pbdsu

pbdsu

пикабушник
поставил 7 плюсов и 0 минусов
отредактировал 0 постов
проголосовал за 0 редактирований
18К рейтинг 191 подписчик 134 комментария 239 постов 23 в "горячем"
37

Аватар не выдержит двоих. Константин Сёмин // АгитПроп 16.11.2019

Организация по имени БРИКС и раньше напоминала дружную семью только на фотографиях. На этой неделе даже фотографии не могли скрыть растущее охлаждение. Саммит проходит на фоне уличных столкновений в Гонконге и переворота в Боливии.
4

Мальчик в МакДаке. Евгений Лаптев

Мальчик в МакДаке. Евгений Лаптев Стихи, Макдоналдс, Социальное неравенство, Несправедливость, Бизнес, Бедность, Длиннопост

МАЛЬЧИК В МАКДАКЕ


То был конец рабочих дней

Недели долгой и тяжелой,

Когда усталости сильней

Игра манящая огней

Центральной улицы веселой.


Я шел из офиса в МакДак

Чуть подкрепиться парой булок,

Снимая новенький пиджак,

И закрывая кое-как

Портфель бумаг не для прогулок.


Пылал оранжевый закат

На стеклах новых бизнес-центров.

В них каждый счастлив и богат,

Возносит прибылям виват,

И славен лучшим из агентов.


Заказ готов. Сажусь за стол.

Кругом веселье, шутки, радость,

Каприз удачи, легкий гол

И обеспеченная младость.


Как вдруг от хлопнувших дверей

Идет ко мне один парнишка.

Опущен взгляд среди людей,

В руке потрепанная книжка.


Привет, малыш. Тебе чего?

Ты потерял в толпе родного?

Быть может, папу твоего

Из полусна вести дневного?


Не надо, дядя. Дайте мне…

Я сирота – и тут осекся –

Хотя бы рубль… Малыш к стене,

Смущенный гомоном, отвлекся.


Он шел по залу и просил

У стильных нагленьких подростков,

У жрущих сэндвичи громил,

У девок пафосного лоска.


И отстранялись от него

Все посетители МакДака,

Смотря надменно высоко

В кусок общественного брака.


Когда же менеджер главой

Брезгливо указал на выход,

В глазах мальчишки отблеск злой

Промчался яростно и тихо.


Однажды он придет другим.

Могучим, выдержанным, стойким.

Порядкам грубым и гнилым

Врагом безудержным и горьким.


Его достоинство нельзя

Купить заманчивою булкой,

И благородная стезя

Начнется в правде переулка.


Ничто его не сокрушит,

Никто его не остановит,

И жизнь, ушедшая с орбит,

Иным оружье подготовит.


Неделя мелочных проблем,

Звонков, поездок, сообщений,

Продаж товаров, модных схем,

В мозгу исчезнув не совсем,

Казалась дымом поражений.


Я долго скованный сидел

За остывающим подносом.

Успешность кучи скорых дел,

Накала хитрости предел

Под ужасающим вопросом.


И угасал последний луч

Невероятного заката

В стекле высоких хладных круч,

В кромешной тьме огромных туч

И дрожи дальнего раската.


Евгений Лаптев

Показать полностью
-3

Пропагандистская работа большевиков среди русских военнопленных Первой мировой войны. Часть 1

Пропагандистская работа большевиков среди русских военнопленных Первой мировой войны. Часть 1 Политика, Первая мировая война, Статья, Большевики, Ленин, Пропаганда, Военнопленные, Война, Длиннопост

Первая мировая война породила много доселе невиданных явлений. Во-первых, в неё было вовлечено 38 стран из су­ще­ст­во­вав­ших в то вре­мя 59. Во-вторых, техническая составляющая военных действий вышла на новый уровень (танки, авиация, химическое оружие и прочее). В-третьих, эта война стала первой пропагандистской войной в современном понимании.


Идеологическое противостояние велось как со стороны Тройственного союза, так и со стороны Антанты. Правительство Российской империи было нацелено на поднятие у своих солдат боевого духа и патриотизма. Противник же старался деморализовать силы царской армии, в том числе и призывая к сдаче в плен.


Одним из способов реализации своих целей немцы избрали распространение идей о свержении российского самодержавия и об окончании войны. Похожие, но лишь на первый взгляд, цели ставила перед собой и Российская социал-демократическая рабочая партия (большевиков), поэтому германское правительство пыталось использовать их для победы в войне.


В этой статье мы поговорим об агитационной работе членов РСДРП(б) среди русских военнопленных в лагерях Германской и Австро-Венгерской империй.


С началом войны лагеря для военнопленных были плохо организованы. До места назначения пленных везли в вагонах по несколько дней, не давая отдыха на станциях и даже возможности справлять естественную нужду. Из-за этого в вагонах с 60–70 людьми было невыносимо находиться. По прибытии в Германию или Австро-Венгрию, оказывалось, что построенных лагерей было недостаточно для размещения огромного количества людей. Их селили в церквях, заброшенных поместьях, чаще — в открытом поле. Чтобы скрыться от непогоды, пленным приходилось рыть землянки и спать на соломе. Но уже в 1915 году сложилась развитая сеть лагерей различных типов: проходные, основные, рабочие команды, национальные, офицерские. В проходных солдаты подвергались дезинфекции перед отправлением в основные лагеря, где они жили в сколоченных наспех из тонкого тёса бараках на 50–60 человек.

Пропагандистская работа большевиков среди русских военнопленных Первой мировой войны. Часть 1 Политика, Первая мировая война, Статья, Большевики, Ленин, Пропаганда, Военнопленные, Война, Длиннопост

Лагерь Гольцминден

Пропагандистская работа большевиков среди русских военнопленных Первой мировой войны. Часть 1 Политика, Первая мировая война, Статья, Большевики, Ленин, Пропаганда, Военнопленные, Война, Длиннопост

Дезинфекция пленных (их купали в растворе лизоля, а затем в душ). Брауншвейг


В связи с нехваткой продовольствия в немецкой армии, питание было скудным. Представители Красного креста отмечали в своих докладах, что в лагерях царит антисанитария. Большинство умиравших солдат были жертвами дифтерии, коклюша, оспы.


Крупные лагеря разбивались на кварталы с широкими улицами. Продуктовые склады, оружейная, прачечная, электростанция и бараки охраны находились за пределами лагеря. Многие из них имели собственное хозяйство, состоявшее из кузниц, мастерских по ремонту одежды и обуви, слесарных цехов[1].

Пропагандистская работа большевиков среди русских военнопленных Первой мировой войны. Часть 1 Политика, Первая мировая война, Статья, Большевики, Ленин, Пропаганда, Военнопленные, Война, Длиннопост

Мастерская по плетению лаптей и хлебопекарня в лагере Йозеф


В основные лагеря заселялись нетрудоспособные, унтер-офицеры и освобожденные от работ пленные. В это же время подавляющее большинство пленников размещалось там, где находилось их место работы, в небольших лагерях рабочих команд, а также поодиночке в домах работодателей, так как стала остро ощущаться нехватка рабочей силы, в связи с чем труд пленных применялся и на полях, и на заводах, и в районах боевых действий. Жизнь в рабочих командах в некотором смысле была легче, чем в основных лагерях, потому что была возможность общаться с местным населением, которое подкармливало узников.

Пропагандистская работа большевиков среди русских военнопленных Первой мировой войны. Часть 1 Политика, Первая мировая война, Статья, Большевики, Ленин, Пропаганда, Военнопленные, Война, Длиннопост

Рабочие команды


В большинстве случаев пленные офицеры помещались в специальных офицерских лагерях. Для этой цели были использованы старинные замки, крепости, здания некоторых курортов, старые казармы[2]. Группе в 5–10 офицеров разрешалось иметь одного ординарца.


В сентябре 1916 года военное министерство Германии и Австро-Венгрии предписало обеспечить всех пленных генералов лампами для чтения и письма. Офицеры были освобождены от принудительного труда. В условия их содержания были введены групповые прогулки за пределы лагеря в сопровождении незначительного числа охранников. Для этого офицер должен был дать письменное обязательство не предпринимать попытки побега за пределами лагеря.

Пропагандистская работа большевиков среди русских военнопленных Первой мировой войны. Часть 1 Политика, Первая мировая война, Статья, Большевики, Ленин, Пропаганда, Военнопленные, Война, Длиннопост

Комната пленных офицеров. Нейссе


Правовой статус военнопленных в международном праве определялся на основе принципов Женевской и Гаагской конвенций[3]. Плен был признан ограничением свободы человека с целью недопущения его участия в военных действиях, а не полным её лишением. Статья 4 Гаагской конвенции провозглашала гуманное обращение с пленными, к коим были отнесены сражавшиеся и не сражавшиеся, но входящие в состав вооруженных сил (ст. 3). Солдатам противника должны были предоставляться такие же условия проживания и питания, как для армии пленившего государства (ст. 7).


Пленным гарантировалась свобода совести, права на труд и на составление завещания. В связи с этим они получали статус дееспособных лиц[4]. Германский генеральный штаб издал положение о военнопленных ещё в 1908 году, в котором было сказано, что «государство считает военнопленных лицами, которые просто исполнили свой долг и повиновались приказам свыше. А потому в их пленении видит гарантию безопасности, а не наказания»[5]. Аналогичные нормы имело и законодательство Австро-Венгрии. Однако, несмотря на наличие чётко закрепленных и общепризнанных соглашений, выполнение некоторых положений оставалось только на бумаге. Фактически условия содержания пленных были тяжёлыми. Из-за отсутствия четкой процедуры наказания вследствие отступления от принципов конвенций (которые, в свою очередь, носили рекомендательный характер), практически все страны позволяли себе отступать от данных норм.

Пропагандистская работа большевиков среди русских военнопленных Первой мировой войны. Часть 1 Политика, Первая мировая война, Статья, Большевики, Ленин, Пропаганда, Военнопленные, Война, Длиннопост

Пытка русского военнопленного[6]


Коммунисты в лице РСДРП(б) наряду с общественными организациями решили помочь находившимся в плену соотечественникам. Для этого в 1915 году по инициативе Владимира Ильича Ленина партийный Комитет заграничной организации создал Комиссию интеллектуальной помощи русским военнопленным в городе Берн (далее по тексту — Бернская комиссия/Комиссия)[7]. Через сторонников большевиков и сочувствующих коммунистам в лагерях была налажена агитационно-пропагандистская работа. Комиссия, широко распространяя литературу, устанавливала связи с военнопленными, отвечала за пересылку денег в Германию[8], выявляла революционно настроенные элементы, которые становились проводниками влияния партии в лагерях. Руководство Комиссией осуществлялось в столице Швейцарии. Глава объединения Г.Л. Шкловский[9] регулярно информировал Владимира Ильича о проводимой работе, посылал ему наиболее важные письма военнопленных[10].


Стоит отметить, что немецкая сторона проводила двойственную политику. Её центральные военные и политические органы хотя и поощряли деятельность агитаторов, но при этом комендатуры, опасавшиеся распространения угрожающих буржуазии левых идей за пределами колючей проволоки, изымали листовки подозрительного содержания. Литература агитационного характера изымалась из официальных лагерных библиотек в ходе проверок, так как пропаганда среди пленных была запрещена всё теми же международными соглашениями[11].


Бернская комиссия проделала большую работу по политическому воспитанию военнопленных. Одним из способов просвещения являлись печатные издания. Еще до создания Комиссии существовала газета «Социал-демократ» — центральный печатный орган партии большевиков, выходившая в Швейцарии с конца 1914 года по начало 1917. В этом же году в Берне было положено начало выпуску журнала для военнопленных под названием «В плену». Однако в связи с бурным развитием революционных событий в России и подготовкой отъезда В.И. Ленина и его единомышленников на родину свет увидел только первый номер журнала. Активное участие в работе Комиссии принимала и Н.К. Крупская. Она написала для «В плену» две статьи. Первая называлась «Письмо старого пропагандиста к пленным», а вторая — «Будет ли народу жить легче после войны?». Обращаясь к военнопленным, Надежда Константиновна писала:


«Если хотите знать, что надо делать, чтобы избавиться от наёмного рабства, читайте социалистические книжки, толкуйте с товарищами, пользуйтесь случаем чтобы узнать правду»[12].


Корреспондентами Крупской были не только большевики, но и сочувствующие партии люди в германских лагерях: Альтенграбове, Коттбусе, Целле, Хаммерштейне, Лангензальце, Мюнстере, Альтдамме, Кальбе, Фридберге (Гессен), Бютове, Нойхаммере, в офицерских лагерях Нейссе и Магдебурге, и в австро-венгерском лагере в Фельдбахе.


Автор одного из писем, военнопленный Савельев, в своем обращении в Комиссию, адресованном «товарищу Марусе», от имени своих товарищей по лагерю просил прислать журнал «В плену». Письмо из Альтенграбова сообщало, что 30 апреля 1916 года в лагере состоялся большой митинг, посвященный празднику Международной пролетарской солидарности, в ходе которого с революционными речами и требованиями скорейшего возвращения на родину выступили четыре оратора. Завершился митинг внушительной демонстрацией военнопленных по улицам города и коллективным пением «Интернационала». Примечательны письма, в которых выражалась большая благодарность В.И. Ленину за мужественную деятельность и помощь военнопленным, восхищение бесстрашием большевиков — членов Государственной думы Г.И. Петровского, А.Е. Бадаева[13] и их товарищей. А также проклятия, но уже в адрес крайне правого депутата-монархиста В.М. Пуришкевича, требовавшего в Думе создания «сильной власти», способной вести войну до победного конца[14].


Н.К. Крупская вспоминала о работе большевиков под руководством своего мужа среди русских военнопленных: «Ещё когда мы жили в Берне, начата была и довольно широко поставлена переписка с русскими пленными, томившимися в немецких лагерях… Мы помогали, чем могли, писали им письма, посылали литературу. Завязался ряд очень тесных сношений. …В плен мы посылали нелегальную литературу, переслали брошюру Коллонтай о войне[15], которая имела громадный успех, ряд листовок и пр. За несколько месяцев до нашего отъезда в Цюрихе появились двое пленных: один — воронежский крестьянин Михалев, другой — одесский рабочий. Они бежали из немецкого плена, переплыв Боденское озеро. Заявились они в нашу цюрихскую группу. Ильич много с ними толковал… Михалев был куском живой жизни. Таким же куском были и письма пленных, присылаемые в нашу комиссию помощи пленным. Не мог уехать Ильич в Россию, не написав им о том, что больше всего волновало его в эту минуту»[16].


Примерно к середине марта 1917 года будущий глава советского правительства составил обращение к военнопленным, которое было выпущено отдельной брошюрой типографией социал-демократической газеты под названием «Товарищам, томящимся в плену». Вступление было посвящено описанию политической ситуации в России. Речь шла о начавшихся февральских событиях: «Революцию сделали рабочие и солдаты. Но власть, как это бывало и в других революциях, на первых порах захватила буржуазия».


Далее разъяснялось, какие истинные цели преследует новое капиталистическое правительство: «Оно не хочет создания в России демократической республики. Оно хочет только вместо плохого царя Николая II посадить на престол якобы „хорошего“ царя Михаила. Оно хочет, чтобы власть в России имел не сам народ, а новый царь вместе с буржуазией». Но в противовес этому создаётся новое правительство: «Рабочие и солдаты образовали Совет рабочих и солдатских депутатов. Каждая тысяча рабочих или солдат выбирает одного депутата. Этот Совет заседает теперь в Таврическом дворце в числе более чем 1000 уполномоченных. И он является действительно народным представительством. Совет добивается передачи царских и помещичьих земель в руки крестьянства. Совет добивается республики и не хочет и слышать о назначении нового „доброго“ царя. Совет требует права всеобщего и равного голосования для всех мужчин и для всех женщин. Совет добился ареста царя и царицы. Совет хочет создать наблюдательный комитет, который проверял бы каждый шаг нового правительства и который на деле сам стал бы правительством». Перечисляя требования Совета, Ленин подчёркивал, что данные меры направлены на установление свобод для рабочих и крестьян.


В конце своей работы Владимир Ильич напрямую обращается к военнопленным и приводит планы Временного правительства — «Говорят: в плену находится около 2 миллионов солдат; если они, вернувшись на родину, перейдут на сторону царя, мы можем еще опять посадить на трон Николая…». И подытоживает пламенным и ярким призывом:


«Вернитесь в Россию, как армия революции, как армия народа, а не как армия царя. Вернувшись на Родину, вы рассыплетесь по всей стране. Несите же в каждый отдаленный уголок, в каждую русскую деревню, исстрадавшуюся от голода, поборов и поруганий, — весть о свободе»[17].


Воззвание представляло собой конкретную программу практического действия военнопленных, солдат русской армии, находившихся в лагерях стран центрального блока. В форме листовки оно было распространено большевиками во многих лагерях. Редакционное приложение к воззванию гласило: «Товарищи! Продолжайте сноситься с комиссией помощи пленным — по адресу: Schweiz, Bern, Falkenweg 9, Dr. Schklowsky. Товарищи постараются по-прежнему присылать вам книги и пр.»[18].



Примечания


1. Кирш Ю. Под сапогом Вильгельма: из записок рядового военнопленного в 1914–1918 гг. М., 1925. Страница 42.

2. Жданов Н.М. Русские военнопленные в первой мировой войне 1914–1918 гг. М., 1920. Страница 190.

3. Альбат Г.П. Сборник международных конвенций и правительственных распоряжений о военнопленных. М., 1917.

4. Вторая конференция мира 1907. СПб., 1908. Страницы 123–131.

5. Жданов Н.М. Русские военнопленные в первой мировой войне 1914–1918 гг. М., 1920. Страница 27.

6. Стоит отметить, что данная фотография является постановочной на основании свидетельских показаний. Фотографировать факты нарушения международных соглашений в немецких и австрийских лагерях было строжайше запрещено.

7. Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Том 49. Страница 537.

8. Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Том 49. Страница 79.

9. Был исключен из ВКП(б) по обвинению в троцкизме в 1931 году.

10. Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Том 49. Страница 377.

11. Нагорная О.С. Другой военный опыт. Российские военнопленные Первой мировой войны в Германии (1914–1922). М., 2010. Страница 50.

12. Мальков А.А. Деятельность большевиков среди военнопленных русской армии (1915–1919 гг.). Казань, 1971. Страница 89.

13. В ноябре 1914 года были арестованы в числе других депутатов-социалистов и сосланы на поселение в Сибирь, где ими была продолжена революционная работа.

14. Бродский Е.А. Они не пропали без вести: Не сломленные фашистской неволей. М. ,1987. Страница 16.

15. Коллонтай А.М. Когда за кончиться война сентябрь 1917. М., 1972. Страницы 225–228.

16. Крупская Н.К. Воспоминания о В.И. Ленине. М., 1968. Страница 293.

17. Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Том 31. Страница 65.

18. Бродский Б.А. Указ соч. Страница 14.


Список источников и литературы


Альбат Г.П. Сборник международных конвенций и правительственных распоряжений о военнопленных. М., 1917. 84 с.

Белова И.Б. Возвращение русских военнопленных Первой мировой войны в Советскую Россию: историографический аспект // Вестник ВятГУ. 2014. № 4. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/vozvraschenie-russkih-voennoplennyh-pervoy-mirovoy-voyny-v-sovetskuyu-rossiyu-istoriograficheskiy-aspekt (дата обращения: 29.08.2019).

Бродский Е.А. Они не пропали без вести: Не сломленные фашистской неволей. М., 1987. 461 с.

Вторая конференция мира 1907.СПб., 1908. 382 с.

Гринштейн Б.И. В германском плену (1914–1920 гг.) Минск. Страница 115. [Электронный ресурс] URL: https://library.by/portalus/modules/historical_memoirs/readme.php?subaction=showfull&id=1496991515&archive=&start_from=&ucat=& (дата обращения: 19.03.2019).

Жданов Н.М. Русские военнопленные в первой мировой войне 1914–1918 г. М., 1920. 376 с.

Канаев И.Н., Кондратьев А.В., Щербинин П.П. Русская контрразведка и военнопленные в период Первой мировой войны 1914–1918 гг. // Вестник Тамбовского университета. Тамбов, 2009. Вып. 12.

Кирш Ю. Под сапогом Вильгельма: из записок рядового военнопленного в 1914–1918 гг. М., 1925. 104 с.

Крупская Н.К. Воспоминания о В. И. Ленине. М,. 1968. 290 с.

Левин К.Я. За колючей проволокой 1915–1917 гг., М., изд. Мол. Гвардия., 1931. 136 с.

Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Том 31. 670 с.

Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Том 49. 706 с.

Мальков А.А. Деятельность большевиков среди военнопленных русской армии (1915–1919 гг.). Казань, 1971. 271 с.

Нагорная О.С. Другой военный опыт. Российские военнопленные Первой мировой войны в Германии (1914–1922 гг.). М., 2010. 440 с.

Об отпуске средств на оказание помощи русским военнопленным в Германии. 19 июня – 8 декабря 1915 // РГИА. Ф. 1276. Оп. 11. Д. 879. Л. 13.

Теплицын В.Л. Возвращение домой. К истории военнопленных Первой мировой войны. М., 2011. 161 с.

Щеров И.П. Миграционная политика в России 1914–1922 гг., Смоленск, 2000.  314 с.

Показать полностью 6
16

Сбежавший Ленин, голодовка на хлебокомбинате, забастовка на госпредприятиях Канады | Хроники капитализма #16

Бодрящие новости, которые не покажут по ТВ.


В этом выпуске:

00:30 В Канаде массово бастуют работники государственного сектора

03:00 Работники Ногинского хлебокомбината объявили голодовку

07:19 В Эквадоре вспыхнули народные протесты

11:00 Рабочие Арсеньевского завода «Прогресс» в Приморье вышли на митинг против массовых сокращений

66

Пришло наше время

Пришло наше время Политика, Плакат, Революция, Коммунизм, Социализм, СССР, Дата, Классовая борьба

Революция — не вырванное из связи вещей событие, она не происходит в один день, не совершается волей отдельных личностей. Её нельзя навязать, осуществить против воли человечества, она происходит лишь по его единогласному требованию. Это процесс, который обусловлен жизнью и сам обуславливает жизнь. Это не воля судьбы или бога, это материальный, объективный и далеко не всеми еще понятый феномен.


Ростки революции поначалу незаметны глазу, но по мере человеческого развития проявляют себя в возникающих общественных противоречиях. И чем дальше, тем заметнее эти проявления. Первой яркой, но быстро угасшей искрой была Парижская коммуна. Полвека истории, прошедшие с момента её гибели, довели общество до чудовищной войны, голода, разрухи. Не было в сердцах людей надежды на будущее, впереди ждали лишь горе и нищета. До 1917 года. Тогда, в надежде на прекращение войны воля народа выплеснула наверх Временное правительство, впоследствии предавшее его чаяния. И лишь 7 ноября (25 октября) того же года, в день свержения Временного правительства, ярче прежнего разгорелось пламя. Это пламя в течение 74 лет горело и согревало сначала 1/7 часть суши, а затем — половину мира. Свет этого пламени освещал путь всего мира к лучшей жизни.


Именно так, а не иначе мы смотрим на этот день. Для нас этот день — символ процесса, который то капля по капле, то стремительным рывком прокладывает дорогу в светлое будущее, он напоминает нам, что наша борьба не напрасна, что направление, выбранное нами, верно. Поздравляем всё человечество с Днём Великой Октябрьской социалистической революции!

Показать полностью
-33

Кроссовер Хэллоуина и Дня народного единства в жанре сай-фай

Кроссовер Хэллоуина и Дня народного единства в жанре сай-фай Политика, Юмор, Плакат, Dead Space, День народного единства, Капитализм

Есть такая популярная в народе фраза: «когда же они нажрутся»? Так вот, эти «они» никогда не нажрутся, ими движет маниакальная тяга к самовозрастанию. Одержимые ей, «они» стремятся поглотить всю планету. «Они» пытаются проникнуть в наш разум и убедить нас, что «они» нам не враги, что мы все едины. Мы одно целое. «Наша страна». «Наше достояние». Только вот прибыль от «нашего достояния» почему-то далеко не наша. С целью отвлечь нас от подобных мыслей, ввести нас в заблуждение, «они» используют государственные институты, в том числе церковь.


И поэтому в этот прекрасный День «народного единства» мы решили проиллюстрировать такое положение вещей соответствующим образом. Кроссовер Хэллоуина и Дня народного единства в жанре сай-фай.

Показать полностью
-7

The New York Times: «Чернобыль» — фильм-катастрофа

The New York Times: «Чернобыль» — фильм-катастрофа Политика, Перевод, New York Times, Чернобыль, HBO, Голливуд, СССР, Длиннопост

Весной 2019 года чернобыльская катастрофа очередной раз напомнила о себе всему миру — телеканал HBO показал мини-сериал «Чернобыль», посвященный тем трагическим событиям. Лента мгновенно получила высшие рейтинги и культовый статус как на Западе, так и у нас.


В то же время «Чернобыль» породил несчётное количество «холиваров» — яростных интернет-споров. В защиту и против сериала были написаны километры текстов, отсняты сотни часов видеороликов. И хотя сейчас комментарии утихли, эта тема всё так же жива. Как происходящие под саркофагом химические реакции, этот сериал отравляет жизнь и историю человечества.


Для того, чтобы убедиться, что при капитализме «никакой пропаганды нет», всё честно и правдиво, предлагаем вам непредвзятый взгляд со стороны, от американского журналиста The New York Times Майка Хэйла.



«ЧЕРНОБЫЛЬ» — ФИЛЬМ-КАТАСТРОФА


Пятисерийный мини-сериал «Чернобыль» берёт историю о реальной катастрофе и превращает её в скрипучий и обычный фильм-катастрофу.


Как драматизировать большую катастрофу? Чернобыльская ядерная катастрофа 1986 года — тема, наполненная захватывающими деталями и историческим и научным смыслом. Но как история она сложна для охвата — растянутая и без конца повторяющаяся, зависящая от скрытых особенностей физики и техники, отмеченная бездействием и крупномасштабным действием, которое заканчивается ничем.


«Чернобыль», мини-сериал из пяти частей, начинающийся в понедельник на канале HBO (совместно с британской сетью Sky), использует то, что вы можете назвать советским методом повествования. Хотя это полный абсурд, ведь один из посылов сериала заключается в том, что советские методы не работают. Но вот что мы имеем: навязывание упрощенного повествования прошлого, искажение событий с целью создать плоских героев и злодеев, до крайности обобщенный символизм.


Безусловно, приёмы советской пропаганды очень схожи с приёмами Голливуда. Вот и в «Чернобыле» сценарист Крейг Мейзин (вторая и третья части «Мальчишника») и режиссер Юхан Ренк берут это беспрецедентное для истории человечества происшествие и превращают его в скрипучий и заурядный, а также затянутый больше обычного фильм-катастрофу.


Мейзин, создатель сериала, начинает рассказ (после короткого пролога) с момента после взрыва, уничтожившего новейший из четырех реакторов Чернобыльской АЭС, расположенной на территории нынешней Украины. Это дезориентирующая, неотразимая последовательность — как и операторы станции, мы не знаем, что сейчас произошло, и мы беспомощно следуем за ними, когда они сквозь пылающие обломки на безуспешныезадания, поглощая огромные дозы радиации, которые убьют их за недели.


Оттуда шоу продвигается затянутыми эпизодами, демонстрируя зрителю знакомые основные моменты чернобыльской истории. Формируется правительственная комиссия, эвакуируется моногород Припять, а пожарные и инженеры в ужасных муках гибнут в радиационном отделении московской больницы № 6. Солдаты и рабочие, призванные со всего Советского Союза, берутся за ряд смертельно опасных миссий, ставших впоследствии легендарными: открытие запорных клапанов под ядром реактора, рытьё тоннеля под реактор для охлаждения расплавленного радиоактивного топлива, очистка крыши третьего энергоблока.


Мейзин подводит к финалу искусным образом: используя показания суда над руководителями завода как способ вернуться назад во времени, рассказывает о начале истории, неудачных испытаниях безопасности, приведших к взрыву. Но сцена не имеет той силы, которая должна была бы быть, потому что, как и многое из того, что мы видели раньше, она переносит выдуманную вольность за рамки в вымысел и мелодраму.


В поисках трагического героя, вокруг которого можно построить историю, Мейзин выбрал физика-ядерщика Валерия Легасова (Джаред Харрис) — отчасти, возможно, потому, что чернобыльский опыт привел того к самоубийству. Ключевым образом вовлечённый в ликвидацию последствий катастрофы, Легасов был в основном хорошим аппаратчиком, отстаивал линию партии, доказывая, что к взрыву привела ошибка оператора, а не недостатки в конструкции советского реактора


Легасов отрекался от своего заявления перед смертью в различных интервью, ставших возможным благодаря быстрому прогрессу перестройки Михаила Горбачева. В «Чернобыле», однако, Мейзин ставит Легасова на место свидетеля на суде и, рисуя абсолютную выдумку, вкладывает в его уста речь осуждения советского угнетения и замалчивания, после чего его отводят в заднюю комнату КГБ.


Трансформация Легасова в дерзкого разоблачителя и мученика, сопровождающееся апофеозом в зале суда из фильма «Убить пересмешника», является лишь одним из примеров склонности сериала к голливудской напыщенности — показать нам вещи, которых не было. Работники, которые вызываются добровольцами и входят в здание реактора, чтобы открыть водяные клапаны, делают это в стиле «Спартака» — торжественно вставая и произнося свои имена. Шахтеры, привезенные для раскопок под раскаленным ядерным ядром, глумятся над радиацией, работая нагишом. В течение нескольких дней после взрыва из реактора вырывается высокий столб чёрного дыма, а не маленькие облачка белого пара, как это было в реальной жизни.


Самая большая и притянутая за уши выдумка — создание вымышленного персонажа, белорусской женщины-ученого, которую играет Эмили Уотсон. Она фиксирует подозрительно высокие показатели радиационного фона в Минске и, как по волшебству, нелепейшим образом перетягивает историю на себя. На протяжении всего сериала она вездесуща: имеет влияние на следственную комиссию, сидит на совещаниях с Горбачевым, вторгается в правительственные архивы, беседует с инженерами на больничных койках, в одиночку раскрывает загадочную историю неисправного реактора. (Если Мейзин хотел разбавить историю, в которой доминировали мужчины, выдающимся женским персонажем, то почему он обошел вниманием Марию Проценко – архитектора, спроектировавшего Припять и руководившего эвакуацией населения?)


Все пять часов Мейзин ставит галочки напротив большинства относящихся к катастрофе фактов. Но его дешевые сценические постановки — в том числе уморительные моменты, где Борис Щербина (Стеллан Скарсгаард), заместитель председателя Совета Министров СССР, отвечающий за энергетику, задает вопросы наподобие «как работает ядерный реактор?», чтобы Легасов мог объяснить это нам — отвлекают от настоящей трагедии катастрофы. Так же, как и постоянное чувство близящейся беды, подкрепленное жужжащими гейгеровскими шумами в саундтреке, или засилье советских стереотипов о мужественно переносящих невзгоды и равнодушных к радостям жизни крестьянах и угрожающих властных людях.


В то время, когда документальные мини-сериалы, вероятно, являются самой сильной и интересной областью телевидения, очень жаль, что Алекс Гибни или Эми Берг не попали в Чернобыль первыми.


Источник:

The New York Times: ‘Chernobyl,’ the Disaster Movie

Показать полностью
-11

Человек Грефа, частное здравоохранение, каждой школе — по Дудю | Товарищ #16

В поисках новой ступени эволюции Герман Греф пришел к сенсационному выводу — наше общество тормозят советские пережитки, в частности остатки былой системы образования. К его священному походу против совка присоединилась и министр просвещения Васильева, для которой «учитель — в первую очередь популяризатор».


На социальном фронте этой войны без перемен... богатые богатеют, бедные беднеют.

Разбираетесь в смартфонах? Докажите!

Сейчас каждый мнит себя знатоком техники. Насмотрелись обзоров на ютубе и все туда же. Snapdragon, Super AMOLED, 4K, динамический диапазон, форм-фактор и куча других терминов. Все все знают и умеют. А вы в своих силах уверены?


Тогда вперед, проходить наш тест, который мы сделали вместе с HONOR. Попробуйте ответить правильно на все 10 вопросов и показать, что вы и правда разбираетесь в смартфонах.

Отличная работа, все прочитано!