stalkself

stalkself

на Пикабу
поставил 10 плюсов и 264 минуса
отредактировал 18 постов
проголосовал за 18 редактирований
9616 рейтинг 4 подписчика 3621 комментарий 28 постов 0 в горячем

Марсианский мюзикл

Недавно прочитал марсианский мьюзикл Марсианский мюзикл

автора @ArmanDeGreek

чем-то зацепило, и стал думать продолжение:


Примечание: безлюдная пустыня -- область Марса, населенная безлюднями, генерирующими криптовалюту без помощи людей (отсюда и самоназвание), и не разбирающимися в сельском хозяйстве, отчего их край превратился в пустыню.


Часть 1

Отвянь-селдерей


Безлюдный хор:

По пустыне знойной марсианской

Пехотинец медленно бредет

За собой букет цветастый

С недовольной миною влачет.


Пехотинец:

Ээх, кабы я смог, кабы я смог,

Доо базы дойти, да так, чтоб не сдох,

Растет лишь на Марсе Отвянь-сельдерей,

Коорень для тещи, ботва для детеей,

(Шепотом, с любовью в голосе)

Сизый цветочек для Дуни моей...


Безлюдный хор:

Эх, кабы ты смог, да чтоб не сдох,

Вечно неспелый зеленый гороох,

Устал набивать ты им рооот,

Будет богаче земной огород


Навстречу пехотинцу, из норы выпрыгивает вислоухий безъяиц, и запевает фальцетом:

Ооо злой землянин, ты не спеши,

Последний Отвянь-сельдерей не губи,

Неечего кушать детишкам моим,

Для Дуни твоей мы браслет смастерим.


Пехотинец:

Хитрый безъяиц мозги не крути,

Лучше повозку ты мне смастери,

На ней я уеду на базу свою,

А из цветов — хризантем накуплю.


Лязг цимбал:

Бам, бам.


Шелест вебинар:

Бла-бла-бла-бла.


Безъяиц:

Воля твоя, проклятый солдат,

Сдюжим повозку мы на свой лад,

Ветром помчишься на базу свою,

А я сельдерей на утес посажу.


Безлюдный хор:

О трава Отвянь-сельдерей,

Корни в пустыне пусти поскорей,

Заколосится родная страна,

Гарна краина-- ты в сердце одна.


Пехотинец, присаживается на валун, отламывает веточку сельдерея, забрасывает в рот, и ждет.

Безъяиц, созывает семерых старших чад, и из остатков древних американских марсоходов с мусорки, шустро собирают советский луноход.

Пехотинец, садится на луноход, и, одобрительно причмокивая, грузит на него букет Отвянь-сельдерея, вяжет американским скотчем всех детят безъяйца, и, издевательски маша тому рукою на прощание, запевает:

Буудет довольна Дуняша моя,

Вместе с цветами везу я мясца,

От корня загнется теща моя,

Колосись-зеленей сельдерея ботва!


Фанфары:

Фар-фарыы, фар-фарыы.


Безлюдный хор (скорбно):

По пустыне знойной марсианской,

Пехотинец мчит свой луноход,

Он стяжал гостинцев без опаски,

И как танк на базу прет...

(Затухающим голосом)

Прет, прет....прет.


Часть 2

Марсианская бутылка


Вислоухий безъяиц катается в марсианской пыли, заламывая руки:

О, жестока ты доля моя

Полностью вся убита семья

Не увижу я больше ее милых лиц

Плач же, скорби, сирота-безъяиц


Безлюдный хор (скорбно):

В марсианской пустыне ничто не растет

Только лишь ветер песчинки метет

Ты семена засади поскорей

Чтобы расцвел здесь Отвянь-сельдерей


Безъяиц скорбно опустив уши:

Что мне с того, что цветет сельдерей

Если здесь нету со мною детей

Увел их с собою жестокий солдат

Пусть будет навечно его род проклят


Шелест вебинар:

Блят-блят-блят-блят…


В это же время, десантник что есть мочи мчит на вездеходе, распевая:

Будет сегодня мой стол мне приятен

Богато украшен, красив и опрятен

Будет и зелень, будет мясцо

Будет красиво Дуняши ли…


Вездеход издает ломающийся звук и переворачивается. Пехотинец с трудом выбирается из-под обломков. Какое-то время смотрит на останки вездехода и недоуменно чешет голову:

В знойной пустыне ничто не растет

И сельдерей здесь почти не цветет

Сколь велика же удача моя

Перевернуться на груде хламья


Замечает, что на песке что-то блестит. Подходит и подбирает марсианскую бутылку. Встряхивает ее, и слышит приятное бульканье.


Крипто-хор:

Ценный и редкий нашел артефакт

В пустыне бескрайней солдат

Стоит лишь только чуть-чуть захотеть

Все можно в мире теперь поиметь

Майни удачу скорей пехотинец

Будет для Дуни отличный гостинец


Пехотинец:

Жизнь моя словно пустая копилка

В знойной пустыне нашел я бутылку

Что с нею делать? Открыть иль разбить?

Ведь вездеход не смогу починить…


Из-под обломков осторожно вылезают детеныши безъяица и с опаской смотрят на десантника. Тот, не замечая их продолжает рассматривать находку.


Хор детенышей (злорадно):

Ты доигрался коварный злодей

Смерть лишь найдешь ты в пустыне

Много слегло здесь таких же людей

От них не осталось даже костей


Ветер в пустыне, соглашаясь:

Эх, эге-гей…


Десантник оборачивается и грозно грозит им кулаком. Детеныши испуганно бросаются врассыпную и исчезают в пустыне. Десантник возвращается к обломкам марсохода, пинает отвалившееся колесо и недовольно поет:

Вот снова один я в пустыне остался

Наверно опять скотч хреновый достался

Но дух пехотинца не сломит жара

Домой возвращаться порааааааа…


Трясет бутылкой:

Слышу приятные звуки

Страшнее всего помирать мне от скуки

Не близок мой путь, через дюны лежит

Пусть время песком сквозь ладони бежит


Откупоривает бутылку и осторожно нюхает содержимое.


Крипто-хор:

Ой не спеши, да не спеши

Успеешь еще отхлебнуть от души

Бутылка исполнит любые желанья

Нужно лишь жертву найти на закланье…


Десантник делает первый глоток:

Нет настроенья о славе мечтать

Буду к Дуняше своей я бежать

Скрасит настойка нелегкий мой путь

Нет краше счастья, с любимой уснуть


Ветер в пустыне (удивленно вздыхает):

Вот же лошара…

(исправляясь)

Сделан был выбор нашедшим бутылку

Нет не исправить ошибку

Путь твой отныне лежит сквозь туман

Бреди в алкогольный дурман!


Десантник делает еще один глоток и отправляется в путь.


Безлюдный хор вместе с крипто-хором:

По пустыне знойной марсианской

Пехотинец медленно бредет

Ой бредееееет…


Далеко от него проклинает судьбу безъяиц:

На красной планете провел много дней

Но не увижу я больше детей…

(Падает ниц)

Видать суждено встретить здесь свой конец


Детеныши (хором):

Здравствуй отец!


Безъяиц замирает, не веря глазам, затем бросается к детям:

Все здесь, снова вместе дети мои

Нет краше теперь вислоухой судьбы

Пусть бьются от счастья сердца


Старший из детенышей:

Восславим же братья отца.


Детеныши обступают безъяица и жарко обнимают его.


Счастливый безъяиц:

Оставим друзья беды мы и заботы

У нас впереди еще много работы

Возьмем же лопаты скорей

Посадим Отвянь-сельдерей


Безлюдный хор:

О трава, Отвянь-сельдерей,

Корни в пустыне пусти поскорей,

Заколосится родная страна,

Гарна краина - ты в сердце одна.


Ветер в пустыне:

Одна навсегда…

Показать полностью
8

Помогите найти фильм [Найдено]

Видел его лет пять назад.

Мужик занимается взрыванием старых строительных объектов - домов, мостов и т.д.

Ему дали задание взорвать многоэтажный дом, построенный каким-то известным архитектором. Почти весь фильм мужик ведет расчеты, где расставить детонаторы, где слабые места. А оказалось, что этот дом прямо логово маньяка, в нем разные скрытые коридоры а прямо через весь дом проходит огромная шахта, в которой кто-то живет.


#comment_193508944

Шерше ля мужик

Шерше ля мужик Леди Димитреску - Resident Evil, Отношения, Проблемы в отношениях

Тут все фапают на тетку-вампиршу, но мало кто обратил внимание, что у нее аж три дочери. А раз есть дочери, значит кто-то нашу Альсину-то того...

Родилась теория, что каждого, кто вошел в замок, тетка сначала насилует, потом убивает.

Соответственно, как минимум уже трое бедолаг успели порадовать Альсиночку потомством и нашли свое упокоение в стенах замка...

Жалобная книга

Прочитал книгу Макс Фрай "Жалобная книга" - вкратце, есть сущности, ну или люди, которые проживают жызнь рандомного чувака, если встретят его, например, в кафе. Получается чувак проживет жызнь, но она будет блеклой и безрадостной, ибо все эмоции и чувства за него ощутят другие. Подумал, а чем мы отличаемся от них?

Мы же не можем как у Курта Воннегута перемещаться в произвольный миг своей жызни, чтобы ощутить все, что было в тот или иной момент?

Вот пытаюсь вспомнить прошлое - смутные какие-то ощущения, которые не могу восстановить полностью.

Получается что-то такое проживает наши жызни за нас???

Человек, который остановил землю

У Герберта Уэлса есть замечательный рассказ "Человек, который мог творить чудеса".

Одно из его чудес - он остановил землю и тут же полетел прочь, как и все, что было на земле.

Подумал, а что имелось ввиду под остановкой?

Мы же не можем определить, смещается ли земля относительно пространства.

Когда говорят, что она несется с огромной скоростью - имеется ввиду, что земля вращается относительно солнца, или движется относительно центра галактики. Но как знать, может быть она находится в неподвижном положении, а вся вселенная кружит вокруг нее по самым причудливым орбитам и траекториям.

Движение, как таковое имеет смысл только относительно выбранной точки отсчета. Без нее, оно теряет всякий смысл...

Два фотона

Летят в разные стороны, а значит скорость одного, относительно другого  = 2с

Так ли это?

Нет.

Во-первых, что мы понимаем под относительной скоростью? Изменение расстояния между фотонами? Тогда оно действительно будет равно 2с, но это не означает, что при выборе одной системы отсчета, скорость второй частицы относительно нее будет равна 2с.

Можем ли мы вообще выбирать движущуюся систему отсчета и будет ли она инерциальной?

Да можем, но фотон в данном случае не может быть такой системой.

И дело вовсе не в том, что это по сути не является частицей массы, движущейся в пространстве.

Фотон не имеет массы. И эта система не может является в полной мере инерциальной, даже с учетом того, что мы не учитываем относительность движения в разные стороны.

Даже если думать в рамках простейшей логики - что значит в разные стороны. Если взять каждую из систем, то мы не сможем определить, относительно чего они двигаются.

Это типичная ошибка наблюдателя, который рассматривает фотоны как систему со стороны. С его позиции, действительно, скорость изменения расстояния будет соответствовать 2с. Однако при этом он не сможет получать информацию о каждой из систем, быстрее чем скорость света.

Эй, толстый! Пятый сезон. Серия 100Ё

Эй, толстый! Пятый сезон. Серия 100Ё Эй толстый, Малахов, Триллер, Юмор, Мистика, Мат, Длиннопост

Тем временем (если в подобном месте вообще может идти речь о времени) в сером лесу, который сторожила прабабка Вера Юрьевна, было сыро. Хрустели под ногами сучки и прутики. Шуршала какая-то неведомая живность. Вот – чу! – зайчик пробежал, а вот ёжик зафыркал. А вот неожиданный лучик солнца заблестел на паутине.

«Где же ты, толстый мальчик, любовь моя?» – думала Оксана. Она снова была восемнадцатилетней дурындой. Ей было любопытно. И теперь она знала, кого искала.

Вот раздались гулкие шаги. Это мог быть или медведь, или лось, или… толстый мальчик. Оксана, храбро щелкая ногами сучья, побежала на звук.

Из кустов ей навстречу шагнул Малахов.

– А вы что здесь делаете? – негодующе воскликнула Оксана.

– Тсс! – сказал один из Малаховых, прикладывая палец к губам.

– Я тебе дам «тсс»! – воскликнула Оксана.

Затем она подобрала шишку и залепила ею Малахова по лбу. Телеведущий вскрикнул и приложил ладонь к пострадавшему лбу.

Оксана захихикала. Но вскоре ей стало не до смеха, потому что из соседних кустов вынырнул еще один Малахов. Третий выглянул из-за дерева, четвертый – свесился с ветки.

Девушка вскрикнула и побежала прочь. От страха заложило уши. Оксана неслась, не разбирая дороги. Бежала до тех пор, пока не врезалась во что-то большое, мягкое, теплое.

Толстый мальчик!

Оксана раскрыла глаза. Да! Это был он! Он! Ее любовь!

– Как же долго я тебя искала! – тихо сказала Оксана.

Где-то сбоку захихикали.

Оксана в непонимании оглянулась. Рядом с одним толстым мальчиком стоял еще один – точно такой же. А за ними ковырялся в носу – третий толстый мальчик. А был еще и четвертый! Вот он – отливал под деревом!

– Привет, чувиха! – сказали толстяки.

«Это счастье? – задумалась Оксана. – Или надо спасаться?»

***

Мультисущество «Малахов» нисколько не сомневалось, что попало за горизонт событий дроч-континуума. Этот лес был черной дырой. Отсюда не было выхода. Или все-таки был?

Малаховы пытались идти в разные стороны. Всякий раз дорога выводила их к избушке, где жили девочки. Старшая из них Малаховых сначала не видела, а потом стала замечать, даже обкидала шишками и бросилась наутек. А младшая видела Малаховых всегда.

Как долго бы ни шли Малаховы, даже в восемь разных сторон, они всякий раз приходили к этому домику. Потом, если шли еще дальше, снова оказывались у домика. Где и встречались друг с другом.

Они уже вступили в контакт с девочкой, которая называла их как козлят из таджикской народной сказки – Улюль, Булюль и Хиштаки-Саритануль.

Посовещавшись, Малаховы постановили, что попытаться вырваться все-таки стоит.

– Я категорически против секса с малолетними девочками! – заявил один из Малаховых.

– Это гадость! – поддержал второй.

– Немыслимо! – сказал третий.

– А что же нам делать? – спросил инициатор дискуссии.

– Секс с малолеткой не привел к хорошему результату, – сказала брюнетка Катя. – Он привел к катастрофе. Не надо повторять ошибок.

– Да, – согласились Малаховы. – Ебать детей – не наш путь.

– А давайте попробуем сделать это со старшей! – воскликнул Малахов-Улюль.

– Ну, да! Она же нас уже видит! – горячо поддержал инициативу Малахов-Булюль.

– И тогда все пойдет по иному! Мы не допустим катастрофы и захватим Вселенную. Пусть в другой вероятности, но и это тоже немало! – пылко отозвался Малахов-Хиштаки-Саритануль.

– Разочарую вас, Малаховы, – сказал четвертый, безымянный Малахов.

– Что? Что такое?

– Оксана тусуется с Жирным!

– Что? Как? Почему ты молчал?

– Хуже того, Малаховы! Этот Жирный – не один. Их примерно четверо.

– Ну, что ж! – воскликнул Малахов-Хиштаки-Саритануль. – Значит, будет битва. Так победим, Малаховы!

– Так победим! – воскликнули Малаховы и Катя.

***

У роддома бессмертный купил один из самых дорогих букетов. Жадничать не следовало. Не тот случай. Есть возможность привлечь к себе симпатии. И, наверное, заработать.

С роскошными цветами бывший Жирный направился прямо к съемочным группам, которые дежурили прямо под окнами роддома. Караулили Катю.

Кто-то из телевизионщиков спохватился, направил на толстяка камеру.

Тот мгновенно закрыл лицо букетом.

– Господа пресса, – сказал он, – давайте пока обойдемся без съемок, уберем камеры. Я скажу все, что вы хотите, дам вам интервью. Но сейчас выключите! Не бойтесь, я не убегу.

– Ну, хорошо! – сказали остроносые девочки, командовавшие съемочными группами.

– И пусть вот этот молодой человек гоу-про выключит, – указал толстяк на одного из операторов, который тихонько снимал на квадратную маленькую камеру. – И вы, пожалуйста, выключите айфон. Все? Теперь я скажу. Я, господа журналисты, пребываю в чудовищном положении. Просто в чудовищном. У меня нет денег. Вот этот букет стоил мне целое состояние. Но я не мог его не купить. Потому что это же – моя мать. Понимаете? Но я нищ. У меня тупо вообще нет денег, чтобы купить матери фруктов. А из вас же – никто не догадается передачку ей сделать. А мне же – еще отца в тюрьме поддерживать. Слишком много свалилось на эти плечи. А мне еще и двадцати лет нет. Мать в тюрьме, отец – в роддоме. То есть, наоборот, конечно.

Журналисты засмеялись. Бессмертный знал, что, конечно, не все они выключили камерой. Вон тот бородач, например, украдкой записывает все на айфон. И пусть! Гавриил Глебович, собственно, и рассчитывал на самых наглых и беспринципных. Им хорошо заплатят. И пусть.

– Так что, господа пресса, вы на мне зарабатываете, – продолжал бывший олигарх. – А я помираю с голода. И мать моя, и ребенок. Несправедливо.

Повисла пауза.

– Вы уже знаете, что у вас родился сын? – полезла с вопросом самая тупая из остроносых.

– У меня?

– То есть, у вашего отца… У мамы, не у отца… – путалась взволнованная юная хищница.

– Давайте договоримся так, я побеседую с каждым из вас, всем дам эксклюзив. Но и вы войдите в положение.

Журналисты стали скидываться в пластиковый пакет, который дал кто-то из операторов. Бессмертный цепко следил за тем, кто сколько кидает. Вот та овца, что кинула сотенную хуй получит, а не эксклюзив. Тебе, с Первого канала, десять тысяч кинувшей – особый эксклюзив, с душещипательными подробностями. Так, тебе, пятьсот рублей, хуй. О! А вот и целая пачка пятитысячных, и визитка. Ага. BBC! Бессмертный выразительно кивнул, люди с Первого канала поняли намек и стали выворачивать карманы.

– Спасибо! – сказал Гавриил Глебович, забирая пакет, через края которого переваливались деньги. – Я с каждым из вас поговорю. Но давайте потом! Мне очень надо увидеть маму! И братика!

Он пошел к воротам. За ним устремились Первый канал и BBC. Пусть идут.

Охранник пытался визитеров не пустить.

– Не положено, понимаете? Только родила.

– Ну, пожалуйста! – расчетливо нюнил бывший Жирный. – Ей же, как никому, нужна моя поддержка! Я на последние деньги цветы купил. А вы меня не пускаете?

Появилась женщина в очень чистом белом халате. По осанке – главврач. Она широко улыбалась и плавно шла навстречу.

– Ой, вы – тот самый мальчик? – сказала она. – Конечно, пойдемте, я провожу вас к вашей маме. Только бахилы наденьте.

Мама, конечно, была рада. Она плакала от радости.

– Сашка! – сказала она. – Что с тобой? Ты похудел? Ты же больше был?

– Я плохо питаюсь, мама! – сказал толстяк. – Прости меня, я был неправ перед тобой! Я буду тебя поддерживать. Я уже взрослый. Я и к папе схожу.

– Сашка! – плакала мама. – Спасибо тебе! Я-то считала тебя, прости, конченым ублюдком. А ты – человек!

– И ты меня, мама, прости!

Всхлипывала главврачица, вытирала глаза, спасая тушь, одна из журналисток.

Мама показала бессмертному ребенка.

– Вылитый я, – сказал бывший Жирный.

– Не дай Бог, Саша! – шутливо возразила мама. – Второго тебя я не переживу. Ты придумал, как мы его назовем?

В голове олигарха быстро-быстро зашевелилась мысль.

– Мама! У нас очень плохо с деньгами, – сказал он, следя, чтобы каждое слово долетало до микрофонов-швабр. – Давай не торопиться называть ребенка. Пусть телезрители сделают нам подарок. Мы им продиктуем номер карточки. А тот, кто пожертвует больше всех, подарит свое имя моему брату. Как тебе мысль?

– Саша, ты такой умный! – сказала мама. – Я прямо тобой горжусь!

– Теперь давай скажем журналистам номер карточки, – прошептал Кате олигарх.

– Где де я ее найду?

– В телефоне, мама.

И точно! Мама достала из кармана больничного халата телефон и стала диктовать на камеры цифры.

«Йес! – подумал бессмертный. – Дела идут даже лучше, чем я мог предположить».

Олигарх был доволен всем. Без глистов в черепушке он ощущал себя очень даже хорошо. Был готов к свершениям.

***

Когда бессмертный говорил про ребенка слова «вылитый я», память Жирного зачем-то открыла перед ним файл с совершенно ненужным воспоминанием. Вот Саша Жирный с другом, потом врагом, потом братом Глистом идут в банк спермы. Они хотят стать донорами спермы и на этом зарабатывать. Оказалось, что для того, чтобы приняли в доноры, надо сдать кучу анализов и подписать кучу документов. Глист тогда приуныл, а Жирный решил передернуть типа для анализа.

Он отдал пробирку со своим семенем медсестре, зная, что никогда сюда не вернется.

«Ну, и зачем это мне?» – думал бессмертный.

К сожалению или к счастью, он не был всеведущим. Он не знал, что медсестра вовсе не выкинула семя толстого мальчика, а поместила его в жидкий азот в тоненьком контейнере, сделав на нем особую метку. Это было неучтенное семя.

В это же время Катя решила забеременеть. Но в ее жизни была проблема. У нее с Сергеем не могло быть детей. У нее – могли. А у Сергея – нет. Сам муж об этом не знал. А ребенок был нужен позарез. Надо было возродить распадающуюся семью. К тому же, то, что получилось с первой попытки, Кате не нравилось.

Но Сережа был бесплоден. Он не мог быть отцом. С этим надо было что-то делать. Секс между ними случался редко. Если так пойдет и дальше, они потеряют друг друга, может быть, даже станут врагами. Отношения во что бы то ни стало требовалось спасать. После того, как между супругами случился очень неплохой секс, Катя, выждав с неделю, сказала Сергею, что ждет ребенка.

А забеременеть оказалось не так просто. Катя прогуглила банк спермы на Академической, поехала туда. И оказалось, что для того, чтобы банально залететь, надо выполнить целую кучу формальностей, собрать документы, сдать анализы. Месяца на два-три дело. И принести согласие от мужа. Это согласие добило Катю. Она заплакала.

– Не плачьте, женщина, – ласково сказала ей медсестра в возрасте. – Что случилось?

– Мне срочно надо забеременеть! Срочно!

– Зачем же дело стало? У меня есть одна неучтенная пробирка. От хорошего парня, непьющего, некурящего. Просто документы на нее потерялись. Не можем использовать. Тридцать тысяч, и она ваша.

– Да! – шепотом воскликнула Катя. – Я согласна!

***

Такие совершенно разные воспоминания об одном и том же месте вдруг всплыли в памяти матери и сына.

– Ладно, мамуль! – сказал бессмертный. – Я пойду. Я же еще в квартире не убрался.

– Саша, что с тобой? Я тебя не узнаю.

– Повзрослел, – сказал он. – Ну, пока!

Надо было еще давать интервью. А потом нанять гастарбайтеров, чтобы вымыли полы. А то действительно как в свинарнике. И еще, наверное, стоило нанять охранников, чтобы отгоняли Айрон Мэйдена. Он, как казалось бессмертному, рано или поздно отважится пойти на штурм. Следовало это предвидеть.

Этот день бывший Саша Жирный завершал, прилично разбогатев. Но самые интересные дела ожидали его уже скоро. Уж теперь-то Жирный всем покажет.

Начинается самое интересное.


КОНЦ ПЯТОГО СЕЗОНА

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!