rotmistr1980

rotmistr1980

пикабушник
https://zen.yandex.ru/rasskaz_na_odnu_ostanovky
поставил 85 плюсов и 2 минуса
отредактировал 1 пост
проголосовал за 1 редактирование
39К рейтинг 1236 подписчиков 2653 комментария 296 постов 73 в горячем
1 награда
более 1000 подписчиков
12

Валерка

Валерка Интересное, Великая отечественная война, Пограничники, 1941, Последний бой, Письмо, Владимир сединкин, Длиннопост

"Кормят мам нас хорошо. Даже отлично. Фрукты, овощи, ну всё как ты любишь. Я поправился на четыре килограмма, увидишь, не узнаешь. Мордатый стал. Ребята здесь все как на подбор. Отличные товарищи, коммунисты. Командир наш - майор Морозов, кадровый военный. У него ещё царские награды имеются. Седой, а на полосе препятствий его не догонишь. Наша застава вообще является показательной. Недавно к нам даже приезжал сам Лаврентий Павлович. Да, да Берия. Серьёзный мужик, въедливый. Всё сам лично обошёл, проверил кухню, казармы, медчасть, даже секреты. Велел Сан Санычу, ну то есть командиру нашему, на позиции - в окопы, траншеи и блиндажи больше боеприпасов и лекарств притащить. На всякий случай. В общем, мам, всё у меня отлично. Здоров, весел, ноги в тепле. Как задождило, так сразу твои шерстяные носочки одел. Спасибо большое. Знаю, что там у вас говорят, но если немец рыпнется накидаем ему по первое число.

Да, чуть не забыл, не ругай Светку и Сережку. Пусть берут мой велосипед и мяч. Ну чего им без дела лежать. Целую вас всех и обнимаю. Твой сын Валерка".

Накидаем по первое число. Легко сказать. Ладно, не буду маму расстраивать. Ну не смог я правду написать, не смог! Найдут меня, так может хоть это письмо, последнее, но будет хорошее. Пусть последнее будет хорошее. Правда, я кое-что не дописал... попозже.

Кто ж мог подумать, что нас и самолётами и артиллерией, спящих? Нет, ну мы-то, не спали. Пограничники никогда не спят. Но других? А потом танками, пехотой и снова танками. Спасибо Лаврентий Павлович за добрый совет. Патроны, медикаменты и жрачка пригодились, пятый день гады наши позиции взять не могут. Морозова жалко, героически погиб мужик, когда на правом фланге пехота прорвалась. Полчаса втроём вели огонь из пулемёта и винтовок. Никак мы им помочь не могли, нас тут самих знатно развлекали. Да и потом у нас было три "весёлых" дня.

Эх! Пожить-то ещё охота конечно. Но видать конец. Один я остался. Вчера Сапожникова и Крылова лично похоронил. Приказа отступать не было, а значит, погибаем, но не сдаёмся.

Так, что у меня есть? Шесть гранат. Винтовка и восемьдесят патронов к ней. ППШ, повреждённый, но вроде стреляет ещё. К нему шестьдесят патронов. "ТТ" нашего лейтенанта и два магазина. Лопатка, острая. Штык-нож, не раз уже мне жизнь спасавший. Нормально, повоюем ещё. Вот сейчас этих сволочей постреляем, и кое-что допишем. Мамка ругаться будет…

* * *

- Вот тут его тело и нашли. Я это отлично помню. Пацаном был, но помню. Здесь всё гильзами было усыпано, и там и вот там тоже.

- Позиции менял.

- Ага, точно. Он ведь как? Подкараулил немцев в этой балке. Склоны тут крутые, песок опять же, карабкаться неудобно.

- А почему немцы по мосту не пошли?

- Так Морозов приказал мост ещё двадцать второго июня взорвать. А сюда они пошли потому как брод здесь. Вот прямо напротив балки брод. Поди, думали обойти, думали, на заставе кто-то ещё выжил. А он один был.

- Мам тебе плохо? Может пойдём?

- Нет, нормально. Пётр Ильич, а как он выглядел, когда его нашли?

- Как? Да нормально. Перевязан был в нескольких местах. Лежал на спине, улыбался, в небо смотрел. И знаете глаза такие голубые, голубые. Мужики даже расплакались. Он карандаш в руке держал.

-… спасибо. Его последнее письмо нам переслали. Мама его прочла и хранила до смерти. Теперь мы храним.

- А вы кто ему будете?

- Я сестра. Светлана меня зовут. А это мой сын Алексей и мой внук Борис.

- Извините, если чего...

- Нет, всё нормально. Всё хорошо.

- А как эта местность называется?

- Как называется? Так, Алексей, так и называется – «Валеркина балка». Здесь же всё кровью его полито. Вы даже себе не представляете, сколько тут немцев мёртвых лежало. И там, и тут и на склонах, россыпью. А рядом с бродом, он два грузовика взорвал и бронетранспортёр, вместе с этими гадами. До корочки сгорели. Герой, настоящий герой.

- А сколько?

- Борис ну чего ты?

- Пап ну интересно же.

- Нет, нет внучок прав. Я сам тела не хоронил. Но отец говорил, что не считая сгоревших, насчитали шесть десятков или около того.

- Мам не плачь. Ну чего ты? Пойдём. А то у тебя опять сердце заболит. Боря возьми у бабушки сумку.

- Кхм, Светлана...

- Владимировна.

- Светлана Владимировна тут есть ещё кое-что…

- Что?

- Ну, в общем, я же говорил, что когда нашли тело, Валерий что-то писал.

- Да, да, говорили. Мы получили то письмо.

- Я понял, но тут другое. Там была ещё одна страница. Вся в крови, несколько строк, но не разобрать. И отец мой её не взял. А я сохранил...

- Продолжайте, пожалуйста, Пётр Ильич.

- Я её хранил, кровь героя… ну вы понимаете. В общем, сейчас её уже нет, но я разобрал те слова.

- Что он написал?

- А вы сейчас там же живёте? В той же квартире?

- Да, там же. Ремонт недавно сделали.

- Лёша, да что ты со своим ремонтом!

- Мам, просто пояснил.

- Брат просил прощения у вашей мамы за то, что продал парочку отцовских голубей, чтобы... чтобы купить вам на утренник розовые лаковые туфельки. К тому розовому платьишку, которое подарил отец, перед тем как умер. Он написал, что спрятал их в коробке за доской на полатьях. Наверное, они и сейчас там.


Понравилось? Материал с моего канала на "Дзене" https://zen.yandex.ru/rasskaz_na_odnu_ostanovky

Показать полностью
0

Ромашка: война, десантник, музыкант и стихотворение

Ромашка: война, десантник, музыкант и стихотворение Новелла, Война, Десантники, Юмор, Неожиданная концовка, Владимир сединкин, Длиннопост

Маленькое солнце на моей ладошке,

Белая ромашка на зеленой ножке.

С белым ободочком желтые сердечки

Сколько на лугу их, сколько их у речки!

Зацвели ромашки – наступило лето.

Из ромашек белых вяжутся букеты.

В глиняном кувшине, в банке или чашке

Весело теснятся крупные ромашки.


Ну, вот прочёл вслух и будто легче стало. Ничего себе прыжок. Ух! К этому я точно был не готов. Ну, вот совсем не готов. Мамочка! Как страшно-то. А ведь сержант Мур говорил, что это проще чем скакать на лошади. Да я лучше бы на кобыле скакал, чем тут в небе болтаться над горящим городом.

Уииии! Бр-бр-бр-бррр!

Мой самолёт, а точнее то, что от него осталось, рухнул на землю, взметнув в воздух облако пыли и надвое развалив трёхэтажный дом. Жуть! Ребят-то как жалко и выпрыгнуть многие не успели, а их в кашу, на куски! Как там нам лейтенант Перри говорил на инструктаже? "Высаживаемся, побеждаем, улетаем". Тут бы хоть первый пункт плана выполнить.

Мам, нет, ты не думай, я не жалею что пошёл защищать нашу страну. Пусть я русский, но теперь-то мы американцы. Твой Ромка-Ромашка не подведёт, даже если все называют его Робином. Ты сама рассказывала, что мой дед Пётр во время Первой мировой в одиночку изрубил саблей четверых немцев и взял их командира в плен. Чем я хуже? Я же тоже Слащёв. Не подведу.

Ну да, я не герой. Собак боюсь, плавать не умею, насекомых... недолюбливаю. Зато у меня память отличная. Помнишь мам, сколько стихов я наизусть знаю и наших русских и других. А какой у меня слух? Да я же в консерватории лучшим был. Скрипка, фортепьяно...

Бабах!

Ничего себе, это кажется, по мне стреляют. Или в парней что выше меня на парашютах парят? Стропы вниз! Да что же они такие жёсткие!? Ещё! Ещё! Кажется, Переса убили! А ведь мы с ним поспорили на персиковый компот, что выживем, станем героями, и над нами все перестанут смеяться и обзывать. Жаль, а как он играл на трубе "Серенаду солнечной долины". Заслушаешься.

Бабах! Банг!

Нет, точно по мне. Вот так вот сейчас застрелят, и даже в бою не поучаствуешь. Зря я, что ли столько времени в тире проводил. Гранты с собой взял. Тяжеленые, все карманы мне оттягивают. Должен, я должен себя показать! Вот советские, сейчас, наступают немцам на пятки, и правильно делают. Герои. Мам, я хоть и родился в России, был совсем малышом, когда вы привезли меня сюда с отцом, но кровь то у меня русская! Выживу, точно тебе говорю.

Немецкая батарея где-то правее. Бедный город, а ведь когда-то, наверное, был симпатичным, уютным. Чистые улочки, красивые люди, прогуливающиеся по каменным мостовым и набережной. Дети, играющие у фонтанов.

Мам, ты извини меня, что я тебя обманул. Ну да, не поехал я в Массачусетс с оркестром, а пошёл в призывной пункт. Так должен был! Должен был, мам! Да знаю, знаю, что бы ты сказала: "Ромка, тебя же освободили от призыва. Твои руки созданы творить музыку! Радовать людей". А кто, кто почтит память папы? Кто отомстит за него? Когда все воюют, я что буду бренчать на рояле, фортепьяно? Ну, нет.

Ба-бах! Бах! Бам!

Ага, вот они. Ладно, я тоже стрелять могу! Получайте!

Тра-та-та-та! Тра-та-та-та!

Получили?! Ещё?

Бам!

Ой! Как же неприятно… и не вовремя. Кажется, меня ранили мам. Ффф! Но ты не переживай.

Тра-та-та-та!

Не сбежал! Так тебе и надо, заслужил! Что-то меня замутило. Надо собраться, успокоится.

Маленькое солнце на моей ладошке, - надо же как. - Белая ромашка на зеленой ножке, - дышать надо правильно, доктор Лонг говорил, что всё дело в дыхании. - С белым ободочком желтые сердечки, - кажется, кровь в ботинок набирается. - Сколь-ко на лу-гу их, сколь-ко их у ре-чки! - ну нет, я так умирать не собираюсь. - За-цве-ли ро-ма-шки... на-ступи-ло ле-то, - стропы эти ещё. - Из ро-ма-шек бе-лых вя-жутся бу-ке-ты, - сейчас сделаю укол, сделаю укол. - В гли-ня-ном ку-вши-не, в бан-ке или ...забыл, что там... а, ча-шке! - вот вроде полегче, отпустило. - Ве-се-ло тес-нятся крупные ромашки!

- Ну, вот и я, гады! Не ждали! Лишь бы руки, ноги при приземлении не переломать.

Тра-та-та! Тра-та-та! Бабах!

* * *

Уважаемая миссис Слащофф. Пишет вам непосредственный командир вашего сына, сержант первого класса Патрик Мур. Хочу сообщить, что ваш сын, рядовой Робин Слащофф храбро проявил себя в боях за город Карантан в северо-западной Франции. Благодаря его решительным действиям была уничтожена батарея ПВО противника, что спасло жизни многим нашим ребятам. Он лично застрелил дюжину нацистов и взорвал склад боеприпасов. Правда, я до сих пор не могу понять, как ему удалось это сделать со сломанными руками и прострелянной грудью. Рядовой Слащофф награждён Медалью Серебряная звезда и медалью Пурпурное сердце. Награды ему вручал лично генерал Дуайт Эйзенхауэр на которого рядовой произвёл самое благоприятное впечатление. Чем ваш сын изрядно пользуется.

К сожалению, по причине травм, писать Робин не может и попросил сделать это меня. Жизни его ничего не угрожает, он быстро идёт на поправку. Вовсю скандирует стихи на русском и заигрывает с медсёстрами. От себя лично и от лица командования хочу поблагодарить вас за такого сына.

P.S. Мэм, а не могли бы вы объяснить мне, что такое РО-МА-ШКА? Да и еще, почему ваш сын Робин, ромашка?


ГЛОССАРИЙ: в новелле используется стихотворение А.Фета


Материал с моего канала на "Дзене" https://zen.yandex.ru/rasskaz_na_odnu_ostanovky

Показать полностью
11

Трус

Трус Великая Отечественная война, Бой, Старшина, Герои, Трус, Диалог, Неожиданная концовка, Длиннопост

- Так, и где там наш герой?!

- Здравия желаю товарищ полковник!

- Здравствуй, здравствуй капитан, ну где там твой пулемётчик?

- Так вон он на улице, у стеночки стоит, курит. Никитин ко мне быстро! Чего так медленно идёшь? Бегом!

- Ну не кричи, не кричи Пал Саныч, устал парень. Из боя только вышел. Шутка ли, почти две роты немцев положил.

- Старшина Никитин по вашему приказанию…

- Вот он наш чудесный старшина! Дай я тебя обниму сынок и расцелую! Не сердись на старика, не сердись. Рассказывай, как всё произошло.

- Да чего рассказывать товарищ полковник…

- Никитин я тебе сейчас по шее дам! Отвечай как следует!

- Тихо, тихо капитан. Как тебя по батюшке старшина?

- Александр Иванович, лучше просто Александр.

- Давай, давай Сашенька рассказывай. Мне через час к генералу ехать и он-то уж расспросит меня обо всём подробно. Если бы не ты, прорвались бы ироды, и вся линия рухнула к чёртово матери. Ты же один на себя этих гадов отвлёк!

- Да ничего такого я не делал товарищ полковник…

- Иж ты, какой скромный! Это уж давай мы сами решим. И наградим тоже сами.

- Никитин рассказывай уже!

- С утра две атаки выдержали. В роте осталось человек тридцать. Я с Аносовым…

- Это твой второй номер?

- Так точно товарищ полковник.

- Продолжай.

- Я с Аносовым на старой голубятне сидел. Удобно там. Всё как на ладони. После того как нас обстреляли из артиллерии, пришёл приказ к отступлению…

- Почему не отступил? Товарищей прикрывал? Молодец Никитин!

- Мишку Аносова убило взрывом. Меня контузило. Я когда глаза открыл, немцы уже к голубятне подходили… ну я и…

- Что? Устроил им пекло? Решил не сдаваться?

- Никитин ну чего ты молчишь-то?

- Подожди капитан. Ну, давай сынок говори, говори.

- Испугался я товарищ полковник. Сильно. Можно было схватить ДП и сбежать. Прыгнуть с крыши с другой стороны там как раз стог сена, но…

- Что?

- Ноги меня не слушались. Ватные стали. Я вцепился в пулемёт и… в общем дальше вы знаете.

- Со страху положил почти три сотни немцев?

- Так точно товарищ полковник. Извините.

- За что?

- Не оправдал. Струсил. Награждать не за что. Приму наказание.

- Не ранен.

- Никак нет, товарищ полковник.

- … не за что тебя наказывать, сынок. Свободен. Иди, отдыхай.

- Никитин, далеко не уходи!

- Так точно товарищ капитан. Товарищ полковник разрешите идти?

- Конечно, конечно.

- Капитан, бойца не обижай. Боец золото. Если бы у нас так все трусили, мы бы немцев давно уже разбили.

- Вас понял товарищ полковник. Это я так, для дисциплины, понимаю.

- Ладно. Я на доклад. Углы сгладим. Бойца наградим по-любому. Да, и проветрите здесь! Чего у вас тут такая вонь? Не порядок капитан.

- Слушаюсь!

- Ладно. Бывай.

- Никитин ко мне.

- Старшина Никитин по вашему…

- Никитин… Саша… ты как вообще?

- … нормально товарищ капитан.

- В госпиталь точно не надо? Может, попросить хочешь чего? Ну чего ты мелешься?

- Можно я уже пойду.

- Куда? В госпиталь. Задело всё-таки?

- Да нет, товарищ капитан. Можно я уже пойду, штаны сменю. Неудобно же.


Понравилось? Материал с моего канала на "Дзене" https://zen.yandex.ru/rasskaz_na_odnu_ostanovky

Показать полностью
13

Толик Три вагона

Толик Три вагона Будущие, Постапокалипсис, Монстр, Крепость, Пулеметчик, Неожиданная концовка, Длиннопост

Мир рухнул. Сразу в тартарары. Беда накрыла нас внезапно, иррациональность происходящего сводила многих с ума, лишая их сил и возможности сопротивляться. Твари атаковали. Ну а как ещё можно назвать уничтожавших человечество существ, которые были эдакой двухметровой смесью человека, собаки и зомби?

Люди XXI века с их гаджетами, интернетом, потребительским отношением к миру стали лёгкой добычей тварей. Не помогло ни умное оружие, ни наличие ядерных ракет. В кого их запускать изволите, если противник вокруг вас? Физически недоразвитые тела, тяжелее вилки и смартфона ничего не поднимавшие, инфантилизм, абсолютная неготовность к эмоциональным и психологическим нагрузкам поставили человечество на грань уничтожения. Твари не делали различий по национальному признаку, возрасту, полу, они просто убивали и пожирали людей. Монстры возникали неоткуда и исчезали в никуда. Они с лёгкостью уничтожали целые армии, устилая мёртвыми телами целые поля, а потом появлялись вновь в другом месте.

Где они прятались всё это время, и какая преисподняя их породила, никто не знал. Нет, версий-то было много. Одна нелепей другой. Ну, например биологическое оружие нового вида или неудачный американский эксперимент, инопланетяне, в конце концов, выходцы из параллельного мира. И это ещё не самые смешные.

Тварей было сложно убить, так как мускулистые поджарые тела двигались чрезвычайно ловко, прыгали на несколько метров в высоту, отлично карабкались по вертикальным поверхностям, обладали удивительно прочной кожей, острыми когтями и клыками. Они были не слишком сообразительными, но собравшись в орду этого им было и не нужно.

Города вскоре были покинуты, так как в первую очередь становились объектами массовой атаки опустошавшей всё вокруг. Великолепные небоскрёбы и особняки, улицы, парки, набережные, стали домом для проказника ветра, гонявшего по опустевшим дорогам горы мусора и брошенных вещей. И всё-таки мы уцелели.

Человечество выживало небольшими группами по двести-триста человек. Только такое количество не давало повода к набегу орды в несколько десятков тысяч особей и больше, пережить который, было невозможно.

На помощь людям пришла история. Они создавали крепости, в которых сражались за жизнь своих детей до последней капли крови, до последнего патрона. Возделывали поля, строили ветряные мельницы и копали колодцы. Каждое такое укреплённое поселение располагалось в труднодоступном месте, имеющем только один вход и выход, путь к которому, зачастую, был превращен в настоящий лабиринт, собирающий обильную жатву во время атак тварей.

- Так, места ваши будут вот тут, - указал пальцем на три койки в первом ряду плечистый боец в военной форме, берцах и стареньким автоматом АК-74 за спиной.

- Под открытым небом?

- Пока да. Потом посмотрим. Если дождь, есть навес.

- Но у меня же дети.

- У всех дети.

- Но тут кто-то спит, - кивнула головой на ближайшую кровать миниатюрная женщина с соломенными волосами побитыми сединой.

- Это Толик Три вагона. Не будите его. Проснётся, койку займёте. Пока на двух по очереди поспите. Если хочется, конечно. День же ещё.

- А чего это к этому торгашу такое уважение? – спросила беженка, опуская на соседнюю кровать старый потёртый рюкзак со своими вещами.

- Я всё сказал. Вы в гостях, не наглейте, - решительно рубанул ладонью воздух солдат. - В конце концов, это вы к нам пришли. А мы вас запустили. Цените.

- Ценим, ценим, - тихо повторила женщина, сажая на кровать субтильную девочку трёх лет с синяками под глазами и удивительно бледной кожей. - Виталик, бери Машеньку, и садитесь вот на эту коечку. А я здесь с Ирочкой, напротив вас.

Хррр! Упфф! Хррр!

Раскинувшийся на койке мужчина заливисто храпел, периодически вздрагивая во сне. Чуть выше среднего роста, русые волосы, лицо, иссечённое глубокими морщинами, один из многих.

- Храпит ещё! Нажрался, наверное, а мы должные его ждать.

* * *

А Виталику здесь нравилось. В свои одиннадцать лет он был худеньким, но жилистым подростком, родившимся под небом уже «нового» мира – безжалостного, опасного и не прощающего ошибки. Он не знал другой жизни. Вместе с матерью и сёстрами они переходили от крепости к крепости, и пока им удавалось выживать. Иногда чудом. «Застава» ему нравилась. Здесь жило почти пятьсот человек, было много детей, а значит, будет с кем играть. Сразу было видно, что в крепости никто не голодал, так как к их жалким припасам и пожиткам особого интереса при досмотре даже не проявили. Вечно голодных глаз, которых он насмотрелся в «Голубятне» здесь тоже не было.

Укреплённый посёлок даже со стороны производил впечатление. Когда-то здесь была асфальтированная дорога, зажатая между двух скалистых утёсов, теперь крепость. Состоящие из железобетона, стальных плит и колючей проволоки сооружение, больше напоминало поставленные друг на друга металлические коробки, запиравшие собой вход в узкую долину. Ворота были только одни, чтобы достичь их, нужно было пробраться через лабиринт каменных блоков и арматуры. Виталик уже видел такое. Атакующие твари благодаря этим нехитрым препонам вынуждены были прорываться к воротам не всёуничтожающим цунами, а узким ручейком, который защитники могли уничтожать раз за разом. Хотя, даже такие набеги тварей были опасны. Он сам видел, как монстрами была уничтожена «Водокачка». Заклинивший пулемёт и паника в рядах защитников не оставили шанса людям. Если б не материнское чутье, заставившее их покинуть стены убежища ещё во время атаки, их бы давно сожрали. Ох, как кричали и вопили эти люди, разрываемые на части крепкими когтями. Виталику до сих пор снились кошмары по ночам.

В долину, где ровными рядами располагались поля, их пока не пускали. Это понятно. Рябовы и ещё два десятка человек постучавшихся в ворота крепости, находились на карантине. Ну, это только так называется карантин. Ничем, конечно, они не болели, просто местные к ним приглядываются, присматриваются, решают, полезны ли они. Не факт, что их ещё оставят в «Заставе». Вот, например жители «Архива» посчитали, что мать с тремя детьми им не нужна. Блин, а хотелось бы здесь жить. Это самое большое поселение людей, которое он видел когда-либо. И как только местные не боятся тварей? Они же чувствуют такое скопление человеческих особей. Для них это как бесплатный рынок с продуктами.

Вот уже три дня всё своё свободное время Виталик проводил в мастерской. Это было огромное помещение, в котором работали две дюжины человек. Здесь делали патроны для автоматов, винтовок, изготовляли дробь для дробовиков, но главное боеприпасы для пулемётов. Самого главного оружия в их «новом» мире.

Руководили производством два человека: дед Матвей однорукий старик с изуродованным лицом и молодой хромавший на одну ногу парень, по прозвищу Студент, у которого отсутствовала левая мочка уха.

- А зачем так много патронов? – шмыгнул носом Виталик, повыше натягивая старый вязанный отцовский свитер на нос. Здесь всегда сильно пахло железом, пластмассой и резиной.

- Много? Разве это много пацан? – удивился Студент, постучав тростью по ящикам, наполненным блестящими гильзами. - Наши парни за ночь четверть этого расстреляют по тварям. Остальное откладываем про запас. Он, как известно, карман не тянет.

- Я просто с матерью и сестрами в нескольких крепостях бывал и там никогда так серьёзно не готовились.

- И где они сейчас эти крепости? – встрял в разговор дед Матвей, промокнув ветошью морщинистый лоб.

- Большая часть из них уже уничтожена тварями.

- Вот ты и ответил на свой вопрос.

Подросток мечтал стать Ангелом, Жнецом, Максимкой, Утёсом (их везде называли по-разному, но всегда уважительно и с придыханием) то есть пулемётчиком. Эти бесстрашные люди были элитой современного общества их защитой и опорой. Их навыки были всегда востребованы, а значит, его семье голодать не придётся.

Виталик всё знал про пулемёты. Разбирался в их видах, типах и марках. Ему достаточно было взглянуть на замерший над воротами гибрид ДШК и ДП, чтобы уважительно покивать серьёзности этого монстра. Монстр против монстров. Звучит? Да он даже по звуку определить машинку мог.

Как тут всё было замечательно устроено. Справа и слева, чуть впереди от главного крупнокалиберного пулемёта, на утёсах располагались самодельные башенки, все вместе они могли вести эффективный фронтальный и перекрёстный огонь по атакующим тварям. Вот это подход вот это по-нашему. Неудивительно, что «Застава» живёт и процветает. Но вот что Виталика удивило по-настоящему, так это то, что на стене, по всему периметру бойницы, располагалась устройство позволявшие передвигать главный пулемёт для ведения флангового огня. Установленное на раму оружие двигалось по узкому рельсу в любую сторону. Зачем такие сложности? Неужели втроём они не справляются? В конце концов, на стену можно поставить других стрелков. Больше всего мальчишке хотелось подняться наверх и увидеть всё собственными глазами, но, к сожалению туда посторонних не пускали.

- Зенки то залил опять! – заворчала мать, взглянув на спускавшегося со стены долговязого мужчину с непослушной копной светлых волос на голове и мутным, рассеянным взглядом серых глаз.

Пару раз моргнув тот снова шлёпнулся на материнскую кровать, не подумав даже снять обувь. Почти сразу послышался богатырский храп.

- Да что же это такое? Ну, сколько можно?! Ну почему опять сюда, что ему кроватей мало?

- Женщина вы не кричите, - раздалось за спиной. - Толик поспит и уйдёт, а вы пока с малым собирайтесь. Идём наружу тела тварей убирать. Настреляли за ночь-то.

Подошедшего к ним коренастого, кареглазого мужчину в ватнике, звали Геннадий, он был местным бригадиром руководившим ремонтом стен, ворот и уборкой территории. Говорил он хриплым голосом, словно тёр наждачкой неотшлифованную металлическую поверхность.

Пятьдесят человек получили самодельные респираторы и длинные палки с крюком на конце. По команде, мы, сбившись в кучу от страха, покинули безопасную территорию крепости и оказались за воротами.

Картинка перед ними раскинулась та ещё. Крупные мухи перелетали с тела на тело мёртвых монстров вперивших остывший взгляд огромных глаз в голубое небо. Разинутые пасти демонстрировали окружающим острые зубы, которые так легко крошили человеческие косточки. А вот птицы, вороны там или грачи, на трупы гадов почему-то никогда не слетались. Брезговали, наверное. Убитые лежали грудами, и Виталик мог только догадываться, что тут творилось ночью.

Охраняло их двенадцать вооружённых людей. Надо сказать, что службу они несли исправно, даже ни разу не закурили. Здорово! Здесь вообще всё делали на совесть. Под их присмотром и руководством бригадира они до самого вечера таскали трупы тварей в две огромные траншеи справа и слева от дороги. Ну и вонь тут стояла! Мёртвые они пахли ещё сильнее, чем живые. Хуже всего было собирать куски тел, ДШК хорошо делал свою работу, превращая своих противников в кусковой набор.

Наконец они закончили. Сброшенные трупы бригадир залил какой-то жидкостью из канистры и поджёг. Полыхнуло так, что Виталик сразу понял, что использовали не бензин. Твари сгорели быстро, воздух наполнился странным кислым запахом и взметнувшимися над ямами хлопьями пепла.

* * *

Зато за стенами каждый из работников получил по полному котелку каши с настоящим мясом, и куски были огромными. Как же это было вкусно! Наевшись до отвала, хватило и половины порции (остальное схомячили девчонки), Виталик заснул без задних ног.

Проснулся он от звука работающего ДШК и пары пулемётов поменьше. Опустив ноги с кровати, подросток нырнул в ботинки и, не зашнуровывая их бегом, бросился через площадь, отделявшую карантинщиков от стены. Однако добраться даже до площадки, где начинался подъём на стену, ему не дали. Кто-то в форме и бронежилете поймал его за шиворот и, наподдав коленкой под зад, отправил обратно.

- А ну кыш отсюда сопля зелёная! Не мешай людям работать.

Смахнув выступившую от обиды слезу, Виталик медленно поплёлся обратно. Мать и девчонки тоже проснулись и сидели на одной кровати, прижавшись друг к другу. Получив от родительницы нагоняй, подросток растянулся на своей койке и долго-долго не мог заснуть. ДШК стрелял ровно, не захлёбываясь, но и не прерываясь. Короткие и длинные очереди перемежались непрерывным огнём, а потом всё повторялось снова. Музыка для его ушей. Работал на крупнокалиберном пулемёте опытный специалист. Уж в этом-то Виталька понимал.

* * *

- Просыпайся сынок! Нас опять зовут за стену, - растормошила его утром мать.

Солнце только только взошло и неугомонные воробьи которым было плевать на обрушившийся в тартарары мир, разодрались из-за корки чего-то съедобного. Весь процесс сопровождался криками и оскорблениями на птичьем языке.

- Убираться?

- Конечно, бой-то вон какой был.

Мать не договорила так как вперила взгляд в шагавшего к ним Толика Три вагона. Уперев кулаки в бока, она заслонила ему дорогу. Мужчину это нимало не смутило. Обойдя её нетвёрдой походкой, он снова, направился к излюбленному месту сна.

- Да что же это такое! Как мне надоел этот алкаш! Схватив с ближайшей кровати подушку, Наталья Рябова бросила её Толику в голову. – Убирайся прочь! Найди себе другое место!

Даже воробьи замерли, прекратив свою свару. Окружающий мир наполнила абсолютная тишина. Толик обернулся, взглянул сначала на разъярённую женщину, потом на замершего рядом с ней Виталика… поднял валявшуюся у ног подушку и направился в сторону мастерских где, несмотря на раннее время уже что-то стучало, урчало и порыкивало.

- Так-то! Будешь знать, как сюда шляться! Пойдем сынок, ждут нас уже.

Столько убитых тварей Виталик не видел НИКОГДА. На этот раз уборкой занималось сразу семьдесят человек, подоспела помощь с полей. Работали с перерывом, закончили только после четырёх часов дня. Руки и ноги отваливались от тяжёлой работы. Зато за стеной их снова ждал котелок каши с мясом, сладкий чай и… они не поверили глазам, большой кусок белого домашнего хлеба с настоящим маслом.

Наевшись и поспав часок, подросток отправился с местными ребятами – Шуркой и Костиком к стене. Близко их не подпустили, но, по крайней мере, они видели ворота и бегающих по стене людей в форме.

Присев на квадратный камень они начали играть в «пристенок» используя для этого старые российские рубли с двуглавыми орлами. Они были стёртые, поцарапанные, даже гнутые, но ребятишки любили их и берегли, словно прикасались к мирной жизни, которой они не знали.

- Наши-то вон как бегают туда-сюда. Батя у меня в мастерской работает, говорит ночью, твари одну из башен смели, пулемётчиков убили. Сожрали, даже костей и кишок не оставили. Сейчас команда наружу вышла, восстанавливает всё, - важно рассказал Шурка, сдвинув кепку с красной звёздочкой на затылок.

- А как они на утёс-то поднялись? – удивился Виталик, брякнув пятирублёвиком о столбик двушек.

- Да по телам, - пояснил Костик, щекастый мальчишка с зелёными глазами. - Мой брат сказал, сейчас там минное заграждение установят, на всякий случай. Ну, чтобы снова такое не повторилось.

- Так по утёсу они так и до долины доберутся? – вскинулся Виталик, замерев на месте.

Товарищи его дружно засмеялись. Чуть дольше, чем нужно, словно хотели подбодрить напускным весельем и себя тоже.

- Не боись, там впереди утёс расколот. Всё продуманно. Наши его ещё лет восемь назад бабахнули.

- А я хотел ночью подняться на стену, так меня не подпустили даже.

Шлёп! Пожелтевшая пятирублёвка Костика взметнула над землёй монетки номиналом поменьше.

- Так надо было не через площадь бежать, а по стеночке, по стеночке, на четвереньках, - авторитетно прошептал на ухо Шурка, похлопав новичка по плечу.

* * *

И следующей ночью Виталика разбудили выстрелы. На это раз ДШК захлёбывался, а издалека, со стены, были слышны крики и ругательства. А ещё он почувствовал волну вони, которая всегда сопровождала появление тварей. Говорят, пахло тухлыми яйцами, но, правда это или нет, подросток не знал. Он и свежие-то яйца видел всего несколько раз в жизни, а уж тухлые тем более…

Воспользовавшись советом товарища, Виталик добрался до стены. Правда, ушло на это полчаса, не меньше. Зато результат! Прошмыгнув мимо разговаривающих часовых, пацан поднялся по стене.

Увиденное Виталиком потрясло его до глубины души. Всё пространство внизу под стенами кишмя кишело тварями. Живым серо-белым ковром они покрывали всё вокруг, и только лабиринт из каменных плит, арматуры и колючей проволоки сдерживал их и направлял в сторону ворот. Пулемёты на башнях захлебывались, кашляя из последних сил. ДШК методично рвал воздух, освещая стену вокруг себя яркими всполохами. Гильзы, вырываясь из затворной рамы, ударялись о край бойницы и ярким золотом сыпались под ноги пулемётчику, звякая о камни пола и металлический рельс, проложенный по всему периметру. Здесь же плечом к плечу огонь из винтовок и автоматов вели другие бойцы. По команде они пропускали метавшегося по стене пулемётчика, с жужжанием проносящегося по рельсу и пытавшегося вести огонь не только в одну в точку (в рвущихся к воротам гадов), но и с рассеиванием по фронту, с рассеиванием в глубину, и даже совмещая оба этих способа стрельбы. Виталик даже присвистнул от удивления. Это был класс, настоящий класс.

Тра-та-та-та-та! Тра-та-та-та-та!

Оператор ДШК умудрялся даже оказывать помощь захлёбывающимся пулемётчикам на башнях. Без него им было бы не выстоять. Подросток в первый раз видел такое, и сердце его наполнилось восторгом и страхом одновременно. Тяжёлые пули главного калибра рвали на части тела тварей, разносили им головы, отрывали конечности, вносили беспорядок в ряды напиравших друг на друга монстров. Ещё немного и нападавшие как будто выдохлись.

- Первая волна закончилась! – раздалась команда из динамиков на стене, от которой Виталик вздрогнул. - Слушай мою команду! Проверить исправность пулемётов! Долить охладитель! Перезарядиться! Персоналу собрать гильзы с рельса! Петухов твою мать, если ещё раз хоть одну пропустишь, и рельс заклинит, я тебя лично тварям со стены сброшу! Ты меня понял?

- Да понял, я понял товарищ командир, – негромко произнёс солдат в тельняшке в десятке шагов от него, собирая гильзы совковой лопатой в ведро. – Не повторится.

Виталик же смотрел только на солдата управлявшего ДШК. Тот как раз снял с головы свой шлем и, положив его на стену, вытер пот тыльной стороны ладони со лба.

Какой же он молодец! – думал подросток. – Да таким как он памятник надо ставить при жизни. Он каждую ночь всех нас защищает. Всё на нём держится. Вот бы увидеть его лицо, возможно, я даже видел его где-то. Встречу, поздороваюсь, скажу что восхищён. Руку пожму, если позволит.

В тот самый момент, когда Виталик подумал об этом, пулемётчик обернулся, будто почувствовал за спиной взгляд постороннего.

- Не может быть! - произнёс подросток вслух, и сразу был обнаружен.

Когда его за шкирку утаскивали со стены, Виталик на мгновение снова встретился глазами с пулемётчиком и увидел в них горе и одиночество. Такое же, как он видит иногда в глазах матери. Только намного хуже.

За ухо подростка стащили со стены и, надавав по шее, отправили восвояси. Но Виталику было не больно и не обидно. Он увидел бой, наблюдал за работой своего кумира и узнал, что стрелком ДШК является Толик Три вагона.

* * *

- Что у тебя с ухом? – озабоченно спросила мать, протягивая к нему руку.

За эти дни она изменилась в лучшую сторону. Стала чаще улыбаться, даже поправилось немного. Ей это очень шло. И вечные морщинки в уголках глаз как будто стали меньше.

- Ничего мам. Всё нормально, - сказал Виталик, отдёргивая назад голову.

- Что значит нормально? Кто это?

- Никто. За дело.

- Врешь, поди. Ладно, собирайся, опять за стену идём.

- Знаю.

- Что знаешь?

- Что за стену. Бой был.

- А вот почему интересно этот торгаш и алкаш не ходит вместе с нами работать? – возмутилась Наталья, застёгивая замок на куртке. - Здоровенный детина, а целый день дрыхнет задницей кверху.

Мимо них проходил Студент, который, услышав ворчание матери, остановился и с улыбкой спросил:

- Ну, ты мать даёшь. Какой торгаш?

- Откуда я знаю какой. Не зря же Три вагона прозвали. Барахло, наверное, вам сюда возит, продаёт. Спекулянт чёртов.

- Кхм, барахло? – раздражённо поведя плечами, Студент опёрся на свою трость. - Толик пулемётчик. На ДШК работает. Отсюда и прозвище его, он каждую ночь три вагона трупов тварей под стенами укладывает.

- Что? – всплеснула руками мать, побледнев.

- А то. А ты спекулянт, торгаш. Глупая баба.

- Не может быть. Он же не похож! Не похож!

- На кого?

- Он же ничего не сказал!

- Так Толик уже лет пять ничего не говорит. Ни слова. После того как твари у него на глазах жену и дочь разорвали, сына смертельно ранили. Зато стреляет как! Мону Лизу нарисовать на стене может. А на кровать он эту ложится спать, потому что… потому что, на ней умер его сын.

Мама горько расплакалась, прижав руки к лицу. Ей было стыдно, обидно, но самое главное её съедало чувство вины. Она так несправедливо поступила с этим человеком, который каждую ночь спасал им жизнь.

Махнув рукой, Студент отправился к мастерской, а Виталик попытался утешить мать, обняв её крепко за талию и прижавшись лицом к груди. Нет, ну правда, она же понятия не имела, а значит, не виновата. Он и сам-то только сегодня ночью нечаянно узнал. Иринка и Машенька, не понимая, что происходит, но чувствуя расстройство близкого человека, тоже обняли маму.

- Молоток Толик, знал, что не подведёшь! – похлопал по плечу пересекавшего площадь пулемётчика, бригадир Геннадий, принимая из его рук тяжёлый пуленепробиваемый шлем с узкой прорезью для глаз и бронежилет. – Сам себя превзошёл. С меня самогон!

Наталья, всплеснув руками, бросилась к шатавшемуся от усталости бойцу и, схватив его за руку, потащила к нам. Усадив Толика на его любимую кровать, она долго извинялась и плакала. А тот, сгорбившись, просто молчал, как делал это всегда.

Эта сцена привлекла всех находившихся в крепости. Люди вышли из мастерской, спустились со стен и просто замерли на месте.

Виталик сел рядом с пулемётчиком и почему-то почувствовал себя счастливым. Просто так, находясь рядом. Не обращая внимание на материнские причитания и рвущиеся из грудной клетки сердце, подросток посмотрел в глаза бойцу и сказал:

- Дядя Толя, а ты научишь меня так стрелять? Я старательный, всё сделаю как скажешь. Только научи, пожалуйста. Хочу помочь!

Взгляд пулемётчика сфокусировался на мальчике. Толик слабо улыбнулся, от чего у окружающих вырвался удивлённый вздох, и чётко произнёс:

- Ну, если старательный… научу.

Все стоящие во дворе люди перестали на мгновение дышать, а затем на их лицах появились счастливые улыбки.

Понравилось? материал с моего канала на "Дзене" https://zen.yandex.ru/rasskaz_na_odnu_ostanovky

Показать полностью
11

Вредный

Вредный Новелла, Будущее, Снайперы, Один против всех, Фантастика, Владимир сединкин, Длиннопост

Красная букашка с чёрными пятнышками на спине старательно карабкалась по прицелу винтовки. Кажется, их называли "божьими коровками" вот только убей, не могу вспомнить почему.

Конвой замер там, где я решил его остановить. Оружие привычно легло в руки, и патрон с лёгким металлическим щелчком ушёл в патронник. Непривычная винтовка, очень старая, такие, наверное, уже лет сто не выпускают. Нет анализатора, видоискателя, прицел с ручной настройкой блин, других полезных штук к которым я привык, тоже нет. Зато простая, надёжная без ПО, которое можно взломать и испортить. Отличный трофей.

Солдат осторожно покинул автомобиль и остановился напротив упавшего дерева. Внимательно осмотрел его, убедившись, что это не диверсия. Тут проблем не будет, постарался убрать все признаки. Ну, просто дерево устало, сгнило и рухнуло на дорогу. Бывает же такое? Я отлично видел противника в прицел. Рассмотрел даже жирную муху, летавшую над его головой.

- Давай же, зови своих, пусть помогают. Ну, или вылезут из интереса. Человек, животинка любопытная.

Враг сделал то, что было надо - пробурчал что-то в рацию и двери двух автомобилей широко распахнулись. Хорошо. Глубокий вдох и кончик указательного пальца кольнуло предчувствием.

Бабах!

Один, два, три, четыре, пять, шесть. Залегли касатики. Что ж, у меня подготовлена вторая позиция. Беру винтовку и лёгкой рысцой на заранее выбранное местечко. Тут и патрончики и окопчик в случае чего.

Фуух! А вот и я. Семь, восемь, девять, десять, одиннадцать, двенадцать. Ух ты, какой прыткий! Нет, сбежать не получится. Тринадцать! Чёртова дюжина собрана. Теперь ждём гостей.

Переворачиваюсь на спину и стараюсь сбить волну адреналина поднимающуюся изнутри. Надо расслабиться, отдохнуть. Иначе можно сгореть и в самый ответственный момент сделать ошибку. Сейчас прибудет поисковый отряд, и я стану самым популярным существом в этом секторе. Скорее даже хищником.

Лучи солнца уверенно пробивали кроны деревьев, наполняя пространство вокруг меня калейдоскопом красок и пляской солнечных зайчиков. Завораживающе красиво и странно одновременно. Лес будто двигается вокруг меня, не стоит на месте

Эх, а как хорошо начиналась высадка нашего гвардейского полка на эту планетку. Задание-то было плёвое – десантироваться, уничтожить немногочисленные войска сепаратистов, их примитивную инфраструктуру и арестовать заговорщиков. Придать их трибуналу, но не здесь, на Земле. Нам гвардии такие задания, словно семечки, щёлкать, на раз-два. Мы ж элита, лучшие из лучших, непобедимые! Ну и что, что «Паскевич» далеко? Боевые командировки на окраинные планеты, обычное дело. Известно же, что где тонко там и рвётся. Слабый контроль порождает сомнения и разочарование. Периферия всё-таки.

«Отвага» доставила нас на орбиту точно в срок. Загрузились по полной самыми модными девайсами, несущими смерть, и разрушение, а затем с шутками, прибаутками пошли на высадку. Пари заключали, идиоты.

Кто ж знал, что наши десантные капсулы в клочья разорвёт их ПВО? Мы даже не знали, что оно у них есть. И куда только разведка смотрела? Болваны! Целый полк сгорел в стратосфере, не достигнув поверхности. Считанные единицы приземлились, были окружены и добиты. У них тут оказалось всё продуманно, подготовлено. Инфраструктура примитивная? Не правда. Вполне себе современная, командиры адекватные, солдаты дисциплинированные и замотивированные. В общем, полный порядок. Сепары то Конфедерацию создали не хухры мухры. Одна планета против империи - тьфу! Четыре, уже что-то. Даже «Отвагу» в космосе сумели уничтожить. И где только истребители взяли?

Ловкий муравьишка бежал по моим пальцам, отчаянно пытаясь найти выход. Вот и я так же. Мне повезло, что при высадке был ранен, но выжил. Капсула получила повреждение и рухнула на прибрежные скалы вдалеке от «аплодирующей публики». Отсиделся, подлечился, а затем в лес. Жутко надоела рыба и эти фиолетовые слизняки. Слава богу, тут почти 55% поверхности это чащи и рощи.

Маленькая яркая птичка, размером с напёрсток, взбивая воздух крыльями, зависла надо мной. Глаза бусинки внимательно смотрели на лежащего под ней человека. Удивляется? Оценивает? Или боится? Моргнул, а её нет. Реакция, однако.

Дальше что? А ничего, партизаню теперь. Уже почти полгода. Срок конечно немалый, но так чтобы совсем. Нападаю на военных то тут, то там, уничтожаю объекты инфраструктуры, устраиваю засады. Всё время в движении, иначе каюк. В общем, стал занозой в заднице Конфедерации свободных планет. Здесь на «Паскевиче» у них столица - штаб, парламент, база объединённых сил, склады. До некоторых я уже добрался. Сепары тогда жутко разозлились, сутки ровняли с землёй лесной массив на юго-востоке. Одни пеньки остались. Но меня там уже не было. Я с трофеями покинул сектор. Волка ноги кормят.

И как они меня только не ловили. Сколько сил потратили, ужас. Не соображают, что толпа одного подготовленного стрелка не найдёт если искать не умеет. Гвардии-ротмистр, это вам не сопливый ополченец. Пятнадцать лет почти воюю.

Крылык! Палочник притворялся веткой так ловко, что мне пришлось минут пять смотреть на него, чтобы убедиться, что я не ошибся. Молодец, за маскировку оценка «отлично». Как бы сказал наш майор: «Своё дело знает».

Почему до сих пор жив? Так искать современный человек разучился. Доверяет приборам, гаджетам, искусственному интеллекту, чёрт знает чему. А вот я сразу избавился от армейской брони, коммуникатора, умной винтовки и стал настоящей проблемой. Конечно, в случае ранения мне не сделается автоматически болеутоляющая инъекция, в случае остановки сердца никто не даст разряд, и задница, если честно, по ночам мёрзнет без климат-контроля. Я уязвим для ударов, осколков и т.д. и т.п. Зато… облавы бесполезны. Они же, как слоны потопчутся, потопчутся и улетят. Сканируют местность, сканируют, а результата ноль. В лесу, я не самый крупный хищник. Ходят мимо меня, а не видят. Старая винтовка, маскировка из тряпок, травы и веток, вот и всё моё богатство. Мой секрет успеха. Гвардия не сдаётся!

Запах травы меня успокаивал, а спится тут как! Стал чувствовать себя как дома. В лесу есть всё необходимое для выживания, были бы навыки, умения и терпение. А этого у меня в достатке. Я ещё в учебке «пятёрки» по выживанию получал. А ведь некоторые смеялись, говорили, не пригодится. Покойтесь с миром.

Через месяц сюда должен прибыть новый корабль и новые гвардейцы. На этот раз целая группировка. Мятеж конечно обречён. Наверняка думают как бы повыгоднее сдаться или обвинить во всём друг друга. Даже мои комариные укусы вызвали недовольство населения - бурные споры, пикеты, беспорядки. Краем уха смотрел местные новости на трофейном планшете, познавательно.

Вот интересно, откуда здесь "божьи коровки", палочник, муравьи? Неужели завезли с Земли? Или они местные? Тоже мне, вопрос вопросов. Отпустил бедное насекомое на землю, пусть бежит по своим делам.

Где-то рычит лесная кошка – раскатисто, злобно. Показуха, сообщает о намерениях. Ко мне не подойдёт. Теперь в лесу другой царь.

В принципе, я могу прекратить лезть на рожон. Дождаться своих, присоединиться. И так вроде много сделал. Крест с бантом заслужил по-любому. Но ведь это не интересно. Да и ребята погибли не за грош. Отомстить надо. Хотя вроде отомстил уже. Нет, всё-таки дело не в мести. В долге? Гвардия опора императора? Это важно конечно, но снова мимо. Прислушиваюсь к себе и понимаю, зачем всё это.

Помню в детстве, а рос я без отца (погиб батя при исполнении, на каких-то важных учениях), маменька меня ругала, наказывала за проказы. А я стервец бедокурил снова и снова, даже если мне не хотелось уже. Ходил с красными ушами, но не сдавался. Стисну зубы и вперёд. Характер у меня такой. Силой ничего не решишь. И мама это поняла, не сразу, но поняла.

Над головой застучали лопасти винтов, потом ещё и ещё. Пузатые машины садились возле площадки, на которой неподвижно лежали мёртвые тела. Из трюмов дружно, с криком выплёскивались солдаты в чёрной форме. Ну что же вы так? Опять? Хоть бы цвет другой выбрали. Учишь их, учишь.

Винтовка снова уютно легла в мои руки кончик указательного пальца опять закололо. Глубокий вдох и...

Фуух! Ну, вредный я, вредный. Не повезло вам со мной.

Понравилось? Читайте мой последний рассказ "Толик Три вагона: оператор ДШК" https://zen.yandex.ru/media/rasskaz_na_odnu_ostanovky/tolik-...

Показать полностью
5

Северянин

Северянин Интересное, Новелла, Убийца, Северянин, Неожиданная концовка, Владимир сединкин, Длиннопост

Его называли Ангра Мэйню, что означало на персидском - злой дух. Нет, это прозвище знали только избранные и то ни один из них не мог назвать его другом или приятелем, наоборот призывающие его слова произносили шёпотом, нервно оглядываясь вокруг. Его нанимали только тогда, когда не было другого выхода или в случае, когда задача была слишком сложной и за неё никто не брался.

Мимо сновали мальчишки разносчики, служанки, рабы и важные господа, жизнь которых не стоило ничего или стоила слишком мало. Они были полны высокомерия, важности, но жизнь после удара клинком покидала их так же быстро, как и последнего бедняка собиравшего медяки у мечети Святого Мустафы. Запах сладостей, пряностей, свечного воска и немытых тел смешивался на базаре в уникальный аромат который нельзя было перепутать с другим.

Убийца стоял возле Бронзовых ворот, ведущих с рыбного рынка в ряды ткачей. Словно статуя, он замер у стены - голова покрыта капюшоном, правая рука лежит на рукояти сабли, левая отведена за спину и покоится на кожаном пенале кривого пешкабза, на поясе. Металлическим наплечником и лёгким пластинчатым доспехом в этом городе никого не удивишь.

Он помнил ещё те времена, когда его называли پسر از شمال - мальчик с севера. А затем, когда убийца закончил обучение, просто اهل شمال - Северянин. Ангра Мэйню он заслужил спустя много-много лет. Вот только ни родителей своих, не свою родину он не знал. Да и как попал на Ближний Восток тоже. Он всегда был здесь и уже смирился с этим.

Над его нелепым обликом всегда смеялись. Слишком светлая кожа, сгоравшая на солнце, светлые глаза цвета зацветшей воды, светлые волосы, выгоравшие на солнце почти добела. Окружающие его смуглые, кареглазые, коренастые люди издевались над мальчиком с севера, но боялись Северянина. Нападки, закалившие его характер, хоть и добавили на его шкуру пяток отметин, были полезны. Его никто и никогда не жалел и он отвечал миру тем же. Безжалостно и твёрдо ступая, он, шёл по трупам своих врагов, жертв и никогда не страдал от бессонницы или мук совести. Он делал свою работу как надо. Хороший пекарь печёт вкусный хлеб. Хороший портной сошьёт прекрасный костюм. Хороший убийца, не задаёт вопросы, не оставляет живых и не пытается их жалеть.

Глупая служанка выронила из плетеной корзины кусок мяса, головку сыра и несколько алых гранатов и тут же еда стала добычей ринувшихся со всех стороной попрошаек. Дурочке осталось только пискнуть и убраться восвояси. Нищие не стеснялись расталкивать публику попроще и даже хамить торговцам, но вот проходя мимо убийцы, почтительно склоняли голову. Они хорошо знали на что способны такие как он – люди без лиц, имён и прошлого. Жнецы собиравшие свою дань.

Его никто никогда не жалел? Только один раз. В тот жаркий день восьмилетний пацан, сбежавший из куттаба и прятавшийся в сетях на берегу, в ожидании плывущей на север лодки, был найден наставниками. Его запороли бы до смерти прямо на заплёванной мостовой провонявшей рыбой и конским навозом, но этого не произошло. Мужчина с фиолетовыми глазами, чёрной бородой, в белоснежных одеждах дервиша, закрыл его собой от удара безжалостного хлыста. Обливаясь кровью, он гневно пристыдил наставников, и сила его слов была такова, что иссечённые шрамами и рубцами ветераны послушались, и, забрав беглеца с собой, просто вернулись за стены школы. Прощаясь, дервиш, незаметно сунул ему в руку кусок сдобной булки с мёдом, и это было самое вкусное кушанье в его жизни.

Задание было простым. Защитить парочку турецких купцов охраной, которых занимались головорезы Кривого Али. Видать гости были из первостатейных, раз приняты такие меры безопасности. Злой дух был не по карману, кому попало. К тому же нападение на негоциантов должно было произойти здесь, возле Бронзовых ворот. А вот и наши торгаши.

- Я не хочу! Не хочу, отпустите меня! - мальчонка лет семи отчаянно пытался вырвать руку из унизанной перстнями толстой лапищи одного из купцов.

- Я тебе не пойду! Твой отец сдох, а долг не отработал. Если твой дядя Фируз до завтра не отдаст мне сто золотых монет, клянусь Аллахом, я утоплю тебя, сбросив с набережной, - кричал в ответ дородный мужчина в белоснежном халате и оранжевой чалме щедро украшенной жемчугом.

Он без каких либо усилий тащил не только мальчишку, но и вцепившегося в него босого старика в потрёпанной одежонке с седой всклокоченной бородой.

- Да ты-то убогий куда лезешь? – надув губы произнёс второй купец, доходяга, обряженный в мидийский кафтан и перепоясанный широким голубым поясом с нашитыми на него серебряными бляхами. – Старик отцепись, а то хуже будет. Иди, проси милостыню где-нибудь в другом месте.

Дед сдаваться не собирался и обеими ногами начал упираться в землю. За что тут же получил удар сначала кулаком в лицо, а затем ногой в живот от людей Кривого Али наблюдавшего за всей ситуацией с лёгкой ленцой и высокомерием. Их задача клиентов охранять, а не влезать в их дела, но заработать парочку монет в благодарность….

Вшух! – метательный нож угодил точно в глаз идущему рядом с толстяком охраннику, от чего он зашатался и рухнул как подкошенный в пирамиду корзин на обочине. Второй клинок был отбит баклером головореза Али, с красной лентой на чалме.

Сразу трое нападающих со всех сторон бросились на парочку купцов, окружавших их немногочисленных телохранителей и старика с мальчишкой, лежащих на пыльной дороге. Один, самый рослый, предусмотрительно перегородил дорогу впереди.

Аааа! Торговцы и покупатели разбегались в разные стороны. Переворачивались лотки, слышались крики страха, кто-то тщетно звал стражу. Под ноги убийце посыпались золотистые финики идеальной формы и размера.

Нпадающие знали своё дело и дюжины секунд не прошло как люди Али, все кроме того с кулачным щитом, валялись на земле обливаясь кровью. Обладатель чалмы с красной лентой продолжал сражаться, отбивая удары коротких, жадных до крови, широких клинков. Однако, храбрец получил уже пару ранений, и судьба его была предрешена.

Купцы словно парочка молоденьких шлюх верещали от страха прижимаясь друг к другу. Особенно плохо было толстяку лицо, которого покрылось, потом и побледнело.

Чвак! – кинжал человека с замотанным лицом разорвал шею последнему охраннику и тот, схватившись за горло, рухнул на колени. Он словно старался не выпустить истекающую из него жизнь наружу удивляясь произошедшему с ним. Нет, только не со мной! Только не сейчас! Я должен жить! – кричали его безумные глаза. Все так считают, но они ошибаются.

Увидев смерть своего последнего телохранителя, купцы дружно взвыли, но даже не подумали бежать. Страх парализовал их, пропитав насквозь потом их шикарные одежды.

Нападавшие, будто по команде, синхронно сделали шаг в направлении своих жертв.

Пора!

Глоп! Двенадцатисантиметровый штырь вырвался из нехитрого устройства на запястье и разнёс голову здоровяку перекрывавшему дорогу. Клинком сабли Ангра Мэйню отбил в сторону летящий в толстяка нож и сделав плавное, стремительное движение мягко погрузил стольной зуб пешкабза в плоть ближайшего противника. Тот вскрикнул и опрокинулся на спину, но до того как упало его тело, провожаемое удивлёнными взглядами товарищей, убийца оказался слева от второго противника и нанёс ему страшный удар саблей рассёкший того от ключицы до пояса.

Позади кто-то низко вскрикнул, и что-то тяжёлое упало на землю. Оглядываться, не было времени, последний противник уже плёл вокруг убийцы смертельные кружева, ловко орудуя парочкой пичангатти. Точнее он думал, что делал это ловко, но спустя три секунды получил сабельный клинок прямо в правый глаз, так и не успев закончить движение.

- Слава богу, спасибо, спасибо… - запричитал худой купец в мидийском кафтане. Впрочем, он быстро прикусил язык и вернул своему лицу прежнее брезгливо-высокомерное выражение. – Всё-таки, вам заплатили. Могли бы и поторопится.

У ног спесивца лежал его дородный товарищ без признаков жизни.

- Что с толстяком? – бросил Ангра Мэйню вытирая окровавленный пешкабз об одежду одного из убитых.

- Его хватил удар. От страха. Я говорил ему нужно меньше жрать…

- Понятно. Не мои проблемы.

От ворот к ним уже бежали стражники с позолоченными щитами и копьями. Увидев это, купец хладнокровно переступил через тело своего друга и вцепился худыми пальцами в локоть мальчишки удивлённо разглядывающего побоище раскинувшееся вокруг них.

- Пойдёшь со мной! Булут умер, но мы были с ним компаньонами и его деньги мои деньги, а это значит, что теперь твоя семья должна только мне.

Старик снова схватился за мальчонку и тут же получил удар длинноносым ботинком по голове.

- Наёмник, убей старика! Убей его! Я доплачу, - взвизгнул доходяга, указывая пальцев в помешавшего ему деда.

Сделав пару шагов, убийца, оказался возле дервиша и резко поднял его подбородок вверх взглянув тому в глаза.

Холодный ветер ударил ему в спину, словно подталкивая куда-то. По позвоночнику пробежали мурашки. Рот наполнился вкусом сдобы и мёда.

- Ну чего ты замер?! Стражу опасаешься? Ты же Ангра Мейню они сами тебя боятся!

Крепкая рука сжала рукоять до хруста. Молниеносным движение убийца вырвал из ножен саблю и приставил её к горлу купца. Дамасская сталь рассекла кожу и по шее турка медленно потекла жирная багровая капля.

- Что?! Что?! Я не понимаю…

- Слушай меня внимательно Яльцин из Кайсери. Ты простишь семье этого мальчика долг. Прямо сейчас. А старику подаришь своё кошель. Прямо сейчас. Дашь мне слово, что не будешь преследовать и мстить им. Прямо сейчас.

- Но, но… почему?

- Иначе, я приду за тобой, где бы ты ни прятался. Злой дух не щадит никого. Разве ты не знал?

Яльцин осторожно взглянул на пятёрку замерших в десяти шагах стражников опустивших головы вниз и делающих вид, что всё происходящие их не касается, а затем на замершего перед ним человека в капюшоне, в глубине которого гневом сверкали изумрудные глаза. Сглотнув, купец согласно кивнул.

Когда кошель с деньгами перекочевал в руки дервиша и тот, отряхивая одежонку мальчика, рассыпался в благодарностях и обещаниях, Ангра Мейню, спокойно прошествовал мимо стражников и повылезавших откуда-то зевак, вниз по улице.

Он всё ещё чувствовал дыхание холодного ветра за спиной, а мысли его были заняты столкновением на рынке, которое, он чувствовал, изменит его жизнь навсегда. Столько лет, сил, пота и крови, вопросов к самому себе, а решение пришло после встречи старого дервиша с чудесными фиолетовыми глазами. Дед состарился, но он узнал его.

Что ж, злой дух, изо всех сил цеплявшийся за его плечи остался позади, Северянин знал это точно. Другие берега ждали его.


ГЛОССАРИЙ:

Пешкабз - вид холодного оружия для ближнего боя индо-персидского региона, предназначенный главным образом для пробивания защитного снаряжения;

Куттаб - школа персидского направления, где изучали иранскую историю и литературу. В нашем случае главного героя в этой школе учили не только письменности и Корану;

Баклер - маленький, 20-40 см в диаметре (8-16 дюймов), чаще всего металлический круглый щит. Был рассчитан, главным образом, в качестве вспомогательного оружия с мечом или шпагой. Держался за ручку с обратной стороны;

Пичангатти - широкий массивный клинок с односторонней заточкой, слегка изогнутый на конце.


Понравилось? Материал с моего канала на "Дзене" https://zen.yandex.ru/rasskaz_na_odnu_ostanovky

Показать полностью
-3

Встреча на болоте (смеяться в голос разрешается)

Встреча на болоте (смеяться в голос разрешается) Новелла, Юмор, Черный юмор, Мат, Монстр, Семья, Фэнтези, Длиннопост

- Слава ты куда нас привёз?

- Заблудились чутка. Сейчас поедем.

- Слава, у меня туфли намокли. В машине вода.

- Сейчас поедем, я сказал.

- Дорогой эти туфли стоят как половина твоей зарплаты.

- №хереть! Ты же говорила с большой скидкой брала?!

- Вот именно. Слава, а мы точно поедем, а не поплывём?

- Не смешно.

- Никто и не смеётся. Как ты умудрился заехать в это болото? Почему ты не пользовался навигатором?

- Это твой навигатор нас сюда и завёз.

- Слава мы тонем! Да включи ты фары! Вот так...

- Ты чего?

- С-с-сла-ва...

- Что случилось?

- Аааааааааааааааа!

- Не ори дура! Ты чего?!

- С-с-смотри в-в-вперёд!

- Ну, дерево лежит.

- Дальше.

- Палки какие-то.

- Выше.

- Ветки.

- №уетки Слава! Выше!

- Ааааааааааааа! №лядь! Что это? Он живой?

- Живой. Смотри, глазами мигает.

- Это глаза?

- Слава мы ещё можем поехать? Или поплыть? Мне уже всё равно. Главное чтобы подальше отсюда.

- Это Кинг-Конг?

- Не знаю дорогой, но у него руки.

- У Конга тоже были.

- Милый, это не обезьяна.

- Слон?

- Сам ты слон. У него борода и хобота нет.

- Мамонт?

- Я тебя сейчас задушу.

- А что это у него в руке?

- Палка. Видишь, он по болоту идёт и палкой топкие места проверяет.

- Ты его знаешь?

- Ты совсем дебил что ли? Это же элементарно.

- Он же ростом с дом, какие топкие места?

- Мы едем?

- Едем, едем. А во второй руке у него что?

- Кружка.

- С пивом?

- Кто про что.

- Нормальный пацан. Гуляет по болотам и пивасик прихлёбывает.

-Нет, я точно тебя...

- Да всё, всё. Поехали!

- Ааааааааааааа! Слава он руку к нам тянет. Врубай свет на полную мощь! Дави педаль в пол! Дави его!

* * *

- К кому вы в гости поехали гражданочка?

- К Аркадию и Наталье Троицким. У них большой дом на озере. И я не гражданочка, а госпожа!

- Господа, гражданка Тяпкина, в Европе, а у нас граждане пока ещё.

- Хам.

- Не оскорбляем. Я при исполнении. Как вы оказались на болоте? На озеро же ехали!

- Так я по навигатору двигался. Он говорит вперёд двести метров, теперь налево, теперь направо, снова...

- Слава заткнись. Мы заблудились.

- Понятно. Так и запишем. За-блу-ди-лись.

- Вы в школе плохо учились?

- Нормально учился. Ещё раз оскорбите меня, посажу в камеру с Наташкой-Вертолётом.

- С кем?

- Наташка? Домой хочешь?

- Дрын-тыр-пыр! Дрын-тыр-пыр!

- Вот с ней.

- Поняла. Молчу.

- Когда встретили слона?

- Какого слона?

- Которого вы преследовали до шоссейной дороги. Того самого который пробил собой фуру, наступил на фургон немцев и смял капот автомобиля депутата Картошкина.

- Товарищ старший лейтенант, разрешите?

- Самохвалов? Докладывай.

- Всех обзвонил. Зоопарки, ветеринарки, цирки, никто слона не терял.

- Точно всех?

- Всех товарищ старший лейтенант.

- Да это не слон, это Кинг-Конг…

- Слава рот закрой уже. В чём-то мой супруг прав. Вы видели когда-нибудь слона с руками?

- Руками?

- Ну, этот… гигант, удерживал в руках предметы.

- Какие предметы? О чём вы гражданочка?

- Палку и кружку.

- С пивасиком!

- Слава!

- Молчу!

- Так, Самахвалов, готовь машину. Повезём их на медицинское освидетельствование. Тяпкины походу дела перед гостями чем-то закинулись. Понятно теперь почему в болоте оказались.

- Есть, товарищ старший лейтенант!

- Да какое освидетельствование? Он же когда от нашей машины убегал палку бросил в одну сторону, а кружку в другую. Ну, это же точно не слон! У него руки, ноги, лицо, тьфу, морда, борода…

- Рюкзачок на спине.

- Я разрешаю вам посадить моего мужа в камеру к Вертолёту.

- Вы с ума оба посходили что ли?

- Слон не мог прыгнуть на фургон! Слоны не прыгают.

- Товарищ старший лейтенант, а они правы. Там на фургоне две такие вмятины. Типа от ступней. С пальцами.

- Вы мне тут всё дело запутали. Я же уже так хорошо написал, что из зоопарка сбежал слон и заблудился на болоте в районе деревни Климовки…

- Товарищ старший лейтенант, а эта штука на слона, правда не похожа.

- Мамонт! Ха-ха-ха! Ааа… ну чего ты милая? Я молчу, молчу.

- Так Самохвалов, а кто на происшествие ездил?

- Я ездил, и сержант Тарасов.

- Ты чего не рассмотрел труп?

- Кого?

- Слона!

- Да это не слон!

- Тяпкина, замолчите! Чудо-Юда этого?

- Я издалека видел, а вот Тарасов подходил близко.

- Зови его сюда.

- У него ещё рюкзачок за спиной! Мы когда за ним гнались, видели.

- Тяпкина, муж бредит? Или…

- Нет, я тоже видела за спиной этого монстра какой-то мешок. Грубой работы.

- Палка, кружка, рюкзак, а чего босиком-то бегает и обувь себе не пошил?

- Ну вы и вопросы задаёте товарищ полицейский. Я не знаю.

- Да, это сарказм!

- Товарищ старший лейтенант, я здесь.

- Тарасов, иди сюда. Ты видел этого слона близко?

- Тушу на шоссе?

- Да.

- Так это не слон.

- Ты же мне сам утром сказал, что слон.

- Никак нет. Я сказал как слон. Хотя на самом-то деле существо это с трёхэтажный дом.

- Я же говорила!

- Тяпкина, посажу к Вертолёту.

- Дрын-тыр-пыр! Дрын-тыр-пыр!

- Наташка! Молчать!

- Так, Тарасов, а рюкзак ты видел?

- Ага. Есть какая-то фигня у него за спиной.

- Понятно все собираемся и идём смотреть Чудо-Юдо. Самохвалов автоматы из оружейки возьми. Мало ли чего.

- Товарищ полицейский возьмите и нас с собой. Мы вам покажем, где он кружечку выкинул и палочку.

- Думаешь надо Тяпкин?

- Точно говорю.

* * *

Па-бам-па-бам!

«Добрый вечер уважаемые зрители! Снова с вами самая лучшая передача о чертовщине «Монстры среди нас». Сегодня мы расскажем вам по-настоящему леденящий кровь случай и даже возьмём интервью у очевидцев. Передаём слово нашему специальному корреспонденту Макару Северову!»

- Вчера в 21.00 на шоссе, в десяти километрах от деревни Климовки, неизвестное существо размером с четырёхэтажный дом, устроила автомобильную аварию. Пробила своим телом фуру везущую продукты, растоптала фургон германских туристов и повредила новенькую «BMW» депутата Картошкина. По счастливой случайности, никто не пострадал. После столкновения с автомобилями оно (существо) упало на обочину без признаков жизни. На происшествие выехали сотрудники полиции во главе с лейтенантом Орловым.

- Старшим лейтенантом.

- Извините, старшим лейтенантом. Что происходило дальше товарищ офицер?

- Ну, мы с сержантами Самохваловым и Тарасовым, а также супругами Тяпкиными…

- Это те самые, которые утверждают, что встретили монстра на болоте?

- Да, они его из болота и выгнали. Это… Чудо-Юдо неслось от их автомобиля и устроило аварию на шоссе…

- Дальше, дальше.

- В общем, мы прибыли рассмотреть труп, а он оказывается, был жив.

- Да что вы говорите?

- Да. Эта штука зашвырнула Тарасова в лес, когда он попытался её попинать и в рюкзак заглянул.

- Сержант получил повреждения?

- Нет, со мной всё в порядке. Я только спиной слегка о сосенку ударился…

- И автомат в полёте потерял.

- Так он же нашёлся.

- Не ты его нашёл, а немец.

- Так, так, так поподробнее, пожалуйста!

- Мы с сержантом Самохваловым оценили опасность этого Чуда-Юда и открыли огонь из АК.

- Попали?

- Попадали, но всё без толку.

- Р-рос-сия! Р-рос-сия! Впер-р-рёд! Ик!

- Это кто?

- Это наш депутат. Он после стрельбы этой, немного расслабится решил, да перестарался. «BMW» то его Чудо-Юдо до конца растоптало.

- Это когда вы в него стреляли?

- Нет, это когда у нас патроны закончились. Мы за иномарку спрятались, и нас прикрыл Ганс. Вот он, сам расскажет.

- Это тот самый германский турист, что нашёл в лесу автомат вашего сержанта?

- Он.

- Ганс, а что вы нам расскажите?

- Es war cool. Echte russische Monster. Ich habe ihn mit einer Kalaschnikow erschossen. Er war riesig und wütend. Die Russen und ich haben dann getrunken. Hurra! №ху-ен-но!

- Так, понятно.

- Что он сказал? Я в школе французский учил.

- Ничего особенного товарищ лейтенант.

- Старший лейтенант.

- Просто восхищается нашим гостеприимством и нашей полицией. Давайте продолжим рассказ.

- После того как немец отстрелялся, эта образина бросилась обратно в сторону болота. Даже уазик наш перевернула.

- Дрын-тыр-пыр! Дрын-тыр-пыр!

- Самохвалов, твою мать! Почему Вертолёт здесь? Ты что камеру не закрыл? Лови её.

- Это кто?

- Не обращайте внимания. В общем, оно нашло свои вещи…

- Палочку и кружечку.

- Слава помолчи. Здравствуйте, а вы с телевидения? Я бы хотела вам рассказать…

- Тарасов убери Тяпкиных? Посади их в уазик!

- Так он же лежит товарищ старший лейтенант.

- Отведи куда-нибудь, чтобы не мешали.

- Куда?

- №лядь, в лес.

- Понял.

- Товарищ корреспондент, вы это там потом... запикаете…

- Конечно, конечно продолжайте.

- Ну, вот он поднял свои вещи и в чаще скрылся...

- Серьёзно, палочку и кружечку?

- Ну да?

- Огромный монстр с палочкой?

- А как он по болоту-то пойдёт?

- А кружка зачем?

- Ну, чтобы веселее.

- Так, ладно. А вы посмотрели, что у него в рюкзаке было? Меня этот вопрос сильно-сильно волнует. Думаю также как и наших телезрителей.

- Нас тоже. Тяпкиных волнует.

- Uns auch

- И меня.

- Дрын-тыр-пыр! Дрын-тыр-пыр!

- Де-депутат дол-должен з-знать т-тоже. Ик!

- Это мы сейчас быстро. Тарасов! Что в рюкзаке-то было?

- О, это самое интересное товарищ старший лейтенант. Вы даже себе не представляете…

- Давай, давай не тяни резину!

- В общем, в рюкзаке у него было…


Глоссарий:

Es war cool - это было классно;

Echte russische Monster - настоящий русский монстр;

Ich habe ihn mit einer Kalaschnikow erschossen - я стрелял в него из Калашникова;

Er war riesig und wütend – нн был огромный и злой;

Die Russen und ich haben dann getrunken. Hurra! – мы с русскими потом выпили. Ура!;

Uns auch – нас тоже.

Показать полностью
13

Точка кипения: 1939 год, разведчики-нелегалы, засада, часовщик и письма милой тётушке Марте

Точка кипения: 1939 год, разведчики-нелегалы, засада, часовщик и письма милой тётушке Марте Новелла, 1939, Потсдам, Бой на улице, Неожиданная концовка, Владимир сединкин, Яндекс Дзен, Длиннопост

«Милые Август и Эльза! Я так соскучилась. Вам не кажется, что уже пора навестить любимую тётушку? Заканчивайте все ваши дела, ожидаю вас в самом скором времени к себе на юбилей. Люблю, целую. Тётушка Марта».


* * *


- Шесть – Четыре, я снова победила!


- Эх! Да, в теннисе тебе нет равных Эльза. Лупишь как бешеная.


- Даже не буду с тобой спорить Август. Ты как всегда у нас прав.


- Ах, эта твоя скромность. Всё время о ней забываю.


- А ты не забывай. Пора бы уже привыкнуть. Не первый год вместе работаем. Мы домой или сразу на вокзал?


- Ну, я думаю принять душ и выпить чашечку кофе успеем. Оттуда сразу на поезд. Прага ждёт нас.


- Лично мне эта Прага уже надоела, но как промежуточный пункт между Германией и Москвой, сойдёт.


- Потише.


- Не учи меня. Никого рядом нет, а губы я закрыла рукой.


- Не обижайся, я так на всякий случай. Тоже соскучился по дому. Работа сделана, задания розданы. Информации более чем достаточно. Нас ждут. Хотя я буду немножко скучать по Потсдаму.


* * *


Каспар Тёплиц был ветераном. Самым настоящим, с наградами, кошмарами по ночам и регулярными походами к врачу. Он потерял ногу на Западном фронте в 1917 году. И пусть был не пехотинцем, а связистом, повоевать пришлось по-настоящему. Вернувшись с войны, на которую он отправился добровольцем, Каспар возглавил семейный бизнес. Нет, ничего серьёзного и приносящего большой доход. Его уделом стала часовая мастерская. Так уж вышло, что уже четвёртое поколение Тёплицы копалось в часах. Ну а чем не занятие? Люди всегда озабоченны временем и его нехваткой, а значит доход, хоть и небольшой, обеспечен.


Мастерская его располагалась на Бранденбургской улице, на первом этаже в доме номер 4 - пара комнатушек заставленных пыльными ящиками полными старых своё отживших часов, пружин, проволочек, разнокалиберных колёсиков и муфт. На втором этаже жил сам Каспар в уютной двухкомнатной квартирке с выкрашенными в зелёный цвет окнами.


Всё своё свободное время ветеран просто обожал проводить на крыше, где у него всё было устроено наилучшим образом. Здесь стоял стол, кресло и даже навес из старой парусины на случай дождливой погоды. Под рукой был армейский цейссовский бинокль подаренный командиром. Не то чтобы Тёплиц любил подглядывать, скорее ему нравилось угадывать характер и занятие человека по лицу, одежде, манерам. Но больше всего бывший ефрейтор любил свежий ветер и солнце.


А вот нацистов, он не любил. Наблюдая за подозрительной активностью внизу, на раскинувшемся между домами рыночке, Тёплиц зажёг папиросу с интересом подсчитывая бегающих внизу солдат, гестаповцев, а также других людей в тёмной одежде, хоть и штатской. Глаз у него был намётанный.


Почему не любил гитлеровский режим, не торопился тянуть руку в приветствии, не разделял всеобщей истерии и выкинул радио, из которого круглосуточно несся визг их нервного фюрера?


Он помнил коричневорубашечников ещё бандой задир и пьяниц, которая после войны промышляла рэкетом, а после вдруг каким-то чудом вознеслась на вершину власти. Особенно Тёплица воротило от их национальной политики. Они делили людей на полноценных и испорченных. Что за чушь? Каспар вырос вместе с ребятами разных национальностей, каких в Германии всегда было предостаточно. Лучшими его друзьями были еврей и поляк. А теперь что? Первых мы приравниваем к чудовищам, а вторых к умственно отсталым. А ещё они жгли книги, - некстати подумалось ему.


Если бы только Янек знал, что эти гады вторую неделю творили на его исторической родине. Может и лучше, что он погиб ещё до войны на стройке. Германия больна, но лечить её некому.


Тем временем внизу явно что-то готовилось. Военный грузовик, который привёз два десятка солдат в серой форме, пофыркивая, задом пятился в проулок. Пара тёмных «мерседесов», без номеров, поступили точно так же, только воспользовались переулками напротив. Лоточников и других уличных торговцев куда-то увели солдаты, подталкивая прикладами в спину, а их место заняли плечистые парни с военной выправкой. Сотрудники в штатском, с газетами, журналами, расселись по скамьям, подпирали собой стены либо прогуливались парочками то тут то там.


- Чего это они задумали? – произнёс вслух часовщик, перегнувшись через кирпичный бортик.


Вроде бы движение по улице восстановилось, но оно только с виду было стихийным, на самом деле им руководили.


- Хех, ясно. Засада, - сообразил Тёплиц и зажёг новую папиросу от окурка. - И кого же вы тут поджидаете?


* * *


- Прекрасная сегодня погода, не правда ли?


- Да, пятнадцатое сентября, а так солнечно и тепло. Совсем не так как в тот день когда мы приехали сюда три года назад.


- Я помню тот холодный ветер, дождь, текущий за шиворот плаща… бр-р-р-р! Гадость.


- Ты промочила ноги.


- Промочила я, а заболел ты.


- Меня просто немного…


- Хочу фруктов. Яблоки или груши? Что такое?


- За нами наблюдают.


- … чёрт, и не только. Смотри, грузовик с овощами перегородил дорогу позади нас.


- Справа легковушка в переулке.


- Слева тоже. Окна занавешены, номеров нет.


- Оперативные автомобили.


- Попались. К бою.


- У меня «Беретта». Два магазина. Четырнадцать патронов.


- Слабовато. Лиза возьми мой «Зауер». Тоже два магазина, но патронов на парочку больше, да и посерьёзнее он. В конце концов, ты же у нас стрелок.


- А как ты?


- Как всегда. Буду искать, что-то подлиннее и помощнее. Не пропаду. Сразу после фургона со льдом разделяемся. Ты слева, я справа. Надо ошеломить их. Главное чтобы снайперов на крыше не было.


- Нет, мы нужны им живыми. Иначе нас уже бы пристрелили. Как они на нас вышли?


- Не важно. Подумаем об этом потом. Главное добраться до восемнадцатого дома, там в переулке канализационный люк. Я хорошо знаю тот тоннель…


- Доберёмся. Ты готов?


- Конечно Лиза.


- Удачи, Алёша.


* * *


Это была обыкновенная парочка молодой парень в клетчатой кепке и красном пиджаке и девчушка в белой блузке и гофрированной бежевой юбке. Обоим лет по 25-27. Мужчина был похож на Янека – блондинчик, серые глаза, чуть кривая ухмылка на губах. Среднего роста не слишком плечистый, но быстрый и двигался словно спортсмен. Хотя, не так уж и похож.


Женщина, волосы цвета мёда, уложенные в аккуратную причёску, зелёные глаза, чуть курносый нос, тёмно-синий галстучек на груди. В руках она несла пару теннисных ракеток. У них были хорошие лица – открытые и смелые.


Вы идёте прямо в засаду! – хотел крикнуть Каспар, но не посмел. Впрочем, парочка смекнула, что к чему.


Мужчина на ходу отбросил в сторону спортивную сумку, весящую на плече, и что-то передал девушке. Та в свою очередь тоже что-то вытащила из-под одежды.


Пистолеты! Ох ты! А пользоваться-то умеешь?


Её спутник, проходя мимо лотка с овощами ловко вытащил из тыквы нож зеленщика, а второй рукой подцепил крюк, воткнутый в кусок льда возле рыбной лавки.


Потушив очередной окурок в горшке с ярко-оранжевой кроссандрой, Тёплиц замер, превратившись в соляной столп. И чего он только не делал с этой тропической гадостью. И недопитым шнапсом поливал, и окурки в ней тушил. Цветку всё нипочём. Он его даже зимой на улице оставлял. И ничего, живёт и благоухает! Такой же, как бывшая хозяйка.


События внизу тем временем развивались стремительно. Поравнявшись с белым, поцарапанным фургоном со льдом, парочка разделилась. Девушка во всю прыть бросилась вперёд, а парень вынужден был столкнуться с гестаповцем изображающим продавца сладостей и страховавшим его мужчиной, в синей шляпе сидевшим на скамейке рядом.


Первый едва успел вынуть пистолет, как в грудь ему вонзился нож. Второй получил крюком в промежность, и тонко заверещав, выронив под ноги массивный «Люгер».


Блондинчик же поднял пистолет и четырьмя выстрелами уложил ещё двоих противников – детину в кожаной куртке и худого паренька в коричневом костюме тройке. Сделал это он ловко, ни на секунду не задерживаясь на одном месте.


Вскоре и по нему открыли огонь. Выстрелы загрохотали одновременно. Стреляло трое или четверо человек. Вот только целились они парню в ноги, и убить явно не хотели.


Девчушка, тем временем преодолев бегом один дом, тоже столкнулась с препятствием. Прямо из переулка перед ней выехал легковой автомобиль в котором сидело то ли три, то ли четыре человека. Не теряя скорость, Курносая взлетала на капот автомобиля и с двух рук расстреляла сидящих внутри.


- Ничего себе! – присвистнул Каспар.


Ловко сменив магазины, девушка скатилась с замершей машины и бросилась вперёд. Однако ей удалось сделать только несколько шагов. Позади её нагоняла ещё один автомобиль, надсадно рыча двигателем и сигналя клаксоном.


Не моргнув и глазом, Курносая, развернулась к несущемуся авто и хладнокровно расстреляла патроны до железки в ветровое стекло. Потерявший управление «мерседес», вильнул и врезался в фонарный столб.


Блондинчик тем временем вынужден был спрятаться за прилавком продавца сладостей. По нему лупили из нескольких винтовок, и только сейчас Тёплиц сообразил откуда. В полстах метрах впереди, из-за угла дома частично высунулся грузовик в кузове, которого стоял десяток солдат. Четверо имели возможность стрелять по пареньку зарывшемуся в гору сладостей. Тот редко отстреливался и ему даже удалось ранить одного из солдат в плечо. Вот только его место сразу занял другой.


- А где же ещё десяток солдат? Ведь они были там? – спросил сам себя Каспар, крутя плешивой головой. – Ах вот они где пытаются окружить девушку.


Окружить Курносую было нелегко. Пошарив внутри дымящегося «мерседеса», она вытащила из салона два автомата. Один закинула за спину, а из второго дала короткую очередь в подходящих к ней солдат. Попала в кого нет, Тёплиц не разглядел, слишком быстро всё произошло. Когда те попрятались она со всех ног бросилась к грузовику, из которого стреляли по Блондинчику.


- Своих не бросаем, хорошо. Умница.


К этому времени парень сумел убить ещё одного противника, вот только патроны у него закончились. Прилавок разносили точными попаданиями, и не за горами был тот момент, когда спрятаться ему будет просто негде.


Появившаяся позади его противников девчушка была для всех полной неожиданностью. Словно валькирия она взлетела на стоящий неподалёку от грузовика почтовый ящик и длинной очередью срезала замерших внутри.


Волосы девушки разметались по спине и лицу. С закушенной губой и дымящимся стволом MP-38, она была чудо как хороша.


Блондинчик не стал себя упрашивать, и оказался рядом с подругой, снимая с её плеча второй пистолет-пулемёт. Короткими экономными очередями он добил солдат в кузове, вернул девушке оружие, а сам вытянул из рук мёртвого солдата винтовку, а из кобуры свесившегося из кабины убитого офицера пистолет.


Не тратя времени, парочка бросилась на окружавших их солдат. Скрываясь за препятствиями, перекатываясь и кувыркаясь, они стреляли, прятались и снова стреляли.


Тёплиц уже плохо видел их и потому сбросив с плеч серый твидовый пиджак, бросился бежать по крыше в сторону выхода с рыночка. Он пыхтя перепрыгивал с карниза на карниз, думая про себя, что сошёл с ума. Впрочем, расстояние от крыши до крыши здесь были невелико. В детстве он не раз вместе с Янеком и Михаэлом развлекался, таким образом, за что получал от строгого отца ремня.


Оказавшись над местом боя Каспар увидел, что солдат осталось всего трое. Они были испуганны и не столько целились, сколько просто стреляли в сторону нападавших. Вот и ещё один солдат упал схватившись рукой за пробитую шею.


Залп из двух винтовок, случайный, почти наугад, расколол фонарь на столбе над головой Блондинчика, обдав его осколками стекла. Однако вторая пуля угодила парню прямо в бок. Тот споткнулся и упал на колени, прижимая ладонь к груди справа.


- Чёрт! – стукнул себя по колену часовщик – Это надо же так.


Девчушка покончила с парочкой противников и отбросила в сторону бесполезный MP-З8. Что-то прокричав парню и мараясь в его крови, она потащила его в переулок напротив.


Каспар знал, что дальше ему не перепрыгнуть. Он как мог свесился вниз, но рассмотреть ничего не смог. Только сейчас часовщик понял, что скакал по крышам забыв о своей ноге, точнее о её полном отсутствии. Протез не в счёт.


- Безумие. Полное безумие! Кто они такие? Англичане, американцы, русские? Вдвоём уложили столько солдат!


В этот момент впереди и позади заревели мощные движки и, сметая всё на своём ходу по мостовой понеслись армейские грузовики под завязку заполненные новыми солдатами.


Бежать парочке было некуда, если только…


Там же коллектор, - вспомнил Тёплиц и опрометью бросился в подъезд, а затем вниз. Перескакивая через ступени, он повторял вслух:


- Только бы успеть, только бы успеть.


Взмыленный и покрасневший он выскочил из подъезда, чем напугал обыскивающих рыночек солдат. Замерев по стойке смирно перед офицеров в звании капитана, он, вспомнив военную службу прокричал:


- Гер гауптман, я видел куда они побежали!


- Ты кто?


- Ефрейтор Каспар Тёплиц. 42-я пехотная дивизия.


- Куда? – загорелись глаза офицера.


Бывший связист, дрожа внутри от возбуждения, указал пальцем в противоположную от переулка с коллектором сторону.


- Они взяли мотоцикл с коляской и поехали в сторону вокзала.


- По машинам! - заорал капитан, убирая «вальтер» в кобуру на боку.


Надо бы кровавую дорожку замыть пока никто носа на улицу не высунул, - подумал про себя Тёплиц, злорадно улыбаясь покидающим рынок грузовикам. А вслух часовщик произнёс удивившее даже его:


- Удачи вам, ребята.


Как ни странно, но в эту ночь Каспар спал словно ребёнок. Он не испытывал никаких угрызений совести, не чувствовал себя предателем, он просто растворился в объятиях Морфея и наслаждался отдыхом которого не знал уже много лет.


* * *


Рано утром 24 сентября 1939 года в здание органов госбезопасности на Лубянке, курьер доставил пачку писем, среди которых был необычный ярко-розовый конверт, подписанный красивым размашистым почерком.


«Милая тётушка Марта! К сожалению, мы не смогли приехать к тебе на юбилей, так как наши соседи устроили скандал – кричали, били посуду, вели себя чрезвычайно дурно. Из-за этого наш добрый Август немного приболел. Ты же знаешь, какой он впечатлительный. Вызывали врача. Не беспокойся, ничего серьёзного, скоро наш любимец встанет на ноги. В течение месяца будем у тебя. Как я? Со мной всё прекрасно. Криками меня не проймёшь. Готова поддержать любые твои выдумки. Целую и крепко обнимаю. Твоя любимая племянница Эльза».


(черновик)


Интересно? Материал с моего канала в "Яндекс-Дзене" https://zen.yandex.ru/rasskaz_na_odnu_ostanovky

Показать полностью
22

Попурри: по другую сторону

Попурри: по другую сторону Новелла, Детектив, Допрос, Другой мир, Эркюль пуаро, Ограбление, Неожиданная концовка, Длиннопост

- Нет, я её не знаю.

- Посмотрите внимательно.

- Посмотрел.

- Наш художник изобразил преступницу максимально реалистично. Именно эта девушка вчера руководила бандой налётчиков на «Механик-корп банк".

- Женщина.

- Что?

- Женщина говорю, а не девушка.

- Ага! Значит, вы её знаете!

- Нет, конечно.

- А откуда тогда такая уверенность, что она...

- Инспектор давайте-ка ближе к делу.

- Кхм, хорошо. Только я старший инспектор

- Учту.

- Так вы точно её не узнали?

- В десятый раз говорю, что нет.

- Но свидетели говорят, что она появлялась в вашем кафе пару раз.

- Моё кафе "Эль Дирижабле" очень известно в городе.

- Мы в курсе. Я сам у вас много раз обедал. Особенно хороши ваши пирожные. Заварной крем, вафельное...

- Приятного аппетита.

- Что?

- Приятного аппетита, я пожелаю вам, как только вы ко мне придёте. Пару заварных "Небесных островов" за счёт заведения.

- Благодарю.

- Так мне можно уже идти? Меня работа ждёт, сотрудники.

- Минутку. Вот... вот господин Бертран утверждает, что эта девушка...

- Женщина.

- Ну, хорошо если вам так хочется... эта женщина, подмигнула вам, когда складывала деньги из кассы в саквояж.

- Бертран это седой господин с тростью?

- Совершенно верно. Профессор Бертран.

- Ему сколько? Лет семьдесят пять - восемьдесят?

- Вообще-то восемьдесят шесть.

- Я видел, как он врезался в дверь, когда хотел зайти в банк. Стекло не заметил.

- И?

- Я бы его показаниям не доверял.

- Хорошо. А вот мадам Даунпорт говорит, что и вы ей в ответ подмигнули.

- Вы в курсе, что она каждый день красит свою кошку в разный цвет.

- Нет.

- Сегодня оранжевый день.

- Но вы подмигнули?

- Если честно я не помню. Она, ну то есть грабительница, показала мне язык и вроде бы подмигнула. Может быть, я со страху тоже ей подмигнул или у меня произошёл нервный тик. В конце концов, в руках у неё был паромёт, и минутой ранее она вдребезги разнесла люстру, а потом саданула охранника так, что он упал на пол без сознания.

- Нервный тик?

- Да, на прошлой неделе одна из моих работниц испортила целую партию бисквитов и я весь день мигал одним глазом.

- Специально?

- Разнервничался!

- А-а-а, понял. Извините.

- Я могу попросить вас ещё раз очень внимательно взглянуть на рисунок? Ну как можно не заметить такую девушку?

- Я понял, что она вам понравилась старший инспектор. И вашему художнику тоже.

- Хм… нет, что вы, что вы. Я исключительно в целях расследования. Ну, неё такая, такая запоминающаяся внешность и…

- И такие, такие…

- Что?

- Хех, ничего. Нет, не видел.

- А правда что президент банка мистер Урия Хип посещает ваше кафе?

- Правда. Три раза в день в последние пять лет.

- Это часто.

- Так же как и вы. В чём-то меня подозреваете?

- Нет причин. Мистер Хип говорит, что вы даже ни разу с ним не заговорили. Впрочем, как и ваши сотрудники.

- Я свободен?

- Наверное, да. А «Небесные острова» за счёт заведения в силе?

- Парочка.

- Благодарю.

- Сержант!

- Да, старший инспектор Джепп!

- Проводите мистера Пуаро.

* * *

Запахнув плащ, хозяин кафе надвинул на лоб шляпу и, разгладив рукой в перчатке, изящные усики изогнутой формы, спустившись со ступенек полицейского участка, быстрым шагом направился по улице в сторону площади «Семи мастеров».

Вторая половина октября обещала быть прохладной. Даже сейчас ветерок забирался за шиворот и в рукава, касаясь ледяным дыханием тёплой коже. Над головой пролетел пассажирский цеппелин, направляющийся к гавани Наполеона IV, а за ним по улочке бросилась стайка мальчишек в коричневых рабочих кепках не по размеру, очках-консервах с дуделками, и петардами. Они будто старались обратить на себя внимание воздушного гиганта летящего на расстоянии километра над городом.

Пропустив мимо себя три попыхивающих паром такси жёлтыми молниями метавшиеся по улицам, Пуаро остановил машину с погнутым передним бампером и еле заметной царапиной на правом боку.

Захлопнув дверь, он встретился с хищно-ироничным взглядом высокой женщины лет двадцати восьми-тридцати согнувшейся над рулём автомобиля. Её русые волосы были забраны в хвост на затылке, а новая кожаная куртка и такие же штаны, заправленные в армейские ботинки с толстой подошвой, поскрипывали при каждом движении.

- Фелисити твоя идея с сиреневыми волосами и выставленной напоказ грудью имела успех, они плохо запомнили тебя. Лицо узнаваемо, но слишком далеко от реального сходства. У полицейского рисовальщика получилось эффектно. Кто-то точно повешает твой портрет на стенку у себя дома.

- Ха-ха-ха! Это была не моя идея, а пошляка Гастингса.

- Это уже не важно. Сколько?

- Пятьсот двадцать тысяч.

- Прилично.

- Ты был прав. С сигнализацией всё вышло отлично. Если бы мы её не задействовали, беднягу Берроуза точно бы заподозрили, а так мы просто троица тупых грабителей, которым повезло.

- Мисс Лемон вы сломали челюсть Берроузу. Это было необходимо?

- Он сам просил, чтобы всё было по-настоящему. Доктор Гарибальди его быстро починит…тьфу! Поставит на ноги. Банк выплатит ему страховку, в конце концов, он пострадал, защищая их деньги.

- Хорошо. Что с фургоном?

- Тела, похищенные из морга, предварительно одели в нашу одежду и рассадили внутри. Гастингс поколдовал и сделал замыкание вызвавшее взрыв котла. Автомобиль свалился с дороги в том месте, где ты показал. Пожар был что надо. Куча пепла и для достоверности двадцать тысяч в обгоревшем саквояже. Всё выглядело так будто они слишком быстро ехали, уходя от погони.

- Понятно. Остальная сумма?

Широко улыбнувшись, хищная красотка провела языком по верхней губе и сказала:

- Всё как ты сказал. Сто тысяч я перевела старосте «Блошиного квартала», они там задумали построить больницу и столовку для бедных. Двести положила в наш фонд, - сунув в зубы очередную лакричную палочку и просигналив зазевавшемуся пешеходу, женщина продолжила. - Сто двадцать оболтусам из «Гавроша», мистер Гринч пообещал купить им новые кровати, улучшить меню и нанять пару-тройку новых учителей, про которых ты ему говорил. Остальные разделила между нами. На карманные расходы.

- Умница.

- Этот Джепп не подозревает нас?

- Немного, но это не проблема. Он парень смышлёный, но слишком импульсивный и не может сосредоточиться на главном. Научится с годами. А пока, возможно, в этом ему мешает недавняя ссора с женой - Эмили кажется (её имя выгравировано на обручальном кольце, которое он носит) или давнее ранение в правое плечо, которое ноет в пасмурную погоду. Недавно перенесённая простуда тоже не способствует ясности разума. А ещё старший инспектор часто думает о матери, то и дело, бросая взгляд на её фотографию на столе. Кажется, родительница не одобрила его ссоры с супругой.

За окнами проносились контрастные пейзажи. Бедность здесь соседствовала с роскошью, а серость и отчаяние, с яркими цветами богатства и успеха.

- Всё время забываю, что ты гений.

- Совсем нет. Я просто внимательно наблюдаю за людьми.

- Я тоже. Но читать их как открытую книгу не могу.

- Тебе просто не хватает усидчивости и терпения.

- Кто следующий?

- Подождём до января. Пусть всё успокоится. Думаю, в новом году мы нанесём визит мистеру Гризли. Его империя, построена на рэкете и обмане, а значит нам подходит.

- Ооо! Я в деле. А потом?

- А потом, мы начнём действовать. Денег у нас будет достаточно. Этому городу давно нужен новый мэр. Человек, который сделает жителей счастливыми. Ну, хоть немного.

- Может, это будешь ты?

- Нет, исключено. Ты же знаешь, я терпеть не могу внимание посторонних, - сказал Пуаро, открывая дверь автомобиля и легко вылезая из него на тротуар напротив своего кафе.

Когда такси с мисс Лемон умчалось Эркюль вздохнул и, взглянув на свою безукоризненно начищенные длинноносые туфли, направился внутрь «Эль дирижабле». Внутри звучал очередной имперский марш, которые теперь так часто крутили по радио.

Что ж, этот мир не так уж плох, - в который уже раз подумал бывший детектив, кивая девушкам у стойки, - а мой был так же далёк от идеала, как и этот.

Показать полностью
5

Милаха: под защитой гнома

Милаха: под защитой гнома Интересное, Новелла, Фэнтези, Аристократия, Дворфы, Неожиданная концовка, Владимир сединкин, Яндекс Дзен, Длиннопост

- Дьявол, уберите его! Уберите его кто-нибудь! А-а-а-а!

- Что это с ним? Куда он побежал? – с большим удивлением я, Чарльз Келли – шотландский дворянин которому «посчастливилось» породниться с британскими аристократами, наблюдал как граф Суррей, опрокинув бокал красного вина, словно ужаленный, соскочил с кожаного кресла и бросился к выходу из гостиной.

- Ик, не обращайте внимания. Мой кузен человек эмоциональный, ранимый... в общем, болван. Ик!

Матильда Суррей, кузина покинувшего нас Роберта, была женщиной неопределённого возраста. Высокая, статная, холёная светская львица, от которой предпочитали держаться подальше многие представители «хороших семей». Почему? Сидящая передо мной графиня за словом в карман никогда не лезла и оппонентов своих жалила как змея. Из проверенных источников знаю, что её побаиваются даже представители королевской семьи, всесильный герцог Бекингэм не пускает на порог, а уж какие легенды ходят, о её личной жизни.

- Может вам уже хватит? Вы уже много выпили леди Суррей, - сказал ваш покорный слуга, пытаясь отодвинуть в сторону наполняемый женщиной бокал. Не помню, какой он был по счёту.

- Ми-ле-ди. Вот ещё, - старая бестия сильно шлёпнула меня по руке, от чего кожу мою обожгло холодом. - Ик, я только разогреваюсь.

- ... вроде бы пьёте вы, а кажется мне.

- О чём вы Чарльз? Говорите громче, я не слышу. Я же без пяти минут бабушка, чёрт подери.

- У меня галлюцинация. Стойкая такая... не проходит.

- Гном с арбалетом в красном колпаке?

- Д-а-а-а...

- С мечом?

- Д-а-а-а и на рукояти меча у него куколка. Будто повешенная девчушка.

- Это Милаха.

- К-к-кто?

- Ик, причина расстройства моего кузена.

- Вино, которое я пил… в него что-то подмешали? – выпучив глаза, я смотрел на замершее передо мной существо.

- Чарльз, он реален. Смирись. Ик, дыши глубже.

- Но гномы сказочные существа…

- Милаха, дворф.

- Это не одно и то же?

- На гнома он не отзывается. Ик!

- Вы с ним что разговариваете?!

- Нет, что вы Чарльз, он на нашем языке не говорит. Ик! Только пишет. Но коряво. И буквы все задом наперёд и вниз головой. Я первый раз все глаза искарябала пока одно слово прочла.

- Уф! Он исчез! – утерев выступивший на лбу холодный пот, я начал лихорадочно вспоминать, что сегодня такое ел и пил. Это пищевое отравление не иначе.

- Это ненадолго. Сегодня в доме много посторонних, незнакомых ему людей, он несёт вахту.

- Господи и зачем я только сюда приехал! Не хотел же!

- Тебе напомнить? Ты приехал на крещение своей племянницы. Внучки моего нервного кузена. Хе-хе-хе.

Графиня смеялась, скривив тонкие губы, но в светло-голубых глазах её яркий огонёк не зажегся. Да и на пьяную она, честно говоря, была не очень похожа. Хотя я не специалист по людям с девиантным поведением.

- Я не настолько пьян, чтобы забыть… да я вообще не пьян. В отличие от вас графиня.

- Это Роберт предпочитает слабые алкогольные напитки. Сладенькое винишко и ликёрчики, а я пью пойло покрепче. Поэтому напоить меня эти вином нельзя. Меня просто развезло после этой ужасной поездке на автомобиле. Ик! Ну, право слово, почему нас так трясло?!

- Наверное, рессора…

- Чарльз! Это был риторический вопрос.

- Ой! Снова он! – я вздрогнул и словно девчонка увидевшая мышь поджал ноги к груди.

- Кто?

- Галлюцинация.

- Милаха не галлюцинация. Только не делайте резких движений, иначе он выстрелит.

- Что сделает? – внутри у меня всё похолодело, а ладони резко вспотели.

- Вы помните ту смешную историю с Гедеоном Пембруком?

- Его кажется, боднула газель на охоте.

- Ик, не газель. Ик, ни на охоте.

- Гном? В него выстрелил гном?

- Дворф, да. Если бы вы только знали чего мне стоило убедить старого дурака молчать. А всё почему?

- Почему?

- Не надо вскакивать и размахивать руками. Ик! Не стоит нервировать Милаху. Да и он легко отделался, вот забравшийся к нам пару годиков назад под Рождество вор, получил арбалетный болт прямо в плечо. Да так, что его от стенки оторвать не могли. Словно букашка пришпиленная иголкой. Ха-ха-ха!

- Ой! Он пропал.

Ааааааааа! Уберите! Уберите его! – раздались вопли на втором этаже особняка.

- Хе-хе-хе. Ик!

- Почему вы всё время смеётесь графиня?

- Ну, мой кузен считает дворфа проклятием своего рода. Болван. Всё с точностью наоборот.

Я с детства был любопытен и страх сразу отступил. Спустив ноги на пол, я поближе придвинулся к аристократке.

- Так, так миледи, я теперь не отстану, пока вы мне всё не расскажите.

- Тебе можно, - спокойно произнесла женщина, сняв с головы стильную шляпку с соколиным пером.

- С чего такое доверие графиня?

- Хм, я никому не доверяю Чарльз. Просто если ты кому-нибудь расскажешь то, о чём я тебе сейчас поведаю, тогда я сделаю достояние общественности твоё маленькое искромётное приключение в Италии…

В голову мне ударила кровь, под ложечкой засосало. Правда, губы как у последнего дурака растянулись в улыбке, которую я быстро спрятал. Старая чертовка и откуда она только узнала? Неужели деньги потрачены зря?

- Стоп! Я понял. Кто вам рассказал?

- Достоверный источник, мой мальчик. Ну, так ты будешь слушать или нет?

- Я весь внимание.

- Не раздувай свои гладенькие щёчки как хомячок. История тебя развлечёт. Ик!

А-а-а-а! Я же сказал не открывать дверь! Закройте её закройте!

- Анна прикрой двери, пожалуйста. От криков Роберта у меня разыгралась мигрень.

- Слушаюсь миледи.

Вставив сигарету в изящный серебреный мундштук, графиня выпустила в воздух плотное облачко дыма:

- Эту историю мне рассказал покойный родитель моего кузена, граф Суррей.

- Так он же скончался двадцать лет назад.

- Семнадцать мой мальчик, семнадцать. Нехорошо напоминать бабушке о её возрасте. В общем он должен был поведать это своему сыночку, но Роберт не нашёл время приехать проведать отца перед смертью. У маленького засранца был как раз очередной роман с какой-то певичкой из кордебалета.

- Говорят, старый граф был человеком серьёзным.

- Более чем, Чарльз. Более чем, - сказала графиня, сделав большой глоток из недавно наполненного бокала.

- Может, хватит пить миледи?

- Закрой свой клювик и слушай. В 1938 году, вопреки представлению большинства, немцы всё-таки высадили десант на наши острова. Томас Суррей в звании полковника руководил британским гарнизоном где-то на северном побережье. Вместе со своими людьми, он встретил противника и среди скал завязался бой…

- Я не знал, что граф воевал.

- Не перебивай меня, а то бабушка может обидеться.

- Какая же вы бабушка миледи.

- За комплимент спасибо, но рот закрой. Старик рассказывал мне, что провалился в пещеру вместе с немецким командиром. Темно, холодно, руки и колени исцарапаны в кровь. На время они потеряли друг друга и заплутали в туннелях. Когда граф уже отчаялся увидеть солнечный свет, он нос к носу столкнулся с противником. Произошла схватка, кто-то кого-то ударил ножом (эту часть я пропустила, так как слушала невнимательно), а потом взорвалась граната. Один из туннелей обрушился, затем ещё один. Пытаясь выбраться, Томас наткнулся на завал, под камнями которого застряли два странных существа.

- Дворфы?

- Ты умён мой мальчик. Верно. Это был взрослый дворф и мальчик. Наш граф помог выбраться им из-под камней. Те в свою очередь помогли найти ему выход.

- Сумасшедшая история! Сказочная.

- Ик! Это ещё не всё. Имей терпение. Не знаю, как он там понял их болтовню, но дворф решил отблагодарить Томаса за спасение их жизней. Его сын, тот маленький гном…

- Вы сказали гном!

- Заткнись зануда.

- Молчу.

- Тот маленький дворф стал приглядывать за нашим семейством.

- Серьёзно?

- Абсолютно. Он хоть и небольшой, но ужасно сильный, всегда при оружии и умеет исчезать и появляться где ему вздумается.

А-а-а-а! Я сойду с ума! Сойду с ума! – наверху раздался громкий перестук шагов, и громко хлопнула дверь.

- Если бы сам не видел, никогда бы не поверил.

- Ик. Мой старший брат Криспен был спасён дворфом из пожара. Он ничего мне не рассказал, но я уверена в этом. Правда, потом, он пьяный выпал из окна пытаясь произвести впечатление на своих друзей-дегенератов, но это совсем другая история. Думаю, вины Милахи тут нет. Надо меньше пить.

Миледи замолчав, задумчиво глядела через прозрачное стекло бокала на плескавшееся внутри вино.

Было что-то в этой женщине притягательное. Она была по-своему красива и обаятельна. Вот только красота эта была сродни красоте смертельного клинка в руке воина. Слишком пафосно? Ну как смог, так и сказал.

- Может совпадение?

- Нет, Милаха и мне спас жизнь. Вместе с моим милым Мейсоном мы попали в страшную аварию на лесной дороге. Торопились домой сообщать близким радостную новость - ночная дорога, влажное шоссе, деревья вокруг. В общем, кубарем слетели вниз. Супругу пробило голову, а меня зажало сиденьем… и холодным телом. Всю ночь я пролежала без сознания, страшно замёрзла, а потом, вдруг, автомобиль начал гореть. Милаха спас меня. Тогда я увидела его в первый раз. Ик!

Графиня замолчала и поёжилась. Видно пышный соболиный воротник на плечах её не согрел.

- Анна!

- Да миледи. Подкинь ещё дров в камин, и прибавьте ради бога отопление вы же не хотите отправить меня в больницу.

- Сочувствую, говорят ваш муж, был хорошим человеком, - сказал я, совсем не ощущая холода. Даже наоборот.

- Потеряв в той аварии ребёнка и супруга, я пустилась во все тяжкие Чарльз. Алкоголь, наркотики, мужчины. Потом были грабители в тёмном переулке. Меня чуть не убили. Тогда я и назвала эту угрюмую бородатую рожицу Милахой. Господи как я была рада его видеть в этом заплёванном, зассаном закутке между мусорными баками и заросшим крапивой пустырём. Ик! Дура была, глупая дура. Теперь-то я всегда на стороже… и пистолет в сумочке при мне. Ик!

- Воды?

- Отстань ради бога. Я уверена, что дворф спасал и других наших, но они ведь не сознаются. Пауки в банке.

- Миледи вы говорили, что переписываетесь с ним?

- Я просто заметила, что Милаха иногда заходит в мою комнату и переставляет некоторые мои вещи. Я написала ему записку, а он мне ответил.

- Да? А что вы спросили?

- Сколько лет живут дворфы. Я тогда была благодарно ему за его заботу.

- И сколько же?

- Долго. Наша маленькая Венера, из-за которой мы здесь собрались, каковой только предстоит начать жизнь, тоже будет под опекой Милахи.

- Его может увидеть любой?

- Если он захочет.

- Прислуга?

- Редко, но видит. Мы доплачиваем ей, чтобы держали языки за зубами. Впрочем, они уже привыкли.

- Что-то спрашивали у него ещё?

- Много спрашивала. Он мало отвечал. Ответ всегда карябал мне на зеркале. Уж не знаю, что у него там за инструмент.

- То есть вы друзья?

- Ха-ха-ха! Ну, ты насмешил Чарльз. Конечно, нет, он же дворф, а я графиня. Старая алкоголичка, но всё же. Но я подарила ему подарок. Ик!

- Висельника?

- Фи! Это моя детская кукла. Просто подумала, что так будет забавно. Дворфы любят чёрный юмор.

- Скорее вы его любите графиня.

- Не дерзи, отшлёпаю.

- А Роберт в курсе, что дворф его защищает?

- … нет. Я ему не рассказала. Он уверен, что это проклятье. Пару раз он даже стрелял из пистолета в Милаху.

- Попал?

- Куда ему. Он и в задницу слону-то с двух шагов не попадёт. Его наманикюренные лапки привыкли только чеки выписывать, да худые сиськи шлюх щупать.

- А почему ваш кузен так бурно реагирует на появление своего защитника? Вроде бы должен уже привыкнуть к дворфу?

- После покушения на него, Милаха, стал появляется перед Робертом в самые… ну скажем неблагоприятные для этого моменты.

- Это, в какие?

- Ну, ты прямо как маленький. В клозете, во время любовных игрищ и тому подобное. К этому привыкнуть трудно. Дворф проявил характер, уважаю.

- Кхм. Но почему?

- Что почему?

- Вы понимаете.

- Когда я была маленькая, этот, мелкий засранец, макнул мои косички в вишнёвое варенье. Представляешь? В вишнёвое! Я его терпеть не могу!

- Кого Роберта или вишнёвое варенье? А если бы макнул в клубничное было бы легче?

- Не умничай Чарльз, тебе это не идёт, - махнув головой с проблесками седины в густых волосах, графиня снова зябко повела плечами.

Я вдруг ясно понял, что женщина передо мной неуловимо изменилась. Опьянение как рукой сняло, взгляд из рассеянного превратился во внимательный и пристальный. Такой, что мог ожечь холодом любого. Снежная королева, да и только.

Нет, она была не старой. Она была зрелой, усталой и грустной. Потеря мужа, неродившегося ребёнка, испортили её характер, но она не потеряла себя, а просто возвела вокруг стену. Стену, которую не смогут пробить ни людское презрение, ни зависть, ни злость.

Словно из-под земли передо мной вырос дворф в кожаной курточке, красном колпаке и насупленными бровями. Внимательно посмотрев на меня, Милаха разгладил складки на лбу и, кивнув, будто решив что-то про себя, исчез.

- А все-таки, какова реальная причина? Графиня, почему вы не расскажите всё кузену?

Крякнув и опрокинув в рот остатки вина, миледи вздёрнула нос и, закинув ноги в элегантных чёрных туфлях на шпильках на журнальный столик, криво улыбнувшись, ответила:

- Он не приехал проведать перед смертью своего отца. Так ему и надо маленькому засранцу. Анна, ещё вина!


Понравилось? Материал с моего канала https://zen.yandex.ru/rasskaz_na_odnu_ostanovky

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!