Tertiusfilius

Tertiusfilius

пикабушник
пол: мужской
поставил 20 плюсов и 0 минусов
проголосовал за 0 редактирований
3728 рейтинг 41 подписчик 133 комментария 27 постов 8 в "горячем"
2

Как создаются школы боевых искусств

Разговаривали как-то с другом о боевых искусствах, о всяких там "древнерусских", "славянских" школах. Некоторые основываются... ни на чем, а некоторые утверждают, что у них все по источникам. Типа: "И размахнулся Демид и ударил Сысого в грудь". Друг говорит: - Если принять Евангелие как источник, там ведь есть - "(апостол)Петр вынул меч и отрубил рабу ухо". Можно свою школу основать. - Ага, а назовем это Христианский Ножевой Бой!

90

Что случилось с рыцарями. Ч.3

Предыдущие статьи, первая и вторая


Перейдем теперь к главной теме. Какие именно социально-экономические сдвиги происходили в обществе в XII-XV веках, и каким образом они были связаны с упадком рыцарства? А также посмотрим, как именно это происходило.


В XII-XIII веках в Европе происходит экономический подъем, начавшийся в сельском хозяйстве, который потянул за собой ремесло и торговлю, и вызвал рост городов. В регионе зародились ростки капитализма, особенно явные в Италии, Нидерландах и Англии. Однако это были только ростки, для решающего рывка Европе не хватало ресурсов, которые она получит в ходе Великих Географических открытий. Пока же развитие прерывали кризисы, особенно тяжелым был кризис XIV века. Капитализм, и буржуазные слои вступали в сложные отношения и переплетались с феодализмом. Было бы слишком просто сказать, что это была борьба укладов, точнее будет указать, что ранний капитализм и поздний феодализм часто не могли обойтись друг без друга.


Соответственно города и государства, рыцари и буржуа то вступали в союзы, то враждовали, дворянство обуржуазивалось, но часто и буржуа становились аристократией.

Общим местом у историков является указывать на союз городов и королей против феодалов, в реальности зачастую города предпочитали бороться с феодалами против государства, исходя из своих интересов.


Государства также переживали драматические преобразования. Часто попытки создать централизованное государство, поначалу успешные, проваливались, и шел откат назад. Исторические личности, такие, как Филипп XIV Красивый и Эдуард III Английский чересчур обгоняли свое время, и после них плоды их тяжелых трудов бывали, казалось бы, потеряны.

Военное дело также сильно зависело от этого процесса, новые военные порядки с трудом пробивались через старые, которые не собирались пока еще сдавать позиции.

Все зависело от конкретного уровня развития и соотношения социальных сил в каждой стране.



Куртрэ



Городам для защиты от феодалов приходилось создавать собственные вооруженные силы – городское ополчение, или милицию. И они часто успешно это делали.

Фландрия к началу XIV века развивалась вполне по капиталистическому пути, с производством на рынок и наемным трудом. Это сопровождалось острыми социальными кризисами - переворотами и восстаниями низов. Дело осложнялось тем, что вокруг Фландрии сплелись интересы Англии и Франции. Англия охотно разжигала антифранцузские восстания во Фландрии так же, как и Франция антианглийские в Шотландии.


Выступления городских низов все усиливались после 1280 года. Городской патрициат, испуганный выступлениями черни, позвал на помощь французскую корону. Началась интервенция. Поначалу французам удалось относительно легко справиться с восстаниями, но после очередного, вспыхнувшего в Брюгге в 1302 году, фламандцы сумели дать достойный отпор французскому рыцарству. Повстанцы попытались взять крепость Куртрэ, но не преуспели. На выручку гарнизону прибыла французская армия.


Главные силы мятежников в количестве 13 тыс. горожан, и 10-30 рыцарей. Лишь немногие вожди были из феодалов и патрициев, большинство привилегированных были на стороне французов.

Против них были 5000 рыцарей и 3000 стрелков. Фламандцы решили победить или умереть и заняли оборону за ручьем, усилив ее волчьими ямами и канавами. Стрелков у них было мало, основной силой были массы пехоты, вооруженные пиками и алебардами. Французский командующий Роберт Артуа несколько дней не решался атаковать, так как фламандцы стояли в сильной позиции. После сильного обстрела фламандских позиций, в бой пошла французская пехота, которая достигла некоторого успеха, но не смогла потеснить фламандские порядки. Артуа в нетерпении ввел в бой конников. Им пришлось форсировать ручей, что не дало взять разбег, кони вязли в болотистых берегах. Как только рыцари достигали берега, фламандцы организованным порядком бросились вперед и начали избивать всадников. Все попытки рыцарей прорвать строй копейщиков не увенчались успехом. Разгром был полным, французский командующий был убит, как и все остальные рыцари, кто не смог бежать. Фламандцы намеренно не брали пленных, что было полностью не в обычае войны тех времен. Победители собрали с убитых рыцарей 700 золотых шпор, которые были вывешены затем в Куртрэ. Поэтому еще битву при Куртрэ называют битвой шпор.


В деталях битвы обращают на себя внимание три явления: неорганизованность феодальной французской конницы, не сумевшей использовать свои преимущества, фламандские рыцари, спешившиеся, занявшие место среди пехотинцев и сыгравшие роль офицеров и, конечно, действия сплоченной, организованной пехоты.


Поражение рыцарей было огромным шоком для современников. В частности, флорентийский историк Джованни Виллани в своей «Новой хронике» сообщал:

Всего французы потеряли убитыми более шести тысяч рыцарей и бессчетное множество пехотинцев, в плен же никого не брали... После этого разгрома честь и слава старинной знатности и отваги французов сильно приуменьшились, ибо цвет мирового рыцарства был разбит и унижен своими же подданными, самыми худородными людьми на свете — ткачами, сукновалами, работниками низких ремесел и занятий. Они были столь чужды воинскому делу, что из презрения к их малодушию другие народы мира называли фламандцев «жирными кроликами». Но после этих побед уважение к ним стало так высоко, что один пеший фламандец с годендаком в руке стоил двух французских рыцарей.


Кагарлицкий отмечает, что: «эта наспех собранная и на первый взгляд не слишком боеспособная армия нанесла при Куртрэ (Courtrai) сокрушительное поражение интервентам, уничтожив цвет французского рыцарства. Эта битва оказалась не только первой решительной победой пехоты над кавалерией, положив начало перевороту в военном деле, но и прообразом целого ряда революционных битв, подобных сражению при Вальми, в ходе которых революционная масса демонстрировала свое превосходство над профессиональной армией».

Но нельзя забывать, что успех был недолог. Через 26 лет французские рыцари смогли взять реванш в битве при Касселе, а ровно через восемьдесят лет те самые золотые шпоры были увезены французами из Куртрэ.


Фламандская пехота при Куртрэ, как отмечает Свечин, действовала оборонительно, при чрезвычайно выгодных местных условиях.

В сражении при Розенбеке, через восемьдесят лет после Куртрэ, французы, наученные горьким опытом, смогли грамотно использовать конницу для удара по флангам фламандской фаланги, которая не смогла совершать наступательные действия в чистом поле.

Так что, одним городам недоставало сил бросить вызов феодалам. Это должны были сделать государства.



Англия и ее армия перед Столетней войной



Многие историки сходятся во мнении, что в начале Столетней войны с двух сторон столкнулись армии разных типов - у французов это была еще феодальная армия, у англичан - нового типа, постоянная и организованная. Что же позволило англичанам создать армию нового типа?


Укрепление королевской власти в Англии началось раньше, чем в других странах. После учиненной резни над англосаксонской знатью в 1067-1071 году Вильгельм Завоеватель смог перераспределить ее земли среди приближенных. Норманнская знать была во враждебном окружении, а местное население всегда было готово поддержать королевскую власть против иноземцев. Это, конечно, не избавило Англию совсем от феодальных войн, да и горожане далеко не всегда выступали за свою "естественную" опору - власть короля. Тем не менее, местное управление королям всегда удавалось удерживать за государственными чиновниками - шерифами.


Генрих II Плантагенет(1154-1189) сделал королевский суд высшей инстанцией, куда мог обратиться любой свободный человек. Также во время правления Генриха II было создано руководство по работе казначейства – «Диалог о казначействе». Это свидетельствует о высоком развитии финансов. Наконец он же освободил вассалов от личной военной службы при условии, что они будут платить "щитовые деньги", на которые король мог нанять рыцарей, служащих постоянно.


Финансовая мощь государства позволяла создать наемное постоянное войско, но не менее важен был источник, откуда черпаются наемники. В Англии с древних времен не теряло своего значения народное ополчение.


Вот как описывает это ополчение в своей книге "Эпоха рыцарства в истории Англии" Артур Брайант. «В соответствии с традиционным английским законом каждый здоровый мужчина от 15 до 60 лет был обязан принимать участие в защите своего графства и служить в полиции графства.

Норманнские и анжуйские предки Эдуарда I использовали эту грубую народную милицию против непокорной знати, а его прадед Генрих II реорганизовал ее ассизой о вооружении.

В то время она ограничивалась только свободными людьми – ибо для феодального представления идея о том, что бонд может носить оружие, представлялась шокирующей – но позднее служба в милиции стала охватывать все классы, включая вилланов. Использовав ее в Уэльских войнах, тем самым компенсируя убывающее число феодалов, теперь Эдуард поместил ее на постоянную основу.


В каждом графстве, сотне или городском приходе должны были быть подготовлены списки всех годных к службе. Из них военные комиссары (Commissioners of Array) могли выбрать и заставить людей служить в качестве оплачиваемых солдат, то есть наемников, в королевских войсках в случае крайней необходимости. Оружие, которое они должны были обеспечить в соответствии со своим рангом и социальным положением, также оговаривалось в статуте, который предписывал регулярно практиковаться в его использовании, и дважды в год констеблями сотни должен был проводиться «смотр оружия», на котором перед судом шерифа для наказания должны были предстать те, кто не выполнял своих обязанностей.


Фримены, владевшие движимым и недвижимым имуществом с доходов от 20 до 40 фунтов и которые еще были посвящены в рыцари, должны были явиться в качестве рыцарей, а те, кто имел доход более чем 15 фунтов в год, должны были явиться в качестве солдат с лошадью, копьем и доспехами. Простой народ, поделенный на четыре класса, должен был служить в качестве пехотинцев и либо сам себя обеспечивать, либо быть обеспеченным констеблем следующим оружием: железным шлемом, стеганой курткой, дротиком, кинжалом и луком со стрелами. В лесистых землях вдоль Уэльской границы – в Шропшире, Маклсфилдском лесу и Шервуде – сельские жители уже учились обращаться не с коротким луком, чья тетива натягивалась к груди, а стрелы попадали в воздух, но с длинным луком Гвента, растягивавшимся до уха, чьи стальные стрелы с гусиными перьями, направленные прямо в цель, могли сразить конного рыцаря, закованного в броню, с расстояния более чем двести ярдов. В следующем веке они сыграли очень важную роль"



По мнению Свечина, на изменения в английской армии также повлияли войны Англии в Уэльсе и Ирландии. На пересеченной местности тяжелая кавалерия была малоэффективна. Из источника того времени: "В Ирландии рыцарям нужно всегда придавать лучников. Проворный ирландец будет поражать рыцаря каменьями и ускользать от него - ему нужно отвечать стрелами"


Уже к концу XIII века, благодаря реформам Эдуарда I, продолживших тенденции, начатые его предшественниками, удалось создать мобилизационный механизм и организационные методы, а также организацию снабжения и транспорта, совершенно незнакомые прежним феодальным армиям и далеко опережавшие свое время. Историки указывают на некоторые неожиданно современные черты кампаний Эдуарда III, например, на способность его армии вести боевые операции зимой Действительно, этого большинство европейских армий не в состоянии было делать даже в XVIII веке.


Конечно, преодолеть границы своего времени эта армия не смогла. Производительность труда была настолько низкой, что даже весьма эффективная система воинского призыва, существовавшая в Англии того времени, позволяла оторвать от работы максимум 2–3 % мужского населения — это была уже всеобщая мобилизация. Преимущество английской системы было не в способности мобилизовать большие массы рекрутов (войска Эдуарда III и Генриха V были немногочисленными), а в том, что в стране всегда были люди, пригодные для воинской службы, их не надо было переучивать.


Армия понемногу теряла сословный характер: бедные джентльмены, не имевшие денег на доспехи, поступали на службу лучниками. Напротив, пехотинцев учили верховой езде. Английский лучник времен Столетней войны передвигался на лошади, а в бой вступал спешенным. В свою очередь рыцарей приучили вместе с лучниками вести бой в пешем строю. Немецкий военный историк Ганс Дельбрюк считает, что хотя «спешивание рыцарей было только эпизодом, все же его можно рассматривать как прелюдию для нашего времени в том отношении, что это является известной переходной ступенью к позднейшему офицерскому корпусу».


Однако рыцарь (или точнее, дворянин в латах, не всегда имевший рыцарское звание) по отношению к лучнику далеко не обязательно выступал в качестве командира.

Разрыв между конным и пешим воином перестал быть знаком сословного различия, превратившись в различие чисто тактическое. В этом отношении лучники Эдуарда III были чем-то вроде позднейших драгун или даже мотопехоты XX столетия. Скорость их передвижения оказалась полной неожиданностью для противника. В социальном отношении это была армия, чья способность к совместным действиям гарантировалась высокой (по средневековым масштабам) социальной и культурной однородностью — нечто совершенно новое для того времени.



Эта грозная сила перед началом Столетней войны оказалась в руках Эдуарда III - талантливого стратега и тактика. Еще перед войной с французами эту силу на себе ощутили шотландцы - те самые, которые били деда и отца Эдуарда, пользуясь преимуществом сплоченной пехоты, вооруженной длинными копьями.



Вот как описывает блестящие действия против шотландцев в 1333 году Брайант. "С тех пор, в злосчастной кампании 1327 года в Стенхоупском Парке, Эдуард для себя понял глупость пытаться атаковать шотландских пикнеров с помощью тяжелой конницы или преследовать их, убегающих на своих привыкших к зарослям вереска лошадях по северным холмам и долинам. В это время, убедившись, что они не могут добраться до Берика иным способом, он намеревался заставить шотландцев атаковать его. Он не хотел позволить прогнать себя, как было с его отцом, безжалостно надвигавшимися копьями в невыгодную для его людей позицию. Вместо этого он разработал поле боя, полностью отвечавшее его замыслам.


Ловушка, устроенная им, была смертельной, не то что болота Бэннокберна или рвы, вырытые Брюсом на дороге к Стерлингу. В руках английских лучников были длинные луки из Гвента, пришедшие с незапамятных времен, а Эдуард и его лорды-воины нашли возможность превратить их в военное оружие, обладающее мобильностью и убойной силой, о чем до сих пор они и не мечтали.

Один из лордов, крестоносец Генрих Гросмонтский – сын графа Ланкастера, известный своим собратьям как «отец солдат» – сражался при Бэннокберне, и, возможно, именно этот одаренный богатым воображением и замечательный полководец первым разглядел, как использовать лук, чтобы коренным образом изменить военное искусство. Бесспорным казалось то, что в течение всех недель ожидания во время блокады Берика английской армией, лучники, которых военные комиссары Эдуарда собрали из северных и средних графств, совершенствовали свое мастерство в постоянных маневрах и упражнениях, так же, как пикинеры Брюса тренировались перед Бэннокберном, репетируя битву, которую он предвидел.

Объединенные в отряды вместе с тяжеловооруженными конниками из их родных графств и муштруемые седыми ветеранами, изучившими воинское искусство среди валлийских и шотландских холмов, они учились действовать не только в качестве отдельных стрелков, но сплоченно в фалангах, из которых, по приказу командира, ритмично вылетали залпы стрел с невероятной скоростью, которые могли направляться сначала в одну часть атакующих, затем в другую, пока каждое живое существо не погибнет или не будет искалечено. В металлических шлемах и подбитых оленьей кожей куртках, этих легких, деятельных мужчин тренировали перестраиваться в расчлененный строй, обстреливать продольным огнем колонну с фланга и даже ряда, комбинируя стрельбу и движение, по сигналу горна или какому-либо другому, передислоцироваться под прикрытием своих товарищей в многочисленные шеренги, в которых так долго, насколько хватало боеприпасов, они были практически неуязвимы. Среди них – прощенные своим королем – находились объявленные вне закона Фольвилли и другие изгои из Шервудского леса. Они обладали мастерством незаметно подкрадываться к своему противнику и уничтожать его, но теперь их усилия были направлены не на главного недруга – ноттингемского шерифа – и его бейлифов, а на врагов короля.



Именно в это время – летним утром 1333 года – шотландская армия на собственной шкуре испытала, прибыв на склоны Халидон Хилла, то, что должно было случиться с другими и более знаменитыми армиями, находившимися в руках союза английских лучников и тяжеловооруженных конников под началом их молодого короля, наследника Плантагенетов, и его лейтенантов, большинство из которых заслужили славу, применяя ту же самую тактику на полях Европы. Когда пикинеры в своих плотных шилтронах и в сопровождении колонн конных рыцарей шли вперед по болотистой почве у подножия холма, они внезапно попали под град стрел. Когда стальные наконечники стрел достигли своей цели, погибли сотни шотландцев, проклиная триумф своих отцов, который они упорно пытались повторить. Склоняя свои головы под сверкающим ливнем и смыкая свои ряды, они инстинктивно стали осторожно отходить от лучников и карабкаться на холм. Прижавшись друг к другу с такой силой, что они почти задыхались, терзаемые выстрелами лучников и многочисленными залпами из строя, куда стрелки отходили при каждой попытке атаковать их, шотландцы упорно поднимались по склону по направлению к ожидавшему их строю закованных в броню английских воинов, единственному месту, куда не попадали стрелы. Затем, запыхавшиеся от подъема, выжившие бойцы достигли преграды из копий, рыцарей и тяжеловооруженных конников, свежих и жаждавших драки, которые тотчас начали рубить их огромными мечами и боевыми топорами, заставляя их спуститься со склона, где шотландцев вновь ждал град из стрел.

Та же участь была уготована конным лордам и рыцарям. Отряд, пытавшийся обойти фланги противника, чтобы добраться до Берика, был перехвачен конницей Эдуарда, а остальных разили стрелы, когда они старались направить своих испуганных коней взобраться на холм, и они падали друг на друга, превращаясь в спутанный клубок из извивавшихся людей и животных. Даже когда их бесстрашие не могло в большей мере угаснуть и они были сломлены, английские рыцари призвали своих пажей с лошадьми и преследовали шотландцев по холмистому Берикширу до самой ночи, «убивая несчастных, – по словам лейнеркостского хрониста, – железными жезлами». Сам регент был смертельно ранен и взят в плен, а шесть графов остались лежать на поле боя. Семьдесят шотландских лордов, пятьсот рыцарей и сквайров и почти все пешие воины погибли. Англичане потеряли одного рыцаря, одного тяжеловооруженного конника и двенадцать лучников. Одно-единственное утро положило конец кропотливому труду шотландцев, длившемуся четверть века, а паутина Брюса была разорвана английской дисциплиной и «серыми гусиными перьями».


В этом описании главное не преимущество длинного лука само по себе, а как оно было грамотно использовано в блестяще организованной армии. Армии, с которой скоро предстоит столкнуться лучшему рыцарству Европы - французскому.


Продолжение следует



Литература



Брайант Артур. Эпоха рыцарства в Англии


Всемирная история. Т.2. Под ред. Чубарьяна


Кагарлицкий Б. Ю. От империй к империализму


Кенигсбергер Гельмут. Средневековая Европа


Контамин Филипп. Война в Средние века


Нечитайлов М. Битва при Куртрэ. http://xlegio.ru/ancient-armies/medieval-warfare/battle-of-c...


Свечин А. А. История военного искусства. Т.1


Фавье Жан. Столетняя война

Показать полностью
232

Что случилось с рыцарями. Ч.2

Предыдущая часть здесь
Исследуем для начала вопрос, насколько вообще было эффективно огнестрельное оружие в позднее средневековье и могло ли оно повлиять на исчезновение рыцарства.

Оружие

Обычный человек представляет противостояние тяжелой кавалерии и огнестрельного оружия в виде картины, описанной Марком Твеном в «Янки при дворе короля Артура». Главный герой там вышел на поединок против рыцарей с револьверами. Итого, один выстрел – один рыцарь. Хорошо выставлять против рыцарей револьвер второй половины XIX века. Если бы герой был вооружен пистолетами, хотя бы начала XIX века, итог был бы уже не столь однозначен.

Примечательно, что револьверы первоначально нашли себе широкое применение в войнах против индейцев, где была важна не дальнобойность, а скорострельность. Вооруженный обычной винтовкой, ковбой мог быть утыкан стрелами раньше, чем смог бы перезарядить свое оружие.
Огнестрельное оружие представляется среднему человеку таким эффективным против рыцарства потому, что поражает на расстоянии и пробивает доспехи. Но такое оружие уже было до огнестрельного. Стоит в начале поговорить о луке и арбалете.

Доогнестрельное метательное оружие

Лук

Обычный, не композитный лук прост в изготовлении, имеет малый вес и бесшумен. Из массового лука стреляли прицельно до 200 шагов. Лук успешно конкурировал сначала с арбалетом, а потом и с огнестрельным оружием в течение нескольких столетий, уступив место последнему только тогда, когда огнестрел смог дать не менее эффективный и недорогой выстрел. Во французских войсках лук использовался до 1527 года. В Англии до 1627. В России в регулярной армии лук был отменен Петром I, но в ополчении лук продержался еще 100 лет. В Лейпцигском сражении(1813) конные башкиры были вооружены луками.

В битве при Креси, начале конца рыцарства, главной ударной силой английского короля были лучники. Келли пишет, что «обучавшиеся стрельбе с детства, лучники Эдуарда обладали огромной силой и высочайшим мастерством. Сохранившиеся скелеты этих людей свидетельствуют, что их мускулатура была необычайно развита: ведь надо было натянуть тетиву шестифутового лука с силой более ста фунтов, твердо держать, пустить стрелу, а затем повторять этот процесс снова и снова, десять раз в минуту. Лучники умели поражать цель на расстоянии до двухсот ярдов, их стрелы пронзали кольчугу и даже легкий пластинчатый доспех».

Но стрельба из лука требовала большой силы рук, точного глазомера и постоянной практики. Хорошего лучника готовили с детства. Лучников массово удавалось получать там, где стрельба была обычаем и стилем жизни.

Арбалет

Когда и кем изобретен арбалет, установить трудно. В Европе арбалет появляется в первой половине XII века. Он начинает быстро совершенствоваться, на него ставят стальные луки, придумывают приспособления для натягивания тетивы. Все это повышает мощь арбалета до такой степени, что стрела на 150 шагов пробивала доспехи, а человека без доспехов могла убить до 650 шагов.

Нужно заметить, что средний арбалет несколько уступал самым сильным лукам. Но стрельба из таких луков требовала особых качеств. Из арбалета же мог стрелять средний человек после короткого обучения с удовлетворительной меткостью.

Наступательная мощь арбалетчиков была доказана в ходе Каталонской кампании 1282-1311 гг., где каталонцы разбили лучшую конницу эпохи. Крупномасштабное производство мощных арбалетов требовало специалистов-металлургов, однако сложность в изготовлении искупалась простотой применения и мощью на поле боя. Неудивительно, что Второй Латеранский Собор (1139 г.) запретил использование арбалетов против христиан, как слишком жестокое.

Однако и у арбалетов были слабые места. Они были дороги. Самое главное, скорострельность у арбалетов была невысока. Чтобы использовать их эффективно, нужно было прикрывать стрелков, чтобы дать им время перезарядиться, нужно было иметь налаженное взаимодействие между родами войск.

Филипп VI, французский король, перед битвой при Креси (1346), попытался противопоставить английским лучникам генуэзских арбалетчиков, однако использовал их совершенно бездарно. Эта битва, вообще, образец как храбрости, так и полнейшей недисциплинированности французского рыцарства, поэтому о ней еще пойдет разговор.

Как же были использованы арбалетчики? В начале генуэзцы отказывались сражаться, так как были утомлены переходом, на что брат короля заявил: «Зачем было тащить этот сброд!» Потом арбалетчиков выставили вперед, приказав обстрелять англичан. Но у английских лучников оказалось преимущество в скорострельности, и они осыпали генуэзцев настоящим дождем из стрел. Арбалетчики дрогнули и стали отступать. Французские рыцари начали неорганизованное наступление, по одним сведениям, просто стоптав генуэзцев, по другим перерубив их за «предательство». Этот эпизод доказывает, что каким бы ни было совершенным вооружение, оно ничего не стоит без умелого использования.

И английский большой лук, и арбалет могли пробивать рыцарскую броню, но сами по себе они были опасны для рыцарства только при новой организации войска. Огнестрельное оружие на первых порах уступало этим вооружениям, и медленно пробивало себе дорогу в течение трех столетий, начиная с середины XIV века.

Огнестрельное оружие

Как и арбалеты, огнестрельное оружие пытались запретить и считали «дьявольским». На гравюре Израэля фон Мехлина, относящейся примерно к 1420 году, изображено весьма курьезное применение этого оружия. Из него в сцене Воскресения Спасителя стреляет сам дьявол. Без сомнения, художник считал порох сатанинским изобретением. Но насколько оно было по настоящему эффективным против рыцарей, по крайней мере, в Позднее Средневековье?

Порох

Долгое время большим ограничивающим фактором для использования огнестрельного оружия были трудности производства пороха. Производить его было опасно и дорого. Контамин указывает что « в1340 г. во время осады Камбре один дворянин, специалист по новому оружию, сир Гуго де Кардайяк заказал десять пушек на скромную сумму в 25 ливров 2 су 6 турских денье, тогда как чрезвычайно необходимые для применения этих орудий селитра и кусковая сера обошлись в 11 ливров 4 су 3 турских денье». Если серы и угля было достаточно, то селитры вечно не хватало. В Китае селитра выступала поверх некоторых полей. В Европе такого явления не было. Как же получали селитру?

Из очень неаппетитных источников. Селитра выделялась как продукт разложения органики. Она выступала коркой на каменных стенах, стенах и полах уборных и хлевов, погребах и гробницах. Короли выжимали из подданных все соки, чтобы добыть достаточное количество вещества. Пороховых дел мастера прочесывали страну поисках старых компостных куч и выгребных ям, помоек и уборных. Вторжения сборщиков с королевским указом раздражали крестьян, ведь они часто перекапывали дворы, разрушали постройки, а еще им было велено давать ночлег и еду.

Келли пишет, что «Примерно в это же время(XVII в) выяснилось, что ценный источник селитры — наскоро похороненные тела солдат. Полученный таким путем порох должен был принести смерть другим людям — жуткое безотходное производство. … Процесс был несложным — любой, у кого была крытая яма или погреб и запас навоза, мог заняться этим делом. Рецепт селитры 1561 года рекомендует смешать человеческие фекалии, мочу, «а именно тех, кто пьет вино или крепкое пиво», навоз «лошадей, что кормят овсом», и известь, полученную из старого строительного раствора или штукатурки. Слой смеси по колено глубиной следовало укрывать от дождя и регулярно перемешивать в течение года. Затем «подобно снегу» должна была выступить селитра. Предписание мочи пьяниц не было нелепостью — расщепление алкоголя обогащает мочу аммонием — средой, в которой процветают нитратные бактерии.Пороховых дел мастера должны были переработать сотню фунтов нечистот, чтобы получить полфунта доброй селитры»

Кстати говоря, селитру использовали и как добавку к пище. Еще в XVI веке возникают слухи, что ее добавляют в еду солдатам и воспитанникам школ для мальчиков, чтобы снизить половое влечение.

Пушки

Первые пушки были ненадежными и неэффективными — они могли стрелять только маленькими кусками металла, и точность их стрельбы была отвратительной. Процесс заряжения был очень трудоемким и отнимал массу времени. Все это сводило боевую эффективность артиллерии почти на нет. Пушки Креси всего-навсего сбили несколько человек с лошадей.

После появления пушек в первой половине 14 века они по всем показателям уступали стенобитным машинам, по крайней мере, еще сто лет. Почему же правители, тем не менее, вкладывали большие деньги в производство орудий? Большинство исследователей сходятся во мнении, что первоочередную роль играло психологическое действие артиллерии, ее ужасный грохот.

Келли пишет: «Так что же заставляло правителей вроде Эдуарда III тратить и без того скудные ресурсы на производство пушек и приготовление пороха? Что побуждало их гнаться за новой технологией с таким неугасимым пылом? Конечно, таинственность, которая окутывала артиллерию, далеко превосходила ее боевую эффективность. Связанные с ней магические, дьявольские ассоциации действовали неотразимо. Репутация друга дьявола дорогого стоила на поле боя. Участники битвы при Креси всем сердцем веровали в зловещие образы христианской метафизики. Ад, окутанный удушающим дымом горящей серы, был вполне реален. Демоны бродили по земле. Серное дыхание пушек, их мерзкий хохот и неистовое пламя — все это были несомненные признаки сатаны.

Для власть имущих, однако, пороховая артиллерия была демонстрацией мощи. С человеком, который мог выставить на поле боя пушки, как и с тем, кто скакал на самой дорогой лошади, следовало считаться. Средневековый ум был глубоко проникнут почитанием регалий, а военное снаряжение имело свой собственный престиж. Порох стал одним из элементов спектакля битвы — сначала в качестве второстепенного сценического эффекта, а потом и как доминирующая тема»

Но к концу XV века артиллерия настолько совершенствуется, что уже ни один каменный замок и крепость не могут устоять. Во время Итальянского похода 1494 г. крепость, которая незадолго до этого успешно выстояла семилетнюю осаду, отказалась сдаться. Урок был наглядным — за восемь часов французские пушкари обратили крепостные стены в груду камня. Если говорить о прямом влиянии технического изобретения на общества, здесь артиллерия, безусловно, сыграла свою роль, уничтожая рыцарство скорее не на поле боя, а в их убежищах – феодальных замках. Города скоро нашли защиту, они начали использовать земляные валы, но оборонительные работы были настолько дорогими, что их могли вести только богатые города, не говоря уже об отдельных феодалах.

Ручное огнестрельное оружие

Ручное огнестрельное оружие появляется в Европе примерно тогда, когда и пушки, в середине 14 века. Но очень долго оно было крайне примитивным и неэффективным. В первой половине 15 века стрельба из кулеврин(не ружье, а, скорее, ручная пушка) велась так. Один воин наводил оружие на цель, другой поджигал заряд. При первом швейцарском состязании в стрельбе из кулеврин и аркебузов с арбалетами в1471 г. последние оказались с лучшей меткостью и дальностью боя.

Маркевич пишет, что «все эти ружья (кулеврины и аркебузы) были примитивного устройства, грубой работы, неудобные в обращении и обладали ничтожной меткостью; заряжание их было весьма неудобно, потому что порох в то время был в виде мелкой пыли или порошка. Лишь с 1525 г. начали зернить порох. Главными недостатками огнестрельного оружия того времени были сложность заряжания и несовершенство способов воспламенения заряда. Оружие было тяжелое, неудобное в обращении и весьма часто давало отказы и задержки при стрельбе»

Да, мушкет и аркебуза — оружие неудобное, заряжается медленно, имеет низкую точность и в индивидуальном бою практически бесполезно. Одиночный выстрел из мушкета на поле боя редко попадал в цель. Но солдаты, вооруженные мушкетами, становятся грозной силой, объединенные в роты, стреляющие залпами. Иными словами, это оружие, которое может эффективно применяться только в хорошо организованной и сравнительно массовой армии. Эпоха индивидуальных бойцов кончается, начинается время столкновения боевых порядков.Выстрел из пищали, ручной бомбарды или даже аркебузы, несмотря на высокую пробивную силу, был куда менее точным, чем выстрел из арбалета, а перезаряжалось это оружие крайне медленно. Недостатки огнестрельного оружия были достаточно очевидны современникам. Именно поэтому вплоть до времен Тридцатилетней войны во многих армиях сохранялись отряды лучников.


Упадок рыцарства сам по себе еще не означал конца тяжелой кавалерии. Является ошибкой мнение, будто появление на поле боя «большого лука» (longbow), а затем огнестрельного оружия делают бесполезными рыцарские доспехи, а вместе с этим знаменуют и закат рыцарства как социально-культурного явления. В техническом плане все обстоит прямо противоположным образом. Именно с этими военно-техническими новшествами связан расцвет производства доспехов.

Полный (или «белый») доспех появляется в 1390–1410 годах. Кольчуги и пластинчатые латы сменяются полноценной броней, превращающей всадника в настоящую боевую машину, наподобие позднейшего танка. Прогресс в технологии обработки металла способствовал появлению новых пушек и кулеврин, но он же позволил производить доспехи, которые, по крайней мере на определенных дистанциях и под определенным углом, были непробиваемы: ни для стрел английских лучников, ни даже для огнестрельного оружия. Наиболее серьезной опасностью для закованного в латы всадника долгое время по-прежнему оставался арбалетный болт, который летел в цель с невероятной силой и точностью. Но арбалет не имел достаточной скорострельности.

Тяжелая пехота тоже продолжала надевать металлические панцири вплоть до конца Тридцатилетней войны. Это вооружение часто называли «немецкими латами» и окончательно оно вышло из употребления лишь в 1650-е годы.

Использование огнестрельного оружия редко приносило успех в средневековых битвах. В 1408 году льежцы пытались остановить атаку неприятеля пушечным огнем, но перезаряжали медленно и потерпели неудачу. Два года спустя немецкие пушки не повлияли на ход битвы при Грюнвальде. При Рюпельмонде (1452 год) кулеврины ополченцев из Гента оказались бессильны против стрел пикардцев. Даже в XVI веке мы находим упоминания о том, что пули отскакивали от лат всадников либо сплющивались.

Парадоксальным образом появление на поле боя огнестрельного оружия на первых порах увеличивало именно уязвимость пехоты. В битве при Креси залп английских бомбард привел в смятение и дезорганизовал выдвигавшуюся на исходные рубежи колонну генуэзских арбалетчиков. Плотный строй английских лучников или швейцарских копейщиков становился удобной целью для артиллеристов. Ручное огнестрельное оружие было тяжелым и неудобным, а пешая атака сомкнутым строем на артиллерийские батареи, которую практиковали англичане в последних битвах Столетней войны, оборачивалась огромными потерями. Но и здесь преимущество нового оружия проявилось далеко не сразу.

В конце войны французская армия постоянно усиливала свой артиллерийский парк, который должен был стать противовесом боевой силе английских луков. Однако далеко не сразу этот подход стал давать эффект. Во время «Битвы селедок» и при Форминьи английской пехоте удавалось захватить артиллерийские позиции лобовой атакой. И только в битве при Кастильоне плотность артиллерийского огня сделалась столь велика, а прикрытие батарей столь надежным, что пешая атака на пушки оказалась бессмысленным самоубийством.

Заключение

Упадок рыцарства на протяжении XV–XVI веков очевиден. Однако связан ли этот упадок с изменением военной техники? В течение XIII-XIV веков поражения рыцарям наносили воины, вооруженные так же как они, но по новому организованные. Рыцарская служба как проявление вассальной преданности теряет смысл по мере того, как ополчение сменяется регулярной армией, даже если вооружение остается прежним.
Об организационных факторах вытеснения рыцарей в следующих частях

Литература
Кагарлицкий Б.Ю. От империй к империализму.
Карман У. История огнестрельного оружия
Келли Дж. Порох
Контамин Ф. Война в Средние века.
Мак-Нил. У. В погоне за мощью
Маркевич В.Е. Ручное огнестрельное оружие. СПб. 2005
Фавье Ж. Столетняя война

Показать полностью
26

Сериал Чернобыль. Пропаганда или шедевр?

Вчера закончил смотреть сериал, и решил поделиться своими мыслями. Я не претендую на профессиональный обзор, это лишь мое обывательское мнение. Однако не совсем дилетантским его делает то, что смотрел с супругой, а она в свое время делала музейную выставку по Чернобылю. И естественно, по ходу просмотра делала замечания.

Первым делом плюсы. Сделано хорошо. Визуальная часть замечательна. Игра актеров на высоте. Как к художественному произведению претензий нет. Авторы очень хорошо поработали с деталями эпохи. Атмосферно. Жутковато.

От формы перейдем к содержанию. Начнем с чисто фактической стороны. Жена говорит, что общая канва событий дана без нареканий. Хорошая работа с историческим материалом для художественного фильма. Минусы с фактической точки зрения. Эвакуация. Ее начали на следующий же день, без всяких споров и коллизий. Как только смогли организовать, сразу же начали вывозить народ. Это первый жирный минус. Ликвидаторы. Все были добровольцами. Никто не заставлял шахтеров под дулами автоматов. Шахтеры, конечно, не копали голыми, только в защите, и по три часа за смену. Действительно, было очень жарко.

Солдаты расчищавшие крышу тоже были добровольцами. По словам супруги, каждому ликвидатору давали индивидуальный дозиметр и постоянно проверяли набранную дозу. А вот здесь вступил в дело человеческий фактор. Кто-то, боясь радиации, просил у товарищей более заполненный дозиметр, чтобы быстрее уехать. Кто-то наоборот, брал менее заполненный. Были случаи и сброса показаний, чтобы поработать побольше. Чего в этом было больше, героизма или легкомыслия, трудно судить.

Водка. Действительно, пили. Считалось, что алкоголь выводит радионуклиды. Старались выдавать красное вино, но его не хватало, и пили водку. В сериале это не объясняется, может быть, только легкие и смутные намеки. Поэтому складывается впечатление, что эти «крэйзи рашенс» пьют потому что не умеют иначе. Это, конечно, минус фильму.

Техника. Действительно, немецкий робот сдох, и действительно, потому что при заказе занизили цифры радиации. Была ли это ошибка, или действительно пытались скрыть информацию, установить определенно нельзя. Не показали советского робота «Федю», который, хоть и барахлил, но изрядно помог в ликвидации.

Персоналии. Здесь неоднозначно. Валерий Легасов показан, в целом, точно, но есть крупный недочет. На самом деле, когда он докладывал МАГАТЭ, то говорил и об недостатках советских реакторов, а значит, вся ветка сюжета о поиске «секретных документов» и выступления в суде выглядит очень надуманной.

Обиднее всего за Бориса Щербину. Этот очень мощный человек показан бездушным партийным бюрократом. Между тем он был блестящим руководителем производства. Масштаб его деятельности потрясает. Он, например, руководил постройкой Иркутской и Братской ГЭС, был первопроходцем освоения нефтегазовых месторождений Западной Сибири. После Чернобыля он ликвидировал последствия землетрясения в Армении. И не мог реальный Щербина говорить, что жизнь его прошла впустую. Его реальных дел хватило бы на десятерых.

Теперь перейдем к американскому взгляду и интерпретации событий. Здесь уже я вступаю на зыбкий путь личного мнения. Очень трудно судить, снимали ли именно так из-за специфики киноискусства, разницы в менталитетах, проекции американских реалий на советскую действительность или исходя из пропагандистских задач. Но все-таки выскажусь.

Фильм однозначно антисоветский. Я лично к СССР отношусь весьма критически. Но создатели сериала явно перегибают палку. Практически все советские руководители показаны с самой негативной стороны, как беспринципные жестокие карьеристы. Только Щербина дан как неоднозначный персонаж. Его характер в сериале действительно раскрывается и развивается. Но личность прототипа сильно искажена в пользу задачи показать типичного советского бюрократа. И не совсем ясно, почему однозначно положительный Легасов в конце оказывает ему искреннюю поддержку. Ремарка к личностям Легасова и Щербины. Складывается впечатление, что их в Чернобыль отправили и держали там в приказном порядке. На самом деле, находиться на месте катастрофы так долго было личное решение обоих. Они воспринимали это как долг.

Еще положительный персонаж – генерал Тараканов. Это был действительно достойный человек. Он сам инструктировал солдат и показывал им личный пример. Его персонаж раскрыт мало, а жаль.Дятлов. Показан откровенно мерзким человеком. Здесь понятно. Сюжету нужен был антагонист. Отчасти образ создавался с прототипа.

Простые советские люди. Здесь со стороны создателей я увидел только симпатию. Режиссера явно восхищает готовность многих пожертвовать жизнью и здоровьем ради общего блага.КГБ. Показан как монструозная сила, которую все боятся. Вряд ли в середине 80-х так было. Впрочем, в традиции американской кинематографии относиться к любым спецслужбам критически.Местами виден сильный налет американщины. Шахтеры ведут себя с министром как дерзкие американские пролетарии с нелюбимым менеджером. Не добавлена ли была эта сцена, чтобы получить симпатию простых западных работяг, которые своих менеджеров вряд ли любят больше, чем киношные советские?

Образ советской ученой сильно отдает голливудскими штампами. Такое впечатление, что только она постоянно выправляет ошибки Легасова и других. В реальности, в комиссии работало много ученых, и многие вносили ценные предложения.

В заключение. Сериал мне в целом понравился. Конечно, можно воспринимать его только как антисоветскую, а то и русофобскую пропаганду. Но как-то давно, не в западном, а в советском журнале конца 80-х я читал выдержки из дневника советского инженера, строившего Байконур. Там была такая ситуация. Сначала решили строить в определенном месте. Провели геологическую разведку. Все было хорошо. Но потом специалист по маскировке неожиданно настоял на переносе строительства. А так как сроки горели, то начальство, ничтоже сумняшеся, дало те же данные разведки для нового места. Руководствуясь тем, что пустыня везде пустыня. Только вот на новом месте вместо песка на глубине пошла твердая глина и линза воды. Естественно, технологию строительства пришлось на ходу менять. Советские инженеры тогда с честью вышли из той тяжелой ситуации, которую для них создали халатностью. Завершалась та статья словами: «А потом одним приходится становиться героями Афгана, другим Чернобыля, а третьим просто социалистического труда».

Показать полностью
137

Что случилось с рыцарями? Ч.1

Содержание
1. Предыстория
2. Феодализация
3. Рыцари как воины
4. Недостатки рыцарского войска
Эта статья не о современных мужчинах с точки зрения некоторых женщин. Она о настоящих средневековых воинах, которые ушли в прошлое в раннее новое время в XVI-XVII веках. Те рыцари по своему поведению часто весьма не соответствовали тому, что сейчас называют «рыцарственностью».

В чем же причины ухода рыцарей со сцены истории? Обычное представление гласит, что их уничтожило огнестрельное оружие. В действительности все обстояло далеко не так просто. Рыцари были вытеснены из жизни общественными сдвигами, и огнестрельное оружие здесь сыграло, в лучшем случае, вспомогательную роль. В части первой я кратко обрисую происхождение рыцарства и его связь с общественно-политическим устройством.

1. Предыстория
История знает три типа армии по способу комплектования в зависимости от социально-экономического устройства. Первый - народное ополчение, основанное на родоплеменном порядке. Военная дисциплина здесь неразрывно связана с родовой, бойцы подчиняются на войне тем же главам родов, как и в обычной жизни. Второй – войско профессионалов, проходящих военную подготовку индивидуально и сплоченных в военную касту, обычно получающих вознаграждение землей. И третий – постоянная армия, набираемая государством, содержащаяся за его счет и проходящая постоянную коллективную подготовку.

Первый и второй тип армии могут существовать без государства и снабжаться самостоятельно, значит, не требуют развитой денежной экономики, третий без такой экономики существовать не может.
Постоянная армия существовала в Древнем мире, свое наивысшее выражение она получила в Римской империи, где приобрела черты практически современной. Филипп Контамин пишет: «Римская военная организация предусматривала наличие постоянной армии из профессиональных солдат, содержавшейся за счет регулярного натурального и денежного налогообложения остального населения. Частью этой системы была военная и гражданская бюрократия, распоряжавшаяся архивами и широко использовавшая различные документы. Принципиальной задачей армии была защита всей римской территории, где должен был поддерживаться мир, поэтому у населения не возникало необходимости носить оружие, насилие считалось незаконным и обращение в суд являлось привычным способом разрешения любых споров».

Однако содержать подобную армию у общества в то время не хватало ресурсов, поэтому такая армия могла существовать в обстановке постоянной войны, когда не прекращался поток ресурсов от грабежей захваченных территорий в виде ценностей и рабов. Римскую армию, фактически, содержало все Средиземноморье. Как только эта машина начинала давать сбои, происходил кризис государства, и, соответственно, распад армии. Так произошло в Европе, а шире, в Средиземноморье, в III-V веках нашей эры.

Распад экономических связей в регионе привел к упадку городов, аграризации общества и натурализации экономики. Прекращение сбора налогов, в свою очередь, привело к краху централизованного государства, а следовательно, и римской армии. Это было причиной того, что варварские нашествия смогли завоевать более многочисленное население римской империи.
Однако со временем, в ходе разложения родоплеменного устройства варварских народов, боеспособность племенного ополчения стала падать.

Армия римского типа не могла существовать в условиях натурального хозяйства. Но варварским королевствам нужно было отражать наступление венгров и арабов. Тогда Карл Мартелл и Карл Великий в VII в. перешли к вассально-ленной системе, когда государство расплачивается за службу земельными наделами, передаваемыми в пользование военной аристократии, в свою очередь, военная аристократия раздает меньшие наделы вассалам на условиях личной преданности. Иными словами, государство переводило армию на самообеспечение.

2. Феодализация
Становление новой системы ярко проявилось в подъеме Каролингской империи. Традиции римской бюрократии к VIII веку были потеряны. Каролинги выстраивали государство на системе личной преданности между королем, и наиболее влиятельными людьми королевства, которые могли обеспечить поддержку короля и выполнение его приказов. Суверен был обязан быть щедрым к вассалам, они, в свою очередь, должны были служить господину, быть ему верными и храбрыми на поле боя.

В VIII-IX веках отношения вассалитета пронизывают весь правящий класс средневекового общества. В это же время происходят изменения в военной технике. Возрастает роль всадников, которыми могли быть только состоятельные землевладельцы. Соответственно, возрастает их социальный престиж. С середины IX века начинают широко использоваться стремена, которые совершенно изменили роль кавалерии. Вместо подвижного лучника, кавалерист превращается в конный таран.

Как пишет Кенигсбергер, «тяжеловооруженный, верхом на коне, покрытом такой же тяжелой броней, всадник вкладывал всю эту совокупную массу в удар длинного и жестко укрепленного копья, а стремена удерживали его в седле в момент столкновения. В течение пяти с лишним столетий тяжеловооруженная кавалерия царила на европейских полях сражений, что определило престиж рыцарства в обществе».В источниках того времени конный воин, и воин вообще означает одно и то же. Сто конных стоят тысячи пеших, утверждали в средние века. Простолюдины оказались вытеснены из войны, по крайней мере, с главенствующих позиций, правда, принимая участие во вспомогательных подразделениях.

У. Мак-Нил считает, что «когда подобная мощь оказалась сосредоточенной в руках немногих оснащенных и обученных избранных, центральная власть не могла препятствовать им в непосредственном изъятии и потреблении сельскохозяйственных излишков», то есть изменения в военной тактике сами вызвали к жизни феодализм. На мой взгляд, он ставит здесь телегу впереди лошади, однако, для закрепления и усиления этого порядка нововведения, безусловно, сыграли большую роль.

Новая государственная и армейская система оказалась в течение несколько столетий весьма эффективной. Однако постепенно феодалы привыкали считать земельные наделы своими и переставали полагать себя обязанными королевской власти. К XII веку широкие масштабы приняли различные способы уклонения от воинской службы. Срок службы, территорию, на которой она отбывалась обставлялись все более многочисленными ограничениями. Французский устав около 1270 года гласит, что бароны, и их люди обязаны служить королю 40 дней и ночей. От военных обязанностей начали откупаться. Наконец, многие землевладельцы просто отказывались принять рыцарское звание. Королевская власть, в свою очередь, охотно принимала откупные, на которые можно было набрать наемников.

Положение усугублялось тем, что с XI века, благодаря появлению улучшенных технологий каменного строительства, началось повсеместное строительство замков. Европа буквально ими покрылась. В каменном замке феодала было непросто взять. Происходило примерно следующее. Для того, чтобы обуздать мятежного аристократа, король мог набрать верных ему вассалов. Однако, осада обычно затягивалась, кончались сроки службы, в течение которых король мог рассчитывать на дворянское ополчение(обычно 1-3 месяца), и рыцари разъезжались, не докончив осады.К примеру во Французском королевстве, к 1300 г. система традиционной обязательной службы практически распалась. Однако нужно учесть, что если военная обязанность феодального рыцарства к XIV веку сошла на нет, то их военное значение сохранялось еще довольно долго.

3. Рыцари как воины
Основу благосостояния рыцарства составляла земля. Она, естественно, была ценна не сама по себе, а только с работающими на ней людьми. Было бы ошибкой считать, что государство передавало землю уже с крепостными, или, что феодалы обращали в крепостных свободных землепашцев насильно. Все было гораздо сложнее. Установление крепостного права растянулось на долгие годы.

В крепостные попадали разными путями. Кто-то становился зависимым, чтобы получить защиту от единственной дееспособной военно-политической силы – местного представителя военной аристократии. Кто-то попадал в долги к феодалу. По крайней мере, на первых порах, зависимость была во многом взаимовыгодной. Только много позже она превратилось в гнет, но в западной Европе феодальное угнетение всегда обставлялось множеством правовых и традиционных ограничений.Крестьяне снабжали аристократию всем необходимым, аристократия же посвящала жизнь военным тренировкам, охоте – тоже разновидности тренировок, ну, и конечно, радостям праздного времяпрепровождения.

Армия стала состоять из профессиональных единиц – рыцарей, проходивших военную подготовку индивидуально. В таких условиях военное мастерство было легче всего получить в семье, и рыцарство естественным образом стало наследственным, передающимся от отца к сыну. Земельный участок отец передавал сыну, вместе с военными умениями, которые позволяли удерживать наследственное поместье.

Так как верховная власть не могла принуждать и контролировать, то стимулом к военной подготовке могли быть только личные мотивы. Феодал и его отряд должны были быть не хуже других, чтобы иметь возможность отразить нападения соседей, добиться личной славы и не потерять престиж. Трусливый и слабый рыцарь был позором своему роду, социальному слою и не мог удержать в руках поместье. Неспособных к воинскому делу сыновей отдавали в духовное звание.

Теоретическое обучение рыцарства было на минимальном уровне. Феодалы высокого ранга иногда читали античных авторов, особенно был популярен Вегеций. Но большого значения это иметь не могло, феодальная армия коренным образом отличалась от античных. Средневековый полководец, прежде всего не стратег и тактик, а политик, способный воздействовать на феодалов, умеющий собрать и сплотить их для войны. Командование в бою осуществлялось не столько приказами, сколько личным примером. Именно поэтому в Средневековье мы видим столько погибших полководцев высокого ранга.

Подготовка, главным образом, была практической, и начиналась с ранних лет. Так сейчас готовят профессиональных спортсменов. Особое внимание уделялось конной подготовке, здесь большое подспорье было в занятиях охотой. Также большое значение имели турниры. Однако важно подчеркнуть, что «коллективные занятия, большие или малые «маневры», никогда, кажется, регулярно не проводились. И только в ордонансах Карла Смелого, т. е. в самом конце Средневековья, можно найти указания уставного характера по этому поводу». Устав Фридриха Барбароссы(1158г.) рекомендует разгонять дерущихся не мечами, а палками, запрещает брать в поход женщин, предписывает нашедшему бочку вина обязательно затыкать ее, приложившись, но практически не регулирует отношения между командирами и подчиненными.

Другим фактором, ведущим к тому, что боеспособными были только одиночки-профессионалы, была дороговизна снаряжения.Хотя количественных данных мало, можно сделать вывод, что снаряжение было очень дорогим. Контамин дает оценку полному рыцарскому снаряжению около 1250 года порядка килограмма серебра. Нужно учитывать, что это были не позднейшие латы, а кольчужная броня. Лошади стоили еще дороже. По Свечину, вооружение и лошадь одного воина стоили 45 коров. Именно стоимость снаряжения была главным барьером для входа в рыцарское сословие до того как, примерно в 12 веке, опустились еще и социальные перегородки.

4. Недостатки рыцарского войска
Если провести отдаленную аналогию с современной армией, то средневековый рыцарь это боец элитного спецназа, в чью подготовку и снаряжение вложены большие деньги. Но опыта коллективного действия, в составе слаженного подразделения рыцари не имели.Таким образом, главным недостатком рыцарства являлось слабое взаимодействие друг с другом, органически вытекающее из индивидуальной подготовки.

Другой проблемой было то, что принудить рыцаря к дисциплине было очень трудно. Верховная власть могла в наказание отобрать поместье, но в реальности это было сделать невероятно сложно. Во-первых, против короля могли выступить другие рыцари, опасаясь, что завтра попробуют то же самое проделать с ними. Во-вторых, рыцари обычно жили в укрепленных замках, которые при средневековых осадных технологиях было очень трудно взять. Король, конечно, мог собрать армию и попытаться взять замок мятежного вассала, но пока он долгие месяцы вел осаду, у него начинало разъезжаться собственное войско.Дисциплина, основанная на вассальной верности, личном примере командующих, стремлении к славе и личному обогащению действовала недостаточно эффективно.

Еще одним недостатком было то, что феодальная система могла обеспечивать только малочисленные армии. Никогда в Средние века ни одно государство, каким бы могущественным оно ни было, не способно было собрать силы, превышающие 100 000 человек, даже на очень короткое время. Настоящей трудностью для средневековых властей был не сбор значительных армий (во всяком случае, после 1200 г.), а их содержание на должном уровне более нескольких недель. Дело в том, что средневековым государствам долгое время не хватало денежных средств, и они располагали только слабой администрацией.Все эти причины приводили к тому, что рыцарская армия была удовлетворительной только для определенных условий. Как только эти условия начали меняться, рыцари стали понемногу вытесняться из общественной жизни.
Литература
Кагарлицкий Б.Ю. От империй к империализму.
Кенигсбергер Г. Средневековая Европа.
Контамин Ф. Война в Средние века. Ювента. 2001
Мак-Нил У. В погоне за мощью. М.:2008
Свечин А. А. Эволюция военного искусства. Т.1. М.:1927

Показать полностью
2080

Трудности обучения

Главная печаль моего преподавательского опыта. Ты старательно рассказываешь что-то типа: "У прямоугольного треугольника сумма квадратов катетов равна квадрату гипотенузы!" А тебя спрашивают: "А что такое треугольник?"

-12

Отношение элиты к народу

Читал как-то я одну книжку,  "Попова О.В. Политический анализ и прогнозирование" Интересовался анализом документов, и прочими, к политике прямого отношения не имеющими вещами. Но вот отрывок из этой книги я скопировал, как очень хорошо характеризующий отношение нашей, и не только, политической элиты к народу и своим обязанностям.


"В качестве примера выполним кодировку ответов экспертов, преи­мущественно представителей публичной власти, государственных чи­новников высшего уровня и отчасти профессиональной и экономиче­ской элиты, на открытый вопрос: «Президент России Путин поставил перед правительством очередную задачу — за ближайшие три года ис­коренить бедность в стране. А Вы как боретесь с бедностью?».


После вариантов ответов в скобках мы указали критерий для коди­рования. Обращаем внимание, что в некоторых случаях респонденты в рамках одного высказывания на самом деле озвучивали не одно, а большее количество ответов. В таком случае за исследователем остает­ся право кодировать каждое суждение отдельно или только одно — то, которое, по его мнению, отражает реальную позицию интервьюируе­мого (обычно в этом случае кодируется первое высказывание).В тексте были представлены следующие варианты ответов:

1. «Путем экономии — продукты покупаю не в супермаркетах, а на рынках и мелкооптовых базах» (экономия, персональная стратегия).

2. «Работаю, а как еще с ней бороться?» (работа, персональная стратегия).

3. «Если правительство не даст возможности работающим людям, то че­рез 3 года у нас бедных будет не больше 10% — остальные успеют уме­реть от голода и безденежья» (констатация факта)

.4. «Недавно перечислил из собственной зарплаты 50 тыс. руб. в Детский дом в Саратовской области, где жил в годы войны»(благотворительность).

5. «Принимаем законы, направленные на повышение благосостояния населения и помощь малоимущим» (законодательная деятельность).

6. «Я подаю милостыню старушкам и отдаю в Детский дом излишки игрушек и детские книжки» (благотворительность).

7. «Я бедной никогда не была. Средство от бедности только одно — тру­диться и еше раз трудиться» (нет проблем).

8. «Работаю, пишу книги, читаю лекции. Приходится эксплуатировать свои знания» (работа, персональная стратегия).

9. «Повышаем зарплаты и увеличиваем социальный пакет» (законода­тельная деятельность).

10. «Надо просто пересмотреть валютный и стабилизационный фонды» (изменение финансовой политики).

11. «Да никак. Я чувствую себя комфортно. Своих близких плюс несколь­ких пенсионеров прокормлю» (нет проблем).

12. «Я победил свою бедность, когда стал академиком РАН» (нет проблем).

13. «Я не верю, что можно побороть бедность за 3 или 4 года» (констата­ция факта).

14. «Чтобы не увеличивать количество нищих, развиваем экономику об­ласти» (развитие экономики).

15. «Нам нужно начать перерабатывать сырье у себя в стране, а не созда­вать рабочие места за границей» (развитие экономики).

16. «Продаю свое имя за границей. Для меня бедность — это официальная зарплата, и если бы я не продавал свои работы за рубеж, до сих пор бы бедствовал» (работа, персональная стратегия).

17. «Я для этого голову берегу и работаю с 14 лет» (работа, персональная стратегия).

18. «Я плохо представляю себе, что такое бедность. Я слишком давно на­чала заниматься бизнесом» (нет проблем).

19. «Никак, и бедным никогда не был» (нет проблем).

20. «Приходится думать не только о благосостоянии своей семьи, но и о благосостоянии коллег и шофера» (корпоративно-патерналистская поддержка).

21. «Правительству нужно снизить налоги и обеспечить поступление бюд­жетных денег получателям — школам, больницам, минуя промежуточ­ные звенья» (изменение финансовой политики).

22. «Мне редко приходится общаться с бедными, и больше или меньше их стало у нас, я не знаю» (нет проблем).

23. «Никак, и бедным никогда не был. Я умел довольствоваться тем, что есть, и не отказывался работать больше и лучше» (нет проблем).

24. «Меня кормит работа, поэтому я полностью отдаю себя ей» (работа, персональная стратегия).

25. «Без четкой и ясной государственной программы с бедностью не по­кончишь» (констатация факта).

26. «С помощью благотворительного фонда. Его мы создали 10 лет назад вместе с друзьями. Чем больше будет таких фондов, тем меньше будет нищих в стране» (благотворительность).

27. «Дома 6орь6a с бедностью ведется очень просто — моя жена, как и я, работает. А живем скромно, без излишеств» (работа, персональная стратегия).

28. «Мы разработали комплекс мер по защите метро от бомжей и попро­шаек, их не пускают на платформы и в вагоны подземки» (физическое дистанцирование).

29. «Моя семья давно не бедствует» (нет проблем).

30. «Я создал агентство, оказывающее бесплатные юридические услуги моим коллегам» (корпоративно-патерналистская поддержка).

31. «Уверена, у государства есть огромные резервы для борьбы с бедно­стью, главное — создать условия для работы» (констатация факта).

32. «В молодости не бросал деньги на ветер, поэтому в зрелом возрасте по­жинаю результат» (нет проблем).

33. «Стараемся выбить из Москвы часть природной ренты. И направляем эти средства на социальные нужды» (изменение финансовой политики).

34. «Моя борьба в том, чтобы давать людям возможность больше зараба­тывать» (корпоративно-патерналистская поддержка).

35. «Каждый день борюсь. И лично для себя я эту проблему уже решила»(нет проблем).

36. «Из своих средств выплачиваю стипендию трем студентам нашего университета, оставшимся без родителей» (благотворительность)


.В результате получим кодификатор, представленный в табл. 9.Обращаем внимание на то, что при небольшой выборке, которая используется в экспертных опросах, представлять данные в процент­ном распределении не следует: глупо, опросив, например, 13 экспер­тов, утверждать, что 22,6% опрошенных (т.е. 2 человека) думают так-то.

Мы не стали относить изменение финансовой политики к группе «государственное мышление», поскольку эта позиция опирается на принцип «поделить, что есть», а не создать новое и решить пробле­му в принципе. Физическое дистанцирование означает фактически борьбу не с бедностью, а с бедными.


Неожиданно звучит из уст по­литиков формальное признание проблемы бедности и ограничение только констатацией этого факта, хотя именно они могут и должны решать эту острую социальную проблему. Только 4 из 36 опрошенных представителей элиты высказали суждения, которые свидетельствуют об их чувстве ответственности за народ и перед народом, над которым они властвуют.Вопрос о борьбе с бедностью — с подвохом. В формулировке зву­чит постановка государственной задачи, исходящая от «первого лица» страны. И хотя там есть обращение к конкретному респонденту, во­прос нарочито безличен — там нет указания на проблемы той персоны,к которой обращен вопрос. Кроме того, в выборке — элита, те люди, которые, по определению, не испытывают финансовых затруднений.Ответы на этот вопрос интересны тем, что фактически происходит са­моразоблачение намерений тех людей, которые призваны заботиться о благе народа.


Ежи Вятр в публикациях 1979 г. приводил результаты исследований, согласно которым не более 10% политиков в своих дей­ствиях руководствуются социоцентрическими мотивами, остальные ориентированы исключительно на себя и свои нужды. Как показывает практика, за 30 лет ничего не изменилось" С.171-174

Показать полностью
9

Уэллс как критик империализма

Герберт Уэллс известен как родоначальник многих жанров фантастики. В том числе, его "Война миров" зародила целое направление в фантастической литературе - нападение инопланетян на человечество. Однако фантастика, как и другая литература, это отражение сегодняшнего дня, его страхов и чаяний, идей и предрассудков.
В последней трети 19 века произошел новый виток колонизации, когда практически весь мир был окончательно поделен между европейскими странами. Теперь Европа захватывала чужие территории, превосходя другие народы не только агрессивностью и лучшей организованностью, но и широко используя подавляющее экономическое и техническое превосходство. Из английских стихов того времени - "Так уж случилось, и в этом секрет - у нас пулемет, а у них его нет". К 1914 году 85 % земли входило в состав европейских империй. К началу XX века в Азии сохранилось всего 4 самостоятельных государства, Африка была полностью поделена между европейскими державами, единственной страной, отстоявшей свою независимость, была Эфиопия.
Захват территорий требовал идеологического обоснования, и именно в последней трети 19 века зарождается расизм, объяснявший превосходство европейцев их более высокоразвитой биологической природой.Отсталым народам нужно было нести цивилизацию, отбросив "ложную сентиментальность", как говорили имперские публицисты. Знаменитый Киплинг был не только творцом "Маугли", но и певцом колониализма. Он писал: "Несите бремя Белых Среди племен чужих ... Наполовину бесов, Настолько же детей".
Однако не все деятели литературы оправдывали империализм. Были и критики, в их число входил и знаменитый фантаст.Уэллс был умеренных социалистических взглядов, он входил в Фабианское общество. Фабианцы считали, что преобразование капитализма в социалистическое общество должно происходить постепенно, медленно, в результате реформ. Кроме Уэллса туда входили, например, Бернард Шоу, Бертран Рассел и Джон Мэйнард Кейнс.
Как социалист, Уэллс относился к капитализму и творимым им жестокостям критически. Примером этой критики служит "Война миров"."Война миров" - это реальность начала 20-го века, вывернутая наизнанку. На Землю высадились марсиане, в техническом отношении на порядок превосходящие самые развитые народы земли. К землянам они относятся с холодной жестокостью. Для марсиан мы всего лишь низшая раса, стоящая препятствием на пути к земным ресурсам. Лучшие достижения земной военной техники уничтожаются завоевателями походя.Как описывает один из героев романа, земное оружие "все равно что лук и стрелы против молнии".Одно из орудий марсиан это таинственный тепловой "луч смерти", чью концепцию  Уэллс также впервые описал, и которая потом была использована Алексеем Толстым для его "Гиперболоида".Мощнейшая военная машина Великобритании разгромлена в течение нескольких дней, "лондонцы так уверенные в своей личной безопасности", вынуждены панически бежать из города.
Самая развитая страна страна мира (на тот момент) с легкостью повержена. Техническое превосходство марсиан гораздо сильнее, чем превосходство адмирала Перри над японцами, или английских солдат с пулеметами "Максим" над зулусами. Для марсиан люди не противники, они всего лишь досадная помеха, подлежащая истреблению. Образ поведения колонизатора, только несчастными туземцами теперь выступают те, кто сам занимался захватом колоний. Сам Уэллс намекает на это: "Прежде чем судить их слишком строго, мы должны припомнить, как беспощадно уничтожали сами люди не только животных, таких, как вымершие бизон и птица додо, но и себе подобных представителей низших рас. Жители Тасмании, например, были уничтожены до последнего за пятьдесят лет истребительной войны, затеянной иммигрантами из Европы. Разве мы сами уж такие поборники милосердия, что можем возмущаться марсианами, действовавшими в том же духе?"
Конечно, я не хочу сказать, что весь роман сочинялся как критика империализма, в нем поставлено много интересных художественных задач, но без большой натяжки можно предположить что одна из них была и последняя.Показательно, что жестокие захватчики были уничтожены не бессильными перед ними людьми, а земными микроорганизмами. Было ли это для Уэллса просто неожиданным сюжетным поворотом, богом из машины для отчаявшегося человечества, или он намекал, что бездушная механистическая цивилизация пожрет себя изнутри? Кто знает...

Показать полностью
13

Перлы учеников

За годы работы в школе таких перлов было великое множество, большая часть из них забылась, но кое-что я записывал.

"Рядом с моим городом протекает озеро Байкал.

Рабы напали на охрану с вилками и ножами.

Пушкин. Печально, что его расстреляли на дуэли, но значит, это его судьба.

Восставшие рабы собирали за собой тысячи трупов.

Путин очень умный президент. У него всегда есть деньги.

Вельможа это статуя, которой поклоняются рабы.

Обязанности вельмож - выполнять обязанности фараона.

У граждан России есть права: бесплатно учиться, бесплатно лечиться и бесплатно работать.

Природа Греции была густой, и их прозвали джунгли. Это повлияло на то, что они занимались мореплаванием в джунглях.

Появление плуга привело к тому, что можно было делать другое дело, пока быки пахали.

На них были хромовые сапоги... - N-N-ч, а зачем им железные сапоги? - ??  -Ну, вы сказали, хромовые.."

HONOR 9X выдвинулся в Волгоград: обзор от студента

HONOR 9X выдвинулся в Волгоград: обзор от студента Длиннопост

Если от слова «обзор смартфона» вы представляете текст, напичканный цифрами и технической информацией, не надейтесь. Один смартфон HONOR 9X мы отдали тревел-блогеру (читать тут), а второй — студенту, который подрабатывает бариста и журналистом. Минимум сложных терминов, только чистые впечатления.


Кто я такой и как делал обзор HONOR 9X


Я не профессиональный техноблогер, не эксперт и не коллекционер технических новинок. Меня зовут Егор, я — студент, бариста и фрилансер из Волгограда. В кофейне я рисую латте арты и подсаживаю любителей рафов и латте на фильтр с воронкой (это такие альтернативные методы заваривания кофе). Вне кофейни пишу статьи о кино, видеоиграх, книгах, еде и музыке, а учусь на англо-французского переводчика (хотя, возможно, иногда это больше походит на отчаянные попытки не вылететь). Проще говоря: я нон-стоп работаю с текстами, языками, стараюсь охватить весь доступный культурный пласт и ежесекундно потребляю тонны контента — это и есть моя работа.


С HONOR 9X я ходил ровно неделю. Не проводил специальные тесты и не собираюсь грузить этот материал техническими характеристиками — вы сами можете посмотреть их в сети. Это просто мои впечатления как обычного пользователя.

HONOR 9X выдвинулся в Волгоград: обзор от студента Длиннопост

Что я обычно делаю на смартфоне


Смартфон для меня — одна из самых необходимых вещей в жизни. С ним я провожу чуть ли не 20 часов в сутки. По утрам в кофейне я не просто готовлю напитки. Как старший по смене разгребаю почту, слежу за выполнением задач в Bitrix, работаю с гугл-таблицами, копаюсь в документах и вот это все.


После обеда в основном занят учебой: носить килограммы макулатуры в университет не вариант, поэтому все учебники хранятся в облаке. Ну и куда без Netflix с Bookmate — как-никак на лекциях по межкультурной коммуникации и теории перевода отмечают и ставят баллы за посещение.


Вечером я возвращаюсь в свою кофейню — дедлайны уже тлеют, на ноутбук деньги (пока безнадежно) копятся, так что писать все тексты приходится с телефона. Этот абзац, кстати, я строчу в перерыве между парами.


Удобно ли мне было с HONOR 9X


В целом — очень даже. Мой предыдущий телефон почти в полтора раза меньше HONOR 9X, эта разница оказалась ощутимой. Смартфон безрамочный, хотя по моим меркам подходит определение «безумно широкий»: смотреть таблицы и листать учебники на таком непривычно удобно. Ну и Netflix, конечно, смотреть тоже.

HONOR 9X выдвинулся в Волгоград: обзор от студента Длиннопост

С моей работой это нехилый плюс. Пресс-показов в Волгограде не проводят, фестивальное кино в кинотеатры залетают редко, поэтому я главный по сериалам. Стриминг в этом плане спасает: на том же Netflix чуть ли не каждый день выходит по сезону нового шоу, и каждое второе стоит внимания. Поэтому приходится не отлипать от экрана ни на секунду: треть серии за завтраком, треть по пути в кофейню, половину досматриваю в первые часы работы — с семи до девяти. В утреннюю темень (в ноябре у нас светлеет только часам к девяти) и холод людей практически нет, только сонливые бариста хлебают эспрессо и залипают на YouTube с сериалами.


С моей активностью смартфона хватило более чем на сутки: утром я зарядил HONOR на 100%, к концу дня у меня оставалось еще 30-40% батареи. Многоходовочки с пауэрбанком и моим прежним смартфоном теперь вспоминаются с болью.


Сам по себе HONOR 9X очень быстрый: я не часто играю на смартфоне, хотя Hearthstone, который я раз-два в месяц запускаю, идет плавно. А вот переключения между приложениями смартфон не нагружают. На моем прежнем телефоне это сказывалось, и за десять минут свитчей между таблицами, браузером, гугл-доком, мессенджерами и плеером он перегревался и начинал серьезно тормозить.


То же касается и дактилоскопического датчика. На HONOR он расположен на задней части корпуса, и разблокировка происходит мгновенно. На сайте смартфона написано, что в зонах со слабым сигналом HONOR 9X усиливает поиск сети, чтобы подключение было беспрерывным. В «глухих» зонах на неделе мне побывать не удалось, но в том же лифте, где при переключении трека на старом смартфоне у меня прерывалась музыка, HONOR не мешкал и спокойно включал песню. Было бы интересно проверить это в метро, но в Волгограде по подземкам все еще ходят трамваи.


Как себя ведет камера


Опять же, профессиональной съемкой я не занимаюсь (мой максимум — красивая фоточка кофе для инсты), но для себя в камере отметил несколько нюансов.

HONOR 9X выдвинулся в Волгоград: обзор от студента Длиннопост
HONOR 9X выдвинулся в Волгоград: обзор от студента Длиннопост

На задней панели у HONOR 9X три объектива, один из них основной с высоким разрешением, второй — широкоугольный, а третий отвечает за измерение глубины резкости. Макросъемка здесь очень четкая, портретная — тоже. И у основной с этим проблем нет ни на 12 МП, ни тем более на 48 МП. Модули не темнят и не желтят, а естественно передают цвета. Разве что немного задирают насыщенность у неба в условиях яркого солнца.

HONOR 9X выдвинулся в Волгоград: обзор от студента Длиннопост

Справа – выдвижная селфи-камера, совсем кроха. Слева – три объектива основной камеры.

Портретный режим поддерживает эффект боке и 3D-освещения: фотографии получаются чуть ли не профессиональные, хотя мне не особо нравится сглаживание, от которого лица походят на анимешные. Но это можно поправить в настройках.


Есть еще «широкоугольный» режим на 120 градусов: по качеству фото получается похуже, но не критично — на какой-нибудь панораме это почти не отразится.

HONOR 9X выдвинулся в Волгоград: обзор от студента Длиннопост

Ночная съемка — больная тема для многих смартфонов, но все же при правильных настройках HONOR 9X справляется и с ней. Главное, не выставлять параметры на авто, если у вас трясутся руки и нет штатива, иначе камера начнет высвечивать и размывать картинку. В первую ночную прогулку со смартфоном у меня так и вышло: я пользовался ночным режимом как обычным, ни о чем не задумываясь – с таким подходом, конечно, грандиозных фото не получилось. Но посидев в настройках и подкрутив все вручную, я получил адекватные варианты, которыми готов поделиться.

HONOR 9X выдвинулся в Волгоград: обзор от студента Длиннопост
HONOR 9X выдвинулся в Волгоград: обзор от студента Длиннопост

Больше всего меня впечатлила фронталка: она выдвижная! Признаюсь, мне не попадались смартфоны с такой фишкой, удивит кого хочешь. Вроде как она выдерживает до 15 килограмм веса (проверять не стал, поверю на слово), а при падении сама автоматически задвигается (а вот это проверил над кроватью и все прошло успешно!).

HONOR 9X выдвинулся в Волгоград: обзор от студента Длиннопост

Общие впечатления


HONOR 9X — не идеальный смартфон, но за свою демократичную цену справляется со всеми задачами, которые я выполняю обычно в течение дня. На нем приятно работать и еще приятнее использовать в развлекательных целях.


Для себя я выделил два момента. HONOR 9X сам по себе не очень мобильный: потреблять контент на нем удобно, работать с разными программами тоже, но молниеносно из кармана уже не достанешь, чтобы одной рукой ответить на сообщение. А еще в этой версии смартфона (с тройной камерой) нет поддержки NFC — конкретно для меня это очень важно. Хотя в стандартной версии HONOR 9X такая функция есть.

А теперь предлагаем проявить свою смекалку, логику и немножко знание мемов. Попробуйте пройти игру и угадать, что мы спрятали под челкой смартфона.

Показать полностью 9
Отличная работа, все прочитано!