Фильтры
173

История острова Святого Патрика.Часть третья

Великий голод.

История острова Святого Патрика.Часть третья Ирландия, Голод, Геноцид, Эмиграция, Видео, Длиннопост

Часть первая:

История острова Святого Патрика


Часть вторая:

История острова Святого Патрика. Часть вторая

Отец мой, часто слышу я об Эрин разговор,

Ее холмах, полях, лесах, о склонах диких гор.

Прекрасней нет другой страны, там принц охотно б жил.

Зачем покинул ты ее, причину мне скажи?

Ах, сын, поверь, страну свою я преданно любил,

Но как-то раз неурожай весь скот мой погубил.

Не смог я ренту уплатить всего за год один,

И по такой причине злой покинул Скибберин...

Скибберин-город в графстве Корк. Здесь в братской могиле хранятся останки около 10 тысяч жертв голодной смерти.

История острова Святого Патрика.Часть третья Ирландия, Голод, Геноцид, Эмиграция, Видео, Длиннопост

Южная Африка.


Вот ирландец.У него вид человека, измученного нуждой и непосильным трудом. Внезапно он подскакивает, точно в приступе умопомешательства. Он кричит, воет, мечется из стороны в сторону и разражается потоком ругательств на своем гортанном кельтском языке:

—Арра! Арра! Бедарра! Братья мои, я умираю! Я задыхаюсь от радости! Арра! Мои дети будут богаты!...А я смогу пить виски! Алмаз в семьдесят пять каратов! Это пять тысяч фунтов стерлингов!

Новость мигом облетает весь прииск, и лихорадочное исступление возрастает, хотя это уже как будто и невозможно.

Луи Буссенар.


Австралия.


На лай четырех собак, возвестивших о появлении чужих людей, из дома вышел человек лет пятидесяти, с располагающей наружностью. За ним показались пять красивых, здоровых молодцов, его сыновей, и высокая, крепкая женщина, их мать. Картина была ясна: этот человек, со своими бравыми домочадцами, среди новых построек, в этой почти девственной местности, представлял собой законченный тип колониста-ирландца, который, устав от нищенской жизни на своей родине, отправился искать достатка и счастья за моря.

Не успели путники представиться, как уже раздались сердечные слова хозяина:

–Чужеземцы, милости просим в дом Падди О'Мура!

–Вы ирландец?–спросил Гленарван, пожимая руку колониста.

–Был им,–ответил Падди О'Мур,– а теперь я австралиец. Кто бы вы ни были, господа, входите и будьте как дома.

Жюль Верн.


Северная Америка.


–Как тебя зовут?

–Джордж Лич, сэр,–последовал угрюмый ответ; видно было, что юнга догадывается, зачем его позвали.

–Фамилия не ирландская,–буркнул капитан.–О'Тул или Мак-Карти куда больше подошло бы к твоей роже. Верно, какой-нибудь ирландец прятался у твоей мамаши за поленницей.

Я видел, как у парня от этого оскорбления сжались кулаки и побагровела шея.

–Ну, ладно,–продолжал Волк Ларсен.–У тебя могут быть веские причины забыть свою фамилию,–мне на это наплевать, пока ты делаешь свое дело. Ты, конечно, с Телеграфной горы(Сан-Франциско). Это у тебя на лбу написано. Я вашего брата знаю. Вы там все упрямы, как ослы, и злы, как черти. Но можешь быть спокоен, мы тебя здесь живо обломаем. Понял?

Джек Лондон.


Всадник без головы.

Майн Рид.


Помню, как я в школьные годы размышлял, почему в приключенческих книгах, события в которых происходят в различных частях света, так часто упоминаются представители Ирландии?

Тогда я не знал, что причиной и последствием их расселения по всему миру, было ужасное событие, которое называют - Великий голод.

История острова Святого Патрика.Часть третья Ирландия, Голод, Геноцид, Эмиграция, Видео, Длиннопост

В середине 19 века в Ирландии разразилась страшная катастрофа. До сих пор идут споры, что это было - природное бедствие или намеренный геноцид коренного населения.


Обширные земли в этой стране принадлежали английским лендлордам, многие из которых брали с ирландцев огромную ренту за землю, а их труд оплачивали очень скупо.

Тысячи мелких фермеров жили в крайней нищете. Мясо и многие другие продукты были доступны только по самым большим праздникам, и они выращивали картофель—культуру для них наиболее доступную: дешевую, питательную и неприхотливую.

История острова Святого Патрика.Часть третья Ирландия, Голод, Геноцид, Эмиграция, Видео, Длиннопост

На лето 1845 года возлагались большие надежды, ожидали хорошего, здорового картофеля. Однако погода в то лето была странной. Летняя жара перемежалась грозами, туманами и большими температурными перепадами, необычными для Ирландии. Суеверные крестьяне с тревогой смотрели в будущее. В сентябре их опасения подтвердились-большая часть урожая картофеля погибла.

Люди впали в отчаяние, искали объяснения и приходили к нелепым выводам, обвиняли и луну, и туман, и заморозок, и восточные ветры, и даже молнии. Что же случилось?


Виноват в трагедии скромный грибок—фитофтороз. Занесенный в Ирландию, как предполагают, на корабле из Америки, он заразил почву, а затем и картофельные растения. Ветер, дождь, туманы и насекомые переносили болезнь с пораженных растений на здоровые.

История острова Святого Патрика.Часть третья Ирландия, Голод, Геноцид, Эмиграция, Видео, Длиннопост

В следующем сезоне 1846 года на посадку пришлось брать заражённые клубни или низкокачественный семенной картофель—всё то, что удалось сохранить. Но это вылилось лишь в новые неурожаи. Многие крестьяне остались без работы, люди впали в отчаяние. Они попытались найти то, что можно есть. Вблизи от берега добывали мидий и другие морепродукты (часто крестьяне травились, потому что не знали, что можно есть без опаски), заметно участилось воровство овец. Кому-то везло: удавалось добыть дичь, другие пытались есть растения. Но ничто не заполнило пропасть, оставленную погибшим картофелем.


Зима 1846—1847 годов выдалась на редкость холодной. Началась эпидемия тифа. Ирландцы массово умирали.

На фоне этих событий английские лендлорды, задрали плату за свои земельные наделы. Мало кто из арендаторов мог им платить, и в результате тысячи семей лишились своих земельных наделов. Судебные приставы выселяли их на улицу где их ждала голодная смерть.

История острова Святого Патрика.Часть третья Ирландия, Голод, Геноцид, Эмиграция, Видео, Длиннопост

Голод в Ирландии начался как стихийное бедствие чрезвычайной величины, но его последствия были серьезно ухудшены действиями и бездействием правительства. Многие представители британского высшего и среднего классов верили, что голод—это Божий суд, акт Провидения над католиками-ирландцами.


Сэр Чарльз Тревельен, который отвечал за управление Ирландской политикой, имел значительное влияние на решения парламента. Хуже кого то на этой должности невозможно представить, Тревельен крайне негативно относился к ирландцам.

Приказав закрыть программы помощи, которые действовали с начала бедствия, он считал,что если британское правительство даст Ирландии все необходимое для выживания, ирландский народ будет полагаться на него вместо того, чтобы решать свои проблемы. Ирландия должна исправиться и лучшим решением является невмешательство.


Когда ему указали что весь остров завален мёртвыми, Тревельен сказал:


"Трупы вдоль дороги-это симптом того, что ирландцы напиваются на похоронах и слишком ленивы, чтобы копать могилу. Ирландское население превысило свою производительность и только что достигло своих естественных пределов, они должны просто умереть. Зло, с которым мы должны бороться,- это не физическое зло голода, а нравственное зло эгоистичного, порочного и беспокойного характера народа".


27 апреля 1848 года Тревельен был произведен в рыцари ордена Бани...

История острова Святого Патрика.Часть третья Ирландия, Голод, Геноцид, Эмиграция, Видео, Длиннопост

А что же будущая "бабушка Европы", королева Виктория, которой так восхищался мистер Шерлок Холмс, когда из револьвера выстреливал ее вензель"V.R."на стенке своей спальни, чем доставлял крайнее неудобство миссис Хадсон и всем соседям?

Какой же невинной и чувствительной она изображена в сцене этого сериала, когда спрашивает Чарльза Тревельена чем помочь ирландцам:

В реальности Виктория была жирным колобком полтора метра роста, прозванной"Королевой голода", которая почти ничего не делала, чтобы облегчить участь своих ирландских поданных, не считая личного взноса в 2000 фунтов стерлингов, что было каплей в море этой трагедии.


Фотография королевы со своей старшей дочерью, снято около 1845 года.

История острова Святого Патрика.Часть третья Ирландия, Голод, Геноцид, Эмиграция, Видео, Длиннопост

Всё это происходило при экспорте зерновых и мяса на рынки и прилавки магазинов Англии. Бедняки не могли ими питаться, из метрополии были присланы дополнительные войска для защиты владений лендлордов, где это всё производилось. Малейшие протесты и попытки сопротивления жестоко подавлялись.


Протестантские священники организовывали благотворительную раздачу супа. Но взамен требовали отказ от католической веры. Кто то доведённый голодом и отчаянием соглашался, но многие предпочитали умереть, чем сменить свою веру.


Кроме голода и тифа ирландцев косили дизентерия, цинга и холера. За четыре года бедствия умерло более миллиона человек...


В 1849 году ирландец Уильям Гамильтон стрелял в Викторию. Это была не первая и последняя попытка покушения на королеву за время её правления. Его приговорили к семилетней каторге.

История острова Святого Патрика.Часть третья Ирландия, Голод, Геноцид, Эмиграция, Видео, Длиннопост

Что же оставалось делать? Бежать...Бежать с"проклятого"острова, со своей родины, чтобы выжить.


Эмиграция ирландцев в Новый Свет и другие места шла с начала 18 века. Но с 1845 года она увеличилась в десятки раз. Тысячи кораблей перевозили тысячи ослабших от голода людей в Америку. Справедливости ради скажем, что некоторые лендлорды поддерживали своих арендаторов и помогали им выехать из страны. Но это были эпизоды и большей части эмигрантам приходилось самим добывать средства на дорогу. Нередко из целой семьи уехать могли лишь один-два человека. Тысячи так никогда и не увидели своих родных.


Многие из тех кораблей к тому времени давно отслужили своё, на некоторых когда-то перевозили рабов. Для пассажиров не было предусмотрено практически никаких удобств: люди вынуждены были ютиться в страшной тесноте, неделями жить впроголодь в антисанитарных условиях, многие заболевали и умирали в пути.


Ирландию в те годы покинуло около 2 миллионов человек...


"Плавучие гробы"- так называли корабли перевозившие ирландцев.

История острова Святого Патрика.Часть третья Ирландия, Голод, Геноцид, Эмиграция, Видео, Длиннопост

Вскоре четверть населения городов восточного побережья США составляли ирландцы. Приток иммигрантов вызвал негативное отношение к ним значительной части американского общества. У них не было работы, не было денег, они не знали языка, в основном они говорили на ирландско-гэльском. Будучи"коренными",местные оскорбляли ирландцев, так как считали себя настоящими американцами. Опять же религиозные различия.

Хотя переселенцы писали своим оставшимся в Ирландии родным и друзьям о всех тяготах пути и жизни в развивающейся Америке, поток эмигрантов после"Великого голода"было уже не остановить. Предки американского президента Джона Фицджеральда Кеннеди и промышленника Генри Форда прибыли на"плавучих гробах"...


Большинство потомков переселенцев из Ирландии проживают в странах английского языка: США, Австралии, Великобритании. Несколько меньшее участие ирландцы приняли в формировании населения Канады и Новой Зеландии.

В США и Австралии ирландцы являются вторым по значимости этническим компонентом, в США после немецких иммигрантов, в Австралии после англичан.


Сегодня в мире проживает более 70 миллионов людей с ирландскими корнями...


Мемориал ирландцам в Филадельфии.

История острова Святого Патрика.Часть третья Ирландия, Голод, Геноцид, Эмиграция, Видео, Длиннопост

Конец третьей части.


В городе Чикаго

Как вечерние тени падают

Есть люди, мечтающие

о Холмах Донегола

1847 год был годом, когда все началось

Смертельные боли голода изгнали миллион с земли

Они путешествовали не для славы

Их мотив не был жадностью

Путешествие на выживание через бурное море


В город Чикаго...

https://vk.com/hernandocortes

Показать полностью 10 7
447

Китай выделит Кыргызстану 100 млн долларов. Что в этот раз отдадут за долги?

Китай выделит Кыргызстану 100 млн долларов. Что в этот раз отдадут за долги? Китай, Политика, Кыргызстан, Долг, Центральная Азия, Длиннопост

На днях в рамках саммита ШОС в Душанбе, столице Таджикистана, состоялась встреча главы МИД Китая Ван И с президентом Кыргызской Республики Садыром Жапаровым. В ходе встречи стороны полюбезничали о дружеских отношениях между государствами и добрососедстве, поговорили о развитии сотрудничества в разных сферах, в вопросах безопасности, торговле и т.п, в общем, провели типовую дипломатическую встречу.

Из интересного – Ван И заявил о готовности Поднебесной выделить 100 млн долларов (650 млн юаней) Бишкеку чтобы поддержать развитие страны в социально-экономическом плане. Кроме того, китайские коммунисты приправят данную сумму миллионом доз вакцин против коронавируса, чтобы предложение стало и впрямь безотказным. Многие, незнакомые с кыргызско-китайскими отношениями спросят: «С какой стати вообще Кыргызстану отказываться от китайских денег?», – ответ прост – долги.

Китай – это не та страна, которая даёт и прощает. Китай как Север и слоны: Китай помнит.

Китай выделит Кыргызстану 100 млн долларов. Что в этот раз отдадут за долги? Китай, Политика, Кыргызстан, Долг, Центральная Азия, Длиннопост

В рамках своей программы «Один пояс, один путь», Пекин вкладывает огромные деньги в страны Центрально-Азиатского региона. Проблема заключается в том, что, как правило, большинство финансов расходуется неэффективно, половина из них уходит коррумпированным чиновникам, другая половина уходит на строительство заведомо проигрышных проектов. Выделяя деньги, Пекин не просто безвозмездно передаёт их главам регионов. Есть условия. Вы должны нанять на эти деньги именно китайских рабочих, использовать исключительно китайское оборудование, с которым не умеют работать местные специалисты. Более того, их даже учить никто не будет. Коммунистическая партия работает в долгий срок и создаёт условия для постепенной экономической экспансии при поддержке мягкой силы. В результате, во многих районах Кыргызстана, Узбекистана, и Казахстана появляются целые китайские города, где местные жители превращаются в меньшинство, теряют свою идентичность и притесняются.

Более того, не редки случаи, когда чтобы выйти из долговой кабалы главам государств приходится принимать волевое решение и отдать китайцам часть земли, природные ресурсы и месторождения, и другие национальные богатства. Ярким примером является кыргызское месторождение Жетим-Тоо. Его собирались передать Китаю в счёт безмерного долга (более 2 млрд долларов). Однако новость просочилась в СМИ и народ взбунтовался. Официальному Бишкеку пришлось отказаться от данной затеи.

Брать или не брать, вот в чём вопрос? Разумеется, Бишкек примет подношение, однако будет ли от этого польза простому люду, даже от вакцин? Учитывая, что переданные Россией ПЦР тесты до сих пор хранятся на складах, выделенные Исламским банком развития (ИБР) в 2020-ом 15 млн долларов на покупку респираторов и 30 медицинских машин скорой помощи были на половину разворованы: купили лишь 15 автомобилей, которые до сих пор стоят на стоянках и ждут пока пройдут бюрократические проволочки с проверками. Таких случаев сотни, и десятки тысяч ещё на подходе. Кыргызстан, тем не менее, становится должен Китаю. А долги придётся возвращать.

Китай выделит Кыргызстану 100 млн долларов. Что в этот раз отдадут за долги? Китай, Политика, Кыргызстан, Долг, Центральная Азия, Длиннопост
Показать полностью 2
199

ГРАНДАСАНГО. ИГРА МЕНЯЮЩАЯ ЖИЗНЬ (Хохлова,Орлов) в озвучке Necrophos [Лучшие Истории Осени]

Иди, где не ждут,
Бери, что дают.
Колоду собери
– жизнь измени...

Боль тупым шилом постучала в висок. С трудом оторвав отяжелевшую голову от подушки дивана, Иветта обвела сонным взглядом крошечную спаленку двухкомнатной квартиры.

Кто-то пел. Не в этой комнате, в коридоре.

Не громко, но отчетливо, в коридоре квартиры Иветты Борисовой кто-то пел песню о необходимости собрать колоду карт. Пел слабым голоском, ужасно фальшивил и бесцеремонно дёргал ящички старого серванта. Заставив себя встать, Иветта отбросила истлевшую до фильтра сигарету (как только диван не подожгла!) и, пошатываясь, побрела на звуки.

Потемневшее дерево, испещренное морщинами и прорезями, ещё не совсем утратило блеск. Звериные лапы вместо скучных ножек стояли крепко, а шишки по бокам верха серванта выглядели как новые. В резных дверцах поблескивали ромбы хрустальных вставок, за которыми прятались чашки, ложки, сахарница и чайничек с заваркой. Ниже, на полочке для всякой всячины, стояли коробочки, шкатулочки, стакан с бабулиными расчёсками и прочие мелочи. И всё это просто ходило ходуном! Худая, слегка кособокая девица в нелепых очках безжалостно тормошила рассохшиеся ящики и шарила в них тощими ручонками.

– Ты, что делаешь?! Чего роешься?! – заорала Иветта, превозмогая головную боль. – Ты кто такая?! – сорвав со стены красную сувенирную веревку «обезьяний кулак», завязанный большим и тугим морским узлом, Борисова принялась охаживать незваную гостью по костлявой спине и бокам. Взвизгнув, гостья забилась в угол, прижимая к груди маленький картонный прямоугольник. Потом забормотала, унижено и перепугано: – Веточка, ну чего ты? Чего?

Незнакомка оказалась не такой уж и незнакомой.

– Лизка? Лизка Фрейзе? Сколько лет, сколько зим! Какими судьбами?

– Ты мне сама позвонила в три часа ночи, – простонала Лиза, вставая с пола. – Сказала срочно приезжай.

– Зачем? – искренне удивилась Иветта.

С Фрейзе они были знакомы с юности – зависали в одной компании, но никогда особо не дружили, просто чудо, что у неё сохранился лизин номер телефона.

– Я тебе звонила три дня назад, не помнишь? – спросила Лиза. – Ты меня послала, а сегодня сама ночью позвала. Поесть просила привезти. И выпить… Я сразу сорвалась и поехала, даже на работе никого не предупредила, – почти с гордостью заявила Лиза. – Хорошо, что ты дверь не забыла оставить открытой, а то…

– Ну да, ну да.

Последние слова Лизы о том, что она сорвалась и приехала, никого не предупредив, царапнули память Иветты, напомнив ей кое-что далёкое из прежней жизни.

Когда Иветта Борисова была ещё подающей большие надежды спортсменкой, а также заводилой в весёлой компании, на одной из пляжных тусовок или туристических вылазок за МКАД, к ним, молодым и дерзким, прибилась чудаковатая Лизка Фрейзе. По виду – откровенный ботан, по разговорам – тихий, но лютый фрик. Такие девочки-припевочки дома должны сидеть, крестиком вышивать, мамкам в рот заглядывать, а не шляться с кем попало, где попало.

Запомнился Иветте случай. Однажды, отдыхая на турбазе, девчонки решили совершить марш-бросок за продуктами в соседний посёлок. И нарвались на кучку невменяемых байкеров. Окружив их, байкеры потребовали женской ласки. Заявили, что никого не отпустят, пока хотя бы одна из подруг не согласится составить им компанию. Иветта была неробкого десятка, но, честно говоря, струхнула она тогда сильно. Неизвестно, чем бы это всё закончилось, скорее всего, ничем хорошим, если бы позади самого страхолюдного из байкеров по имени Мирон не приземлилась бы Фрейзе. Крепко обняв гамадрилоподобного мотоциклиста за мощную жирную спину, она с совершенно гагаринской интонацией сказала: «Поехали!» И, помахав подругам на прощание, кося лупатыми глазками за толстыми стёклами очков, исчезла в неизвестном направлении дня на два. Так Фрейзе получила репутацию стрёмной, но безбашенной оторвы, способной решительно на всё.

– Так чего рылась в бабкином серванте? – спросила Иветта, рассматривая стоящие на кухонном столе привезенные Лизой продукты: бутылку водки «Белая Гора», хлеб, банку домашних маринованных огурцов и качалку колбасы «Сервелат финский с сыром».

– Вот, – смущенно улыбнувшись, Фрейзе выложила на стол бумажный прямоугольник, что держала в руке. – Искала карту. Карта была странной, явно не игральной. Мужчина в оранжевой робе сидел на нарах и смотрел на закат сквозь маленькое окошко с решеткой. Сверху в золотом вензельке поблескивала цифра «21», на рубашке карты сверкал девятью куполами собор. Купола были без крестов.

– Это что?

– Грандасанго! – разливая водку, ответила Фрейзе. – Помнишь, я рассказывала?

– Нет, – презрительно фыркнула Иветта. – Хотя постой, не та ли это игра, из-за которой тебя до трусов раздели и обыскали? Фрейзе расхохоталась, попыталась, смеясь, опрокинуть в себя рюмку водки, поперхнулась и закашлялась, а Иветта вспомнила второй случай. Случай, после которого Лизу в их компании стали считать чем-то вроде «местечковой» сумасшедшей, на безобидные бзики которой можно смотреть сквозь пальцы.

Лизу застукали, когда она шарила по чужим сумкам и карманам одежд, что лежали сваленными в кучу на веранде дачи, пока все остальные жевали шашлыки. Побить её не успели, потому как она сама, не дожидаясь проблем, вывернула свою самодельную, расшитую бисером сумочку, в которой были ключи и две жестяные коробочки со странными картами. Невзирая на собачий осенний холод, Фрейзе быстренько разделась до исподнего, тем самым, продемонстрировав, что ни у кого ничего не взяла и не украла. На справедливое требование общественности объяснить своё криминальное поведение, Лиза понесла такую пургу, что мало кто дослушал её до конца. Многие, махнув рукой, уходили по своим делам, ушла и Иветта, уловив напоследок слова о том, что Фрейзе с раннего детства собирает волшебные карты, а найти их можно только в самых неожиданных местах, нередко с риском для здоровья и жизни.

– До сих пор ищешь свои волшебные карты? Ты хуже маленького ребенка! – покатилась со смеху Иветта.

– Да-да, – закивала головой Лиза, подсовывая Иветте бутерброд.

– После первой не закусываю, – гордо отвергла бутерброд Иветта. – Я вообще теперь не закусываю, – с тихой злостью заметила она. – Ну, давай, рассказывай! – велела она Лизе. – Как живешь?

– Что рассказывать, Веточка? – смешно скособочившись, ответила Лиза. – Не замужем, детей нет, ухажеров тоже, ну, кроме Мирона. Ты, наверное, его не помнишь, – махнула она лапкой-ручкой, напомнив Иветте неуклюжего хорька. – Он подвозит меня иногда на работу. Я в краеведческом музее завхозом работаю. Лучше ты рассказывай!

– Муж объелся груш, – саркастически ухмыльнулась Иветта. – Из спорта меня попёрли, скрытый порок сердца нашли и кучу разной хрони, что с возрастом должна обостриться. Спасибо маме с папой за гены и заботу.

– Да, что ты, Веточка… – похоже, искренне огорчилась Лиза. – Мне так жаль.

– Не хочу об этом, – сказала Иветта. – Давай, рассказывай ты.

– Что?

– Что хочешь! Хоть про игру свою дурацкую расскажи. Соскучилась я по твоему бреду, не слышала давно.

И Фрейзе рассказала Иветте о старинной карточной игре. По словам Лизы, игра заключалась в поиске особых карт Грандасанго. Чтобы найти такую карту, нужно, говоря современным языком, «выйти из зоны комфорта». Например, пойти утром на работу, а потом вернуться с полдороги, наплевав на выговор за опоздание или прогул, запрыгнуть в первый попавшийся автобус, выехать в незнакомый район, зайти в первый попавшийся подъезд любого дома, открыть (взломать!) рандомно почтовый ящик и… Очень может быть, что искомая карта окажется там.

– Так ты, поэтому в серванте шарила? И поэтому ко мне и сорвалась? – догадалась Иветта. Лиза лишь смущено пожала плечами. – Не верю, что карту здесь нашла.

– Здесь, Веточка, в верхнем ящике, где ручка сломана, – заискивающе улыбнулась Лиза.

– Хм, – Иветта взяла карту в руки и стала рассматривать купола. – Ну, допустим. И что ты с ней делать собираешься?

– Ничего, – вздохнула Лиза. – Пойдет в обменный фонд. Расстегнув бисерную сумочку, висевшую у неё на плече, Фрейзе вынула из неё две жестяные коробки – темно-желтую в серую полоску и зеленую в оранжевых сердечках. Открыв коробку с сердечками, Лиза достала из неё двадцать карт.

– Мой обменник, – с гордостью сказала она. Присмотревшись, Иветта заметила, что все карты были с разными рубашками и по цвету, и по рисунку.

– Они из разных колод? – предположила Иветта.

– Да. Разложив карты в четыре ряда, по пять штук рубашками вверх, Лиза предложила Иветте вытянуть над ними ладонь – ради смеха. Борисова согласилась. Далее произошло нечто странное: карты «упали» Иветте на ладонь! Не все, только две. Но как они это сделали! Упали вверх! Взлетели, слово металлические пластины, притянутые магнитом, и ударили в ладонь со смачным громким шлепком, будто на пол свалился помидор.

– Они тебя выбрали! – захлопала в ладоши Лиза.

– Бред! Что за фокус? – воскликнула Иветта, стряхивая карты на стол.

– Хочешь посмотреть, что за карты тебе достались? – не отвечая на вопрос, сказала Лиза. Она взяла карты в руки. – Смотри, эта колода называется «Аква Олимпик».

По окантовке карты золотыми буквами легла надпись: «Не победа, но участие», рубашка была разрисована олимпийскими кольцами и волнистыми узорами, на обратной стороне вверху стояла цифра «8». На картинке схематично изображался пустой бассейн с трамплином, но вот вода в бассейне была как настоящая – по ней расходились круги, будто кто-то вот-вот, мгновение назад, спрыгнул с вышки и лихо ушёл под воду, не оставив за собой брызг. От воспоминания о спорте у Веты на глаза навернулись слёзы.

– А это колода «Дольче Вита».

Иветта зачарованно разглядывала картинку, где вверху стояла цифра «31», где тоже была вода и… ноги.

– Будто твои ноги нарисованы, правда, Веточка? Действительно, длинные стройные ноги, разделенные узкой полоской голубого купальника, с тонкими щиколотками и аккуратными коленными чашечками очень походили на ноги Иветты, за исключением того, что никогда в жизни девушка из рабочей семьи не имела такого шикарного нездешнего загара, явно морского, а не речного или дачного. Отливающие бронзой ноги, твёрдо стояли на белом песке, попирая пальчиками с накрашенными ноготками золотисто-розовые витые ракушки. Позади ног пенилась сине-зелёная вода, плыла яхта и росли две лохматые пальмы, между которыми раскачивался гамак.

– В чём смысл игры? – неожиданно хриплым голосом спросила Иветта. – Соберешь колоду, и желание исполнится?

– Не совсем. В твоей жизни произойдут перемены. Большие перемены к лучшему.

– И что, я тоже могу найти такую карту? Сыграть в… как его…

– Грандасанго.

– …и выиграть новую жизнь?

– Конечно, Веточка, – горячо откликнулась Лиза. – Главное, не бояться рисковать и быть терпеливой. А! Когда ищешь, обязательно надо петь особую песню, так карты узнают игрока и приходят к нему.

– Какую песню? Эту?

Иветта стала напевать ту песенку, что слышала сегодня, когда проснулась: «Иди, где не ждут, бери, что дают. Колоду собери – жизнь измени…»

Машинально Борисова сняла крышку с давно уже опустевшей сахарницы и вскрикнула от неожиданности. Там лежала карта.

– Вот ты и в игре! С первого раза! – обрадовалась Лиза. – Какая же ты везучая! Один день и у тебя уже три карты, – сказала она, подсовывая Иветте карты «Аква Олимпик» и «Дольче Вита» из своего обменника.

– Откуда она здесь взялась? Ты подбросила? Признавайся! Фокусница недоделанная, морочишь мне голову! – у Иветты чуть не случилась истерика.

Как могла, Лиза успокоила старую подругу, плеснув ей водочки, и объяснила, что она – Лиза Фрейзе, здесь совершенно ни при чём. Это всё Грандасанго! Самую первую карту игроки-неофиты обычно находят у себя дома или среди своих вещей.

– Только вот для коллекции она, наверное, не подойдёт.

– Почему? – резко успокоилась Борисова, подгребая к себе три карты.

– Смотри, – Лиза указала Иветте на маленький значок, что стоял внизу на рубашке карты, найденной в сахарнице.

В овальной рамочке, вплетённой в узор, были нарисованы перекрещенные ружьё и мотыга.

– Прям, как серп и молот, – рассмеялась Иветта.

– Именно, – на полном серьезе подтвердила Лиза. – Это – Эпоха.

И объяснила, что колоды Грандасанго разделены по трём категориям – «Реальность», «Химеры» и «Эпохи». Почти все игроки стараются собирать «Реальность», чтобы поменять жизнь здесь и сейчас, в этом мире. Перекрещенные ружьё и мотыга – это символ конкретной Эпохи, в которую попадёт игрок, если соберёт именно эту колоду.

– Но, – развела руками Лиза, – мало кто готов к настолько кардинальным переменам – к жизни в другой эпохе, даже если с трёх лет и мечтал быть рыцарем или в набеги с викингами ходить.

– Попадёт? – переспросила Иветта. – Как это? В прошлое, что ли перенесётся? – хмыкнула она. – Как на машине времени?

– Перемещение во времени – антинаучная чушь, – с видом знатока заявила Фрейзе. – Нет, если соберёшь Эпоху, то ты не в прошлое попадешь, а в параллельный мир. Похожий на наш, но время другое, – и добавила, почему-то шёпотом. – Этот мир возникнет из небытия, специально для тебя. Вот так!

– Ааа… Ну да! – расхохоталась Иветта. – «Мир, специально для тебя». А это какая чушь? Научная? Даже голова перестала болеть! Иветта и не заметила, как развеселилась и расслабилась. Положительно она была рада визиту Фрейзе. Вот только, что ей надо? Ну, нашла она карту, почему не уходит? Никогда тесно не общались, а тут прямо как родня. Приехала-прилетела… прискакала… где она там живет? На Выхино? Далековато. И почему взгляд у Лизки такой напряженный и хитрый, будто попросить чего-то хочет, но не решается?

– Что тебе нужно? – резко спросила Иветта у Фрейзе, перестав смеяться. От волнения у Лизы запотели очки. Она замямлила что-то успокаивающее, а потом решительно вынула из кармана тысячу рублей и положила перед Борисовой.

– Бабушка твоя, Валерия Ивановна, тоже была игроком Грандасанго и жила в этой квартире. Мы с ней как-то пересеклись, и она проговорилась, что держит коллекцию и обменник в тайнике в серванте. Она умерла, так и не собрав колоду.

– И ты думаешь карты ещё в доме? Фрейзе кивнула.

– Сервант на месте.

– И ты хочешь купить бабушкины карты у меня за тыщу деревянных? Фрейзе снова хотела кивнуть, но остереглась, заметив нехороший блеск у Иветты в глазах и подергивающийся уголок рта.

– Или ты ждала, когда я напьюсь, и тогда ты бы их спокойно забрала?! – заорала Иветта на старую подругу.

– Нет, нет, Веточка, – залепетала Фрейзе. – Эти карты – твоё наследство. Просто разреши мне взглянуть на обменник Валерии Ивановны. Вдруг там есть карта «Лазурный берег» номер «50». Иветта задумалась. Деньги ей сейчас очень были нужны, даже такая ничтожная сумма. Правильно истолковав её молчание, Фрейзе вкрадчиво заметила:

– Тысячу рублей за карту, которая тебе не нужна, а мне без неё хоть плачь. Последняя из пятидесяти четырёх. Третий год ищу. Даже если её там и не окажется, я всё равно отдам тебе деньги, и всё, что мы найдем – твоё. А больше никто не даст, хочешь в Инете расценки посмотри. Иветта молчала, продолжая сверлить Лизу взглядом.

– Грандасанго не любит, когда карты… как товар. Опытные игроки знают, покупая карты – много не соберёшь. Если ты олигарх или магнат какой-то, тогда да, можешь потратиться, нанимая других игроков, чтобы собирали нужную тебе колоду, а так…

– Я подумаю, – перебила словоизлияния Лизы Иветта. – А пока, – Иветта продолжила рассматривать карту из сахарницы, – скажи, как называется эта карта? Что за Эпоха? Радуясь, что конфликт исчерпал себя, так, по сути, и, не начавшись, Лиза заулыбалась, показав кривые зубки:

– Не знаю, Веточка. В семейном каталоге её не помню, а там более двух с половиной тысяч колод описано, да и я ещё десятка два дописала. Дай-ка взглянуть поближе.

Яркая, словно нарисованная маслом, миниатюра. Широкое крыльцо богатого дома, возможно усадьбы. Молодая черноволосая красавица в старинном пышном платье, белом с зеленоватым оттенком, сидит на стульчике в компании двух кавалеров – франтоватых рыжеволосых близнецов. Её обнаженные плечики защищает от солнца широкополая шляпка. От карты веяло аристократическим эротизмом, снобизмом и богатством, что передается из поколения в поколение.

– Мне кажется, может быть, я ошибаюсь, но это – колониальный Юг.

– Что? – не поняла Иветта.

– Смотрела «Унесённые ветром»? – упростила ответ Лиза. Иветта не только смотрела «Унесённые ветром», но даже одноименную книгу читала. Единственную, что ей удалось, а главное – захотелось, дочитать до конца. Иветта Борисова всегда восхищалась главной героиней романа. Вот кто умел брать от жизни всё! Даже чужое…

– Это же Скарлетт! – присмотрелась к карте Иветта. – А это близнецы Тарлтоны, не помню, как их звали. И что? Соберу эту колоду – стану, как Скарлетт О’Хара? Бредятина!

– А ведь и правда – Стюарт и Брент, – задумалась Лиза. – Не знаю, что будет, если собрать. Никто не знает, что будет, если собрать Эпоху или Химеру, – виновато пожала плечами Фрейзе. – Да ты и не соберёшь – ты её нашла, но она тебе не отозвалась.

– А хоть одного человека знаешь, кто собрал бы хоть какую-то колоду?

– Кто же признается. Но одного я всё-таки знаю.

– И кто он?

– Фрейзе Пётр Александрович.

– Родственник твой? Отец?

– Предок.

Перехватив скептический взгляд Иветты, Лиза выбрала из своего обменника карту с потрепанными краями и незамысловатым цветочно-лиственным узором горчичного цвета, в который, как в рамку, вписалось имя «Пётръ Фрейзе». Номер у карты был «4». На лицевой стороне карты в черно-белых тонах мчалась машина, вернее старинный автомобильный экипаж, где сидела дюжина усатых молодцев в пожарных касках и водитель. У экипажа были колёса со спицами и огромные фары. На высоком борту, скрывающем ряды сидений, отчетливо выделялась надпись «Фрейзе и К°».

– Это дубль-карта из коллекции Петра Фрейзе. Он был известным изобретателем автомобилей и предпринимателем. Известным до революции.

«Когда колода собрана и активирована, – объяснила Лиза, – то на рубашке, а иногда и на лицевой стороне всех её карт, возникает имя чемпиона Грандасанго. Такие карты «гашенные», они «вне игры», но они ценны, как напоминание о том, что большие перемены к лучшему возможны. И редки. Большинство чемпионов находят и уничтожают свои дубль-карты, чтоб никто не знал о причинах их успеха».

…Вот уже битый час Иветта с Лизой пытались открыть тайник Валерии Ивановны, спрятанный в недрах серванта между открытой полкой и двумя ящичками для ниток и шпулек. Девушки догадались вынуть ящички, и дело теперь оставалось за малым. Прокрутить крышку тайника влево. То ли дерево так рассохлось, то ли что-то внутри заржавело, но ничего не получалось.

– Давай, я схожу за ножом, – предложила Лиза.

– Ага, за топором ещё сходи и динамитом, – отвечала Лизе Иветта, надавливая сильными руками на крышку. – Лучше объясни, ну вот кто, например, тюремную колоду захочет собирать?

Лиза прыснула от смеха.

– На каждый товар – свой купец. Тюремную колоду собирают те, кто хочет стать вором в законе. Папа говорит, что в 90-е годы отбоя не было от желающих.

– А твой папа, какую колоду собирал?

– Никакую, – потрясла жидкими волосиками Фрейзе.

– А что так?

– Ну, я же говорила, чтобы играть в Грандасанго, нужно быть рисковым и терпеливым, а папа таким не был. Сам признавал, рисковым был, терпеливым – нет. Зато он сохранил для меня почти полную коллекцию «Лазурный берег», которую ещё Пётр Фрейзе собирал для своей дочки, но она, бедняжка, рано умерла.

– Почти полную? Вот как… – заинтересовалась Иветта, не переставая давить на крышку тайника. – А сколько карт ты нашла сама?

– Семь! – с гордостью ответила Лиза.

– И сколько… – «И сколько ты лет собираешь свой “Лазурный берег?”», – хотела спросить у Лизы Иветта, но тут… крак! Крышка тайника отскочила, из краснодеревной тьмы выбрался на свет белёсый паук. В тайнике прятались две пыльные, замотанные в паутину жестяные коробки оливкового цвета. Одна побольше, вторая поменьше.

– С какой начнем? – спросила Иветта.

– Давай с большой. Нет! С маленькой, – попросила Лиза. – Что-то я жутко волнуюсь.

В маленькой коробке оказалось пять одинаковых карт со знакомыми рубашками.

– Твоя бабушка тоже собирала «Дольче Виту»! – обрадовано воскликнула Лиза, на что Борисова лишь презрительно скривилась. – Повезло, Веточка!

– Повезло, Веточка! – передразнила Иветта Фрейзе. – Всего пять штук. А как это ты не знала, что бабушка собирала? – с подозрением спросила она.

– Понимаешь…

…Когда Лиза в первый раз встретилась с Валерией Ивановной, обмена не произошло. Лиза на тот момент имела всего три обменные карты. Мельком взглянув, Валерия Ивановна заявила, что меняться тут нечем и выразила сомнение в том, что у Фрейзе хватит духу и терпения доиграть в Грандасанго до конца. Женщина привела Лизе в пример свою внучку, компанейскую зажигалочку Веточку Борисову, что никогда не сидит дома, и где только не побывала. «Вот кто бы мог сыграть, да она и без карт в жизни хорошо устроится, – сказала она. – Умница, красавица, будущая олимпийская чемпионка по прыжкам с трамплина в воду. А ты, курица домашняя, сколько уже “своих” карт САМА нашла? Ни одной? Я не сомневалась!»

– Вот значит как… – протянула Иветта. – А что это тебя прям всю трясёт, подруга?

У Лизы, действительно, ужасно тряслись руки, и зубы стучали, как от холода.

– Ты ведь помнишь, что последние годы Валерия Ивановна… эээ… плохо себя чувствовала.

– Да, чудила баба Лера знатно, – подтвердила Иветта. – То в милицию пойдёт, расскажет, что соседи у неё яхту спёрли, то на почтальоншу доносы строчит, будто она у неё миллион рублей с пенсии украла.

– Со мной она не общалась, даже узнавать перестала, прекратила всякие обмены, на порог не пускала, но всё равно, слухи, как мухи, – выдохнула Фрейзе, растирая похолодевшие от волнения пальцы. – Друг моего деда, который нас познакомил, и которому она доверяла больше других, рассказал, что видел у Валерии Ивановны несколько карт «Лазурный берег». Номера он по старости не запомнил, помнил только, что точно была карта с двузначным номером, оканчивающимся на ноль.

– И ты думаешь, что найдешь здесь номер «50»? Хм… – Иветта открыла вторую коробку.

Там лежала пачка примерно из сорока разных карт.

– Ищи.

Иветта протянула Лизе всю стопку.

– Нет, нет, – замахала руками Фрейзе. – Я так долго этого ждала, если окажется, что там тридцатый номер или сороковой – меня хватит удар. Давай, ты мне будешь показывать карты по одной? – жалобно попросила она.

– Давай, – охотно согласилась Иветта. – Заодно проведешь ликбез. Что это за карта?

Первой сверху лежала карта с рубашкой цвета червонного золота. На золотисто-красном фоне зажаривался на вертеле дракон, большой сочный плод инжира торчал у сказочной рептилии из пасти, а на самой карте изображена была рама, сваренная из тонкостенных стальных труб.

– Это колода «Магнат Стайл», – легко опознала карту Фрейзе.

Следующей в стопке лежала еще одна карта «Аква Олимпик». Спортсменка застыла на полусогнутых ногах на краю трамплина, рельефные мышцы напряглись, чтобы одномоментно высвободить энергию и толкнуть девушку вперёд. Лицо Иветты помрачнело, но, ничего не сказав, она стала перекладывать карты дальше.

– О! Да это же «Парижск»! – воскликнула Фрейзе, когда очередь дошла до карты с сетчатой рубашкой, цвета почерневшего серебра. – Глазам не верю!

– Париж? – переспросила Иветта.

– Парижск, – поправила Фрейзе. – Легендарная колода, говорят, её собирал Высоцкий. Это Химера. Видишь, значок?

Внизу рубашки карты была нарисована крошечная птичка с кудрявой женской головой, а на картинке бурлил эпический Парижск, точно из песни Высоцкого. Дамы и кавалеры, весёлые и беззаботные, шли по прекрасной улице в мини-юбках и расклёшенных брюках; белое авто с открытым верхом стояло припаркованное под поросшей виноградом террасой. Какой-то мужчина стоял на террасе, но видны были только его руки: красивые сильные руки с бокалом белого вина.

– Что значит Химера?

– Это то, чего никогда не было, то, что существовало лишь в чьих-то мечтах или фантазиях.

Далее последовала еще одна карта из колоды «Пётръ Фрейзе». По горной дороге ехала вереница автомобилей. Поблескивали никелем ручки и бампера; густой черный дым исторгался из выхлопных труб, а колёса поднимали облака пыли. Сверху вилась надпись: «Пробег автомобилей по Военно-Грузинской дороге из Владикавказа в Тифлис». Тонкий рисунок передавал мелкие детали лучше фотографии. У автомобилей сверкали на солнце фары, а борта местами были тёмными от осевшей грязи.

– Кто выпускает эти карты? – спросила Иветта. – Нет, ну, где-то же должна быть типография, где их печатают! Лиза глубокомысленно указала взглядом куда-то вверх, а потом пожала плечами, скорчила скорбную рожицу и ткнула пальцем куда-то вниз.

– На форумах разное болтают, – заметила она. – А я так думаю – если есть Игра, значит должны быть и Мастера Игры. Вот встретить такого, да расспросить, что, да как, да почему.

– Понятно. Кстати, Лизка, а как долго ты собираешь карты?

Лиза погрустнела.

…В девять лет папа подарил Лизе на день рождения почти собранную колоду «Лазурный берег». Рассказал, что колода уже много лет хранится в их семье, но еще никому не подошла. А дедушка отдал внучке две свои обменные карты – он в юности тоже пытался играть в Грандасанго, и карту «Пётръ Фрейзе». Через месяц Лизе и самой удалось отыскать карту. Это оказалась карта из колоды «Мисс Вселенная». Девочка нашла её в собственном школьном рюкзачке, который зашвырнула на дерево злая и здоровая, как кабан, старшеклассница с ПМС. Никто не захотел помочь Лизе, а в рюкзаке были деньги на проезд и ключи от дома. Юной Фрейзе пришлось самой карабкаться по веткам, а чтобы не так было страшно, она напевала песенку: «Иди, где не ждут».

– Номер десять «Ярмарка антиквариата в Жуан-ле-Пене», – мечтательно зажмурившись, произнесла Лиза. – Вторая найденная карта «Лазурного берега». Нашлась в твоём капюшоне, помнишь, курточка у тебя была синяя с красным? В тот день меня застукали, и раздеваться пришлось… Мне было восемнадцать.

– А первую ты, когда нашла?

Лиза густо покраснела, но нашла в себе силы ответить.

– Тоже в восемнадцать, но на два месяца раньше. В трусах у Мирона, полезла туда рукой и… нашла.

– Ты лезла парню в трусы и при этом пела песню?!

– Я нервничала. Он тоже. Я его успокаивала… и себя, – поджав губы, ответила Лиза.

– Слов нет. Как ты не побоялась связаться с тем уродом?

– Боялась, конечно, но игрок в Грандасанго должен быть рисковым. Без риска никак! – Фрейзе сжала худенькие пальчики в костлявые кулачки, потрясая ими в воздухе. – Да и не было у нас ничего. Мирон так перепугался, когда карта в трусах нашлась, что у него случился приступ астмы.

– А где же ты пропадала тогда два дня? – удивилась Иветта.

– С папой знакомила, – хихикнула Лиза. – Мирон пожаловался на проблемы с мотоциклом, что-то стучало-вытекало, а у меня папа автомеханик, ездили к нему на работу.

– Хм. Что за карту хоть тогда нашла?

– Номер пятнадцать «Велогонка “Париж-Ницца”», – Лиза так душевно улыбнулась, что на мгновение стала почти хорошенькой. – За то время, пока мы с тобой дружили, я собрала семь карт, а потом ты вышла замуж за своего тренера, компания наша распалась, и с тех пор я нахожу только обменники, – грустно подытожила она. – А! Ещё на две удалось поменяться…

Номер шесть «Праздник Сен-Девот в Монако» Лиза поменяла на карту из колоды «Акуна Матата». Для этого Фрейзе пришлось тайно встречаться с одним из служащих северокорейского консульства. Номер сорок «Карнавал в Ницце» удалось поменять на карту из колоды «Мистер Президент». За ней приезжала француженка глубоко бальзаковского возраста, что собирала колоду для молодого бой-френда, начинающего политика. Иветта так заслушалась рассказами Лизы, что не заметила карту, которая будто бы прилипла к её ладони, как намазанная мёдом.

– Она тебя выбрала! – воскликнула Лиза.

– Кто?

– «Красная Луна»!

Большая красная пятиконечная звезда на рубашке карты, восходила на фоне лунных кратеров. По краю шёл узор из колосьев, переплетенных с зубчатыми колёсами. На обратной стороне по белой безжизненной плоти планеты ехал луноход с красной звездой на круглой крыше, оставляя позади себя две полоски следов, на втором плане прилунившаяся красная ракета выпускала из своего чрева вереницу космонавтов с красными звёздами на шлемах.

– Химера… – процедила сквозь зубы Иветта, рассмотрев в сплетении колосьев крошечный овал, в котором был нарисован человечек с птичьей головой и шестью крыльями. – А ведь в детстве я, действительно, мечтала стать космонавтом и просто бредила полётами на Луну.

– «Лазурный берег», – прошептала Лиза, увидав рубашку следующей карты – абстрактный узор в пастельных тонах. – Переверни… только медленно…

Вниз по кривой улочке ехали-летели велогонщики. Напряжённые мышцы ног и рук, сжатые губы, надутые желваки спортсмена на первом плане свидетельствовали, что до финиша ещё далеко.

– «Париж-Ницца», – всхлипнула Фрейзе. – У меня такая есть.

– Вот еще одна, – пряча улыбку, сказала Иветта и медленно, с каким-то садисткам наслаждением перевернула следующую карту.

– «Ралли Монте-Карло», – упавшим голосом сказала Лиза. – Тоже есть.

– И ещё…

Пожилые краснощекие женщины в национальных костюмах на следующей карте держали в руках огромные букеты мимозы, похожие на пламенно-жёлтые водопады.

– «Праздник мимозы в Мандельё»! Пятидесятый номер… – прошептала Лиза одними губами, сняла очки и заплакала от счастья. Иветта протянула Лизе карту. Фрейзе взяла её и держала осторожно, двумя руками, будто она была такой хрупкой, что могла треснуть пополам.

– И что теперь? – спросила Иветта.

– Теперь нужно...

*Продолжении в комментарии к посту*


***


Автор Александра Хохлова Дмитрий Орлов
Источник на Мракопедии - https://mrakopedia.net/wiki/Грандасанго

Показать полностью
331

Как добывают алмазы

В начале прошлого века в 1905 году в Африке был найден самый крупный алмаз в мире. Его вес составил 3106,75 карата или 621 грамм. Кристал назвали в честь владельца рудника Куллинан и подарили английскому королю Эдуарду VII на день рождения.

В алмазе имелись трещины и из него нельзя было сделать один гигантский бриллиант. Чтобы правильно расколоть камень призвали самого лучшего гранильщика в Европе, который мог отшлифовать крохотный участок на поверхности камня, заглянуть внутрь и определить место единственного удара.

Мастер изучал Куллинан несколько месяцев, а потом сделал едва заметную царапину. Затем в присутствии знаменитых ювелиров он приставил к царапине стамеску, нанес удар и... потерял сознание. Несмотря на волнение, удар оказался точным: камень "раскрылся" на десять частей, одна из которых впоследствии стала крупнейшим бриллиантом в мире. Лишь в 90-х годах был получен еще один драгоценный камень, превосходящий его на 15 карат.

Это красивая история о красивом камне. Но, как известно, за красотой стоят вещи куда более прозаичные. Сегодня предлагаю узнать, как добывают алмазы в наше время. Давайте спустимся в шахту трубки "Интернациональная", откуда ежедневно поднимают два ведра алмазов...

Прежде чем начать рассказ о добыче, предлагаю разобраться в том как алмазы образуются и причем здесь дыра в земле.

Как добывают алмазы Алмаз, Якутия, Рудник, LiveJournal, Длиннопост

Алмазы рождаются в подземных каналах, образованных на месте бывших вулканов. Эти образования называются кимберлитовые трубки, они похожи на морковь в земле. В них находится специальные породы (кимберлиты) в которых и образуются алмазы. Вулканы, послужившие началом образования трубок настолько древние, что уровень земли в то время был намного выше.

Как добывают алмазы Алмаз, Якутия, Рудник, LiveJournal, Длиннопост

"Елочки" над трубками, это не сибирская тайга, а модели маленьких шахт, с помощью которых определяют размеры трубок.

Как добывают алмазы Алмаз, Якутия, Рудник, LiveJournal, Длиннопост

Алмазы добывают открытым и шахтным способами. В первом случае капают огромный карьер. На макете, если присмотреться есть желтые точки. Это огромные Белазы, которые вывозят породу на поверхность. Рано или поздно, когда карьер достигает определенных размеров, добывать открытым способом становится затратно и тогда переходят к шахтному. В этом случае вокруг рудного тела роют шахты по типу винтовой лестницы.

Как добывают алмазы Алмаз, Якутия, Рудник, LiveJournal, Длиннопост

Рудные тела могут выглядеть по-разному. Где-то есть один ствол, а где-то несколько.

Как добывают алмазы Алмаз, Якутия, Рудник, LiveJournal, Длиннопост

Трубку искали в 1955 году в обстановке строгой секретности. Обнаружив ее, геологи отправили в Москву знаменитую телеграмму, которая и дала название месторождению.

Как добывают алмазы Алмаз, Якутия, Рудник, LiveJournal, Длиннопост

Так выглядел Мирный в первые годы - просто палаточный лагерь. Прослеживаются две улицы: Московская, которую строили москвичи, и Ленинградская, которую строили жители Северной столицы. В 1956 году началась промышленная эксплуатация трубки. Открытые горные работы на ней завершились в 2001-м, и громадная воронка стала яркой достопримечательностью города. Сегодня карьер глубиной 525 метров и шириной 1200 метров виден даже из космоса.

Как добывают алмазы Алмаз, Якутия, Рудник, LiveJournal, Длиннопост
Как добывают алмазы Алмаз, Якутия, Рудник, LiveJournal, Длиннопост

Жили геологи хоть и в палатках, но весьма обустроенных.

Как добывают алмазы Алмаз, Якутия, Рудник, LiveJournal, Длиннопост

Я спускался в шахту трубки "Интернациональная". Модель рудника. Желтым закрашены участки которые уже выработаны, зеленым - те которые выработать предстоит. Добывают так: на нужном уровне прорывают в рудном теле несколько тоннелей с равными промежутками, словно тыкают вилкой в сосиску. Потом в пустоты заливают бетоном, чтобы порода не обрушилась. Затем операцию повторяют снова:

Как добывают алмазы Алмаз, Якутия, Рудник, LiveJournal, Длиннопост

Примеры экипировки шахтера. У всех на шее висит "спасатель", если вдруг случится обрушение или какое-то ЧП, "спасатель" способен подавать кислород на шесть часов дыхания. Запрещается снимать и удаляться от него далее чем на три метра.

Как добывают алмазы Алмаз, Якутия, Рудник, LiveJournal, Длиннопост

"Спасатели" выдают в ламповой. Тут же следят за тем сколько человек спустилось в шахту и сколько поднялось. Вместе со спасателем выдают фонарик и каску. Все по строгим спискам.  "Зал ожидания" перед спуском. Лифт вверх-вниз ходит несколько раз в день по расписанию и вся смена собирается в зале, чтобы потом вместе спуститься.

Как добывают алмазы Алмаз, Якутия, Рудник, LiveJournal, Длиннопост

Проход в шахту лифта. Дверь герметична, как на подводной лодке. Спускаемся на глубину около километра. Спуск занял минут пять - точно не засекал.

Как добывают алмазы Алмаз, Якутия, Рудник, LiveJournal, Длиннопост

Один из "горизонтов" который подводит к руднику. На стене написано -560 метров, имеется в виду ниже уровня моря. Так как Мирный сам стоит на высоте 400 метров, то получается что под землю мы спустились почти на километр (960 метров).

Как добывают алмазы Алмаз, Якутия, Рудник, LiveJournal, Длиннопост

На глубине километра под землей ходит маршрутка. Похож на Хаммер.

Как добывают алмазы Алмаз, Якутия, Рудник, LiveJournal, Длиннопост

За пять минут доезжаем до рудника. Под сводом тоннеля вентиляционная труба. Дышится легко и свободно.

Как добывают алмазы Алмаз, Якутия, Рудник, LiveJournal, Длиннопост

Возле рудника от остановки маршрутки вверх и вниз уходят ответвления к руднику.

Как добывают алмазы Алмаз, Якутия, Рудник, LiveJournal, Длиннопост

Поднимаемся немного выше, где в данный момент проходит разработка. Вот. Это кимберлит.

Как добывают алмазы Алмаз, Якутия, Рудник, LiveJournal, Длиннопост

Кимберлитовое тело "грызется" специальным комбайном. Расколотая порода попадает на лопатки и далее в транспортер. За комбайном стоит бульдозер и подбирает руду.

Как добывают алмазы Алмаз, Якутия, Рудник, LiveJournal, Длиннопост
Как добывают алмазы Алмаз, Якутия, Рудник, LiveJournal, Длиннопост

Руда сгружается в вагончики и доставляется на поверхность. Оттуда ее перевозят на горно-обогатительный комбинат. Цены в столовой и меню.

Как добывают алмазы Алмаз, Якутия, Рудник, LiveJournal, Длиннопост

Что же происходит потом? Руду дробят, отделяя породу от алмазов (многоуровневая и сложная технология), после чего драгоценные камни сортируют по размерам и цвету.

Как добывают алмазы Алмаз, Якутия, Рудник, LiveJournal, Длиннопост
Как добывают алмазы Алмаз, Якутия, Рудник, LiveJournal, Длиннопост

Ну и Алмазное Сердце России. По данным пробирной палаты при Минфине, в прошлом году в России было добыто около 38 миллионов карат, из которых на экспорт было отправлено 35,3 миллиона карат необработанных алмазов. Крупнейшими экспортерами российских алмазов являются Бельгия и Индия.

Как добывают алмазы Алмаз, Якутия, Рудник, LiveJournal, Длиннопост

В начале сентября в Якутии прошла Бриллиантовая неделя - туристическое мероприятие, когда  открыты двери алмазного производств для туристов. Можно  даже попробовать огранить алмаз самому и, если понравится, купить его с большой скидкой.

источник

Показать полностью 24
Мои подписки
Подписывайтесь на интересные вам теги, сообщества,
пользователей — и читайте персональное «Горячее».
Чтобы добавить подписку, нужно авторизоваться.
Отличная работа, все прочитано!