WeeSparrow

WeeSparrow

пикабушница
Еще не Солнце, но уже не звезда
поставилa 16256 плюсов и 143 минуса
отредактировалa 0 постов
проголосовалa за 0 редактирований
38К рейтинг 440 подписчиков 493 комментария 23 поста 17 в горячем
1 награда
лучший длиннопост недели
13680

Анти-синдром отложенной жизни...

По мотивам поста
Синдром отложенной жизни

С детства меня возмущало это "потом". Красивая посуда, из которой нельзя есть, красивая одежда, которую нельзя носить, красивая ткань, из которой нельзя шить. А "потом" наступило буднично и некрасиво - со смертью мамы.

Мы с братом на съёмном жилье, два подростка-несмышленыша (19 и 15 лет). Первый же переезд с одной квартиры на другую расставил все по местам - выщербленная посуда, пожелтевшее от времени постельное белье, старая одежда - все отправилось на помойку. Ибо этот хлам не только накладно перевозить, но он ещё занимает тучу пространства в жилье, а мы на тот момент не могли позволить себе хоромы.

Прошло 13 лет с тех пор.

У меня, уже замужней, есть посудный шкаф со старой (хотя и целой) посудой. Это на тот случай, если на всех гостей не хватит красивой посуды, из которой мы едим каждый день.

Часто отбираю у мужа старые заношенные футболки, которые он носит, стараясь поберечь красивые новые. Старье идёт "под ножницы", а оттуда в специальную коробку для ветоши. Идеально для подтирки столов, полов, мытья машины.

Я закрываю варенье. До пяти разных баночек - это предел того, что мы сможем съесть за зиму.

Я не хочу жить "потом", "завтра". Мама умерла в 40; мне - 32, мужу - 47. Я не знаю, сколько отмерено каждому из нас. И чертовски обидно было бы умирать, не успев поесть вкусной еды из красивой посуды в хорошей, чистой одежде, не сказав близким в очередной раз, как я их люблю. Поэтому - давайте жить сегодня!)

2419

Встали на трассе Волгоград-Астрахань, стукнул движок[UPD Ситуация разрешилась]

Много говорили о силе Пикабу. Взываю о помощи - встали на трассе в 160 км от Астрахани, дорога Р22 Каспий 1240й км. Газель. Нужна помощь в буксировке до ближайшего сервиса, который занимается ремонтом двигателя ГАЗели или хотя бы посоветовать такой. Интернет ближайший сервис показывает в 150км. Без рейтинга.

Чем все закончилось

38

Путеводные записки карантинной газелистки #3. Кто о чем, а вшивый - о бане

Мы с мужем - сменные водители на грузовой ГАЗели. Вернее, переквалифицировались в водителей с начала карантина.

Сдав очередной груз под Волгоградом, заехали в сервис - проверить развал-схождение. Да так и застряли тут на весь день - устраняли вылезшие недочеты, благо было время между рейсами. Изрядно опустошив кошелёк, кормилицу нашу подлатали. И тут приходит мне в голову светлая идея:

- Саш, а давай в баню сходим? Вроде говорили, что бани работают?
Муж с энтузиазмом согласился.

Десять номеров подряд из списка по 2Гис оказались недоступны. На 11й звонок ответила милая девушка.

- Отель такой-то, слушаю (баня и сауна при гостинице).
- Девушка, а можно к вам помыться заехать?

И поведала мне девушка милую историю о том, что бани и сауны закрыты, и что устраивают органы правоохранительные облавы на супостатов, вознамерившихся запрет на помывку нарушить, и облагают их данью непомерной...

- Паршиво... А можно ли номер снять у вас на пару часов с ванной?

- Только по командировочным удостоверениям, так как органы правоохранительные облавы на супостатов, вознамерившихся грязевой закон нарушить, и облагают их данью непосильной, чтоб неповадно было от краев родных шляться, пренебрегая заботами государства рассейского...

Так и придется ведь вспомнить завтра навыки кипячения воды в кастрюльке и помывке из ведра. Спасибо большое, милые власти, возвращаете во времена детства! К истокам, так сказать...

185

Путеводные записки карантинной газелистки #2. Посты на дорогах

Когда мы с Сашей взяли первый заказ на межгород, я была счастлива и невероятно горда собой. Перевезти туалетную бумагу аж на 500 км!!! Тут все смешалось - и ностальгия по фильму "Дальнобойщики", и детские воспоминания о дедушке за рулем фуры, и романтика дорог.

Прошло три недели... Последний раз дома ночевали 6 дней назад, и то - проездом.

Муж спит на заднем сидении грузовой ГАЗели. Маленькая Рада, щенок ризеншнауцера, сопит рядом с ним. Идет моя смена за рулем, время 12 часов ночи. Я сова, и ночью мне проще рулить, да и машин значительно меньше. Дорога Ростов-на-Дону/Краснодар в целом ненапряжная, если бы не постоянные посты на дорогах. Они сейчас функционируют 24/7, при въезде в любую область постов насчитывается от 2х до 5 штук. Где-то просто проверяют документы, в некоторых областях записывают данные по машине и водителю, где-то выдают разовые пропуска на проезд по области. Саше везет, его тормозят реже, мои же косы у сотрудников ГИБДД постоянно вызывают нездоровый интерес. И вот опять:

- Доброй ночи! А чего везем? Так-с, документики пожалуйста предъявите. А страховочка имеется? А бумаги на газовое оборудование? Очень хорошо! А почему сами за рулем? Что, муж выпил? А если непьющий, чего не за рулем? (смеётся). Ну да, ну да, второй водитель... Идете пожалуйста на пост, документы возьмите, вам спецпропуск выпишут на проезд. Это бесплатно, не переживайте.

И так каждую ночь. Хотя нет, днем тоже останавливают. К чести инспекторов, в основном по мелочам они не придираются. Видно, что стараются именно соблюдать порядок и не допускать "праздного шатания" автолюбителей. Хотя не все такие правильные.

Недавно Сашу в Ставропольском крае остановили, тоже ночью, с формулировкой "превышение скорости". На трассе. При ограничении 90км/час. На груженой грузовой ГАЗели. На подъеме в горку. Очень обиделись на нас, потому что Саша громко ржал. Хотели предъявить еще выезд на полосу встречного движения, но не получилось. Когда на вопрос инспектора ДПС "И что мне с вами делать теперь" мой наглый муж предложил нас сопроводить до места выгрузки, нас посчитали за идиотов и отпустили.


Так и живем)


.

147

Путевые записки. #1

Была у меня в детстве мечта - стать дальнобойщиком, как горячо любимый дед. Всё бы хорошо, будь я мальчиком, а так... Мне дед, конечно, давал "руля покрутить", но стоило сказать, что вырасту и тоже буду грузы возить, как меня высаживали из кабины, выдворяли из гаража и отводили помогать бабуле блины на кухне печь.

Прошли годы. Многое из того, о чем мечталось, удалось воплотить в жизнь - от велосипеда до учебы на автослесаря. И тут пришел он - КАРАНТИН. Наша с мужем компания по предоставлению погрузочных услуг начала загибаться, несмотря на зеленый свет, данный околологистической сфере Его Светлейшеством. А кого грузить? Клиентов нет, все на карантине. Заказов нет. А расходы - расходы сохранились. Начиная от аренды офиса и заканчивая "отсроченными" налогами. И кредиты. А платить почти нечем. Кстати, один из кредитов был взят на капитальный ремонт и переделку нашей "малышки" - ГАЗели. Конечно, сейчас заказов по городу почти нет, а что, если промониторить межгород?

Речи о том, чтобы отпустить мужа одного, даже не было. Во-первых, мы уже 5 лет почти попугаи-неразлучники, а во-вторых, моя деятельная натура не приемлет роли Пенелопы - или мужа звонками заколебаю, или сама с ума от переживаний сойду. Тем более, в режиме самоизоляции.

Ну и вот. Три недели, как мы самоизолировались за рулем)) Газель Фермер, поэтому очередность работы и отдыха соблюдаем - один спит, другой за рулем. И днем и ночью. За три недели дома четыре раза ночевали. Пять раз останавливались на ночь и спали одновременно - между заявками. Так и живем))

11

Совам на заметку или природа в помощь!

Если я поздно ложусь, мне рано вставать и я боюсь проспать, не услышав будильник, непосредственно перед сном я выпиваю два стакана воды. Мозг даже не успеет воспротивиться вашему подъему с первой трелью будильника.

P.S. Главное - не позволить организму слиться раньше намеченного времени.

Придумала для себя, тег "моё"😋

Совам на заметку или природа в помощь! Сон, Сова, С чего начинается утро, Утро, Лайфхак, Живая вода
312

Туркменистан или путешествия в недра памяти. 1987-2003. Часть четвертая, заключительная

Спасибо всем, кто подписался, постараюсь закругляться.


Ссылки на первые три поста:


Туркменистан или путешествия в недра памяти. 1987-2003

Туркменистан или путешествия в недра памяти. 1987-2003. Часть вторая

Туркменистан или путешествия в недра памяти. 1987-2003. Часть третья


2002-2003 год. Родители уехали "подготавливать почву" в Россию. В подробностях рассказывать не буду, история тянет на отдельный пост.


Парады. Раньше как-то внимания не обращала, но в тот год начались у нас "торжественные парады" с разъездами по всему городу. Т.е. "торжественно-красивых" учащихся на автобусах из разных школ могли привезти на площадь в центр города, для проведения парада. Выглядело это как обычная линейка, только длилось все 3-4 часа, а куртки и кофты были под запретом, ибо "некрасиво". Перед строем учащихся танцевали национальные танцы дети из танцевальных школ, ведущий говорил много красивых слов о том, какой замечательной стала жизнь под руководством мудрого Туркменбаши и пр. Потом мы пели гимн, произносили клятву и нас увозили обратно по школам.


"Рухнама" - книгу президента, - и изучали много. В 9 классе, вроде 3 раза в неделю по 2 урока. Прибавились часы туркменской истории и туркменской литературы. В школе уже не требовали постоянно носить нац.одежду, только на линейке (каждый день).


Ба ужесточила контроль за моим нахождением вне дома, но это не особо напрягало. Просила "не высовываться" и "больше молчать", т.к. стало ходить много слухов о бесследно пропавших людях, которые "слишком много возмущались". Работы не было. Свиней мы уже не держали, - по соседству несколько свинарников ночью сломали, свиней убили, и оставили, обмазав испражнениями из общественного туалета.


Когда в комментариях меня обвиняют во лжи, я даже не обижаюсь. Хорошо если вы, живя в то время в том же городе, не заметили всего этого и неприятности обошли вас стороной. Мне тоже повезло, мы не потеряли ни родственников, ни друзей. Не всем нашим знакомым так повезло.


Дядю Ваню с дедовской работы убили, закидав камнями. Тетю Шуру, жившую от нас через 2 дома, изнасиловали, а затем убили, квартиру подожгли, в 3х этажном доме. В подъезде оставили надпись на двери "Джелеп" - проститутка. Дядин товарищ что-то резкое сказал на рынке, когда была затронута тема русских, его зарезали. Днем. На рынке. Тот самый Бай базар, крытый павилион с кондитеркой. Виновных "не нашли". Возможно вам кажется, что я нагнетаю, но в то время мы жили в этой нагнетенной атмосферы.


Запомнились пустые улицы в центре, близ главпочтамта. Я относила туда письма маме, народу на улицах почти не было, не считая единичных прохожих. И не надо про жару говорить, это была зима. Просто так без дела люди старались на выходить из дома.


От Светы отказались мама и бабушка, прилюдно осыпав ее проклятьями. Я не в курсе, какие у них были отношения, но Светка с огромным животом стояла перед подъездом, а с балкона вниз летели ее вещи, тетрадки, рисунки. Света умерла в родах в конце 2002, в 16 лет. Сказал об этом ее муж, когда я однажды постучалась к ним, чтоб проведать подругу. Пригласил в гости, поговорить, был пьян. Я отказалась с опаской дикого зверька, - я не хотела стать очередной Светой.


Самые яркие воспоминания того периода - очереди. Огромная очередь из стариков перед собесом в день выдачи пенсии. Места в ней занимались за 1-2 дня, люди сидели на улицах, делали навесы, те, кто жил далеко, оставались на ночь, постелив матрасы. Остальные на ночь уходили, предварительно записавшись в "список". Нам повезло, мы жили рядом, с балкона было видно крыльцо. Дед и Ба в этой очереди дежурили посменно, чтобы не потерять место. Завозимых денег на всех не хватало, те, кто не успевал получить, оставались ждать следующего завоза денег, который мог случиться как через день, так и через неделю.


У народа не было денег, и недорогие продукты пользовались бешеным спросом. В государственных магазинах ввели карточную систему, по которой можно было купить хлеб, муку, подсолнечное масло - по государственным ценам. На рынке все было, но дороже. Очередь за хлебом начинала выстраиваться за 2 часа до приезда хлебной машины (утром машина приходила в 8, вечером - в 16 часов). За мукой и маслом - с утра в день выдачи (выдавали раз в месяц, какого-то числа), но затемно. Всё разлеталось быстро. Заняв очередь к моменту приезда машины, можно было уйти с пустыми руками.


Я ненавидела эти очереди! Я мелкая, меня запросто притирали к кирпичной стене, наступали на ноги, порой впечатывали в решетку двери, через окошечко которой продавщица выдавала хлеб. Забирала деньги и карточку, ставила в карточке штамп, обратно отдавала ее с хлебом. Больше 2х буханок в день по карточке было нельзя взять. Зато божественно теплый хлеб, неизменно остававшийся без корочки, пока добираешься до дома, в те времена был отличной компенсацией за все неудобства.


За молоком - тоже очередь, в колхоз мы уже не ходили - дорого. Машина с завода приезжала в 6-7 утра, очередь занимали с 3х часов ночи. Особенно везло первым в очереди - им молоко доставалось жирное, сбитое, которое к вечеру уже поднимало на поверхности слой сливок. Бабуля молоко кипятила, собирала высокую пенку, ставила в холодильник, а на следующий день с утра это можно было кушать с блинами, почти как настоящее сливочное масло! Мы сливочное масло тоже очень редко кушали. Сейчас, выдавая по утрам своим пёселям обязательную пайку масла 82,5% жирности, я с грустью вспоминаю то время, когда мой рацион питания был гораздо менее насыщен, чем сейчас у моих собак.


В январе 2003 Ба получила гражданство. Мы все также ждали ответа от родителей, когда же они смогут нас забрать. Мама ничего определенного не говорила, много плакала. Отец снова запил, она вертелась на 2х работах, уже в городе, на съемной квартире, отсылая нам каждую копейку.


В марте пронесся новый слух о том, что президент не потерпит людей с двойным гражданством и отказывается признавать их гражданами своей страны. Был подписан указ, вступающий в силу 1 июня 2003 года, согласно которому имущество лиц с двойным гражданством отчуждается в ползу государства.


Ба успела продать квартиру. 1000 долларов. Через своего ученика-туркмена, у нее бы не купили. 12 мая 2003 года наш самолет взвился в небо над Ашхабадом, увозя меня, брата, Ба, деда и дядю в неизвестную и таинственную Россию, богатую шоколадными конфетами, сливочным маслом и березками.


"Россия -  щедрая душа" - так нам казалось.


От всей души благодарю моих подписчиков и комментаторов. Последняя часть мне далась очень тяжело и дописана была только благодаря вам. Эпопея с моей старой Родиной закончилась, и начался другой путь, не менее трудный, но уже не такой страшный. Там мы были "свинорылыми", приехав в Россию, мы узнали, что мы "черножопые". Хотя в зеркале свиных ушей я не наблюдала никогда, да и регулярно моюсь с мочалкой и мылом. С тех пор прошло 17 лет. У меня другая, русская фамилия, но я никогда не стыдилась ни своих корней, и своих кровей. Серия постов о Туркменистане - не попытка очернить страну, а рассказ о девочке, в чью жизнь вмешалась большая политика "гордых и независимых". Я не прошу вашей жалости или участия в моей судьбе, мне не нужны ваши плюсы или минусы. Просто знайте, так - тоже бывает.


Искренне ваша, русская узбечка с цыганско-греческими корнями родом из Туркмении, WeeSparrow.

Показать полностью
314

Туркменистан или путешествия в недра памяти. 1987-2003. Часть третья

Первые две части

Туркменистан или путешествия в недра памяти. 1987-2003

Туркменистан или путешествия в недра памяти. 1987-2003. Часть вторая


Не уснула. Душа требует продолжения))


1992 год. Мама попала под массовое сокращение. Папа тоже. Нет работы,  несмотря на высшее образование (которое было только у мамы). А на руках двое детей.


Вначале родители варили леденцы на продажу, но дело не пошло, т.к. денег не было ни у кого, а леденцы варили многие. Потом стали перепродавацами (коммерсанты, ох и модное было словечко). Базар был переполнен торговцами, родители сделали ставку на другой, пока не сильно занятый рынок - вокзал, тем более он находился рядом с домом. Поначалу продавали те же леденцы, потом легкие перекусы пассажирам поездов дальнего следования, мандарины перед новым годом, мелкую сувенирку. Заработков хватало на хлеб без масла, и там была конкуренция. А однажды родителей и вовсе обокрали - товар, дневная выручка - просто вырвал "темный пассажир" и влетел в отходящий поезд... Надо понимать, что в товар вложены последние деньги... Мама долго плакала, вернувшись домой, но потом, упрямо повязав платок, пошла к холодильнику. Достала все мясо, которое было у нас, перекрутила в мясорубке, наделала чебуреков и они с папой снова ушли на вокзал, к новому поезду. Возвращаясь, мама снова плакала, но это были другие, счастливые слезы.


Следующие 8 лет мы этим жили. Родители покупали говяжьи головы в колхозе, отец разделывал, мама сортировала мясо. Язык шел на плов, мозги - на паштет или в яичницу (яйца с мозгами, ага), глаза - на борщ или щи, щеки, там, где чистое мясо, - на продажу в чебуреках. Мы с братом чистили ведрами лук, папа молотил фарш, мама пекла и они уходили. Могли уйти на сутки, на двое, уезжая дальше и дальше от дома, пирожки и чебуреки жарились сотнями, и я до сих пор с трудом переношу этот запах...


Мы с братом оставались вдвоем, нас охраняли собаки, всегда можно было позвонить бабушке, но... Нам было страшно одним. У пусть за эти годы родители подняли баню, первыми купили "параболическую" антенну с двумя десятком каналов, одежду мы носили новую, а мясо на столе было не только с говяжьих голов, нам было тяжело без родителей.


Я уже перешла в старшие классы, когда, будучи в гостях у Ба, я впервые услышала, как матерится и ругается дед(мамин отец). Мне было лет 12, а детство кончилось. Оказывается, моему папе предложили меня... продать. Ведь по матери я была русской, а значит "порченой", с которой, по словам этого папиного знакомца, никто через пару лет даже связываться не станет. Дед об этом разговоре узнал, и они повздорили с отцом, по сломанного папиного носа.


Шел 2000 год. Когда говорят "верните мой 2000", я не соглашаюсь. Я туда не хочу. Поезда перестали ходить, сообщение с Россией стало перекрываться. Новых источников заработка не было. Мы вышли на базар - продавали домашние вещи. На работу принимали в основном туркмен, с прочими, а особенно с русскими, разговаривали сквозь зубы. Образование обесценилось. "Истинные туркмены" стали не на шутку задирать всех прочих, русских - с особой "любовью". В школе несколько раз я сцеплялась со старшими девками, причем серьезно, до крови - они посмели назвать мою маму проституткой только за то, что она русская. Дома были в надписях "Русские - свиньи", "Смерть русским", было несколько погромов и "народных казней".


На русских девушек смотрели исключительно как на товар. Моя старшая подруга, девятиклассница Светочка, ярая поклонница Арии и великолепная художница стилизованных единорогов, русская валькирия, кровь с молоком, белокожая, с русой косой до пояса - забеременнела от русского прокатчика видео-кассет Дениса, и едва окончив школу вышла за него замуж, не любя - чтобы мама ее не продала старому туркмену. Это очень страшно! Страшно, когда на тебя это вываливает единственная подруга, а ты не знаешь, что сказать. Страшно, что самой востребованной профессией стала "прокатчик арб", "арбовод, который впрягается в тележку с товаром вместо осла - и это очень дешево. Денис стал арбоводом. Рыдая, беременная Света рассказывала, что муж ее делит с братом, иначе он их выгонит. Счастье, что не в подробностях и вся глубина этой мерзости прошла мимо моего, тогда еще детского, осознания. И счастье, что я почти не оказывалась одна - всегда в стайке темнокожих, разнонациональных мальчишек. Нашу, с детства сложившуюся, банду, со мной в качестве товарища по играм, источника сказок и почти медсестры, межнациональная рознь обошла стороной.


А мы с родителями стояли на базаре, в центре русской барахолки, где самым востребованным товаром оказались книги... Они были дешевле туалетной бумаги, но шли на те же нужды. Бабуля рыдала, отдавая классиков - "Война и мир", собрание сочинений "Жизнь замечательных людей", Пушкина и Лермонтова, Историю и приключения... Русские не уезжали - они сбегали, сбегали поодиночке и семьями, продавая за бесценок квартиры или попусту оставляя их. К родственникам, друзьям и знакомым, в Казахстан, Киргизию и Россию - нигде жизнь не казалась настолько беспросветной как здесь. Бабуля делала гражданство России, как урожденная русская, дед, хоть и русский, был детдомовцем из Узбекистана, родители мои и вовсе - родились в Ташаузе, отец, хоть и узбек, тоже оказался лишним в этой стране... И никуда бежать нам не светило, кроме как в Россию, к историческим(с маминой стороны) корням, надеясь и уповая на то, что "Россия - щедрая душа". Сколько раз потом произносилась эта фраза - но уже с оттенком горечи, но об этом после.


Едва получив статус беженца, родители пришли на поклон к Ба. "Мама, возьми детей на пару месяцев, мы квартиру почти продали, едва устроимся - заберем" - рыдала моя мама. Квартиру продали. 800 долларов. Родители уехали в Россию, такую загадочную, родную корнями и истоками и манящую свободой, как казалось тогда. Мы остались на попечении Ба, деда и "любимого" дядюшки.


Растянула я, но сейчас от эмоций руки трясутся, простите, в том числе и за возможные ошибки. Следующая часть будет заключительной.

Показать полностью
268

Туркменистан или путешествия в недра памяти. 1987-2003. Часть вторая

Школа и хлопок. Начиная с 5-х классов с сентября по ноябрь каждый год у всех учеников была "трудовая повинность" - хлопок. Ну, мы, дети, повинностью это не считали, так как было безумно весело и интересно. В 7 утра к школе подъезжали автобусы, где мы все, после линейки (а иногда и вовсе без нее!) рассаживались по местам и ехали "в поля". Это реально в поля! В рюкзаке был хлопкоробный фартук(картинка из интернета для примера),

Туркменистан или путешествия в недра памяти. 1987-2003. Часть вторая Туркменистан, Школа, Хлопок, Детство, Длиннопост

термос с чаем или с какао и нехитрый обед. Забирать автобусы нас должны были часов в 5-6 вечера. О, это были чудесные дни! С утра, сдав пару полных фартуков хлопка, можно было свалить на обед, а обед  - это мегакруто! Может, оттого, что к этому возрасту я стала абсолютной пацанкой, а с мальчишками гораздо интереснее? У наших девочек ведь как было? Каждая вытащит из рюкзачка свою вкусняху и точит, и поглядывает на остальных. А если у одной есть конфеты, настоящие шоколадные конфеты, которые мы видели так редко, она начинает их меееееедленно разворачивать и мееееедленно есть, а остальные гадают - даст ли хоть укусить? А после еды начинают всем кагалом обсуждать, у кого что родители привезли (конфеты из России, одежду из Турции, халву из Узбекистана) или кто и как одет. Я была бедная, мои родители никуда не ездили и ничего не возили. А еще гордая. И не любила смотреть на представления с конфетами.


А с мальчишками - с ними все иначе было. Убежим далеко, за два поля, расстелим в пересохшем арыке (там прохладнее) пару фартуков, и все в общий котел еду покидаем. А еще можно было картошечку запечь и пара "добытчиков" с соседней бахчи принесет медовую дыньку и сладкий арбуз - красотища! Налопаемся от пуза, всего понемножку, пойдем за джудой - вязкой ягодой местного кустарника, или скачки богомолов устроим, а можно на скорость по деревьям полазать или сбегать скупнуться в мелком арыке (купались до октября, если тепло было, и в одежде - голышом было немыслимо, а купальника у меня не было). К вечеру все уставшие, собираемся на точке сбора автобусов, получаем привычный и незлобный нагоняй от учителей, и едем назад на раздолбанном ПАЗике...


Сам же сбор хлопка - нудная обязанность. Кусты, высотой взрослому по пояс, а ребенку по грудь, обсыпаны белыми коробочками разной степени созревания. Незрелые коробочки были зелеными, полураскрытыми, и хлопок в них был сырой, незрелый. Вынимать его из коробочек было тяжело, да и не нужно. А зрелые, раскрытые, из которых вынимать хлопок несложно, казалось бы, кололся острыми уголками уже коричневых, иззрелых коробочек. Быстро такой куст не обберешь, в согнутом положении устает спина, не обобрать нельзя - каждая грядка закреплена за отдельными учеником, и все грядки до обеда проверяли. Мне повезло с друзьями, - мальчишки, зная, что сбор мне давался тяжело, здорово помогали.


Работа. До 1992 года мама работала агрономом-инспектором, а папа - водителем при Водоканале. Не помню сильных финансовых затруднений на тот момент, но были периоды, когда мама учила меня правильно ловить голубей (кучка зерна, перевернутый таз, опирающийся на палку. К палке привязана веревка, голубь за зерном налетел под таз, пока он ест, дернуть за веревку. Потом мама вытаскивала его и уносила за сарай - убивать и ощипывать. Зато суп был с мясом!). Были и другие времена, когда отдельная комната под завязку была забита агросельхозпродукцией - маме так выдали зарплату. Дыни, арбузы, тыквы, персики и виноград, абрикосы и помидоры, связки лука... Но мяса много не было никогда.


Меня рано начали отправлять за продуктами. Наверное, года с 94-95. Подрастал брат, и мы часто, на вечернюю дойку, шли вдвоем в колхоз за молоком. Немного - километра 2,5-3, но, бывало, очень долго шли)) Там же покупали свежие лепешки и аналог кефира - катык. А вот за мясом и овощами идти надо было на рынок и с утра. Не помню точно сколько,  но сало стоило дороже мяса раза в 1.5, свиней держали только русские, но местные перекупщики не брезговали перепродавать. На рынках было почти всё, но очень дорого. В частности, конфеты, - сосучки-леденцы родители варили сами, в том числе и на продажу (кстати, однажды так у нас случился пожар дома - не углядели за сахарным варевом), а вот карамель и шоколад стоили баснословно, их везли из России, и ели мы их только по большим праздникам (угу, как-то получив с братом подарок на Новый Год от Деда Мороза в размере 10 килограмм конфет, мы обожрались до больных животов). Фруктов и овощей было немерено и очень доступных по цене, бахчевых - тоже. Ах эти дыни! Летом - десятки сортов, от скороспелой "замчи" до прозрачных, как слеза, "медовых" дынь, которую ешь, а она тает во рту. Впрочем, дыни мы тогда редко покупали, маме много приносили на работе, не успевали съедать.


Одежда. Стоила дорого, факт. Новыми вещами дорожили, меня частенько наказывали за драные платья и штаны, часть вещей была перешита из маминых и бабушкиных. Тогда еще заплатки и перешитые вещи не считались показателем бедности, так жили почти все. Основной бедой была обувь - снашивалась быстро, ремонтировалась плохо, а новая стоила дорого. Поэтому лет до 10 мы могли пойти гулять босиком в теплое время года и это тоже было нормально.


Коммунальные услуги. Жили мы в городе, Ба и дед в трехкомнатной квартире в 3х-этажке, мы с родителями - в многоквартирном (еще дореволюционном) частном доме в центре. За газ не платили тогда совсем, за свет и воду - по счетчикам. У Ба - центральное отопление, батареи. Зимой горячую воду для купания набирали из батарей, одну ванну, купались сначала дети, по очереди, потом взрослые. У родителей - колонка в своем дворе (он у нас был отдельный), такая труба с краном на глубине 2х метров, в оформленной бетонными ступенями бетонной яме. Купались в бане, построенной родителями. Забота о воде для питья и купания была на детях. Знали бы вы, как я ненавидела эту бетонную яму с полуметровыми ступенями! Канализации тоже не было, в туалет, даже по-маленькому, бегали в общественный, насквозь провонявший испражнениями жителей окрестных домов. Огромная махина, разделенная буквами "М" и "Ж", с рядом дырок в полу и без перегородок между этими дырками, источник страшилок про "черную-черную руку из черной-черной дыры"... В общем, брррр!!!


Продолжение дальше, опять устала))

Показать полностью
109

Туркменистан или путешествия в недра памяти. 1987-2003

По мотивам поста Ашхабад город призрак


Всем привет. Читаю посты о моей "малой Родине" - ТССР, а далее - Туркменистан, и меня бомбит. Концлагерь? Не помню. Независимость мозга от здравого смысла? Вполне вероятно. Но, давайте по порядку. Предупреждаю сразу, пишу я больше о себе в том Туркменистане, который навсегда остался за чертой 2003 года, и воспоминания носят не столько политический, сколько личный характер.


1987г. Я родилась в городе Ташауз Туркменской ССР. Это потом он стал Ташогузом, а дальше и Дашогузом, не суть.


Медицина. Я родилась весом 1,820 г и ростом 45 см, с отсутствием устойчивого кожного покрова (да поправят меня медики, пруфоф нет) в паховой области и в подмышках. Медики предлагали маме от меня  отказаться, инкубаторов и прочей техники сохранения жизни не было, мама отказалось. Вроде никто не настаивал, меня отдали через неделю, выписав одновременно с мамой.

(1,5 месяца на грудном, далее искусственница, хроники со здоровьем нет)


Деньги. 1991 год, осень. Мама отправляется в Ахшабад, в столицу, на сессию (учится на агронома, заочка). Маленькую меня берет с собой. Помню широкие проспекты, большие лекционные залы, магазины с красивыми и нарядными куклами. Мы живем в комнате, которую нам сдает какая-то древняя бабулька с сильно пьющим сыном. Все было спокойно до того дня, когда я увидела рыдающую маму. Деньги поменялись! В одну ночь все те сбережения, которые мама привезла с собой, превратились в ничто. Вспышка - помню толкучку, на которой мама продавала пуховую шаль (а это была большая ценность), потому что нам нечего было кушать. Мама звонила бабушке в наш город (у Ба уже был домашний телефон) и бабуля ей сказала, что через неделю постарается прислать к нам деда с мясом (Ба и дед держали свиней), а до этого момента постарайтесь выжить сами. После толкучки мы купили продуктов и прошлись мимо магазина с куклами... Да, на последние деньги, оставшиеся после продажи шали и покупки продуктов мама купила мне самую красивую куклу в фате и фломастеры! это - одно из самых запоминающихся воспоминаний.


Школа. 1994 год, я пошла в школу. Школа №7 города Ташауза, одна из оставшихся трёх русскоязычных школ, где бабуля 35 лет преподавала  русский язык и литературу (ушла на пенсию до начала моей учебы). Не скажу точно, сколько было учеников, но туркменка там была только одна. Остальной состав - 6 казахов, 3 кореянки, пара русских, много узбеков и еще несколько смесок, типа меня (коктейль из национальностей, с превалированием в русско-язычную группу).


Самая обычная школа. От российских школ ее отличало одно - каждое утро(!), в жару ли, в холод, начиналось с построения по классам и линейки, на которой все дружно сначала торжественно произносили хором клятву, потом пели Гимн. О, как я ненавидела эти построения! Откосить от линейки нельзя независимо от возраста, каждый откосивший имел после этого неприятный разговор с завучем.


В начальной школе предметы все такие же, как и в России, с переходом в среднюю школу добавились не только общеобразовательные, но и национальные предметы. Постараюсь вспомнить:

- туркменский язык;

- туркменская литература;

- история Туркменистана;

- Рухнама.

Последний предмет, его ввели вроде в 7 классе, изучал книгу, якобы написанную на тот момент президентом Туркменистана Сапармурадом Ниязовым ("Туркменбаши"). Вообще, Рухнама, в частности, а в общем - культу личности Ниязова, можно посвятить отдельный пост, но в Интернете масса информации, так что попытаюсь отделаться одним абзацем :)


Культ личности. Начиная от клятвы и гимна на линейке, мы должны были славить "нашего лидера" на каждом шагу. В каждом кабинете висел его портрет, обязательно по текущему стандарту (требования к оформлению, раме, фону менялись каждый год и каждый год на его портреты собирались деньги с учеников и учителей). Также класса с 7 (2001 год) ввели обязательную форму во всех учреждениях, особенно в образовательных: мальчики - белая рубашка, черные брюки, девочки - национальные туркменские платья. На очередном торжественном построении, приуроченном ко дню Флага, всем девочкам в школе выдали отрезы бархатного стрейча, из которых надлежало пошить себе туркменское платье.  Да, с 6 класса у нас был введен новый предмет, уроки труда, но не 1-2 часа в неделю, как в России, а целый день - с 8-30 до 15 часов. День раздельного обучения, где девочек учили вязать, шить, вышивать, ткать и готовить; чем занимались мальчики - не помню, хоть убейте.


(Отступая в сторону личного. Платье я тогда себе сшила, но носить мне его не позволило руководство школы даже с брюками. Ибо на скромном вырезе бархатного коричневого платья красовалась красно-белая обережная славянская вышивка крестиком, нарисовавшаяся там после одобрения платья учительницей, а по бокам разверзались два клинообразных разреза до середины бедра. Нет, я не была провокатором, и планировала носить платье с брюками, которые тоже запретили, а вышивка... Вышивка была вызовом, да, ибо какого черта я должна носить эту национальную белиберду?!).


И снова о школе. Преподавательский состав на момент, когда я пошла учиться, был сильным, хотя и слегка хромающим на некоторых представителей, по словам бабули. Но и он начал меняться. Ничего плохого о своих учителях сказать не могу, но помню химичку, которая говорила "Девочки, зачем вам учиться, замуж умных не берут", и которая на протяжении своих уроков сидела и болтала с девочками о прелестях семейной жизни. Со мной не болтала. Я, сидя на последней парте, читала запоем Майн Рида и вязала игрушки. Помню замечательную математичку, туркменку, которая душу и силы вкладывала в свой предмет. Помню учительницу русского языка и литературы, татарку, с которой я часто оставалась после уроков, чтобы помочь ей проверить тетради. Учительницу биологии, русскую, (о, эти луковые пленки под микроскопом!) и учителя физики, узбека, который помог мне пробиться на конкурс русскоязычных поэтов (было и такое), учительницу информатики, казашку, которая учила нас, никогда не видевших компьютер, как работать с простейшими формулами в Excel, и туркменку... которая учила нас туркменскому языку, литературе и "учению Рухнама". Да, за исключением последних предметов, говорили все тогда пока еще  на русском.


Устала писать... Продолжение наклепаю в течении суток. Мыслей много, воспоминания наслаиваются друг на друга, не знаю, о чем писать в первую очередь. Что интересно вам?

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!