horror.fm

horror.fm

Винсент О'Торн
Пикабушник
Дата рождения: 21 декабря
поставил 2552 плюса и 46 минусов
отредактировал 15 постов
проголосовал за 104 редактирования

На мини-бар, кофе и бекон

Для притока вдохновения

0 30 000
из 30 000 собрано осталось собрать
Награды:
С Днем рождения Пикабу!С Днем рождения, Пикабу!
7510 рейтинг 125 подписчиков 50 подписок 40 постов 24 в горячем

Ремонт

[Интро. Рассказ частично основан на реальных событиях. Посвящается он человекам-соседям с неуёмной тягой к перестройке жилища. Видео нарезано со стрима и приведено в относительно приемлемый вид. Текст ниже. Читает @SolitudeA. Писанина авторская.]

«ВЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖзззз»

Роман потянулся, открыл глаза, почесал кошку и скинул одеяло. Встав, он подошёл к контейнеру с улиткой и внимательно посмотрел на сокращение мышц слизня, что усиленно полз в направлении кабачка. Второй выходной Романа официально начался. Уже восемь лет Рома работал на одном и том же месте в одном и том же графике – четыре рабочих, три выходных. Первым выходным у него было воскресенье. Рома, как правило, просыпался пораньше, где-то в час, и начинал делать дела по дому. После пары кружек кофе, разумеется. Иногда он ходил гулять, ведь у его друзей с графиком 5/2 воскресенье тоже было выходным днём. Они вместе добирались до ближайшего леска, там жарили колбаски и собирали грибы. Иногда воскресенье было посвящено просмотру фильмов. Иногда – уборке. Всё зависело от Роминого настроения.

Потом приходил черёд понедельника.

«ВВВВВВВВВУУУУУУЖЖЖЖЖИИИИхзззззз»

Понедельник был тяжёлым днём. Все восемь лет, с тех пор как Рома переехал в квартиру, где и находился на момент всех пугающих событий. Вторник, в принципе, был не лучше. А всему виной был любимый сосед Ромы, живущий этажом выше. О том соседе можно было сказать две вещи. Первая - он не работал, так как случалось, что Рома оказывался и в свои рабочие дни дома, а картина не менялась. Вторая – соседушка страсть как любил делать ремонт. Преимущественно, перфоратором и дрелью. Все восемь лет.

Второй выходной Ромы официально начался. С шума сверления, с шума долбления, периодического постукивания и скребущих звуков, которые Рома списывал на процедуру уборки строительного мусора.

Мистических моментов в этом запутанном деле было два. О втором стоит поговорить позже, а первый случился, когда сосед сверху, по всей видимости, решил сверлить трубу у себя в ванной. Хотя, это лишь предположение Ромы. Придя домой после закупок риса по акции и растительного масла под неизвестным брендом «Золотая Радость», Рома заметил, что вместо зажигания света происходит что-то пожароопасное со спецэффектами в виде снопа искр, а натяжные потолки в ванной причудливо изменили форму. На доселе ровном полотне из поливинилхлорида появились специфические выпуклости. Светильник же, исполненный лучшими китайскими стеклодувами в виде полусферы, превратился в аквариум. Тут же, будто бы в ответ на немой вопрос Романа, сверху раздалось:

«ВВВВВВВВВВВВУУУУУУУУЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖзззз»

Продукты были отправлены по своим местам, а Рома выдвинулся в экспедицию в неизведанные земли девятого этажа. До сих пор сосед всегда умудрялся действовать в рамках законов, определяющих, когда, кому и сколько можно шуметь. Во всяком случае, так Роман мог судить на основе своего эмпирического опыта. Но вот… Красные линии были преодолены.

Девятый этаж выглядел, в сущности, так же, как и восьмой. Всё было знакомо: те же металлические двери, тот же запах, тот же окрас стен, и даже похожий велосипед у стены. Всё было знакомо, но, всё-таки, немного нет. Как параллельный мир. Альтернативный.

Рома постучал в дверь, из-за которой разносилось творчество индустриального ВИА «Жуткий Бур». Эти звуки успешно подавили сопротивление извне. Рома не сдавался. Он начал стучать сильнее, периодически звоня. Всё стихло, послышались шаги, а затем и недовольное:

– Кто там?
– Здравствуйте. Это ваш сосед снизу!
– Ммм… Что вы хотели?
– Вы меня топите!
– Не может такого быть…

Замок щёлкнул, дверь открылась. Началось знакомство с соседями. Рома смотрел на высокого мужчину, которому было в районе тридцати. Мужчина был бодр, свеж и радостен. Он всё ещё держал в руках дрель, изучая Ромины мешки под глазами.

– Меня Роман зовут, вы меня топите.
– Да, где!?

Мужчина махнул рукой, чтоб Роман последовал за ним. Так они прошли в ванную. Пока они шли, из комнаты послышался недовольный женский крик:

– Валера, скажи, что у нас всё хорошо! Пусть они валят!

Типичный такой крик, который можно услышать от очередной молодой (или не очень) особы, самым неприятным образом перебравшей с этанолом. Такие обычно любят лежать на земле в общественном месте, пока их пытаются уговорить не делать этого. Короче говоря, очень приятно и располагающе. Кроме этого не самого приятного фактора, Рома положительно оценил ремонт у Валеры дома. Всё было выполнено идеально и довольно дорого. Не успел Рома задать вопрос «а что же тогда ремонтируется по сей день?», как из мыслей его вырвал вопрос Валеры.

– Вот ванная. Ничего не бежит.

Ванная была полностью закатана в белоснежный кафель. Стояла отличная сантехника, а трубы были симпатично спрятаны под экраны. Портили впечатление только жёлтое пятно вокруг слива и несколько побелевший от извести смеситель. Рома обошёл Валеру и пробрался внутрь ванной комнаты. И тут же понял, что шлёпанцы, которые были выбраны для путешествия, издают странные звуки при соприкосновении с полом.

– Вода. Вот она, чавкает под ногами.

Валера недоумённо посмотрел в пространство, а потом наклонился и неуверенно потрогал пол.

– Да. Сыро…
– Сделаете с этим что-нибудь?
– Да. Да, конечно.
– Спасибо.

Спустя пару часов, Валера сам спустился на восьмой, принёс извинения, предложил помочь с ремонтом, и Рома как-то поплыл от грустной истории о потёкшем дуэте бачка и подводки, что не стал задавать других вопросов. Попросту забыл об этом.

Время шло. Свет в ванной Романа снова весело намекал, что кафель надо бы протереть, потолок вернул свою стройную форму, лишь напоминая о неприятностях прошлого едва заметными растяжками. Всё те же 4/3, всё то же

«ВВЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЗЗЗЗЗЗЗЗЗЗззз»

Роман даже научился под это спать, и более не подскакивал в десять утра в свой понедельничный выходной. Однако, с течением времени, менялись и соседи. По какой-то причине, которую не понимал Роман, при любой встрече с ними возникал диалог в духе:

– Как же этот Валера всех достал! Когда уже ты с ним поговоришь? – как-то в лифте спрашивал сосед, живущий справа от Ромы. Про себя Рома называл его гопником-переростком.
– Ну… никто же больше не идёт с ним говорить.
– Дак вот!

Так и не шёл устраивать разборки не сосед Валеры сверху, ни сосед Валеры сбоку, ни диагональные, которые все, как один, по их признанию, не могли ни спать, ни есть, ни думать, ни рассаду высадить – всё сразу иссыхало от богомерзких звуков. Если Рома и раньше не горел желанием идти на разборки с Валерой, то подобное перекладывание ответственности успешно разбудили в Роме самую вредную и принципиальную часть эго, и он просто отпустил ситуацию.

Вот когда-то тогда и наступила пора мистического момента номер один. Ведь он был более основательным, чем ремонт в условиях, когда этот самый ремонт уже сделан и закончен. Будто бы Вселенная ждала, пока Рома выдохнет, чтоб послать ему новую радость в жизни. Раньше спокойная жизнь нарушалась только днём, но пришла пора быть разрушенной и тишине ночи.

Начиналось всё просто. Постепенно. Сначала Рома заметил, что у кошки корма в пакете становится меньше, чем было вечером. Кошка не могла открыть контейнер, ведь у неё лапки. Сам Рома тоже не лунатил, насколько ему это было известно. Да и привкус кошачьего корма наутро во рту развеял бы любые сомнения. Рома был очень даже в курсе, что там за букет трав и пряностей. В итоге, тайное осталось тайным, но повторялось ещё несколько раз. Затем события сделали новый виток в своём безумном развитии. Очередное утро. Рома делает свои нехитрые телодвижения, пытаясь выйти из анабиоза, ну и подходит к контейнеру с улиткой. А от улиток там только раковины и сомнительный фарш на стенках. Будто бы ахатины решили полакомиться зажжённой петардой и, вероятно, даже успели её съесть. Опять же, кошка не при делах – крышка закрыта. Да и никогда она не проявляла интереса к медлительным соседям. Скорее наоборот, фыркала и уходила подальше. К тому же, Рома предположил, что результат её охоты был бы иным, да и хаоса она бы создала больше. В итоге, Рома соскрёб всё, что осталось от животины со стенок контейнера, вытряхнул наполнитель и остатки корма, собрал это всё в пакет и пошёл выносить мусор, приобщив к этому делу пакет с кухни. Как раз этажом выше началась бурная жизнедеятельность.

Вышел Рома из квартиры, и тут же дверь справа открылась, и гопник-переросток тоже выдвинулся куда-то по своим делам. Увидав Романа, он кивнул, а затем показал пальцем вверх.

– О. Опять.

Рома кивнул и пошёл вызывать лифт. Стоило только им зайти внутрь, как на Рому обрушился шквал каких-то восхитительных историй о жизни великовозрастного «ровно посона», и как он собирается разобрать физиономию Валере. Рома слышал общий контекст, но слова, долетая до процессора, не обрабатывались им. Когда они вышли из лифта, сосед посмотрел на Рому и спросил:

– Сыш, а ты чё убитый такой? Валерон будит с утра пораньше, спать мешает, ёпт?
– А… да не. Тут другое. У вас, кстати, всё нормально дома? Ну… типа… ничего странного не происходит.
– Эт как?
– Предметы не пропадали? Не перемещались сами по себе?
– Ооооо, – тот посмеялся, – Это у тебя домовой расшалился. К бабке тебе надо. Или в церковь.

Рома кивнул. Он был светским человеком и не верил в такие вещи. Да и в паранормальщину, даже в тот момент, верил с большим трудом, всё ещё пытаясь найти объяснение  происходящему.

Они разошлись, каждый по своим делам. Сосед – за пивом. Рома отправился с пакетом к мусорке, отправить питомцев в последний путь. Когда он выкидывал пакет, то посмотрел на свои окна. Они как раз выходили на мусорку и иные живописные места района. Стройка, ж/д-пути, заброшка, гаражи и иссохшие остовы деревьев, которые коммунальщики обрезали пару лет назад для улучшения облика района с жильём для молодых семей. Но хтони добавлял в тот момент не райончик, а происходившее в окнах. Хотя на улице и был день, но Роман заметил, что свет в комнате и на кухне мигает, будто подавая сигналы, а иногда мимо окна пролетали какие-то предметы. За всем этим следила кошка, сидя на открытом окне лоджии, куда она раньше никогда не забиралась по причине толстоты и трусливости. Пока оставшийся питомец не отправился за улитками из окна восьмого этажа, Рома поспешил домой.

В квартире царил хаос. Стулья стояли на столе, содержимое всяких коробок и контейнеров было вытряхнуто, гирлянды, украшавшие потолок, были оборваны, одна из лампочек в люстре взорвалась, пара розеток оплавилась. Рома затащил упирающуюся воющую кошку с лоджии, после чего она объявила о желании жить в шкафу. В итоге остаток дня прошёл в уборке и замене повреждённых деталей интерьера.

Вечером Рома сидел, смотрел короткие видео в известной социальной сети, ел крекеры и думал, что вообще может происходить и почему. За всей кутерьмой он как-то и забыл про Валеру с его дрелью, хотя тот неустанно работал весь день. Следующий день был рабочий, так что нужно было как-то успокаивать разогретый мозг и ложиться спать. Вариант с какао на молоке всегда был рабочим. Рома осушил большую кружку данного напитка, насыпал корм кошке, которая отказалась покидать шкаф, и отправился в царство Морфея.

Роман спал. Ему снились какие-то водные горки. По ним прыгали крысы, вытаскивая из воды зёрнышки. Больше в том аквапарке никого не было. Лишь крысы, зёрнышки и непрекращающееся «хрум-хрум». Маленькие челюсти очень быстро работали. Грызли, не переставая.

«Хрум-хрум».

Роман проснулся и чуть приоткрыл глаза.

«Хрум-хрум».

Звук шёл с кухни. Там стояли кошачьи миски, и Рома порадовался, что кошка отошла и решила поесть. Он выдохнул. Глаза закрывались, сон затаскивал Рому обратно. Он потянулся к ноге, чтоб её почесать, и его рука нащупала что-то пушистое. По телу пробежал удар тока, а пульс ударил под 200. Кошка у Ромы была одна, и в двух местах сразу она не могла быть.

«Хрум-хрум»

Роман открыл глаза полностью, на этот раз. Сон всё равно весь вышибло. Он чуть приподнял голову и посмотрел туда, где было что-то мохнатое. Он не ошибся, там была кошка. Свет с улицы позволял увидеть, как она огромными глазами таращилась в сторону кухни и беззвучно шевелила челюстью.

«Хрум-хрум».

Рома накрыл кошку одеялом, встал, взял телефон и ножку от табуретки, которую заранее приготовил, ведь табуретка всё равно не пережила дневное происшествие, и шагами мельче, чем у почивших улиток, отправился в сторону кухни. Оставалось немного до того момента, как из-за угла покажутся миски и тот, кто изволил отведать сухариков со вкусом кролика и лосося, как вдруг этот кто-то опередил события. Из кухни в сторону коридора метнулось что-то, будто сотканное из темноты. Свет от фонарика на телефоне не проявил никаких деталей. Лишь силуэт, напоминающий смесь дикобраза и человека, который пытается ходить на четырёх конечностях. Рома вскрикнул от неожиданности и упал на пятую точку. Кошка уже в голос выла из-под одеяла. Существу же не понравился коридор, и оно прыжками ломанулось обратно на кухню, подняв там грохот. Роману же очень понравился коридор, а вернее ванная, куда он проскочил и заперся там вместе с кошкой. Последняя сразу же забралась под ванну, а Рома сидел на крышке унитаза с ножкой наперевес, ожидая, что вот-вот начнут ломиться в дверь. Но ничего не происходило, и Рома задремал.

Роман проснулся на полу, изрядно напускав слюней. Будильник говорил, что ему пора на работу. Он занёс кошке корм и лоток и запер её снаружи. Сам наспех попил кофе на в конец разгромленной кухне и отправился на работу. В голове была только одна мысль – надо что-то придумать. Конечно же, Рома мог просто съехать, но его зарплаты не хватило бы на съём квартиры. Если, конечно, в планы входила еда и прочие расходы. Так уж вышло, что жил он, только оплачивая счета, ведь апартаменты принадлежали дальним родственникам, уехавшим в тёплые края. Да и не везде сдадут квартиру кошатнику.

Рабочий день начался с необходимости составить отчёт, но как-то не получилось. Рома смотрел невидящими глазами в монитор, перебирая в голове схемы, которые бы ему помогли в данной ситуации. Но как-то не срасталось. Неизвестно, сколько он так залипал, но тут его коллега подошёл сзади и хлопнул Рому по плечу.

– Ты чё там? Не выспался? Пошли чайку попьём.
– Да… Вроде того.

Они пошли на кухню, налили чай, вытащили печенье. Рома сделал глоток и опять залип.

– Оооо. Ты сейчас как наш Борисыч, когда у него сын родился.
– Хе…
– Или как эта… Мила, вроде. Из маркетингового.
– Мила это?..
– Может не Мила. Гот такой. Глаза жирно подведены чёрным, серьги оккультные, вечно затирает про экзорцизм и всякое там.
– Экзорциииизм…

Рома был светским человеком. Потому, закончив с чаем, он направился в отдел маркетинга. Там он быстро нашёл Милу, которая по паспорту звалась иначе, но то имя никто не мог запомнить, а ей оно не нравилось. Намёками и уговорами Роман уговорил девушку-маркетолога выйти с ним в коридор, что уже было успехом, ведь общались они буквально первый раз за все годы. Ну а в коридоре он ей вывалил все свои проблемы. Глаза у девушки заблестели, она была весьма заинтригована.

– Ну, только это не экзорцизм, а…
– Я всё равно не запомню.
– Давай я запишу адрес. Вечером подойду, посмотрю. Это же очень интересно.
– Ага. Очень.

Рома продиктовал ей адрес и пошёл как-то доделывать работу. Вечером он ждал три расклада. Или что ему придётся объясняться перед полицией, или что Мила ему поможет, или что она просто любит почитать всякую тематическую литературу, а на деле просто заорёт и покинет помещение.

Кое-как доработав, Рома отправился домой. Он действовал, по большей части, на автопилоте – бабки в автобусе несколько раз успешно отдавили ему ноги, но он этого даже не заметил. Добравшись, он заглянул в квартиру и проверил, как там кошка, и послушал новый перфораторный концерт. Оценив увеличившиеся масштабы разрушения, включая новёхонький монитор, из которого торчал нож, Роман отправился вниз и сел на лавочке в ожидании Милы. Мимо проходили соседи, здороваясь, а он что-то буркал им в ответ. Всех всё устраивало.

Спустя полтора часа, откуда-то из-за угла вывернула Мила. Подводки на глазах стало ещё больше. Чёрная рубашка и джинсы, которые она носила в офисе, дополнились красным галстуком. На плече у неё была квадратная сумка для ноутбука.

– Как оно?
– ОНО разносит мою квартиру. А так всё хорошо.
– Ну, пошли тогда.

Они поднялись на восьмой этаж и вошли в обитель тьмы. Мила сразу же вытащила из кармана две свечи, зажгла их, закрыла шторы, нарисовала мелом круг, прямо на ламинате, и плюхнулась на пол, пригласив к ней присоединиться. Рома опустился рядом. Девушка достала из сумки доску с буквами, которую Рома видел в кино. Правда эта доска была с кириллицей.

– Уиджа?
– Да, пожалуй. Заказала из Китая. Как-то раз пользовалась, но тогда ничего не вышло.
– А сейчас почему должно заработать?
– Потому что тогда в помещении ничего не было. Я просто хотела… А. Неважно.
– Так. Я думал, что мы будем изгонять ЭТО, а не общаться с ним.
– Посмотри, как оно привлекает внимание. Сначала поспрашиваем. Клади палец на стрелочку.

Они прикоснулись указательными пальцами к стрелке, и Мила начала сеанс. От свечей странно пованивало.

– Здравствуй! Ты здесь?

Свечи дрогнули.

– Ты здесь?

Стрелка слегка дёрнулась.

– Ответь мне, пожалуйста.

Стрелка вырвалась из-под пальцев, заскользила по доске и остановилась на слове «Да».

– Отлично! Чего ты хочешь?

Они опять придавили стрелку пальцами. Уже более медленно, но она заскользила по буквам. Рома отслеживал, что там получается.

– Т… Ш… Н… Тишины, судя по всему.
– Рома тебе мешает?

Стрелка остановилась на «Нет».

– Кто тебе мешает?

«Н З Н Ю»

– Кажется, я знаю, – хмуро заметил Рома, – Сосед сверху долбит уже восемь лет. Кроме выходных, праздничных и всяких прочих часов тишины, он почти не перестаёт это делать.
– Вот как. Почему тогда ты мешаешь жить Роману? Он ведь не виноват.

Стрелка снова вырвалась, заметавшись по доске.

«П Л О Х О С Т Р А Д П О М О Г Т Е»

– Как помочь тебе? – спросила Мила

«ОТВЕСТИ».

– Куда тебя отвести? – спросил уже Рома.

«НЕ ЗН Ю КУД А»

Мила вдруг встала и вышла из защитного круга. Над их головами пролетела книга. Пламя свечей снова дёрнулось.

– Пошли со мной! Пойдём!

Рома увидел, как в углу комнаты тёмные сгустки, словно шарики пыли, начали собираться во что-то большое. Из ничего образовывалось то самое чёрное существо, похожее на дикобраза с неестественными конечностями. Мила тоже его увидела. Она присела и начала подзывать его жестами и похлопываниями по коленям и по полу. Будто встретила котёнка или щенка на улице. И оно осторожно приблизилось, а затем вскарабкалось ей на спину. Мила издала сдавленное «ох», а затем повернулась к Роману. Было ощущение, что у неё два огромных провала вместо глаз, потому что они стали намного темнее и сливались с чёрной подводкой. Она немного скривилась лицом, а потом улыбнулась и подмигнула Роме.

– Я скоро.

Девушка грузной походкой прошла к входной двери и вышла на лестничную клетку. Какое-то время было тихо, и Рома, немного отойдя от событий, затушил свечи, открыл шторы и налил стакан воды. В квартире внезапно будто стало больше воздуха. И даже кошка вылезла из своего убежища и пришла проверять, как там хозяин. Через приоткрытую входную дверь слышались весёлые голоса. Они долетали с верхнего этажа, Рома даже не сомневался. Вскоре Мила вернулась. Её уже не кривило, и она нормально ходила, избавившись от жуткой ноши.

– Теперь всё будет хорошо.
– Надеюсь.
– Можешь быть уверенным в этом. А теперь я, пожалуй, пойду домой. Надо поспать. Я будто опять на стройке поработала.
– Ты… работала на стройке?
– А… мм… Не суть важно.

Она собрала вещи, попрощалась и ушла. Рома закрыл за ней дверь и принялся наводить порядок, да искать новый монитор на вторичке.

Ночью было громко. Сверху доносились крики и вопли, и не всегда они были похожи на человеческие. Иногда были так же короткие шумы от дрели. С одной стороны, Роме было очень жутко слушать это всё. С другой – он чувствовал какое-то умиротворение.

Утро было вполне обычным. Рома собрался на работу, спокойно позавтракал, почесал сонную кошку, попил кофе, собрался и покинул квартиру, пришедшую в норму. Когда он запирал дверь, появилась одна мысль. Рома поднялся на девятый и подошёл к квартире Валеры. Дверь была приоткрыта, и Роман заглянул внутрь. Квартиры, как таковой, там уже не было. Пространство скорее напоминало бесконечный мрачный лабиринт, уходящий в неизведанные пространства, из которых доносилось «хрум-хрум» и стук коготков по каменному полу. Рома хотел ещё что-то сказать, но просто усмехнулся, прикрыл дверь и отправился на работу.


Девушка в телевизоре YT / Twitch
Я VK

Ремонт Мистика, Рассказ, CreepyStory, Сверхъестественное, Многоэтажка, Монстр, Соседи, Проблемные соседи, Страшные истории, Съемная квартира, Нехорошая квартира, Видео, YouTube, Длиннопост
Показать полностью 1

Адам Нэвилл - Куда приходят ангелы

Читает @SolitudeA
И её ютуб-канал

Чёрная Метель. Часть Вторая

НАЧАЛО ТУТ

Антоха взял свой рюкзак. Боря же тащить тяжёлую ношу не захотел, но нацепил пуховик, сменив свою куртку. Антон подумал и решил, что идея неплохая и тоже утеплился. Подготовившись, они отправились к предполагаемому месту сборища людей, утопая в сугробах. Быстро стало понятно, что идея со сменой гардероба была хорошей. Метель несла с собой колючий холод.

– О, Антох, смотри, правда, люди там.
– Ага.

Друзьям открылся вид на полянку, где танцевали и стучали в какие-то бубны порядка двадцати человек. Они были погружены в своё действо и парней не замечали. Антон уже было хотел пройти вперёд и окрикнуть их, но тут понял, что его что-то смущает. У людей вокруг костра были слишком длинные руки, да ещё и будто разные. Так же он заметил, что и ноги были какими-то деформированными. К тому же, одеты они были явно не по погоде. Какое-то рваньё, расстёгнутые куртки, лысые головы сверкали без шапок. Антоха поднял взгляд вверх, куда поднимался излишне густой дым от костра, и ему перехватило дыхание. Он молча потряс Борю и ткнул пальцем вверх. Тот посмотрел и охнул. Дым сгущался в подобие тучи. Она пульсировала, и порой выпускала наружу подобие чёрных щупалец, сотканных из того же дыма, чтоб коснуться одного из людей на земле, беснующегося в ритуальной пляске.

– Валим отсюда, – пробормотал Боря.

Сказал он это достаточно тихо, но этого хватило. Бубны стихли. Толпа повернулась в сторону парней. Антон увидел, что их лица скрыты масками, сделанными, вероятно, из шкур животных, но судить было сложно. Антон даже допустил, что это лица такие волосатые. Судить сложно, а думать некогда, и ребята побежали к машине. Так быстро, как позволял глубокий снег. Позади в ярости кричало несколько глоток, и эти голоса мало походили на человеческие. Антон обернулся, и увидел, что огромное чёрное облако летит за ними следом и тянет щупальца.

– Борь, поднажми, – выкрикнул Антоха, задыхаясь.

Боре два раза говорить было не надо. Он бежал так быстро, будто где-то раздобыл снегоступы. В итоге, парни оторвались, влетели в машину, и Антон дал по газам. Машина завелась с первого раза, и это дало им преимущество. Только вот дорога так и не появилась, и, спустя какое-то время интенсивной гонки, они влетели в сугроб, где авто успешно застряло.

– Чёрт. Ни туда, ни сюда! – Антоха, в сердцах, ударил по рулю.
– Они догоняют!

Крики приближались, да и чёрное облако было видно даже через нарастающую метель. Преследователи били в бубны на ходу, и даже исполняли что-то вроде горлового пения. Звуки плыли в пространстве, создавая ощущение присутствия со всех сторон.

– Выходим, Борян, быстро.

Боря выскочил наружу. Они побежали, куда глаза глядят. Антон уже мысленно принимал идею, что его тушку просто заметёт снег, и никто никогда не узнает, что случилось. Как вдруг

– Антох, там домик!
– Поднажмём.

Они добежали до старой избы, частично засыпанной снегом, и влетели внутрь. Антон запер дверь на большой засов, и они с Борей отбежали от неё подальше. Тут же последовал удар. Затем ещё и ещё. Преследователи ходили вокруг, били в бубны, пели свои страшные песни. Иногда стучали по стенам, иногда в дверь кто-то скребся или снова стучал. Затем всё прекратилось.

– Антох… ч… что это было вообще?
– Какой-то ритуал. Не знаю. Знаю только то, что в этом доме крепкие двери, и на наше счастье на окне есть прочные ставни, которые ещё и снегом завалило.
– Они были какие-то… странные.
– Я заметил.
– А… как мы сюда так быстро попали?
– В смысле?
– Почему вход не замело?
– Может быть, тут кто-то живёт?

Они осмотрелись. Обстановка была совсем примитивной, но иной они и ждали. Старый деревянный стул, стоял возле такого же стола, на котором стояла стопкой посуда, советского производства, какие-то металлические тазы в углу, развалившаяся метла, прислонённая к печке. Одна деревянная кровать да серый матрас, который свёрнутый валялся в углу. На подоконнике лежала сухая трава, от которой удушающе пахло. Под потолком висела связка сосновых веток. Судя по виду, уже тоже очень давно. Так же, в доме была вторая комната, но дверь туда была наглухо закрыта, и Антон так и не смог её открыть. Хорошей новостью было то, что в доме был небольшой запас дров.

– Так, Борь, не знаю – ушли ли они, но мы явно останемся тут на какое-то время.
– Я сразу знал, что мне надо туда ехать.
– Если так пойдёт, то мы всё равно опоздаем.

Антон достал телефон. Связи, конечно же, не было. Для сохранения батареи, телефон было решено выключить. Убрав его в карман, Антон занялся печкой. Благо, её не надо было чистить.

– Либо тут и правда кто-то живёт. Либо печкой сто лет не пользовались.
– Даже не знаю, что из этого хуже, – откликнулся Боря, – Или лучше. О. Смотри!

Он принёс Антону свёрток из газет.

– Рыба. Там под столом. Там ещё есть.
– Ну… с голоду мы теперь не помрём. Жаль, рюкзак в машине остался.
– Всё равно придётся выйти. Водопровода тут, как ты понимаешь, нет.
– Да… Ну это быстро сделать… Лишь бы они под дверью не караулили.

Когда в избе стало тепло, Антон взял один из тазиков, смахнул с него пыль рукавом и отправился к двери. Он прислушался, но услышал только грустную песнь значительно усилившегося ветра.

– Вроде там никого.

Он открыл дверь, и внутрь тут уже устремились мириады снежинок, которые будто пытались ободрать лицо. Видимость была почти нулевая. Антон быстро вылетел, нагрёб снега в таз и метнулся обратно. Он плотно закрыл дверь и понёс таз к печи.

– Да…Мы явно застряли, Антох. Пока это не закончится, хрен мы отсюда вылезем.
– Там, прям, чёрно от снега.
– Как ночью, ну.

Снег в тазике растаял, а потом и закипела вода. Боря выложил на стол вяленую рыбу, а Антоха отколупал немного хвои и накидал в чашки, после залив кипятком.

– Это ещё зачем? – недоумевал Боря.
– Ну… говорят, это хороший вариант, если ты застрял непонятно где. Типа… Витамины, согреваешься лучше, всё такое.
– Ммм… – Боря попробовал и поморщился – Как жидкая зубная паста с примесью пыли.

Антоха тоже глотнул и поморщился. Дальше они просто пили кипяток, заедая рыбой.

– Ну, я надеюсь, что хозяева не сильно обидятся, что мы жрём их припасы, – сказал Боря.
– Если тут есть хозяева. Давно сидим, а никого.

Подкрепившись, они решили, что лучшим вариантом будет лечь спать. Боря выбрал матрас и растянулся на полу. В печку ещё добавили дров, так что было достаточно тепло. Антон подложил пуховик на кровать и тоже лёг.

Антону снился сон, будто он один в комнате. Всё было чёрно-белым и расплывалось. Вдруг в печке что-то зашуршало, и оттуда кто-то начал выползать. Антоха вскочил и наблюдал, как, рассыпая в разные стороны угольки, на пол потихоньку выбрался небольшой дедуля. Он был такой же чёрно-белый, как и всё остальное, но его глаза горели красным. Антон со старичком внимательно посмотрели друг на друга.

– Ты ещё кто такой? – первым нарушил молчание Антон.
– А ты кто?
– Мы заблудились и прятались от каких-то людей. Решили переночевать здесь.

Дед захохотал.

– Людей? Ты ещё скажи, что это жилище человека!
– А чьё?
– Ооо. Здесь происходит такое, что тебе лучше и не знать.
– А если я хочу.
– Ты же всё равно не поймёшь.
– Слышь, а что за закрытой дверью?

Старик лишь махнул рукой и начал уползать обратно в печку. Антоха бросился к нему, но проснулся.

Утро, день, вечер – было не ясно. Антон пытался включить сотовый, но тот или замёрз, или намок, и слушаться не хотел. У Бори телефон, как выяснилось, разрядился уже давно.

– А что ж ты мне сразу не сказал? Пока в машине были.
– Да вроде не очень надо было. Да и… Он как-то быстро сдох. Я не сориентировался. Карты есть и ладно.

Они снова сидели, ели рыбу, пили кипяток и слушали, как трещит дерево и воет ветер. Боря набрался смелости и выглянул за дверь. Там было так черно, что установить время суток не представлялось возможным, а ветер успешно затолкал его назад. Друзья также заметили, что дверь в другую комнату обледенела и обросла инеем по периметру. Печка явно не протапливала ту часть дома. Скоротав время, мечтая о бутылке алкоголя из машины, а так же о нормальном туалете, Антон и Боря легли спать. Не было ощущения конца дня, но они как-то поразительно утомились.

Грохот. Друзья подскочили на своих спальных местах. Что-то колотило в дверь, да не во входную, а в запертую.

– Антох, может там не другая комната? Может там улица всё-таки?
– Не знаю, Борян. Не знаю.

Следом начали стучать и во входную дверь. Антоха взял метлу и подошёл.

– Кто там?

Вместо ответа снова удар. В дверь не просто стучали, а шатали её туда-сюда, что едва выдерживали петли. Через грохот Антон не сразу услышал более родные звуки. Телефон ожил сам по себе. Достав его, Антон увидел время – три часа ночи. Следом последовал новый звук. Будто где-то пробегала крыса, и она была внушительных размеров. Не отрываясь от телефона, Антон спросил

– Ты это слышишь?

Вместо ответа Боря заорал. Антон глянул на друга, а тот валялся на полу и показывал пальцем куда-то вверх. Антоха, включив фонарик, посмотрел туда и почувствовал, как его сердце обваливается вниз. Там, в тенях, на потолке, ползали маленькие уродливые существа. Они будто были слеплены из снега, что поблёскивал в свете телефонного фонарика и горящей печи. Существа, цокая коготками, перебегали из одного угла в другой, явно выбирая более удобный угол. Было только не ясно – для нападения или наблюдения. Антоха схватил любимую метлу и отступил в угол. Существа начали спускаться всё ниже. Вместе с ними будто бы и опускался сам потолок, а стены съезжались. Стол опрокинулся, разметав посуду. Приоткрылись и скособочились ставни, пустив внутрь стайку снежинок. Перед тем, как отрубиться, Антон увидел прямо перед собой страшную, но чем-то похожую на человеческое лицо, морду одного из существ, и ощутил его ледяные пальцы на своей шее.

Темнота. Звуки бубнов где-то вдалеке. Тьма разбавлялась фиолетово-синим сиянием, вызывающим ассоциации с космосом. Антон слышал чьё-то бормотание в том пространстве, и оно ему не нравилось. «Проснись. Проснииись!», – командовал он сам себе. У него получилось, он открыл глаза.

В доме было темно и становилось холодно. Антон растолкал Борю и, тормознув поток его вопросов, заставил помогать разводить огонь. Печь разгорелась. В свете пламени, они увидели, что с домом всё нормально, если не считать небольшого бардака и разбитой тарелки. Разве что запертая дверь обледенела ещё больше. Антон посмотрел время в телефоне. Он успел увидеть, что всё ещё три часа ночи, и на этом телефон сдох окончательно.

Вскипятив воды, Антон сел пить любимый кипяток, погрузившись в думы. Боря сидел на полу, раскачиваясь. Антоха даже не сразу понял, что друг что-то бормочет при этом.

– Чё говоришь?
– Ты же тоже видишь это во сне, правда?
– Ну… смотря, про что ты говоришь.
– Не прикидывайся.
– Ну я вижу, как из печки вылезает дел и…
– ПФ. Какой дед из печки? ОН ТАМ, – Боря ткнул пальцем в запертую дверь.
– Кто?
– Ты не понимаешь.
– Борь, с той стороны явно собачий холод. Там наверно стены сгнили или ещё что. Считай, что улица.
– Не-не-не. А я знал, что ехать не надо. Это всё из-за Веры. Сто процентов. Из-за того, как мы с ней не поладили.
– Смешной ты. А я тогда что ей сделал, что и на меня пало её древнее северное проклятие?
– Мне надо было сидеть дома. Может, нас и не звали никуда, а?
– Ещё скажи, что не было звонка.
– Ты. Не. Понимаешь.

Он замолчал, но продолжил раскачиваться, обхватив голову. Антон забил на попытки достучаться до друга и пошёл спать.

«Что это за белая хрень всё-таки была? Надо наверно открыть ту дверь…».

С этими мыслями Антон отключился.

Прошло какое-то время. Сквозь сон Антоха ощутил, что на него кто-то смотрит. Он пробубнил.

– Борь, тебе чего?

Ответа не было. Антоха открыл глаза и тут же изо всех сил вдавился в подушку. На него уставилось нечто. Оно было похоже на девушку в лёгком платье, но с мертвецки-серой кожей и мёртвыми стеклянными глазами. Её рот растянулся в улыбке, обнажив острые жёлтые зубы, и она отошла от Антона, направившись к Боре, который так и сидел на полу. Антон хотел крикнуть, предупредить друга, но изо рта вырвался лишь хрип, а тело отказывалось слушаться. Он просто наблюдал, как ужасная девица подошла к другу и погладила его по волосам. Боря открыл глаза, посмотрел на неё и расплылся в улыбке.

– Вера. Ох…

Монстр ничего не ответил. Просто смотрел на парня на полу.

– Ты прости… Я… Да, конечно, пошли. Пойдём. Я! Я – куда угодно.

Он, улыбаясь, вскочил на ноги и бросился ко входу. Существо открыло дверь и вышло первым. Боря пошёл следом, не надев верхней одежды. Антон предпринял ещё попытку его остановить, но, окончательно обессилев, провалился в сон.

Снова монохромные видения и старичок, который, кряхтя, выкарабкался из огненного печного нутра. Он отряхнулся, подошёл к Антону и ухмыляясь спросил.

– Ну, и чего ты лежишь тут? В этом доме и так много лежат.
– Я… я не могу встать.
– Пошёл бы и помог другу.
– Я тебе говорю, я не могу пошевелиться!
– Ну, и как это тебе мешает?
– Ты издеваешься?
– А. Ну, уже и не важно. Лежи дальше.
– Что за той дверью?
– Вы ему не нравитесь.
– Ты мне тоже не нравишься!
– Мне уйти? Я единственная причина, почему ты ещё живой.
– А Боря?
– Борей твоим чёрная метель завладела.
– Она что? Какая-то живая?
– И да. И нет. И много будешь знать, скоро состаришься.
– А когда метель стихнет?
– Когда он захочет. Он так прячется.
– От кого? От тех с чёрным облаком?
– Таких не знаю. Но он прячется. И вас спрятал.
– Да кто ОН-то?!
– Силён был …

На этих словах старик начал уползать обратно в печь.

– Эй-эй! Подожди!

Картинка резко сменилась. Антон понял, что не спит, и что может двигаться. Он вскочил с кровати, накинул пуховик и выбежал наружу, сопротивляясь ударам стихии, загоняющей его обратно.

– БОРЯ!!

Антон брёл, закрывая лицо руками и смотря вниз. Так он и увидел, что из снега торчит что-то тёмное.

«Рука!».

Антоха потянул за руку, и она выскочила из снега, как старая гнилая палка. Антон сразу же отбросил её от себя. Остальной части Бориса вместе с ней не было.

– Твою мать! БОРЯ! ТЫ ГДЕ?

Пройдя ещё не много, Антон наткнулся на торчащее из снега тело. У него было ступней, обеих рук и головы. Из одежды было только нижнее бельё. Так сразу и не опознаешь, но у Антохи не возникло сомнений, кому принадлежат подмерзающие останки.

– Твою…

Испугавшись значительно больше, чем просто при виде демонической девицы, Антон бросился бежать в домик. Он запер дверь и начал ходить кругами.

– Так. Таааак. Соберись. Дышим. Дышим.

Он посмотрел на обледенелую дверь. Далее, особенно не думая, Антоха схватил кочергу и нож и начал долбить лёд. Удивительно, но ледяная броня неплохо поддавалась. Нож в определённый момент сломался, но Антон раскурочил достаточно кожуха, подцепил дверь кочергой, как рычагом и поднатужился. С той стороны что-то сломалось, кочерга погнулась, и дверь отошла от косяка. Взяв метлу, в качестве последнего оружия, Антон вошёл внутрь.

По ту сторону двери, оказалась всё ж таки комната. Практически пустая, промёрзшая и без окон. Лишь у стены стояла кровать, накрытая материей. Под ней кто-то был. Антон приблизился и потыкал древком метлы человека под тканью. Ничего. Этим же древком он подцепил ткань и стащил её на пол. Антона уже сложно было напугать. Особенно тем, что не пытается напасть на него. Но несколько шагов назад от неожиданности он сделал. Под тканью было сморщенное тело, похожее на инопланетянина из фильмов. Серо-жёлтое, маленькое. Какое-то диспропорциональное. А рот человека был приоткрыт, как если бы он застыл посреди разговора.

– И что в тебе такого? Печной дед как-то явно преувеличил проблему.
В ответ раздался ни то вой, ни то крик, ни то скрежет металла. Это было так громко, что Антоха свалился на пол, зажав уши. Недавний труп одним движением сел на кровати, открыл большие чёрные глаза и уставился на Антона. Иссохшее лицо было искажено яростью. Он был ещё закоченевшим, но уже не особенно мёртвым. Глаза заблестели. Они следили за Антоном. А рот не переставал кричать. К общему шуму добавилось ещё и, невесть откуда взявшееся, карканье. Антон попытался подняться на ноги и броситься бежать, но комната исказилась, отодвинув дверь метров на 20 дальше, чем она была изначально. Антоха добавил скорости, но тут что-то сбило его с ног. Он успел разглядеть, что это похоже на глиняного человека, передвигающегося на четырёх конечностях. Теперь и сам Антоха частично передвигался на своих четырёх, да так как-то и выбежал из комнаты. А за её пределами чернота. Вой мертвеца и крик ворон. Антон, не сбавляя темпа, продолжал бежать, сам не зная куда. Темнота растаяла, разлетаясь на лоскуты, будто тлеющая чёрная ткань. Антон понял, что бежит по снегу, а кругом сосны до небес. Над головой каркают огромные вороны, закрывающие Луну, а там над макушками сосен за ним наблюдает кто-то ещё. Кто-то хищный и древний. Разглядывать было некогда, нужно было спешить, пока были ещё силы пробиваться через бесконечный густой поток из режущего снега. И Антон бежал, чертыхаясь. Вдруг… Резко всё закончилось. И метель. И крики. И карканье. И даже солнце откуда-то вылезло. Антоха сбавил скорость и побрёл, не разбирая дороги. Последнее, что он помнил – огни и люди, спешащие к нему.

Антон периодически просыпался, пытался сконцентрироваться на окружении, а потом засыпал обратно. Он ощущал тепло. Чувствовал, что ему ко лбу прикладывают что-то влажное. Иногда кто-то бормотал рядом. Иногда кто-то гладил его по голове. Один раз Антоха видел красивую девушку, словно антипод того демона, что утащил Борю на мороз. Она так же склонялась над ним и улыбалась. Как и монстр в проклятой избе. Но в этот раз, Антон ощущал умиротворение.

Жар и бред прошли. Антон пробудился из мутных грёз и кое-как сел на кровати. Рядом сидел мужчина и внимательно на него смотрел.

– Ну чё? Как ты?
– Вроде нормально. Голова только кружится.
– Ты сильно замёрз. Много спал. Давно не ел.
– Со мной такое произошло…
– Это всё шаман. Ты нашёл его. Вы нашли друг друга.
– Шаман?
– Ты был его в доме. Ты был там один?
– С другом, но он…
– Шаман свёл его с ума.
– И что теперь?
– Теперь его надо… как это… закрыть. Запечатать.
– Ну дела… А давно я тут?
– Пять дней.
– Наверно, меня уже ищут.
– Пусть только не идут сюда.
– Да вряд ли кто-то знает, как мы ехали… Я даже не знаю, куда СЮДА.

Мужчина нахмурился и посмотрел куда-то в сторону. Затем отвернулся и что-то крикнул вглубь дома на своём языке.

– Тебе надо нормально поесть. Ты ел еду в доме?
– Там рыба была…
– Плохо. Но будет хорошо. Сейчас поешь.

Женщина принесла ему тарелку горячего супа. По большей части, в составе было мясо. Она улыбнулась. Поставила тарелку на стол возле кровати и положила ложку.

– Ешь, — сказал мужик — Потом пойдём к тому шаману. Пойдёшь с нами. Только так сможем найти его.
– Х… Хорошо.
– Тебе ничего не будет. Всё будет хорошо. Сейчас ешь.

Антон сел на кровати и приступил к трапезе. С каждой ложкой ему становилось всё лучше и лучше. Он слышал, как в соседней комнате толпились люди и что-то обсуждали. И, будто бы его караулили, стоило ему доесть, как в комнату вернулся мужчина и сказал «Всё, пошли».

Погода успокоилась. На улице немного потеплело. Ветра почти не было. Антон шёл неизвестным ему путём в известное место, в компании четырёх мужчин, включая старого знакомого. Он заметил, что у них на шее висят костяные амулеты.

– А мне не нужен амулет?
– Тогда мы его не найдём.
– То есть я, как приманка?
– Просто он тебя знает.
– А то, что я не знаю, куда идти – это нормально?
– Мы знаем. Но только с тобой дойдём.
– Примерно понял. А эт… ещё вопрос.
– Ага.
– С ним как-то связано чёрное облако и кривые люди?
– Это ты где такое видел?
– Там. В лесу. Где-то недалеко от избушки.
– Никогда такое не видел. Может быть, тебе показалось. Иногда что-то может показать тебе несуществующее. Как-то так.

Антону не наврали. Скоро они вышли к проклятой избе. От одного вида на неё Антоху тряхнуло. Он так же поискал тело Бори, но его или утащил кто, или оно было похоронено глубоко под снегом. Что характерно, вход в дом, как и прошлый раз, был расчищен.

– Тебе надо идти туда, – сказал мужчина.
– Одному?
– Всё будет хорошо. Ничего не случится.
– А что мне там делать?
– Там есть печь, да? Принеси оттуда угля. Он понадобится.
– Мм… Ну, хорошо.

На плохо гнущихся ногах Антон отправился к дому, потянул дверь на себя, и вошёл в обитель шамана, которая уже изрядно промёрзла. На столе валялась недоеденная рыба, а в кружке был лёд.

«Так…уголь, значит…»

– Ты здееесь? – раздался голос из дальней комнаты.
– А что? Когда нас много, ты уже не такой смелый?

Труп засмеялся.

– Ты хоть понимаешь, кого ты сюда притащил?
– Ну… людей из деревни. Хотя, мне тут многие говорят, что я ничего не понимаю. И вообще…
– Из деревни? ИЗ ДЕРЕВНИ? Нет у них никакой деревни.

Антон бросил своё занятие и заглянул в дальнюю комнату. Шаман лежал под своей тряпкой, будто прошлых событий и не было.

– Что ты имеешь в виду?
– Это здесь была деревня. Вот прям вокруг этого дома. Они делали что нужно для меня, а я для них. Если не делали, им было не очень хорошо, – он посмеялся, – А потом стали приходить те. Другие.
– Люди, которые сейчас пришли со мной?
– Да не люди они. Как будто были когда-то люди. Такие же. А эти просто их личину переняли.
– И что?
– И так и извели они мою деревню. А меня закрыли тут. Пока ты меня не побеспокоил.
– Ну, тебя стоит закрыть.
– А из тебя стоит сделать амулеты. Видел, у них на шеях. Это ж кости-то… не животных, — он засмеялся.
– Ты вот ответь, а Бориса-то ты за что так?
– Это он уже сам. Это было у него внутри. Это всё равно бы случилось.
– Ну, не тебе решать. Ты бы вообще…
– Слушай сюда. Ещё не поздно убежать. Но надо так, чтоб они не поняли.
– Куда бежать-то?
– Твоя машина стоит рядом. Она — в порядке. Ты её увидишь. Метели больше нет. Снег от окна отвалился, а ставни я открыл. Но они тебя не отпустят.
– И что ты предлагаешь?
– Сейчас выходи, кидай им мою рыбу. Только крикни, что это уголь. А потом беги через окно. У тебя будет время.
– Если обманешь, я тебя вместе с домом сожгу.
– У тебя не выйдет. В любом случае.

Антон подошёл к столу, взял побольше вяленой рыбёшки, затем приоткрыл дверь и кинул рыбу на снег, крикнув, «Вот вам уголь!». Особенно ничего в людях, с которыми он пришёл не изменилось. Но он заметил, что к рыбе они подошли так, будто их колени не гнутся, а их лица стали красными, как помидоры. Антон захлопнул дверь, закрыл засов и кинулся к окну. Ставни легко распахнулись, и Антон выбрался наружу. Он не знал, куда бежать, потому просто держал в голове, что машину он увидит. Один раз он всё-таки оглянулся и увидел, что возле дома мечутся его провожатые. Издалека походило на то, как если бы кто-то двигал статичные фигуры в пространстве.

«Как настольный хоккей прям. Или анимация стоп-моушн. Они замороженные что ли?».

Что было дальше, Антон уже не знал. И знать не хотел, кто победил в той схватке. Но машина ждала его. Целёхонькая. Завелась сразу же. Будто и не было всех страшных ночей, ужасных тварей и чёрной метели.

Внезапно для себя, Антон без проблем смог найти трасу. По картам, которые остались от Бори он смог вырулить на дорогу, которая вела его к безымянной деревне, где когда-то была свадьба. Без приключений точка «Б» была достигнута через несколько часов.

Николай и Вера были, мягко говоря, удивлены запоздалому гостю. Они, разумеется, не злились, но были очень встревожены. Они прошли в дом, и там засыпали Антона вопросами – где же Боря. Антоха им всё рассказал, как мог. Николай, конечно же, слабо поверил в услышанное, но Вера отнеслась с пониманием.

– Жаль, что мы его теперь уже и не найдём, – сказала она.
– Скорее всего. Я даже затрудняюсь сказать, где то место. Да и не хотел бы туда ехать, – ответил Антон.

Они долго говорили. Просидели допоздна. Запоздало отметили свадьбу, помянули товарища. Антохе предложили переночевать, он согласился. Впереди была долгая дорога, к тому же он не хотел садиться после алкоголя за руль. Да ещё и с мыслями, что что-то придётся объяснять Бориным родственникам. Но перед тем, как пожелать спокойной ночи, он подошёл к Вере и спросил.

– Мы там с Борей кое-что видели. В лесу. Перед тем, как попасть в дом шамана.
– Да, что такое?
– Какие-то люди танцевали вокруг костра. Только это были не совсем люди. А над ними вилось чёрное облако, и оно было как живое. Они как-то связаны с той странной деревней, с которой конфликтовал шаман.
– Нет. Это… Они видели вас?
– Тут у нас возле дома что-то странное, – подал голос Николай, смотревший в окно – Какие-то люди разожгли костёр. Все полуголые. Уродливые какие-то.

Антон услышал звук бубнов. И пение, созданное из жутких криков. Звуки становились всё громче.
— Сейчас я им дам! — Коля начал одеваться, чтоб выйти на улицу.
— Коль, это плохая идея, — Антоха попытался удержать друга, а Вера тем временем закрыла дверь за засов.
— Да чё такого-то?!

Хороший удар откинул Веру вместе с засовом. Дверь распахнулась. В комнату медленно начало заползать что-то чёрное.

Чёрная Метель. Часть Вторая Конкурс крипистори, Страшные истории, Проза, Авторский рассказ, CreepyStory, Ужасы, Рассказ, Мистика, Монстр, Шаманы, Черная магия, Сверхъестественное, Север, Метель, Потустороннее, Снег, Мороз, Выживание, Длиннопост

VK

Показать полностью 1

Чёрная Метель. Часть Первая

Телефон вибрировал, не переставая. Антону пришлось приостановить поиски меча в закоулках Гонконга будущего и всё-таки проверить мессенджер. Безусловно зная, чем закончится поиск высокотехнологичного холодного оружия, Антон всё же, в очередной раз, проклял всё на свете, что не выключил интернет на телефоне на выходные. Ну, или хотя бы звук. В итоге, было обнаружено штук сорок сообщений, включая голосовые. Столь усиленно старался достучаться до абонента в ленивую субботу старый друг Антона – Николай. С Колей они связь поддерживали, но не то чтоб очень сильно. Однако в сообщениях было сказано, что Коля очень бы хотел видеть старого друга на своей свадьбе.

«Внезапно».

Такое упорное желание достучаться, было обусловлено тем, что Коля собрался играть свадьбу где-то у чёрта на рогах, на севере. Он уже находился в тех местах, и связи там у него почти не было, так что пришлось ему выехать ближе к городам.

«Север… Север… Что-то меня смущает, но что?»

Антоха с Колей немного попереписывались, и Коля сообщил, что Борис, их общий друг, тоже дал согласие приехать. В этом моменте Антон всё-таки решил позвонить. Требовалось кое-что уточнить в этом вопросе. После пары гудков трубку подняли.

– Здорова, Коль.

Слышно было плоховато. Помехи и шум ветра передавали «привет», врываясь в эфир.

– Привет, Антох. Всё в силе, да?
– Да, конечно. Я же написал. А эт… Боря. Север. Ты на ком там женишься-то?
– Помнишь, с нами училась Вера? Борян ещё мутил с ней. Она приезжала из Якутска, но её бабушка хочет, чтоб мы отпраздновали в каком-то селе, с которым у них там… Они оттуда, вот. Вера там родилась. Её маленькой перевезли. Год ей был. Или вроде того.
– А… Поняяятно. А Боря-то знает, кто невеста?
– Да, я ему вроде сказал.
– Вроде!?
– Да, не. Да, точно. Да, эт…
– Ладно, я понял. Будем в срок.
– Круто. Я Боре координаты отправил. Тебе тоже скинул. Сам я на карте не смог найти это место. Будет просто большая красная точка X.
– Хорошо. До связи, Колян.
– Давай.

Антон положил трубку.

«Ах, вооот что меня смущало».

Почесав в затылке, Антон решил набрать Борю. Получилось не сразу, и Антон уже решил, что друг надрался с горя, но вдруг свершилось. Голос был даже почти весёлый.

– Привет, Борь.
– Здарова.
– Тебе писали уже?
– Да… да, конечно.
– Едешь?
– Конечно. Почему, нет? Колю сто лет не видел. Да и Верку. Всё-таки учились вместе.
– Ага… просто учились.
– Ой, да это было давно и неправда. Жаль, что посрались тогда, но я с тех пор уже чуть не женился. Если она не против, что я приеду, то чё я буду отказываться? Никогда не был в таких местах.
– Да, я тоже.
– Кстати… подвезёшь?
– Началось.
– Так чё?
– Ну а куда я денусь?
– Мааало лии…
– Ладно. Завтра в восемь подгребай, я думаю.
– Да, нормально будет.
– Ну, всё. До связи.
– До неё.

После разговора, сомнения почти сошли на нет, и Антон смог с чистой совестью продолжить заниматься важными делами в свою ленивую субботу.

«Я конечно бы мог сейчас собрать вещи, но Война Красной Стрелы против Светлого Пути сама себя не начнёт и не закончит».

Важные дела пришли к своему завершению примерно в час ночи, да и то кое-как, но чувство ответственности и квадратная задница всё-таки отправили Антона спать. Собрать вещи он, конечно же, почти забыл. Пришлось, стукнув себя по лбу, выползать из-под уютного одеяла и складывать в небольшой рюкзак запас одежды, чай, завалявшуюся упаковку баранок и прочие деньги-документы. Дело было сделано, и Антон заполз обратно. Когда он уже засыпал, коварным змеем в мозг вползла мысль, что они так и не договорились с Борей о подарке. Примерно через полчаса созерцания потолка, было решено подумать об этом где-то на краю цивилизации.

Темень за окном, завывание ветра, звонок в дверь. Утро добрым не бывает. Антон, натянул штаны (чтоб снова не напугать соседку, которая однажды утром решила стрельнуть сахара) и пошёл открывать дверь. На пороге стоял Боря, у которого на лбу было написано не самое лучшее состояние духу, кардинально отличное от того, что Антон услышал по телефону. Они пожали руки, Антон пригласил друга внутрь, включил чайник, а сам пошёл чистить зубы.

Водя зубной щёткой по кругу, Антон ощущал, что его мысли будто вторят этим движениям, крутясь в своеобразной центрифуге. Скоро ему предстояло грохнуть половину отпуска на поездку в неизвестность, да ещё и в компании Бориса, чьё лицо Антон бы очень хотел списать на ранее утро, да как-то не получилось.

Он просто не выспался. Он просто не выспался. Он просто не выспался».

Вечно заниматься чисткой зубов не получилось бы, да и из кухни шёл запах кофе. Боря там усиленно хозяйничал. Антон выключил воду, вытер морду лица и отправился пить коричневую жижу, ибо так можно было описать таланты Бориса в варке кофе. Впрочем, именно в тот раз получилось лучше, чем обычно. Боря даже чуть порозовел и взбодрился, но не то чтоб сильно. Упав на табурет, Антоха поставил кружку на стол и нарушил молчание.

– Так чё? Ты точно готов ехать? Нормально всё?
– Да я как-то перепал с этой мыслью, и как-то ну…
– Ну, ты же уже сюда пришёл.
– Я специально вытащил себя из дома, чтоб бежать некуда было.
– Хех. Ну, я ж тебя не держу.
– Не сбивай с настроя.
– А он есть?
– Чуть-чуть.
– Так. Ладно. А дарить что будем?
– Я же на мели, сам знаешь.
– Господин Раньте и на мели?
– Студенты опять сбежали, а новых квартирантов в бабкину квартиру я не нашёл пока…
– Ты б работу поискал что ли.
– Говоришь, как Вера.
– Хо-хо… Ладно, заедем, я куплю что-нибудь. Потом отдашь.
– Конечно, я отдам. Ты ж меня знаешь.
– А как «отдам» и вторая часть вообще сочетаются.
– Ой, да ладно тебе.
– Есть идеи, что брать вообще?
– Я помню, был на свадьбе, сервиз дарили.
– Нафига им сервиз?
– Просто вспомнил.
– Им там наверно актуальнее что-то вроде помидоров и огурцов.
– Это вариант?
– Просто шутка, в рамках размышлений.
– Ммм…
– Ладно. Где-нибудь потом заедем в магазин. Может мысли возникнут.

Порешав вопросы и допив кофе, они покинули квартиру, и отправились наружу, где уже зарождался рассвет. Антон убедил друга взять пуховик, потому что Боря оделся по погоде, что его окружала, а не по той, в которую ему предстояло окунуться. А интернет говорил, что жарко не будет. Более тёплая одежда и рюкзаки были закинуты в багажник, но Боря зачем-то взял с собой небольшую сумочку в салон. «Пригодится», – объяснил Боря.

– А что там?
– Ну… нужное.
– Как знаешь.

Машина прогрелась. Двигатель завёлся. Впереди была тысяча с лишним километров и три дня времени.

– Антох, а самолётом было не проще?
– Может, и проще. Но дорога там вроде есть, значит доедем. Машина к морозам нормально относится. Да и до места всё равно на чём-то добираться. Вряд ли мы где-то дёшево арендуем вертолёт. Или сани с собаками.
– Так-то да.
– Нам только нужно будет где-то заправиться, пока будем в людных местах.
– И купить подарок.
– Хорошо, что ты это помнишь.

Было принято решение поделить весь путь пополам. К концу первого дня Антон с Борей решили доехать до одного более-менее крупного населённого пункта. Там заправить всё, что заправлялось, и остановиться на ночлег в небольшом мотеле на выезде из города. Благо, забронировать комнату по телефону, было возможно, хоть ответили им и не сразу, а разговор был не самым приятным. Подарок они заехали купить чуть ранее. Борис всё вспоминал сервизы, а взгляд Антохи бегал вдоль стеллажей с алкоголем. Под стон Бориса, что «как-то дороговато», Антон выбрал большую бутылку ирландского виски, а после настоял на том, чтоб отправиться в магазин электроники, где были приобретены две пары китайских беспроводных наушников типа «ultra super pro max 10».

– Отдашь, когда сможешь, Борь.
– Я частями верну.
– Начни с прошлого долга.
– Хорошо…

Новый груз был помещён в багажник, а друзья залезли в салон и отправились к месту ночёвки. Двигатель работал исправно, дорога ровная, поездка спокойная, лишь мелькают мимо пушистые сосны. Ничего не предвещало беды, как вдруг…

– Эх, Антох, а ведь наверно могло у нас с Веркой-то получиться, да?
– Да, блин…
– Не, ну серьёзно. Как сейчас помню, как мы с ней познакомились тогда после пары. Пошли в то дрянное кафе. Как его там?
– Я уже не помню, Борь. Вроде называлось как-то типа «Вкусно».
– Или «Сытно»?
– Да не помню я.
– Мы так там хорошо посидели. Пили кофе, ели булочки…
– Как она тогда не сбежала? У той рыгаловки на момент закрытия рейтинг был едва ли не в минус.
– Ну там такой… вайб.
– Ох ё…
– Ты не понимаешь.
– Да уж куда уж мне?
– А потом мы пошли в кино. Какой-то мультик шёл. Взяли билеты на последний ряд, и мы там эт…
– Давай ты избавишь меня от подробностей?
– Да подробности были дома, хе-хе.
– Ну, и чё ты это вспомнил-то?
– Да вот… Накатило…
– Ну, откатит. Не знаю. Голову в окно высунь. Или ещё что.
– Пф. Это ж могла быть моя свадьба.
– Вряд ли.
– В смысле?
– Ну, ты вспомни главные претензии к тебе.
– Ну, что у меня работы регулярной не было.
– Что-то изменилось?
– Но я же…
– А ещё то, что ты в салон эротического массажа попёрся.
– Ну… так вышло.
– Ага. Бес попутал?
– Да я ж там ничего не делал. Меня даже не пустили.
– Допустим. А зачем ты ей об этом рассказал? Ещё и с сожалением.
– Затупил…
– Радуйся, что она тебя вообще пригласила.
– Интересно, как Колян согласился?
– Да он вроде вообще без вопросов.
– Странно как-то. Я наверно зря поехал.
– Тебя высадить на ближайшей станции? Я тебе даже денег дам.
– Завязывай.

Под задушевную беседу и песнь ветра в соснах, путь через несколько часов таки завершился промежуточной точкой. Старое здание сверкало грязными вывесками «Гостиница», «Бензин», «Душ», «Кафе» и, внезапно, «CD/DVD/VHS».

– Мы так долго ехали, что попали в прошлое? – пробормотал Боря.
– Судя по всему.

Парни вышли из машины, расправили затекшие спины, поразминали гудящие ноги и вернули форму квадратным пятым точкам. Пришла пора встретиться лицом к лицу с ужасом, что отвечал по телефону. Ужасом оказалась бабуля, которой на вид было лет 160, но сразу было понятно, что она всё ещё может целиком сожрать за любое неверное движение. Впрочем, обещание она исполнила. Комнату никто не снял. Ключи были выданы. И даже безнал она приняла. Антон с Борей потащились наверх в свои апартаменты за номером 302.

– Антох, а почему 302? Номера же на втором этаже. И их явно не будет 300.
– Да, я без понятия. Может у них ещё в подвале номера есть. Для тех, кто не договорился с бабулей.
– Почему-то мне кажется это реалистичным.

Они разложили вещи, а далее Борис разложился на кровати.

– Ты всё, Борь, спать?
– Да… пожалуй. Я чё-т подустал.
– Ну, если что, у меня в рюкзаке чай и кофе. В коридоре кулер стоит. Даже со стаканчиками. Развлекайся, так сказать.
– Спасибо, Антох. Но не. Я спать. В телефон вот повтыкаю ещё.
– Ага. Давай. Я до кафешки спущусь.
– Хорошо.

Антоха прекрасно знал, что «втыкать в телефоне» Боря собирался в социальные сети своей бывшей, хоть и она в них давно не появлялась.

«Главное, не забыть постучать, когда вернусь».

нтон спустился в кафе. Там он выбрал себе тарелку жареного мяса с овощами, пару кусков чёрного хлеба и бутылку импортного лагера. По поводу алкоголя были сомнения, но он всё равно собирался хорошо выспаться в дальнейшем, так что решил, что всё будет хорошо. Улыбчивая толстая женщина за кассой приняла заказ, а где-то минут через 20-30 всё было готово. Антон забрал еду, вытащил пиво из холодильника, которое нечем было открыть, так что он воспользовался своим брелоком-открывашкой. Впрочем, по состоянию одной из сторон стола, была видно, что он мог сделать всё без специальных инструментов. Кассирша предложила ему стаканчик, но Антон решил, что в этом нет необходимости.

Лениво пожёвывая острую свинину, которая, судя по консистенции, видела лучшие времена, Антон запивал всё это пенным напитком с чуть горьким послевкусием. Глутамат, капсаицин и алкоголь текли по венам, делая хорошо. Кафешка заполнялась, но Антон не замечал этого, листая карту в телефоне и обдумывая дальнейший маршрут. И тут он услышал.

– Извините.

Антон поднял голову и увидел пожилого мужчину. Скорее всего, якута. Тот стоял с подносом, где виднелся чай и плов.

– У вас не занято.
– Нет, я один садитесь. Я уже всё равно скоро уйду.

Мужчина сел напротив. Они пожелали друг другу приятного аппетита и погрузились в общение каждый со своей едой. Но, спустя какое-то время, незнакомец заговорил.

– Извините, если отвлекаю. Эта ваша Тундра там, на парковке?
– А? Да. Это моя.
– Куда-то далеко собрались?
– Да с другом едем на свадьбу к эээ третьему другу.
– О как. Так… далеко?
– Да на север. Вдоль Лены. За Баханай.

Незнакомец внимательно посмотрел на Антоху.

– Но… Вам туда сейчас не надо.
– Чего вдруг?
– Время такое. Там сейчас всякое происходит.
– Холод собачий? Машинка справится. Всё нормально.
– Да я немного не об этом… Лучше не надо, короче. Уллу Тайон расшалился.
– Ммм боюсь, что я всё-таки поеду.
– Как знаете.

Они продолжили есть. Затем незнакомец ушёл, бросив недоеденный плов.

«Хоть бы поднос прибрал…».

Пиво закончилось, еда была съедена. Антон, по доброте душевной, убрал и свой поднос с поднос с посудой, и то, что оставил незнакомец, да и отправился в номера. Перед заходом внутрь, он постучался. Не получив ответа, Антоха зашёл. Боря спал, как младенец, раскинувшись звездой на своей односпалке. Его телефон валялся на полу. Чай он всё-таки запарил, но практически не выпил. Пожав плечами, Антон снял обувь и верхнюю одежду и тоже отправился в мир снов.

Снилось Антону нечто странное. Он сидел в компании странных существ с вытянутыми мордами и рыбьими глазами. От существ пахло тиной. В длинных пальцах, они сжимали игральные карты. Антон понял, что тоже держит в руках шесть карт. Четыре из них точно были шестёрки. Существа не были агрессивными. Всё было будто в порядке вещей.

– Явно не мой день. Карты не идут, – пробормотал Антоха.
– Да ты подожди, – пробулькало одно из существ, – Скоро будет совсем не твой.
– А тот мужик мне про вас что ли говорил?
– Да не. Мы вообще в другой день сидим. Через месяц снова можем встретиться. Если придёшь.

Остальные одобрительно закивали.

– Ходи, Антон.

Он походил шестёркой. Остальные тоже чего-то накидали. Походил следующий. Антоха хотел уже вкинуть очередную шестёрку, как вдруг кто-то закричал. Стол заходил ходуном, а существа разбежались в разные стороны. Антон проснулся.

В реальности никто не кричал. Прямо под окнами кому-то усиленно сигналили. Немного придя в себя, Антон заметил Бориса, который, явно веселясь, наблюдал за происходящим.

– Что там такое?
– Да один другому дорогу перегородил. Сейчас бегают, ругаются, порой вот гудят. Второй этот так и не отъехал.
– Тупой наверно.
– Ага. О. Бабка выбежала.

Антон подошёл к окну. Посмотрел на перепалку какое-то время, и ощутил, что желудок урчит.

– Пойдём, Борь, пожрём. Ехать надо.
– Да, пошли. Надо было вчера с тобой сходить. Я голодный, как не знаю что.

Друзья спустились в кафешку, которая была пуста. Там они перекусили яичницей и пирожками, да запили кофе из автомата. Антон видел, что за «депрессо» варили в кафе, и понимал, что творчество Бори в стократ лучше.

Сдав ключи бабке, парни отправились дальше. Машина послушно завелась, заправленная и готовая к дальнейшему странствию. Антоха так же наполнил бензином канистры, хоть и пришлось пободаться с заправщиком.

Некоторое количество километров спустя, возник спор о дальнейшем маршруте.

– Смотри, Борь. Дальше предлагаю ехать через К… юл… якянь до Баханая, потом вдоль Лены, а потом свернуть к их этому селу, – показал Антон, продуманный им за пивом маршрут.
– Не, Антох. Это хрень.
– Да в смысле?
– В прямом. Смотри!

Боря расстегнул сумочку и достал оттуда какую-то ветхую бумажку, которую начал разворачивать. Это оказалась старая карта внушительных размеров.

– Вот. Я нарисовал.

Антоха видел, что друг и правда нарисовал какое-то каля-маля прям на карте.

Короче!– И что это?
– Пф. МАРШРУТ. Видишь, мы можем поехать до Эйика, а потом свернуть направо. Тут вот есть пути.
– Сколько лет этой карте?
– Она 56-ого года. Какая разница? Мы можем тут проехать. И это будет быстрее.
– Мы и так можем. И там есть населённые пункты.
– А ты уверен? Там болота, горы какие-то, лес, тайга, медведи, тьма и ужас.
– Напомни, как давно я уговаривал тебя взять пуховик?
– Да я тут интернет полистал…
– Короче!
– Да ты послушай!

Они немного поперепирались, но Боря-таки умудрился убедить друга, и маршрут был перестроен.

Местность становилась более безлюдной. Всё меньше столбов, всё меньше знаков, всё хуже дорога. Лес же становился чернее, а ветер завывал с каждым километром заунывнее, и Антон будто бы начинал различать в этом вое какие-то слова.

Боря начал клевать носом. Антохе не то что бы стало завидно, но он не хотел, чтоб сонливость передалась и ему тоже. Так что было решено взбодрить саму остановку.

– А ты чё карты-то с собой потащил
– Так мы же в глушь едем. Бац – связи нет. Бац – телефон разрядился.
– Карты оффлайн, а телефон я могу и тут зарядить.
– Это если бензин будет.
– У нас его достаточно. Бак большой. Всё хорошо.
– А если он замёрзнет?
– Кто? Бензин? Думаешь, будет ТАК холодно?
– Я вчера читал, что тут бывают лютые морозы.
– В прогнозе таких не обещали.
– Они же вечно врут. Помнишь, пару лет назад на Новый Год обещали -40? А сколько было?
– Ну, почти ноль, да.
– Вооот. Это ж в обе стороны работает.
– Только вот ты погоду смотришь на каком-то сомнительном сайте, который её с потолка берёт, как мне кажется.
– Тебе кажется…
– Да нормально всё будет. Ты ж пуховик всё-таки взял. Значит, будет тепло.

Они общались на тему особенностей прогноза погоды ещё порядка часа, как вдруг Боря выдал.

– А ты, вообще, где едешь?
– В смысле?
– В прямом. Это ж даже не трасса. Ты куда свернул? Мы по сугробам прём.

Антоха ударил по тормозам и осмотрелся. Они словно находились на белом листе бумаги, лишь далеко впереди чёрной точкой маячил сосняк.

– А я говорил, что тут дорог нет.
– Антох, ты заболтался и поворот пропустил.
– Ммм… Есть идеи?
– Смотри, – Боря ткнул пальцем в сторону деревьев, – Там костёр.

Впереди действительно виднелось пламя. Костёр бы явно крупным – дым поднимался над верхушками сосен, что были пониже.

– Антох, пошли спросим, где мы вообще. Мож, сориентируют, как нам выехать.
– Странно всё как-то… Ну, пошли

ПРОДОЛЖЕНИЕ ЗДЕСЬ

Чёрная Метель. Часть Первая Конкурс крипистори, Страшные истории, Авторский рассказ, CreepyStory, Проза, Рассказ, Мистика, Ужасы, Путешествия, Север, Друзья, Длиннопост, Текст

VK

Показать полностью 1

Новый Путь. Часть Вторая

Меня кровожадно приветствовал весь их притон. Они стояли на улице с факелами и фонарями, кричали, хлопали в ладоши, подвывали и улюлюкали. Толпа стояла слева и справа, давай пройти двум амбалам, что волокли меня, а позже кинули меня туда, где устроили церемонию в мою честь. Полина прибыла на место первая. Я увидел её изуродованное тело в свете огней. Она лежала в траве, выглядя так, словно её грызли собаки. Десятки порезов и рваных ран. С неё сняли скальп и, кажется, у неё не было правой руки. Рядом валялось ещё несколько счастливчиков. Думаю, их я и слышал. Уверен, они тоже были мертвы.

– А вы, ребята, настроены серьёзно, я так посмотрю?

Меня, меж тем, поставили на ноги, и два паренька поменьше стали привязывать меня к столбу. На их головах были маски из мешковины, а двигались они как-то чудно. Вдруг справа толпа затихла, а после замолчали и все остальные. Мелкие уродцы расступились, и я увидел, что ко мне идёт некто ростом мне по колено, в сопровождении ещё одного бугая и миловидной девицы. Все вокруг выглядели, будто у них была аллергия на воду. Но только не этот мелкий. Его одежда была не только чистой, но и явно новой, а голова не была покрыта колтунами. На его шее висел тяжёлый медальон с символом, похожим на рунический. При ходьбе он опирался на длинный посох, венчанный дохлой вороной, хотя опора ему явно не требовалась – чисто понты. За его спиной болталось полотно, которое держалось на тощей шее при помощи тесёмок, словно плащ супергероя. На полотне был изображено что-то вроде самого банального лика Сатаны, в виде козлоподобного демона. Довольно грубая мазня. Рисовали детишки явно сами. Глаза его закрывала фиолетовая маска, вероятно, украденная из магазина подарков и прочих новогодних аксессуаров. Его спутники не отличались чем-то особенным. Ну, можно было лишь сказать, что девица была вторая по чистоте в их гадюшнике, хоть и блондинистые волосы всё равно напоминали плохо помытую сковородку.

Троица приблизилась, и мелкий начал вещать. Его голос был на удивление низким, а он старался говорить ещё ниже.

– Как посмел ты заявиться к нам? Как смел ты – зайти в крепость Создателя, еретик?
– Так, засранцы. На вашей крепости не написано. А ещё вы украли мою машину. Вместе с подругой. Если б не…
– Замолчи.
– Вы же явно это всё сделали специально?
– Ты осквернил охотничья угодья Создателя. Мы дали тебе уйти один раз, но ты вернулся. Мы не могли этого стерпеть!
– У меня были дела. Вас не спросил, ага?
– Должен был! И, может быть, тогда Создатель пустил бы тебя, и узрел бы ты его чудеса! И может быть ты бы даже ушёл с миром, заплатив соответствующий откуп.
– Кто такой ваш создатель?
– О. Тебе не суждено понять. Уже нет. Он древнее, чем всё, что ты можешь представить. Его чудеса не имеют конца, границ и…
– И потому вы валите всех, кого найдёте в лесу?
– На то его воля! Его святилище должно быть в безопасности!

– Хренилище…

По толпе прошёлся недовольный ропот. Я усмехнулся. Привязали меня так себе, и я просто ждал момента. Таланты Гудини не требовались.

– Ты давно не оставил нам выбора. Ты ещё мог уйти, но ты явился сюда и…
– Мою подругу вы сами сюда притащили.
– Она унесла жизни нескольких верных служителей Создателя.
– Какая молодец.
– Теперь она сольётся с почвой, и на ней прорастут его новые свершения.
– А ты ляжешь рядом.
– Вот теперь точно ДОВОЛЬНО. Дай мне ЕГО орудие.

Девица, улыбаясь неполным набором жёлтых зубов, передала мелкому лидеру красивый кинжал. Я не специалист, но клинок не был похож на дорогую бурду из магазина сувениров. Если его где-то и украли, то в музее.

– Узри, еретик. Это коготь создателя! Он откроет тебя, как Создатель открыл нам истину! Возможно… Возможно, ты даже успеешь увидеть её малую часть.

Подходящий момент для побега настал внезапно, но я настроил все свои системы на улавливание подобных мелочей, так что был готов. Когда мелкий подошёл ко мне с кинжалом, явно желая продырявить мне брюхо на радость толпы, один его адептов закричал и начал кататься по земле. Он был далеко от меня, но я разглядел, что его глаза были будто чёрные. В тот момент какой-то мальчишка из толпы крикнул

– Это чудо! Это!... Это благодать!

Он хотел крикнуть что-то ещё, но другой его товарищ тоже преисполнился благодати и повалил его на землю. И снова глаза, налитые чернотой. Я предположил, что это кровь, ведь она текла из носа и рта нападавшего. Поднялась суета, из толпы отделилась ещё пара-тройка обезумевших подростков. Я в это время освободился от пут, выхватил кинжал и всадил его в бок амбалу, провернув разок. Девица взвизгнула, а мелкий спрятался за неё. Перепрыгнув через корчившегося на земле амбала, я побежал к ближайшему строению. До меня никому не было дело, пока у толпы происходило массовое помешательство. Жаль, поспешил и бросил клинок. Он бы не был лишним.

Строение, где я укрылся, было из кирпича и профлиста, так что поджечь его было задачей решаемой, но трудной. Внутри я нашёл выключатель, и после его щелчка даже загорелась тусклая грязная лампочка. Ещё в комнатке, где меня держали, я прикинул, что мальцы запитались от генераторов. Другого объяснения наличию электричества у меня не было. Освещение было конечно так себе, но лучше, чем ничего. Я осмотрелся. Как оказалось, я попал в подсобное помещение, типа склада. На стеллажах был различный хлам, валялись старые газеты, посвящённые строительству и событиям, связанным с «Новым Путём», были расставлены запасы консервов, круп и макарон. К одному из стеллажей была прислонена лопата, которую я, естественно, решил присвоить. Вооружившись, я уже решил покинуть временное убежище, как вдруг заметил стопку бумаги, сложенную на деревянном ящике. Присмотревшись, я понял, что это письма. Мне стало интересно, и я взял то, что было сверху.

Сначала я подумал, что найденные мной письма написаны множеством разных людей. Но, присмотревшись, понял, что примерно половина подписана «Лидер», хоть почерк и постоянно менялся. Великий предводитель, скорее всего, не умел писать и напрягал миньонов на это дело. Вторая условная половина была от Василия. От данного факта я, надо сказать, офигел, если не сказать больше. Я конечно разное слышал о возможностях слепых людей, но этот был, прямо-таки, сверхчеловеком, ибо не каждый будет вести дела с мелкими уродцами, что замутили секту в заброшенном детдоме. А ВасильСергеич вполне себе практиковал. С другой стороны, благодаря письмам кое-что прояснилось. Я вчитался в одно из писем, лежавших сверху, слегка бормоча текст. Буквы были чуть корявые, но ошибок я не увидел.

/Василий Сергеевич, вы задерживаете поставки ингредиентов. Мы остро нуждаемся в благодати. Новый Путь начинает беспокоиться, что Создатель покинул нас. У меня ещё остались запасы чернь-травы, однако, они не безграничны. Мы строго их дозируем, выдавая лишь избранным, но в один прекрасный день не хватит и им. Вы ведь знаете, что может случиться?

С наилучшими пожеланиями,
Лидер./

Сильно искать было не нужно. Следующей бумажкой в стопке был ответ от Василия.

/Здравствуйте.

В настоящее время я не могу заниматься поиском ингредиентов для вашего пойла. Я писал вам об этом несколько раз. Покажите мои письма тому, кто умеет читать. Я болен. Очень. Пришлите смышлёных ребят, и я, с радостью, покажу им пару полянок с нужными растениями.

Василий./

Два плюс два было сложить не трудно. Стало очевидным то, что детишки просто упарывались наркотой, которую поставлял им старик. На этом и заканчивались их потребности, которые сполна, якобы, окупал создатель. Остальное они, вероятно, воровали.

– Благодать. Ха! Как же…

Я начал читать дальше. Следующее письмо так же показалось мне занятным.

/М, привет.

Мне нужно вернуть кинжал из Святилища. Мы больше не будем приносить там жертвы. Пол на третьем этаже прогнивает. Теперь всё будет на главной площади. Так ты расскажешь остальным.

Реальная причина – рядом комната с ценными вещами, и туда кто-то повадился лазать. Пока я не найду крысу, в Святилище не ходим.

Лидер./

На следующей бумажке шёл ответ.

/Лидер, я всё сделаю.

Но у меня есть предложение. Давай я перемещу ствол и цацки сюда, к себе?/

Я так не узнал, что решил казначей или кладовщик, кто уж он там был, потому что следующие письма и записки были слабо читаемыми. Сырость добралась до них. Вторая причина была в том, что кто-то зашевелился за дальним стеллажом. Это был паренёк, одетый в спецовку. Грязный, как свинья. Бледный, что, видимо, было вызвано постоянным кровотечением из носа. Вся спецовка была залита. Глаза были чёрные, как у бешенных на улице.

– Так. Слышь? Не подходи! – крикнул я на него и покрепче взял лопату.
– АААЫЫЫХХЫ ППФФ – он обильно плюнул кровью на пол и бросился на меня.

Я ударил нападавшего лопатой. Плоской стороной. Его отбросил удар, но он тряхнул головой и пошёл дальше. Пришлось стукнуть его ребром. Он покачнулся, схватился за место, куда пришёлся удар, ухмыльнулся и рухнул на пол. Я подошёл и потыкал тушку, но ничего не произошло. Тело, измученное неизвестной наркотой, быстро сдалось. Тут я обнаружил, что в кармане штанов спецовки блестит связка ключей. Всего ключей было пять, и они были скреплены шнурками от ботинок. Кладовщик нашёл меня. Ну, или казначей. Напоследок я осмотрел, как тонкая струйка крови из его головы заливает пол. Его смерть показалась мне унылой.

На улице плескалось море голосов. Крики, вой, стоны. Я выглянул наружу. В после видимости никого не было, но во дворе явно происходила массовая драка. Всё больше и больше подростков сходили с ума от передоза неизвестной дрянью, а остальные, видимо, пытались подавить непреднамеренный бунт. Мне стало интересно – часто ли у них такое происходило? Мне стало интересно – от чего все эти ключи? Мне стало интересно – смогу ли я достать ствол? Это было вызов. И это была месть, как бы то ни было. Меня многое связывало с женщиной, что осталась там, в траве, на месте собраний. Да и с моей машиной, прямо скажем.

Я пробрался к дому, устранив ещё пару детдомовцев. Даже не знаю, были ли они обдолбанные. В итоге, я оказался возле чёрного входа. Какое-то время я колупался с ключами, но потом сообразил, что дверь никто не запер. Так я вошёл в здание заброшенного приюта.

Внутри вопли стали тише. Частично выбитые окна и гнилые стены не перекрывали шум от беснования толпы, но всё же стали для него преградой. Я старался дышать не сильно глубоко, потому что воздух в доме по большей части состоял из пыли и гнилостных миазмов. К тому же, я не хотел закашляться, ведь тогда бы вступать в излишнюю конфронтацию с пятью торчками, что валялись, едва живые, на различных поверхностях. Тусклый свет лампочек позволял видеть, как из их носов, ртов, а то и ушей, сочится кровь, но их это мало волновало. В бессознанке, на грани сна и реальности, они мычали себе под нос, порой конвульсивно подёргиваясь. Я даже начал подумывать, что в своих химозных сновидениях, они и правда видят какую-то нечистую силу, которая дополнительно сводит их с ума. Но мне нужно было на третий этаж.

Пол, в самом деле, был гнилой. Приходилось ступать очень осторожно. Я предположил, что причиной усиленного гниения стали трубы, которые малолетние придурки раскурочили в своих целях. Ну, может быть им помогла и, элементарно, ржавчина. В любом случае, вода давно не поступала, и остались лишь последствия. А я, меж тем, ступая по доскам, поросшим грибами и плесенью, добрался до комнаты, на которой висел лист А4, и маркером на нём было накалякано «СВЯТИЛИЩЕ». Следующая дверь была без подписи, но была закрыта на огромный амбарный замок. Я осмотрел дверь – её можно было легко высадить, но я решил воспользоваться ключами. Подошёл самый мелкий.

Склад с ценностями когда-то был кабинетом. Разумеется, всё было разорено, а в центре стоял огромный сундук. Он тоже был заперт, и я смог это исправить при помощи самого большого ключа. Внутри и, правда, был найден пистолет, скорее всего украденный у правоохранительных органов. Или даже отобранный. Патроны тоже нашлись. Так же в сундуке хранились часы, драгоценности, документы, наличные и банковские карты. Перебирая паспорта и карточки, я задумывался о том, сколько человек, вероятно, закопаны где-то под зданием приюта. Если вообще закопаны. Объёмы бесчинств были интересным вопросом, на который я вряд ли мог найти ответ. Да и большого желания копаться в этом у меня не было. Я зарядил пистолет. Он был исправен, и ощутил, что мы подружимся. Тут позади меня скрипнул пол.

– ТЫ!

Я, не вступая в диалог, повернулся и выстрелил. Пуля пробила мелкую ногу мелкого лидера. Он упал назад, и доски сдались. Он улетел куда-то вниз, а подробности меня мало интересовали. За грохотом падения последовал крик его спутницы, но она, конечно же, предпочла сбежать.

Взяв наличку, я решил заглянуть и в святилище. Дверь открылась одним из ключей. Замок поддался с трудом – его явно требовалось смазать. Я зашёл и сразу же закашлялся. Пришлось закрыть лицо ладонью из-за вони внутри. Источником её были тела с разными стадиями разложения, сваленные вдоль стен. Я не знаю, были ли это обладатели документов, и были ли они там все. Вряд ли. Документов было больше. В разы. Ну, а прямо по центру, на перевёрнутом ящике были разложены предметы, вокруг которых и строилось поклонение Нового Пути. Какое же удачное название всё-таки. Ну, или нет. Я подошёл и осмотрел бычий череп, украшенный засохшими цветами. Ветхий том в кожаной обложке. Старую солонку, заполненную наполовину. Цветные мелки. Мешочек, из которого удушающе пахло травами. Я сделал вывод, что в мешочке их дурь и хранилась. На тот момент её осталось уже совсем мало. Видимо, к моему приходу, особенно тупая прослойка культа уже всё выкушала. Открыв книгу, я увидел текст на английском языке. Разумеется, я ожидал найти латынь, или арамейский, или какую-то клинопись. Но ларчик открывался без усилий. На полях были накаляканы заметки ручкой. Это был перевод, но очень посредственный. Они пытались, но, если они и проводили какой-то ритуал, то абсолютно безалаберно. Я пробежался по тексту. Он был элементарным. Книга едва ли имела оккультное значение, а, скорее всего, была украдена из книжного. Судя по заметкам, Новый Путь пытался призывать демона, чьё имя я не выговорю, при помощи молитвы, а молился заклинанием призыва. Оттуда и все тела в комнате. Они не потребовались бы, если б знание языка было нужного уровня. Ну, а если б мозги были на месте, то не потребовалось бы ничего из этого.

Смеху ради, я решил пройтись по инструкции для призыва. Голова быка была помещена в соляной круг, а мел я использовал для начертания символов. Всё было готово, и я начал читать якобы древнее якобы заклинание.

–  Анимадверте спиритум демоникум!

Ветер за стеной заунывно вторил мне на свой мотив.

– Окулис асперсис! Куод вениат…

В комнате стало холодно.

«Похоже, погода портится».

– Ад конвокандум номэн михи!
– Ну, и как же ты будешь ко мне обращаться? Ты же не можешь прочитать моё имя. Тем более, произнести!

Момент настал. Я перепугался. После всей херни, которую я насмотрелся в приюте. После всего, что я вообще видел за свою жизнь… Кажется, я даже подпрыгнул на месте.

– Кто здесь?
– Ну, ты же к кому-то обращался.

Гора тел у стены зашевелилась, и я уже представил, как одно из них встаёт и идёт ко мне для задушевных разговоров. Но из под мясного вороха выбрался Василий Сергеевич. Он выглядел так же, как и прошлый раз. Всё те же слепые глаза, но они не нужны были ему, чтобы видеть.

– Ох и устроили тут эти детишки…
– Кто ты?
– Как много вопросов. Вот то самое слово из книги. Примерно. Хорошо, что ты его не прочитал. Мне бы пришлось вырвать тебе глаз. Сергеич вот рискнул однажды.
– Так вот что случилось.
– А он что рассказал? А… не важно. Главное, что ты здесь.
– Ты ждал меня?
– Разумеется! Ты моё самое любимое говорящее и ходящее мясо! Ой, прости. Разумеется, в мире людей, мясо – это те, кто с тобой встретился. А ты герой. Чемпион. Шаг за шагом ты шёл по моей дороге из жёлтого кирпича.
– Ты… знаешь? Про меня… Знаешь, да?
– Ну, я же демон! Так вы нас называете. Эти малолетние придурки устроили здесь свой глупый культ. Их… ха! ЛИДЕР! Он даже писать не умеет. Пытался тут реализовать, по сути, культ имени себя. Зачем мне иметь с ними дело? Я просто смотрел, как они накачиваются дурью, которую научились варить по другой краденной книге. Они воровали, убивали, обдалбывались. Но всё это… знаешь… безыдейно что ли.

– А почему ты выглядишь, как тот старик?
– Ну… он уже давно был, так скажем, САМ НЕ СВОЙ. Но иногда я отпускал его в свободное плаванье, – демон подмигнул, – А иногда я помогал ему, чтоб события пошли в нужное русло. Но понимания так и не возникло. Ни с кем из них… В итоге, они открыли на тебя охоту. А я пустил волка в загон к тупым и агрессивным овцам. Весь загон заражён. Требуется лечение.
– Так и что дальше?
– Смотри, – он достал из кармана две пары ключей, одни из которых были мне знакомы, – Одними ты откроешь багажник. У тебя там кое-что есть, что тебе нужно.
– Да. Я заезжал к старому другу…
– Любишь ты старых друзей.
– Вроде того.
– Вторые ключи от микроавтобуса. Он стоит в железном гараже, который возле большого камня. Машина не новая, но тебе послужит. Топливо тоже найдёшь.
– Ага. Я понял. Спасибо, – я протянул руку и забрал ключи.
– Но есть ещё один момент.
– Я слушаю.
– Нужно забрать кинжал. Он у них. Там внизу, где они убивают друг друга.
– Я вряд ли справлюсь с такой толпой. У меня не так много патронов.
– О. Они тебе не понадобятся. Знаешь почему? Знаешь? Потому что МЫ справимся вместе.
– Не понял.
– Давай. Пора здесь прибраться, – лицо старика теряло человеческие черты, будто покрываясь белым шумом из телевизора.
– Хорошо. Давай сделаем это.
– Впусти меня.
– Хорошо. Впускаю.

Я закрыл глаза, а Василий Сергеевич упал на пол безвольным мешком. Это было предпоследнее, что я пережил в «Новом Пути», как непосредственно я. Дальше меня вела рука древнейшего существа, но я наблюдал будто со стороны. Как та Луна. Обезумевшие наркоманы разлетались, будто кегли. Лопались, как спелые арбузы. Поэзия резни, как она есть.

Я пришёл в себя возле своей разбитой машины. В моей окровавленной руке был зажат кинжал. Его орудие. ЕГО. Вокруг разгоралось пламя, и угасали крики. Всё было закончено. Через огненное зарево я увидел, что кто-то идёт в мою сторону. Сначала я потянулся к пистолету, но подсознание будто отправило мне сигнал успокоиться. Это была Полина. Я понимал, что это не совсем она, но мне было, в принципе, всё равно. Существо, чьё имя непроизносимо, да и бы и не стал, вернуло мне её. Вместе мы перетащили всё нужное в новый транспорт, заправили микраж топливом, найденным в гараже и, спустя ещё какие-то минуты, выехали за ворота «Нового Пути», что был объят пламенем. Это было последним.

– Куда теперь? – спросила она меня.

Я посмотрел на Полину. Она будто помолодела лет на десять. Но в её глазах было что-то, что отвечало на все вопросы. Во всяком случае, я это видел. Влияние того существа ощущалось в ней. Во мне. Вокруг нас. Мы были словно окутаны туманом чего-то большего, и наша жизнь заиграла новыми красками. Новая жизнь. У каждого из нас, по-своему.

– Сначала нужно закончить дела с нашим старым другом. А потом, я думаю, надо заскочить кое-куда и перекусить.
– Да… Я умираю с голоду.
– Будто бы ничего не ела целую жизнь?
– Ты прав. Кое-куда – это на заправку?
– У нас теперь больше места. Отметим твой день рождения, а потом возьмём того эксперта по кофе с собой и покатаемся. Но это для затравки.

Я показал ей пачку денег.

– Потом нужно что-то более весомое… Возьмём всё, что захотим.
– Мы и так возьмём, – она коснулась пистолета, который я положил между сиденьями.
– Нет-нет. Потом будет выходной.
– Новая жизнь с завтрашнего дня, да, Жень?
– Новая СТАРАЯ жизнь.

Я посмотрел в зеркало. На пару-тройку секунд я увидел там Его. Сложно как-то описать подобную абстракцию в привычных словоформах, но я уже не удивился и точно не испугался. Оно подмигнуло мне. Я кивнул и поддал газа.

Новый Путь. Часть Вторая Конкурс крипистори, Страшные истории, CreepyStory, Ужасы, Проза, Авторский рассказ, Рассказ, Ужас, Приют, Лес, Беспризорники, Культ, Секта, Видение, Демон, Одержимость, Запрещенные вещества, Длиннопост

VK

Показать полностью 1

Новый Путь. Часть Первая

Никто не сможет запретить людям быть ослами, как бы сказал Саймон Феникс, и тот парень на заправке был подтверждением.

– А ты что думаешь?
– О чём? – буркнула Полина, пытаясь высушить футболку стопкой салфеток.
– О качестве оказания услуг.

Она с шумом выдохнула и продолжила попытки устранить капучино с одежды, позаимствованной толстой стопкой салфеток. Я усмехнулся и не стал продолжать этот диалог. Она излишне ощутила заправочный сервис на себе. Обсчитали, нахамили и столь мокрый итог. Благо – чуууть тёплый. Понятия не имею, как можно было так приготовить кофе. Наверно молоко наливали сразу из холодильника, а вспениваться оно должно было при ударе об посетителя. Если я правильно понимаю технологию, то сотрудник, конечно же, справился. Мы могли вступить с ним в продолжительную дискуссию, но дела, что привели нас в глушь, никуда не исчезли. Я ещё раз бросил взгляд на Полину. Она хмуро смотрела в никуда. А ведь у неё должно было день рождения через пару дней, но она его обычно не отмечала, потому что «такой возраст, такой возраст». Впрочем, после всех событий, мы начали отмечать что-то подобное, но чуть в другую дату.

Тьма окутывала лес, через который проходила траса. Дым от моей сигареты уплывал в неизвестность. Создавалось ощущение, что мы и свет наших фар – это единственное проявление реальности, а дальше просто бездна, сотканная ветвями деревьев, что казались чёрными. Луна светила, но была где-то вне кадра. Поразительно глухое место. Что нам и требовалось. Тихо, уютно, никто не побеспокоит. Мы давно такое искали. Прошлое секретное место перестало быть таковым, стало слишком популярным и вообще привлекало избыточное внимание.

Развилка между грунтовкой и продолжением трассы. Наш выбор пал на первый вариант, ибо не бывает уюта там, куда легко доехать. Стало немного трясти, но мы уже катались на разведку, и нас это не удивило. Однако, наша безмятежность была нарушена внезапным хлопком. Машина подскочила и потеряла управление. Я не знал, сколько именно колёс было пробито, но даже если одно, то легче не становилось, и мы, успешно увильнув от дерева, полетели в кювет.

Мне снился сон. Дикий, странный и страшный. В том сне я видел, как, находясь в пещере, я становлюсь жертвой гоблинов. Может они были и не гоблины, но зелёные мелкие карлики… Они поймали меня, потащили к своему шаману, а он меня запер в круглой комнате. Запер так, что дверь больше даже найти нельзя, а не только открыть. Далее в комнате начали материализоваться призрачные сущности, и они, белёсые и мерцающие, шли ко мне, протянув руки. Негнущиеся. Похожие на пару брёвен. Это было бы очень комично, но я ощущал, как их ногти пытаются разодрать мою кожу. А их лица мне напоминали вполне реальных людей. Я ощущал множество мелких порезов... В конце я упал на пол, закричал и проснулся.

Позже я пойму, что сон был достаточно близок к истине, но сначала мне предстояло осознать, кто я, где я, где подруга, и что стало с моим «Аутлендером». Я сел на своём лежбище, которое оказалось старой раскладушкой, чьё небесно-голубое естество было прикрыто желтоватой простынкой. Вокруг меня был старый деревянный дом, который испускал кисло-грибное амбре. Обстановка в единственной комнате была простая. Тут была и кухня, и мастерская, и печь, внутри которой весело танцевало пламя, и кровать владельца дома, и сам он, сидевший возле стола, сгорбившись.

– Э... Извините. Здравствуйте.

Он повернулся, а я отпрянул. Благо, он не видел моей реакции. Он вообще ничего не видел. Его глаза были белы, что призраки из моего сна, но не мерцали и даже не особо блестели. Слепец был достаточно почтенного возраста – лет семидесяти, на мой взгляд. Был одет не по погоде тепло, и одежда его явно была не сильно моложе. Не хватало только драной ушанки на голове.

– А… а где я?
– У меня дома.

Он на ощупь нашёл пустую металлическую кружку, налил в неё что-то из чайника, взял эмалированную тарелку, стоявшую рядом с ним, кинул в неё гнутую ложку и, встав, двинулся ко мне.

– Вы живёте где-то в лесу, да?

Он лихо пододвинул ногой табурет поближе ко мне и почти ювелирно поставил на него тарелку и кружку. Из кружки пахло травами, а в тарелке была какая-то крупа и мясо на косточке. Затем он вернулся и грузно плюхнулся на своё место.

– На окраине я живу, – ответил он наконец-то, – В самом лесу жить опасно. Там зверей много, а охотник из меня, как видишь, не важный. Но кое-что и я могу.

Я попробовал мясо, ухватив пальцами косточку. Сначала решил, что ем кролика, но по жёсткости прикинул, что дед наверно ловит зайцев. Крупа оказалась пшеном. В чашке плескалось что-то горьковато-кислое, но пить было можно.

– А я вот… с подругой ехал, по делам. Вы не видели её, кстати? Или машину мою?

Он изменился в лице. Как-то сразу посуровел. Хотя, его мимику и раньше-то нельзя было назвать мягкой.

– Забудь.
– В смысле?
– Оклемаешься и вали отсюда.
– Я не…
– Они забрали её. Черти проклятые!
– Какие черти? О чём вы?
– Ох… Ну, слушай. Тебя как звать-то?
– Евгений.
– Ну, меня можешь Василием называть. Или Василием Сергеевичем. Как хочешь. Так вот…

Он почесал поросшую седой щетиной щёку.

– Эээ… Тут раньше было что-то вроде центра реабилитации. Для деток. Брали от семи лет, вроде. Я раньше там сторожем работал, видел это всё. Вроде как их сюда привозили после жития в их семейках, где пили, дрались, и всё прочее. Ну, знаешь как бывает.

Я кивнул, хотя это не было вопросом, да и он не видел реакции. Так что я, на всякий случай, ещё добавил.

– Ага.
– Вот и ага. Типа детского дома, короче. Только всё по вумному. Психологи, репетиторы, всякое там. Но я-то видел, какой они, извини, зверинец собирают, на самом деле.
– Да, ладно. Я вот сам из детдома. Там со мной всякие были, конечно, но многие вышли приличными людьми.
– Да я понимаю, Жень, но быстро всё пошло прахом. Денег у этого «Нового Пути»… название-то… Вооот. Денег у них стало быстро не хватать. А эти… Каждый день драки, поджоги и… всякое творили. Они ж хотели брать к себе самые жуткие случаи, понимаешь? Самых тяжёлых, которых никто не брал. А там многим врача надо было, а не воспитателя. Путь этот хотел тут устроить, как в Европе, етить, ну, им и устроили. Быстро установились порядки, какие надо. Всех вот приличных людей запугали или того хуже… А потом персонал начал пропадать.
– И что теперь?
– Проект закрыли. Но дети никуда не ушли. Я не знаю, куда смотрят службы. Вроде кто-то приезжал, каких-то детей забирали, заколачивали там всё, охрану ставили, но… ничего не изменилось.
– То есть где-то рядом огромный боевой штаб опасных беспризорников?
– Вот как-то так.
– Звучит как-то не очень реалистично… И подруга моя типа у них?
– Да нет её уже, – он потёр лоб руками, – Они… ненормальные. Вообще. С ними что-то не то. Не просто с головой беда, а они какие-то… одержимые что ли.
– В смысле?
– Ну, я так же, как тебя, выхаживал тут одного охотника. Они ему сломали ногу. И он рассказывал, что видел алтарь, огни, всякие символы на стенах.
– Там какой-то культ?
– И он влияет на них. Охотник сказал, что многие выглядят, будто… не по-человечески. Глаза странные. Кожа странная.
– Ну, может это врождённое?
– Может быть…
– ВасильСергеич, а тебя-то они чего не трогают?
– А шут их разбери. Может быть из-за зрения. Я не знаю… Они порой приходят. Те, что говорить хотя бы могут. Сидят тут. Ну, и всё.
– Странно как-то.

Я доел мясо, допил травяной чай, нашёл свою обувь под раскладушкой и натянул на ноги. В голове ещё что-то пульсировало, но было терпимо.

– Ладно, ВасильСергеич. Я пойду. Спасибо за всё.
– Ты к дороге пойдёшь?
– Да… конечно.
– Не вздумай ходить за подругой.
– Нет-нет. Я тебя услышал. А где вообще этот дом, чтоб мне туда не пойти случайно? Я же не знаю, где я вообще.
– Как вот выйдешь сейчас... Там две тропинки. Правая – это к тем дьяволятам. А тебе по левой.
– Вот спасибо!
– Ну, давай, Жень. Сказал бы – свидимся ещё, но больше здесь не появляйся.
– Хах… Я учту. Всего доброго.

После всех прощальных ритуалов, я вышел за дверь, оставив владельца дома с его одиночеством у стола. Понятно, что я не стал прислушиваться к его призывам. Жизненно важно было, куда делась моя подруга с машиной, да и разобраться с происходящим. Сотовый вряд ли ловил в таких дебрях, но я планировал позже позвонить, так скажем, куда следует, если что-то из услышанного бы подтвердилось. Всё равно место уже утратило свою привлекательность. Оставалось не вполне ясным, как мы не наткнулись на всё безумие прошлый раз. Самой очевидной версией было то, что так далеко мы просто не забрались, и я стал её придерживаться.

На улице было темно, но мы и правда были не в чаще, а на полянке, и Луна перестала быть сторонним наблюдателем, ярко освещая мой путь. Тьмы, сквозь которую мы прорывались до того, как всё произошло, не было и в помине. Так, под чистым небом, я дошёл до большой таблички с большой надписью «Новый Путь» и мелким текстом ниже. Табличка вся была покрыта надписями, для которых использовался маркер, и символами, которые вырезали ножом. Она была прикреплена к столбу, выходящему из бетонного блока. Блок тот покрывали трупы птиц, мелких животных и цветы. Некоторая животина успешно разлагалась, отравляя чистый лесной воздух. Я никогда не был сильно брезгливым, и оставался лишь вопрос – алтарь или попытка запугать? Я пришёл к выводу, что первый вариант более правдив. Иначе всё было бы более эффектным. Однако, увиденное, явно, сыграло в пользу правдивости рассказа о культе.

Я прошёл ещё какое-то количество метров. Недолго, по моим меркам, и впереди замаячили огни. Буквально. На фоне черноты лесов, выделялось трёхэтажное здание, освещаемое факелами и кострами. Когда-то в прошлом оно даже было красивым. В иссохших деревьях и кустарнике угадывались сады. Второй и, соответственно, третий этаж подпирали колонны. Из прошлого, сквозь граффити и грязь, белел забор. Само здание не просто тонуло в лесной колыбели своими тылами, но стояло на возвышении, давая отличный обзор на реку и продолжение леса вдали. Но это в прошлом. Пройдя ещё немного, я стоял не у уютного убежища для сложных судеб, а зловонного бомжатника, который эволюционировал в цитадель зла. Его обитатели, кроме вырезания на всех поверхностях, что не были исписаны маркерами, невнятных символов, так же украсили забор сверху колючей проволокой, а над входом повесили свиную голову. Впрочем, я допускаю, что раньше это была голова, а уже силы природы доработали декор. Осмотревшись, я понял, что на ближайших деревьях висят множество мёртвых птиц и животных, и не всегда мелких. Вот в этом я уже усмотрел зловещее предупреждение. Может быть не конкретно для меня, а вообще для всех случайных гостей. Я прислушался. За большими воротами кто-то кричал, было слышно пение на непонятном языке, похожем на тарабарщину, прямо совсем рядом, по ту сторону самих ворот, кто-то общался, но я, опять же, не мог разобрать ни слова. Я встал перед дилеммой. Постучать? Покричать? Попросить их выйти? Вломиться? Я понимал, что по ту сторону неустановленное количество молодых людей, пребывающих в состоянии лёгкого неадеквата, а у меня лишь кулаки и требования. И кулаками я смог бы лишь грозно сотрясать, если с той стороны толпа держит в руках хотя бы ножи. Было принято решение немного разведать местность.

Я начал обходить здание, прижавшись к стене. Дозорных вышек у них не было, но с третьего этажа меня вполне могли увидеть. С той стороны обстановка сохранялась прежней. Разве что, закончили с пением. Я сразу подумал о вечерней молитве. Хотя, скорее молитва была ночная. Часов я не носил, а местонахождение телефона было вопросом риторическим, но в лес мы въезжали в довольно позднее время. Мотив у молитвы, кстати, был довольно запоминающийся. Я поймал себя на том, что крадусь вдоль забора, напевая под нос это что-то, явно оккультной направленности.

«Так. Ну-ка тихо! Выдашь себя!» – подумал я, помотав головой, и, для верности, постучав по ней.

Вход, в итоге, был найден почти у самого леса. Задняя дверь. Черновая калитка. Вход для персонала. Я предположил, что когда-то давно через деревянные воротца заносили еду и, вероятно, запускали работников. От времени, влаги и ветра, дерево пришло в негодность, петли заржавели, и, как итог – одна из створок просто валялась на земле. Никакого караула, да ещё и моя машина прямо по ту сторону. Согнувшись, я добежал до водительской двери и дёрнул ручку. Открыто. Они не нашли ключи, или им просто было всё равно. Но места для радости особенно не было, ибо из салона было вынесено всё, что представляло какую-либо ценность, даже подголовники были оторваны, а мой телефон был прибит гвоздём к полу в салоне.

– Зараза…

Я выполз обратно и добрался до багажника. Его они вскрыть не смогли, но и мне, в будущем должны были потребоваться силовые методы. Осталось найти Полину. Выглянув из-за багажника, я увидел небольшой сарай с инструментами. Молотки, топоры, вилы. Всё то, что могло… пригодиться. Сделав пару шагов в сторону гипотетического оружия, я оказался в темноте. На меня накинули мешок, а потом начали ощутимо бить. Вероятно, даже какими-то предметами.

Мне несколько раз прилетело по голове. Так же я лишился зуба. Но почему-то я не отключился. Я ощущал, как меня волокут. Слышал крики. Вероятно, даже крики Полины, но не только её. И это не те крики, что летели через ограду. Те выражали скорее восторг. А эти – испуг и негодование. Я был не единственным пленником сборища мелких паразитов. Затем скрипнула какая-то дверь и меня, судя по всему, закинули в помещение позади неё. Следом мне прилетело ещё несколько раз, и вот тут уже сознание меня оставило.

Почему прошлый раз мы приехали в лес без затруднений? На нас охотились. Выжидали. Отмеряли количество шагов – своих и наших. Подпускали поближе.

Новый сон. Я всё ещё в каких-то катакомбах. На стенах горят факелы, позади меня запертая дверь, впереди – длинный коридор. А в голове мысль: Меня ждут. И я отправился вперёд. В коридоре было абсолютно тихо, и я даже не слышал звука своих шагов, или своего дыхания. Даже подумал, что может уже и не дышу. Ощущал ли я, что нахожусь во сне? И да, и нет. Сложно сказать. В тот момент я просто шёл по полу из чёрного камня в направлении того, кто ждал меня.

«Будто бы, правда умер и иду на свет в конце тоннеля. Ну, только света там нет».

Коридор закончился очередной металлической дверью. От неё шло тепло, и оно было достаточно приятным – будто кошку гладишь. Я потянул ручку, и дверь поддалась. Внутри я обнаружил очередную круглую залу, и там даже были призрачные фигуры, но все они просто стояли, не обращая на меня внимания. Посреди комнаты был большой камень, и понимал, что мне нужно подойти именно к нему. Но стоило мне приблизиться и коснуться нужного объекта, сон прервался.

Вернее сказать, сон мне прервали. Грубо, нагло и бесцеремонно. Девчонка лет десяти-двенадцати, вся грязная, одетая в драное жёлтое платье, пинала меня по ноге и смеялась.

– Э! Ты! Ну-ка завязывай! – прикрикнул я на неё и отмахнулся.

Моя страдающая голова начала кружиться, а девчонка отпрыгнула со звонким смехом. Я закрыл глаза, схватил голову руками и попытался остановить вращение.

– Чё? Плохо тебе? – услышал я ещё чей-то голос.

Говорил явно пацан, и он был старше его подруги. Я снова открыл глаза и повернулся туда, откуда шёл голос. Там в углу валялся паренёк лет пятнадцати-шестнадцати. Его руки и ноги были связаны. Губы были разбиты, под глазом красовался синяк. Попутно я осмотрел комнату, но ничего примечательного не обнаружил. Просто какое-то помещение с парой шкафов и ещё одна дверь, уводящая в недра дома.

– Да, парень. Не очень. Встречают у вас так себе.
– Это потому что ты не наш.
– Не ребёнок, в смысле?
– А мы и не дети. Мы слуги его. А ты еретик. Тебя сюда не звали.
– Его – это кого.
– ЕГО. Повелителя. ОН явился нашему основателю, передал ему знание, и теперь мы служим ЕМУ. А основатель уже передал знания лидеру.
– А… ЕМУ – это кому? Кто он?
– ОН – это типа ну… вообще всё. Всё, что ты можешь вообразить. Он жил здесь давно. Он несёт болезни и голод, но он же даёт нам кров и пищу. Нужно правильно просить, только и всего.

– Ммм… Допустим. А почему ты валяешься здесь, как мешок, и разукрасили тебя не хуже моего?
– Я ослушался.
– Не зарезал козу в полнолуние?
– Херни не неси. Видишь, это моя сестра, – он кивнул в ту сторону, где сидела разбудившая меня девчонка. Она, к тому времени, нашла себе занятие – рисовала пальцем в грязи человечков.
– Ну... грех не заметить.
– Она думала, что ты сдох. Хотела сделать из тебя куклу. Ну, я так думаю. Она просто… сделала из одного уже. Её сложно понять. Она… ну… того. С рождения. Нас сначала разделили, а потом я её… нашёл. И привёл сюда.
– Ага. А почему ты?...
– Ну да. Вот сестра. Она хотела украсть кое-что из вещей и немного денег. Мы не голодаем и вообще, но всё распределено. Наш лидер и его советники этим занимаются. Вот. И она хотела утащить себе кой-чё, вне очереди. Скорее всего, даже не для важного дела, а ради игры какой-нибудь. Мне сказали её наказать. Я не согласился. Теперь мы оба здесь, а они думают, что с нами делать.
– И ты будешь просто лежать и ждать?
– Лидер справедлив. Он примет верное решение.

Я очень сомневался, и начал думать, что мне делать дальше. Но лидер принял решение, дверь открылась, и в комнату ввалились два здоровенных паренька, которых уже вряд ли можно было отнести к детям. Девочка заплакала, но пришли они за мной. Взяв меня за руки и за ноги, они потащили меня на улицу. К огням. К крикам. К толпе.

Новый Путь. Часть Первая Конкурс крипистори, Страшные истории, CreepyStory, Ужасы, Проза, Авторский рассказ, Рассказ, Ужас, Приют, Лес, Беспризорники, Культ, Секта, Видение, Длиннопост

VK

Показать полностью 1

Старый Дом Лесника

– Так что ты там хочешь найти?
– Точно не знаю. Окраины Красноводска, если верить показаниям, кишат различными животными, которые науке ещё неизвестны. То, что зарисовал местный биолог, похоже на помесь кошки с червём.
– Это тот, про которого писали газеты?
– Да. – Который ещё спился?
– Да, но…
– Который убил всё свою семью во славу какой-то собаки и убежал на болота?
– Пошёл ты, ага?
– Да дело твоё, конечно. Просто, мне кажется, ты зря потратишь время. Жить-то ты там будешь где? В палатке?
– Да, Лёха… Да я всё продумал! Тут есть домик. Летом в нём вообще хорошо. Им никто не пользуется. Вроде раньше там жил лесник, но теперь там пусто. Там и перекантуюсь. Даже платить никому не надо.
– Тот лесник, которого нашли в…
– Так, всё, давай, мне некогда. Потом созвонимся.

Потом они не созвонились. Олег уехал в Красноводские леса и топи делать свою диссертацию, или что-то там ещё. В дороге он кинул Алексею сообщение. А дальше – всё. Алексей звонил другу, но его телефон будто существовать перестал. На другом конце провода была лишь могильная тишина, а позже симкарта перестала обслуживаться. Лёха конечно слышал, что его оператор порой восстанавливает симкарты третьим лицам, но как-то стало неспокойно, да и у Олега был номер другого оператора, правда его, как выяснилось, никто не знал. Так, прождав пару дней и не получив вестей, Лёха решил, что пора ему на вокзал. Прокатиться на электричке, погулять по лесу, развеяться. На улице отличная погода – будет полезно.

Доехать прям до места, Алексей, разумеется, не мог. Пути в Красноводск были давно перекрыты, а пути, идущие мимо его болот, перестали существовать году, так-эдак, в семидесятом. При странных обстоятельствах. Так что он добрался до соседнего города, там на автобусе доехал, как можно ближе, а потом – рюкзак за спину и вперёд. Пока Лёха ехал, он узнал у других пассажиров и водителя автобуса, где примерно находится старый домик лесника. Его отговаривали туда ехать, но он был настойчив и получил примерную информацию, и даже относительно внятную точку на карте.

Погода продолжала радовать и, в скором времени, Алексей добрался до домика, который он себе представлял чем-то, что должно развалиться от любого ветра. Но нет. Строение было ещё очень даже ничего.

«Вероятно, если над ним поработать, то и зимой домишко смог ещё послужить».

Рядом с домиком была «Тундра», принадлежавшая Олегу.

«Огромный бензиновый монстр, на котором он мотался по всяким захолустным местам».

Алексей вытащил телефон из кармана. Тот был почему-то выключен. Попытка включения привела к бесконечной перезагрузке. В определённый момент, аппарат всё же отпустило, и он показал полное отсутствие связи.

«Допустим, аргумент. Но километр назад я видел, что связь была. Всегда можно было дойти, а, тем более, доехать».

Лёха подёргал дверные ручки. Было заперто. Стекла были удивительным образом замызганы грязью, если не считать небольшого участка слева-сзади. Алексей пытался что-то рассмотреть снаружи через тонировку, но не увидел ничего, похожего на тело друга. А тот был крупным парнем.

«Пойдём дальше искать».

Дверь в домик не была заперта. Замком выступал небольшой гвоздик, который нужно было поднять или отогнуть, чтоб попасть внутрь. Олег им не воспользовался, и лишь маленький камешек не давал двери открыться от ветра, который, скорее всего, этот камешек туда и принёс.

– Тут-тук, я вхожу! Братан, ты тут? Это Лёха!

Тишина. Алексей осмотрелся, и понял, что в доме даже не начинали жить. Плед на кровати покрыт грязью, которая явно перезимовала. Пол завален мусором. Сумок или иных вещей нигде не было.

«Или всё в машине, или дом обнесли. Странная херня… То есть он сюда доехал, а дальше? Доехал и ушёл в лес? Он конечно интересный парень, но вряд ли его могло что-то ТАК СИЛЬНО заинтересовать».

Алексей прошёлся по дому. На стеллаже он нашёл коробки, заполненные костями, рогами, копытами и прочими запчастями животного мира. Там же было вяленое мясо, завёрнутое в грубый пергамент.

«Лакомство для мелкой живности. От лесника что ли осталось? Да и трогать… Говорят, он жрал собак. Иногда ел всякую тухлятину. Один раз был пойман за раскопками могил, но вроде гробы так и не вскрыл. Славный малый был».

Алексей начал осматривать хлам на полу. Это были счета, штрафы, листы, выдранные из книг, старые газеты – ещё советского периода – и что-то, исписанное от руки на старых жёлтых бумажных листах. Парень подобрал один листок с каракулями. С трудом, но он смог разобрать текст.

/…обучаю её простым командам. Как собаку. У неё ещё остались некоторые повреждения, после того, как она упала с неба, но они никак не мешают ей двигаться. Я назвал её Дашкой, как нашу корову. Была у нас когда-то. Но корова была умнее, и не так агрессивна. Я так думаю. /

«Это лесник писал? Точно не Олег. У него красивый почерк. С завитками. А это прям пятиклассник. Да и о чём это? О птице что ли?»

Лёхе стало как-то не очень уютно, да и в доме было темновато. Он пощёлкал выключателем, заранее догадываясь, что тот ни к чему не присоединён. Дальше он решил растопить буржуйку для комфорта и заглянул внутрь, открыв дверцу. Оттуда на него посмотрела стеклянными глазами мёртвая крыса. Частично съеденная кем-то ещё.

«Твою!...».

Он отшатнулся.

«Мне нужна лопата, или что-то такое. Заодно поищу дрова».

Всё, что требовалось, Алексей обнаружил за домом. Заодно там нашлась и старая керосинка, которая висела на гвозде под самой крышей. Матерясь, он залез по поленнице, снял лампу и унёс её в дом. Затем перетащил дрова и лопату. Крыса была успешно вынесена и отправлена в какую-то яму за домом. Печь растоплена. После всех приготовлений, Лёха продолжил чтение записок сумасшедшего. По большей части, это был трёп о житие-бытие, или параноидный бред на тему слежки за ним, или какие-то воспоминания про молодость в совхозе. Но попадались и интересные моменты. Описывает-описывает Красноводск, как вдруг:

/ …болотные механизмы – огромный мотор. Сердце, чтоб качать кровь. В болоте сложно строить, и у них всё постоянно ломается. Костя думает, что те шестерни принесли с [неразборчиво]. Ха-ха. Почти попал. Но он не знает, куда стрелять. Пиф-паф… /

Затем Лёха наткнулся на описание тихой приятной летней ночи в лесу. Но текст закончился странным пассажем.

/ …из мира чьих-то ночных кошмаров они приходят к нам. Каждый раз, как в городе происходит сбой, я вижу этих уродов. Эти твари похожи на зверей, людей, вещи, куски металла, и много что ещё. Они агрессивные. Разрушение, как есть. /

И самым интригующим было то, что он писал о своём домашнем животном.

/ …Дашка не трогает меня, но я держу её на привязи. У меня всегда при себе ружьё. И она всегда будет сытой. Ей нужно мясо, и я знаю, что она нападёт, если будет голодной. Как делают это крокодилы… /

Прокопавшись в записях ещё немного, Лёха понял, что устал, как собака, да и на улице было совсем темно. Свежий воздух хвойного леса, в сочетании с сыростью болот действовал на него умиротворяюще. Или утомляюще. Он так и не понял. Перед сном он подкрепился батончиками, запив чаем из термоса, прикидывая, что на следующий день надо что-то приготовить, ведь с собой была тушёнка и крупа. Плед был скинут на пол, вместе с кусками мусора, кровать – худо-бедно очищена, но Алексей всё равно завалился спать в одежде.

Посреди ночи Алексея разбудило какое-то постукивание. Будто бы дятел стучал в стену дома, но парень никогда не слышал о ночных дятлах, так что подорвался, хватаясь за лопату. Стук продолжался. Лёха понял, что стучат не в стену. Что-то создаёт вибрации, а стучит всякий хлам на полках. Парень выглянул в окно, но увидел лишь темноту. Затем посмотрел в другое. Вдалеке нечто светилось красным. И оно мигало в такт «тук-тук». Лопату было решено оставить при себе. Дополнив образ искателя приключений керосинкой, Лёха вышел в ночь.

«Почему здесь так тихо? Птицы не орут, насекомые не орут, всякие там белки нигде не шуршат. Лето же на дворе! Только этот стук…»

Источник света оказался той самой крысой в яме. Внутри неё, будто бы был алый шарик, который пульсировал вместо её сердца. Да так сильно, что заставлял стучать рога в коробке.

«Что за хрень такая?»

Алексей поддел крысу лопатой. Секунду они смотрели друг друга, а дальше она с визгом убежала в лес.

«ЧТО ЗА ХРЕНЬ ТАКАЯ?».

Он ещё крепче схватился за лопату и заглянул в яму. Под крысой тоже был этот свет. В мягкий грунт были закопаны, как Лёхе показалось, тысячи мелких животных, и в каждом было по круглому красному пульсирующему псевдо-сердцу. Тут только он заметил, что весь дохлый бестиарий имеет уродства. То ноги длиннее нужного, то какие-то рога на брюхе, то лап нечётное количество, то щупальца торчат из дыры в туловище. Когда он попытался закопать яму, то вся биомасса начала шевелиться. Лёха копал быстрее, но они уже выпрыгивали наружу, кидаясь на него. Он отбивался от мелких уродцев лопатой, а затем почувствовал глухой удар по спине.

Утро. Лёха лежал на полу. Потный, с дрожью в руках, с большой потребностью отыскать лопату, как можно скорее.

«Какая жесть… Приснится же».

Он поднялся на ноги и отправился к рюкзаку. Оттуда он извлёк полторашку воды и выпил примерно пол литра.

«Надо вернуться в цивилизацию: купить воды, позвонить в полицию, и дальше действовать по обстоятельствам».

Лёха бы с удовольствием отправился в путь на машине, но ключей от «Тундры» он не обнаружил, а мимо не проезжало ничего, лишая его возможности – доехать автостопом.

«А сколько там надо, чтоб человек считался пропавшим? Скажу, что три дня нет вестей. Думаю, что этого достаточно».

Планам было не суждено сбыться. Вместо заправки – последнем оплоте разумной жизни, который Лёха видел по дороге до домика – парень вышел к реке.

«Река Красная? Но она же вообще в другую сторону...».

Алексей воспользовался возможностью и искупался в тёплой и не особенно чистой воде. Ил прилипал к телу, а Лёха надеялся, что не нацепляет пиявок. Стало легче жить, но проблема не решилась, и Лёха пошёл вдоль реки в другую сторону, где, по его расчётам должна была быть печально известная Красноводская Лесополоса и железка.

Не найдя никаких желаемых ориентиров, Лёха однако получил профиты от своей долгой прогулки, выйдя к заброшенному частному сектору, где был вполне себе при годный колодец. Там были пополнены запасы воды, в том числе, с использованием банок и фляги, найденных в домах. Разумеется, связи так ни палки и не появилось. И весь путь – тишина, почти идеальная. Только ветер, качает ветви, или трясёт калиткой. Да и то – порывами. Очень редко. Издаст старый шарнир мерзкий скрип разок, и всё опять заглохло. Лёха даже под ногами поискал. Ни жучков, ни червей. В воздухе не летали мухи и пчёлы, хотя мёд с цветов практически тёк.

«Так ладно. Вода есть, еда есть, уже легче. Мне бы теперь хоть к домику выползти… Попробую повторить путь в обратном порядке».

Затея с тем, чтоб идти по своим условным следам, у Лёхи удалась. Он чуть было не свернул, в один прекрасный момент, когда ему показалось, что в леске, чуть поодаль, стоит человек. Но Лёха быстро понял, что тот человек метра три. Быстро убедил себя, что это дерево. И двинулся дальше. К моменту выхода к домику, сил совсем уже не было – чем-либо заниматься. С мыслью «Интересно, а меня-то будет кто искать?» он пожевал хлебцы и уснул.

Проснулся Алексей уже ночью. Голодный и не очень-то отдохнувший. Тело болело, и он надеялся, что не простыл после купания. Во дворе был разведён костёр, над которым был закреплён котелок для создания кушанья из гречки и говядины, а в углях должна была позже поспеть картошка. Лёха подтащил большое полено к костру, и решил ещё почитать дневники. Он надеялся там найти ответы и немного уйти таким образом от гнетущих мыслей. Ещё он старался не смотреть на небо, которое имело странный фиолетовый оттенок. Тексты содержали в себе много рассказов о том, что лесник думал по поводу Красноводского предприятия, его идеи – чем там занимаются, но всё без какой-то конкретики. Лёха уже ел результат своей готовки, одним глазом, посматривая в текст, как вдруг:

/ …всё в подвале. Оставлю всё для тебя, Муха. Я тебе звонил тогда, ты знаешь, что делать. Я уже слишком слаб. Они следят за мной. Они наверно знают, куда делись те туристы. Но Дашка просила. Она требовала. Всё, что тебе нужно, под землёй… /

«Что? А где у дома подвал-то? Так… а то мясо… Ой-ёй. Я не буду думать об этом. Не сейчас».

Перед тем, как начать исследовать полы в доме, Алексей отлучился по зову природы в ближайший лес. К сожалению, пока он делал свои дела, на головы смертных обрушился тропический ливень. Холодный и появившийся из ниоткуда, за долю секунды. Идея с запеканием картошки успешно отменилась, но самым печальным было то, что бумаги лежали под открытым небом. Спасать их было уже поздно. Всё же, добежав до места своего очень позднего ужина, Лёха схватил писанину и утащил её в дом, кинув к тёплой буржуйке. Он уже тогда видел, что буквы расплываются. Котелок с едой тоже был убран с ливня. Стоило закончить спасательную операцию, как закончился и дождь.

«Ну да. Спасибо…».

В доме был на два раза осмотрен весь пол. Проверена каждая сомнительная дощечка, но ничего. Затем Алексей вышел из дома и начал, подсвечивая мощным фонариком с телефона, осматривать все стены. Опять же не было найдено чего-то, похожего на лаз, или место, которое пытались замаскировать. Не сильно ровной травы, ни странного вида земли. И тут Лёху осенило. Он взял лопату, взял керосинку и отправился к своей старой знакомой. К крысе.

«А что? А вдруг».

Крыса снова была перемещена в пространстве, подальше в лес. Бегать сама она так и не начала, чему Алексей был искренне рад. Лопата отлично вгрызалась в мягкий податливый грунт. Вскоре, на свет божий показался металлический люк. Он был затянут цепью, которая была закреплена металлическим прутом, но замка не было. Да и цепь была чуть живой. После некоторых манипуляций, доступ был получен.

Вниз шла крутая металлическая лестница. Алексей начал спускаться, подсвечивая себе дорогу керосинкой, аккуратно переставляя ноги. Вышло спуститься, без происшествий и необходимости собирать выбитые зубы сломанными руками. Леха посветил по сторонам лампой. Из темноты выскочили табличка «Посторонним Вход Воспрещён», пустые консервные банки, доска с лотками для пропусков и рубильник. Последний был в ту же секунду опробован. Свет загорелся. Всё, что было внизу, осветили мутные белые лампы под антивандальными сетками.

«Это похоже на какое-то бомбоубежище. Вернее… на подземный кабинет какого-нибудь чинуша. Или, например, на рукав шахты. Вот эти крючки – под инвентарь. Дальше вон развилка, и путь прямо завален камнями. Там могла быть шахта».

Из второго ответвления раздался шум. Затем какое-то бормотание. Алексей прошёл чуть вперёд и обомлел. Он увидел девушку, одетую в какое-то тряпьё. Её голова была почти лысой, тело было покрыто язвами, она была очень тощей. Он сделал ещё шаг, под ногой что-то предательски хрустнуло, и она подняла на него свои слепые склеры. Сложно было сказать, видела ли она Алексей, но точно знала, где он. Из её растрескавшихся губ вылетало непонятное бормотание и рык.

– Эм… Привет?

Ему стоило молчать. Услышав человеческую речь, Дашка рванулась вперёд, что есть силы. Цепь, которой она была прикована за ногу, тут же отбросила её назад, но это только придало ей рвения. Она кидалась снова. И ещё. И ещё. Алексей успел увидеть, что у неё какие-то странные зубы, словно растущие в несколько рядов. Но разглядывать было некогда, и он принял решение отступать. К такому, его жизнь точно не готовила. Лёха вырубил свет, взлетел по лестнице, закрыл люк и намотал цепь. Первые удары с той стороны начались, когда он пытался закрепить кусок металлической арматуры, как это было раньше. Времени не было, и он побежал к дому. Позади с лязгом разлетелась цепь и распахнулся люк, глухо ударившись створками о грунт. Дождя уже не было, и все действия бешеной из подвала просто разрывали слух. Тем временем, Лёха добежал до машины, когда увидел, что его уже настигают. Он залез на крышу, а сумасшедшая со всей дури влетела в бок «Тундры», оставив глубокую вмятину. От удара, открылся капот, она залезла сверху на мотор и завопила. Из-за сильного крика её челюсть видоизменилась, став похожей на жвала. Лёха предположил, что это и есть их настоящая форма.

Вдруг с неба обрушился столп света. Прям туда, где был вход в подвал. Все присутствующие обернулись на происходящее и замерли. Через пару секунд второй луч спас Лёхе жизнь, ударив по Дашке, расплавив её в кучу жировоска, расплывшегося по расплавленному мотору. Зрелище было так себе – Лёха слез на пол, захлопнув капот. Он бродил вокруг и смотрел в небо. Вдруг снова вспышка, прямо над головой. Секунда паники, а затем умиротворение. Это не было лучом смерти. Лёха чувствовал спокойствие и плыл в чёрные небеса. Тишина, пустота, и никого не стало.

Последний луч ударил возле домика лесника из Красноводска под утро. Когда уже начинало светать. Он был, как тот, что унёс Лёху, но с точностью до наоборот. В круге повядшей травы лежал Олег. Он открыл глаза и осмотрелся.

«Кажется, я уснул. Так утомился с дороги… Пора распаковать вещи. Так стоп. Что с моей машиной?».

Старый Дом Лесника Проза, Авторский рассказ, Рассказ, Ужасы, CreepyStory, Самиздат, Страшные истории, Ужас, Домик в лесу, Тайны, Дневник, Лесник, Хижина лесника, Монстр, Длиннопост

VK

Показать полностью 1

Ведьмина Мука

– Мих, а ты ничё не забыл?

Аня, его сестра, смотрела на него, ухмыляясь. Я знал причину, но решил промолчать. Из-за Мишани мы вечно везде опаздывали, но теперь у нас было время поглумиться над рассеянностью друга.

– А? Что? Где?
– Рюкзак твой где?
– Блин. Точно. А чего ты мне сразу не напомнила? Я ща…

Он развернулся на 180 и умчался в сторону подъезда.

– И вот так всегда, – пробормотала Аня, собирая длинные и непослушные рыжие волосы в хвост.

Я усмехнулся и посмотрел в небо. Погода стояла отличная. Мы часто так собирались вчетвером ради какой-нибудь вылазки. В лес, в горы, к морю дёрнуть. И вот, и снова. Я, рыжие брат с сестрой и старенький автомобиль их отца. Разумеется, четвёртым был не он. Нам ещё нужно было забрать нашу общую знакомую – Софию. Никто уже точно не помнил, откуда она взялась в нашей компании, но мы как-то сроднились. Хоть, она и была странноватая.

– Коль, – повернулась Аня ко мне, – Ты писал Софе? Она что-нибудь ответила?
– А. Да. Она ждёт нас возле дома. Сказала, что вышла пораньше, чтоб кормить голубей и ждать нас.
– Фу. Летающие Крысы.

Некоторым людям прямо-таки жизненно важно выдать эту фразу, как мне кажется. Будто это мантра какая-то. В любом случае, я ничего не ответил. Миша вернулся с рюкзаком, и мы выдвинулись до промежуточной точки.

Минут через пятнадцать-двадцать мы подъехали к дому Софии. Она жила на окраине, где умершая промзона соседствовала с заколоченными бараками. Квартира её отца и мачехи была в свежевозникшей новостройке, которая обещалась простоять меньше, чем эти бараки. Софу во дворе мы нашли легко. Она утопала в голубино-воробьином море. Без труда можно было насчитать порядка двадцати голубей вокруг. Количество воробьёв подсчёту не поддавалось. Я увидел, как Аня тянется к клаксону, и я не успел её остановить. Громкое «бииип» вызвало сцену из фильма Хичкока, испуг Миши, который дремал на заднем сидении и неудовольствие местных бабок. Как бы то ни было, голуби даже не оставили свои послания на машине рыжего семейства, а нам открылся обзор на белокурую девушку, сидящую на скамейке. София помахала нам остатком батона, докрошила его и пошла в нашем направлении.

– Тебе, я смотрю, не надо ехать в лес, чтоб быть ближе к природе? – спросила Аня, опустив стекло.
– Их сегодня много. Желтух привёл с собой друзей.
– Желтух?
– Да. Это сын Красавчика и…
– Короче, залезай.

Аня отперла двери. Я вышел, поздоровался с Софией и запихал её рюкзак в багажник. Она посмотрела, как я запираю его, с некоторым недоумением. Видимо, не хотела расставаться с любимой ношей. Как бы то ни было, она открыла дверь, залезла внутрь и потеснила Мишаню.

– Привет, Миш.
– Ммм… Да… Привет, – пробормотал он.

Прошло около часа, и мы добрались до леса. Наша финальная точка. Во всяком случае, для поездки. Дальше, только пешком, в чащу, в колыбель из звуков птиц и насекомых. Мы взвалили вещи на плечи и отправились в путь по условной тропинке. Место было нетронутое, но деревья и трава слегка расступались, давая возможность продвигаться. София шла зигзагами и порой с радостными звуками находила и съедала какую-то ягоду, и я лишь надеялся, что не ядовитую. Аня что-то снимала на телефон, собираясь пополнить свой аккаунт, посвящённый природе. Миша просто старался не упасть, таща палатку. Вторую нёс я.

Мы выбрались на довольно симпатичную полянку, окружённую зарослями пышного кустарника и чего-то мелкого, цветущего синим и красным. Центр полянки был ровным и удобным для лагеря. Установив палатки, мы с Мишей отправились на поиски дров, а заодно и какого-нибудь ручья, ведь запасы воды не подразумевали безлимитного тарифа.

Первые ласточки грядущей жести были мной замечены, когда мы с Мишей только отошли в лес метров на двадцать-тридцать. Ещё бы я их опознал. Всё началось с зайца. Мёртвого зайца, который лежал в траве. Казалось бы, ничего необычного – ну, не повезло косому, бывает, это природа, детка. Только вот его хладная плоть дала начало новой жизни, и это не были личинки, или мухи, или даже грибы, или ещё что-то, что ожидается в таких случаях. Оно напоминало скорее что-то из мира подводных существ. Небольшие красно-оранжевые щупальца проникали через подгнившее мясо и слегка шевелились, сжимаясь и разжимаясь, словно хватая воздух. Миша этого вообще не заметил, а мне это, почему-то, показалось, скорее, занимательным или, скажем так, залипательным, нежели мерзким или пугающим. Совсем не умею считывать знаки. Реальность решила мне помочь и сунула наибольший знак мне прямо под нос.

Ведьмина Мука Проза, Авторский рассказ, Рассказ, Ужасы, Крипота, Монстр, Лес, CreepyStory, Страшные истории, Ужас, Ведьмы, Туристы, Мистика, Длиннопост

Пройдя через густые заросли, мы вышли ещё на одну полянку. На ней, окружённый смешанным лесом и кустарником крушины, стоял просто деревянный дом. Дверь была открыта настежь, крыльцо частично разбито и заляпано густой непонятной грязью, а в паре метров от входа валялся труп того, что я принял за дворового пса. Однако Миша, подойдя к мертвечине поближе, оживился и заорал

– Да это же волк!

Я приблизился. Признаюсь, я никогда не был экспертом в собачьих родственниках, особенно, если они прибывают в столь печальном состоянии, но морда и лапы твёрдо и чётко вызвали флэшбеки с прогулками в городском зоопарке. Что бы ни убило серого, через его изрядно попорченную шкурку пробивалась всё та же шевелящаяся дрянь морковного цвета. Миша присел и начал тыкать небольшой палкой в щупальца. Теперь они хватали не воздух, а оружие, что направили против них. Было очевидно, что нечто охраняет себя. Пока я задумался, сколь агрессивным оно может быть, и не оно ли убивает животных, Миша перешёл к практике и сунул вместо ветки свой палец. Реакция у этого нечто была молниеносной. Оно будто плоть почуяло. Алое щупальце сжалось на пальце и начало тащить его куда-то внутрь гнилого мяса. Я подбежал и отрезал щупальце ножом. Нечто слегка успокоилось. Миша… не то что бы. Он тяжёло дышал и смотрел круглыми глазами на своего агрессора, продолжающего загребать воздух.

– Оно… оно живое?!
– Ну-ка покажи палец.

Я увидел посреди Мишиного указательного пальца что-то вроде лёгкого ожога, но ничего критичного не заметил.

– Жить будешь. Если не перестанешь совать свои части тела во всякую гадость.
– Да я… эт самое…

Я достал хлоргексидин, взял его палец и полил на место соприкосновения с неизвестной формой жизни.

– Вроде не щиплет. Не прокусила, значит?
– Там и нечем. Похоже на какой-то гриб… типа Арчера или ксилярии… Или..
– А что в этом доме?
– Похоже, что он пуст. Его пару раз обнесли. И возможно сделали что-то неприятное на крыльцо.
– Пошли – посмотрим, а?
– Миш, чё эт тебя потянуло на приключения, а?
– Ну… если он брошенный, то мы можем там спрятаться, если погода испортится. Или если медведи придут. Или…
– Понятно. Комфорт. Это всегда был он.
– Так чего? Идём?
– Ладно, давай, уговорил.

Мы вошли в дом. Внутреннее убранство мне напомнило поездки к бабушке с дедом в деревню. Простая разномастная мебель, самодельный дубовый стол, половицы над тьмой, живущие своей жизнью, частичная побелка, ковёр, фарфоровые игрушки, стоящие на салфеточках и телевизор, закрытый полотенцем. На кухонном столе остатки чая в двух стаканах и миска с печеньем и карамельками типа «гусиный кошмар». Выглядело всё так, будто дом брошенным всё-таки не был. Подтверждение мы получили в виде стона из соседней комнаты. Вбежав туда, мы увидели предполагаемого хозяина дома. То был старик лет семидесяти. Он забился в угол и смотрел в одну точку, издавая стоны. Примерно в метре от него валялось ружьё. Видимых повреждений у деда не было, но на нас он реагировал. Я сказал, чтоб Миша принёс воды, а сам опустился на пол, рядом со стариком.

– Эээй. Вы меня слышите.
– …ушёл… ушёл… от всех…
– Меня зовут Коля. Николай. Мы можем вам помочь?

Старик поднял глаза на меня. Взгляд сфокусировался. Тут Миша пришёл с водой, и я дал стакан старику в руку. Вода его интересовала мало. Он разглядывал меня светлыми слезящимися глазами.

– Вы… вы что тут забыли?
– У вас была открыта дверь, и мы…
– В этом лесу… что забыли? Уезжайте!..

Эмоции дались ему дорого. Он застонал и схватился за ногу. Стало очевидно, что какая-то физическая травма имеет место быть.

– У вас нога сломана?
– Мы… мы просто… Жена хотела постряпать…
– Она где-то здесь?
– Мы купили муки… А появилось оно! ОНО!
– Что оно?
– Мы пожаловались, а она… с моей женой… такое… ооо…

Он спрятал лицо в ладонях и застонал. Я достал телефон, но связи, конечно же, не было.

– Миш, у тебя как со связью?
– У меня телефон сдох.
– Да ты издеваешься?
– Нет.

Я хотел повторить жест старика, который начал рыдать. Но надо было делать что-то конструктивное. Я наклонился к деду.

– Мы сейчас найдём, где ловит связь, и вызовем врачей. В крайнем случае, сами вас отсюда вывезем. Подождите нас немного, хорошо?
– Нет! Не вздумайте! – он схватил меня за одежду, приблизив своё лицо, поражённое лёгким безумием.
– Да всё хорошо будет. Скорая, полиция, найдём вашу жену и вам поможем! – полным внезапного энтузиазма голосом выпалил Миша.

Дед услышал про жену и снова впал в прострацию. Я аккуратно посадил его в угол, и мы покинули дом. Перед уходом я заметил, что алой дряни в трупе волка стало больше.

Мы экстренно возвращались в лагерь. В моих планах было идти к машине, попутно пытаясь найти связь. Если не получится, то напрягать Аню и ехать до ближайшего населённого пункта. Права были только у неё. Пока мы шли, я стал замечать, что в лесу как-то странно пахнет, а небо приобретает странный оттенок.

– Пожар где-то, что ли? – пробубнил Миша.

Я не ответил. Запах был не такой, как от пожара. Скорее, как от гниения. Не только запах от мёртвых животных, которых мы видели. В общее амбре смешивались и гнилые деревья, и слежавшаяся трава, и сырость, и грибы, и мох. Всё вот это вот. Вдобавок тащило ещё и чем-то кислым. А погода… Она явно менялась. Но я не мог понять, что именно происходит.

В лагере тоже заметили, что вокруг происходит что-то странноватое, но значения сильно не придали. Аня сидела на камне и читала книгу. Софа собирала что-то, выковыривая из земли, и будто не заметила, что мы с Мишей куда-то уходили. А вот Аня посмотрела на нас крайне недоумевающе.

– И чего это вы пустые?
– Мы нашли старика, – ответил я, – Его вроде как избили и что-то сделали с его женой.
– Эээ…
– Он нёс какую-то пургу про муку. Может что-то связанное с наркотой?

Мы подробно пересказали девушкам нашу прогулку.

– Надо вызывать помощь. Полицию, скорую, МЧС, – выдала София.
– Да хоть космодесант. Связи нет.

Аня вытащила телефон, помахала им в воздухе и разочаровано покачала головой.

– Как и у меня? Соф, у тебя есть связь?
– Где?
– В телефоне.
– Я не брала.
– А у Миши разрядился, – подлил я масла.
– Так у нас же есть пауэрбанки! – радостно вскрикнула Аня.
– Не… Нету, – пожал плечами Миша.
– По… почему? – спросил я.
– Они дома…

Аня села на землю, обхватил лицо руками, что тот старик. Пока она не начала орать на брата, я перехватил инициативу в полилоге.

– Ань, если хотим что-то с этим сделать, надо ехать. Или туда, где есть связь. Или в какую-нибудь деревню с телефоном.
– Может хер с ним?
– Даже если так. Те, кто отоварил деда, могут и к нам прийти.
– Ох… Ну да… Блин. Только приехали.
– А мне уже скучно, – подала голос София.
– Ну, вот… как раз покатаешься. Развеешься! – крикнул я Софе.

Вещи были сложены, лагерь свёрнут, полная готовность. До машины мы добрались успешно. Но к отсутствующей связи поспешила добавиться следующая помеха. Четырёхколёсный драндулет отказывался заводиться. Одна попытка, вторая, ещё и ещё. Аня с удивлённым лицом продолжала поворачивать ключ, но движок не реагировал. Я не выдержал, вышел из салона и открыл капот. Внутри всё покрывала знакомая грибообразная штука.

– Вылезайте. Походу, идём пешком.

Друзья подошли ко мне и с удивлением смотрели, как подёргиваются микро-щупальца. Я напомнил Ане и Софе, что мы это уже видели, где мы это видели, и как оно себя вело. Софа, невзирая на предупреждение, потянула руку, но я отодвинул её в сторону и захлопнул капот.

– Идём пешком, – вторила Аня.
– Не нравится мне это, – добавил её брат.

Мы заперли крупное в багажнике, взяв только самое необходимое, и отправились тем путём, которым въезжали в лес. Странный запах усиливался, дополняясь чем-то вроде серы.

Шли мы довольно долго. Было ощущение, что идём не туда, потому что дорогу никто не узнавал, да и лес становился будто бы всё более диким, а не превращался в зону отдыха с протоптанными тропинками, остатками костров и мусором. Но компас говорил, что всё правильно. Конечно, на машине ехать – это не на своих двоих, но по всем расчётам мы уже должны были выйти на трассу, однако она не показывалась. Зато мы увидели медведя. Мёртвого. Покрытого шевелящимся алым растением.

Когда мы уже совсем устали и появилась мысль разбить лагерь, ведь мы ушли далеко от места предполагаемой деятельности теоретических злоумышленников, перед нами появилось нечто совсем из ряда вон. Мы замерли и смотрели на то, что открылось нам, когда деревья в очередной раз расступились. У Миши было такое лицо, будто он рассудком тронулся, и я его вполне понимал. Чего я не понимал – как в нашем мире может существовать столь крупное существо, и почему оно вросло в дерево. Кости и остатки гниющей плоти плотно сплетались с сухой искривлённой древесиной. Дерево было мертво. Под стать тому, с чем оно вступило в симбиоз. Череп существа напоминал человеческий, но общий рост, мягко говоря, не соответствовал.

Ведьмина Мука Проза, Авторский рассказ, Рассказ, Ужасы, Крипота, Монстр, Лес, CreepyStory, Страшные истории, Ужас, Ведьмы, Туристы, Мистика, Длиннопост

– П… Пойдёмте. Пойдёмте дальше. Оно смотрит на нас, – сказала София дрожащим голосом.

Я первый раз слышал от неё такую интонацию. Это стало мощным аргументом, чтоб не разглядывать существо в дереве более и двинуться дальше. Даже не зная, «дальше» – это куда?

Дерево с вросшими останками, как я теперь подозреваю, было пугалом. Пугалом от туристов и прочих названных гостей. Как бы оно ни было сделано, но свою функцию оно не выполнило, ибо мы, незваные гости, просто более не знали, куда идти. Так что пришлось нам вторгнуться на частную территорию. Издалека мы увидели, что впереди маячит избушка. Сначала я даже решил, что это жилище того деда, но быстро сориентировался, что местность выглядит совсем иначе. Чтоб добраться до избушки, нам нужно было пройти через целое поле рослого табака, кусты с неизвестной ягодой и грядки чеснока. Огородик был разбавлен чем-то вроде костяных тотемов, водружённых на палки, вкопанные в землю тут и там. А когда мы дошли до деревянного строения, то мне пришла в голову мысль, что ему не хватает пары куриных ног. Впрочем, кривая крыша была увенчана деревянной куриной головой, и было ощущение, что она следит за нами столь же пристально, сколь и черепушка в дереве. Посовещавшись, мы решили зайти внутрь. Хотя бы потому, что все устали, а палаток с собой не было. К тому же, судя по времени, на улице уже должно было темнеть, но небо словно застыло в период вечного заката. Всё было залито багрянцем, и солнце, где бы оно ни было, не собиралось заходить за горизонт.

Ведьмина Мука Проза, Авторский рассказ, Рассказ, Ужасы, Крипота, Монстр, Лес, CreepyStory, Страшные истории, Ужас, Ведьмы, Туристы, Мистика, Длиннопост

Внутри была довольно скудная обстановка. Табурет, стол, кровать на покатом полу. Всё явно самодельное. Под потолком висело ещё больше костяных тотемов, травы, и связки прутьев. На столе, возле окна, стоял большой металлический таз. Самый обычный, что удивительно. Продающийся в любом соответствующем магазине. Я приблизился и заглянул внутрь. Ёмкость была наполнена чем-то похожим на пепел или…

– Миш, иди сюда!

Он подошёл, и я указал ему на содержимое миски. Он подобрал с пола какую-то палочку и поковырял сухой порошок. Палочка приобрела знакомый алый оттенок.

– А если дед про это говорил?
– Ну… это похоже на муку.
– Вряд ли наркота. Будто что-то сожгли. Ну, или очень сильно перемололи.
– И что будем делать?
– Пока, я думаю, передохнём.

Мы расположились на полу, открыли консервы, достали галеты и начали в тишине ужинать. Солнце за бортом так и не собиралось закатываться. Шло время. Хозяева избушки тоже не возвращались, из-за чего я предположил, что она заброшена. Но это были детали. Мне не давало покоя, что Миша усиленно потеет, а его палец, обожжённый странным растением, приобрёл странный оттенок и как-то искривился.

– Миш, а палец твой как?
– Странные ощущения… – он поднял палец вверх, – Но не болит. Ничё такого.
– Видимо, надо не столько деду помощь искать, сколько тебе.
– Да нормально всё будет. Только душно тут… Ещё вся эта бурда на потолке воняет. Да и вообще воняет.
– Да не так тут и воня…

Миша внезапно встал. Подошёл к столу и начал пытаться открыть окно. Рамы шатались, но не поддавались.

– Да чтоб тебя…

Он приложил больше усилий. Окно затрещало и вывалилось на улицу, обнажив раны гнилой древесины. Мишу же подвело равновесие, и он, падая, перевернул таз с мукой. Часть вылетело в дыру в стене, часть попало на самого Мишу. Внезапно поднявшийся ветер, тут же начал выдувать муку наружу.

– Ой.
– Миш, ну ты чего творишь-то? – закричала Аня, уже подбежав к брату с целью помочь ему отряхнуться, но я остановил её.
– Не-не. Не трогай. Мих, давай на улицу, там счистишь это с себя.
– Хорошо...

Мы вышли из дома, и он начал убирать остатки муки с одежды. Тут я понял, что вокруг стало как-то подозрительно тихо. Лес молчал, и лишь заунывно подвывал, усиливая мрачность атмосферы.

– Птицы замолчали, – сказала София, – Лес замолчал.
– Смотрите, – крикнула Аня и показала на землю.

Я посмотрел туда, куда она указывает, и обнаружил, что земля стала покрываться рыжим налётом. Местами он уже начинал шевелиться – будто пузырьки надувались.

– Миш, – сказала она брату, – Надо найти ручей или реку. Думаю, надо с тебя это смыть.
– Это ещё не все наши проблемы… – София показала в сторону чащи.

К нам приближались животные. Те самые. Мёртвые. Впереди них шла лиса, вся изъеденная рыжим растением, а позади неё тянулась процессия из других животных. Медведи, зайцы, волки. Меня удивляла ограниченность бестиария, но удивляться и обдумывать было особо некогда. Толпа мёртвой животины окружала нас. Они вели себя не так, будто сбирались нападать, да и вряд ли это можно было ждать от зайцев, но от их поведения и внешнего вида кровь в венах перемерзала.

– Валим, – шепнул я.

Миша, который смотрел на приближающихся животных, посмеялся и что-то забормотал.

– Ты чё там бормочешь? – Аня подошла к нему, – Уходить надо!
– …ушёл… от бабушки ушёл… от зайца ушёл…
– Ты сейчас к чему это вспомнил? – она повернула брата к себе и закричала.

Мы увидели, что из его рта, глаз, и носа густо произрастают алые щупальца. Он вряд ли мог видеть, но он уверенно шагнул к сестре и заключил её в крепких объятиях.

– Ты что? ТЫ ЧТО ДЕЛАЕШЬ? ПУСТ.. .ххх… кххх…

Они начали сливаться в одно целое. Будто два кусочка воска. Растение, живущее в Мише, переплетало их, сливаясь с их собственными рыжими прядями.

– Валим, – коротко я бросил я ей.

Уговаривать не пришлось. И мы бросились, куда глаза глядят. Путь нам преграждали сухие ветки, хлещущие нас по щекам. Мы запинались о кочки и падали. А лес больше не был тихим. Всё кричало и выло. Будто за нами ад гнался. Но быстро выяснилось, что он загонял нас к своему повелителю.

Когда мы поняли, что крики тварей стали тише, то решили, что оторвались и опасность миновала. София присела на гнилое поваленное дерево, а я решил осмотреться. Ни тропинок, ни каких-то внятных ориентиров, компас вращается, как бешеный. «Всё пропало, всё пропало». Вдруг новый звук. Я не мог понять, где находится его источник, но этого и не требовалось. Источник приближался. Ломая ветки и сминая грибы, к нам выкатился ОН. Шарообразное тело примерно метр в диаметре, пара сегментированных серых глаз и огромная пасть, жадно втягивающая воздух. Его пористое периодически пузырилось. И теперь я очень ярко ощущал в воздухе запах кислятины.

«Закваска? Закваска для теста?»

София тоже его увидела и закричала. Этого было вполне достаточно, чтоб монстр среагировал и покатился в её сторону. Она пыталась убежать, но её нога застряла в какой-то коряге. Шар просто втянул её в огромный рот. Затем он начал пульсировать, и я понял, что монстр растёт.

Я не знаю, сколько он катился за мной следом. Под конец побега мои ноги уже ничего не чувствовали, и странно, что меня вообще держали. Я был весь изранен. Голова взрывалась. Меня спасла лишь река. Каким-то чудом, я смог через неё перебраться, а шар нет. Ни то он напитал воду и раскис. Ни то просто не справился с течением. Или вообще забуксовал в иле, но я смог от него оторваться, слыша за спиной негодующий рёв. Впрочем, спасение было мнимым. Конечно, я выбрался из леса. Я даже смог объяснить полиции пропажу друзей. И они даже нашли какие-то фрагменты тел Ани и Михаила, списав в итоге всё на диких животных. Они нашли и Софию. Частично. Ниже по течению, облепленную дрянью типа той, что была на крыльце у деда. Дед кстати застрелился из своего ружья, но тут ко мне вопросов и не было. И я даже предполагаю, что поисковые отряды тоже могли подхватить лесную гадость… Но даже не это всё снится мне по ночам. Выбираясь из леса, я увидел чудную, почти сказочную полянку. И там, росли они. Маленькие плотоядные шарики торчали из-под земли, словно грибы. Они зрели. И их было бесчисленное множество.

Ведьмина Мука Проза, Авторский рассказ, Рассказ, Ужасы, Крипота, Монстр, Лес, CreepyStory, Страшные истории, Ужас, Ведьмы, Туристы, Мистика, Длиннопост


--
VK

Показать полностью 4
Отличная работа, все прочитано!