц.

Выходит, что и восточному осколку империи Александра нечего противопоставить мощи смеси рыцарской армии и швейцарским наемникам? Ну, как сказать… Тут такое дело, вообще-то могут – например, 150 слонов. Слоны вообще любопытный род войск – они дорогие, тяжелы в техобслуживании и непредсказуемы. Более того, обученная пехота (преимущественного легкая) способна неплохо противодействовать им. Но есть все же у них одно свойство – они чертовски сильно пугают лошадей (15), как следствие античные полководцы весьма неплохо использовали их для экранирования конницы в битве при Ипсе.

Рыцари против римлян и фалангитов. Античность против Средневековья ч. 2 Римляне, Александр Македонский, Рыцарь, Военная история, Античность, Слоны, Средневековье, Война, Длиннопост

Слоны Селевкидов

Если верна гипотеза Тарна (16), то для блокировки примерно 6000 всадников хватило 70 слонов. Итак, возьмем армию (а скорее отряд) в 20 000 человек, из них 8000 фалангитов, 2860 аргироспидов, 2000 катафрактариев (1:10 в армиях селевкидов) и 7000 легких пехотинцев (прикрытие слонов по 50 человек на одного) и 140 слонов. Классическая атака рыцарей по флангам армии Селевкидов окончится поражением катафрактариев и последующим их коротким преследованием, далее как при Ипсе, античный полководец сможет закрыть слонами путь обратно (17). Чем закончится противостояние фаланги македонян, усиленной аргироспидами и швейцарцев можно не гадать – баталия попадет в окружение за счет обхода по флангам и со временем падет (18).


Рыцари против легионеров


Тянуть не будем, давайте сразу стравим римлян с армией рыцарей и швейцарцев. Возьмем три полных легиона по 5500 человек и один неполный на 3500. Думаю, всем интересно, что будет в столкновении именно с легионерами, поэтому союзные войска не будем учитывать. Грубо этот отряд оценим в 19500 легионеров и 500 всадников (equites). Возьмем построение в три линии и отряд всадников в тылу. Поскольку существует реальная угроза обхода с флангов, то возможно, римляне построятся достаточно глубоко – «Диспозиция против аланов» рекомендует сплошное построение (без разделения на манипулы) глубиной 8 шеренг, давайте утроим это число. Таким образом, фронту швейцарцев будет противостоять линия римлян глубиной в 24 шеренги и шириной 270 человек. Видя перед собой только тяжелую пехоту полководец рыцарской армии решит применить тактику, которая не раз приносила победа рыцарям при Касселе, Розебеке и Монс-а-Певеле – связать фронт вражеских солдат боем с собственными пикинерами и ударить с флангов конницей. Вперед пойдет швейцарская баталия с разбегу она столкнется с шеренгой римлян. Слитный бросок пилумов не остановит атаку швейцарцев – первые шеренги пикинеров защищены трехчетвертным доспехом – произойдет столкновение. И… И понеся потери римляне будут отступать, как отступали перед атакой македонской фаланги при Киноскефалах и Пидне. Но отступать в полном порядке (19), а швейцарцы с упоением бросятся вперед закреплять успех. И вот тут произойдет то, что случается с плотными пикейным строями при наступлении в их шеренгах начнут образовываться разрывы, в которые начнут вклиниваться легионеры навязывая ближний бой, как делали это при Пидне (20). В аналогичных ситуациях, вступая в ближний бой пикинерам – римляне просто вырезали македонских фалангитов, то же произойдет и со швейцарцами (21). Видя, что вражеский фронт занят боем, рыцарский полководец отдает приказ к атаке на фланги и выдающийся вперед фронт легионеров (как мы помним построение римлян длиннее с двух сторон фронта швейцарцев). Легионеры ощетинятся пилумами на флангах, отражая атаки (22), но положение слишком серьезное.

Связанные боем с фронта и флангов в рядах легионеров начинается давка, какое-то время, их дисциплина и спайка поможет им противостоять врагам, но это лишь вопрос времени. Полководец рыцарей не станет замыкать окружение и атаковать с тыла – он знает, что в армии врага еще две линии позади основной, пока этот резерв позади, он бесполезен, но не стоит самому лезть к ним. Нужно лишь подождать – скоро первая линия легионеров под ударами швейцарцев сломает строй и, отступая, сама сомнет свои же резервы. Победа – лишь вопрос времени…

Поначалу никто не понимает что происходит – во второй линии римлян раздают звуки свистков центурионов и отрывистые приказы, легионеры совершают разворот и, чеканя шаг калигами, начинают движение вдоль строя налево. Их движение зеркально повторяет третья линия, двигаясь направо. Еще разворот и вот вторая и третья линия римского войска выстроились на флангах напротив рыцарей. Мгновение и легионеры переходят в атаку, врубаясь в ряды рыцарей, которые теперь сами оказываются между молотом и наковальней римской пехоты. Тяжелая кавалерия, атакованная с двух сторон в беспорядке отступает (как при Лаупене или Фарсале). Римские крылья второй и третей линии продолжают движение, охватывая швейцарский строй с флангов. Первые шеренги швейцарцев надежно защищены, но глубоко на флангах стоят солдаты без доспехов. Слитный залп пилумов производит настоящее опустошение в их рядах, с задних шеренг передают еще дротики (23) и новый бросок пробивает бреши в швейцарском войске, в которые устремляются легионеры с мечами. В тыл пикинерам выходит легионная конница, разгромившая к тому времени генуэзских стрелков. Впрочем, атаковать ощетинивший пиками строй римские турмы не решаются. Какое-то время швейцарский строй держится, но, не выдержав атак со всех сторон, отступает, попутно отбросив римских всадников. Поле боя за римлянами.


Почему так случилось


Возможно, у вас при прочтение возникал вопрос, а где гарантии что бой пойдет именно так? Или было желание внести коррективы в сам ход боя, например, дав другие команды рыцарям/античным воинам. Поясню, сам ход сражения - это просто иллюстрация. Т.е. сам бой может пойти совершенно иначе, но я считаю, что преимущество будет все равно на стороне античных армий (и в том случае, когда столкнется чисто македонская армия без слонов и других читов). Естественно, кто-то может иметь совершенно иную точку зрения и это нормально.

Теперь к сути, когда мы анализируем отдельные рода войск в отрыве от всей армии, то выводы вроде бы очевидны – тяжелая конница хорошо громит стрелков, те в свою очередь могут эффективно расстраивать ряды пеших воинов, а тяжелая пехота отразит атаки конницы. И сферическая армия рыцарей должна вытоптать даже превосходящих по численности стрелков, а уж если кавалерия сама в большинстве… Однако на деле мы имеем тяжелые поражения французской конницы (считавшейся лучшей на то время) от английских лучиков в Столетней войне. И опять-таки Креси не стало первым, до этого сражения французы также превосходя англичан числом потерпели поражения при Морле (1342) и Обероше (1345). Да, все эти Азенкуры, Креси и прочие Пуатье уже рассмотрены вдоль и поперек, да в конечном счете англичане потерпели поражение второй войне (24). Но мы сейчас говорим про тактику сражения армий (собственно успехи французов во многом как раз были связаны с переносом акцента с полевых сражений на осады). Так вот победа зависит не только от боевых качеств конкретных подразделений, но еще и от возможности навязать бой противнику в таких условиях и так, чтобы эти качества проявить. По сути победы англичан в столетней войне – это не превосходство лучников над конниками (как раз в мелких стычках отряды французских рыцарей разбивали мелкие группы англичан), а победа дисциплинированной армии над феодальным ополчением.

Т.е. строго говоря, я слабо верю в исход битвы с победой рыцарей/швейцарцев над чисто македонской армией (ну только в идеальных условиях, как в этой статье). На практике, веди македонян Александр Великий и какой бы Дю Геклен не управлял бы рыцарским войском, шансов у последних немного. Во-первых, не стоит превозносить рыцарскую кавалерию как некий волшебный род войск, как только возникла мощная тяжелая пехота швейцарцев, хребет рыцарским армиям был сломан и государства пришли к античному разделению (центр пехота, на флангах конница). Во-вторых, македоняне почти во всех крупных битвах сталкивались с новыми и незнакомыми родами войск – это тяжелая конница мидийцев, слоны и серпоносные колесницы (которые впрочем, достаточно бесполезны). Поэтому сам по себе новый род войск в лице тяжелой рыцарской кавалерии глобального впечатления бы на македонян не произвел. Что Александр бы им противопоставил? Да масса вариантов на самом деле, например, удлинил бы фронт фаланги так, чтобы рыцари не могли обойти сариссофоров с фланга как сделал при Рафии (217 г. до н. э) Птолемей или перемешал бы собственных всадников с элитными тяжелыми пехотинцами – пельтастами, а как только в них завязли бы рыцари, ударил бы частью фаланги. Или тупо атаковал бы на марше, или в лагере.

Рыцари против римлян и фалангитов. Античность против Средневековья ч. 2 Римляне, Александр Македонский, Рыцарь, Военная история, Античность, Слоны, Средневековье, Война, Длиннопост

Здесь возникает резонный вопрос, а чего это ты товарищ выставляешь рыцарскую армию такой беспомощной, разве станет она пассивно себя вести при встрече с македонянами? Тут мы переходим ко второму вопросу, а именно разнице в подготовке и управлению античных и средневековых армий. С одной стороны, рыцарская армия – это войско профессионалов, в котором есть корпус профессиональных наемников генузцев и швейцарцев, а также самих рыцарей. Но основная проблема в том, что контроль над этим воинством был весьма специфический – да, рыцари не были эдакой малоуправляемой хаотичной массой, которой их иногда представляют. Рыцари строились в конруа (или знамена), отряды по 20-30 человек, которыми руководил рыцарь-баннерет, в свою очередь эти подразделения сводились в более крупные соединения, которыми управляли уже капитаны (например, графы). Звучит вроде бы неплохо, но на это сверху наслаивались проблемы рыцарского мировоззрения, вассальных привязанностей и прочих феодальных нюансов. Король не приказывал, а обсуждал план с добрыми рыцарями, формально они не должны были отказываться, ибо это могло быть приравнено к измене. На практике король мог призвать к ответу зарвавшегося феодала только при соответствующем уровне влияния самого самодержца. Как следствие, рыцарским армиям не так-то просто было уклониться от прямого столкновения на неудобной территории – помните в прошлой статье я иронизировал на тему того, что в поражениях рыцарей виновата какая-то помеха? Дело, в сущности, не в невезении, а в проблемах с контролем армии.

А что в войсках швейцарцев? Тут все еще интереснее – с одной стороны, с XIV века они уже служили в наемных войсках (1373 год начала) и в XV веке их, пожалуй, можно считать профессиональными наемниками. С другой, крупные воинские контингенты они поставляли в чужие армии в начале XVI века, что вроде как выходит за границы нашего исследования, но здесь можно сжульничать, поскольку швейцарцы все же тяготели к традиционному бою сомкнутыми колоннами с минимальной поддержкой стрелков с огнестрелом. Как бы то ни было, проблемы у швейцарской военной машиной с дисциплиной были похлеще, чем у рыцарей. Знаете как погиб цвет швейцарского командования при Бикокке (1522)? Перед боем швейцарские солдаты потребовали, чтобы все двудольники и офицеры пошли в первых шеренгах штурмовать укрепления ландскнехтов (25). И они пошли под огнем аркебуз, прямо на пики ландскнехтов – так погиб знаменитый швейцарский капитан Арнольд Винкельрид.

Рыцари против римлян и фалангитов. Античность против Средневековья ч. 2 Римляне, Александр Македонский, Рыцарь, Военная история, Античность, Слоны, Средневековье, Война, Длиннопост

Примерно такие стрелки встречали атаку швейцарцев при Бикокке, иллюстрация приводится по арсенальной книге Императора Максимилиана

Не меньшие проблемы были в войсках ландскнехтов – извечных противников швейцарцев, они собирались под знамена под конкретную кампанию, а по окончанию могли вызвать офицеров на дуэль, отомстив за «плохие» приказы. Ну, а сами ландскнехты после окончания войны превращались в разбойничьи банды, благополучно пропив заработок в ближайшем трактире. Античные армии же были регулярными – для понимания, в Империи Селевкидов только тяжелых пехотинцев было около 44 000 и это регулярные части, которые проходили обучение и участвовали в боевых действиях на постоянной основе, плюс 3000 полутяжелой пехоты и 8000-8500 всадников. Это только полевые части без учета собственно гарнизонных войск (26). В случае военных действий эта армия могла увеличиваться до 120 тысяч с учетом наемников и союзных войск (27). Причем часть наемников (например, галаты) могли содержаться на постоянной основе под ружьем. Все это инкорпорировалось в общую структуру офицерских корпусов. Естественно идеализировать античные войска не стоит, они также могли бунтовать, выторговывать себе лучшие условия или даже пытаться сменить правителя на престоле, но до того бардака, который творился в армиях позднего средневековья им было далеко. Учитывая сказанное, меня можно обвинить в подыгрывании средневековым армиям, ведь я отдаю им инициативу в битве.

Теперь собственно несколько коротких соображений по античным тактикам, считается, что фаланга крайне уязвима с флангов, в отличие от той же швейцарской баталии. Это не совсем так – глубокие построения были прекрасно известны в античности, о них упоминает еще Ксенофонт в «Киропедии», а Эпаминонд строил свои войска по 50 человек в шеренге. Фаланги совершенно спокойно могли строиться глубиной в 32 шеренги и точно также, как швейцарские пикинеры «ощетиниваться» сариссами во все стороны как при Магнезии (28). Задачей первых греческих полководцев было развернуть против врага наиболее длинный фронт, поскольку угроза атак с флангов конницей была невелика по причине отсутствия мощной кавалерии как минимум до IV в. до н.э. С другой стороны более длинный фронт позволял охватить противника с флангов или даже с тыла, для такой цели спартанцы даже строились в одну (!) шеренгу, победив афинян построенных глубже (29). Самое интересное, что в полководцы ренессанса это тоже прекрасно понимали – до нас дошли мемуары, озаглавленные как «Надежный советник и размышления старого испытанного и опытного воина» принадлежащий перу (скорее всего) Георга фон Фрундсберга знаменитого капитана ландскнехтов. Так вот он-то как раз считал, что фронт должен быть втрое длиннее флангов «ибо чем больше наш фронт превосходит в ширину фронт противника, тем шире нам удастся ударить последнему во фланг и охватить как тисками его более узкий строй. Этим наверняка наносится смертельный удар и выигрывается сражение».

Рыцари против римлян и фалангитов. Античность против Средневековья ч. 2 Римляне, Александр Македонский, Рыцарь, Военная история, Античность, Слоны, Средневековье, Война, Длиннопост

Столкновение Швейцарцев и ландскнехтов

Почему тогда швейцарцы предпочитали более глубокие построения? Тут нужно понимать какие задачи они решали, швейцарские войска почти не имели собственной конницы, отсюда постоянная угроза атаки с фланга. Это наглядно было видно по сражениям фламандцев, строившихся фалангой, они терпели тяжелые поражения именно тогда рыцари выходили к ним во фланг. Вторая проблема – это маневрирование, чем шире фронт, тем тяжелее им маневрировать, без должной выучки он просто начинает разваливаться. Это не так критично, пока тебе противостоит такое же ополчение, но стоит столкнуться с профессионалами… Поэтому не строит рассматривать баталию, как некий венец военной мысли – это было безусловно, идеальное построение для своего времени, но оно крайне уязвимо перед более широкой фалангой, что прямо подтверждает Фрундсберг. Фаланга в этом смысле более совершенна, сариссофоры могли строиться в каре и отражать атаки со всех сторон и при этом охватывать вражеский пехотный строй с флангов за счет большей ширины.

Подведем итоги, единственная реальная возможность как-то противостоять профессиональным античным (македонским) армиям есть только у смешанного швейцарско-рыцарского контингента, но и то при условии достаточно пассивного поведения древних македонян. Но надо понимать, что шансов встретить такую армию в XIV-XV веках практически нет, многочисленного швейцарского наемничества тогда еще не было, поэтому речь скорее стоило бы вести о смешанном пехотном контингенте в который было бы включено несколько тысяч горцев, но тут я решил несколько подыграть средневековью.

P.S. А было ли то, в чем средневековье было сильнее? А то, как же в фортификации (замки), некоторых образцах артиллерии (требуше) и массовом ручном стрелковом оружии (арбалеты). Но это уже совсем другая история :)

Показать полностью 13
126

Несколько слов о противостоянии пехотинцев и рыцарей в средневековье

Как всегда, когда я начинаю «короткий» очерк на какую-то тему, он разрастается до таких размеров, что забываю основную тему цикла статей. Вот и сейчас, хотел написать про второй раунд столкновений рыцарских армий и античности, и натолкнулся на необходимость объяснить суть противостояния пехотинцев и тяжелых кавалеристов. Очнулся, когда заканчивал седьмой лист А4( Зато когда дойдем до римлян и рыцарей Вы куда лучше сможете понять итоги. Поехали.

Традиционно развитие военного искусства пехоты и конницы рассматривают в формате некоего противостояния. И вехи этого противостояния отмечают как вершины развития пехотной или кавалерийской тактики. Это верно лишь отчасти.

Поскольку выписать всю историю противостояния конницы и пехоты в рамках короткого обзора не представляется возможным, попробуем ограничиться двумя короткими периодами. Для начала придется разобрать популярный постулат о необычайном могуществе рыцарской кавалерии, которого она достигла в XI веке, которой не могла противостоять никакая пехота в Европе. Итак, в XI веке окончательно сформировался новый тактический прием тяжелой конницы в Европе – это таранный удар. Этот прием заключается в том, что копье держится подмышкой (древко подхватывается кистью снизу), а всадник расклинивается между стременами и задней лукой седла, конь пускается в галоп. Еще в X веке всадник колол копьем, держа его на вытянутой руке или атаковал, держа его наперевес, используя скорость атаки, но принципиальная разница «таранного удара» состояла в том, что упиравшись в стремена и заднюю луку, рыцарь составлял единое целое с конем и удар не гасился силой рук. С другой стороны пехотинцы в рыцарских армиях перешли преимущественно в подчиненное положение – они занимались обслугой, разбивали лагерь, а в бою находились во второй линии. Т.е. если в античности конница располагалась на флангах армии, а центр образовывала пехота, то сейчас пешим воинам отводилась роль второй резервной линии за кавалерией.

Из этих событий родилась совершенно «прекрасная» концепция того, что конница стала настолько сильной, что никакая пехота не могла ей противостоять в чистом поле в принципе. Учитывая, что громкие поражения рыцарской конницы в XIV веке при Куртрэ (1302 г.), Креси (1346 г.), Моргартене (1315 г.) или Баннокбурне (1314 г.) легко объяснялись особенностями местности, концепция ультимативного превосходства оказалась на редкость живуча, а неудачи рыцарей опровергались «яичной теорией» [1].

Чтобы разобраться, что произошло с пехотой и конницей в XI веке, необходимо понять, что из себя представляло средневековое общество, какие принципы комплектования армий существовали и за счет чего они существовали. К тому времени, как рыцарство сложилось в собственный военный класс, общество окончательно расслоилось на воюющих (как раз рыцарей), молящихся и оплачивающих весь этот банкет крестьян. Т.е. тот класс, который раньше был основным источником больших масс пехоты, был практически исключен из военной жизни (ну или задвинут на второй план). Вторым нюансом стала весьма специфическая феодальная экономика, которая преимущественно опиралась на натуральное хозяйство. Феодальное общество в принципе мало подходило для централизованного сбора ополчения – вассал был обязан служить сюзерену военной службой [2], но отнюдь не регулярными налоговыми выплатами. Я уже выше приводил пример Эдуарда, который заложил все вплоть до монарших панталонов, но смог собрать только 8500 человек. Но даже такой околопрофессиональной армии хватило, чтобы нанести тяжелейшие поражения феодальной коннице Франции. Вассал снаряжал сам себя за счет все тех же крестьян, сюзерен собирал феодальное ополчение, а собственные средства короли тратили на снабжение армии вне государства, а также в длительных походах, на сдачу нанимались немногочисленные наемники. Все, круг замкнулся. Как следствие такая картина сформировала определенные «психологические» сдвиги в мировоззрении слоев общества, рыцарство воспринимало себя отдельной уникальной кастой, в то время как среди крестьянства развивался своего рода комплекс неполноценности. По выражению Г. Дельбрюка пехотинец был один, он не был скреплен общностью с другими воинами. А вот это уже было весьма критично, те, кто уже читал мои статьи обращали внимание, что постоянно акцентируюсь на важности психологии в войне. Да, для каких-то походов пехотинцев могли набирать, но, не имея ни родовой спайки, ни нормального вооружения, ни подготовки они вообще предпочитали не вступать в бой. С одной стороны, все вроде логично – рыцари действительно были наголову выше пехоты XI-XII веков, однако, причиной тому было не столько головокружительное развитие тяжелой конницы (хотя она безусловно выросла качественно), сколько общая деградация тяжелой пехоты. Естественно с развитием экономики ситуация начала меняться - в этом плане показательна Фландрия, до начала XIII века основу армии современной Бельгии все также составляло рыцарство, однако, с ростом благосостояния бюргеров и одновременным обнищанием аристократии наблюдается крен в сторону общинного ополчения. Собственно победы фламандцев при Куртрэ (1302 г.) преподносилась некоторыми исследованиями чуть ли не как переломный момент в истории развития пехоты, хотя были куда-более интересные примеры, о которых мы поговорим ниже.

Итальянские города уже в XII веке были достаточно обеспеченными и могли снаряжать пехотинцев в товарных количествах, которые выступая совместно с рыцарями, отражали кавалерийские атаки при Леньяно (1176) и Кортуново (1237).

Также в XII веке о себе неплохо заявили брабансоны (жители части современной Бельгии), которые также, будучи наемниками, отражали атаки кавалерии при Бувине (1214 г.).

Несколько слов о противостоянии пехотинцев и рыцарей в средневековье Военная история, Швейцария, Рыцарь, Пехота, Конница, Средневековье, Шотландия, Уильям Уоллес, Мат, Длиннопост

Копьеносец. Миниатюра из Библии рубежа IX—X вв. из библиотеки Мазарини.

Один из важных вопросов, на который стоит ответить – это могла ли тяжелая пехота отражать атаки тяжелой конницы и нужно ли ей для этого особое противоконное оружие.

Вообще итальянские пехотинцы, отражали рыцарские атаки задолго до знаменитой битвы золотых шпор (Куртрэ). Уже при Леньяно Фридрих Барбаросса смяв итальянскую кавалерию, атаковал миланских пехотинцев. Однако те сомкнув щиты и выставив копья, смело отбивали все атаки, пока не подошли рыцари из Брешии и итальянская конница вернулась на поле битвы, ударила во фланг немцам, после чего миланская пехота переходит в атаку опрокидывая рыцарский строй. Позднее при Кортенуово миланские пехотинцы снова, сомкнув ряды, смоги отразить рыцарскую атаку, но развить успех уже не смогли - на следующий день ломбардцы просто разбежались, не дожидаясь, начала битвы. При Бувине (1214 г.) брабансоны использовались в качестве живой крепости, в которой прятались свои же рыцари от атак вражеской конницы. Данные битвы не являлись какой-то революцией в военном деле, скорее они демонстрировали, что, даже находясь в зачаточном состоянии, тяжелая пехота могла отражать рыцарские атаки, и ей для этого не требовалось зарыться по пояс в землю, утыкав все вокруг волчьими ямами и кольями. Естественно, развитие тактики в XIV веке в швейцарских армиях и появление массовых пехотных соединений сломало хребет рыцарству. Но тут есть второй нюанс, про который многие забывают – тактические возможности пехоты/конницы и итог битвы – это разные вещи, не обязательно отражение атаки приводило к победе, как можно было видеть при примере Кортенуово.

Вообще обсуждая знаменитую победу при Куртрэ можно услышать закономерный вопрос, а что же в дальнейшем случилось с непобедимыми Фламандцами? А дальше они терпят поражение при Монс-ан-Певеле (1302 г.), Касселе (1328) и Розебеке (1382), после чего «золотые шпоры» снятые с французов при Куртрэ уезжают домой с победителями. Шотландцы также терпели поражение при Фолкерке (1298), Дапплин-Муре (1332), Халидон-Хилле (1333). Да что там говорить, даже непобедимые швейцарцы были разбиты при Сен-Жакоб-Эн-Бирс (1444 г.) – это ли не свидетельство превосходства кавалерии над пехотой?

Несколько слов о противостоянии пехотинцев и рыцарей в средневековье Военная история, Швейцария, Рыцарь, Пехота, Конница, Средневековье, Шотландия, Уильям Уоллес, Мат, Длиннопост

Знаменитый Оксфордский сундук, изображающий столкновение фламандцев и французов

Чтобы понять тактические возможности пехоты и конницы, надо бегло рассмотреть победы «рыцарских армий» подробнее, итак:

Битва при Монс-ан-Певеле, первый этап битвы не очень показателен – фламандский лагерь активно расстреливается французской легкой пехотой. Как итог, фландрийские пехотинцы решают перейти в контратаку, строятся тремя колоннами, атакуют с холма – французская конница отбрасывается к лагерю, фламандцы развивают успех и их, получается, остановить только французским же пехотинцам. Кавалерия возвращает в бой, атакует с флангов (и возможно, заходит в тыл), после кровопролитной битвы, фламандцы разбиты и отступают в свой лагерь. Потери французов 1500 человек, у фламандцев около 6000 – колоссальные для обеих сторон.

Битва при Касселе (1328) – фламандцы выступали здесь нападающей стороной и первые атаковали французов. Под их удар была поставлена… снова пехота в центре, а конница сосредоточена на флангах. Итог битвы был схож, как только рыцари ударили с флангов, фламандцы начали отступать, их окружили, но и в этой ситуации ничего не смогли сделать со строим ополченцев, в итоге кольцо разомкнули и разбитые фландрийцы бежали.

Битва при Розебеке (1382) – я думаю, Вы уже догадались) снова центр фламандской армии сдерживается собственной пехотой, а кавалерия наносит удар с флангов, снова как при Касселе в рядах фландрийцев начинается чудовищная давка.

В сущности все знаменитые победы над фламандцами были одержаны путем использования «античной» традиции, когда в центре располагается пехота, а конница атакует с флангов, причем если рассматривать собственно атаки рыцарей на фламандский строй, до того как его связывали с фронта боем, они хорошо отражались. Т.е. «рыцарская армия» побеждала чисто пехотную армию тогда, когда она собственно отказывалась от рыцарского способа ведения боя (т.е. рыцари впереди, пехота сзади сторожит обоз). Естественно я упрощаю – профессионалы могут до хрипоты спорить, что есть «рыцарский» способ боя, моя задача объяснить простыми словами сложные вещи.

Интересная ситуация складывалась на туманном Альбионе. Традиционно сильной пехотой обладали шотландцы и вроде бы их победы тоже хорошо объясняются «яичной теорией» - при Стерлинге (1297) рыцарей самих атаковали на марше у Лаудон-Хилла (1307) шотландцы накопали рвов, а при Баннокберне (1314) вроде бы и местность болотистая. Кроме того, апологеты рыцарской конницы могут легко добавить, что шотландцы были разбиты при Фолкерке (1298), Дапплин-Муре (1332), Халидон-Хилле (1333). Ирония в том, что если погрузиться в анализ этих битв, то мы увидим ровно то же, что и с фламандцами, но с поправкой на местные особенности Английского военного дела.

Несколько слов о противостоянии пехотинцев и рыцарей в средневековье Военная история, Швейцария, Рыцарь, Пехота, Конница, Средневековье, Шотландия, Уильям Уоллес, Мат, Длиннопост

Фрагмент из "Храброго сердца" демонстрирует битву при Стирлинге, но скорее похож на Лаудон-Хилл.

При Фолкерке атаки рыцарской конницы шотландцы также стойко отражали, но смяв стрелков горцев, англичане смогли фактически безнаказанно расстреливать шеренги противника. По развалившемуся строю наносит удар конница, добивая расстроенного противника. Примерно схожая ситуация случилась и при Дапплин-Муре, где англичане, выдвинув вперед крылья войска, состоящие из лучников и подвергли построение шотландцев массированному фланговому огню. Вообще даже для спаянных дисциплиной армий – это опасно, но хуже всего для неорганизованных ополченцев, подвергаясь фланговым атакам, люди начинают инстинктивно жаться друг к другу, в итоге возникает сильная давка, в которой погибает воинов больше, чем собственно от физического взаимодействия. Но хуже того, теряется возможность эффективно сражаться с неприятелем. Так и произошло при Дапплин-Муре, англичанам оставалось лишь добить горцев атакой конницы. Халидон-Хилл и вовсе демонстрирует сражение спешенных рыцарей англичан, перемешанных с собственной пехотой и шотландцев, которые под градом стрел, пытались выбить противника с холма. Результат был печальный.

Однако с появлением на сцене швейцарских пехотинцев ситуация коренным образом меняется – рыцарство терпит одно тяжелое поражение за другим - Моргартен (1315), Лаупен (1339), Земпах (1386), Герикур (1474), Грансон (1476), Муртен (1476), Нанси (1477). Вообще некое фрагментированное рассмотрение возвышение швейцарской пехоты невольно ставит вопрос «А где они раньше-то были?». Ну, т.е. получается, что в 14 веке внезапно швейцарцы, проснувшись ранним утром, решают, а не ввалить ли нам пизды всей этой аристократической сволочи? Да и правда. В действительности же наши представления о средневековых государствах с современных позиций четких территориальных границ довольно условны. До XIII-XIV веков говорить собственно о «швейцарском» государстве не приходится – это были разрозненные города, инкорпорированные в лоскутное одеяло средневековой Европы, которые также как и везде управлялись феодальными элитами, состоящими преимущественно из Швабских домов. Но в XIII веке происходит важное событие – открывают Сент-Готардский перевал (точной даты нет, около 1236 года), который связывают Германию и Италию. Включается главный драйвер историческим изменений – бабло, ибо контроль за таким важным торговым коридором приносит изрядные доходы. Естественно, городские и крестьянские общины составляющие большинство в городах кантонов не горят желанием делиться с немногочисленными аристократическими фамилиями, и постепенно начинается процесс объединения. Заключаются множество союзов, и происходит постепенное объединение кантонов в единую силу. Основными центрами силы стали три кантона - Швиц, Ури и Унтервальден. Естественно усиление простых общин не могло не напрячь феодальные элиты, что выливается в столкновение и тяжелое поражение Австрийской армии у горы Моргартен (1315) с которого фактически и можно свести славную историю швейцарской мощи. В 1339 при Лаупене швейцарцы разбивают очередную рыцарскую армию, но эта битва очень часто игнорируется и совершенно незаслуженно. Интересна она в первую очередь тем, что пехотинцы спокойно разбили рыцарскую армию в чистом поле без всяких окоп. Наш основной первоисточник («Conflictus Laupensis») говорит об этом довольно прямо – «Videntes autem Bernenses hostium multitudinem contra se esse validam, omnes coadunati in unum, quasi unums parvus cuneus, ad unum parvulum collem se congregantes stabant.». («Бернцы, видя сильное многочисленное войско перед собой, сплотились, и, образовав небольшой клин, встали возле маленького холма». Произошло это между поселками Виден и Зандгрубе - правый фланг армии Габсбургов, атаковавший соответственно левую баталию, как раз был из рыцарей. Интересно, что первая атака рыцарей привела к тому, что одна из баталий бернцев просто сбежала, но поскольку в первоисточнике сказано, что сотни из них были безоружными («inermes» в оригинале conflictus Laupensis), то явно это была не самая боеспособная часть армии. Далее бернцы переходят в контратаку и атакуют фрейбуржцев, рыцари в это время окружают вальштедцев, но те мужественно отбивают все атаки рыцарей, пока главная баталия громит пехоту союзников. Убив знаменосцев фрейбуржцев и обратив их в бегство, бернцы подобно Самсону («more Sampsonis») обрушиваются на рыцарей. Разгром Габсбургов был полным.

Несколько слов о противостоянии пехотинцев и рыцарей в средневековье Военная история, Швейцария, Рыцарь, Пехота, Конница, Средневековье, Шотландия, Уильям Уоллес, Мат, Длиннопост

В дальнейшем даже поражение швейцарцев при Сен-жакоб-эн-Бирс 25 августа 1444 г. весьма показательно – битва, в которой 1200 (1500) швейцарцев сами (!) атаковали армию арманьяков (от 15000 до 40000, но последнее явно преувеличение и скорее верна первая цифра). Четыре часа вели бой в окружении, поняв, что враги почему-то не заканчиваются, швейцарцы пробивают строй врагов и отступают к госпиталю, где арманьяки подтянув артиллерию, расстреливают горцев. Из швейцарцев не спасся никто (в ответ на предложения сдаться горцы послали арманьков в жопу), не то, чтобы они прямо умереть хотели, скорее всего, ждали подхода бернцев, но увы. Потери самих французских наемников составили от 2000 до 4000 (скорее верна первая цифра). Прикинув шансы в столкновении с 20 000 швейцарцами, которые не сильно обрадовались убийству 1500 сородичей, победители принимают мудрое решение пощадить эту страну и съебнуть.

Несколько слов о противостоянии пехотинцев и рыцарей в средневековье Военная история, Швейцария, Рыцарь, Пехота, Конница, Средневековье, Шотландия, Уильям Уоллес, Мат, Длиннопост

Возникает резонный вопрос, если шотландцы и фламандцы терпели поражения от смешанных армий, включающих пехоту и конницу, то, что мешало уничтожить швейцарцев той же тактикой – связать фронт пехотой и ударить конницей по флангам. Традиционно считается, что швейцарское построение - баталия, представлявшая собой квадрат («человеческий», в том смысле, что по фронту и вглубь имела одинаковое количество людей, но пространственно - это был прямоугольник) была неуязвима для атак с флангов. Это не совсем так, баталия могла обороняться от атак с фланга и вести бой в окружении, НО… При этом она останавливалась, полностью передавая инициативу неприятелю. Да, при Лаупене швейцарцы успешно отбивали все атаки рыцарей, даже находясь в окружении, но не подойди бернцы им на подмогу итог был бы печальным. При Мариньяно, например, постоянные атаки на фланги швейцарской баталии, хотя и не давали никого эффекта, заставляли пикинеров останавливаться, пока их в лоб утюжила артиллерия. Если посмотреть на сражения швейцарцев, то можно увидеть, что их противники, в сущности, и пытались применить такую тактику, проблема в том, что их пехота не выдерживала натиск горцев и разбегалась до того, как кавалерия вообще могла навалиться на фланги баталий.

Давайте подытожим, несмотря на то, что война пехоты и конницы зачастую несла характер классового и даже мировоззренческого (это отдельная тема) столкновения, правильно рассуждать не о том, кто сильнее, а для чего используется каждый вид войск. Для победы над хорошей тяжелой пехотой коннице нужна такая же тяжелая пехота, как писал Николло Макиавелли «хорошую пехоту может победить только пехота же» (Рассуждения о первой декаде Тита Ливия, XXXVIII, 347). И не просто пехота, а такая, которая сможет выдержать массированный удар пикинеров.


Противоконное оружие


Существует любопытная точка зрения, что для того, чтобы победить конницу, пехота должна ощетиниться лесом пик, длиной желательно метров шесть, иначе рыцарь, обладая шестиметровым копьем их обязательно достанет. С одной стороны выглядит логично, ведь поздние пики ландскнехтов и швейцарцев действительно достигали пяти метров в длину. Но как всегда дьявол в деталях, первоначально швейцарские пики были существенно короче и достигали в длину только трех метров и были удлинены ландскнехтами до пяти, чтобы наносить первый удар по своим заклятым противникам. Причем нередко в хуй, что породило занятную деталь доспеха гульфик, который перекочевал и в стандартную моду.


Несколько слов о противостоянии пехотинцев и рыцарей в средневековье Военная история, Швейцария, Рыцарь, Пехота, Конница, Средневековье, Шотландия, Уильям Уоллес, Мат, Длиннопост
Несколько слов о противостоянии пехотинцев и рыцарей в средневековье Военная история, Швейцария, Рыцарь, Пехота, Конница, Средневековье, Шотландия, Уильям Уоллес, Мат, Длиннопост

Выходит, что для отражения достаточно трех метров? В общем, да, но не стоит делать неверный вывод относительно того, обладая более коротким древковым оружием, пехота будет обязательно разбита. В столетнюю войну, спешиваясь, рыцари зачастую укорачивали копья, чтобы ими было удобнее владеть, например:

«Спешив своих людей, он [Эсташ] приказал укоротить их копья до 5 футов и выставить перед ним вымпел

<пропущены бодрые наставления и призывы>

«Мессир Эсташ принял атаку этого полка таким образом, что разбил его и поверг в замешательство. В первом ударе он сбросил с коней свыше 40 всадников и полностью бы их разгромил, если бы второй полк французов немедленно не выдвинулся бы вперед на помощь, а первые, восстановив силы, не собрали бы вместе всех отставших» (Жан Фруассар, «Битва при Ножан-сюр-Сен»). Закончилась битва тем, что подошла, наконец, пехота французов и прорубилась через англичан, чем и решила исход боя. При Лаупене швейцарцы были вооружены преимущественно алебардами 1,6-1,8 метра длиной. Массовый переход швейцарской армии на пики состоялся после конференции в Люцерне, которая в свою очередь явилась ответом на поражение при Арбедо (1422) (в протоколе сказано, что швейцарцы в этом бою с алебардами «находились в изрядном затруднении») через 80 лет после Лаупене (1339). Но даже тогда переход был не моментальный - ведомость вооружения кантона Цюрих 1443 года дает соотношение вооружение в армии, где пики составляют только 20 % от всего вооружения (60 % алебарды, остальное стрелки). И позднее случались жалобы, что швейцарцы нарушили все мыслимые правила, беря в бой вместо пики алебарду. Почему? Командиры сетовали на то, что алебарда удобнее длинной пики.

Несколько слов о противостоянии пехотинцев и рыцарей в средневековье Военная история, Швейцария, Рыцарь, Пехота, Конница, Средневековье, Шотландия, Уильям Уоллес, Мат, Длиннопост

Главные противники швейцарцев - ландскнехты

Вроде бы считается, что фламандцы предпочитали использовать копья длиной 3-4 метра, и мне попадалась такая точка зрения в различных книгах. Но подтверждения этому в первоисточниках я не нашел, скорее даже наоборот. Джовани Виллани, например, пишет следующее

«По свою сторону рва фламандцы выстроились вдоль него в виде полумесяца, повторяя его изгиб. Все они спешились, в том числе и дворяне и рыцари, которые, как и простой народ, приготовились защищать свои ряды от прорыва французской конницы. Кто обзавелся копьем (копья у них окованные железом с острием наподобие тех, что используются при охоте на Дикого кабана), кто - суковатыми дубинами величиной с древко копья с большим заостренным железным наконечником и железным кольцом. Это грубое и варварское орудие, позволяющее бить и колоть, они называют "годендак", то есть по-нашему "добрый день". Так они встали плечом к плечу, не располагая другим наступательным или оборонительным оружием, будучи людьми бедными и неопытными в ратном деле, но отчаявшимися в спасении» (Джовани Виллани, Новая Хроника, VIII, 56, 245-246).

Годендаг напомню, был длиной плюс-минус 1,5 метра, ну и плюс интересно сравнение с охотничьим копьем. Как следует их энциклопедии Вендалена Бехайма,

«Особый тип копья со времен средневековья использовался при охоте на медведя и кабана. Он так и назывался — медвежье копье, свиное или кабанье копье, в зависимости от того, для поражения какого дикого животного оно предназначалось<…> Особенно крепкое древко длиной до 2 метров на большей части своей длины обматывалось узким кожаным ремнем и обивалось гвоздями, чтобы предотвратить выскальзывание древка из руки» (В. Бехайм «Энциклопедия холодного оружия», Древковое оружие, Копье)

Изображение фламандских копейщиков на гентской фреске, хотя и весьма условно, но тоже демонстрирует длину их копий (они видны не полностью, поскольку закрыты идущими впереди воинами, но с учетом угла, копья явно до земли не достают сантиметров 30) примерно 2-2,5 метра не более.

Несколько слов о противостоянии пехотинцев и рыцарей в средневековье Военная история, Швейцария, Рыцарь, Пехота, Конница, Средневековье, Шотландия, Уильям Уоллес, Мат, Длиннопост

Прорисовка фрески из госпиталя в Генте, снимал на планшет - прошу прощения за качество

Я задал этот вопрос Дмитрию Уварову, автору статей на Xlegio по битвам при Касселе и Монс-а-певеле (как говорит Клим Жуков про него «тонкий исследователь», с чем я согласен, Дмитрий действительно очень грамотный и умный автор), он заметил, что точных размеров, в сущности нет, опираемся на оценки. Косвенно, можно предположить, что фламандцы могли перенять это оружие от своих прямых торговых партнеров – англичан, которые в свою очередь могли перенять их от шотландцев, у которых были в ходу четырехметровые пики. Но это довольно зыбко.

Также по оценке Бехайма копья пехотинцев XII века не превышали 2 метров, что, однако, не помешало миланской пехоте отразить рыцарскую атаку при Леньяно (хотя рыцарский лэнс уже тогда достигал своей длины в 5 метров).

С другой стороны, те же шотландцы предпочитали использовать пики около 4 метров длиной. Мое мнение такое, если припрет, то отразить рыцарскую атаку можно и двухметровым копьем/алебардой, но спокойнее с трехметровым)

Несколько слов о противостоянии пехотинцев и рыцарей в средневековье Военная история, Швейцария, Рыцарь, Пехота, Конница, Средневековье, Шотландия, Уильям Уоллес, Мат, Длиннопост

Отчасти эта статья вспомогательная, поэтому многие вещи в ней затронуты поверхностно, она нужна для того, чтобы, когда мы перейдем к описанию столкновению античной и средневековой армии Вы хорошо понимали возможности пехотинцев.

Пара примечаний

1. Кавалерия бы победила, но вот ей что-то помешало. И так с каждой битвой)

2. И то на сорок дней в пределах страны.

Показать полностью 10
70

Армия государства Селевкидов

Вообще эта статья выросла из спора на смежном ресурсе (я бы даже сказал родственном). Решил ее слегка изменить, дабы убрать полемику и оставить только контент. Сейчас я расскажу Вам про армию Селевкидов. Кстати, кто это? Крупное эллинистическое государство, располагавшееся на довольно обширных территориях, включавшее в себя часть территории Малой Азии, Сирию, Финикию, Палестину, Месопотамию, Иран, части Средней Азии и современного Пакистана. Осколок державы Александра Великого, основанное его телохранителем Селевком Никатором.

Армия государства Селевкидов Эллины, Римская империя, Рим, Александр Македонский, Фаланга, Античность, Мат, Длиннопост

Основатель державы

Вот об армии этой славной державы мы и поговорим. Ядро армии формировалось из греческих колонистов. Так и представляем себе: греческие поселенцы, пасут себе овец, сажают оливки и тут прилетает требование всем собираться на войну. Они спешно бросают инструмент, кто-то судорожно насаживает на тяпку вток, другой крестьянин пытается вспомнить с какой стороны у сариссы острие, а кто первый добежал до знамени тот и есть стратег автократор.

Все это, конечно, весело, но есть ма-аленький нюанс. Греческие колонисты делились на две части – это собственно гражданские поселенцы и военные. У нас не так много документов, описывающих военную организацию Селевкидов, но надписи, выделяющие из состава поселений «солдат и офицеров» присутствуют[1]. Греческие колонисты формировали не просто этнические деревни, а военные поселения - κάτοικοι. Это не мирные пейзане (хотя таковые тоже присутствовали), а расквартированные по стране солдаты.

А как насчет оплаты, спросите Вы? Ведь профессиональный солдат должен был получать жалование. И они его получали – в государстве Селевкидов были сформированы военные наделы или клеры. Обращаю внимание – это военные наделы, которые жаловались солдатам и они получали с них рентный доход [2]. Естественно солдаты не самолично пропалывали грядки сариссами и поливали плодородную землю из собственных шлемов. Обработкой земли занимались крепостные крестьяне именуемые λαοί [3], которые формировались из местных жителей, на захваченных территориях и были прикреплены соответствующему участку [4]. Естественно в случае уклонения от исполнения своих профессиональных обязанностей клер изымался царем [5]. Доходы золотом от клеров шли непосредственно в казну κάτοικοι, далее распределяясь между солдатами хилиархами.

Армия государства Селевкидов Эллины, Римская империя, Рим, Александр Македонский, Фаланга, Античность, Мат, Длиннопост

Пехота селевкидов

Такие военные поселения были рассыпаны по всей империи, самые крупные были сосредоточены в трех из четырех сатрапий Селевкидов. Военный штаб находился в Апомее, там же располагались царские конюшни (30 000 кобылиц и 300 жеребцов использовались для разведения), стойбище слонов, училище и военное ведомство (Stratiooikon logisterion) (Страбон, XVI, 2, 10).

Сложно сказать, какие условия жизни были в военных поселениях, дошедшие до нас надписи немногочисленны – можно утверждать, что солдаты размещались в казармах, а если по каким-то причинам их не было, то непосредственно в конфискованных домах [6].

Тяжелая конница формировалась из гетайров, которые получали жалование по той же схеме, что и остальные поселенцы. Другая часть тяжелой конницы – это собственно катафрактная конница, формировалась она из мидийцев. Скорее всего, они не были включены в систему военных поселений – после захвата территорий бывшей Ахеминидской державы, новые македонские правители конфисковали имения знатных аристократов и передали их в аренду местным солдатам в форме клера [7]. Отчасти это было вынужденной мерой, как объективно доказал Бар-Кохба, Селевкиды в отличие от соседних Птолемеев старались выделить македонян в отдельное военное сословие, дабы не плодить у себя на земле обученное туземное население, которое может рвануть в любой момент. Но характер противников Селевкидского царства требовал сильного корпуса конных воинов, которых колонисты дать не могли.

Армия государства Селевкидов Эллины, Римская империя, Рим, Александр Македонский, Фаланга, Античность, Мат, Длиннопост

Оспреевская реконструкция внешнего облика кавалеристов


Второй частью, из которой складывалась войско – это собственно наемников. В государстве Селевкидов существовали специализированные агенты, ответственные за набор наемных войск, имя одного из них до нас дошло – Пиргорпоник, воин, который представлялся как агент царя Селевкидов, набирающий наемников. Были как наемники, набранные для конкретного похода (ξένοι ), так и включенные в состав постоянной армии (μισθοφόροι). И наконец, последняя часть войск – это контингенты, присланные непосредственно либо союзниками, либо собственно местными поселениями (то бишь туземцы). Как объективно доказал Бикерман – обязательной воинской повинности у этих регионов не было, и направляемые войска были теми же наемниками [8].

Я не буду касаться собственно гарнизонных войск, замечу, что Селевкиды держали для охраны городов, как кадровых военных, так и наемников на постоянном жаловании.


Обучение


Бикерман и Бар-Кохба [9] придерживаются немного разных взглядов на военную организацию Селевкидов, первый больше тяготеет к смешанной системе из резервистов и постоянных войск, а второй к регулярной армии. Но в чем они солидарны, так это в высоком уровне подготовки ядра армии Селевкидов – собственно фаланги. Я ограничусь небольшими зарисовками – обучение как я уже говорил, проходило централизовано в Апомее. Включало оно в себя строевую подготовку, марши в полной выкладке, работу с пикой [10]. В принципе, сохранившийся отчет марша через Бактрию наглядно демонстрирует возможности армии [11]. Кроме того, обучение проводилось непосредственно на местах размещения солдат [12]. Римляне перед собой видели при Магнезии обученных воинов:

«И вот македонская фаланга, поставленная для связи с конницей на узком четырехугольном пространстве, лишившись прикрытия всадников, с обеих сторон расступилась и приняла в себя легковооруженных, сражавшихся еще перед ее рядами, а затем опять сомкнулась. Когда же Домиций легко окружил ее большим количеством всадников и легковооруженных, так как она представляла плотно поставленный четырехугольник, она не могла ни двинуться вперед, ни развернуть своего строя ввиду его большой глубины; поэтому она стала терпеть бедствие. Они досадовали, что не имеют возможности сами воспользоваться своей военной опытностью, а представляют удобную мишень для нападения неприятеля со всех сторон. Однако, выставив со всех четырех сторон целый лес своих сарисс, они вызывали римлян вступить с ними в рукопашный бой и все время делали вид, что хотят напасть. Но они нигде не делали ни шагу вперед, будучи пешими и отягченными своим оружием, а врагов видя всюду на конях, особенно же потому, что боялись нарушить крепость своего строя; перестроиться иначе они бы не успели. Римляне же к ним не приближались и не вступали в рукопашный бой, боясь* <опытности> людей, привычных к военному делу*, их твердости и отчаянной решимости, но быстро кружась около них, они бросали все время в них дротики и стреляли из луков. И ни один удар их не был напрасным: такой массой стояли они на небольшом пространстве; они не могли ни уклониться от бросаемых в них копий и стрел, ни расступиться перед несущимися на них. Поэтому, неся уже большие потери, они стали поддаваться, так как ничего лучшего они сделать не могли, и стали шаг за шагом отступать, грозно обороняясь, вполне сохраняя порядок и внушая римлянам страх: они ведь и тогда не решались приблизиться к ним, но, нападая со всех сторон, наносили им потери, пока, наконец, слоны в македонской фаланге не были приведены в беспорядок и перестали слушаться своих вожаков; тогда весь их боевой порядок превратился в нестройное бегство» (Аппиан, Сирийские дела, 35)

Я напоминаю, это те римляне, которые недавно уничтожили македонскую фалангу при Киноскефалах.

Армия постоянно проходила военные смотры, как непосредственно царем, так и в стиле наших военных парадов [13].


Офицерский корпус


Мы знаем не так много про иерархию корпуса офицеров (ну, кроме того, что она была) в армии Селевкидов, обрывочные сведения демонстрируют отдельные вспышки, позволяющие делать общие выводы – например, о том, что Элефантархи были по статусу выше примерно аналогичных стратегов, но опять-таки собственно селевкидских документов до нас дошло крайне мало. Да, мы знаем, что офицерский корпус был, но звания, структура подчинения – это уже вопрос крайне сложный, опять-таки отправляю всех желающих к работе Бар-Кохба и его реконструкции.

Также в армии была полноценная интендантская служба, ответственные за лагерь, коменданты, отвечающие за размещение солдат в домах местных жителей, если армия останавливалась и т.д. Даже специальные переводчики для совсем неграмотных туземцев.

Общая численность армии была с одной стороной довольно большой, с другой весьма скромной, учитывая потенциал государства Селевкидов. Общая численность постоянного корпуса составляла около 50 000, во военное время полевая армия за счет вербовки наемников и привлечения союзных контингентов составляла около 70 000 человек.

Армия Селевкидов была одной из самых сильных в эллинистическом мире. А история жизни ее правителей – это череда постоянных войн. Ее последний сильнейший правитель Антиох Великий воевал с 18 лет почти непрерывно. Так вот с 18 лет Антиох отнюдь был занят не тем, что гонял лысого в опочивальне в Апомее, а усиленно приводил к подчинению охуевших как печенье сатрапов. В 222 году мятеж поднимает Молон, Антиох собирает армию и стартует против него. Что важно здесь – зиму армия проводит на квартирах и следовательно мы можем говорить о том, что все это время проводилось обучение армии, поскольку когда Антиох проводил зимовку перед битвой с Птолемеем Полибий упрекнул селевкида в пренебрежении к «военным упражнениям», следовательно в 222 таких косяков за ним еще не водилось (впрочем, как я говорил и позднее тоже вопрос). В 221 Антиох разбивает Молона и выступает против Артабазана царя Атропатены. В 219-218 годах он ведет войну с Египтом, разбивая их при Берите (деталей Полибий приводит немного). В 217 происходит крупное сражение при Рафии, Антиох терпит поражение. В 216 году Антиох ведет войну с наместником Малой Азии, по итогу Ахей схвачен и убит. В 212-205 – это восточные походы Антиоха, закончившиеся подчинением Бактрии, Парфии и Софены, царь дошел до Индии. Особый акцент в битвах был как раз на легкой пехоте и собственно коннице. В 204 году умирает его главный противник Птолемей, и Антиох решает воспользоваться таким удобным случаем - в 202 году вторгается в Келесирию, подчиняя ее в течение 202-201 годов. В 200-198 Антиох ведет войну с Египетским полководцем Скопасом в Иудее, разгромив последнего при Панионе. 197-195 года – это походы в Малую Азию, разорении Фракии и строительство солдатами Антиоха города Лисимахия (да, прямо как римские войска), что, в конечном счете закончилось столкновением с римскими интересами и собственно войной с Римом в 195-190, которая и завершилась битвой при Магнезии, лишившей Селевкидов их былого могущества.


Примечания


1. Например, дошедшее до нас послание Селевку позволяет выделить из общей массы поселенцев Тиатиры «солдат и офицеров».

2. До нас дошла так называемая надпись Мнесимаха, в которой разделяется поселение туземцев – кома, и собственное военные колонисты греки и их надел – клер. Здесь я снова следую в фарватере концепции Бар-Кохва в пику теории Бикермана, который предполагал жалование клера и без обязательной военной службы.

3. Richard A. Billows «Kings and Colonists: Aspects of Macedonian Imperialism». BRILL, 1995

4. Пожалуй, здесь можно выделить разницу между собственно птолемеевской и селевкидской военными организациями. Первая допускала жалование клеров местному населению, которое само же их и возделывало, что следует из арамейских папирусов в Элефантине (Египет), где поселился еврейский отряд служащий «Великому царю». Вторая, собственно селевкидская, организация предполагала использование только македонян в качестве военных, здесь я следую, логике Бар-Кохва, который обоснованно опроверг теорию Бикермана об идентичности Египетской и Сирийской системы клеров.

5. Здесь я следую концепции Ростовцева.

6. До нас дошли фрагменту указов свидетельствующих о конфискации жилых домов у местного населения для размещения солдат.

7. Мы мало, что знаем о системе оплаты службы катафрактариев, поэтому я счел возможным задать вопрос А.К. Нефедкину, который подтвердил, то, что они получали доходы с клеров.

8. Таки до нас дошли сведения (первая Макковейская книга) о щедрой выплате жаловании сразу за год войскам собранным для войны с евреями. Также мы знаем, что солдаты не получавшие жалование в Селевкидской армии имели свойство бунтовать. Да охуели эти «ополченцы», что сказать.

9. Bar-Kochva B. The Seleucid Army. Organization and Tactics in the Great Campaigns. - Cambridge, 2009

10. Относительно фехтования вывод я делаю на основе соответствующих специализаций учителей в Апомее.

11. Дошел до нас в кратком очерке Полибия (10.49.4)

12. См. Полибий., V.66.6 и Ливий, XXXVI.11.4. 335. Бикерман напрямую их трактует как свидетельство обучения в Селевкидской армии на зимних квартирах, я бы добавил что сама по себе римская концепция разложенности войска является расхожим штампом, как объективно показал Голдсуорти («Во имя Рима», АСТ), кроме того Бар-Кохба также доказал, что это в сущности следствие анти-селевкидской пропаганды, поэтому из этих сообщение хронистов нас в большей степени интересует сам факт наличия «военных упражнений» , а не то, что ими якобы пренебрег Царь.

13. До нас дошел обстоятельный отчет о смотре войск в Дафне: «Началом празднества служило торжественное шествие, совершавшееся в следующем порядке: впереди шли пять тысяч мужчин цветущего возраста, вооруженных по-римски, в панцирях; за ними следовали мисы тоже в числе пяти тысяч; к ним примыкали три тысячи киликийцев в легком вооружении, с золотыми венками на головах, а за ними три тысячи фракийцев и пять тысяч галатов. Дальше шли двадцать тысяч македонян, из коих пять тысяч вооружены были медными щитами, а все прочие серебряными, за ними следовали двести сорок пар единоборцев. Дальше помещалась тысяча нисейских всадников и три тысячи из граждан; большею частью лошади имели золотые уздечки, а всадники — золотые венки; у прочих лошади были в серебряных уздечках. Дальше шли всадники, именуемые сподвижниками, в числе тысячи человек; все лошади их носили золотые украшения; в том же числе и в таком же вооружении примыкал к ним отряд друзей, в сопровождении тысячи отборных воинов, за которыми следовал почти тысячный отряд всадников, именуемый агематом, который считается цветом конницы. Шествие замыкалось полуторатысячной панцирной конницей, в которой, как показывает самое название, лошади и люди были в панцирях. Все перечисленные здесь участники шествия одеты были в багряные плащи, у многих воинов расшитые золотом или украшенные изображениями. Кроме поименованных отрядов было сто колесниц, запряженных шестериками, и сорок — четвериками, а за ними шла колесница в четыре слона и другая, запряженная парою слонов; в одиночку следовало еще тридцать шесть слонов в полном вооружении» (Полибий, XXXI, 3)

Показать полностью 2
141

Античность против Средневековья. Чьи армии сильней?

Меня часто спрашивают… Ненавижу такое начало постов, прямо отдает ванилькой инстаграмма. На самом деле меня не часто спрашивают, кто кого победит рыцарь или легионер. В сущности, даже не спрашивали – я сам один раз увидел такой вопрос в комментариях и немного призадумался. Несмотря на то, что античность и средневековье вроде как плавно друг в друга перетекают, представляем мы себе их несколько иначе. Античность – это, стало быть, амфитеатры, колонны и солдаты в туниках, а средневековье – это рыцари, замки и турниры. При этом, несмотря на разницу между ними в 1000-1500 лет воюют они донельзя схожим образом – тыкают острыми и тупыми предметами друг в друга, на что невольно напрашивается вопрос – а кто сильнее?

Устраивайтесь поудобнее я вам расскажу. Для начала примем несколько простых постулатов, чтобы было удобнее исследовать. Во-первых, численность – нередко можно встретить позицию, что «в лоб» сравнивать рыцарскую и античную армию некорректно, потому что собственно первых относительно немного всегда, поэтому давайте представим, что куртуазных кавалеристов столько же, сколько и их древних противников. Тут есть один нюанс, любая армия – это система взаимозависимых элементов, не так сложно сформировать корпус элитной гвардии числом в пятьсот человек, вооружить их по последнему слову техники и обучить. Куда сложнее вооружить относительно неплохо 10000 человек, обучить их и содержать. Войны выигрывает среднее большинство, поэтому корректным будет сравнение только в комплексе. Во-вторых, вооружение – тут примерно та же история, в рамках античности гетайры македонской армии – это полноценная тяжелая конница, но попади они в 14 век, то с трудом потянут на среднюю. С другой стороны, если мы вооружим их согласно 14 веку, то получим уже не гетайров, а кого-то другого. Так что вооружение тоже сравниваем «как есть». И наконец, третий постулат – это точка зрения, поскольку в рамках статьи придется рассматривать вопросы, имеющие несколько точек зрения, то я буду либо принимать сторону какого-либо историка, либо излагать свои собственные соображения на этот счет, если не согласен. Это сделано для того, чтобы не превратить статью собственно в обсуждение какого-то спорного момента, касающегося устройства древней армии, поскольку среди историков нет по этому поводу единства. Ну, и наконец, последний момент – это временные и территориальные рамки, берем 5 век до н.э. как начальную точку и конец 15 века нашей эры, как конец. Нижняя точка обусловлена наличием нарративного материала для анализа тактики (собственно История Геродота) верхняя точка – это период, когда огнестрельное оружие постепенно коренным образом меняет картину на поле боя. Регион – Европа и немного Азии, так что сразу скажу самураев не будет, сорян.


Краткая характеристика античного военного искусства

Поскольку мы будем говорить только о лучших, то соответственно и в рассмотрение попадут только победители. По сути, в античности сформировалось две наиболее мощные военные организации, первая – это греческая, вторая собственно римская. Ядром собственно греческой военной организации была фаланга гоплитов – плотный строй тяжеловооруженных воинов. В классической фаланге воин защищался щитом, диаметров около метра и атаковал копьем длинной 22,5 метров [1]. Так выглядела фаланга греков, разбившая персов при Марафоне (490 г. до н.э.), Платеях (479 г. до н.э.). В историографии за такой фалангой закрепился термин «классическая», ее дальнейшее развитие привело к появлению эллинистической фаланги. Отличается она от классической вооружением – в ней фалангиты вооружены саррисами, которые доходили до 6,3 м (Полибий XVIII, 29, 1), а защищались сариссофоры щитами диаметром около полуметра. У эллинической фаланги были как достоинства, так и недостатки, если классические гоплиты могли задействовать в бою только одну-две шеренги (спартанцы один раз победили даже будучи построенными, только в одну шеренгу), то воины вооруженные сариссами могли атаковать врага аж с пятой шеренги. Были и недостатки – эллинистическая фаланга была менее подвижна и более уязвима на пересеченной местности. Есть разные версии, когда собственно появилась элиннистическая фаланга, я буду отталкиваться от допущения, что произошло это уже в войсках Александра Македонского[2].

Античность против Средневековья. Чьи армии сильней? Античность, Средневековье, Рим, Военная история, Рыцарь, Лучники, Легион, Длиннопост

Солдаты македонской армии

Итак, переходим собственно к македонским армиям – тактически они делились на пехотную часть, которая состояла собственно из фалангитов (сариссофоров), пельтастов и легкой пехоты, конница использовалась для нанесения собственно основного удара и преследования. Я несколько упрощаю (конница могла быть легкой, средней, тяжелой, плюс союзники могли выставлять разнообразные силы), но для общего понимания этого хватит. Что? Кто такие пельтасты? Это пехота, занимающая промежуточное положение между фалангитами и легкой пехотой, считается, что они имели более короткие копья, защитное вооружение было несколько легче, чем сариссофоров. Это были элитные части македонских царей, которые могли выполнять либо специализированные задачи – штурма, ну или прикрывали фланги фаланги.

Численности эллинистических армий зависели собственно от государства – для собственно Македонии это 40-50 тысяч человек, примерная разбивка: 26 тысяч фалангитов, 2000-4000 пельтастов, 4000-5000 конных, остальное легкая пехота и союзники. Восточные монархии –государство Селевкидов, Птолемеевский Египет обладали более крупными армиями у Селевкидов: 74 500 при Ипсе союзническая армия (собственно Селевк, а также Лисимах и Плейстарх) (Plut., Demetr., 2830), 62 000 при Рафии (Polyb.,V, 79), 72 000 при Магнезии (App., Syr., 32; Polyb., XXI, 10, 2) и 80 000 против Парфян (Diod., XXXIV, 17), сопоставимые войска выставлял и Птолемеевский Египет. Разбивка примерно схожая, только в силу местоположения азиатские монархии набирали сильные конные контингенты, вербуя, в том числе катафрактариев. При Магнезии у Антиоха было около 12000 всадников, из которых тяжелой конницы было 8000 (6000 катафрактариев и 2000 гетайров). Тактику и вооружение катафрактариев и гетайров, я кратко разбирал в своей статье «О рыцарях, дилетантах и атаках тяжелой конницы».


Римская армия


Основной вопрос – это какой период римской военной истории выбрать для сравнения. В разное время тактика, вооружение и подготовка римской армии была различной. Поскольку логика статьи – это сражение лучших, то я взял период I в. до н.э. – начало II в. н.э. Это период, когда римская армия перешла на профессиональные рельсы и представляла собой наиболее грозную силу. В I в. до н.э. легионы стали постоянными, убыль личного состава возмещалась ежегодным набором, который составлял примерно 18 тысяч человек. Численность легиона составляла 5500 человек, включая 120 всадников – понятно, что цифры списочные, но можно говорить, что они не так далеки от реальности. Основу собственно боевого порядка римлян составляла тяжелая пехота, легионная конница несла вспомогательные функции – прикрывая фланги или тыл пехоты, осуществляя разведку или преследование неприятеля. Кроме того, помимо собственно легионеров также используются контингенты союзников, включая легкую конницу галлов, германцев, испанцев и т.д. К началу I в. н.э. в армии Рима под ружьем насчитывалось 25 легионом, с учетом вспомогательных войск союзников его вооруженные силы составляли около 200 тысяч человек без учета флота. Для понимания, это не всеобщее ополчение, а только снаряженные и расквартированные солдаты, при необходимости это число можно довести до 300-400 тысяч человек (но уже необученными ополченцами). Срок службы легионера варьировался от 16 до 40 лет, составляя в среднем 20-25 лет. Срок службы в сорок лет оценивается исходя из различных найденных надписей ветеранов, которые рассказывают о том, сколько лет служили, однако, скорее всего предельные значения все же были редкостью. Руководство армией осуществлялось полноценным офицерским корпусом и по своему устройству армия Рима куда ближе к современной (есть ответственный за каждый армейский чих).

Античность против Средневековья. Чьи армии сильней? Античность, Средневековье, Рим, Военная история, Рыцарь, Лучники, Легион, Длиннопост

Доспехи легионера до середины первого века н.э. представлял собой кольчугу (около 12-15 кг весом), позднее было на западе развернулось производство сегментированных доспехов (лорика сегментата), почти все шлемы I в. н.э., которые найдены сделаны из железа. Кроме того легионер защищался большим щитом скутумом, который в I веке был уже овальным (около метра высотой и 75 см шириной), вес его составлял 5,5-7,5 кг. У легионера было два пилума – длиной около 2 метров (один наконечник был длиной 65-75 см) и весом до 2 кг (скорее всего было два типа пилума легкий метался первым, второй при необходимости мог быть использован в ближнем бою или летел следом. Длина клинка 40-55 см, вес около килограмма.

Традиционно представления о тактике римлян восходят к сообщению Полибия о том, что легионеры сначала кидают во врага пилумы, после чего переходят в бодрый ближний бой с мечами. Однако современные исследования (в частности работы Сабина, Голдсуорти и Жмодикова) несколько скорректировали такие представления [3]. Упрощенно можно сказать так – легионеры действовали по обстоятельствам и могли вести длительный (несколько часов) метательный бой, не вступая в физическое соприкосновение с неприятелем.

Я не буду вас грузить нюансами манипулярного строя, разделения по когортам и собственно смены линий (тем более что по этому вопросу согласия среди историков нет). Ограничусь некоторыми общими штрихами – чем принципиально отличилась тактика римлян от тех же эллинистических армий:

1. Основа боевого порядка составляла пехота, она же совершала маневры и перестроения, в том числа для этого могла быть задействована и конница. В эллинистических армиях маневрировала преимущественно конница, а фаланге отдавалась роль «идти прямо на врага»

2. Традиционно в республиканской армии войска строились в три линии одна за другой – гастаты, принципы, триарии. К концу второй пунической войны они могли осуществлять обход задними линиями центра с флангов, что позволило им победить при Заме. Но в эпоху Августа это разделение давно упразднили, а легион мог строиться в одну, три, четыре и т.д. линий, в зависимости от тактической задачи. Это тоже существенно усиливало гибкость легиона, поскольку римляне могли вводить линии в бой последовательно, реагируя на изменения тактической обстановки, эллинистические армии в этом отношении были более косные.

3. Как показывает практика, римский легионер мог одинаково хорошо действовать как в дальнем бою (ведя длительные перестрелки дротиками), так и в ближнем. Фалангиты, если теряли строй, то в поединке один на один фактически вырезались римлянами.

Античность против Средневековья. Чьи армии сильней? Античность, Средневековье, Рим, Военная история, Рыцарь, Лучники, Легион, Длиннопост

Возникает вопрос, кто победил в этом противостоянии. История не терпит сослагательного наклонения и можно с уверенностью сказать, что на длинной дистанции Рим наголову разгромил македонскую военную систему. Самые крупные сражения – это Пидна (168 г. до н.э.), Киноскефалы (197 г. до н.э.) и Магнесия (197 г. до н.э.)[4]. Что интересно в этих битвах есть определенные общие черты, например, во всех сражениях поначалу инициатива принадлежит македонянам. При Пидне и Киноскефалах македонская фаланга отбрасывает легионеров, и римляне беспомощно отступают перед лесом пик. Однако тут возникает та самая разница между римлянами и предыдущими противниками македонян, будучи неспособными прорваться через сариссы и неся потери, легионеры не бегут, а отступают и ждут момента для новой атаки. И он подходит – при движении в македонском строю образовываются бреши, в которые и врываются легионеры, нападая на фалангитов с флангов и тыла. И тут же македонянам приходится бросать огромные сариссы, переходя к бою на мечах. Результат печальный, защищенные относительно небольшим щитом асписом (меньше полуметра в диаметре) и коротким мечом, удобным в давке фаланге, но уступающем римскому гладиусу в свободном бою.

Античность против Средневековья. Чьи армии сильней? Античность, Средневековье, Рим, Военная история, Рыцарь, Лучники, Легион, Длиннопост

римляне проникли за ограду вражеских копий, ударяя в незащищенные крылья или заходя в тыл, сила фаланги, заключавшаяся в единстве действий, разом иссякла и строй распался, а в стычках один на один или небольшими группами македоняне, безуспешно пытаясь короткими кинжалами пробить крепкие щиты римлян, закрывавшие даже ноги, и своими легкими щитами оборониться от их тяжелых мечей, насквозь рассекавших все доспехи, — в этих стычках македоняне были обращены в бегство. (Плутарх, Эмилий Павел, 20)

Фалангитов окружают и уничтожают, при этом македонский царь, находясь на правом крыле, просто не может прийти им на помощь.

Битва при Магнесии начинается с успешной атаки правого крыла македонян во главе с Антиохом, который слитным ударом катафрактариев сминает целый легион и спокойно устремляется в его преследование. По всем признакам, фаланга в центре, при поддержке левого крыла катафрактариев должна спокойно выдержать натиск римской армии, до возвращения царя. Увы, левый фланг македонян отбрасывают, а фалангу окружают и методично уничтожают пилумами, царь же будучи во главе правого фланга не знает, что его армию громят.

Античность против Средневековья. Чьи армии сильней? Античность, Средневековье, Рим, Военная история, Рыцарь, Лучники, Легион, Длиннопост

И ни один удар их не был напрасным: такой массой стояли они на небольшом пространстве; они не могли ни уклониться от бросаемых в них копий и стрел, ни расступиться перед несущимися на них. Поэтому, неся уже большие потери, они стали поддаваться, так как ничего лучшего они сделать не могли, и стали шаг за шагом отступать, грозно обороняясь, вполне сохраняя порядок и внушая римлянам страх: они ведь и тогда не решались приблизиться к ним, но, нападая со всех сторон, наносили им потери, пока, наконец, слоны в македонской фаланге не были приведены в беспорядок и перестали слушаться своих вожаков; тогда весь их боевой порядок превратился в нестройное бегство. (Аппиан, XI, 35)

Позднее Митридат, также опираясь на македонские принципы армии, достаточно успешно действовал против Рима, однако и он проиграл.

В противостоянии греческой и римской военных машин полная победа осталась за легионерами.

Также замечу, что армия Рима разгромившая Ганнибала и греческие фаланги была по сути ополчением (пусть и уже довольно опытным), поэтому можно с уверенностью говорить, что столкнись эллины или пуны с легионерами эпохи Августа результат был бы тот же.

Вот такие военные машины были вершиной боевого искусства античности. Итак, перенесемся в будущее и посмотрим, кто смог бы бросить им вызов в раннем средневековье.


Викинги против римлян


Знаменитые войны VIII-XI века, наводившие ужас своими набегами на всю Европу. Вообще, чтобы разобраться в причинах столь громкой славы обычных пиратов, стоит задаться вопросом, а кто собственно был их противником. Когда мы говорим, что они держали в страхе Европу, то надо понимать, что она представляла на тот момент. А в VIII-X веке – это было рыхлое раннефеодальное государство, сидевшее на осколках римской земли и поймать несколько сотен викингов (а примерно столько участвовало в среднем грабительском походе) было для империи Каролингов/Меровингов задачей прямо скажем непосильной.

Античность против Средневековья. Чьи армии сильней? Античность, Средневековье, Рим, Военная история, Рыцарь, Лучники, Легион, Длиннопост

Что ж, если бы на границах римской империи обосновались столь агрессивные пираты, то они быстро бы познакомились с латинским способом решением проблем. Во-первых, римляне обладали таким флотом, о котором империи Каролингов и Меровингов могли разве что мечтать, поэтому вопрос появления пиратских рейдеров на берегах Pax Romana достаточно спорный. Вполне возможно, что немалая часть драккаров викингов переправлялась бы пограничными римскими судами сразу в Валгаллу. С другой стороны, все не перекроешь и вполне возможно на берегах римской земли таки появились бы бородатые мужики с топорами наперевес. Ну, и далее суровые викинги на себе ощутили бы принципы решения вопросов от римской Империи. Довольно быстро на красивых скандинавских берегах объявились бы римские корабли, несущие пару-тройку легионов, с союзными войсками, совокупным числом тысяч в 20-30 человек. Как Вы понимаете, для малочисленных викингов, которые чисто гипотетически могли, объединившись, собрать хорошо, если тысяч десять человек армия римлян такой численности станет катастрофой. Опять-таки в военном отношении викинги представляли собой типичное ополчение тяжелой пехоты ничем не выдающее в военном отношении (ее успехи обусловлены исключительно слабостью государств, которые грабились), с которой римляне сталкивались как у галлов, так и у германцев, поэтому особых сюрпризов тут не будет. Если заменить римлян на македонян, принципиальная разница будет разве что в том, что к Одину за стол викинги отправятся не порезанные гладиусами, а проткнутые сарриссами.


Английские лучники против античности


Итак, знаменитые английские лучники, перестрелявшие цвет французского рыцарства при Креси, Пуатье, Азенкуре и Вернейле – смогут ли античные армии что-то противопоставить такой разрушительной силе?

Итак, представим, что при Креси английский король встретится не с феодальным ополчением Франции, а с армией Антиоха[5]. Для войны с Францией Эдуард обложил специальными налогами всю Англию, кроме того, влез в глубочайшие долги – была заложена корона (выкуплена только в 1345), кроме того в заложники отправлены несколько графов. Мобилизовав, таким образом, все национальные силы Эдуард обрушит на жалкие семьдесят тысяч человек Антиоха немыслимую силу в… 8500 человек. Представляю выражение лица сирийского царя.

Античность против Средневековья. Чьи армии сильней? Античность, Средневековье, Рим, Военная история, Рыцарь, Лучники, Легион, Длиннопост

Впрочем, думаю, реакция английского короля на то, что вместо разрозненных французских отрядов объявилась профессиональная армия в 70 000 человек, была бы тоже весьма характерной.

Античность против Средневековья. Чьи армии сильней? Античность, Средневековье, Рим, Военная история, Рыцарь, Лучники, Легион, Длиннопост

Да, Эдуард – это античность, тут своя атмосфера.

Так уже сложилось, что крупнейшие армии англичан по меркам эллинистических государств или тем паче Рима – это просто удачливые вожди ополчения, поэтому говорить о какой-то победе англичан в войне не приходится, их просто задавят числом. Но Вам ведь интересно, кто победит, если силы будут равны? 

Итак, предположим, что на разборки с бойким англичанином отправится небольшой корпус – 4800 фалангитов, 1000 пельтастов, 1500 катафрактов и гетайров, оставшиеся 1200 пусть будут легковооруженными стрелками: пращники, метатели дротиков и пр.

Чтобы предсказать итог новой битвы, нужно понимать, что примерно произошло при Креси (1346). Это сражение между 8500 пехотинцами (рыцари были преимущественно спешены) англичан и двадцатитысячной французской армии, в которой только порядка 12 000 были конниками, преподносится многими как превосходства пеших воинов над рыцарским воинством. Полагаю, эта концепция пошла в массы с легкой руки выдающегося английского исследователя Чарльзя Омана, который в силу национальности, внимательно следил за английским военным делом.

Античность против Средневековья. Чьи армии сильней? Античность, Средневековье, Рим, Военная история, Рыцарь, Лучники, Легион, Длиннопост

Что же произошло при Креси? Если коротко, то это было столкновение всех возможных недостатков феодального ополчения и достоинств полупрофессиональной армии [6]. Англичане строили свою тактику от обороны, поскольку трезво понимали, что остановить атакующую рыцарскую конницу слитными залпами луков не получится. Эдуард смог занять сильную оборонительную позицию, защитить стрелков рвами, но самое главное перемешать их со своими рыцарями, что четко давало понять лучникам – их не бросят. Французская армия напротив продемонстрировала все недостатки принципов командования феодальным ополчением. Дело в том, что субординация в рыцарских армиях была специфической – король не приказывал феодалам, а мог только просить и обсуждать с «добрыми» рыцарями свои планы. С одной стороны, отказ выполнить «просьбу» короля мог рассматриваться как предательство клятвы, с другой, чтобы призвать феодала к ответу, нужно было обладать влиянием и уверенностью, что его поддержат остальные графы. Т.е. степень управляемости армии напрямую зависела от влияния главнокомандующего, а исполнение приказа еще должно было сильно не противоречить представлениям самого феодала о правильности «пожелания» короля. Так вот с влиянием Филиппа VI Валуа короля Франции обстояли определенные проблемы – дело в том, что битве при Креси предшествовала не очень удачная английская кампания 1339-1340 гг. в ходе, которой Эдуард хорошо покуражился на французской земле, а Филипп от прямого столкновения активно уклонялся. И надо понимать, что решение это было верным – как я уже говорил, финансовое положение английского короля оставляло желать лучшего и у него просто в определенный момент кончились деньги, после чего тот вынужденно отчалил на туманный Альбион. Другой вопрос, что такой исход сильно подорвал позиции Филиппа среди знати, ибо получалось, что он трусливо уклонялся от битвы, пока англичане оскверняли французскую землю. Представьте, что происходило перед битвой при Креси, когда англичане вовсю применяли тактику шевоше (выжженной земли) на французской территории. Филиппу просто не дали возможности начать бой, дав хотя бы отдохнуть с марша – нестройными отрядами французская конница атаковала английские позиции, тащась по раскисшему от дождя полю. Атаки происходили отдельными отрядами, на которые обрушивался настоящий шквал стрел. Эта битва породила большое количество слухов, которые придется разобрать – первый миф, это представление английского лука, как чудо-оружия пробивающего доспехи с легкостью современного пулемета, второй же миф говорит о том, что залповая стрельба английских лучников опрокидывает массовую атаку тяжелой конницы. Начнем с эффективности английских луков. Для понимания по оценке Харди, было выпущено 500 тысяч стрел, потери среди рыцарей по самым максимальным оценкам 1700 латников. При том, по описанию первоисточников упавших рыцарей добивали копейщики.

«Правда и то, что английские лучники вначале стреляли хорошо, но их стрелы не наносили вреда, так как французы были слишком хорошо одеты в свои доспехи и укрывались от них щитами. Видя это, они оставили свои луки и, будучи людьми легкими и сметливыми, смешались с латниками своей партии и атаковали тех французов, которые были вооружены топорами»

(Фруассар, Хроники, битва при Орэ)

«Французам не причинили вреда стрелы англичан, ибо они были хорошо защищены» (Жювеналь)

«Они стояли выше по склону, а кастильцы, располагаясь ниже, получали стрелы в таком множестве и сыпавшиеся столь густо, что арбалетчики не решались нагнуться, чтобы натянуть арбалеты. Множество людей были поражены этими снарядами, которые по большей части втыкались в тех, кто носил жаки и супервесты, так что те походили на святых Себастианов. Знамя и державший его были тоже изрешечены стрелами, и знаменосец был утыкан ими, словно бык на арене; но его защищали его добрые доспехи, хотя они были уже прогнуты в нескольких местах. Англичане опытны в военном деле, и, прежде чем сойтись с кастильцами врукопашную, они ожидали, пока арбалетчики, вынужденные стрелять, не опустошат свои колчаны» (Unconquered Knight, перевод Максима Нечитайлова)

Античность против Средневековья. Чьи армии сильней? Античность, Средневековье, Рим, Военная история, Рыцарь, Лучники, Легион, Длиннопост

«Эти панцири, которые у них носят все вожди и знать, делаются из пригнанных друг к другу железных пластин или из самой твердой кожи; они действительно непроницаемы для стрел и камней, но если врагам удается повалить человека в таком панцире на землю, то подняться он [катафрактарий] сам уже не может» (Тацит, I, 79, 3)

Сравните это с описанием падения французских рыцарей

«Многие были выбиты из седла, и вы должны знать, что если кто-нибудь падал, то уже не мог подняться вновь, если ему быстро и хорошо в этом не помогали» (Фруассар)

Нет, я конечно, далек от мысли, что рыцарь после падения с лошади не мог подняться из-за тяжести доспехов (как никак под Филиппом несколько раз убивали лошадь и он шел за новой), но вполне возможно, что не все падения были удачными и возможно, навернувшись с лошади рыцарь мог получить травму, особенно учитывая, что сыпящийся с неба дождь стрел не способствовал хорошему самочувствию.

Теперь вернемся собственно к античным армиям. А сталкивались ли они с оружием сопоставимым с английским луком? Естественно. Конструктивно английский лук представляет собой простой деревянный лук из тиса, натяжением от 40 до 80 кг. С другой стороны, на востоке уже в VII-VI вв. до н.э распространяется лук сложносоставного типа с рефлексирующими (т.е. без тетивы они выгибаются в обратную сторону) рогами, по оценке П.Е. Клопстега такой лук в полтора раза мощней обычного [7]. И афинские гоплиты встретились с персидским войском вооруженным такими луками уже при Марафоне (490 г. до н.э.). И вообще-то ничего – гоплиты, перейдя на бодрый бег с расстояние в пару сотен метров, просто смяли лучников.

Позднее тактический прием перехода на бег фалангитами при столкновении с лучниками вошел в стандартный обиход тяжелых пехотинцев.

Начиная сражение, Клеарх выступал с Греками медленно, приводя Варваров в трепет устройством своего войска; приближась же к ним на расстояние полета стрелы, он приказывал воинам стремительно бросаться на неприятеля, так что стрелами не возможно уже было наносить им вреда. Этим способом Греки всегда побеждали Персов. (Полиэн, II, 2,3)


Или вот описание битвы при Иссе:

Дарий не шел ему навстречу; его варвары стояли в том порядке, в каком были первоначально выстроены, и он ждал Александра на берегах реки, часто обрывистых; в тех местах, где переход был удобнее, он распорядился протянуть частокол, <> Он повел воинов в полном порядке и, хотя войско Дария было уже видно, сначала шагом, чтобы строй не разорвался и не образовал волнообразной линии, как это бывает при беге. Оказавшись на расстоянии полета стрелы, воины, окружавшие Александра, и сам Александр, находившийся на правом крыле, первыми бегом бросились к реке, чтобы своим стремительным напором испугать персов и, схватившись скорее врукопашную, не очень пострадать от стрел. Случилось, как и предполагал Александр. (Арриан, II, 10, 3) - фаланга, перейдя реку, по скалистому берегу через частокол (!) врубается в персидские порядки, сминает их. Ситуацию выправляет только ударившая по македонянам греческая фаланга наемников, но даже здесь сариссофоры Александра, потеряв монолитность строя после переправы, не отступают. Правое крыло, отбросившее персов от реки, поворачивает на наемных гоплитов и сминает их.

Второй вопрос - это укрепления англичан, ведь фалангитам придется штурмовать укрепленные позиции. Ну выше я уже привел пример того как пехотинцы Александра атакуют прямо с марша через реку, но были примеры битв, где македоняне выбивали врагов и из полевых укреплений. Например, при Селассии македонские фалангиты выбили спартанских гоплитов из укреплений:

наконец войска Антигона, плотно сдвинувши копья, с силою, свойственною двойной фаланге, ударили на врага и выбили лакедемонян из укреплений (Полибий, II, 69, 9)

Как вы понимаете, перспективы англичан при столкновении с македонской фалангой куда печальнее, чем у спартанцев.

А что римляне? Да, в общем-то, то же самое. С точки зрения численности, здесь примерна та же расстановка – масштабы римской военной машины таковы, что Эдуард со своим войском, это просто мелкий грабительский отряд. Но даже при равной численности, английским лучникам противостояла бы армия, превосходившая их в качественном отношении наголову. В качестве экзотики сделаем предположение, что римляне построятся черепахой и в таком порядке спокойно пройдут весь путь под лучным обстрелом англичан. Как, например, легионеры Цезаря.

(Цезарь, записки о Галльской войне, 5, 9)

Возможно, перед непосредственной атакой римляне дадут залп пилумами в упор (преимущества дротика в сравнении с луком в том, что на близком расстоянии ранение пилумом почти гарантированно выводит бойца из боя) и атакуют с мечами. Малочисленное охранение рыцарей будет смято, а следом и лучники.

В следующих частях

Македонские армии против рыцарей.

Катафрактарии против рыцарей

Рим против монголов (в далеких планах)

Показать полностью 10
309

Любил ли Александр Македонский мальчиков?

Что Вы обычно представляете себе, когда слышите выражение «Историки доказали»? Темные подвалы, где историки изучают истлевшие свитки, которые доступны только им? На практике источники о событиях античности доступны сейчас практически любому и мнение историков в данном случае заключается в их компиляции и анализе. Попробую показать, как это выглядит на примере истории с бисексуальностью (а кто-то считает его и вовсе гомосексуалистом) Александра Македонского. Сразу скажу, для ЛЛ короткий вывод в конце.

Думаю, многие слышали или смотрели нашумевший фильм Оливер Стоуна «Александр», где великий полководец изображен эдаким сластолюбцем, любившим мужчин больше, чем собственно женщин. Насколько такое изображение соответствует действительности – попробуем разобраться.

Версия о бисексуальность Александра восходит к двум теориям – это его взаимоотношения с ближайшим соратником Гефестионом и «страстью» к персидскому евнуху Багою. Начнем с Гефестиона.


Александр и Гефестион

Откуда собственно пошла теория, что Александр и Гефестион были любовниками? Согласно Арриану (I,12)

«Когда он [Александр] шел в Илион, Менетий, кормчий, увенчал его золотым венцом; то же сделал Харет, афинянин, прибывший из Сигея, и другие эллины и местные жители; сам он возложил венки на могилу Ахилла, а Гефестион, говорят, возложил венки на могилу Патрокла»

Да, вот из этого сообщения некоторые историки сделали вывод, что они были любовниками. Если у Вас возник закономерный вопрос «Чиво, блять?», то я проясню всю цепочку рассуждений – считается, что Ахилл и Патрокл были любовниками, следовательно такое вот возложение венков является символичным подчеркиванием, что и Александр с Гефестионом тоже. Вы спросите, откуда сведения о том, что Ахилл и Патрокл были любовниками? Хотел бы процитировать здесь википедию, ибо пассаж об этом шикарен:

В источниках многократно указывается на гомосексуальный характер связи, между Ахиллом и Патроклом (в частности — Гефестион писал, что «..любим Александром, как Патрокл был любим Ахиллом.») (с) Википедия

Ну, Вы поняли, да? Ахилл и Патрокл были любовниками, потому что таковыми были Гефестион и Александр. Ладно, если серьезно - традиция гомосексуальности Патрокла и Ахилла восходит к древнегреческому драматургу Эсхилу, в то время как собственно в первоисточнике «Илиаде» Гомера ни о какой любовной связи Патрокла и Ахилла речи не идет. Впрочем, можно сказать, что Александр опирался именно на трагедию Эсхила, однако, наши источники говорят совсем другое, так Арриан говорит, что «Александр провозгласил Ахилла счастливцем, потому что о славе его возвестил на будущие времена такой поэт, как Гомер» (I, 12), а Плутарх и вовсе отсылает нас прямиком к «Илиаде»

Александру принесли шкатулку, которая казалась разбиравшим захваченное у Дария имущество самой ценной вещью из всего, что попало в руки победителей. Александр спросил своих друзей, какую ценность посоветуют они положить в эту шкатулку. Одни говорили одно, другие - другое, но царь сказал, что будет хранить в ней "Илиаду". Это свидетельствуют многие лица, заслуживающие доверия. Если верно то, что, ссылаясь на Гераклида, сообщают александрийцы, Гомер оказался нужным и полезным для Александра спутником в походе.

(Александр и Цезарь, XXVI)

Таким образом, если Александр и вкладывал какой-то смысл в возложение венков на могилу Ахилла, то явно касался не любовной связи знаменитых героев, а славы Ахилла.

Любил ли Александр Македонский мальчиков? Александр Македонский, ЛГБТ, История, Античность, Любовь, Бисексуальность, Мужчины и женщины, Однополые браки, Мат, Длиннопост

Скульптура Гефестиона


Кстати, а что за цитата «любим Александром, как Патрокл был любим Ахиллом» спросите Вы? В википедии стыдливо не указывается источник (и не зря), ведь это фрагмент «Пестрых рассказов» Клавдия Элиана (XII, 7) или проще говоря, сборника анекдотов. Пользоваться им можно примерно также как и анекдотами про Петьку и Василия Ивановича в жизнеописания Чапаева, ну или историями про Наташу Ростову и поручика Ржевского как краткого изложения «Войны и Мир» (да, я в курсе, что поручика там не было).

Александр и Багой

Вот тут все куда интереснее. Прежде чем приступить к рассмотрению этой истории, стоит немного рассказать о наших первоисточниках. Традиционно основными источниками по данному периоду считаются Диодор, Арриан, Плутарх, Помпей Трог (в пересказе Юстина), Курций Руф, есть еще ряд авторов, произведения которых историческими в полной мере не являются – это сборники анекдотов Афинея («Пир мудрецов») или Элиана («Пестрые рассказы»). Однако, даже 5 наших основных источников, они как йогурты, отличаются по качеству. Ни один из этих источников не был современником описываемых событий, и они сами опираются на различные свидетельства более-менее близкие к Александру. Вопрос о том, чем пользовались эти авторы при составлении истории Александра – это тема для отдельной диссертации, я ограничусь фрагментарными характеристиками. Наиболее надежным считает труд Флавия Арриана, которым опирается на мемуары ближайшего сподвижника Александра – Птолемея Лага (позднее Египеткого царя) и Аристобула, который также был непосредственным участником похода (а историю начал писать в 84 года). Арриан также привлекает и другие источники, подвергая их критическому анализу и выбирая наиболее достоверные (по его мнению) части. Наименее достоверным является труд Курция Руфа – сложно сказать, какие именно он использовал источники, современные историки дают разброс мнений от Клитарха (большинство) до того же Помпея Трога. Клитарх не был участником событий и его труд во многом является фантастическим романом и подвергался критике уже в античности (см. например, Страбон (XI, V ,4)). Работа Курция Руфа является не столько историческим произведением, сколько риторизированным романом, где собраны легенды и предания об Александре, щедро сдобренным фантастическими преданиями о народах. Источники Диодора Сицилийского – это также вопрос непростой, считается, что он пользовался трудами Аристобула, Калисфена (официальный историк Александра), Неарха (друг Александра) и того Клитарха. Диодор, однако, критичнее относится к своим источникам и в целом его работа выдержана в спокойном, лишенном риторических прикрас стиле. Помпей Трог также традиционно ассоциируется с трудами Клитарха и используется в качестве вспомогательного источника, когда нужно детализировать или уточнить какие-либо события. И наконец, работа Плутарха стоит особняком, поскольку представляет собой не собственно историю, а биографическое произведение. Сам Плутарх упоминает около 25 авторов и приводят порядка 30 писем, что свидетельствует о значительном фундаменте, на котором он строил свою работу. Также один из основных источников по истории Александра.

Надо понимать, что ни один из всех этих авторов не является идеальным – одно время Курций Руф критиковался настолько сильно, что историки чуть ли не считали его труд не стоящим бумаги, на которой он написан. И наоборот работы Арриана восхвалялись как единственным достоверный источник. При такой жесткой позиции, маятник в новое время качнулся назад, некоторые аспекты работ Арриана подверглись критике, а Курция частично реабилитировали. Поэтому моя оценка этих авторов – это усредненный взгляд современны историков, но повторюсь, критикуются все эти первоисточники, просто какие-то допускают мелкие ошибки (или являются тенденциозными), а каким-то можно доверять, только сверяясь с остальными.

Любил ли Александр Македонский мальчиков? Александр Македонский, ЛГБТ, История, Античность, Любовь, Бисексуальность, Мужчины и женщины, Однополые браки, Мат, Длиннопост

Багой по версии Оливера Стоуна

Итак, мы, наконец, подходим к основному вопросу, что именно и какой источник нам рассказал про Багоя:

Затем он [Александр] прибыл в Персагаду. Это персидская область, сатрапом которой был Орсин, выдающийся среди всех варваров знатностью и богатством. 23. Он вел свой род от древнего персидского царя Кира; богатство его было унаследовано им от предков, а затем приумножено за время обладания властью. 24. Он вышел навстречу царю со всякого рода дарами, чтобы раздать их не только самому царю, но и его друзьям. За ним следовали табуны объезженных лошадей, колесницы, украшенные золотом и серебром, несли дорогую посуду, драгоценные камни, тяжелые золотые сосуды, пурпурные одежды и 4 тысячи талантов чеканного серебра. 25. Однако такое радушие варвара дослужило причиной его смерти. Дело в том, что, одарив всех друзей царя превыше их собственных желаний, он не оказал никакой почести евнуху Багою, который своей развратностью привязал к себе Александра. 26. Осведомленный некоторыми, насколько Багой любезен Александру, Орсин ответил, что он угождает друзьям Александра, а не его любовникам и что не в обычае персов почитать мужчин, пороком уподобившихся женщинам.

(Квинт Курций Руф, X, I, 22-27)

Вот эту историю рассказывает только один наш источник – Курций Руф, остальные либо вообще не упоминают этого евнуха, либо рассказывают совсем иную историю (в частности Плутарх, но об этом ниже). Может возникнуть желание объяснить это табуированности вопроса гомосексуальности, однако, греки в целом спокойно относились к связям между мужчинами. У Диодора масса подобных примеров (IV 6, 5; IV 47, 5; V 32, 7), равно как и у Плутарха – который например,упоминает любовь к мальчикам у Деметрия Полиоркета (один из македонских полководцев деливших на части державу Александру после его смерти), и у одного из сподвижников Александра - Димна, который вовлек в заговор против царя своего любовника (который в конечном счете и сдал незадачливого злоумышленника).

Может возникнуть резонный вопрос – а был ли вообще мальчик? Определенно был, ведь историю с Багоем также рассказывает и Плутарх, но совершенно в другом контексте:

«Когда Александр прибыл в царский дворец в Гедросии, он решил опять устроить празднества для своих солдат. Рассказывают, что он в пьяном виде смотрел на состязание хоров. Его любимец Багой оказался победителем в пляске; во всем убранстве своем он прошел по театру и сел возле царя. Македонцы при виде этого стали рукоплескать и кричали, требуя, чтобы царь поцеловал его, пока тот, действительно, не обнял и не поцеловал его» (Плутарх, 67)

Итак, что в сущности произошло – после очередной победы Александр закатил корпоратив на котором пел разодетый в женщину певец. Чтобы правильно понять, что это был за эпизод, мысленно замените Александра на директора какой-нибудь фирмы, а Багоя на Верку Сердючку (Борю Моисеева), по итогам выступления Верка подсаживается к руководителю, сотруднику ржут и «требуют» его поцеловать. Почему я не считаю, что Плутарх вкладывал в этот эпизод сексуальный контекст? Все просто, когда речь заходит об Александре и гомосексуальных намеках, Плутарх нам рассказывает куда более интересные истории (О доблести Александра, 22):

«Филоксен, командовавший морскими силами, написал ему, что у него живет какой-то Федор, тарентинец, который продает двух мальчиков чудесной красоты. Филоксен спрашивал, не купит ли их царь. Александр очень рассердился, стал кричать и спрашивать друзей, какую подлость знает за ним Филоксен, если берет на себя посредничество в таком позорном деле.

Филоксену он послал письмо, в котором осыпал его бранью и велел отослать Федору подобру-поздорову с его товаром. Сделал он выговор и Гагнону, который писал ему, что он хочет купить отрока Кробила, славившегося в Коринфе своей красотой, и привезти его к нему»

Не то, чтобы Александр был ярым гомофобом (на гомосексуальные связи своих сподвижников он смотрел спокойно), но мальчики для утех его явно не прельщали.

Ладно, с мужчинами мы более-менее разобрались – а что насчет женщин.


Женщины Александра Великого

Здесь информации несравненно больше, что на самом деле весьма показательно. Я разделю женщин Александра на две группы, те существование, которых более-менее достоверно и тех, связь которых с полководцем не очень достоверна. Ходили слухи, что родители Александра для обучения любовным утехам подкладывали куртизанку Калликсену, но подтверждения у других авторов эта история не находит, а восходит к Афинею, который в свою очередь ссылается на хрониста Феофраста. Плутарх в свою очередь говорит, что первой женщиной у Александра была Барсина (Александр, 22). Также ходили слухи о том, что у Александра был роман с куртизанкой Кампаспой, которую он впоследствии подарил скульптору Апеллесу.

Любил ли Александр Македонский мальчиков? Александр Македонский, ЛГБТ, История, Античность, Любовь, Бисексуальность, Мужчины и женщины, Однополые браки, Мат, Длиннопост

Считается, что эта красотка и была списана с Кампаспы

Переходим от слухам, к более-менее подтвержденным женщинам – Барсина. После поражения Дария при Иссе, был захвачен Дамаск, где в числе прочих трофеев и оказалась дочь Артабаза.

Однако Александр не коснулся ни жены Дария, ни его дочерей, и не встречался с другими женщинами до брака, кроме Барсины. Последняя, которая стала вдовой после смерти Мемнона, была захвачена в Дамаске. Воспитанная по–гречески, дочь Артабаза, который в свою очередь был сыном дочери царя, она понравилась Александру, как говорит Аристобул, поэтому Парменион побудил его сойтись со столь красивой и благородной женщиной

Плутарх (Александр, 22)

Красоту Барсины подчеркивает также Юстин, согласно которому Александр был поражен прекрасной внешностью женщины (Epit. XI 10, 2-3).

Первой женщиной, с которою Александр был близок в Азии, была Барсина, дочь Артабаза, и от нее у царя родился сын Геракл; когда же царь делил знатных персиянок между своими друзьями, он отдал ее сестер Птолемею и Эвмену: первому — Апаму, второму — Артониду.

Плутарх (Эвмен, 1,7)

См. также Диодор XX 20, 1; Юстин, Эпитома Помпея Трога, XI 10, 3; XIII 2, 7; XV 2, 3; Павсаний Описание Эллады. IX Беотия. Глава 7, 2

Ее возраст на тот момент примерно 30 лет.

Впрочем, останавливаться на одной женщине Александр не стал и через шесть лет ему на глаза попадается дочь Бактрийского (современная территория Таджикистина, Узбекистана и Афганистана) вельможи Оксиарта – Роксана.

У Оксиарта была дочь, девушка на выданье, по имени Роксана. [158] Воины Александра говорили, что после жены Дария они не видели в Азии женщины красивее. Александр увидел ее и влюбился.

Арриан (IV, 19,5-6)

Интересно, что любовь к Роксане подчеркивает и Плутарх (Александр, 46), так что речь в данном случае идет не столько о династическом браке, сколько о вполне явном увлечении Александра. Ей было около 15 лет.

Следующей женой Александра стала уже Статира, которую Арриан называет Барсиной (видимо девичье имя, которое она сменила после свадьбы на Статиру):

Он, по словам Аристобула, взял в жены старшую дочь Дария, Барсин [она же Статира] у, и еще младшую из дочерей Оха, Парисатиду. Была уже его женой и Роксана, дочь бактрийца Оксиарта.

Арриан (VII, 4,4)

Царь устроил ему роскошные похороны и отправился в Сузы, где женился на старшей дочери Дария, Статире (Диодор, CVII, 6)

Нам момент свадьбы ее возраст можно оценить как 21 год.

Ну и наконец, Парисатида, дочь персидского царя Артаксеркса III, ставшая женой Александра в 324 году до н.э.

Кроме того, войдя во вкус, Александр завел себе личный гарем:

По примеру Дария он окружил себя наложницами; их было не меньше, чем дней в году, и они отличались красотой, так как были выбраны из всех азийских женщин. (7) Каждую ночь они становились вокруг царского ложа, чтобы он мог выбрать ту, которая проведёт с ним ночь.

Диодор (17, 77, 6-7)


Любил ли Александр Македонский мальчиков? Александр Македонский, ЛГБТ, История, Античность, Любовь, Бисексуальность, Мужчины и женщины, Однополые браки, Мат, Длиннопост

Компьютерная реконструкция лица Александра

Кроме этого существует еще куча мифических любовниц Алексадра – царица амазонок Фалестрис, которая по свидетельству Курция Руфа, попросила македонца сделать ему сына. Он якобы согласился и неистово ублажал ее дней, правда, когда эту чудную историю услышал сам Александр, то улыбнулся и спросил «А я где был?» (Плутарх, Александр, 46). Все тот же Курций Руф приводит историю об индийской царице Клеофис, которая остановила македонянина силой красоты, а впоследствии родила еще сына, названного Александром (8,10, 35-38). В сущности все эти истории, равно как и байка о связи с Багоем являются просто слухами, которые охотно коллекционировал Курций Руф.


Краткий вывод для ЛЛ


Все это конечно, хорошо, но остается вопрос – любил ли Александр мальчиков все же? На самом деле, тут все зависит от того, кто проводит исследование. Имея на руках тот же набор первоисточников, можно сделать абсолютно противоположные выводы. Существуют историки (преимущественно западные, как вы можете догадаться), которые объявляют все браки Александра династическими, а Курция Руфа подпирают свидетельствами Афинея и Элиана, в результате чего македонский полководец становится чуть ли не геем. Можно занять противоположную позицию и на основании одного лишь свидетельства Плутарха сделать его гомофобом. Можно занять традиционно нейтральную позицию, ограничившись пространным сообщением «существуют свидетельства о его бисексуальности». Поэтому я бы задал вопрос иначе – а какие источники свидетельствуют в пользу его бисексуальности, а какие в пользу гетеросексуальности? А вот тут мы уже можем сделать более определенный вывод – самые достоверные наши источники (более того их большинство) однозначно говорят о том, что Александр любил только женщин, в то время как свидетельства о его бисексуальности восходят к наименее достоверным источникам: сборникам анекдотов и баек Элиана и Афинея, а также собственно свидетельству Курция Руфа (также как и мифическая история о связи с амазонкой Фалестрис, о которой не знал и сам царь). Что выбрать, тут уж решать вам. За сим я заканчиваю статью, спасибо за внимание.

P.S.

Статья закончилась, а я хочу поделиться своим мнением на счет того был ли Александр бисексуалом. На мой взгляд, произошла следующая история – на одном из корпоративов выступал Багой и в качестве стеба соратники Александра предложили тому поцеловать юношу. Учитывая контекст, выглядело это примерно также как и «заигрывания» ряженых Сердючек на свадьбах с мужиками. Это прекрасно видело окружение Александра, поэтому в источниках, опирающихся собственно на непосредственных очевидцев – в частности у Арриана этой истории нет. С другой стороны, эта история в различном переложении обросла слухами и получила классическое развитие в стиле анекдота про Гоголя, для ЛЛ

По белоснежной набережной в выходной день прогуливаются Пушкин с Натальей Гончаровой.

Раскланиваются со знакомыми, мило беседуют и наслаждаются солнышком.

Нечаянно Наталья Гончарова наступает в лужицу и пачкает край платья.

Пушкин достает белоснежный платок, припадает на колено и протирает Наталье ботиночки и край платья. Прохожие умиляются и одобрительно улыбаются поэту...

Свидетель этого рассказывает своему другу:

Вчера Пушкина с Гончаровой видел - она в лужу наступила - он платок достал, ботиночки ей протер! Кавалер!

Друг рассказал своему другу, тот - следующему, и так далее...

5-ый рассказывает 6-му:

Пушкин вчера с Гончаровой шли - дороги не разбирают, торопятся - прям по лужам шлепают!

10-ый - 11-му:

Пушкина вчера видал - Гончарову пьяную тащил - она шатается, прям по лужам идет! Грязная вся!!!

20-ый - 21-му:

Вчера Пушкин с Гончаровой домой шли - в жопу пьяные, грязные, песни орут. Идут - чуть не падают! Фу!

50-ый - 51-му:

До чего докатились! Вчера Пушкина видел на набережной - Гончарову ногами пинает, а она в жопу пьяная в луже валяется! Грязная, матом на него орет!

100-ый - 101-ому:

Прикинь - вчера видел - сидит Гоголь на столбе и дрочит!

Это не было какой-то особой уникальной практикой, примерно такая же история у гомосексуальности Цезаря (Светоний (I, 49, 3-4)). С другой стороны, Курций охотно коллекционировал малодостоверные байки (что видно на примере той же амазонки) и он без особой критики привел эту историю. Судя по тому, что мы знаем, Александр две вещи – власть и женщин. Власть все же больше.

Показать полностью 4
107

Арабские завоевания. Падение Ирана

Итак, господа, вот мы и подходим к развязке – впереди последняя битва Ирана и Арабского халифата.Итак, кто пропустил предысторию.
Первая часть Появление мусульманских государств
Вторая часть Арабские завоевания. Разгром Персии и Византии
Вернемся к Иранскому фронту. После ухода Халида с основными силами на завоевание Византии, арабы встали перед непростой задачей сбора ополчения для завоевания собственно Сасанидской империи. Поскребя по сусекам, мусульмане смогли собрать объединенную армию в 10 000 человек и выступить против Ирана. Первоначально им сопутствовала удача – они разгромили несколько пограничных соединений, подчинив большую часть Вавилонии. Сасаниды к тому времени кое-как разобрались с очередной чехардой на троне, утвердив власть Йездигерда III. Парню было всего десять лет, поэтому всем заведовал его испехбед (генерал) Рустам, который и отправил разбираться с арабами двенадцатитысячную армию, которой вручили национальную реликвию персов «Знамя Кавиев». Помните мою статью о влиянии креста и копья Лонгина на силу армий крестоносцев?

Арабские завоевания. Падение Ирана Военная история, Арабы, Халифат, Иран, Персия, Ислам, Длиннопост

Битва произошла у Хиры 26 ноября 634 года – персы предложили мусульманам самим выбрать поле битвы и главнокомандующий арабов Абу Убайд, опьяненный славой предыдущих побед, принял решение переправиться через Евфрат и дать бой, имея за спиной реку. Персы флегматично подождали, пока мусульмане переправятся через реку, после чего пошли в бой. Традиционно арабы, даже будучи в меньшинстве довольно стойко отбивали все атаки персов, но проблемы создавал слон, весьма успешно применяемый Сасанидами. В конечном счете Абу Убайд сам вышел против него, отрубил хоббит, после чего животное упало, благополучно похоронив под собой и лидера мусульман. Арабы начали отступать – персы прорубились к стягу, убили знаменосца… Знамя подхватил брат Абу Убайда и тоже пал под мечами персов, следом на его место встал сын главнокомандующего, но и он был убит. Строй мусульман подался назад и один герой решил помочь своим собратьям биться до конца и перерубил канат связывающий суда, после чего мост через реку развалился. Результат не заставил себя ждать – вместо того, чтобы стоять насмерть, мусульмане начали в панике прыгать в воду и тонуть. От полного уничтожения армию спасло только мужество второго лидера – Аль-Мусанны, который собрал в кулак вокруг себя верных соратников и прикрыл отступление. Разгром был полный – от армии арабов осталось едва ли треть - 3000 человек, остатки отступили в Медину. Зализав раны и снова объявив сбор, мусульмане кое-как собрали армию в 7-8 тысяч человек и снова выступили в поход. Рустам бросил им навстречу армию в 12 000 человек под командованием Михрана, усиленную 3 боевыми слонами. И в начале 635 года происходит битва при Аль-Бувайбе – наученные горьким опытом прошлой битвы «у моста», мусульмане предпочли не переправляться через Евфрат, а предоставить эту честь персам. Сражении было не менее ожесточенным – первыми пошли в бой арабы, но персы устояли и отбросили нападавших. Началась песчаная буря, армии почти не управлялись – все рубились со всеми, в этой резне погиб сын главнокомандующего – Масуд. В хаосе битвы Аль-Мусанна кричал «Ко мне! Ко мне! Я – Аль-Мусанна!», собрав вокруг себя верных сторонников, он пошел на прорыв. Отбросив персов, Аль-Мусанна пробился к мосту, отрезав сасанидам путь к отступлению. Когда то же произошло в прошлый раз с армией арабов, мусульмане побежали, но персы продолжили биться. Исход битвы решил один из гулямов мусульман, он прорубился к Михрану и убил персидского главнокомандующего. Персы начали отступать.

Арабские завоевания. Падение Ирана Военная история, Арабы, Халифат, Иран, Персия, Ислам, Длиннопост

Впрочем, в полной мере воспользоваться победой арабы не смогли из-за разногласий в войске – два мусульманских военачальника пилили власть, в результате армия фактически распалась на два независимых подразделения. Как следствие персы все же смогли к концу 635 года выбить арабов из Месопотамии. Войска мусульман сосредоточились на границе Ирака и начали сбор подкрепления.


Сражение при Кадисии
Новое вторжение возглавил сам халиф Умар - с учетом войск, бывших у Аль-Мусанны, соединенная армия составила около 25-30 тысяч человек. Такое скопление войск противника не на шутку встревожило Ктесифон, и Рустам мобилизовал все силы от Систана до Дербента и смог собрать около 40 000 воинов, усиленных 30-33 слонами.Битва продолжалась четыре дня и отличалась ожесточенностью.

Арабские завоевания. Падение Ирана Военная история, Арабы, Халифат, Иран, Персия, Ислам, Длиннопост

В первый же день персы бросили против арабов слонов, которые отбросили конницу, пехота мусульман сцепилась с животными в ожесточенной схватке. Пехотинцы арабов погибали под ногами слонов, но не отступили, пока к ним не перебросили подкрепление и восстановили фронт. Сражение продолжалось до самой ночи – мусульмане смогли повредить башни на слонах, но переломить исход битвы не удалось ни одной из сторон. На следующий день слоны уже не участвовали в битве – Рустам лично бросил в бой кавалерию. Основной удар молота персидской конницы пришелся на центр арабского войска. Но мусульмане не только выстояли, но и отбросили конников, перейдя в наступление – атаку арабов встретила сасанидская пехота. Иранские пехотинцы, удостаивавшиеся лишь презрительных эпитетов, встали в этот день насмерть – персы умирали за свою землю, но не отступали. За этот день и вечер у мусульман было убито 2500 человек – немыслимые потери для армии, столько теряли побежденные войска при отступлении, но арабы не отступали, они пришли за землей персов.

Арабские завоевания. Падение Ирана Военная история, Арабы, Халифат, Иран, Персия, Ислам, Длиннопост

Встреча в Амарте перед битвой при Кадисии (Всеобщая история ал-Табари Таирх ал-Русул ва ал-Мулук Анналы История пророков и царей)


Третий день называется «днем ожесточения» - персы снова бросают в бой слонов, лучшие витязи мусульман выходят против гигантских животных, отрубая им хоботы и выкалывая глаза. К вечеру все слоны выведены из битвы, и арабы бросаются на персов – конницу мусульмане спешивают, чтобы усилить натиск пехоты, которая никак не могла сломить силы иранцев, битва продолжается ночью. Утром ал-Ка’ка’ собирает вокруг себя самых храбрых вождей мусульманской армии и идет на центр персидской армии, шаг за шагом они сминают строй иранцев – начинается бегство, самого Рустама убивают в пылу битвы, даже не понимая, кто он. Сила Сасанидов сломлена.
Арабы потеряли 8500 человек – треть армии, немыслимые потери для победителей.
На пути к столице
Персия была обезглавлена – крупнейшая армия Сасанидской империи разгромлена, главнокомандующий и фактический глава империи пал. Брат Рустама Хурразад собирает вокруг себя остатки отступающих сил и пытается прикрыть столицу империи – Ктесифон, но сил у персов уже нет. Вот здесь мы видим подлинные последствия тяжелой войны с Византией, Сасанидская империя уже не имела войск для сопротивления захватчикам, шахиншах Йездигерд III бежал из столицы еще до подхода мусульман, Хурразад отступил после короткой стычки.

Арабские завоевания. Падение Ирана Военная история, Арабы, Халифат, Иран, Персия, Ислам, Длиннопост

70 Га и Ктесифон, оспаривал звание самого крупного города у мира у Константинополя. Как получилось, что он пал почти без боя? Здесь вступает в дело географическое положение. Константинополь, был почти непреступен, будучи окруженным с трех сторон водой. Он мог выдерживать продолжительную осаду, без проблем обеспечивая себяе продовольствием. Его множество раз осаждали - в 616 г. персы, в 626 г. - авары, в 654, 667, 672, 717, 739 гг. - мусульмане, в 764 г. - болгары, в 780 и 798 гг. - арабы, в 811 и 820 гг. - славяне, в 866 г. - русы, а в 914 г. - болгары. Ктесифон же с завидным постоянством попадал в руки тем или иным завоевателям – сначала римлянам, а теперь пришла очередь арабов. Разгром персидской армии при Кадисии обескровил силы Сасанидов и защищать их столицу стало просто некому, а длительную осаду Ктесифон выдержать не мог – он легко блокировался со всех сторон.

Арабские завоевания. Падение Ирана Военная история, Арабы, Халифат, Иран, Персия, Ислам, Длиннопост

Остатки сил персов собираются в лагере у Джалулы под командованием Михрана. Арабы осаждают лагерь – персы бились до последнего отбив больше 80 атак, но, в конечном счете, и эти силы легли под ноги завоевателям.Йездигерд отступает вглубь страны, собирая силы на последнюю битву с арабами, мобилизованы силы со всех оставшихся под короной шахиншаха регионов – Хорасана (примерно соответствует современным территориям Туркменистана и восточного Ирана), Кермана (современный Иран), Систана (современный Афганистан и Иран) и Фарса (Иран).
Битва при Нехавенде
Арабский контингент насчитывал около 30 000 человек, в оценке сил персов мусульманские источники традиционно не мелочатся – 150 тысяч воинов, что конечно и близко не соответствует действительности. Армия арабов спокойно дошла до Тазара, после чего следуя за разведчиками, без боя дошла до поселения Исфизахан, остановившись в 15-20 км от Нехавенда. При этом персы никак не помешали арабам совершить весь этот марш, откуда уже ясно, что никаким пятикратным преимуществом иранцы не обладали. В лучшем случае армия персов не превышала арабов и составляла те же 25-30 тысяч человек.

Несмотря на обилие источников, описывающих данную битву, большинство рисует фольклорную героическую картину, но кое-что вычленить можно. Как и предыдущие сражения, это также отличается особой ожесточенностью и продолжалось три дня. День за днем арабы сминали одно крыло персов за другим, окончательно разгромив иранцев на третий день. Хребет Персии был сломан – Йездигерд снова отступал, но сил у империи уже не осталось, арабы лавиной сминали один очаг сопротивления за другим.Помимо собственно арабского завоевания, у Иранцев была другая проблема – это сам Йездигерд III, к битве у Нехавенде ему только исполнилось 18, и большую часть сознательной жизни он бегал от арабов. Но кроме этого бросается в глаза его на редкость тяжелый характер. После Нехавенда Йездигерд умудрился рассориться с правителем Рейя Абаном Джазавайхом и уйти в Исфахан. Находясь в Фарсе Йездигерд опять-таки ссорится с его правителем и со всем двором едет в Керман. В Кермане Йездигерд требует от правителя выдать ему знатных заложников в доказательство верности, но в результате шахиншаха выгоняют и оттуда, после чего царевич отступает в Хорасан, где и разыгрывается последний акт трагедии Сасанидской империи. В Мерве Йездигерда встречают враждебно, и он пытается посеить распри в городе, перессорив знать. Заканчивается вся эта история тем, что к Йездигерду прибывает один из знатных эфталитов Низек. И вроде бы и встреча идет хорошо – Низек встречает царя царей пешком (подчеркивая его положение), те мило беседуют, но когда знатный эфталит интересуется свадьбой с одной из дочерей, Йездигерд любезно отвечает отказом, сопроводив его таким эпитетом:- И ты осмеливаешься равняться со мной, собака!Почему-то это задевает Низека, тот бьет царя плетью, а его воины убивают всю свиты шахиншаха, Йездигерд убегает с криком «Измена!». Брошенный царь царей находит убежище в мельнице, у него не осталось ничего – империя лежит в руинах, остатки свиты с его детьми убежали за Амударью искать помощи на Востоке. Его предали все – не стал исключением и приютивший его мельник, он прирезал царя на третий день, забрав дорогие одежды шахиншаха. Династия прервалась, последнего Сасанида похоронил несторианский епископ Илия на кладбище к северу от Мерва.После смерти последнего царя царей, потрясшей всех (персона царя была священной) оборона Хорасана развалилась на отдельные островки сопротивления, которые были сломлены арабами. Иран пал.

Арабские завоевания. Падение Ирана Военная история, Арабы, Халифат, Иран, Персия, Ислам, Длиннопост

Йездигерд III


Как так получилось?
И вот тут мы подходим к главному вопросу. Каким образом арабы смогли все это провернуть? Как они смогли не только завоевать такие большие территории, но и удержать - да, Хорасан периодически бунтовал, но в целом мусульмане смогли относительно легко насадить свою власть. Если раскладывать все события на отдельные эпизоды, то все логично. Иран пал, потому что проиграл все генеральные сражения. А если задать другой вопрос – почему арабы не побежали от слонов? Как мусульмане, потеряв треть армии, смогли разгромить персов? Почему арабы спокойно наступали аж до Хорасана, а завоеванные территории не восстали? Простых ответов нет, но разобраться все же попробуем.Итак, причина первая – военная, когда мы говорим об ослабленности Персии после тяжелой войны с Византией, мы можем видеть ее последствия. Когда арабы разбили персов при Кадисии, защищать столицу было уже некому. Но тут есть другой нюанс – суммарно арабская армия разбила персидские армии суммарной численностью больше 100 тысяч человек. Для сравнения Ганс Дельбрюк оценивал численность всех Византийский армий в 150 000 человек. Фактически арабы перемололи все мобилизационные силы Персии. Таких сил за глаза бы хватило, чтобы остановить любое крупное вторжение Византийцев в Иран. Напрашивается второй вывод – что мобилизованные силы персов состояли из необученных новобранцев, что по всей вероятности должно соответствовать действительности, однако, сам ход боев при Кадисии, Нехавенде, Джалуле демонстрирует обратное. Бои идут по несколько дней, причем армии не отступают. И здесь мы переходим ко второй причине – сути боев до пороховой эпохи. Как я уже говорил, основная задача военачальника состояла не в том, чтобы убить как можно больше вражеских солдат, в том, чтобы обратить чужую армию в бегство, после чего уже можно спокойно убивать воинов в ней. Чем плоха идея убить всех врагов во вражеской армии, ведь тогда она перестанет существовать?До усовершенствования огнестрельного оружия и развития артиллерии, перед военачальниками стояла непростая задача – самым надежным средством уничтожения боевой силы противника являлся допотопный способ подойти и врезать острым (или тупым и тяжелым) предметом. Читающие люди невольно спросят – ну как же луки или же древняя артиллерия? Как выглядит лучный обстрел в фильмах – командующий поднимает руку, все натягивают стрелы, потом залп и… Во вражеской армии начинается высадка союзников в миниатюре – стрелы выкашивает солдат пачками, кто-то ревет белугой зажимая гигантскую рану на ноге, пробитые навылет стрелами люди валятся штабелями. Когда после этого командующий дает приказ к наступлению у меня возникает вопрос «зачем? Ты нашел вундевафлю, стреляй дальше». На практике все несколько сложнее – большие массы лучников хороши, чтобы побеждать врагов, но это не станковые пулеметы, если враг не отступает, добивать его придется в ближнем бою.И здесь мы переходим к одной из причин небывалого успехам арабов, они на редкость стойкие. Вспомним битву при Кадисии – из 30 000 (максимум) они потеряли 8500 почти треть войска (каждый третий), в одном из самых тяжелых поражений в истории государства Византии, битве при Манзикерте они потеряли около 25 %. А здесь у победителей погибло почти 30 %, такие потери должны были обратить в бегство любую армию. По сути, арабы просто перемалывали армии персов одну за другой, потому что тем нечего было им противопоставить – мусульмане начинали отступать, только если теряли командующего (например, в битве «на реке» или возле Дербента, будучи разбитыми хазарами). И Ираклий когда запретил своим силам вступать в открытые столкновения с арабскими войсками после поражения при Ярмуке, проявил редкую дальновидность – это позволило Византии взять реванш. Какой смысл биться с врагом, если невозможно достичь главной цели – даже превосходя врагов числом, ты не сможешь обратить их в бегство, а вот твои солдаты отступят рано или поздно. С причинами побед мы худо-бедно разобрались. Но возникает второй вопрос – несколько десятков тысяч арабских солдат пришли на землю с миллионами крестьян, как они вообще смогли усидеть там? Ведь одно дело захватить территории, но совсем другое их удержать. Это вопрос куда более сложный. Арабы мало отличались по своим действиям от тех же персов или византийцев, они брали большие выкупы с захваченных поселений, могли грабить или убивать местное население. Но при этом условия, на которых они заключали мирные договора с городами, были достаточно адекватными, приведу в пример текст договора с жителями Иерусалима:«Во имя Аллаха, милостивого, милосердного.
Вот те гарантии неприкосновенности (аман), которые раб Аллаха Умар дал жителям Илии. Он дал им гарантию неприкосновенности им самим, их состояниям, их церквам и их крестам, их больным и здоровым и всей их общине. Поистине, в их церквах не будут селиться и не будут они разрушены, не будут умалены они, ни их ограды, ни их кресты, ни их достояние, и не будут притеснять их за их веру и не нанесут вредя никому из них; и не будет жить с ними в Илии ни один еврей.
И обязаны жители Илии платить джизью, как платят жители [других] городов, и обязаны изгнать из города ромеев и разбойников, а тот из них, кто выедет, будет в безопасности, он сам и его имущество, пока не прибудет в безопасное для него место. А тот из них, кто останется, — тоже в безопасности, на нем, как и на жителях Илии, лежит джизья. А если кто-то из жителей Илии пожелает выехать сам со своим имуществом вместе с ромеями и покинет свои церкви и свои кресты, то они неприкосновенны и сами, и их церкви, и их кресты. А кто находился в нем (в городе) из сельских жителей до…, то кто хочет остаться [в городе], тот обязан платить ту же джизью, какую платят жители Илии, а кто хочет — уедет с ромеями, а с тех, кто захочет вернуться к своим, не будут брать ничего, пока не будет убран урожай.
Все, что [написано] в этой грамоте, [находится] под покровительством Аллаха и защитой его посланника, и под защитой халифов, и под защитой верующих, если они будут платить ту джизью, которая возложена на них.
Засвидетельствовали это; Халид ибн ал-Валид, Амр ибн ал-Ас, Абдаррахман Ибн Ауф, Му’авийа ибн Абу Суфйан — и написал и присутствовал (?) в пятнадцатом году»
По сути дела «исламисты» были куда веротерпимее, чем даже собственно Византийские власти. Если арабам было вообще до фонаря кому молятся жители, если они платят джизью, то басилевсы жестко насаждали монофелитскую догму христианства среди монофизитов. Но это имело значение, там, где существовал конфликт религий (как например, в Египте), а там где нет? И тут мы переходим ко второму вопросу. Баблу.
Налоги мусульман
Когда арабы завоевывали очередной город, они оговаривали общий объем дани, который тот должен был выплачиваться. При этом они совершенно не вмешивались в методы его сборы – это была прерогатива местной власти. Но нам же интересно другое – а сколько стали платить люди, после прихода арабской власти? На тот момент в ходу было две типы монет – динар (золотая монета) и дирхем (серебро), курс составлял 1:10-1:14. Средний египетский ремесленник получал примерно 1-2 динара в месяц, чтобы не сдохнуть с голоду нужно было 0,3 динара в месяц. На 1 динар сносна жила одна семья с несколькими детьми – это полное обеспечение едой и одеждой. Но резонный вопрос, а как изменилось налогообложение после прихода мусульман? Ибн Абд ал-Хакам, автор "Завоевания Египта, ал-Магриба и ал-Андалуса" сообщает, что наместник собирал с Египта 20 млн. динаров, а сколько требовали арабы после завоевания Египта? Четыре миллиона – в пять раз меньше. С другой стороны, Умар все же упрекал наместника Египта в том, что тот недобирает налоги, но все же налоговое бремя с приходом мусульман снизилось. Дело в том, что Византия и Персия обладали развитым бюрократическим аппаратом, который сам по себе требовал внушительных денежных вливаний, к нему добавлялась армия, выедающая колоссальную часть бюджета. Арабам же не обладавшим развитым чиновничьим аппаратом просто не требовалось столько денег - они с трудом могли перераспределить те богатства, которые обрушились на них в первые годы завоеваний. В определенном смысле все были в плюсе, жители завоеванных территорий вполне комфортные условия проживания – никто не лез в их веру, предоставлял приемлемый режим налогообложения (хотя и не везде, но об этом в заключении). Ну, а если кого-то такой вариант не устраивает, то его просто убьют. Согласитесь сложно отказаться от такого предложения.
Эпилог
Я думал, как закончить эту историю и хотел бы рассказать историю двух людей. Не государства, не империи, а тех, про кого обычно не пишут – простых людей. Первого зовут халиф Умар, а второго Файруз. Файруз жил в Иране, он не был солдатом, зато был столяром, кузнецом и резчиком по дереву. Он попал в плен к византийцам, вернулся домой. Но недолго смог прожить спокойно – через несколько лет при Нехавенде он попадает в плен к арабам и после раздела добычи его отдают (как вещь) Мугире. Тот устанавливает ему дань – два дирхема в день. Много это или мало? Можно сказать, это все, что может заработать опытный ремесленник. Но Файрузе надо было чем-то питаться, кормить жену и детей. Доведенный до отчаяния он как-то встретил второго участника нашей истории – халифа Умара на базаре. - О амир верующих, спаси меня от Мугиры ибн Шубы: на мне большой оброк. – обратился к нему Файруз— Каков же твой оброк? – спросил Умар.—Два дирхема в день. — А что ты делаешь? —Я столяр, резчик и кузнец. —А я не считаю, что при хорошем владении этими ремеслами подать с тебя велика.Файруз ушел, понурив голову. Как вспоминают мединцы, Файруз встречал детей, взятых, как и он в плен, гладил их по голову и сквозь слезы говорил, что его погубил Умар. Доведенный до отчаяния ремесленник раздобыл кинжал и напал на Умара, когда тот молился. Файруз трижды ударил халифа в живот и бросился к выходу, убежать он не смог – его догнали набросили простыню на голову, понимая, что он обречен,  несчастный заколол себя. Так погибли эти два человека – халиф и простой ремесленник.

Показать полностью 7
163

О рыцарях, дилетантах и атаках тяжелой конницы

Попался мне на глаза один пикабушный пост от сайта варгейминга, несущий свет в массы посредством военного научпопа. Пост наполнен дремучими заблуждениями по военной истории, которые я видел еще в газете «Статскiй фiзкультурнiкъ». С другой стороны, опровергая эту статью, мы получаем замечательный повод поговорить про тяжелую конницу на отрезке от античности до Средневековья. Начинает автор мощным обобщениемОт начала Древнего мира до конца эпохи Античности кавалерия не была важнейшей частью войска. Конечно же отряды конницы всегда присутствовали на поле боя, но исход сражения от времён Шумера и до последних битв Рима решала обычно пехота.Вообще конечно, понятно, что это лютый пиздец, конница была основной ударной силой – в армиях Персии (вплоть до Сасанидов), сарматских племен (от аланов до языгов), государства Селевкидов, скифов, а уж как исход сражения зависел от нумидийской конницы Ганнибала и вовсе стыдно вспоминать. С другой стороны, автор подал нам хороший повод поговорить о видах атаки тяжелой конницы.Здесь интересно начать с рассказа о тяжелой коннице Александра Македонского -планируя свой поход в Азию, великий полководец серьезно нарастил корпус ударной кавалерии до соотношения 1:6. Т.е. на одного всадника приходилось примерно 6 пехотинцев – для греческой армии соотношение невообразимое. Причина, в общем-то, понятна – его азиатские противники традиционно опирались на преимущественно конные армии. Кроме того, его вероятный враг – персидская держава Ахеминидов, потерпев ряд поражений от тяжеловооруженных греческих пехотинцев, в V веке реформировала армию. Артаксеркс I ввел в нее два новых рода войск – тяжелую конницу и серпоносные колесницы. Вот с ними (с конниками) Александр и собирался бороться.

О рыцарях, дилетантах и атаках тяжелой конницы Рыцарь, Катафракты, Катафрактарии, Война, Длиннопост, Кавалерия

Иллюстрация по книге "Всадники войны. Кавалерия Европы"

Когда мы говорим, об армии Александра Великого, то обычно фокус внимания смещается, либо на знаменитую македонскую фалангу, либо собственно на кавалерию «гетайров». Возникает резонный вопрос, а чья роль в армии Александра была важнейшей – конницы или пехоты? Ответить на этот вопрос легко – здесь нужно понять, в чем собственно была задача первых и вторых. Александр Великий реализовал на редкость удачную стратагему, придуманную Эпаминондом - косой боевой порядок. Вкратце идея этой тактики такова – мы усиливаем максимально один фланг и наносим им основной удар, а другое крыло вступает в бой с запозданием. А что в центре? А в центре фаланга доходит до врага и связывает весь его фронт боем. Как это выглядело на практике – пока фаланга наглухо сковывает весь центр, Александр правым крылом сминает левый фланг врага и наносит удар по тылам/флангам уже занятого боем противника. Иначе говоря, оба рода войск были ключевыми в армии Александра Великого. Но как действовали в ближнем бою его кавалеристы (здесь я ограничусь описанием исключительно фессалийцев с ксистонами, не затрагивая тех же конных сариссофоров). Надо понимать, что гетайры Александра Македонского тяжелой конницей были в рамках своего времени и имели куда более легкое вооружение в сравнении с рыцарями развитого средневековья. Однако для своего времени, и по тактике, и по вооружению – это именно, что тяжелая конница. Тяжеловооруженный фессалийский всадник в качестве защиты использовал полотняный панцирь, склеенный из нескольких слоев льна и бронзовый шлем. Основным наступательным оружием являлось кизиловое копье – ксистон. Ксистон имел острый вток, который с одной стороны облегчал владение копьем (оно было сбалансировано относительно центра), с другой позволял колоть обратной стороной, если оружие ломалось. Единой позиции по его длине историки не сформировали – мне попадались версии от 2 до 4,5 (!) метров, я лично придерживаюсь диапазона 3-3,5 метра ввиду основного способа действия. Всадники Александра не имели ни седел с жесткой задней лукой (под зад зачастую стелили шкуру), ни стремян, поэтому собственно таранный удара они не наносили. Гетайры подъезжали (не врубались с наскоку !) к врагу и начинали усиленно колоть его правой рукой (левой держали поводья). Если атаковался пехотинец, то укол наносился в лицо, при этом ксистон держался обратным хватом (большой палец направлен к втоку), если всадник, то били от бедра держа прямым хватом (как чемодан за ручку держите). Вернемся на мгновение к статье, не могу обойти такой пассаж автора:

Некоторое время супероружием древности были боевые колесницы. И, хотя их никак нельзя считать полноценными кавалерийскими отрядами — в боевых повозках сражались лучники и копейщики, — именно колесницы впервые в истории стали применять шоковый удар по неприятелю.
О рыцарях, дилетантах и атаках тяжелой конницы Рыцарь, Катафракты, Катафрактарии, Война, Длиннопост, Кавалерия

Вы никогда не замечали, что чем более экзотичный род войск, тем мифичней ореол непобедимости вокруг них. Если Вы не интересуетесь военной историей, то колесницы вызывают у вас, скорее всего, воспоминания об учебнике истории за 5 класс и смутные ассоциации не то с шумерами, не то с египтянами. К счастью, судя по картине Andre Castaigne, приведенной в статье и описанию, вглубь веков лезть не придется – речь идет о серпоносных колесницах. Насколько они были «супероружием» легко судить по тем битвам, по которым у нас есть сведения об их применении, я свел их в таблицу (битвы при Ипсе (301 г. до н. э.), Аполлонни (220 г. до н. э.) и Дардане (85 г. до н. э.) я не упоминаю, поскольку нет каких-либо сведений о характере действий колесниц в бою):

О рыцарях, дилетантах и атаках тяжелой конницы Рыцарь, Катафракты, Катафрактарии, Война, Длиннопост, Кавалерия

Таким образом, из восьми крупных битв, в которых они участвовали, реальную эффективность они показали только в двух. Комментарии, думаю излишни.

О рыцарях, дилетантах и атаках тяжелой конницы Рыцарь, Катафракты, Катафрактарии, Война, Длиннопост, Кавалерия

С кем собирался сражаться Александр мы разобрались, а с чего это персы вдруг решили создать тяжелую конницу? В тактическом отношении персы до войны с греками полагались исключительно на легкую конницу и собственно лучников, однако поражения при Марафоне (490 г. до н.э.) и Платеях (479 г. до н.э.) наглядно продемонстрировали, что адекватного способа бороться с тяжеловооруженными гоплитами у них просто нет. По меткому выражению Питера Коннолли«Вся борьба Греции с Персией, начиная с Марафона, являла собой картину дурной стратегии, грубых ошибок и эгоизма, слегка скрашенную героизмом. Удивительно, как им [грекам] вообще удавалось одерживать победы». При всем превосходстве персов в стратегии, когда дело доходило до ближнего боя, фаланга греков танком проходилась по их порядкам. В противовес тяжелой пехоте Артаксеркс I и создал эти самые колесницы и отряды тяжеловооруженной конницы. Насколько это помогло? Не особо, как показали дальнейшие сражения - более-менее эффективно конница персов могла действовать только против расстроенного (в идеале идущего на марше) противника. Если гоплиты успевали построиться в фалангу, то атаковать ее персы уже не рисковали.Ладно, вернемся к посту. Далее автор начинает увязывать рыцарей со стременами:Есть существенная вероятность, что стремена появились в IV веке в Корее или Китае. Факт, что в V-VI веках они уже вовсю использовались.

Факт в том, что как раз в Европе, про рыцарей которой рассказывает автор, в VI веке стремена не использовались, а были завезены примерно в VIII веке аварами, а сам таранный удар в том виде, в каком его понимает автор возник только в XI веке. Что же такое, в сущности, таранный удар?На самом деле здесь вопрос терминологии. Таранный удар подразумевает атаку, при которой рыцарь расклинивается между стременами и задней лукой седла, пуская коня в галоп, копье при этом зажато подмышкой. Чтобы понять, как примерно выглядела посадка рыцаря, представьте, что Вы сели на переднее сиденье автомобиля и вам тесно, Вы упираетесь ногами в пол, а поясницей в спинку, чтобы отодвинуть кресло назад. Примерно также сидел рыцарь (с той поправкой, что ноги были направлены вниз, он практически стоял в стременах) – таким образом, он образовывал единое целое с конем, создавая колоссальный импульс при ударе. Более-менее достоверно мы можем говорить о появлении этой тактики в XI веке. Она произвела большое впечатление на византийских полководцев – тяжеловооруженная конница катафрактов в X веке атаковала шагом, об этом в частности говорит Стратегика Никифора Фоки (император в 963—969 годах): «и таким образом пусть [катафракты] натиск производят на неприятелей, стройно медленно идя так называемом шагом, когда вообще не возникнет среди них ни замешательства, ни даже звука» (III, О катафрактах, IV, XI). Вот как описывает атаку рыцарей Анна Комнина (Византийская принцесса 1083 — 1153) в Алексиаде:Поэтому-то, думается мне, император, знакомый с кельтским вооружением и стрельбой наших лучников, и приказал им, пренебрегая людьми, поражать коней и «окрылять» их стрелами, чтобы заставить кельтов спешиться и таким образом сделать их легко уязвимыми. Ведь на коне кельт неодолим и способен пробить даже вавилонскую стену; сойдя же с коня, он становится игрушкой в руках любого.Тактику норманнов охотно переняли византийцы и в сражении при Тройне (1041 г.) они уже совместно с рыцарями атакуют на галопе.Итак, у нас есть две точки – с одной стороны македонская конница, которая использует коня, чтобы переместиться к противнику и собственно рыцарей, для которых атака на галопе уже основа удара. Стоп, а что происходило между собственно этими двумя временными промежутками – XI век нашей эры и IV в. до н.э.? Импульс, поданный Ахеминидской державой, не пропал втуне – тяжелая конница на востоке продолжала совершенствование, пока во II в. до н.э. на поле битвы не вышли они: харизматичные катафрактарии. Закованные в броню всадники стали ударной силой государства Селевкидов, сарматов, парфян, Сасанидов и Византии. Тема на самом деле истоптана вдоль и поперек, поэтому я ограничусь механикой атаки катафрактариев. На самом деле, у нас не так много первоисточников, которые бы детально описывали суть атаки такой конницы, все, что Вам нужно знать – это то, что мы опираемся на три источника: изображения (наскальные рельефы, на посуде, на щитах и т.д.), нарративные источники (или проще говоря тексты) и собственно археологические данные, позволяющие воспроизвести комплекс вооружения воинов. Самые образное описание атаки катафрактов, которое нам доступно принадлежит перу Гелиодора, оно же наименее достоверное, поскольку не подтверждается другими источниками, я его процитирую – прочтите, забудьте и пойдем дальше:" Что касается поножей, то они от ступни доходят до колен, соприкасаясь с панцирем. Подобными же латами персы снабжают и коня, ноги одевают поножами, голову совсем стискивают налобниками, покрывают коня попоной, обшитой железом и спускающейся по бокам от спины до живота, так что она и защищает коня, и вместе с тем не мешает ему и не затрудняет бега. На снаряженного таким образом коня, как бы втиснутого в свое убранство, и садится всадник, однако вспрыгивает он не сам, но из-за тяжести его подсаживают другие.Когда наступает время битвы, то, ослабив поводья и горяча коня боевым криком, он мчится на противника, подобный какому-то железному человеку или движущейся кованой статуе. Острие копья сильно выдается вперед, само копье ремнем прикреплено к шее коня; нижний его конец при помощи петли держится на крупе коня, в схватках копье не поддается, но, помогая руке всадника, всего лишь направляющий удар, само напрягается и твердо упирается, нанося сильное ранение и в своем стремительном натиске колет кого ни попало, одним ударом часто пронзая двоих."

О рыцарях, дилетантах и атаках тяжелой конницы Рыцарь, Катафракты, Катафрактарии, Война, Длиннопост, Кавалерия

Если крепление копья ремнем и существовало, то явно было не самым популярным способом атаки, поскольку вся иконография показывает нам абсолютно другой способ атаки. Какой? Собственно их было два – первый применялся при атаке на вражескую кавалерию: копье бралось наперевес, направив налево от головы лошади, см. например описание Мовезаса Хоренаци (III, IX)Армянские храбрецы, не спуская с него глаз и нападая на него, не могли нанести ему [вражескому могучему войны] никакого вреда, ибо от ударов копий войлок лишь взбивался. Тут храбрый Вахан Аматуни, глянув на соборную церковь, сказал: «Помоги мне, Боже! Ты, что направил камень из Давидовой пращи в лоб воз­гордившемуся Голиафу, направь и мое копье в око этого богатыря!» И его мольба не осталась втуне: он ударил через круп (своего) коня и поверг на землю огромное чудище.Очень хорошо такой способ атаки изображен на иллюстрациях Дмитрия Алексинского к «Всадникам войны».

О рыцарях, дилетантах и атаках тяжелой конницы Рыцарь, Катафракты, Катафрактарии, Война, Длиннопост, Кавалерия

Второй способ применялся против пешего или поверженного противника. Копье держалось на уровне живота, лучше всего такой способ иллюстрируется на блюде Isola rizza Dish, где предположительно изображен византийский всадник VI века (без стремян).

О рыцарях, дилетантах и атаках тяжелой конницы Рыцарь, Катафракты, Катафрактарии, Война, Длиннопост, Кавалерия

С какой скоростью атаковали всадники вопрос до сих пор дискуссионный – византийские тактики, как вы можете видеть, рекомендуют нападать шагом (для сохранения строя) еще в X веке, вместе с тем более ранние изображения показывают все-таки атаку на быстром аллюре. Я придерживаюсь мнения, что сарматские, парфянские и сасанидские катафрактарии использовали скорость лошади для нанесения удара, но в полной мере таранным он не был, поскольку импульс гасился руками, держащими пику. Итак, давайте подытожим.Приведу несколько иллюстраций, чтобы показать, как атаковали конники в разное времяАтака македонских гетайров (правый и левый всадники на переднем плане держа ксистоны таким образом они будут тыкать ими во вражеских пехотинцев):

О рыцарях, дилетантах и атаках тяжелой конницы Рыцарь, Катафракты, Катафрактарии, Война, Длиннопост, Кавалерия

IV-II в. до н.э.Атака катафрактариев:

О рыцарях, дилетантах и атаках тяжелой конницы Рыцарь, Катафракты, Катафрактарии, Война, Длиннопост, Кавалерия

Примерно так она происходила со II по XI векИ наконец, атака рыцарей:

О рыцарях, дилетантах и атаках тяжелой конницы Рыцарь, Катафракты, Катафрактарии, Война, Длиннопост, Кавалерия

Приводится по "Всадники войны. Кавалерия Европы" С XI века и… до конца)За сим все, спасибо – что прочитали, чешутся руки пройтись по другим ошибкам автора, но времени уже нет.

Показать полностью 10
105

Арабские завоевания. Разгром Персии и Византии

Вообще когда анализируешь историю падения Сасанидской империи, да и Византии, то каждое событие в отдельности очень логично и понятно. Также как с битвой – если у нас есть подробные сведения о битве, рассказываем о ее ходе, а там и ошибки проигравшей стороны нам все объяснят. Нет подробного описания – еще проще, пишем, что достоверных сведений нет, но сторона «А» победила. Все логично. Но если подняться над событиями выше, то невольно задаешься вопросом «Охуеть, что происходит?!». А происходит следующее – арабы кое-как объединив кучу племен вторгаются на территорию одной из крупнейших империй того времени – Византию. Ну, в принципе бывает – Византию рвали на части и славяне, и авары, и остготы и еще фиг знает кто. Интересно, что происходит дальше: арабы собирают новую армию и открывают второй фронт (!) против другой могущественной державы – Сасанидского Ирана. Мы можем отдельно объяснить победу в каждой битве, но как объяснить, что в один момент против двух самых могущественных держав начала военные действия совершенно новая сила? Здесь нам на помощь приходит традиционное объяснение – страны были ослаблены войной 604-630 годов. Справедливо – война опустошила обе империи. Но Иран и Византия вели войны с момента появления собственно основания и вся их почти четырёхсотлетняя история – это война (около 140 лет боевых действий с перерывами). Однако мы сейчас видим гигантские арабские территории, но не империю эфталитов или авар, не хазарский каганат, не армянское царство и не славянское государство – а ведь все эти народы были беспокойными соседями двух стран. Так что же такое смогли противопоставить мусульмане двум могучим врагам? Давайте разбираться.


Первая часть здесь. Прежде чем мы продолжим изучать историю восхождения ислама, стоит описать собственно армии мусульман. Как выглядели войска Византии и Ирана мы худо-бедно представляем, вот что представляли собой их победители? Арабские воины не прибыли откуда-то из-за тумана войны, а все время существовали рядом с Римом и Персией – в частности, армии Веспасиана и Тита чуть ли не наполовину состояли из арабских контингентов во время подавления иудейского восстания в 66-73 годах. А с самого основания в III веке Империи Сасанидов и до ее падения арабы выступали в качестве одного из основных союзников персов и зарекомендовали себя как отличные легкие конники. Невольно хочется представить себе арабского завоевателя как всадника с саблей на стройном скакуне. Ирония в том, что костяк армии, покорившей Иран и выбившей из Сирии Византию, состоял из пехотинцев.
Пехота
Вообще внешний вид арабских пехотинцев мы можем реконструировать достаточно условно. На первый порах, они вооружались достаточно разношерс тно. Можно говорить, что по экипировке мусульманские пехотинцы были схожи со своими основными соседями – персами и византийцами. В качестве оружия ближнего боя использовались копья, вероятно тростниковые (по крепости как бамбук) и мечи, причем прямые. Ниже я приведу фото клинков, принадлежавших мусульманским лидерам.

Арабские завоевания. Разгром Персии и Византии Византия, Война, Военная история, Арабы, Ислам, Армия, Длиннопост

Защитное вооружение ограничивалось щитом и кольчугой, шлемы хотя и использовались, но были относительно редки. Аль-Вакиди упоминает, как Мухаммед получил удар камнем по лицу, но его выручила кольчуга, хотя несколько колец вошли в щеку. Из этого можно сделать вывод, что лица защищались на манер Сасанидских конников, цепляя кольчугу к сводам шлема. При этом количество воинов в кольчугах в арабском войске на первых этапах вероятно не превышало 30 % - так 700 из 3000 воинов Абу Суфйана, выступившего против Мухаммада, имели кольчуги, а у солдат самого пророка и того меньше (10 %). По мере захвата новых территорий, кольчуги поступали в армию мусульман в качестве трофеев и закупались лидерами. Однако первые столкновения с византийцами и персами заканчивались существенными потерями для мусульман именно от лучного обстрела, что свидетельствует о невысокой одоспешенности.Помимо собственно копейщиков мусульмане активно использовали лучников, пращников и воинов, вооруженных дротиками. Луки были простыми, сделанные либо из одного куска дерева, либо из двух, соединенных внахлест – тогда он достигал длины двух метров (!). В целом сложно проследить соотношение лучников и воинов, вооруженных копьями (если вообще такое четкое разделение существовало), по имеющимся сведениям они составляли примерно треть от всей пехоты.
При этом мусульманские лучники в целом уступали византийским противникам, которые использовали тяжелые луки аварского типа, но все же тяготели больше к их методу стрельбы. Персы, например, делали ставку на высокий темп стрельбы, в то время как мусульмане предпочитали использовать более тяжелые стрелы и медленнее стрелять.

Арабские завоевания. Разгром Персии и Византии Византия, Война, Военная история, Арабы, Ислам, Армия, Длиннопост

Конница
Конница арабов опять-таки не представляла собой некую новую неизведанную силу – на границе Византии и Сасанидов существовали два буферных государства Гассанидов (про-римское) и Лахмидов (про-Иранское). Те и другие предоставляли союзную легкую конницу для обоих государств. Вооружение идущего в поход арабского всадника VII в. включало щит, шлем, иглу для упаковки, пять малых игл, кольчугу, льняные нитки, шило, торбу для фуража и корзину для провизии. Использовали копья двух типов - длиной 2,3-2,5 метра и доходящие до 6 метров.

Арабские завоевания. Разгром Персии и Византии Византия, Война, Военная история, Арабы, Ислам, Армия, Длиннопост

Обратите внимание на этот коптский рельеф с изображением мусульманского всадника на котором нихуя не видно.


Тактика
На первых порах, тактика армий мусульман была достаточно простой. Пехота смыкала ряды и отражала атаки противника, конница при этом защищала фланги. Когда противник выдыхался, арабы по команде с криком «Аллах Акбар» бросались в наступление. Конница, вероятно, играла ту же роль, что и арабы-союзники в армии Сасанидов – атаковали фланги врага, устраивали набеги на его лагерь и всячески мешали снабжению. Кроме того, арабы любили устраивать засады, заманивая врага ложным отступлением (как например, на реке Ярмук). Если так посмотреть, то абсолютно ничего выдающегося эти армии не демонстрируют. Простая тактика, достаточно разнородное вооружение, да и конница ограничивалась легкой. Что нового они смогли противопоставить военным машинам Ирана Византии? Тут стоит задаться одним вопросом – а как вообще проходят битвы армий? Ну как – встречаются два войска и понеслась. Все это так, но в фокусе внимания всегда крупные генеральные сражения - все знают Канны, Кресси, Азенкур, Пуатье, битву на Каталуонских полях. Но что было до самой битвы? Дело в том, что до битвы армии маневрируют друг относительно друга – каждая пытается найти себе максимально выгодное именно для нее место боя или зайти в тыл врагу и отрезать пути к отступлению (опасный маневр). У врага много конницы? Тогда выбираем место, где ей не развернуться. Нечем прикрыть фланги? Ищем место с естественным прикрытием крыльев армии. Соответственно чем маневренней армия и чем она быстрей, тем больше у нее СТРАТЕГИЧЕСКИХ возможностей. И вот тут арабы смогли удивить своих противников. Простое изобретение – северное аравийское деревянное седло позволило восседать на верблюде, непосредственно на горбе (до этого они сидели за горбом, что в принципе было удобно в мирное время). И массированное использование верблюдов дало мусульманским армиям колоссальную стратегическую маневренность – вся пехота приезжала на поле боя на верблюдах, а не плелась пешком. Даже конница для маршей предпочитала использовать верблюдов, пересаживаясь перед боем. А про второй момент я расскажу, когда будем анализировать битвы.

Арабские завоевания. Разгром Персии и Византии Византия, Война, Военная история, Арабы, Ислам, Армия, Длиннопост

Разгром Византии
Итак, кто забыл - мы закончили на разгроме Византии при Аджнадайне. Радостную весть отправили действующему халифу – Абу Бакру, который выслушал ее и благополучно умер, оставив после себе преемником Умара. Разбив ромеев, арабы спокойно продолжили осаждать Дамаск. Опять-таки на тот момент мусульмане слабо разбирались в осадном искусстве, поэтому обычно просто перекрывали все подходы к городу и смотрели на осажденных как крокодилы под деревом. Соответственно затягиваться этот процесс мог надолго, если не появлялась деблокирующая армия – как и произошло в этот раз. В конце 634 года под Фихлем появляется крупная византийская армия и арабы снимают осаду с Дамаска. Дальнейшие события описаны достаточно путано во всех источниках, но скорее всего арабы провели до сентября 635 года три сражения – одно при Фихле и два под Дамаском. Во всех сражениях византийцы были разбиты, и 3 сентября 635 года сдается Дамаск.

риведу текст договора, заключенного с жителями Дамаска, в дальнейшем он поможет нам понять отчасти причины успеха арабов:
"Во имя Аллаха, милостивого, милосердного.
Это то, что даровал Халид ибн ал-Валид жителям Дамаска, когда вступил в него. Даровал неприкосновенность им самим, их имуществу, их церквам; их городская стена не будет разрушена, и ни в одном из домов не будут селиться. Им в этом покровительство (зимма) Аллаха и покровительство его посланника, да благословит его Аллах и да приветствует, и халифов и верующих. Не окажут им ничего, кроме добра, если они платят джизью".
Конец 635 и 636 года прошли весьма успешно для армии мусульман – города сдавались один за другим, а немногочисленные отряды византийцев не могли противостоять волне арабов. Но византийский император Ираклий к тому времени должен был отчетливо понять серьезность ситуации и к арабам выдвинулся крупный воинский контингент. Мусульманские источники обычно не мелочатся в оценках – определяя византийскую армию в несколько сот тысяч человек. Что конечно, не согласуется со здравым смыслом, современные историки оценивают силы византийцев в 40-50 тысяч человек, хотя я считаю и эту цифру завышенной. На имперской стороне действовали соединенные силы полевых армий Востока и Армении, которые в сумме они и могли выставить такие силы, но вряд ли они бы полностью выступили в поход, оголив фронт. Скорее всего, совокупные силы византийцев не превышали 30-40 тысяч, в то время как армия арабов составляла 15-20 тысяч человек.Но судя по действиям мусульман, армия ромеев имела ощутимый численный перевес – поскольку арабы оставили ранее захваченные города, включая Дамаск (что стало сильным демотивирующим ударом) и Химс (жителям которой якобы даже вернули уплаченную джизью).


Битва на реке Ярмук


Решающее сражение разыгралось на реке Ярмук. Вообще, учитывая последствия этого сражения, оно довольно подробно рассмотрено множеством историков, и я остановлюсь на нем достаточно тезисно.Битва шла несколько дней с переменным успехом. Первый день не принес никому явного успеха. А вот на второй день кто-то в византийском войске явно успел разобраться в азах ислама, и наступление ромеев началось во время утренней молитвы, арабов отбросили и они побежали к лагерю. Все могло бы закончиться прямо в этот день, если бы арабы не встретили силу пострашней ромеев. Выйдя из лагеря, мусульманских воинов встретили их же жены с камнями, кольями от палаток и крепкими арабскими выражениями. Справедливо решив, что не такие эти византийцы и грозные, арабы развернулись и бросились обратно, отбросив, не ожидавших такой подставы ромеев. Положение окончательно выровнял удар конницы Халида. Третий день в целом прошел в той же канве и снова несчастных арабов встречал заградотряд из собственных жен, пугая их сильнее византийцев. Четвертый день стал самым ожесточенным – византийцы идут напролом, выкашивая ряды мусульман стрелами. Попутно кавалерия ромеем отрывается от основных сил, чтобы провести опасные маневр - действуя без поддержки пехоты внести сумятицу в ряды мусульман, но… Халид, видя это, бросает в бой резерв из собственной конницы, вбивая клин между кавалерией византийцев и основными войсками. Отсечённые от основных сил, конники византийцев отступают на север, чем и пользуется Халид, разворачивает свою кавалерию и обрушивается на фланг ромеев, смяв их порядки.На пятый день, Вахан – византийский главнокомандующий пытался вести переговоры об отступлении остатков армии, но арабы были непреклонны. Последний шестой день стал последним для византийской армии – понеся большие потери в предыдущие дни, арабы не брали пленников в бою, окружая и сминая последние очаги сопротивления, некоторые отряды византийцев, ожесточенно сражаясь, прорывали сопротивление и отступали. Разгром был полный. Византийцы потеряли около 10000 убитыми, арабы около 4000.Я сознательно опускал многие моменты в ходе этой битвы, повторюсь, лучше прочитать ее описание у Каэтани, Большакова, Хэлдона или Николя – каждый из них даст свой взгляд на ход этой битвы и свои выводы относительно причин победы мусульман. Меня интересует вот что – когда случается поражение такого масштаба, всегда находится масса причин его объясняющих: недостаточная координация между отрядами, пылевая буря (столь же эффективная как генерал Мороз, победивший Наполеона), тактическая инициатива арабской стороны. Но вопрос в другом: арабы шли от победы к победе на территории Византии и Ирана, сминая одну армию за другой. Должны быть и общие причины, объясняющие этот феномен. Помните я говорил, что расскажу про вторую причину успеха мусульман? Я уже писал о том, что ключевым и важнейшим фактором, определяющим исход сражения, является отнюдь не сила оружия, а боевой дух армии.

Здесь стоит обратиться к военным трактатам византийцев, чтобы понять чего именно они ожидали от врага и как действовали сами. Наиболее близкий описываемым событиям военный трактат – «Стратегикон» (псевдо)Маврикия, наставление по боевым действиям для византийских командующих. Там описаны множество тактических и стратегических приемов, но интересна цель их. Почти к каждому приему или хитрости, приведенному в трактате автор дает указание, зачем же оно нужно. Убить как можно больше противников? Отнюдь. Обратить врага в бегство – вот основная цель военных действий (а убивать уже бегущего противника). Например, вот так звучит одна из рекомендаций:
Окружив врагов, будет лучше оставить в кольце окружения открытые промежутки для бегства, чтобы враги предпочли лучше бежать, нежели оставаться и подвергаться опасности
Армия мусульман, вопреки расхожему мнению, все же не состояла сплошь из фанатиков, но, тем не менее, была объединена под знаменем ислама. В ее рядах сражались сподвижники пророка – люди, бившиеся с Мухаммадом плечом к плечу. И естественно вся армия была сцементирована одной идеологической догмой, люди понимали, что они сражаются во славу Аллаха и не отступали до последнего. В источниках есть данные о том, как византийцы, видя, попадавшие во врага стрелы, изумлялись тому, что арабы все равно идут вперед. Дамаск пал, а вместе с ним и Химс, Кинасринн и множество других городов. Армии мусульман осадили Иерусалим и Цезарею. Император Ираклий уезжает в Константинополь, оставляя гарнизоны крепостей одних перед лицом арабского завоевания.


Завоевание Египта
Падение Египта, как мне кажется, стало причиной появления достаточно превратных представлениях о том, что на всей территории Византии мусульман встречали как освободителей со слезами на глазах. Вторжение в Египет на фоне операций в Сирии и Палестине выглядит откровенной авантюрой – около 3500 солдат в большой стране и это после многочисленных поражений византийцев, кои должны были дать понять ромеям насколько опасным мусульмане.
Но тут интересна ситуация в самом Египте накануне завоевания. Главой Египта от Византии тогда был Кир, который успел отметиться весьма неоднозначными делами. В первую очередь он усиленно насаждал монофелитскую догму в регионе, где население делилось на мелькитов и монофизитов (и даже гностиков). Не забивайте себе голову разницей религиозных догматов – просто примите, что для местных жителей такая агрессивная форма насаждения религии была крайне болезненной. Сторонники Кира врывались в коптские церкви, заставляли подписывать акты официального догмата, а те, кто был против подвергались пыткам. К тридцатым годам монофелитство окончательно утвердилось, но проблему, по сути, загнали вглубь, просто сжав пружину народного недовольства. Сравните это с позицией арабов, которые давали простой выбор – платите джизью и молитесь кому хотите, либо велкам в ислам и тогда с вас только саддака (которая куда меньше). Поэтому Египет был одним из немногих регионов, где арабов встретили (не все) достаточно лояльно. В том отчасти и кроется причина достаточно успешной кампании такого маленького отряда, египетская оппозиция, воспользовавшись удобным поводом, сменила одних ненавистных завоевателей на других.
К сожалению, у Пикабу ограничение на количество символов, поэтому вся история в один пост не влезал. К счастью историю падения Ирана я уже написал и закину в отдельный пост. Тут оставлю ссылку. Оставайтесь с нами, дальше еще интересней - налоги, персы бьющиеся за свою землю и история последнего царя царей - Йездигерда.

Показать полностью 4
289

Появление мусульманских государств

Изначально я хотел ограничиться одной статьей по теме, но понял, что она разрастается до диких размеров и поэтому все же разбил ее на две части. Обещаю, что вторая появится до конца недели)
Историю пишут победители. Примерно с такой выспренной и пафосной фразы можно начинать статью. Ну знаете, нельзя ведь сходу обрушивать на читателя факты, надо как-то его подготовить – для этого специальные шаблонные выражения «меня часто спрашивают» или «сегодня все больше людей интересуются». Ну, а у меня будет вот эта дичь с историей, написанной победителями. Хотя ведь если задуматься, мы живем в мире победившей западно-европейской культуры и взгляд на историю дан через призму их взглядов. Вот как выглядит история появление мусульман? В VII веке Византия ожесточенно сражалась с Сасанидским Ираном, ну а потом с арабами. Вот вкратце так возникли мусульманские государства. Так стоп, блэт! А куда Сасанидов дели? Куда делся Сасанидская Персия?! В русской википедии завоевание Ирана укладывается в три с половиной абзаца со скупой пометкой, что все так получилось из-за того, что персы были ослаблены войной с Византией. Поясню, что меня так поражает, Империя Сасанидов – крупнейшее государство на тот момент, включающая в себя современную территорию Афганистана, Армении, Ирана, Ирака, Армении, границы Персии доходили до Индии. Более того, вторым самым могущественным государством была Византия – и вот в VII веке откуда-то из тумана войны приходят несколько арабских племен и, воюя на два фронта (!), выносят в одну калитку два самых могущественных государства. Сасанидский Иран был захвачен полностью, Византия за несколько лет теряет Сирию, Палестину и Египет. При этом завоевания арабов мало похоже на то же переселение народов на территорию Западной Римской Империи – Византия (в меньшей степени) и Сасаниды оказывали ожесточенное сопротивление арабом, что не спасло их от разгрома.
И это при том, что государство Сасанидов было самым могущественным соседом Римской Империи, которое так и не завоевали. Где-то на этом месте раздается ворчание романофилов, что, дескать, не очень-то и хотелось, а так-то Рим, знаете ли, и Ктесифон брал, ну просто вечно что-то мешало. Однако можно сколько угодно вспоминать победы прошлого и кичиться походами Траяна или отдельными успехами в римско-персидских войнах, но это никак не изменит того факта, что с самого своего возникновения в III веке нашей эры и до момента падения в VII в. империя Сасанидов была крепкой занозой в римском (а потом и византийском) афедроне. Для понимания – из 428 лет истории Сасанидского Ирана без малого 140 лет он воевал с Римом/Византией, а редкие моменты перемирия тратились на подготовку к новым боевым действиям. Причем действия персов носили явно выраженный наступательный характер, в то время Рим/Византия преимущественно защищались и их крупные военные операции (зачастую весьма успешные) были либо запоздалой реакцией на очередной рейд Ирана, либо восстановлением утраченных позиций. В сущности, все действия Рима в стратегическом плане сводились к установлению более-менее ровной границы с Ираном, в то время как цель Сасанидов была в восстановлении Империи Ахеменидов или, проще говоря, персы пытались тупо выкинуть римлян в море. Такой акцент я делаю специально, чтобы было понятно с кем именно столкнулись арабы в VII веке.

Появление мусульманских государств Ислам, Арабы, Византия, Иран, Сасаниды, Война, Армия, Длиннопост

Армии Византии и Сасанидского Ирана
Итак, посмотрим на то, какими войсками располагали Византия и Сасаниды. В армии Сасанидов можно выделить три основного рода войск – пехоту, конницу и боевых слонов. Пехота, хотя и присутствовала также в армии Сасанидов, но абсолютное большинство источников сходится в том, что пешее войско персов, было, прямо скажем унылым. Например, Прокопий Кесарийский так описывает персидскую пехоту«Итак, если вы пожелаете слушать и исполнять приказания, то вы скоро одержите победу в войне. Враг идет на нас, полагаясь не на что иное, как на наш беспорядок; но, обманувшись в своем ожидании, он теперь так же, как и в предыдущем сражении, отступит. И самой многочисленностью, которой вас пугает враг; вы должны пренебречь; ибо вся их пехота – не что иное, как толпа несчастных крестьян, которые идут за войском только для того, чтобы подкапывать стены, снимать доспехи с убитых и прислуживать воинам в других случаях. Поэтому у них нет никакого оружия, которым они могли бы причинить вред неприятелю; а свои огромные щиты они выставляют только для того, чтобы самим обороняться от неприятельских стрел и копий»Примерно схожие эпитеты употребляет Аммиан Марцеллин и Менандр Протектор. Основные функции, которые возлагались на пехоту, были обозные и собственно осадные. Вместе с тем, надо отметить, что боеспособные части в пехоте у персов все же были – это собственно лучники и дейлемитские наемники. Они хорошо себя зарекомендовали во взятии (и обороне) крепостей.В тех или иных событиях пехота могла себя проявить, но в целом она была лишь крестьянским ополчением (даже после военной реформы Хосрова I), которое выполняло сугубо утилитарную функцию по отношению к основной силе Сасанидской армии – коннице. Вообще о коннице персов написано множество научных статей, что в принципе понятно – внешне Сасанидские катафрактарии были весьма харизматичны. Поэтому я ограничусь только тезисными характеристиками.

Появление мусульманских государств Ислам, Арабы, Византия, Иран, Сасаниды, Война, Армия, Длиннопост

Иллюстрация приводится по Оспреевской книге Д. Николле

По своей сути персидское войско мало чем отличалось от классического феодального ополчения – конницу выставляла знать, она же и экипировала ее. Как следствие основную ударную силу Сасанидских катафрактариев составляли представители персидской знати. Помимо собственно тяжелой конницы, существовали и конные лучники, выполнявшие вспомогательные функции по отношению к собственно катафрактариям. Соотношение легковооружённых и тяжелых конников определить довольно сложно, я сошлюсь на нижнюю границу по Никонорову, а именно 10 легковооруженных всадников на одного катафрактария. Вообще если вспомнить войны Рима и Сасанидами III-IV веков, то они проходили по схожему сценарию: персы вторгались на территорию врага и начинали усиленно грабить, римские император спешно собирал армию и шел ловить врага. Персидское военное наставление Аин-Намэ достаточно непрозрачно дает рекомендации относительно генерального сражения – его нужно всеми силами избегать, что Сасаниды и делали, усиленно бегая от римлян. Те в свою очередь, опирались еще на силу тяжелой пехоты, которая с одной стороны, даже в ближнем бою была непреодолима для конницы (включая катафрактов), с другой догнать проклятых персов не могли, поэтому осаждали все поселения по дороге. Заканчивался такой поход либо тем, что римляне, дойдя до какого-нибудь важного стратегического города, все-таки вынуждали персов дать сражение, дальше в свою очередь либо расстреливали из луков и добивали катафрактами (в крайнем случае), либо римляне сами вырезали кавалерию персов, если та атаковала нерасстроенный порядок легионеров. Впрочем, чаще во время войны просто свергали одного из правителей сами же римляне или Сасаниды. Я естественно сильно упрощаю, но статья и без того безразмерная.

Появление мусульманских государств Ислам, Арабы, Византия, Иран, Сасаниды, Война, Армия, Длиннопост

Иллюстрация из книги Каве Фарроха

Византийская же армия, хотя и была наследницей римской, но к концу VI столетия постепенно усиливает конные части. В течение III–V веков римская тяжелая пехота постепенно претерпевает изменения - тяжелое защитное вооружение уходит в прошлое, уступая место кольчугам со стальными накладками. В VI-VII веках пехота все еще играет значимую роль, что показывают битвы при Тадине/Бусте Галлорум, Монсе Лактариусе и Казилине. Однако необходимость противодействия Сасанидским конникам заставляет формировать и мощные собственные кавалерийские части. Это хорошо звучит и, посмотрев на иллюстрации ниже Византийской пехоты и конницы, может возникнуть закономерный вопрос «А чего они собственно всех не победили?».

Появление мусульманских государств Ислам, Арабы, Византия, Иран, Сасаниды, Война, Армия, Длиннопост

Что мы представляем себе, когда слышим Византийская политика? Интриги, лавирование между государствами и пр. Однако в VI веке Византия еще смотрела на своих соседей глазами Римской империи, т.е. как на говно и собиралась вернуть себе все потерянные владения. Проблема состояла в том, что реальных сил у нее для этого было немного. Армии пожирали просто колоссальные ресурсы Империи – Агафий Миринейский считал, что Византия располагает силами в 645 тысяч человек, а известный военный историк Ганс Дельбрюк сократил это число до максимум 150 тысяч. Но это все воинские части на территории, полевые армии обладал куда более скромными размерами. Так при Даре у Византийцев было 25 тысяч, в Африканском походе Велизарий располагал 15 тысячами (и этого хватило, чтобы втоптать в прах государство Вандалов), в Итальянском походе он имел всего 10— 11 тысяч воинов. Т.е. для оценки численности войск Византийцев надо отталкиваться от таких порядков: 7-10 тысяч рейдовое соединение (пограбить, разбить иррегулярные вражеские войска), 15-20 тысяч средняя полевая армия, 25-40 тысяч соединенные войска, собранные против серьезного врага, 50-60 тысяч объединенные армии или тотальная мобилизация (например, столько сил собрали Ираклий и Хосров, чтобы водрузить последнего на престол). Также стоит отметить, что армия Византии была в значительной степени наемной и разнородной по своей структуре. Другой проблемой Византийской (да и персидской армии) была дисциплина и разведка – обе державы на самом деле очень не любили открытые сражения, предпочитая вытеснять врага маневрами, дипломатией или ограничиваться осадами. Причина была банальна – из-за проблем с дисциплиной в обеих армиях, исход сражения был непредсказуемым. Если погибал военачальник, армия бежала, если ей долго не платили жалование (а его долго не платили), армия разваливалась, если военачальник отъезжал из лагеря армия могла подумать, что он их бросил и разбегалась, если ночью на лагерь нападал враг, армия могла разбежаться, если в войске меняли военачальника (которого например, любили) армия начинала разбегаться, если враг вел себя как-то непредсказуемо… ну вы поняли.Вот примерно в таком состоянии вооруженных сил и подошли две главные империи того времени к своей последней войне.

Появление мусульманских государств Ислам, Арабы, Византия, Иран, Сасаниды, Война, Армия, Длиннопост

Иллюстрация приводится по книге "Всадники войны. Кавалерия Европы"


Помни, Хосров, этот день. Римляне дарят тебе царство.
Собственно, самый сложный вопрос – это, с какого момента начинать повествование. Ну, раз уж все в качестве первопричины успехов арабов приводят войну 602-628 года, кратко остановимся на ней. На самом деле, эта война была лишь вопросом времени, поскольку ей предшествовал период междоусобицы в Персии, который разрешился тем, что Сасанидский наследник вынужден был заключить сделку с дьяволом в лице Византии и с помощью ее армии вернул себе престол. Естественно, вернув Хосрову его царство, Византийцы смогли рассчитывать на шикарное отступное. В 591 году Византия получали города Дара и Мартирополь и часть Персоармении. Сасаниды теперь бесплатно охраняли горные переходы Кавказа (за что раньше Византия щедро платила). Понятно, что такой расклад сил не мог долго устраивать Сасанидов и в 602 году, когда Византийского правителя свергли (что в принципе было типично) Хосров рванул возвращать владения обратно. В 604 г. персами была взята Дар, в 606 г. пала Эдесса и крепости Хесна-де Кефа, затем в 607 г. Марде и Амида, захвачена вся Месопотамия. В 608–609 гг. пал Феодосиополь, Константин и Мартирополь, в 610 г. захвачена Армения и большая часть Малой Азии. В 610 году происходит переворот в Византии (я же говорил, это нормально) и к власти приходит Ираклий, который пытается договориться с персами, но посылается на хер. В 611 г. Иран захватывает Антиохию Сирийскую, в 612 г. взят Дамаск, а в 616 г. пал Иерусалим, потом Александрия и весь Египет. Также персы захватили остров Родос и город Халкедон. Византию, кроме персов рвали на куски вестготы, лангобарды, авары и славяне. Переломить ситуацию Ираклий смог только в 620 пойдя на колоссальные уступки перед аварами, отдав им в заложники своих родственников и заплатив огромные деньги. С 622 года Ираклий выдавливает персов с захваченных территорий и идет к их столице – Ктесифону. Дорогу ему преградила личная гвардия Хосрова II – израненное, измотанное византийское войско отступает в Закавказье, где и встречает новость о том, что Шахиншах низложен (для Ирана это тоже было нормально), а на его место водрузили Кавада в 628 году. Впрочем, и он продержался всего полгода (в сущности ничего необычного). В апреле 628 года обессиленные империи заключают мирный договор, восстанавливая довоенное положение дел.

Появление мусульманских государств Ислам, Арабы, Византия, Иран, Сасаниды, Война, Армия, Длиннопост

Рождение ИсламаПока персы и византийцы рвали друг другу глотку, в Аравии зарождалась новая сила, которая мало интересовала эти империи. В сущности ничего необычного там поначалу и не происходило – арабы были давними соседями Византии и Ирана, поэтому постепенная их консолидация под новой властью не воспринималось как нечто, требующее вмешательства. Конечно, рассматривать становление арабского Халифата невозможно без рассказа личности пророка Мухаммеда. С другой стороны, это тема для масштабного исследования, поэтому я снова ограничусь тезисными набросками, которые позволят примерно представить себе портрет этого человека. Мухаммед родился в 570 году в Мекке, а первые откровения он начал получать в возрасте 40 лет, тогда же и началась его активная пророческая миссия. Что такое вообще откровения? Это были видения Мухаммеда в ходе, которых он слышал откровения Аллаха (тут уж от отношения к религии зависит восприятие этих событий) и доносил их до окружающих. Мухаммед впадал в некое состояние транса, в ходе которого мог слышать или даже видеть божественные образы. Не стоит думать, что Мухаммед сразу представил готовую версию Корана, что и послужило объединением всех арабских племен. Наоборот его деятельность скорее является иллюстрацией выражения, что с мечом и добрым словом, можно добиться, куда большего, чем просто с добрым словом. На первых порах Мухаммед столкнулся с сильным сопротивлением, и объединение племен осуществлялось посредством военных походов. Сами же успешные походы объяснялись избранной миссией самого пророка. А само учение Мухаммед уже формировал на объединяемых территориях постепенно, подстраивая его под реалии того времени.

Появление мусульманских государств Ислам, Арабы, Византия, Иран, Сасаниды, Война, Армия, Длиннопост

Интересно как воспринимался Мухаммед своими ближайшими соратниками. Он не был среди них именно божественной фигурой, скорее можно сказать, что он был первым среди равных. Авторитетным лидером, но при этом он разделял свои решения на полученные в рамках откровения, т.е. божественные и свои собственные человеческие решения. И после его смерти, некоторые решения Мухаммада пересматривались его последователями, если они считали их неверными (опять-таки решения, полученные вне откровений). Распространение влияния Мухаммеда было постепенным – для того, чтобы объединить Аравийский полуостров под знаменем Ислама понадобилось 30 лет.Собственно это и было его основной целью – хотя существуют версии, что Мухаммед направлял письма правителям Византии и Ирана с требованием принять Ислам, активные боевые действия против этих империй начались уже после смерти пророка. Кстати, существует версия, что получив письмо от Мухаммеда, Шахиншах Персии Хосров разорвал его в гневе, а пророк сказал, что также будет разорвано Сасанидское царство. Судя по тому, что до нас дошло аж несколько штук этих писем, включая одно надорванное, вся эта история лишь мистификация, хотя факт переписки обычно не оспаривается.
Первая волна
Абу Бакр был выбран халифом сразу после смерти Мухаммада и первое время он потратил на восстановление влияния ислама. После смерти пророка Аравию сотрясли восстания вероотступников – мятежных мусульманских племен. Ядро армии сподвижников Мухаммада на тот момент состояло из испытанных ветеранов, которые уже не один год (а то и не одно десятилетие) объединяли всех под знаменем ислама, поэтому все восстания были подавлены стремительно. И за 632-633 арабские племена были снова объединены. Мысли о том, что можно вторгнуться в Византию возникли у Абу Бакра в 633 году после смерти Мухаммеда. Не стоит думать, что эта идея была сразу подхвачена – скорее наоборот, реакция была неоднозначная. Арабы как никто другой понимали, что одно дело воевать с разрозненными соплеменники, которые могли выставлять лишь несколько тысяч воинов и совсем другое – это вторжение на территорию государства с развитой военной организацией. Однако после непродолжительных прений, лидеры все же объявили мобилизацию. Удалось собрать значительные для арабов войска – всего выступило три армии по 5000 человек каждая. Проблема заключалась в том, что знамя ислама было передано людям, которые не имели значимого боевого опыта. Первое столкновение с Византийскими войсками в начале 634 года. Путь мусульманам преградил отряд Византийцев численностью по разным данным от 3 до 5 тысяч человек. Судя по всему это были местные ополченцы, не имеющие большого опыта, поэтому арабы легко их смяли. К этим 15 тысячам после присоединилось еще примерно 5 тысяч и численность армии возросла уже до 20 000, что позволяло уже вести полноценные боевые действия против Византии. Однако оставалась одна проблема – отсутствие единого и опытного командира. И Абу Бакр важное решение, вручая знамя ислама Халиду ибн Валиду. Кстати, и знамя у них как такового не было – к копью просто привязывалась чалма. Здесь стоит сказать несколько слов о том, кто же такой Халид ибн Валид. Как я уже говорил, мы живем в мире победившей западной цивилизации и прекрасно знаем такие имена как Александр Македонский, Ганнибал или Цезарь. А вот Халид ибн Валид как-то не на слуху. А вместе этот полководец, прозванный «Меч Аллаха» провел 43 битвы. Проиграл из них… Ни одной. Поначалу он сражался против пророка и вполне мог поставить точку в мусульманском нашествии – в 625 году в битве при Ухуде, Халид командуя отрядом конницы, смял порядки сторонников Мухаммеда. Для понимания – это первое и последнее поражение пророка. Вот с кем пришлось столкнуться противникам мусульман.Соединенная армия арабов в 634 году взяла штурмом Бусру и осадила Дамаск. Вся эта территория была издавна заселена арабами христианами. И хотя вряд ли они встретили захватчиков с распростертыми объятиями, но и земля под армией Халида тоже явно не горела.Ираклий, находясь в то время в Эдессе понял, что происходит некоторое дерьмо и отправил на отражение вторжения армию.Встретились войска возле Аджнадайна 30 июля 634 года. Как мы помним войско арабов насчитывало 20 000 человек, армия Византийцев оценивается мусульманскими источниками 40 000, учитывая, что эти же сведения приводит византийский источник ей все верят. На деле цифра явно преувеличена и чуть позже я объясню почему. Битву византийцы начали в полном соответствии с военными традициями – плотный обстрел, после чего атака по правому, затем по левому флангу арабского войска. По всем канонам военного искусства мусульмане должны были обратиться в бегство. Но они устояли и Халид отправил в контратаку конницу. Главнокомандующий византийским войском был убит и нервы у солдат не выдержали – началось повальное бегство, потеряв до 3000 убитыми.Как так получилось? Во-первых, очевидно, что армия Византии была куда скромнее, чем 40 000 человек – потери в 3000 человек при таком численном перевесе явно не были бы значимыми. Кроме того, позднее при Ярмуке Халид отступал перед армией такой численности, не вступая в бой, а здесь смело дает бой. Учитывая, что проигравшая сторона обычно теряла порядка 15 % войска, то можно утверждать, что армия византийцев не превышала 20 000. Кроме того, что была, по сути, ополчением пограничников, в то время как у мусульман все же было сильное ядро сподвижников Мухаммеда число под 3000 человек испытанных ветеранов.На этом я закончу первую часть своей статьи, если она будет популярна – во второй части я расскажу о мусульманских армией, их составе и собственно о ходе военных действий в Византии и Иране, а также о том, что же в действительности стало причиной их головокружительных успехов.

Показать полностью 7
304

Роль религии в крестовых походах

Роль религии в крестовых походах


Парадокс, насколько человек может быть изобретателен в поиске причины для войны. Одним из самых удивительных конфликтов в истории была борьба за Святую Землю, сиречь крестовые походы. Сейчас вряд ли кого-то удивишь этим словосочетанием – многочисленные фильмы, книги, исследования посвящены этому вопросу. Впрочем, даже сейчас среди историков нет согласия по поводу того, что же послужило причиной начала крестовых походов. Одни полагают, что желание пап расширить свое влияние на Византийскую церковь, кто-то рассматривает крестовые даже как оборонительную войну, некоторые считают, что церковь хотела перенаправить военный пыл христиан на мусульман, тем самым, удалив воинственных рыцарей из Европы. Некоторые современные (Европейские, конечно же) авторы, как например профессор Мадден и вовсе называет Крестовые походы «актом любви и милосердия». Но в целом современный прагматизм несколько затеняет религиозные мотивы этой войны.


Религия и война


С чего все началось? Во второй половине XI века Византия получила ряд ударов от сельджуков (ветвь тюркских кочевых племен), в результате чего ее владения весьма сократились, в Испании нервозности папам добавляли успехи Альморавидов (союз берберских кочевых племен). У тогдашнего императора Византии уже не было средств для того, чтобы противостоять новым могущественным врагам, и считается, что он обратился к папе Урбану II. Наконец, осенью 1095 г. был созван Клермонский собор, на котором предположительно и прозвучали знаменитые слова Deus lo volt! (Так хочет бог!). Это воззвание нашло удивительный отклик в сердцах христиан Европы – наряду со многими именитыми рыцарями, идею похода к святым местам подхватила и беднота. Конечно, нельзя сказать, что в святую землю людей толкало только лишь желание «поклониться гробу господню», многие рыцари шли в это путешествие со вполне прагматичными планами, о чем в принципе прямо указывает дочка виантийского императора Алексея – Анна Комнина (Alex., X,9). А уж мотивы папства и вовсе настолько сложный объект для исследования, что историки до сих пор не могут прийти к единому мнению. Впрочем, эту тему я оставлю за границами настоящего повествования.

Все же, не отрицая множества мотивов, которые толкнули людей на столь далекое путешествие, я хотел бы подробнее остановиться на одном – религиозном. Живя в современном технократическом обществе, мы совсем иначе смотрим на вещи, чем наши далекие предки. В первую очередь это касается отношения к богу – для средневекового рыцаря господь был куда более материален, чем мы можем представить. Попробую пояснить это на примере - участник одного из крестовых походов Жан де Жуанвиль описывает любопытный случай:

«В одну из ночей, когда мы несли охрану у сторожевых башен, сарацины выдвинули вперед машину, называвшуюся баллистой, чего они раньше не делали, и стали с ее помощью метать «греческий огонь». Когда добрый рыцарь Готье д’Эсир, стоявший при мне, увидел это, он сказал нам: «Друзья мои, нам угрожает величайшая опасность, с которой мы только сталкивались, ибо если они подожгут наши башни, а мы останемся здесь, то сгорим заживо. <…> Я советую всем, как только в нас будут метать огонь, опускаться на локти и колени и молить Спасителя уберечь нас в этот час от опасности.»

И как только враги запустили первую ракету, мы все опустились на локти и колени, как указал добрый рыцарь. <…>

Каждый раз, как наш праведный король слышал, как сарацины обрушивают на нас греческий огонь, он садился на свое ложе, молитвенно складывал руки и со слезами говорил: «Боже милостивый, убереги моих людей!». Я искренне верю, что именно его молитвы сослужили нам добрую службу».

Это достаточно показательное отражение мировоззрения той эпохи – толпа профессиональных солдат дружно садится на колени, чтобы молитвой отбивать зажигательные снаряды (попадавшие ракеты тушились более традиционным средствами), причем один из участников твердо верит, что именно это и спасло их от опасности. Надо понимать огромную разницу между современным «освящением» ракет, которое в немалой степени является ритуалом и собственно представления о боге Средневековых рыцарей. В определенном смысле участие бога было для рыцарей обыденностью, он был практически физически ощущаемой частью их жизни, и нет ничего удивительного, что призыв идти и освобождать святую землю был принят с таким воодушевлением.

Интересно, что христиане того времени были уверены, что бог не только простит им грех убийства (желательно, конечно, за правое дело), но даже поможет его совершить. В р. Рин, что в Померании, был найден меч, датируемый первой половиной XIII века, на котором красовалась надпись «SOSMENCRSOS», согласно расшифровке Э. Окшотта – это было воззвание к Христу и Его Матери («O Sancta Maria», «Cristus») с просьбой помочь в бою. Причем в данном случае, речь не идет даже только о неверных, призыв на мече направлен на достаточную широкую группу адресатов.

Роль религии в крестовых походах Крестоносцы, Крестовый поход, Саладин, Война, Военная история, Искусство войны, Длиннопост
Иногда воины могли быть и более изобретательны в надписях на оружии, например, на боек боевого молота XV века было нанесено весьма трогательное послание - «de bon» (фр. «от доброго сердца». И, видимо, на долгую память)

Первоначально, когда рыцари только появились на святой земле, мусульмане и сами не очень понимали, зачем те пришли. Атабек (губернатор) Кербога, который осадил крестоносцев в Антиохии, был изрядно удивлен, когда рыцари поинтересовались, что он делает на земле Христа, дал ответ в стиле «Какой бог, какое христианство? Вы, блэт, вообще кто такие?!». Позднее, мусульмане более тесно познакомились с крестоносцами и были поражены их религиозным пылом. Более того, в некоторых пропагандистских письмах, призванных поднять мусульман на джихад, крестоносцы представляются даже образцом для подражания.


«Не осталось ни одного короля в их странах и на их островах, ни одного правителя или вельможи, который не старался бы поспеть за своим соседом в том, что касается войск, и не превзошел бы равного себе в усердии и прилагаемых усилиях. Они ни во что не ставят то, что приносят в жертву кровь своего сердца и жизнь, защищая свою религию… Они делали то, что делали, и жертвовали тем, чем жертвовали, только лишь затем, чтобы защитить того, кому поклоняются, и чтобы прославить свою веру». (Имад ад-дин)


Тут стоит сделать небольшое отступление. Еще до начала вторжения крестоносцев существовала традиция составления сочинений, направленных против христианства. С приходом вооруженных завоевателей количество (и полемический градус) такого рода работ значительно возрос – мусульманские писатели критиковали западных христиан как только могли. Бытовало огромное количество анекдотических историй, призванных высмеять догматы христиан, а также их веру в святость реликвий. Но при всем при этом, религиозный пыл крестоносцев произвел на мусульман настолько сильное впечатление, что о готовности рыцарей сражаться за веру говорилось с большим восхищением. Однако эта «защита своей религии» вылилась в невероятно жестокую бойню. В Европе в средние века существовало два типа войны. Первая хорошо известна людям, которые хотя бы мельком слышали о рыцарских романах, в коих главные герои предстают как некие куртуазные господа, ведущие бой по благородным правилам. Guerre loyale или честная война - это были сражения между «добрыми рыцарями», и их целью даже не было убийство противника, куда почетнее (и прибыльнее) было взять его в плен. Такие войны оказали большое влияние на формирование романтического образа рыцаря, благородного и милосердного. Увы, но вторая концепция была куда суровей – mortelle или смертельная война нередко велась практически без правил, убивались пленные, не щадилось мирное население и именно под каток такой войны попала Святая земля. Население городов, которые брали крестоносцы, уничтожалось в огромных количествах и с удивительной ненавистью - здесь стоит дать слово участникам самого крестового похода.


«Весь город был завален трупами, так что нельзя было находиться там из-за зловония. По улицам можно было пройти, лишь ступая по телам убитых». (Аноним о взятие Антиохии)


Мусульманские источники говорят о 70 тысяч погибших, европейские о 20 тысячах. Сложно сказать, насколько эти цифры близки к истине - учет потерь среди мирного населения тогда не велся.


Один из очевидцев взятия Святого Города (Раймонд Ажильский), так описывает произошедшее:


«...чудесные видения открывались там глазу. Некоторые из наших людей (и притом наиболее милосердные) отсекали головы врагам; другие расстреливали их стрелами, так что они (мусульмане) падали с высоких башен; прочие обрекали их на длительную муку, бросая в огонь. Целые груды отрубленных голов, рук и ног возникали на улицах города. Приходилось прокладывать себе путь по телам коней и людей… Истинно стало сие прекрасным судом от Господа Бога, наполнившего место то потоками крови неверных, ибо столь долго оно страдало от них богомерзких».


Эта цитата также демонстрирует особенности мышления средневекового христианина – убийство неверных не только не является грехом, но скорее даже должно было поощряться. Более того, в одном месте этот славный хронист (капеллан, ко всему прочему), описывая сражение с турками, радуется судьбе упавших в пропасть мусульман и сетует на то, как грустно смотреть на гибель лошадей, которых постигла та же участь.


Святые «артефакты».


В фантастической (и не только) литературе, разного рода компьютерных (и не только) играх мы можем встретить различные артефакты, которые обладают волшебными свойствами и повышают боевые параметры воинов или даже целых армий. Когда мы в компьютерной игре мы находим редкий артефакт, повышающий силу или ловкость, то списываем это на условность магического мира. Любопытно, что в нашей истории найденные артефакты действительно повышали характеристики бойцов и влияли на ход битвы. Как? Вообще вопрос о том, что происходило при столкновении двух армий обычно рассматривается крайне фрагментарно. Что понятно дошедшие до нас источники крайне скупо описывают непосредственно то, что творилось на фронте во время сражения. Обычно, в фильмах это выглядит так – две толпы бегут друг друга, а после соприкосновения начинается мясорубка в которой все режут всех. Победитель определяется по количеству выживших в битве, у кого больше тому и поле остается. На деле все несколько иначе – любая битва это прежде всего сложное психологическое противостояние. Дело в том, что успех в сражении зависел в первую очередь от морального состояния солдат, по сути, основные потери в допороховую эпоху армия несла не в ходе самого боя, а во время отступления. Т.е. в ходе непосредственно боевого столкновения потери сторон исчислялись десятками или сотнями человек, а во время отступления уже десятками тысяч. По сути, проигрывал не та армия, которая больше всех потеряла бойцов, а та, что раньше побежала.


Иначе говоря, если воины были готовы сражаться до последнего, не отступая и не сдаваясь, то их противники предпочитали сами давать деру, в результате чего и подвергались избиению.


Приведу пару примеров. После взятия Антиохии крестоносцы вскоре и сами оказались в положении осажденных – их блокировали турецкие войска под предводительством Кербоги. Положение было очень серьезным, среди воинов начался голод – осажденные ели кожаные ремни, веревки, даже падаль. В такой непростой обстановке произошел «удивительный» случай – один из паломников из Прованса Петр Варфоломей объявил, что Св. Андрей приказал ему отрыть землю в определенном месте, ибо там находится копье Лонгина, которым пронзили бок Христа. После непродолжительных раскопок копье было действительно найдено, и моральных дух войска подскочил на удивительную высоту. Вскоре священники объявили строгий трехдневный пост, который воины с честью выдержали, поскольку есть все равно нечего было. После чего армия крестоносцев, выйдя из крепости, буквально смяла противостоящего им врага. Интересен взгляд мусульманских хронистов на это событие - Ибн аль-Асир утверждал, что некий монах сам закопал это копье, после чего и пообещал крестоносцам победу, после этой «находки». Ибн Тагриберди идет еще дальше и обвиняет «Сен-Жиля, вождя франков» в том, что тот подговорил одного из монахов, дабы он спрятал святыню, после чего рассказал всем будто бы видел во сне Мессию, который и указал место захоронения реликвии. Тем не менее, этот мусульманский автор не может понять каким чудом крестоносцы, страдающие от голода, смогли победить превосходящие силы воинов Ислама. Вообще слепая вера крестоносцев в реликвии стала одним из общих мест антихристианской пропаганды, развернутой мусульманскими писателями. Они, например, обвиняют монахов в том, что те «жульничают» с иконами, разными ухищрениями заставляя те «плакать», даже победа христиан при Антиохии была использована в целях доказательства легковерия крестоносцев. Впрочем, и среди христиан также не было согласия в части отношения к этой находке. Здесь следует упомянуть тот факт, что во время захвата Константинополя крестоносцами в 1204 году, один из участников – Роббер де Клари в числе прочих трофеев зафиксировал также и Святое копье. Возможно, многие участники первого похода уже видели Копье Судьбы во время посещения Константинополя и когда его «выкопали» в совершенно другом месте это их не слишком вдохновило.


Не только папство оценило преимущества использования религиозного пыла людей, в мозаичной картине средневекового Леванта немало шороху навели ассасины. Эта группа воинственных исма’илитов являла собой секту убийц под предводительством Старца Горы, которую боялись даже короли. Впрочем, были и те, кого опасался и сам Старец Горы. Жан де Жуанвиль описывает интересное посольство от ассасинов, прибывшее к его королю Людовику Святому в Акре. Посольство состояло из трех человек, один из посланников принес с собой плотный рулон ткани, другой несколько кинжалов, вставленных один в другой. Представитель ассасинов выразил недоумение по поводу того, что король Людовик до сих пор не послал их предводителю достаточную сумму денег, чтобы считаться другом Старца Горы. Вследствие чего королю предлагалось либо оказать посильную финансовую помощь секте ассасинов, либо готовиться к собственным похоронам, ибо принесенный с посольством рулон ткани стал бы его погребальным покрывалом. На беду Старца Горы, он подготовил и альтернативный вариант – Людовику предлагалось освободить ассасинов от уплаты дани госпитальерам и тамплиерам, которые отнюдь не испытывали пиетета перед грозными убийцами, ведь устранение гроссмейстера (главы) ордена привело бы лишь к его переизбранию. Людовик заверил посла, что встретится с ним позже. Когда произошла новая встреча, то по одну сторону от короля сидел гроссмейстер тамплиеров, а по другую госпитальеров. Людовик предложил послу повторить тираду в том же исполнении. Последний, впрочем, замялся и вначале отказался повторить свое послание, но гроссмейстеры умели убеждать и он невольно подчинился. Главы рыцарских орденов, выслушав предложение, приказали послу встретиться с ними в доме госпитальеров, где доступным языком донесли до грозного представителя убийц, что базар нужно фильтровать, после чего выдали альтернативный план, по которому уже Старец Горы должен был предоставить королю достойные подарки. Остается только добавить, что спустя две недели Людовик Святой получил в подарок от ассасинов рубашку Старца Горы и его собственное кольцо как символ большой любви к королю.

Еще одним примером «магического» воздействия святынь на крестоносцев стало сражение при Монжисаре. Саладин спланировал наступление против крестоносного королевства и выступил из Египта с армией в 26 000 человек. Это данные Гийома Тирского, к которым следует относиться с некоторой долей скепсиса – хронист явно завышал их в пользу крестоносцев, реальная численность армии Саладина, скорее всего не превышала 10 000 – 15 000 человек.


Молодой король Бодуэн (тот самый, который страдал проказой в к/ф «Царство небесное») попытался преградить путь Саладину, с собой юный крестоносец вел всего около 2500 человек, к которым позднее присоединилось еще 84 тамплиера. Однако в армии крестоносцев была, наверное, самая важная реликвия – Истинный крест Господень, т.е. тот на котором был распят Христос. Ведомые невероятным религиозным порывом рыцари атаковали превосходившие их войска мусульман. Саладин не рассматривал войско крестоносцев как серьезную угрозу, поэтому не стал применять классические приемы, когда ложным отступлением ослаблялся таранный удар рыцарей. Ход битвы показал, что великий полководец сильно ошибался – крестоносцы так глубоко врубились в порядки мусульман, что последние, не выдержав, обратились в бегство.


Немалую доблесть в бою при Монжисаре проявили тамплиеры, всего 84 (или 80, согласно Гийому Тирскому) "брата" атаковали отряд тяжелой конницы Саладина. Попавшие под каток таранного удара тамплиеров, они были изрублены в капусту, а сам великий мусульманский полководец был вынужден спасаться бегством верхом на верблюде, бросив собственную кольчугу.

Роль религии в крестовых походах Крестоносцы, Крестовый поход, Саладин, Война, Военная история, Искусство войны, Длиннопост

Вообще не знаю, как у вас, но когда в школе на уроке истории мне говорили, что одна армия победила другую за счет морального духа, у меня возникал вопрос «Как?!». Ну т.е. встретив пятерых гопников в подворотне можно сколько угодно быть мотивирующе заряженным, но вряд ли это поможет. Так в чем разница с битвой – мусульмане же имели серьезное численное превосходство (стоит также добавить, что вопреки расхожему мнению, крестоносцы и их противники имели сопоставимую степень одоспешенности). Дело в том, что солдат в армии всегда имеет крайне фрагментированное представление о происходящем – он не видит всей картины боя, он не знает численности войск неприятеля (подсчет вражеских сил на глаз представлял собой вообще очень не тривиальную задачу) и зачастую ориентируется исключительно на флаг своего подразделения. Учитывая, что бегство начинается с фронтов и тыла, моральное состояние армии является критически важным фактором, если у солдат сдают нервы и они бегут, начинается массовая паника.


Несмотря на высмеивание глубокой веры крестоносцев в силу святых предметов, мусульмане отмечали то воздействие, которое оказывает на воинов присутствие реликвий в войске.


«Они сражаются под этим Крестом наиболее рьяно и стойко…». (Имад ад-дин)


Более того, образ креста становится для мусульман символом несчастья, и многие неудачи объясняются пагубным влиянием этой реликвии. Например, провал морского нападения Бейбарса на Кипр рассматривается как кара за то, что мусульмане в качестве хитрости нанесли знаки креста на флаги кораблей. Как следствие, мусульмане испытывали явную потребность в уничтожении христианских символов, в первую очередь это касалось крестов. Так, например, в одном из мусульманских источников восхваляется Саладин, который разбил крест христиан силой при Хаттине. Есть даже интересная миниатюра в «Хронике» Матвея Парижского, на которой изображен Саладин тянущий крест на себя (ну, а крестоносцы по мере возможности этому сопротивляются).

Роль религии в крестовых походах Крестоносцы, Крестовый поход, Саладин, Война, Военная история, Искусство войны, Длиннопост

Стоит заметить, что мусульмане противопоставляли Кресту Коран и эта священная для них книга также подвергалась осквернению со стороны христиан:


«В начале осады они срубили деревья, разрушили множество гробниц, вскрыли могилы мусульман и вытащили гробы, которые употребили как сундуки для своей провизии. Они сняли с мертвых саваны, затем откопали еще сохранившиеся тела, привязали веревки к их ногам и волочили их по земле на глазах у мусульман, одни при этом кричали: „Вот ваш пророк. Магомет!" другие: „Вот ваш Али!" Они также забрали Коран из одной гробницы, расположенной за стенами Алеппо: „Мусульмане, видите, что мы сделаем с вашей книгой?" — восклицали они. Один из них проткнул ее с двух сторон, продел в отверстия веревку и прикрепил ее как наспинный ремень под хвост своего коня. Каждый раз, когда конский навоз падал на Священную книгу, слышались аплодисменты, смех, крики оскорбительной радости. Если им попадался мусульманин, они отрубали ему кисти рук и кастрировали его, а затем отпускали. Мусульмане так же обращались с франкскими пленниками или же просто душили их». (Кемаль-ад-дин)


Заключение


Сейчас взгляд на крестовые походы достаточно академичен и прагматичен. Отчасти это понятно – европейские военачальники, отправляясь в святую землю, преследовали вполне рациональные цели. Грабеж, захват новых территорий – nothing personal, но вот множество рыцарей в их армиях были ведомы религиозным пылом, идеей отвоевать святую землю у мусульман, отомстить за поруганный гроб Господень.


Эта статья писалась, когда запрещенная в России ИГИЛ не существовала даже в проекте, поэтому и религиозные войны того времени смотрелись несколько дико. Со временем, историки и политологи проанализируют социальные, экономические мотивы этой войны и постепенно затрется то, что люди подрывали себя в шахид-мобилях, крича религиозные лозунги.

Показать полностью 3

Месяц музыки и звука на Пикабу. Делайте громче!

Месяц музыки и звука на Пикабу. Делайте громче!

Рекламный отдел Пикабу и LG опять с конкурсами и подарками. Октябрь торжественно объявляем месяцем музыки и звука. На этот раз мы разыграем не только UltraWide-монитор (вот такой), но и умную колонку с «Алисой» (вот такую). Но обо всем по порядку.


Что происходит?

Вместе с LG мы устраиваем тематические месяцы. Сентябрь был посвящен учебе. Мы советовали сайты с лекциями, проводили мастер-класс по созданию гифок и рассказывали, что делают студенты-технари. Вы писали посты на конкурс и голосовали за лучший. Победителем стал @kka2012. Скоро он получит от нас ультраширокий монитор, чтобы еще быстрее писать свои юридические истории!


Как поучаствовать?

В октября ждем ваши посты на тему музыки и звука. Сделайте подборку любимых подкастов, аудиокниг или музыкальных клипов. Расскажите, как увлеклись монтажом, сделали пару крутых ремиксов или пошли на уроки вокала. Что угодно! Чтобы участвовать в конкурсе, нужно поставить в посте тег #звук или #музыка и метку [моё].


Еще раз коротко:

– Напишите пост на тему месяца (октябрь — музыки и звука) до 25 октября включительно.

– Поставьте тег #звук или #музыка и метку [моё].

– Все! Терпеливо ждите голосования.


За первое место дарим 29-дюймовый монитор LG, а за второе – умную колонку LG с «Алисой». Удачи!

Отличная работа, все прочитано!