233

Юбилей станции «Луна-16»

50 лет назад 24 сентября 1970 года впервые в мировой истории образцы лунного грунта доставил на Землю автоматический космический аппарат. Это сделала советская межпланетная станция «Луна-16».

Юбилей станции «Луна-16» Луна, Космос, Юбилей

Задачу установления обратной связи с естественным спутником Земли решила автоматическая станция «Луна-16», созданная проектной группой НПО имени С.А.Лавочкина под руководством Георгия Николаевича Бабакина.


12 сентября 1970 года комплекс, состоящий из посадочной платформы, буровой установки и возвратной ракеты со спускаемым аппаратом был отправлен к Луне, и спустя 8 дней произвел мягкую посадку в районе Моря Изобилия. Автомат пробурил поверхность Луны на глубину 35 см, вложил полученную колонку образцов внутрь герметичной капсулы, и 24 сентября ценный груз был доставлен на Землю. В руках советских ученых оказалось 101 г лунного грунта!


Была решена двуединая задача – осуществить беспилотный полет по маршруту «Земля–Луна–Земля» и доставить на Землю образцы инопланетного вещества, исследования которого позволили ученым ответить на множество вопросов о происхождении и эволюции Солнечной системы.

Юбилей станции «Луна-16» Луна, Космос, Юбилей

На сайте Роскосмоса опубликовали подборку архивных документов и фотографий, посвященных разработке и осуществлению «Луны-16».

Ссылка

Показать полностью 1
216

Сибирский углозуб

Нашел полумëртвого рядом с подъездом, когда жара стояла невыносимая. Принес домой в спичечном коробке, туда же положил мокрую тряпочку. Дома поместил его в 2-х литровую банку с грунтом, и мхом обильно политым водой. Оклемался он спустя 2 дня, начал охотиться на мух, которых я ему приносил. Живёт с нами уже почти 3 года. Вырос, примерно 12 сантиметров сейчас. Ест мясо, покупаю опарышей в рыболовном магазине, иногда радую его мухами, когда не лень их ловить.  Кто это самка или самец так и не смог выяснить. Один раз, ради эксперимента был заморожен при температуре -6 ° (они и суровей температуру могут переносить). Был в анабиозе почти неделю. Очень удобное животное, учитывая, что я хожу в море по 6 месяцев, то о кормешке можно и не париться😏. Много раз менял ему наполнение террариума, был и песок с камнями залитый водой и просто грунт, но остановился на сендвиче: камни на хлопчатобумажной подложке, сверху мох с большим слоем грунта. Почти все время проводит в выкопаной им самим норке. Если постучать по стеклу террариума, выходит. Это типа я его зову на прием пищи:) Ест 1 раз в 2-3 дня ему хватает. Читал, что живëт такое существо порядка 30-ти лет, так что до моей пенсии, надеюсь доживëт.  Назвали Салапендра или Салапендр.

Ну и пару видео и фото трехлетней давности:

Сибирский углозуб Ящерица, Питомец, Террариум, Звук, Мобильная фотография, Видео, Длиннопост, Земноводные
Сибирский углозуб Ящерица, Питомец, Террариум, Звук, Мобильная фотография, Видео, Длиннопост, Земноводные
Сибирский углозуб Ящерица, Питомец, Террариум, Звук, Мобильная фотография, Видео, Длиннопост, Земноводные
Показать полностью 3 3
535

Предыдущий жилец моей новой квартиры оставил руководство по выживанию. Некоторые люди слишком хороши для этого мира (седьмой пост Кэти)

Для тех, кто только что присоединился или что-то позабыл, вот хронология постов Кэти, которая сейчас на Реддите описывает происходящее с ней и её парнем Джейми и читает ответные комментарии:


Я не уверена, что хочу здесь жить дальше

(Комментарии к первому посту)

Похоже, помимо него мне понадобится что-то ещё

(Комментарии к второму посту)

Сегодня мы, наконец, встретились

(Комментарии к третьему посту)

И прошлым вечером выживание оказалось под угрозой

(Комментарии к четвёртому посту)

Всё становится непередаваемо странным

(Комментарии к пятому посту)

Вероятно, мне понадобится помощь

(Комментарии к шестому посту)

===== ВЫ НАХОДИТЕСЬ ЗДЕСЬ =====


За подготовку перевода благодарим @julides и @RoseMadder


Оригинал ©  newtotownJAM


~


Какое-то время я сидела молча, потрясённая тем, что мой план сработал. Всё получилось слишком уж легко. Но вот он здесь.


У Дерека было доброе лицо, а морщинки вокруг глаз и на щеках делали его только мягче. Седые волосы, выбившиеся из-под плоской кепки, серебрились в свете луны.


– Вы засадили чудесный маленький уголок. Я могу присмотреть за ним, если хотите, я ухаживал за местным садом раньше, – сказал он, нарушая молчание, возникшее после его первых слов.


– Я знаю, кто вы. Нам нужна Ваша помощь.– Это было всё, что я могла выдавить из себя, настолько сильно навалились на меня усталость и умственное истощение от всего пережитого.


Но появление садовника было сродни завершению тяжёлого рабочего дня в школе. Я почувствовала, что снова могу хоть немного расслабиться.


– Как тебя зовут, дорогая? – спросил он.


– Кэт. Я переехала в квартиру 42. – Его лицо просияло, стоило мне назвать номер квартиры.


– Пруденс уехала?


– Уехала. Но это место – чистый хаос. Здесь творится чёрт знает что, и жители не могут нормально существовать, – ответила я.


Мы проговорили, казалось, несколько часов. Во дворике, окружённые только лунным светом. Он сказал мне, что раньше считал здание частью сада, местом, которое он должен содержать, а жильцов – своими подопечными, как растения, за которыми он ухаживал.


Я перечислила всё, что случилось со мной с момента переезда. Рассказывая о смерти Джейми, я не смогла удержаться от рыданий. Дерек обнимал меня, плачущую навзрыд, и в его объятиях я чувствовала себя в безопасности. Я уже и забыла, как это, с тех пор, как получила записку Прю.


Он не перебивал, просто слушал.


Я пожаловалась ему на Наталью и сектантов, на ужасы, которые они творили. Он был практически раздавлен, когда услышал, что они воспользовались наивностью Эдди и Элли, чтобы получить приглашение. Он ушел ещё до их рождения, но помнил Терри милым ребёнком и был рад, когда я рассказала, какой милой взрослой она стала.


Меня немного обнадёжило то, что мои слова о секретном способе убийства самозванцев, который знала одна Пруденс, были встречены им скептически.


Дерек выслушал меня, почти ничего не говоря. Когда я закончила, он встал и пригласил меня следовать за ним. Я был сбита с толку, но сделала, как мне было сказано.


Он проводил меня до входа в лифт. Я тут же вскинула руку с часами. Мы пробыли снаружи довольно долго, и от мысли, что там внутри могут уже хозяйничать эти твари, сердце выпрыгивало из груди.


– Ты в безопасности. Сейчас 0:32 ночи, нет никакой необходимости беспокоиться или смотреть на часы, – сказал он и нажал кнопку вызова лифта. Несмотря на его уверения, мне всё равно не хватало воздуха.


Казалось, прошла вечность, прежде чем лифт наконец лязгнул, достигнув нижнего этажа. Пока двери открывались, я вся тряслась от ужаса. Не знаю, что я ожидала увидеть внутри, ведь сейчас опасности не было, но каждый раз при взгляде на лифт я представляла себе мёртвое, изломанное тело Джейми.


– Зайди,– сказал он.


– Я не могу. Пожалуйста, не заставляйте меня, – умоляла я его...


– Я не позволю, чтобы с тобой что-нибудь случилось. Но тебе нужно кое-что увидеть. – Его глаза были абсолютно искренними. Ещё ни разу я сполна не доверялась кому-то так быстро, но каждая клеточка моего существа знала, что этот человек был хорошим до мозга костей.


Я вошла в лифт.


Дерек встал позади меня, успокаивающе положив руку мне на плечо, пока я пыталась справиться с собой. Он мягко повернул меня лицом к панели управления лифтом.


– Скажи, видишь ли ты, что не так с этой панелью? – загадочно спросил он.


Я всмотрелась в ряды кнопок. Пробежалась по всем цифрам и пересчитала их. Я не видела ничего странного. Старалась найти хоть что-то, правда старалась, но всё казалось абсолютно нормальным. Там было всё, что вы ожидали бы увидеть, и ничего больше. Я покачала головой, с трудом приходя в себя.


– Не могла бы ты нажать на девятый этаж? – попросил он, слегка улыбнувшись.


Я повернулась, чтобы нажать кнопку, но девятого этажа не существовало. Я так растерялась, ведь буквально только что проверила цифры. Она была здесь! Должно быть, Дерек заставил её исчезнуть. Но панель была ровно такой же, как минуту назад. Не знаю, как это объяснить, просто, глядя на панель, я поклялась бы чем угодно, что с ней всё в порядке, даже зная, что 9 этажа не существует. Дерек видел, как я растеряна. Видимо, здание снова начало играть со мной.


Он вывел меня из лифта и усадил на нижнюю ступеньку лестницы. А потом, наконец, заговорил:


– Это здание похоже на живой организм. Оно может запечатывать некоторые места и открывать другие, которые вы и представить себе не могли. Когда эти нелюди сожгли целый этаж, я был опустошён.


В тех квартирах жили замечательные люди, как обычные, так и необычные. Но жестокость этих чудовищ была беспредельной. Целые семьи сгорели заживо. Эта трагедия безумно меня разозлила.


Я винил себя в этом. Я мог предсказывать намерения некоторых особо коварных жильцов и вовремя приходить на помощь. Но эти люди не имели никакого отношения к зданию. Я не мог видеть, что они задумали, и не мог их остановить.


В этот момент я заметила, что между нами примостилась одна из бесшёрстных кошек. Дерек взглянул на неё со слезами на глазах, погладил её, и она забралась к нему на колени.Её кожа совсем не обжигала пальцы Дерека. Он продолжил:


– Когда это случилось, здание защитило себя и перекрыло весь этаж. Это остановило распространение огня, но и удержало преступников на месте, предоставив им умереть от своих собственных рук.


Здание позволило вскрыть этаж только после того, как последний из них перестал дышать.


Прошло около недели, прежде чем эти монстры появились снова. Они шатались по этажам и просили сахар, первые несколько человек впустили их внутрь. Это было ужасное время, сгорело заживо так много жителей, что мне пришлось использовать свой сад, чтобы спрятать их останки. Вся община была в ужасе и скорбела о погибших.


Как бы я ни старался, я всё равно не мог ни предсказать их действия, ни увидеть их, поэтому решил отвести Пруденс, которая в то время казалась вполне разумной женщиной, на выжженный этаж.


Однако девятый снова был запечатан. В лифте не было кнопки, а лестница пропускала его.


Только никто этого не замечал. Это здание просто великолепно.


Я изумлённо смотрела на него, пока он рассказывал. Сложно передать, насколько я была измотана, но мой мозг работал как никогда, чтобы уложить в голове всю эту информацию. Я тоже начала гладить кошку, она обжигала мне пальцы, но я даже не вздрогнула: это успокаивало. Он продолжал:


– Я вернулся позже в тот же вечер и снова поднялся по лестнице, на этот раз один. Мои помыслы были чисты, поэтому лестница впустила меня на 9 этаж в первый раз с момента пожара.


В течении часа я привёл Пруденс. Лестница больше не пропускала 9-й этаж для меня, хотя, как я позже узнал, когда Пруденс попыталась пройти одна, ей не удалось войти.


Мы исследовали этаж, пробираясь среди остатков вещей наших мертвых друзей. И, в конце концов, наткнулись на одного из бездушных поджигателей, бродившего по коридорам. Похоже, именно там они проводят время, когда не терроризируют жителей, пытаясь навредить ещё больше.


Он был встревожен и дезориентирован, увидев на этом этаже чужака. Он слегка вздрогнул и, как будто рефлекторно, выдал эту свою речь о сахаре. Мне стало почти жаль его. Он утверждал, что пришёл из квартиры 66. За его спиной подходили остальные.


Пруденс была в ужасе, она покрылась испариной и попятилась от мужчины, но это не помогло – он медленно обжигал её. Я же не чувствовал жара. Видишь ли, странности этого дома не действуют на меня, никогда не понимал, почему. Иногда я даже знаю, как с ними справиться, как будто это заложено в мою голову. И даже здесь, в их владениях, я знал, что делать.


Я схватил мужчину и потащил его в квартиру 66, через четыре двери от того места, где мы стояли. Я втолкнул его в квартиру и стал ждать. Приближались другие поджигатели.


Мужчина пытался выйти из квартиры, у которой даже не было двери после пожара, спалившего все дотла. Но, когда он подошел к проему, что-то остановило его. Он не мог уйти, как ни старался, как ни кричал.


Пруденс схватывала на лету: она вцепилась в одну из поджигательниц, которая пыталась убить её подругу, Молли. Вспомнив номер квартиры, который та называла, она повторила мои действия, еще сильнее вспотев от жара и морщась от боли. Это снова сработало.


Пруденс хотела пойти и за остальными, но, когда они подошли ближе, я увидел, что тело её покрывается волдырями, и вытащил ее из коридора на лестницу. Мы побежали.


Она умоляла меня отвести её туда снова, твердила, что лестница ей не позволит пройти, что это слишком опасно. Жители научились не впускать их, и у нас больше не было потерь с тех пор, как мы поймали первых двух. Не пойми меня неправильно, я собирался заняться этой проблемой, но именно в то время мы впервые узнали, что совет будет строить это чудовище на месте моего сада. – Он махнул на окно, из которого виднелась часть соседнего многоэтажного дома.


– Это выбивало из колеи. А через несколько месяцев после того интуиция подвела меня: я позволил Пруденс и Молли заманить существ из лифта на 9-й этаж. Об этом я сожалею по сей день. Мне не следовало их туда провожать. Но я не знал, что она собирается сжечь их. Она не дала мне времени подумать.


Я стал рассеянным и никому больше не доверял. Вскоре после этого, я надолго пропал. А поджигатели остались и теперь измываются над вами.


Завтра я пойду туда. Я сделаю то, что должен был сделать уже давно. Мне так жаль, что тебе пришлось с этим столкнуться. И я бы с удовольствием познакомился с близнецами. Они, похоже, невероятно смелые малыши.


– Так и есть. И я хочу быть там завтра, – наконец прервала я его. – Я хочу навеки запереть Наталью.


– Я не могу этого допустить. Они нападут на нас, – сказал он твердо. Я не стала спорить, но в глубине души знала, что буду там, несмотря ни на что.


В ту ночь я ложилась спать, но голова у меня шла кругом. Интересно, где спит Дерек, и нужно ли ему вообще это делать?


На следующее утро я рано покинула квартиру, прошла мимо человека на 5-м этаже и села на ступеньках восьмого в ожидании. Я, конечно, проверила слова Дерека, и, как и ожидалось, при попытке подняться повыше сразу же попадала на 10-й этаж. Или на 11-й, в зависимости от прихоти лестницы. Так что я вернулась на восьмой этаж и стала ждать.


Дерек не сказал, в котором часу он придёт. Но я была готова ждать весь день и всю ночь, если бы пришлось. К счастью, это не понадобилось.


Дерек появился на лестнице около 11 утра. Я просидела там уже часа три, но оно того стоило. Он не особо удивился, увидев меня. Даже с мрачным выражением его лицо оставалось добрым.


– Ты не отступишься, не так ли? – Он вздохнул, и в его голосе прозвучало смирение.


– Ни за что на свете.


– Ты должна пообещать, что будешь держаться рядом. Если мы встретим ту девушку, ты сможешь сделать всё сама, но ты должна держаться рядом, – настойчиво попросил он.


Я кивнула и встала. Мы поднялись по лестнице, и первый раз за все время здесь я увидела большую пластиковую табличку с цифрой 9. Пропавший этаж.


Дверь открылась, и то, что я увидела, было похоже на портал в совершенно иной мир. Всё вокруг было чёрным. Сгоревшим до углей. Царил всепоглощающий запах гари. Здесь буквально ничего не осталось, кроме пустых оболочек жилищ и обломков того, что раньше было чьими-то памятными вещичками. Это было ужасающее зрелище.


Если вы когда-нибудь бывали на месте массового захоронения, то отчасти поймете, что я чувствовала. Тошно было думать обо всех этих бессмысленно потерянных жизнях. Но как раз думать-то времени и не было.


Наталья неслась ко мне. Буквально летела по коридору.


– Как, чёрт возьми, вы сюда попали?! – крикнула она. Её широко распахнутые глаза пылали гневом, и я сразу почувствовала жар.


Дерек схватил меня за руку, крепко сжав, и притянул к себе.


– Где ты живешь? – спросил Дерек, и я попятилась, чувствуя, как пот струится по лбу. Мне отчаянно хотелось выкрикнуть номер, но не получалось: было дико жарко, я плохо соображала.


События развивались так быстро, что я не могла вспомнить, из какой квартиры, по словам Натальи, она пришла.


– Не делай из меня дуру. Я видела, что с ними случилось. – Она указала через плечо туда, где, должно быть, раньше была квартира номер 66. Там на полу лежал человек, ещё дышащий, но выглядевший сломленным. Он просто существовал, запертый в этой комнате. Я совсем не это представила, когда услышала, что Прю может их убить. Она не убивала их, никто не может их убить.


Какой же номер называла Наталья? Я ломала голову, чувствуя, как жжет кожу на моем лице. Я вспомнила, как таяло лицо Джорджии, и сейчас это происходило со мной. Я была следующей.


А потом, когда мои волосы начали гореть и сворачиваться на кончиках, до меня дошло.


– 71! – Я крикнула так громко, как только могла. Я едва видела, как Дерек схватил её и побежал, не отпуская моей руки. Она вцепилась когтями ему в глаза, царапала лицо, кричала, требуя отпустить её. Но он не горел. Просто продолжал держать её. Подойдя к квартире 71, он сказал мне:


– Сделай это. А потом убирайся с этого этажа. – Он был резок, но рассудителен, и я не собиралась спорить.


Я толкнула изо всех сил. В её глазах не было ничего, кроме гнева, она сильно уперлась рукой в мое лицо, когда я пыталась заставить её пересечь границу квартиры 71. Я чувствовала, как моя кожа шипела и покрывалась волдырями. Всё лицо мучительно болело, но я не переставала заталкивать её внутрь.


Наблюдать, как Наталья пытается пробиться через дверь, которой не существует, было одновременно приятно и забавно. Остальные уже сбегались на шум. Я хотела задержаться, посмотреть, как она беснуется еще немного, но Дерек лишь бросил на меня взгляд, и я подчинилась. Пора было уходить.


Я пробежала по коридору и вернулась на лестничную площадку. Наверное, я задержалась дольше, чем следовало. Но я знала, что, возможно, больше никогда не попаду на 9-й этаж, и это того стоило. Я ждала Дерека на лестничной клетке. Я не могла не представить себе, как сектанты сгорали здесь заживо в первый раз.


Яростные крики, доносившиеся из коридора, заставляли меня беспокоиться о Дереке, но я знала, что на самом деле за него не нужно переживать. И вот, в конце концов, он вышел из дверей и присоединился ко мне на лестнице.


Он ничего не сказал, просто посмотрел на меня, на сильнейшие ожоги, покрывающие мое лицо.


Ему и не нужно было говорить, я знала, что проблема решена.


Мы молча спустились по лестнице в мою квартиру. Я последний раз оглянулась на девятый этаж, зная, что здание закроет его навсегда. Нам пришлось пройти на несколько этажей больше, чем нужно, чтобы добраться до седьмого. Я пригласила Дерека выпить чашечку чая. Он отказался, сказав, что хочет навестить старых друзей.


Несмотря на ожоги, я не смогла удержать улыбку: я сделала что-то полезное, помогла жителям всего здания. Я стояла у своей двери и смотрела вслед Дереку, радуясь, что в этом странном месте есть частичка настоящего добра.


Сделав всего несколько шагов по коридору, Дерек начал таять, почти как призрак в кино: с каждым шагом он становился всё более прозрачным. Я почувствовала, как мой желудок снова скрутило, прямо как перед дверями лифта. Я выбежала вслед за ним, крича его имя. Но когда добралась до середины коридора, он уже исчез. Я прошла весь коридор до окна в задней части дома и выглянула из окна в маленький бетонный дворик, в надежде увидеть его сидящим на мемориальной скамейке.


Его там не было. Вместо этого я увидела Пруденс. Кромсающую садовыми ножницами мой крошечный сад.

Показать полностью
410

Можно ли вывести деревню из дедушки?

В честь пятницы)
До того, как моим дедом овладела жажда разведения картошки и кроликов, он весьма успешно трудился в строительной сфере, и даже дорос до начальника УМ. В число его тяжких обязанностей входили, среди прочего, и попойки с важными и нужными людьми: региональными начальниками, комиссиями, проверяющими и т.д.
Дед с юности имел склонность к такого рода труду. Но ещё лучше он умел это всё организовывать. Несмотря на голодное детство, пожрать он любил, и знал толк в качественной еде. Всегда знал, где достать хорошие продукты, и отлично из них готовил - к сожалению, готовил он нечасто.
В общем, за хорошей поляной надо было обращаться к нему. Ходили слухи, что бОльшая часть комиссий приезжала именно на его легендарные банкеты; но это неточно)
Ожидалось прибытие какой-то ахуенно важной комиссии аж из самой Москвы. Изначально сурьезные московские ревизоры не должны были заезжать в наш небольшой уездный городок, а ограничиться лишь дотошным инспектированием регионального центра, но в процессе подготовки этот самый центр решил свалить на моего деда самую ответственную часть ревизии - пьянку.
Собсна, комиссия знала зачем их тащат за 300 км, но ехать чисто на банкет было как-то неловко, поэтому повелела сначала устроить проверку вверенного деду УМ.
Дед радостно носился по району: договаривался с базой отдыха, с совхозами и колхозами о барашке и овощах, с пищекомбинатом и мясокомбинатом - о деликатесах и сладостях; с директором рынка об алкоголе и фруктах. Всегда приятно отдаваться любимому делу, как говорицца.
Проверка занимала его куда меньше: хозяйственником и организатором дедушка был хорошим, и УМ всегда было на высоте.
Однако бабушкой мысли о комиссии просто завладели: она почему-то решила, что если деда подать в правильном свете, то ревизоры прям тут же увезут его в Москву, и там его сразу назначат министром строительства как минимум.
Решено было дедушку облагородить.
В обычной жизни дед придерживался стиля, который бабушка характеризовала как «председатель колхоза»: рубашки в клетку и полоску, свободные пинджаки и брюки - старенькие, мягонькие; галстука к костюму не полагалось, а рубашка даже зимой была расстегнута до середины груди. Летом вместо пинджака полагалась брезентовая или парусиновая куртка; зимой - добавлялось нечто среднее между дубленкой и тулупом, которое не застегивалось никогда. В молодости дед обладал роскошными чёрными кудрями; к моменту же описываемых событий в них блестело масштабное «озеро в лесу», да и цвет они поменяли на перец с солью 50/50, однако привычка оставлять длину, приличествующую термину «роскошные», осталась. Выбрит дед бывал только в понедельник и, иногда, в среду, всё остальное время имел щетину класса «легкий запой».
По мнению бабушки министры выглядели не так. Утром перед приездом важных дяденек бабушка открыла спа на дому: седеющие непослушные кудри были ловко зачёсаны на лысину, лишние - отстрижены; щетина сбрита до синевы; вместо привычного одеколона «Саша» дед был полит чем-то дефицитным и пахнущим Францией; всё великолепие было облачено в новые рубашку и остромодный костюм по фигуре, и венчал это единственный в гардеробе деда галстук.
Дедушка блестел, как пасхальное яишко. Никогда ещё в жизни он не выглядел так роскошно.
Однако чувствовал он себя в этом всем настолько некомфортно, что неосознанно врубил режим этакого Бэрримора: вместо деревенского ухаря-бухаря, зубоскала и матерщинника получился чопорный англичанин, которого волею судеб занесло в отдаленную дикую колонию. Осанка стала неестественно прямой, «как аршин проглотил» (дед называл иной путь попадания аршина в организм), подбородок был задран, чтоб не натирало об жесткий воротничок; жесты и походка стали крайне скованными, ибо остромодный костюм приобретался лет 5 назад и не очень вмещал накопленное дедом за эти годы. От смены «Саши» на Францию заложило нос, и дед залихватски им присвистывал. Короче, вид - хоть на приём к королеве.
В таком ключе дед встретил дорогих гостей у трапа самолёта, отвёз их в УМ и провёл по нему весьма условную экскурсию. Далее ревизоры были переданы коллегам и по совместительству верным собутыльникам деда, и отправлены с ними на базу за город; дедушка же задержался в городе по каким-то неотложным вопросам.
По дороге начались небольшие возлияния с легкими закусками, что сразу сплотило коллектив. Дедовы друзья со смакованием расписывали, какие яства и разносолы ожидают тёплую компанию на базе отдыха, а спонсор и организатор всего этого - Иваныч, то есть мой дед.
По прибытии на базу гости были сопровождены в столовую, где был накрыт стол персон на 200, на котором было ВСЁ. Вплоть до птичьего молока и лимонада Мальвина). Но одного важного продукта не было.
Кто-то из друзей деда попросил повариху почистить и нарезать ломтями луковку.
- Зачем?, - удивились ревизоры.
- Ну как же? Сейчас приедет Иваныч, хлопнет штрафную, осмотрит стол и скажет «А что, луковки нету?!»
Важные дяденьки только посмеялись в ответ. Как этот гурман, этот Ватель, холёный пафосный хрен из недобитков белой армии может закусывать луковкой, когда на столе одной баранины 3 вида?!
Дедовы друзья пожали плечами и прибрали тарелочку с луком - мол, ща посмотрите.
Примерно через полчаса после начала культурного отдыха в столовую влетел дед, всё в той же парадно-выходной форме. Залпом выпил штрафную, быстро оглядел стол и разочарованно протянул «Луковки... Закусить... Нету?!».
Друзья гоготали, ревизоры входили в состояние когнитивного диссонанса.
Дед, не особо вникая в причины такой реакции, пожал плечами, скинул пиджак и галстук, расстегнул рубашку и расслабился. Через полчаса после этого гости вышли из диссонанса.
В Москву деда почему-то не забрали...

Показать полностью
511

А мы ели своих друзей

На волне про братьев наших меньших. А вы ели своих друзей?

Родственники на мясо держали скотину. Свиней, корову, бычка и т.д. Мы приезжали к ним иногда с 4 годовалой дочкой.  Ей нравилось в "контактном хлеву" наблюдать за животными и гладить их. Бычка Мишку выводила на луг и заезжала верхом на нем обратно. Приехали мы к ним осенью за парным мясом этого Мишки. В ограде развешаны нарубленные куски туши. Дочь молча посмотрела, зашли в дом. Поела котлет и говорит: - Да, жалко Мишку конечно,  но вкууууусный!

А мы еще думали, гадали как объяснить ей суть пищевой цепочки.

372

Серебряный кулон

Серебряный кулон Кулон, Украшение, Драгоценные камни, Ручная работа, Reddit, Серебро, Серебряные украшения

“Кулон из серебра, нарезан проволокой 8 разных размеров. Сделано вручную, без использования электроинструментов и прочего. Это просто провод, намотанный вокруг других проводов. На это ушло более 40 рабочих часов. Настоящие драгоценные камни.”

Показать полностью 1

Мы ищем Android-разработчика!


Привет! Пикабу ищет Java/Kotlin-разработчика для нашего Android приложения.

Более подробно можно узнать на странице вакансии ;)

Мои подписки
Подписывайтесь на интересные вам теги, сообщества,
пользователей — и читайте персональное «Горячее».
Чтобы добавить подписку, нужно авторизоваться.
Отличная работа, все прочитано!