Kurganov1945

Kurganov1945

пикабушник
поставил 676 плюсов и 21 минус
отредактировал 0 постов
проголосовал за 0 редактирований
25К рейтинг 333 подписчика 1262 комментария 141 пост 92 в горячем
10

"Белое угнетение"

Добрый день, хотелось бы поделиться случаем, который описан у полковника-белогвардейца Евгения Эдуардовича Месснера (1891-1974) в мемуарах. Этот эпизод ярко характеризует моральное состояние общества тех лет. Место действия - Царицын.

"Белое угнетение" Белая гвардия, Гражданская война, Царицын, Отношения, Казаки

"При погрузке штаба ко мне подошел наш хозяин собрания поручик Назаров, израненный корниловец, и сконфуженно доложил, что «Соня страшно скандалит». Соня эта, девочка лет 13, была дочерью дамы, в чьем доме помещалось собрание (офицеров). Эта девочка усвоила ученье Крупской и Коллонтай о свободной любви и буквально кидалась на поручика Назарова. Мать и сестры и не пытались ее образумить или обуздать, помня, как она тиранила семью при большевиках. Поручик Назаров был вынужден запираться от нее на ключ в своей комнате.Теперь Соня пришла на вокзал и кричала: «Назаров — мой муж. Он останется со мною или я поеду с ним!» Я велел привести ее, позвал двух дюжих казаков с нагайками и сказал девчонке: «Если ты немедленно не пойдешь домой, то я велю вот этим казакам выпороть тебя. Получив

50 плетей, ты оставишь в покое поручика Назарова». 
Моя угроза была произнесена так сурово, у казаков была такая готовность к производству экзекуции, что Соня овечкою пошла домой".

126

Поединок: сын за отца

30 мая 1920 года центральные советские газеты опубликовали воззвание А.А. Брусилова и других генералов к бывшим офицерам русской армии - с призывом забыть старые обиды и вступать в Красную армию для защиты России от наступления поляков. Это произвело фурор в стране и за ее пределами.

Откликнулась на пропагандистскую инициативу большевиков и эмигрантская газета "Новая русская жизнь", выходившая в Гельсингфорсе (ныне - Хельсинки). 10 июня в ней появилась заметка "Два воззвания", подписанная псевдонимом "Ак".

В статье резкой критике были подвергнуты как служба и условия жизни бывших офицеров у большевиков, так и отдельные личности, служившие красным: "Есть ли вообще вера им всем, если условно отвести в сторону Брусилова и Поливанова?.. Не Клембовский ли, дважды менявший религию, в интересах карьеры, ловя которую за хвост, он до войны получил кличку "мыловара", а во время войны - "кондитера", в период же тяжелых духонинских дней, обнаруживший такую гибкость в сношениях с Крыленко?"

На фото: генерал от инфантерии Владислав Наполеонович Клембовский (1860-1921)

Поединок: сын за отца Гражданская война, Генерал, Александр Куприн, Писатель, СССР, Дуэль, Финляндия, Длиннопост

Стоит сказать, что к Клембовскому автор был явно не справедлив, так как этот генерал в революцию Клембовский пытался противостоять развалу армии и падению дисциплины, за что получал анонимные угрозы. От гражданской войны он старался уклониться: был членом военно-законодательного совета, председательствовал в комиссии по описанию войны 1914-1918 годов.

Статья "Ака" осталась бы незамеченной, но она попалась на глаза сыну Клембовского, по стечению обстоятельств также оказавшемуся в Финляндии. Георгий Клембовский (1887-1952) - герой Первой мировой, военный летчик, подполковник, примкнул к белым. Воевал на Севере, после поражения антибольшевистских сил, отступил в Финляндию.

В лагере Лахти-Хеннала для интернированных и узнал о газетной заметке.

На фото: Клембовский Георгий Владиславович (1887-1952), фотография сделана после 1945 года.

Поединок: сын за отца Гражданская война, Генерал, Александр Куприн, Писатель, СССР, Дуэль, Финляндия, Длиннопост

Сын, оказавшийся с отцом по разные стороны баррикад, тем не менее был вне себя от возмущения. Уже на следующий день после публикации он начал отправлять письма во все инстанции.

Одно из писем было адресовано автору заметки: "За написанную Вами в газете "Новая русская жизнь" N 123 ложь на моего отца В.Н. Клембовского заявляю Вам, что Вы "лжец и мерзавец".Если вы эти скромные эпитеты считаете себе незаслуженными, то я готов Вам дать удовлетворение оружием".

Более того, он начал поиски автора заметки и они увенчались успехом. За псевдонимом "Ак", как выяснилось, скрывался выдающийся русский писатель Александр Куприн. И он не принял вызова.

Поединок: сын за отца Гражданская война, Генерал, Александр Куприн, Писатель, СССР, Дуэль, Финляндия, Длиннопост

"Вы обвиняете меня в лжи, но ни одного факта, опровергающего мою политическую и служебную оценку ген. Клембовского, Вы не приводите.Также Вы не смогли оскорбить меня и Вашей бранью. Не предъявлять же мне Вам счет того зла, которое причинили России генералы, подписавшие воззвание. Это дни истории.

Я понимаю, что критика действий генерала Клембовского всегда будет больно задевать Ваши сыновние чувства, но не могу ни переменить моих взглядов на этот вопрос, ни признать возможным его разрешение оружием".


Куприн не знал, что 30 июня 1920 года в Ростове-на-Дону, по прибытии к новому месту службы, бывшего генерала Клембовского арестовали прямо в вагоне. 5 июля его доставили в Москву. Бывший генерал сидел в Бутырской тюрьме. Обвинялся в сношениях с заграничными военными организациями. Первый допрос состоялся только в октябре - похоже, после ареста бывший генерал не особенно интересовал следователей. В тюрьме здоровье Клембовского пошатнулось. Летом 1921го генерал объявил голодовку, на которую никто не отреагировал.

19 июля 1921 года Владислав Наполеонович Клембовский скончался через две недели голодовки. И через год после публикации, которую его сын пытался оспорить по законам офицерской чести.
Поединок: сын за отца Гражданская война, Генерал, Александр Куприн, Писатель, СССР, Дуэль, Финляндия, Длиннопост

Писатель Александр Куприн через две недели после вызова на дуэль, 26 июня 1920 года, уехал из Финляндии в Париж, где прожил 17 лет. Это не было бегством от поединка, отъезд случился по материальным причинам. Но и в Париже Куприн едва сводил концы с концами, пристрастился к алкоголю, погряз в долгах, тяжело болел. Единственным выходом стало принятие советского гражданства. В 1937 году писатель вернулся на Родину. И в разгар "Большого террора" некогда злейший враг советской власти стоял среди почетных гостей парада на Красной площади по случаю годовищны революции.

Через несколько месяцев Куприна не стало.

Поединок: сын за отца Гражданская война, Генерал, Александр Куприн, Писатель, СССР, Дуэль, Финляндия, Длиннопост

Ирония истории причудлива. Бывший генерал, несправедливо обвиненный писателем в измене убеждениям, умер от голода в советской тюрьме. Прославленный литератор и борец с коммунизмом, переменив взгляды, окончил свои дни в СССР и в почете.

А сын генерала, готовый умереть за честь отца на дуэли, всю оставшуюся жизнь провел на чужбине и умер в австрийском Инсбруке в 1952 году.

Показать полностью 4
133

Красные генералы, убитые за отказ сотрудничать с белыми

Добрый день.  Сегодня хотелось бы рассказать о судьбах трех  генералов Первой Мировой, которые не просто служили у красных, а приняли смерть за их поддержку.
Безусловно, белое движение было во многим именно офицерским движением, куда преимущественно присоединялись добровольно, тогда как красные проводили мобилизации военспецов. 
Тем не менее, люди, о которых пойдет сегодня речь, служили большевикам в том числе по идейным соображениям. Вообще, если кого-то интересует тема, то могу порекомендовать работы доктора исторических наук Андрея Владиславовича Ганина, его "Семь почему российской Гражданской войны", и подробнее тема раскрыта в монографии "Офицерский корпус в годы Гражданской войны в России, 1917–1922".

Итак, генерал-майор (на фото полковник) Антон Владимирович Станкевич (1862-1919). Потомственный дворянин, в 1918 году добровольно вступил в РККА. В апреле-июне 1919 командовал 42-й стрелковой дивизией, затем помощник командующего 13-й армией и одновременно командовал Нижнедевицким отрядом, левой группой войск Старо-оскольского направления. С начала октября 1919 г. врид начальника 55-й стрелковой дивизии.

Красные генералы, убитые за отказ сотрудничать с белыми Гражданская война, Красные, Красная Армия, Сибирь, Генерал, Казнь, Плен, Длиннопост

В результате измены начальника штаба 55-й дивизии бывшего генерала А. А. Лаурица (на фото) с группой комсостава был взят в плен белогвардейцами около ст. Золотарёво (ныне Орловского района Орловской области).

Красные генералы, убитые за отказ сотрудничать с белыми Гражданская война, Красные, Красная Армия, Сибирь, Генерал, Казнь, Плен, Длиннопост

После допроса в штабе корниловцев отправлен в 1-й батальон 1-го полка, где был предан военно-полевому суду во главе с комбатом поручиком Дашкевичем («Миша чёрный»).
Несколько пафосное описание его гибели оставил историк А.С. Абрамов:
"Деникинцы предлагали ему перейти на свою сторону, сулили крупное вознаграждение, благо деньги им враги России отваливали щедро: на Москву, чай, наступали! Но Антон Владимирович с негодованием отверг эти гнусно-примиренческие предложения. После жестоких пыток и издевательств старого боевого генерала приговорили не к расстрелу, а к повешению. Командующий Антон Деникин знал, что это не по-офицерски, что это бесчестит его армию и его самого. На казнь насильственно согнали крестьян окрестных деревень (у краеведа А. И. Макашева, автора пяти монографий о Мценске, есть документы и воспоминания очевидцев!). Генерал-патриот оттолкнул палача, сам накинул себе петлю и умер как настоящий герой. Белогвардейцы — „спасители единой и неделимой“ — надругались даже над трупом заслуженного седого воина выжгли на его груди пятиконечную звезду".

Посмертно награждён орденом Красного Знамени. По постановлению Реввоенсовета РСФСР в ноябре 1919 года после разгрома деникинских войск под Орлом его тело было перевезено в Москву и с воинскими почестями похоронено на Красной площади в братской могиле у Кремлёвской стены.

На фото: кенотаф на месте гибели. 
Красные генералы, убитые за отказ сотрудничать с белыми Гражданская война, Красные, Красная Армия, Сибирь, Генерал, Казнь, Плен, Длиннопост

Генерал-майор Александр Панфомирович Николаев (1860-1919) воевал еще в Русско-Японскую. Тогда он был ранен и за боевые отличия 12 января 1905 года произведён в подполковники. Высочайшим приказом от 16 марта 1905 года он был удостоен Золотого оружия с надписью «За храбрость».

Красные генералы, убитые за отказ сотрудничать с белыми Гражданская война, Красные, Красная Армия, Сибирь, Генерал, Казнь, Плен, Длиннопост

После начала Первой мировой войны Николаев был назначен командиром Новотрокского пехотного полка. Высочайшим приказом от 10 июня 1915 года Николаев был награждён орденом св. Георгия 4-й степени.

Красные генералы, убитые за отказ сотрудничать с белыми Гражданская война, Красные, Красная Армия, Сибирь, Генерал, Казнь, Плен, Длиннопост

После революции принял сторону большевиков, с момента организации РККА служил в ней, руководил Невским районным комиссариатом по военным делам и командовал отрядом по охране коммуникаций по Неве. С июня 1918 года Николаев был комбригом и командовал 3-й бригадой 2-й Петроградской пехотной дивизии и сражался против белых под Ямбургом и Гдовом.

В ночь на 13 мая 1919 года, во время начала наступления частей Северного корпуса генерала Родзянко против частей РККА, подчинённых Николаеву, неожиданной атакой белых был захвачен в плен вместе со штабом левого боевого участка 6-й стрелковой дивизии в районе деревни Попкова Гора к югу от Нарвы. 28 мая 1919 года был повешен в Ямбурге.
На допросе произошла такая сцена, описанная в мемуарах эмигранта М. С. Маргулиеса: "Генерал Николаев сказал: «Вы все — преступники, вы идете на Русь с самозванными генералами, а мы, как военные, подчинены правительству; законно или незаконно оно — не наше солдатское дело». Офицеры, судившие Николаева, заколебались, и, если бы не страх перед солдатами, которые запротестовали бы против помилования генерала-большевика, когда к солдатам-большевикам беспощадны, его помиловали бы. Пришлось вынести ему смертный приговор". 
В данном отрывке можно увидеть мотивацию службы А.П. Николаева: по сути он руководствовался логикой служащего солдата, который лишь исполнял приказы. 
После освобождения Ямбурга от белых тело Николаева был перевезено в Петроград и захоронено на Никольском кладбище Александро-Невской лавры.

7 февраля 1920 года приказом Реввоенсовета Николаев посмертно был награждён орденом Красного Знамени:

« На Нарвском фронте командовал одной из наших бригад бывший генерал старой армии Александр Панфилович Николаев. Во время наших неудач под Ямбургом товарищ Николаев вместе с другими попал в плен к разнузданному белогвардейскому бандиту Балаховичу. Несколько сот человек были расстреляны и повешены этим последним в Ямбурге. В числе замученных контрреволюционерами оказался и комбриг товарищ Николаев. … Бывший генерал царской армии не только не отрекся от своей связи с нашей красной армией, наоборот — бросил вызов в лицо своим палачам и умер с возгласом: «Да здравствует власть рабочих и крестьян!» 

Несмотря на весь пафос наградного листа, стоит сказать С.Н. Булак-Балахович и правда был скорее бело-зеленым вожаком, нежели классическим белым офицером. Были присущи его подразделению расправы и казни, также он не пользовался любовью у других белых офицеров.

Красные генералы, убитые за отказ сотрудничать с белыми Гражданская война, Красные, Красная Армия, Сибирь, Генерал, Казнь, Плен, Длиннопост

Можно еще вспомнить генерал-лейтенанта барона Александра Александровича Таубе (1864-1919).
Участвовал в русско-японской войне. Командир 3-го пехотного Нарвского полка (04.10.1904 — 07.10.1907). Генерал-майор (ст. 06.12.1907).

В 1914 г. Таубе во главе пехотной дивизии выступил на фронт. В 1915 гг. получил тяжелую контузию, был на излечении в госпитале. По выходе из госпиталя в начале 1916 г. в чине генерал-лейтенанта А. А. Таубе вступил в должность начальника штаба Омского военного округа.

Красные генералы, убитые за отказ сотрудничать с белыми Гражданская война, Красные, Красная Армия, Сибирь, Генерал, Казнь, Плен, Длиннопост

После Октябрьской революции один из первых военачальников, перешедших на сторону Советской власти. С первых дней революции А. А. Таубе стал на её сторону. В апреле 1917 г. он поддержал предложение омских большевиков о передаче управления войсками военно-окружному комитету и на местах — гарнизонным комитетам, что дало возможность революционным силам взять солдатские массы из-под влияния враждебного революции командования.

После Октябрьской революции А. А. Таубе вместе с руководителями омских большевиков усиленно работает над укреплением отрядов Красной гвардии, проводит в жизнь мероприятия, связанные с демобилизацией старой армии. С февраля 1918 г. Таубе целиком отдается работе по созданию боеспособной Красной Армии. Уже в марте — апреле 1918 г. из Омска на борьбу с Семеновым и Дутовым уходят первые красноармейские части, сформированные при активном участии А. А. Таубе. Руководил борьбой против атамана Г. М. Семёнова. После выступления Чехословацкого корпуса член Сибирского верховного военного командования. Длительность и упорство сопротивления Сибирской Красной Армии военные специалисты противоборствующей стороны приписывали «умелому руководству главковерха советских войск в Сибири опытному генштабисту и боевому генералу барону Таубе» («Архив Русской революции», т. 9, Берлин, 1923, с. 260).

Красные генералы, убитые за отказ сотрудничать с белыми Гражданская война, Красные, Красная Армия, Сибирь, Генерал, Казнь, Плен, Длиннопост

В конце августа 1918 г. А. А. Таубе получил задание от руководителя сибирских большевиков Н. Н. Яковлева пробраться через белогвардейский фронт в Москву, для доклада В. И. Ленину о положении в Сибири, но 2 сентября 1918 года был арестован белогвардейцами в Бодайбо и приговорён военно-полевым судом в Екатеринбурге к смертной казни. От предложений «публичного отказа от большевизма» и обещанных ему высоких постов в белогвардейских войсках (вплоть до командования Сибирской армией Колчака) отказался. На предложение одного из лидеров мятежа Чехословацкого корпуса Р. Гайды о сотрудничестве ответил:

Мои седины и контуженные ноги не позволяют мне идти на склоне лет в лагерь интервентов и врагов трудящейся России.

— «Центросибирцы. Сборник памяти погибших членов ЦИК Советов Сибири 1918 г.», М-Л., 1927, с. 156.

Умер закованным в кандалы в одиночной камере от сыпного тифа.


Вот такие необычные судьбы Гражданской войны.
Спасибо за внимание. 
Показать полностью 8
10

Бывший царский офицер, выпускник Николаевского инженерного училища в Польше

Здравствуйте, уважаемые знатоки польского.
В руки попала фотография польского гражданина, который раньше служил в царской армии и окончил Николаевское инженерное училище (на лацкане пиджака висит знак). Снимок подписан и отправлен по почте. Возможно кто-то сможет перевести? Был бы очень благодарен.

Бывший царский офицер, выпускник Николаевского инженерного училища в Польше Польша, Польский, Гражданская война, Инженер, Длиннопост
Бывший царский офицер, выпускник Николаевского инженерного училища в Польше Польша, Польский, Гражданская война, Инженер, Длиннопост
Показать полностью 2
32

Они сражались за Родину...

Добрый день. Хочу поделиться фотографией, которая была сделана немецким фотографом-любителем в годы Великой Отечественной войны. 
Это могилы красноармейцев, подпись на обороте сообщает, что под каждым крестом захоронено 150 погибших...

Они сражались за Родину... Чтобы помнили, Великая Отечественная война, Бессмертный полк, Война, Могила, Кладбище
43

Жизненные кульбиты Леонида Леонидовича Оболенского

Добрый день, уважаемые читатели. Давно не постил, но час настал.
И сегодня мы говорим об советском деятеле искусств, который прожил яркую жизнь, оказываясь в не самых лучшим ситуациях, которые мог преподнести XX век, но неизменно выходил из них в целостности и сохранности. 
Итак, Леонид Леонидович Оболенский (1902-1991).

Жизненные кульбиты Леонида Леонидовича Оболенского Чтобы помнили, Война, Плен, СССР, ГУЛАГ, Длиннопост, Биография

Родился он 21 января 1902 года в семье  банковского служащего Леонида  Леонида Оболенского (1873-1930), в будущем он стал достаточно успешным партийным деятелем, одним из первых советских дипломатов (одно  время был полпредом в Польше), в 1930 году, в последний год своей жизни, в течение нескольких месяцев возглавлял Эрмитаж.
Дед Леонид Егорович Оболенский (1845-1906)- сын маленького уездного чиновника, старый революционер, народоволец, привлекался по каракозовскому делу, поэт, философ, публицист.
Подобные яркие родственники обусловили то, что  до 1917 юноша года воспитывался в прочном укладе девятнадцатого столетия. В 1911 году поступил в гимназию в Нижнем Новгороде. В 1915 году семья переехала в Пермь. В 1918 году шестнадцатилетний Леонид Оболенский служил корреспондентом красноармейской газеты 3-й армии Восточного фронта.
В августе 1919 года в Екатеринбурге познакомился с приехавшим на фронтовые съёмки кинорежиссёром Львом Кулешовым и оператором Эдуардом Тиссэ и был откомандирован в Москву. Как актёр дебютировал в 1920 году в приключенческом фильме Л. Кулешова «На красном фронте».  Игровой сюжет помещён в реальную обстановку гражданской войны. Фильм снят во время польской кампании и посвящен противостоянию красноармейца и польского шпиона.

Жизненные кульбиты Леонида Леонидовича Оболенского Чтобы помнили, Война, Плен, СССР, ГУЛАГ, Длиннопост, Биография

После окончания войны карьера Леонида Леонидовича продолжилась - он был актером театра «Кривой Джимми» (ныне Московский театр сатиры), Театра Красной Армии, танцовщиком-чечеточником. С 1925 занимался преподавательской деятельностью. 
Увлёкшись звуковым кино, серьёзно занялся вопросами кинозвука и в 1929—1930 годах в Берлине изучал звукозаписывающую аппаратуру. Стажировался у Джозефа фон Штернберга на съёмках фильма «Голубой ангел» и познакомился с Марлен Дитрих. С 1930 года принимал участие в создании картин «Окраина» (1933), «Великий утешитель» (1933), «Марионетки» (1934), «Путёвка в жизнь».

Жизненные кульбиты Леонида Леонидовича Оболенского Чтобы помнили, Война, Плен, СССР, ГУЛАГ, Длиннопост, Биография

В 1936 году, опасаясь ареста, уехал в Ашхабад, где работал художественным руководителем, режиссёром и звукооформителем оперной студии Дома народного творчества, преподавал сценическое движение в театре, был звукооформителем на Ашхабадской киностудии. В 1938 году был арестован и находился в предварительном заключении в ашхабадской тюрьме.
Следователи считали Оболенского князем, потомком декабриста Е. П. Оболенского. Эту версию поддерживал и сам Л.Л. Оболенский, указывая на то, что что его «прадеда» лишил княжеского титула Николай I.
После падения Ежова дело было прекращено и Оболенский вернулся в Москву. В 1939—1940 годах работал художником-декоратором на киностудии «Союздетфильм».

Перед войной, будучи доцентом ВГИКа, по совету Эйзенштейна работал над диссертацией о звуковом кино. Л. Кулешов так характеризовал Оболенского: «Человек всесторонних интересов — актёр, режиссёр, танцор, инженер, лингвист, историк искусств, фотограф, оператор».

Закончить диссертацию Оболенский не успел, так как в июле 1941 году вместе с другими преподавателями ВГИКа ушёл в Московское народное ополчение. Служил в 38-м стрелковым полку 13-й Московской стрелковой дивизии Народного ополчения.
В октябре 1941 года во время боя в районе Ярцево Смоленской области попал (по другим данным сдался) в плен. Был заключенным концлагеря в Баварии.


В 1943 году гитлеровцы формировали из военнопленных обслуживающий технический персонал для Восточного фронта. Оболенский стал «хиви» («добровольным помощником») и в феврале 1943 года был зачислен в электротехническую бригаду ветеринарной роты 306-й немецкой пехотной дивизии, получив более свободный режим передвижения и денежное довольствие.

Жизненные кульбиты Леонида Леонидовича Оболенского Чтобы помнили, Война, Плен, СССР, ГУЛАГ, Длиннопост, Биография

С июня по июль 1943 года Оболенский-Судейкин работал секретарем у представителя «РОА» при штабе 306-й п.д. Яруцкого. Помогал Яруцкому в составлении фашистских листовок, разбрасываемых потом в расположении частей Красной Армии.

В июле 1943 года в районе дер. Есауловка Оболенский-Судейкин, будучи на переднем крае немецких войск, по поручению Яруцкого выступил перед микрофоном с антисоветской речью, обращенной к личному составу Красной Армии. В этом же месяце Оболенский-Судейкин был снова переведен на службу в ветеринарную роту 306 п.д., а в июле 1944 года командиром этой дивизии генералом Келлером был назначен на должность завхоза «дома отдыха», в который направлялись добровольцы немецкой армии из числа военнопленных. По заданию Келлера Оболенский-Судейкин вел наблюдения за политическим настроением отдыхающих и выявлял среди них кадры для комплектования школы ефрейторов и школы пропагандистов «РОА».

В августе 1944 года, видя поражение немецкой армии, Оболенский-Судейкин отстал от немецкого обоза, переоделся в штатское и, с целью избежать ответственности за свои преступления, в сентябре 1944 года поступил послушником в Кицканский монастырь, где в марте 1945 года постригся в монахи под именем Лаврентий.

Стоит сказать,  что двойная фамилия -последствия попытки Леонида Леонидовича скрыться от ответственности.
В 1989, при попытке реабилитации, выяснилось, что на предварительном следствии в 1945 г. незаконных методов ведения следствия к нему не применялось.  Поступил на службу к немцам потому, что не верил в успешное окончание войны Красной Армии с немецко-фашистскими захватчиками, и поддался их пропаганде. Оболенский, как в ходе предварительного следствия, так и в суде, виновным себя полностью признал и подтвердил изложенные выше обстоятельства измены им Родины.
И  осуждён по ст.54-1 «б» УК УССР к лишению свободы сроком на 10 лет в ИТЛ, с последующим поражением в правах по п.п. «а», «б» и «в» ст.29 УК УССР на 5 лет, с конфискацией имущества.


Условия в заключении трудно назвать адскими: работал  на строительстве Северо-Печорской железной дороги, в ведомственном театре НКВД в Печоре, вел переписку с С. Эйзенштейном.
Командир лагерного отряда полковник Баранов оказался человеком тоже необычным. Он понимал, что и в лагере - жизнь, и предложил Оболенскому, кроме прокладки рельсов, заняться театром, ставить спектакли с заключенными. "Укрощение строптивой" играли, "Последнюю жертву", "Хозяйку гостиницы", "Холопку". 
Жизненные кульбиты Леонида Леонидовича Оболенского Чтобы помнили, Война, Плен, СССР, ГУЛАГ, Длиннопост, Биография

В июле 1947 познакомился с Владимиром Пентюховым, будущим известным прозаиком и поэтом, а тогда - по-простому-  лагерным вертухаем.

Жизненные кульбиты Леонида Леонидовича Оболенского Чтобы помнили, Война, Плен, СССР, ГУЛАГ, Длиннопост, Биография

Затем Леонид Леонидович жил на поселении в Минусинске, работал режиссёром в местном драматическом театре. 
В 1952 году был амнистирован со снятием судимости. Из лагеря привез в Екатеринбург свою лагерную любовь Аннушку. Аннушка сильно пила, и вскоре он готов был бежать от нее куда глаза глядят. В 1956 году, не имея права на жительство в Москве и ряде других городов СССР, был направлен в Свердловск для работы на киностудии в качестве звукорежиссёра и второго режиссёра.

Жизненные кульбиты Леонида Леонидовича Оболенского Чтобы помнили, Война, Плен, СССР, ГУЛАГ, Длиннопост, Биография

Принимал участие в создании фильмов «Во власти золота» и «Одна строка» в постановке незадолго до того реабилитированного режиссёра И. К. Правова (1899—1971). После двадцатипятилетнего перерыва был вторым режиссёром (и актёром) на фильме «Очередной рейс». В дальнейшем ставил научно-популярные фильмы — «Люди пытливой мысли», «Пленник железного кристалла» и другие.

В начале 1960-х годов увлёкся телевидением и в 1962 году стал репортёром и оператором Челябинской студии телевидения, вёл журналистские программы. Под давлением местных руководителей перешёл на внештатную работу в Свердловске, Челябинске, Миассе. В 1972 году переехал в Миасс на окончательное местожительство, где работал в качестве режиссёра-методиста клуба кинолюбителей Дворца культуры «Прометей».

Жизненные кульбиты Леонида Леонидовича Оболенского Чтобы помнили, Война, Плен, СССР, ГУЛАГ, Длиннопост, Биография

К актёрской работе Оболенский вернулся после долгого перерыва лишь в 1970-х годах. Среди фильмов, в которых он снимался, «Вид на жительство», «Молчание доктора Ивенса», «Чисто английское убийство», «Красное и чёрное», «Ореховый хлеб», «Чужая», «Ларец Марии Медичи», «Подросток», «Миллион в брачной корзине».

За небольшие, но запоминающиеся роли величественных стариков его называли королём эпизодов. За работу в фильме «На исходе лета» Леонид Оболенский был отмечен в 1980 году премией «Золотая нимфа» на XX международном фестивале телевизионных фильмов в Монте-Карло за лучшее исполнение мужской роли.
О жизни и творчестве Леонида Оболенского сняты документальные фильмы «Визит к счастливому человеку» (ВГИК, 1980 год, дипломный фильм режиссёра Петра Солдатенкова); «Ваш уходящий объект — Леонид Оболенский», получивший главный приз на международном фестивале неигрового кино в Швейцарии; «Таинство брака» (режиссер Сергей Мирошниченко).

Жизненные кульбиты Леонида Леонидовича Оболенского Чтобы помнили, Война, Плен, СССР, ГУЛАГ, Длиннопост, Биография

Травма в 1988 году прервала актёрскую деятельность Оболенского.
В 1989 году была первая попытка реабилитации, однако ему было отказано.

В 1991 году ему было присвоено звание народного артиста РСФСР.

Умер в Миассе 19 ноября 1991 года на 90-м году жизни.

24 июля 1991 года председатель Миасского городского отделения общества «Мемориал» М.В. Адамайтис вновь обращается в прокуратуру с просьбой о реабилитации Оболенского. И опять не встречает должного «понимания».
В 1992 году вновь... 
Общественные деятели, ратовавшие за реабилитацию, настаивали на том, что он был простым пленным. Режиссер Сергей Мирошниченко:
«Шла война. Любой наш военнопленный, который оказался в Германии и работал на немцев, сразу должен был быть расстрелян по приговору тройки, возможно, даже без суда и следствия. То, что Оболенского не расстреляли, на мой взгляд, свидетельствует о том, что прямых доказательств его вины не было». 
Тем не менее, подавляющее большинство  советских военнослужащих, освобождённых из немецкого плена, возвращались в строй или направлялись на работу в промышленность, хотя (и это важно) до середины 50-х те бывшие пленные, кто после освобождения в конце не принимал участия в боевых действиях не имели статуса фронтовика и даже медали "За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.".

21 января 1999 года в Челябинске на улице Сони Кривой открылась мемориальная квартира Л. Л. Оболенского,  после чего у многих жителей города возник закономерный вопрос: можно ли так славить человека, чья биография отнюдь не безупречна?


18 октября 2005 года был полностью реабилитирован (посмертно) «за отсутствием состава преступления» Высшей судебной палатой Республики Молдова, в соответствии с Законом РФ от 18 октября 1991 года «О реабилитации жертв политических репрессий» (ч. 1 ст. 11).


На мой взгляд, это совершенно ошибочное решение, ведь так или иначе, но Леонид Леонидович был "хиви", пособником нацистов, пусть и не совершал военных преступлений, а потому понесенное им наказание вполне заслужено и обоснованно. 
Показать полностью 8
36

Откуда взялась фраза "У нас нет военнопленных, есть только предатели"?

Добрый день.  
В недавнее время  стала популярна фраза  "У нас нет военнопленных, есть только предатели" (вариант "В Красной Армии нет военнопленных, есть только предатели и изменники Родины"), которая была якобы сказана по отношению к советским военнопленным в годы Великой Отечественной войны. Ее автором называют то Сталина, то Мехлиса, то Коллонтай то кого-либо еще из советской верхушки. Эту реплику произносят зачастую даже бывшие военнопленные, даже те, которые не были подвергнуты репрессиям после возвращения. Из воспоминаний бывшего военнопленного  Николая Федоровича Нестерова: "Искали, враг я народа, или нет. Они искали среди нас изменников Родины. Мы тоже по-сталински назывались изменниками Родины. Сталин сказал: "У меня нет пленных, у меня есть только изменники Родины". У меня все, что попало спрашивали." И далее о судьбе: " Мне дали документы: "Езжай домой. Ваша территория уже освобождена, можете ехать домой". А у меня ничего не было, одна шинель. Рядом было много шахт, открывали тульские шахты. Думаю, - надо устроиться куда-то работать, одеться, а то дали только талоны на литерные услуги. В общем, я устроился работать на шахту, электриком на откатке. Шахта была хорошая".
Более того, фраза из публицистической литературы сомнительного качества попала даже в научные исследования. Например, доктор исторических наук Б.Л. Хавкин  в своей статье "Немецкие военнопленные в СССР и советские военнопленные в Германии. Постановка проблемы. Источники и литература", сылаясь на Справку комиссии по реабилитации жертв политических репрессий.

Что интересно - такая фраза там действительно есть, так называется одна часть данной справки, но ссылки на первоисточник нет.  

На фото: хиви (добровольные помощники вермахта) из числа военнопленных помогают немцам разгружать мешки с продовольствием.

Откуда взялась фраза "У нас нет военнопленных, есть только предатели"? Плен, Чтобы помнили, Война, Лагерь, СССР, Длиннопост

Итак, сначала стоит сказать об официальной политике советских властей. Ключевым вопросом, который волновал репатриантов (то есть тех, кто возвращался из плена и принудительных работ в Германии) вначале, был вопрос о наличии советского гражданства.

3 октября 1944 г. было обнародовано обращение Ф. И. Голикова к Военным Советам всех фронтов с директивным письмом за № 027 «О проведении мероприятий по репатриации советских граждан». Оно стало первым нормативным документом репатриации .

В начале ноября 1944 года Ф.И.Голиков дал интервью корреспонденту ТАСС, в котором была изложена политика Советского правительства по вопросам репатриации советских граждан. В нём, в частности, говорилось: «…Люди, враждебно настроенные к Советскому государству, пытаются обманом, провокацией и т. п. отравить сознание наших граждан и заставить их поверить чудовищной лжи, будто бы Советская Родина забыла их, отреклась от них и не считает их больше советскими гражданами. Эти люди запугивают наших соотечественников тем, что в случае возвращения их на Родину они будто бы подвергнутся репрессиям. Излишне опровергать такие нелепости. Советская страна помнит и заботится о своих гражданах, попавших в немецкое рабство. Они будут приняты дома, как сыны Родины. В советских кругах считают, что даже те из советских граждан, которые под германским насилием и террором совершили действия, противные интересам СССР, не будут привлечены к ответственности, если они станут честно выполнять свой долг по возвращении на Родину» (Правда, 11 ноября 1944 г.). Интервью Ф.И.Голикова впоследствии использовалось как официальное обращение Правительства СССР к военнопленным и интернированным гражданам.
И действительно, впервые фраза о "предателях" появилась в нацистской пропаганде -  во власовской газетке «Заря» №67 от 1944 года.

Откуда взялась фраза "У нас нет военнопленных, есть только предатели"? Плен, Чтобы помнили, Война, Лагерь, СССР, Длиннопост

Затем эта же риторика начала активно применяться западными союзниками и финнами.
Сводка Управления Уполномоченного СНК СССР по делам репатриации от 10 ноября 1944 г.: «При отправке 31.10 из Ливерпуля в Мурманск транспортов с репатриированными сов. гражданами англичане не доставили и не догрузили на корабли 260 сов. граждан. Из намечавшихся к отправке 10 167 чел. (о чем Британское Посольство официально заявило) прибыло и

принято в Мурманске 9 907 чел. Англичанами не были отправлены 12 человек

изменников Родины. Кроме того, были задержаны отдельные лица из числа

военнопленных, которые настойчиво просили отправить их с первым транспортом, а также изъяты граждане по национальности: литовцы, латыши, эстонцы, уроженцы Западной Белоруссии и Западной Украины под предлогом, что они не являются советскими подданными...» 


Активисты-невозвращенцы и западные пропагандистские службы активно говорили о том, что вернувшихся в СССР бывших пленных и остарбайтеров чуть ли ни поголовно репрессируют.

Особенно ярко она проявилась в английской оккупационной зоне. Офицер советской репатриационной миссии в английской зоне оккупации Германии А.И. Брюханов так охарактеризовал это различие: «Прожженные английские политиканы, видимо, еще до окончания войны смекнули, что перемещенные лица им пригодятся, и с самого начала взяли курс на срыв репатриации. Американцы же в первое время после встречи на Эльбе соблюдали принятые на себя обязательства. Не мудрствующие лукаво фронтовые офицеры передавали Советской стране как честных граждан, стремившихся на Родину, так и подлежащих суду головорезов-изменников. Но это продолжалось очень недолго...»


Чтобы окончательно отбить у советских перемещенных граждан саму мысль о возможности возвращения на родину, им вдалбливали в головы, что в СССР их якобы всех считают военными преступниками. Американцы в лагерях даже заявляли, что будто бы «не раз обращались к Советскому правительству с просьбой предоставить перемещенным возможность возвращения на Родину, но всегда получали отказ». На специальных листках изображались взятые из

советских газет фотографии трупов людей, расстрелянных фашистами при отступлении, и снабжались подписями, из которых «явствовало», что на фото - трупы перемещенных лиц, «имевших неосторожность вернуться в большевистскую Россию» С другой стороны, те же самые листки пестрели многочисленными рекламами, зазывавшими людей на работу в США, Канаду и другие страны и содержавшими обещания, что чуть ли не через два месяца каждый перемещенный сможет обзавестись собственным домом, землей, автомашиной, холодильником, а также несметным количеством костюмов. Перемещенных лиц старались полностью лишить всякой информации об СССР.


Что касается чисел, то по статистике ведомства Ф.И.Голикова (которую приводит В.Н. Земсков в своих работах), к 1 марта 1946 года по результатам  проверки и фильтрации репатриантов большая часть гражданских репатриантов (80,68%) и 18,31% военных репатриантов были направлены к месту жительства. 42,82% бывших военнопленных были вновь призваны на службу в армию,  еще 22,37% зачислено в рабочие батальоны НКО  (гражданских репатриантов зачислено 14,48%).
И только 14,69% бывших военнопленных и 1,76% гражданских репатриантов передано в распоряжение НКВД. И тут надо сделать важную оговорку - ведь не все из тех, кто стал спецконтингетом НКВД, были в дальнейшем репрессированы, также как не все, прошедшие проверку, благополучно избежали расправ. Но вероятно, эти числа не сильно отразились на данной статистике.

Итак, как можно убедиться, в сталинском СССР никогда на официальном уровне призыв "у нас нет военнопленных - есть предатели" не звучал. Конечно, военнопленные, кто не успел принять участия в боевых действиях после освобождения не получили медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» во времена правления Сталина, но говорить о поголовных репрессиях нельзя, многие сталкивались с недоверием как простых советских граждан, так и чиновников разного уровня. Из воспоминаний ветерана Склянникова Михаила Зиновьевича:
"В 1945 году нас в основном пополняли нашими бывшими военнопленными и «ост» - рабочими. Бывшим военнопленным приходилось тяжелее, чем другим .Отношение к ним в солдатской среде было разным. И так, это были морально подавленные и всегда голодные люди, так всегда находился какой-нибудь « чересчур правильный комсомолец-патриот», который «тыкал им пленом в глаза». Мол, мы четыре года в окопах, кровью в боях истекали и кровью «умывались», а вы, предатели, где вы были? в плену отсиделись!», и так далее, в таком же духе. Это же было просто клеймо - «Сдался в плен» - или - «Изменил воинской присяге». И ничто не принималось во внимание, и после войны тоже. И когда кто-то из бывших пленных говорил, что он в плен попал раненым, ему сразу некоторые «ветераны полка» отвечали - «да вас послушать, вы все ранеными в плен попали, можно подумать, что немцы только одни госпиталя в плен брали!»".  

Советское руководство было в курсе подобного отношения  В течение 1944—1948 годов правительством СССР было принято 67 постановлений, которыми обеспечивались права репатриантов как граждан СССР, из них 14 — о льготах и материальном обеспечении. К числу основных постановлений СНК (Совмина) такого рода можно отнести следующие: «Об организации приёма и устройства репатриируемых советских граждан» (6 января 1945 г.); «О разрешении въезда на территорию Украинской и Белорусской ССР в упрощённом порядке всем гражданам украинцам и белорусам, признавшим себя гражданами СССР» (14 июня 1946 г.); «О порядке назначения и выплаты пенсий военнослужащим, получившим инвалидность во время пребывания на службе в Красной Армии, на фронте и в плену» (9 июля 1946 г.); «О порядке назначения и выплаты государственных пособий многодетным и одиноким матерям, репатриированным в СССР» (19 сентября 1946 г.) и др. Важное значение имело постановление Президиума Верховного Совета СССР от 1 декабря 1945 года «О внесении в списки избирателей репатриированных граждан СССР».

4 августа 1945 года Оргбюро ЦК ВКП(б) приняло постановление «Об организации политико-просветительной работы с репатриированными советскими гражданами», в котором указывалось: «Отдельные партийные и советские работники встали на путь огульного недоверия к репатриируемым советским гражданам. Надо помнить, что возвратившиеся советские граждане вновь обрели все права советских граждан и должны быть привлечены к активному участию в трудовой и общественно-политической жизни». Все эти меры так или иначе ослабляли негативное отношение к вернувшимся из плена и принудительных работ.


Говорить о судьбе советских военнопленных начали в период XX съезда КПСС, в 1956 году.

В июне 1956 г. комиссия Г.К. Жукова представила в ЦК КПСС, записку в которой указывалось, что значительное количество советских военнослужащих попали в плен к противнику, но сохранили верность Родине. Вопреки законодательству в отношении военнопленных, окруженцев, и членов их семей«были допущены грубейшие нарушения советской законности, массовый произвол».  Начались награждения победной медалью (иронично, с профилем Сталина).  


В это время представители интеллигенции,  деятели культуры стали активно обсуждать эту тему.
Особенно активно включился в обсуждение А.Т. Твардовский:
"Из плена в плен - под гром победы" - писал он (пусть и позже, в 1966 году).  
С.С. Смирнов писал в "Открытом письме героям Брестской крепости":  "Десять лет назад Брестская крепость лежала в забытых и заброшенных развалинах, а вы — ее герои-защитники — не только были безвестными, но, как люди, в большинстве своем прошедшие через гитлеровский плен, встречали обидное недоверие к себе, а порой испытывали и прямые несправедливости. Наша партия и ее XX съезд, покончив с беззакониями и ошибками периода культа личности Сталина, открыли для вас, как и для всей страны, новую полосу жизни".  
В 1962 году  в журнале «Новый мир» (как раз редактором там был А.Т. Твардовский) был опубликован рассказ А.И. Солженицына " Один день Ивана Денисовича" как раз посвященный бывшему пленному в советском лагере.  
Необходимо понимать, что Твардовский столь активно включился в обсуждение этой темы по личным мотивам. Младший брат поэта — Иван Трифонович Твардовский (1914—2003), впоследствии литератор, краснодеревщик, резчик по дереву и кости, во время ВОВ был в плену у финнов, после плена приговорён к 10 годам ИТЛ, в 1952 году был досрочно освобождён - так гласит официальная информация.
По логике вещей, его должны были реабилитировать во второй половине 50-х годов. Тем не менее, мне не удалось обнаружить никаких свидетельств о реабилитации. Кроме того, вызывает удивление и факт досрочного освобождения еще в сталинское время, в 1952 году, да и еще почти неограниченные возможности по перемещению по стране- ведь после освобождения, в том же году, он оказался в родном Нижнем Тагиле. Срок его заключения равнялся шести годам - ведь он вернулся из заграницы в 1946 году, некоторое время будучи невозвращенцем.  Здесь же необходимо вспомнить и другой факт - на спецпоселение на 6 лет и не привлекали к уголовной ответственности отправляли лиц, запятнавших себя прямым сотрудничеством с чужеземными завоевателями и подлежавшие по закону за переход на сторону противника в военное время самому суровому наказанию, вплоть до смертной казни. В этом ключе, биография И.Т. Твардовского смотрится несколько иначе. И дополняет сомнений тот факт, что в 1985 году он не получил ордена Отечественной войны II степени, хотя другие бывшие военнопленные этот орден получили.  Все это наталкивает на определенные мысли.  
Более того, именно у него в воспоминаниях фраза "У нас нет пленных - есть предатели и изменники" - звучит наиболее явно (из уст майора финской контрразведки".
Откуда взялась фраза "У нас нет военнопленных, есть только предатели"? Плен, Чтобы помнили, Война, Лагерь, СССР, Длиннопост

Можно привести этот диалог:
"Дальше переводчик изложил главные вопросы майора.Вопрос: Известно ли военнопленному о том, что Сталин сказал о пленных: "У нас нет пленных - есть предатели и изменники"?

Ответ: Об этом я знаю.

Вопрос: Из каких источников вам стало известно об этом?

Ответ: В основном из финских газет, радиопередач, просто из случайных рассказов при контактах с финнами.

Вопрос: По окончании всякой войны стороны передают пленных в порядке обмена, не считаясь с тем, что ожидает каждого возвратившегося. На вашей родине, в Советском Союзе, существуют жестокие законы. Вас непременно будут судить и отправят на каторжные работы. Вы готовы принять такую участь, не станете уклоняться от возвращения на Родину?

Ответ: Сейчас я не могу ответить на ваш вопрос с полной определенностью. Война продолжается. Обстоятельства могут измениться. На Родину я непременно вернусь, но не насильственно, а только по собственному долгу, чести и сыновней любви к отечеству.

Вопрос: По собственному чувству и любви вы что ж, готовы погибнуть, даже не повидав родных детей? Вы не знаете о том, что в Советском Союзе погибли тысячи совершенно ни в чем не виновных без суда и следствия?!

Ответ: Зачем же так - не знаю, я знаю о многом, что было до войны, но война еще продолжается, и потому еще нельзя говорить, как сложатся обстоятельства.

Вопрос: Вот мы в Финляндии знаем, что у вас в Советском Союзе звучат слова по радио: "Я другой такой страны не знаю, где так вольно дышит человек". Вы так же думаете?

Ответ: Нет. Я так не думаю
Я понимал, что наводящие вопросы майора финской разведки с напоминанием о словах Сталина были рассчитаны на то, чтобы убедить военнопленных, что по возвращении на Родину после войны им не избежать если не смерти, то колымской каторги, а это по сути своей равно смерти. Значит, понимать нужно так: вражеский плен в перспективе будет заменен еще более жестоким - колымским. И никакой надежды на лучшее - "с клеймом проследовать двойным" (взято из поэмы А.Т. Твардовского "По праву памяти"). 

Эти воспоминания датируются 1991 годом, когда появилось огромное количество публикация с этой фразой.

Таким образом,  фраза "у нас нет победителей - есть предатели" впервые появилась в нацистской пропаганде, затем появилась в риторике западных союзников, которые вели пропаганду среди репатриантов, позже в завуалированном виде она стала звучать в эпоху Оттепели, немалый труд в ее распространении сыграл А.Т. Твардовский, с началом 90-х фраза окончательно "ушла в народ" и стала определенным  "черным мифом".

Показать полностью 2
75

Отношение советского общества и государства к немецким военнопленным

Добрый день. Не так давно встречал мнение, что советские солдаты регулярно крайне жестоко относились к немецким военнопленным, а государство стремилось всячески ухудшить условия их содержание, и вообще разницы между советским и немецким пленом не было. Оставим на совести автора подобные громкие высказывания и рассмотрим проблему подробнее.
На фото: колонна пленных бойцов фольксштурма на улицах города Сопот, март 1945 года. Конвоир вооружен трофейным кинжалом СС.

Отношение советского общества и государства к немецким военнопленным Плен, Война, Чтобы помнили, Немцы, Германия, Великая Отечественная война, СССР, Мат, Длиннопост

Начать стоит с политики советского государства в данном вопросе.

СССР не подписывал Женевскую конвенцию о военнопленных в 1929 году. Это было связано с тем, что в документе имело место деление пленных по национальному признаку, а также льготы для офицеров (например, было денщичество), что резко расходилось с крайне интернациональной и классовой направленностью государства в тот период.  
Вместо присоединения к Конвенции 19 марта 1931 г. ЦИК и СНК СССР приняли «Положение о военнопленных», целью которого было "создать для военнопленных у нас режим, который не был бы хуже режима Женевской конвенции".  В целом Положение,  повторявшее Конвенцию, однако имело  отличия, которые касались особого положения офицеров (в Положении оно отсутствовало),  наличия политических прав военнопленных пролетарских классов, также сводилось на нет национальное деление.

Таким образом, в довоенные годы СССР свою политику строил вокруг признания необходимости гуманного обращения к военнопленным, тем не менее, с учетом классового и отсутствия национального деления, что в некотором смысле резко выделяло СССР в мировом сообществе.

1 июля 1941 года было утверждено Постановление №. 1798-800с Совета Народных Комиссаров Союза ССР, в котором говорилось об отношении к военнопленным. Оно отличалось от пролетарского по духу "Положения о военнопленных"  В нем говорилось, в частности:

"Офицеры и приравненные к ним военнопленные могут привлекаться к работам лишь с их согласия", тогда как по старому Положению все военнопленные привлекались лишь по собственному согласию, но денщичество также было запрещено.
Об отношении к пленным говорилось:

"Воспрещается:

а) оскорблять военнопленных и жестоко обращаться с ними;

б) применять к военнопленным меры понуждения и угрозы с целью получения от них сведений о положении их страны в военном и иных отношениях;

в) отбирать находящиеся при военнопленных обмундирование, белье, обувь и другие предметы личного обихода, а также личные документы и знаки отличия.

Ценные вещи и деньги могут быть взяты у военнопленных на хранение под официальные квитанции уполномоченных на то лиц".  

На фото: разоружение пленных немцев. Под Москвой. Западный фронт. декабрь 1941г.

В ходе Сталинградской битвы большое количество немцев (к сожалению, не известна численность плененных до середины января 1943 года, но точно известна цифра попавших в плен на завершающей стадии битвы в городской черте Сталинграда с 10 января по 22 февраля 1943г. — 91 545 человек, ) попало в плен.  
Предвосхищая большое количество военнопленных, выходит Приказ об упорядочении работы по эвакуации военнопленных с фронта № 001 от  2 января 1943г. за подписью заместителя Народного комиссара обороны генерала-полковника интендантской службы А. Хрулева.  
В документе говорится о недостатках организации направлений и обеспечения военнопленных на фронте и в пути в тыловые лагеря, а также о решительном устранения недочетов в обеспечении военнопленных и сохранения их как рабочей силы.


В дальнейшем сотрудники ГБ, деятельность которых была связана с военнопленными, получали награды за выполнение этого Приказа. В частности, можно рассмотреть пример майора ГБ Николая Ивановича Мочалова.  17.06.1944 он, начальник отдела по делам военнопленных при нач.тыла Приморской армии, был награжден орденом Отечественной войны II степени.

Отношение советского общества и государства к немецким военнопленным Плен, Война, Чтобы помнили, Немцы, Германия, Великая Отечественная война, СССР, Мат, Длиннопост

Из наградного листа: "В период разгрома немцев в Крыму энергично и самоотверженно выполнил задание командования и НКВД СССР по приему, содержанию и эвакуации военнопленных. За первую неделю наступления 11 по 18 апреля 1944г. организовал 7 приемных пунктов, последовательно их выбрасывал вперед за наступающими частями Красной Армии.
Установил и непрерывно поддерживал связь с соединениями Приморской армии по вопросу о направлении военнопленных в приемные пункты НКВД, не допуская их оседания в тылу.
Приняв на приемные пункты 21 684 военнопленных обеспечил их размещение, бесперебойное питание, сандезобработку, медобслуживание и охрану. Быстро подобрал личных состав приемных пунктов.
За весь период наступательных операций в Крыму не допустил ни одного случая инфекционных заболеваний среди военнопленных и ни одного побега с приемного пункта"

3 июня 1945 года он, начальник отдела по делам военнопленных при нач.тыла 4-го Украинского фронта, был награжден орденом Богдана Хмельницкого 3-й степени:
"За время работы накопил достаточный опыт по приему, содержанию и эвакуации военнопленных. Сколотил работоспособный коллектив, что позволило принять, только за период с 9 по 31 мая сего года более 93000 военнопленных.  
В период массового поступления военнопленных, в короткий срок сформировал три дополнительных фронтовых приемно-пересыльных лагеря и три сборных пункта для военнопленных фронтового подчинения.  
Удовлетворительно организовал размещение поступающего контингента, бесперебойное питание, содержание и его отправку в тыл страны.  
Со дня окончания военных действий, отправлено вглубь страны до 15000 военнопленных  без единого случая побега.  
Успешно провел отбор контингента военнопленных на комплектование Чехословацких и Венгерских частей".

Необходимо сказать пару слов о национальном комитете Свободная Германия. Это политический центр немецких антифашистов, созданный на территории СССР, куда вошли помимо немецких коммунистов-эмигрантов, также военнопленные. Он был создан 12 июля 1943 года, в тот момент, когда в сознании германских солдат произошел своеобразный переворот после поражения под Сталинградом.  Президентом Национального комитета был избран немецкий поэт-эмигрант Эрих Вайнерт.  
Для работы специально с пленными немецкими офицерами и выходцами из военной аристократии было предложено создать специальную организацию для офицерского состава. 11–12 декабря 1943 года был учреждён «Союз германских офицеров» . Позднее в своём заявлении «Союз германских офицеров» признал программу комитета «Свободная Германия» и присоединился к нему. 

На фото:  группа пленных немецких генералов, попавших в плен в ходе операции "Багратион", из Национального комитета «Свободная Германия» (Nationalkomitee Freies Deutschland — NKFD) подписывает обращение к офицерам вермахта.На фото сидят слева направо: генерал-лейтенант Ганс Траут (Hans Traut — командир 78-й штурмовой дивизии), генерал-майор Гюнтер Кламмт (Günther Klammt — командир 260-й пехотной дивизии), генерал-лейтенант Курт-Юрген фон Лютцов (Kurt-Jürgen Freiherr von Lützow — командующий XXXV-м армейским корпусом), генерал-лейтенант Рудольф Бамлер (Rudolf Bamler — командир 12-й пехотной дивизии), генерал пехоты Пауль Фолкерс (Paul Völckers — командующий XXVII-м армейским корпусом).

На фото стоят слева направо: генерал-лейтенант Винсенц Мюллер (Vincenz Müller — командующий XII-м армейским корпусом), генерал-лейтенант Эберхард фон Куровски (Eberhard von Kurowski — командир 110-й пехотной дивизии), генерал-майор Александер Конрады (Alexander Conrady — командир 36-й пехотной дивизии), генерал-майор Герхард Линдеманн (Gerhard Lindemann — командир 361-й пехотной дивизии), генерал-майор Герберт Михаелис (Herbert Michaelis — командир 95-й пехотной дивизии), генерал-майор Фридрих-Карл фон Штайнкеллер (Friedrich-Carl von Steinkeller — командир танково-гренадерской дивизии «Фельдхеррхалле»), генерал-майор Готтфрид фон Эрдманнсдорфф (Gottfried von Erdmannsdorff — военный комендант Могилева), генерал пехоты Фридрих Голлвитцер (Friedrich Gollwitzer — командующий LIII-м армейским корпусом), генерал-майор Клаус Мюллер-Бюлов (Claus Mueller-Bülow — командир 246-й пехотной дивизии), генерал-майор Адольф Тровитц (Adolf Trowitz — командир 57-й пехотной дивизии), генерал-майор Аурель Шмидт (Aurel Schmidt — начальник разведки 10/9-й армии).
Примечательно, большая часть  из них, несмотря на антифашистскую работу, после будут осуждены как военные преступники (Готтфрид Фон Эрдманнсдорфф и вовсе казнен в 1946). И только Рудольф Бамлер и  Винценц Мюллер сделают карьеру в ГДР. Аурель Шмидт будет репатриирован в Австрию в 1948 году, не будучи осужден, но и не сделав карьеру.

Отношение советского общества и государства к немецким военнопленным Плен, Война, Чтобы помнили, Немцы, Германия, Великая Отечественная война, СССР, Мат, Длиннопост

Цели и задачи комитета по большей части носили прогностический характер и относились к послевоенному устройству антифашистской (но важно -  не коммунистической) Германии.
Деятельность НКСГ и СГО заключалась в пропаганде и разъяснительной работе, которую комитет и союз вели на фронтах и среди всё увеличивающихся масс военнопленных. Была газета, радиостанция.  


На фото: выступление старшего пропагандиста Лагеря 230/1 MВД СССР военнопленного Дрейзе Э.Э.

Отношение советского общества и государства к немецким военнопленным Плен, Война, Чтобы помнили, Немцы, Германия, Великая Отечественная война, СССР, Мат, Длиннопост

На фото из того же лагеря: подпись под фото: Председатель антифашистского комитета военнопленный Касбаум читает план работы.

Отношение советского общества и государства к немецким военнопленным Плен, Война, Чтобы помнили, Немцы, Германия, Великая Отечественная война, СССР, Мат, Длиннопост

После поражения Германии члены комитета вернулись на родину в советскую зону оккупации, заменяя нацистских чиновников. Они сыграли ведущую роль в создании Германской Демократической Республики, а члены «Союза офицеров» — в организации Национальной Народной Армии.

Нельзя не упомянуть также (хотя это тема для отдельного поста) издание листовок, пропусков в плен и прочих пропагандистских материалов для немецких солдат, находящихся на фронте. Темы: ужас зимней войны, сила РККА и ее союзников, благополучная жизнь в тылу, обман нацистской партии, бесперспективность и ошибочность войны, судьба самого солдата и его близких, также издавалось что-то более интеллектуальное, например вот эта листовка, которая предполагает знание истории. На заднем плане – тирольские партизаны времен наполеоновских войн. На переднем плане – партизан советский. Текст гласит: «Что вы скажете, глядя на их лица? Советские крестьяне делают то же самое – сражаются за честь и свободу своей родины».

Отношение советского общества и государства к немецким военнопленным Плен, Война, Чтобы помнили, Немцы, Германия, Великая Отечественная война, СССР, Мат, Длиннопост

Простая и понятная листовка — вот эти глупые люди удерживали Великие Луки до конца и погибли. А вот те, оказались умными и сдались в плен. После войны они поедут домой.

Отношение советского общества и государства к немецким военнопленным Плен, Война, Чтобы помнили, Немцы, Германия, Великая Отечественная война, СССР, Мат, Длиннопост

Ну и инструкция, как использовать пропуск.

Отношение советского общества и государства к немецким военнопленным Плен, Война, Чтобы помнили, Немцы, Германия, Великая Отечественная война, СССР, Мат, Длиннопост

Сведения о количестве военнопленных вооружённых сил Германии и союзных ей стран, учтённых в лагерях НКВД СССР по состоянию на 22 апреля 1956 года, когда репатриация даже для тех, кого осудили в СССР как военного преступника, была завершена, сообщают  о 14,9 % немецких военнопленных, погибших в плену. Подавляющее большинство из них приходится на начальный этап войны, когда пленные сдавались в основном в зимнее время в годы в реально безысходной ситуации, будучи уже истощенными и израненными в боях (как это было, в частности, под Сталинградом), когда организация их пребывания в плену еще находилась в процессе становления.
Тем не менее, 85,1 % немецких пленных вернулся домой (для сравнения  - из немецкого плена вернулось только  44,2 % советских военнопленных). Эти числа и приведенные выше факты не позволяют нам согласиться с утверждением о том, что Советский Союз сделал частью своей политики уничтожение немецких военнопленных. Их рассматривали прежде всего как тех, кто примет участие в послевоенном восстановлении СССР и строительстве новой, антифашистской Германии.  
Итак, с официальной политикой разобрались. А как же сами люди? Это вопрос крайне сложный, однозначного ответа на который не будет, так как отношение к пленным в прифронтовой полосе зависело от целого ряда объективных и субъективных факторов: боевая обстановка, возможность пленения, личные взгляды и намерения советских бойцов и офицеров, поведение самих немцев,  подразделение, в котором служил военнопленный, необходимость немцев для командования, тип военнопленного (язык, например). 
В начале войны никакой ненависти и злобы не было - была надежда на солидарность немецких пролетариев в борьбе с фашизмом. Из воспоминаний Войцеховича Владимира Викторовича: "А потом был наш первый бой… Где-то в начале июля мы охраняли какой-то мост через реку, и немцы сбросили десант из 25 человек, чтобы его захватить. А нас было 120 человек, причем мы видели, как они выпрыгивали, как спускались, но наш старший лейтенант запретил нам стрелять пока они были в воздухе, видите ли по какой-то конвенции это запрещено… А ведь мы легко могли перестрелять парашютистов в воздухе, но проявили гуманность, ведь тогда мы еще не знали какие звери на нас напали… Потом их окружили и начался бой. Мы только убитыми потеряли 12 человек, причем один из них был мальчишка, который просто оказался рядом… Но девятнадцать десантников мы уничтожили, а шестерых взяли в плен. Вели они себя крайне вызывающе и нагло. Кричали «Хайль Гитлер» и выбрасывали руку в приветствии… А их не то что не расстреляли за это, но даже ни разу не ударили, просто передали воинской части. Вообще за всю войну я ни разу не видел, чтобы к пленным применялось какое-то насилие или тем более, чтобы их убивали. Я в этом бою тоже стрелял, но попал ли в кого тогда, я не знаю".
Безусловно, можно выделить тех, кто от немцев пострадал и жаждал отмщения. 
Из воспоминаний Мишнаева Михаила Хаимовича: : "В сорок третьем году пленных не стреляли. А потом началось, причем с обеих противоборствующих сторон. Немцы зверели от своих поражений и отступления, мы от того, что видели сожженные и разрушенные наши села и города, убитых мирных людей. В село одно заходим - всех жителей немцы живьем в колхозном сарае сожгли, только мальчонка один сумел спастись. Еще раз говорю со знанием дела, немцы первыми начали пленных убивать. Кроме того рассказа про найденную могилу, у меня в памяти еще немало примеров, уже не говоря о том, что мы знали, как истребляли наших пленных в лагерях смерти в сорок первом году.Политработники нам постоянно говорили: «Мы самая гуманная страна, к раненым и пленным обязаны относиться с соблюдением международных норм».

Один раз среди брошенного отступающими немцами имущества я разжился фаэтоном с конем. На лесной дороге наткнулся на лежащих на обочине немецких раненых. Их было семь человек. Очень противоречивые чувства я испытал в ту минуту. Лежат передо мной враги убившие мою семью. Но они же раненые!.. Решил взять их с собой довезти, до санроты. Кто сам забрался в бричку, кому-то я помог. Еду по лесу, а навстречу комполка Пинегин-«Что же ты твою... !Ты кого везешь?! Куда?! Они ж твою семью расстреляли! Двух автоматчиков ко мне!». Я рта не успел раскрыть, как немцев повыкидывали из брички и расстреляли. Пинегин похлопал меня по плечу: «Я запишу их на твой боевой счет»... В Белоруссии, когда немцы стали массово сдаваться в плен, никто их уже не трогал".  
Из воспоминаний: "Потом комдив отдал строгий новый приказ: "Пленных не трогать!", и снова все стало "по законам войны". В сорок третьем году, например, в плен не брали, "кончали" на месте. На передовой некому было конвоировать пленных, каждый боец был на счету, а зачастую просто некуда было конвоировать, так всех стреляли на месте. Как они нас в сорок первом году истребляли, так и мы их... Когда захватили плацдарм на Висле, то во второй траншее взяли несколько человек живыми в плен.
В сорок пятом году мне неоднократно приходилось участвовать в пленении больших групп немецких солдат и офицеров...  Начбоепит снимал часы с одного из пленных, в него, сзади, в голову из пистолета выстрелил офицер-эсэсовец, видимо, законченный фанатик.Все пленные шарахнулись в стороны и сами вытолкнули из своих рядов стрелявшего эсэсовца, которого мы расстреляли на месте. Других не тронули..."

Из воспоминаний Биринберга Иосифа Самойловича: "На фронте, в конце войны, случалось, что солдат противника, взятых в плен, иногда до пунктов сбора военнопленных не доводили... Я помню, как в феврале 1942 года, в Крыму, наши выловили несколько немцев, которых местные крымские татары прятали полтора месяца в своих домах в Харджи-Бие. И никто даже не думал, что пленного можно спокойно ударить или застрелить. Обращались с ними как с людьми, хотя уже слышали, что фашисты творят на советской земле. В Заполярье, на Карельском фронте - такого не было, а в Германии - началось... Чаша солдатской ненависти переполнилась через край".
Но он же вспоминает о своем споре с другим фронтовиком: "Я не могу полностью поверить Рубинчику. Он преувеличивает, когда говорит, что немецких солдат в нашей дивизии в плен вообще не брали. Брали, и еще как ...

И работу переводчик всегда имел, и в большом объёме. Переводчик, кстати, не только занимался допросами. Разведка пользовалась не только данными допросов военнопленных. Ценные разведданные удаётся получать в беседах с населением, в чтении захваченных документов, газет, писем и т. д."
Но всегда могли встретится те, кого не грех назвать отморозком и садистом. Из воспоминаний Биринберга Иосифа Самойловича: "И лютовали далеко не все, хотя причины жестоко мстить были у многих. Взвод полковой разведки состоял в основном из бывших уголовников. Среди них был прославленный разведчик - герой, кавалер многих орденов Петр Зиновьев, садист, каких надо поискать. Он говорил, я почти уверен, что он лгал: - "Мой отец был генералом, а немцы батьку убили! Я им за все отомщу!".Генералов у него в роду не было, но убивал он и пленных и гражданских немцев, как говорится, налево и направо, никого не жалея, ни стар, ни млад. Стрелял в них в упор из ТТ. Без боязни многим рассказывал - "Да я его, курву, прямо в лобешник!".

Хотел он с одного немца серебрянное кольцо снять, но не смог, не слезало оно с пальца. Этого пленного он пристрелил, а кольцо срезал с пальца...

Как-то, прямо на моих глазах, Зиновьев застрелил пленного немца, молодого сапера, которого мы оставили у себя во взводе разведки денщиком на "побегушках". Шли всем взводом к передовой, немец-сапер шагал с нами , и тут Зиновьев ему в затылок хладнокровно выстрелил...

Никто не вмешивался, и политруки тоже. Хотя от наших комиссаров, я какого-то проявления жалости к немецким солдатам и не ожидал увидеть".

Самую лютую ненависть вызывали коллаборационисты. Из воспоминаний Мишнаева Михаила Хаимовича:
"Нашли свежую могилу, а в ней убитые пленные, солдаты нашей дивизии, попавшие в плен за неделю до этого. Надо было составить акт для комиссии по расследованию фашистских зверств. Пришел кто-то из военюристов, еще несколько офицеров. Для протокола был нужен представитель рядового и сержантского состава. Я попался этой комиссии на глаза, и мне сказали следовать вместе со всеми. Начали тела из могилы вытаскивать. Все трупы были изуродованы. Выколотые глаза, отрезанные уши, разможженные прикладами черепа. Звезды у некоторых на теле штыком вырезаны. Жутко было все это видеть. К чему я это рассказываю. Все эти наши ребята погибли от рук «власовцев», мы это узнали точно. Среди убитых был только один офицер, все остальные были простые русские люди, рядовые солдаты. Их убили по-зверски. Вся дивизия узнала об этом, «власовцев»в плен больше не брали. Они и сами пощады не просили, знали, что их ждет, попадись они в наши руки. Один раз был свидетелем сцены. Стоит «власовский» офицер, а вокруг него офицеры нашего, соседнего полка во главе с комполка Резником. Вдруг Резник двинет ему кулаком в рожу. Он отлетел к другому офицеру, тот тоже предателю в зубы дал. Власовец упал на землю. Резник достал пистолет и пристрелил изменника. Потом рассказывали, что «власовец», был бывшим майором РККА, сослуживцем одного из наших командиров по началу войны. Этот гад к немцам добровольно перешел, бросив своих солдат в окружении... К предателям жалости не было".
Конечно, врага ненавидели, но по большей части всегда оставались людьми. Ветеран Моргун Степан Степанович так говорит об отношении к пленным немцам:
"Я скажу – не очень... Смотрю – тут их кухня, всё это стоит. Я открываю сундук какой-то. Там хлеб и маргарин. Я беру булочку хлеба и маргарина. Тихонько закрыл, подхожу к этому немцу, отламываю горбушку, ему даю, остальное сам ем.

Ну как же его расходовать?!

Нет, я понимаю – но его там же ждут, им же надо опросить его, как говорится, все данные. Это же «язык»! А за «языков» сколько иногда борются! Их в Керчи раза два пытались разведчики дивизионные взять – и никак. Однажды вижу утром: лежит один наш убитый в фуфайке. А пленного так и не смогли взять. «Языка» добыть – было сложно очень! А тут – нА тебе, сам пришёл".  
Из воспоминаний Биринберга Иосифа Самойловича: "Там же под Киркенесом произошел такой случай. Рота автоматчиков шла вперед по сопкам, имея под охраной знамя полка. Вдруг из-за поворота, за сопкой, перед нами появился отряд немцев, не успевших догнать свои части при отступлении. Расстояние между нами 20-25 метров. Командир роты Пахомов только успел крикнуть - К бо..., как пуля влетела ему в рот и убила на месте, разорвав пополам команду - "К бою!". Началась перестрелка в упор, были взяты пленные. Одному из них было лет пятнадцать - шестнадцать, он был в черной эсэсовской форме. Этот "эсэсочек" все время вырывался из рук державшего его нашего бойца, плакал и умолял - Я жить хочу! Не убивайте меня! - падал на землю, кидался то в одну, то в другую сторону, не переставая рыдать и умолять - Не убивайте! Я хочу жить! Я боюсь умирать!.. Я спросил его - Где твой патриотизм? Ты же поклялся не пожалеть жизни ради фюрера!А он ползал возле моих ног, хватался за мои сапоги и скулил - Не убивайте:

Мы пленных тогда не убивали. "Эсесочек" остался в живых. Сейчас ему, наверное, лет восемьдесят, может, еще жив, интересно было бы на него посмотреть..".


Ветеран Лейкина Татьяна Антоновна о своем отношении к пленным: "Самое ненавистное, хотелось всех уничтожить, всех победить, чтобы их не существовало! А так, когда в плен брали, судили, уже какая-то жалость была. А разве осудили их? Посидит и выйдет, и всё".

Из воспоминаний разведчика Спиндлера Владимира Михайловича: "Пленные и мирное население, которое нам попадалось - мы с ними не рассчитывались".

Тем не менее, зачастую те, кто был непосредственно в боях не испытывал бессмысленной мести.
Из воспоминаний бойца морской пехоты Гантимуровой Альбины Александровны: "Мне жалко было солдат, когда мы их брали в плен. Первого немца я взяла, один на один мы с ним боролись. У меня кстати фотография его есть, и фотография его невесты. Когда его уже допросили, его отправляли в тыл - а он же не знал, куда, и отдал мне свою фотографию и фотографию своей невесты. Я ему ноги перебила,потому что уже не знала, что с ним делать. Получилось так - он был в ячейке, а когда я перепрыгивала ячейку, он схватил меня за ногу. Я вырывалась, ему неудобно было, я по руке ему автоматом дала. Он выскочил из ячейки, и мы с ним молча боролись - я боялась голосом показать, что я женщина, он бы сразу понял, с кем имеет дело. А самое интересное - надо мной смеялись потом еще полгода: «ты когда в разведку идешь?» - «а что?» - «ты смотри, автомат с предохранителя сними». Когда я с этим немцем боролась, у меня автомат был на предохранителе. Я нажимаю на спусковой крючок, а он не стреляет. Все-таки я догадалась, и как-то у меня получилось снять автомат с предохранителя, я выстрелила и прострелила ему ноги. Он упал, ему ничего не оставалось делать. Но самое интересное, что он выскочил из ячейки без автомата. То есть он только силой должен был меня побороть. У него автомата не было, а у меня был. Я ему прострелила ноги, подползли ребята, все помогли сделать. Но все это было как во сне. Как я соображала, как все это делать - я тогда многого не знала. Притащили мы этого немца, сдали, его допросили, перевязали, и тогда он мне дал свою фотографию и фотографию своей невесты. Сказал при этом, что его уже не будет, но чтобы его невеста знала, что он ей был верен - и все в таком духе. С нами занимались все время немецким языком - как только свободное время, сразу учились. В основном военный язык - команды и все такое. Когда мы занимались, я не отставала от наших мужчин ни в чем. Потом обучали нас еще саперному делу - сначала с нами ходили саперы, а потом мы ходили уже сами.
На фото: немец, плененный ей.  
Отношение советского общества и государства к немецким военнопленным Плен, Война, Чтобы помнили, Немцы, Германия, Великая Отечественная война, СССР, Мат, Длиннопост

Но были и трагические случаи. Мишнаев Михаил Хаимович вспоминал:
"Но был еще один случай. Меняли позицию, я зашел в немецкий блиндаж. Там лежала стопка непривычно ярко иллюстрированных журналов. Мне интересно. Пока засмотрелся, полистал, из блиндажа вышел - вокруг никого. Все ушли. Пошел дальше по лесу один. Слышу хруст веток, кто-то идет навстречу. Залег. Идет пожилой фриц, держит в руках листовку и кричит: «Плен! Плен!». Стал немец показывать мне фотографии: жена, дети, еще кто-то. Я карабин за спину закинул, идем с ним как два друга по лесной дороге: еврей и немец. Догоняет нас «студебеккер» с артиллеристами. Остановились, соскочили: «Куда ты его ведешь?». И забили немца сапогами. Я лез в эту кучу - малу, пытался немца вытащить, но мне тоже досталось ударов. Артиллеристы затащили меня в кузов машины, догонять своих, и матерились на меня всю дорогу, мол что же ты, пидорас, этих гадов жалеешь?Понимаете, в пехоте лучше относились к пленным немцам, чем те, кто видел врага только в бинокль...

Один раз только мне пришлось убить безоружного немца. Валялась куча убитых фашистов, стали их «шмонать»на предмет «ценных трофеев», как вдруг, один из убитых оживает. Встает немец, верзила двухметрового роста, весь в крови и идет прямо на меня! Я с испугу выпустил по нему очередь. Он падал и смотрел расширенными глазами на меня. Я не хотел его убивать, не хотел... Этот случай я желал бы забыть..."  

Боевая обстановка и конкретные проявления зверств в том или ином районе могли вызвать ненависть и приказ "пленных не брать". Из воспоминаний Красильщикова Захара Сергеевича: "И тут мы увидели еще одну ужасную картину, которая потрясла всех. Вдоль дороги, на обочинах, лежали, один за другим, наши убитые кавалеристы. Все были застрелены в затылок. Рядом ржаное поле, и на нем, тут и там, десятки трупов наших кавалеристов, все в свежих бинтах, убиты выстрелами в спину и в голову. И тут до нас дошло, что немцы перехватили большую группу раненых кавалеристов, отходивших к своему санбату, и всех зверски уничтожили... В метрах восьмистах от места этой трагедии находился небольшой, но густой лес, и мы заметили на опушке движение вооруженной группы немцев. Я в передовом отряде был за старшего (Дмитраков оставался при штабе дивизии), и поэтому сам вышел по рации на связь с командиром дивизии и открытым текстом доложил обстановку. Комдив приказал мне прочесать лес, и сказал: "Пленных не брать!"

Отдельную неприязнь и ненависть вызывали пленные немцы, которые работали на восстановлении страны в голодные послевоенные годы. Из воспоминаний Мишнаева Михаила Хаимовича:

"Но если вы хотите чтобы рассказ о пленных был до конца объективным, расскажу вам еще одну вещь. В апреле сорок пятого, когда я вышел из госпиталя, меня, словно в насмешку, отправили дослуживать в 306-й рабочий батальон, охранять немецких военнопленных, строивших в Домодедово домостроительный комбинат. Немецкие офицеры гуляли по лагерю в чистых мундирах, с наградами и смотрели на нас с нескрываемым презрением и ненавистью. Грубого слова им нельзя было сказать, сразу нас тащили в особый отдел. Я был начальником караула. В мою смену одного из немцев неосторожно задели доской и разбили нос. Меня отправили на гаупвахту сидеть пять суток:»не доглядел». Охрану кормили баландой, ни крупинки не просматривалось в миске. А немцев кормили густой болтушкой с мясом. Некоторые из бойцов охраны, стыдясь, перелезали через проволоку на немецкую сторону, и немецкий повар, «по знакомству», наливал им в котелок варева. Начальники лагеря относились к немцам, как- будто это родня их в лагере сидит... И КВЧ и выходные, и усиленные пайки... Когда меня демобилизовали, я был очень рад, что больше не увижу эти арийские надменные лица бывших врагов..."
На фото: пленный немец на восстановлении разрушенного Сталинграда, 1947 год.

Отношение советского общества и государства к немецким военнопленным Плен, Война, Чтобы помнили, Немцы, Германия, Великая Отечественная война, СССР, Мат, Длиннопост

Тем не менее, когда немцы оказывались в нужде, то советские граждане зачастую оказывали помощь.  Из воспоминаний Александра Ермиловича Нечаева (1929 г.р.): «В Ярославле немецкие пленные проживали в большом доме, недостроенном до войны, на углу современных улиц Некрасова и проспекта Ленина. Антон, в числе других военнопленных работал на складах, находившихся на улице Большая Октябрьская. Александр с друзьями часто меняли у пленных различные безделушки (значки и пр.) на продукты и сигареты. Как точно познакомился Александр с Антоном, он не помнит, но выделил его из других, потому что тот, по выражению Александра, был „доходной“ (доходяга), выглядел плохо, хотя как и все пленные был всегда аккуратно и чисто одет. На обмен у него практически ничего не было. Александр стал его подкармливать просто так. Как-то раз пригласил его к себе домой. Пленные в Ярославле ходили по городу без конвоя и Антон, в перерывах между работой стал иногда заходить к Александру. Он приходил в дом, садился у печки и тихо грелся. Мать Александра так же всегда давала ему что-нибудь поесть, хотя семья и не „жировала“. Естественно из-за языкового барьера особого общения не было. В знак благодарности за доброе отношение Антон подарил свою фотографию Александру. Отношение соседей к тому, что в семью приходит немец, было нормальным, никто не сказал ни одного плохого слова и даже косо не посмотрел. Все понимали, что немцы тоже люди и им „кисло“ и „жрать“ хочется. Да и отъявленных фашистов в городе не было. Хотя если бы они до Ярославля дошли, то отношение к ним, наверное, было бы другим. Приблизительно в конце 1945 или начале 1946 гг. Александр проходя мимо дома, где жили пленные хотел передать что-то из продуктов, но Антона не было. По словам других пленных, его отправили, а вот куда непонятно, то ли домой, то ли перевели в другой лагерь. С тех пор о нем ничего неизвестно».
Пленный выжил. Домой вернулся 11 мая 1949 года, привез с собой рисунки, которые теперь в краеведческом музее его города  Линденберга. Умер в 1992 году.

Отношение советского общества и государства к немецким военнопленным Плен, Война, Чтобы помнили, Немцы, Германия, Великая Отечественная война, СССР, Мат, Длиннопост
Показать полностью 10
90

Коммунистическая пропаганда в исполнении нацистов

Добрый день. Хотелось бы поделится уникальной пропагандистской листовкой, которую немцы печатали для красноармейцев. Нацисты понимали, что советские граждане обладают разными взглядами, а потому пропаганда была различной: антисемитская, монархическая, патриотическая и даже коммунистическая, с целью критики Сталина.

Коммунистическая пропаганда в исполнении нацистов Война, Пропаганда, Политика, Великая Отечественная война, Листовки
Коммунистическая пропаганда в исполнении нацистов Война, Пропаганда, Политика, Великая Отечественная война, Листовки
92

"Я остался жив ". Жизнь и судьба Михаила Григорьевича Поважного

Добрый день. Сегодня мне хотелось бы рассказать биографию Михаила Григорьевича Поважного - командующего гарнизоном Малых Аджимушкайских каменоломен.

"Я остался жив ". Жизнь и судьба Михаила Григорьевича Поважного Чтобы помнили, Крым, Керчь, СССР, Бессмертный полк, Великая Отечественная война, Герои, Длиннопост

Родился он по данным ряда документальных источников в 1901 году, но его сын рассказывал историкам (и другой ряд документов это подтверждает), что  Михаил Григорьевич родился в г. Краснокутске Харьковской области в 1897 году. По национальности он украинец. Образование имел 3 класса церковноприходской школы (в советских документах значилось как начальное). С мая 1916 г. по февраль 1917 г. воевал под Ригой с немцами в составе 173-го Каменец-Подольского полка. С февраля 1919 г. по октябрь 1920 г. участвовал в Гражданской войне, воевал с повстанцами Махно и Антонова. Будучи курсантом, в составе бригады Котовского участвовал в разгроме банды «зеленых». В 1921 г. после окончания 51-х пехотных курсов в Харькове служил в Красной Армии на командирских должностях. В службе имел скромные показатели, часто получал замечания от старших начальников. В партии не состоял - был кандидатом. Был женат на Поважной Анне Федоровне, проживал в Севастополе, на улице Батумской в 1-м доме.
На этом коллаже с фотоснимками командующих обороной есть и Михаил Григорьевич, тут еще довоенная фотография, где он в звании командира взвода (младшего лейтенант до 1935 года).

"Я остался жив ". Жизнь и судьба Михаила Григорьевича Поважного Чтобы помнили, Крым, Керчь, СССР, Бессмертный полк, Великая Отечественная война, Герои, Длиннопост

Михаил Григорьевич с юмором рассказывал о себе: «Бывало, вызовет меня командир и начнет выговаривать мне нотацию такими словами: «Товарищ Поважный, служите Вы неважно...» В 1935 г. М.Г. Поважный был уволен из армии как неперспективный в будущем командир. Вероятно, он был перспективным командиром среднего звена, но командование не разглядело в нем человека, который смог бы занимать более высокие должности.
После увольнения из армии он сразу же нашел себя в хозяйственной работе в Севастополе, был виноделом (перед самой войной работал начальником снабжения завода Инкерманских вин. В последней должности, до войны, был начальником секретного отдела Таврического округа в Севастополе.), откуда и был мобилизован 20 июля  1941 года в 1-й запасной полк.
В начале марта 1942 г. он был назначен командиром батальона 83-й бригады морской пехоты, в боях на Акмонайском перешейке был ранен и после госпиталя опять оказался в 1-м запасном полку.

На подступах к Аджимушкаю оборону держала группа из 1-го запасного полка Крымского фронта под командованием майора А. Г. Голядкина и старшего батальонного комиссара А. Н. Елисеева. Полк был сформирован еще осенью 1941 г., он тогда входил в состав 51-й армии. Постоянный состав полка состоял в значительной степени из выходцев Крыма. Приказ на оборону 1-му запасному полку здесь отдал лично С.М.Буденный, прилетевший на самолете из Краснодара. Вызвав А. Г. Голядкина и А. Н. Елисеева, он потребовал: «Приказываю Вам, во что бы то ни стало задержать фашистов. Чем дольше Вы здесь продержитесь, тем больше Вы задержите гитлеровцев, а значит и больше удастся нам переправить на Большую Землю людей. Останавливайте отходящих одиночек и мелкие группы бойцов и командиров, сколачивайте из них подразделения. По возможности Вас будем усиливать». 15 мая в результате минометного обстрела был ранен А. Г. Голядкин. Раненого санитары уложили в конную повозку, он вызвал командира батальона М. Г. Поважного и приказал принять командование 1-м запасным полком. В полку было довольно много личного состава, не годного к строевой службе, был батальон выздоравливающих (это были бойцы, возвратившиеся из госпиталей), подразделение девушек-связисток. Поступило распоряжение всех этих людей отправить на переправу с целью эвакуации на Тамань. Вести эту массу людей было приказано политруку В. М. Огневу. С наступлением темноты людей стали выводить из каменоломен. Огнев благополучно вывел колонну к Керченскому проливу и с ней в ту же ночь был переправлен на Таманский полуостров.

На фото: Малые Аджимушкайские каменоломни.

"Я остался жив ". Жизнь и судьба Михаила Григорьевича Поважного Чтобы помнили, Крым, Керчь, СССР, Бессмертный полк, Великая Отечественная война, Герои, Длиннопост

Штаб 1-го запасного полка располагался в Малых Аджимушкайских каменоломнях, расположенных от Центральных примерно в 250–300 м. Здесь же располагалась санчасть полка, продовольственный склад и некоторые подразделения. Это обстоятельство привело к тому, что здесь после окружения возник другой гарнизон, частью которого продолжал командовать старший лейтенант Поважный. Другая часть личного состава этого полка оказалась в Центральных каменоломнях. Единого подземного гарнизона в Малых Аджимушкайских каменоломнях, как в Центральных, где командовал П. М. Ягунов, не сложилось. Здесь образовались, по крайней мере, три группы, во главе которых стояли подполковник С.А. Ермаков, старший лейтенант М. Г. Поважный и капитан С. Н. Барлит. Видной фигурой в обороне этих каменоломен был батальонный комиссар М. Н. Карпекин, который во время арьергардных боев восточнее Керчи был послан в район каменоломен генерал-лейтенантом Д. Т. Козловым в качестве представителя штаба фронта и политуправления. Образованность С. А. Ермакова, его рабочая и общественная закалка, стремительный рост в воинских званиях затмевали скромный послужной список Михаила Григорьевича Поважного. С. М. Ермаков, старший по званию в Малых Аджимушкайских каменоломнях, был самолюбив, несколько высокомерен и поэтому сразу же не понравился М. Г. Поважному и С. Н. Барлиту. Из старших начальников командовать здесь его никто не назначал, он оказался в каменоломнях случайно. Его группа была небольшая, и поэтому ему было не на кого опереться. К тому же у него не было совершенно продовольствия, и он вынужден был стоять «на довольствии» сначала у С. Н. Барлита, а затем у М. Г. Поважного. Все эти причины повлияли на то, что в этих каменоломнях не сложился гарнизон с крепким единым командованием. Из воспоминаний М. Г. Поважного: «…Жили, как полагается боевому гарнизону. Каждый день назначались дежурный по полку офицер, дневальные по ротам, дежурная рота. Выставлялись секреты, на выходах из каменоломен - караулы. Трудно описать словами всё то, что довелось пережить. Когда кончились последние продукты и голод стал терзать с каждым днём всё сильнее, в пищу пошли шкуры и копыта лошадей. Заедали вши. Трупы погибших товарищей, похороненных тут же, разлагались. Воздух был тяжелым. Немцы продолжали газовые атаки…»

О применении химического оружия информация есть в "Военном дневнике" начальника Генерального штаба сухопутных войск вермахта в 1938—1942 годах Франца Гальдера. Бесстрастная  апись от 13 июня 1942 года:
"Генерал Окснер. Доклад об участии химических войск в боях за Керчь. Отношение к боевым отравляющим веществам во вражеских державах. (Усиливающийся интерес.) Условия противохимической защиты на Волхове..."

"Я остался жив ". Жизнь и судьба Михаила Григорьевича Поважного Чтобы помнили, Крым, Керчь, СССР, Бессмертный полк, Великая Отечественная война, Герои, Длиннопост

В тяжелейших условиях личный состав полка выработал, как говорил М.Г. Поважный – «свои приёмы борьбы». Научились бороться с газами и задымлениями, но всё чаще бойцов «валили с ног голод, жажда, усталость, газы, тяжелый воздух подземелья…»
Во время обороны  Михаил Григорьевич стал опекать девочку-сироту (ее родители еще числа 20 мая ушли из катакомб за продуктами и не вернулись)
по имени Светлана. Сослуживцы называли ее "дочкой".
Судьба обошлась очень жестоко со всеми кого горячо любил Михаил Григорьевич и эти раны добавились к фронтовым: незадолго перед войной в пожаре погибли его первенцы-близнецы и в последующем так крепкой семьи и не создалось; Светланочка Тютюнникова умерла в каменоломнях.

Последним убежищем в последних числах октября 1942 г. в катакомбах были две каменные комнатки, в которых в начале обороны размещался штаб. Очевидно, предатель вспомнил об этих комнатах и привёл сюда немцев. «Как мы ни скрывались, фашисты обнаружили и схватили нас – последних безоружных защитников Малых каменоломен». Это было 30 октября 1942 года - в СССР Михаил Григорьевич уже с 1 июня считался пропавшим без вести.  
Начался плен. Он был отправлен во Францию, в город Ляувайхер (?), там он находился с 18 июня 1943 по 1 сентября 1944 года. Затем  в Лемене, с декабря 1944 по 8 мая 1945 года, где и был освобожден войсками союзников.  
Это был самый страшный период в его жизни. Сам он говорил так:
«Так вышло, что, пройдя гестапо, фашистские тюрьмы и лагеря смерти, я остался жив. Может, для того, чтобы рассказать молодым обо всём, что пришлось нам пережить, о зверином облике фашизма, о стойких и смелых своих товарищах, сражавшихся на керченской земле в каменоломнях Аджимушкая».
Затем Михаил Григорьевич был репатриирован и проходил гос.проверку в 5-м эшелоне  7-го запасного стрелкового полка 1-й запасной стрелковой дивизии, сначала он был рядовым стрелком, а затем был восстановлен в звании.  Находился он в этом подразделении минимум до начала декабря 1945 года. В 90-е годы в прессе всплывала информация о том, что Михаил Григорьевич был репрессирован. Тем не менее, сведений об этом найти не удалось, вероятно журналисты отождествили государственную проверку и пребывание в ИТЛ.
А затем началась жизнь неприметного простого человека.  

Жил он в старом бараке в Керчи и занимался заготовкой утиля. Жены у него не было, но он имел сына-подростка, прижитого им от какой-то женщины, которого он необыкновенно любил и баловал, любил он и женщин.

"Я остался жив ". Жизнь и судьба Михаила Григорьевича Поважного Чтобы помнили, Крым, Керчь, СССР, Бессмертный полк, Великая Отечественная война, Герои, Длиннопост

После исторической конференции в честь 25-летия начала обороны Аджимушкайских каменоломен в мае 1967 г. положение М. Г. Поважного в Керчи резко изменилось. Его признали. Он с гордостью говорил, что теперь он работает «лектором». Для «парадного случая» и «лекторской работы» приобрел военный китель, брюки, армейские офицерские сапоги. С удивлением и восторгом узнал из архивных источников, что в мае 1942 г. ему было присвоено звание «капитан», но приказ из-за немецкого наступления до него не дошел. Он получил благоустроенную квартиру, в ней был образцовый порядок, все стены были украшены грамотами, почетными адресами, сувенирами. Позже он стал получать персональную пенсию». За его могилой много лет ухаживает Студенческий клуб имени П. М. Ягунова.

"Я остался жив ". Жизнь и судьба Михаила Григорьевича Поважного Чтобы помнили, Крым, Керчь, СССР, Бессмертный полк, Великая Отечественная война, Герои, Длиннопост

В завершение хочу сказать, что несмотря на то, что оборона каменоломен была неудачной, бойцы сковывали своим сопротивлением вражеские войска. И даже в таких чудовищных условиях борьба оставалась организованной, солдаты были не толпой, а воинским подразделением, где поддерживалась дисциплина, велась документация и сохранялась воинская иерархия.

Показать полностью 5
Отличная работа, все прочитано!