VZ1996

На Пикабу
поставил 1 плюс и 0 минусов
проголосовал за 0 редактирований
4549 рейтинг 190 подписчиков 90 комментариев 180 постов 53 в горячем
81

100 лет со дня битвы при горе Блэр

В этом месяце исполняется 100 лет со дня окончания битвы при горе Блэр, когда 20 000 шахтеров на юге Западной Вирджинии с оружием в руках вели борьбу против частной армии головорезов, нанятых хозяевами угольных шахт. Ожесточенное сражение продолжалось с 25 августа по 2 сентября 1921 года, когда вооруженные силы США, развернутые президентом Уорреном Хардингом, заняли угольные месторождения, разоружив и арестовав сотни шахтеров.


Предыстория битвы


Битва при горе Блэр была частью той волны борьбы рабочего класса в США и на международном уровне, которая была вдохновлена Великой Октябрьской революцией 1917 года в России.


Еще в 1919 году 350 000 сталелитейщиков приняли участие в великой стальной забастовке, 400 000 шахтеров-угольщиков объявили общенациональную забастовку, а 45 000 рабочих приняли участие во всеобщей забастовке в Сиэтле.


Американский правящий класс, опасаясь собственного «Октября», ответил жестокими репрессиями. Генеральный прокурор Митчелл Палмер провел серию рейдов по всей стране, в ходе которых были задержаны более 10 000 рабочих иностранного происхождения, обвиняемых в социалистической, трудовой организации и антивоенной деятельности.


Во время Первой мировой войны уголь южной Западной Вирджинии пользовался высоким спросом, особенно для снабжения топливом военно-морского флота США. Президент Вудро Вильсон освободил шахтеров от призыва, но настоял на том, чтобы они увеличили добычу для «войны за демократию».


Вильсон включил Сэмюэля Гомперса, главу Американской федерации труда, в Совет по национальной обороне. Объединенный профсоюз шахтеров полностью поддержал войну, и каждый экземпляр журнала «Объединенные шахтеры» включал плакат с призывом больше добывать угля.


На протяжении всей войны угольные магнаты получали огромные прибыли за счет того, что шахтеры работали долгие часы за небольшую плату и находились под постоянной угрозой взрывов газа, обрушения и механических аварий. Только в 1918 году погибло 2 580 шахтеров, в том числе 404 – в Западной Вирджинии.


Шахтеры в Западной Вирджинии также находились под железным колпаком угольных магнатов, а также судей, полицейских сил и политиков, которые их контролировали.


Шахтеры жили в городах компаний, где почти все – от их лачуг, в которых не было отопления и водопровода, до магазинов, в которых они покупали свои товары – принадлежало владельцам шахт.


Владельцы шахт платили зарплату окружным шерифам и их заместителям за охрану их собственности, сбор арендной платы с шахтеров, нападения на шахтеров, выступающих за профсоюз. Кроме того, они нанимали головорезов и шпионов из детективного агентства Болдуин-Фелтс, агенты которого также были приведены к присяге в качестве сотрудников правоохранительных органов.


Сотни шахтерских охранников и заместителей шерифа патрулировали дороги и бродили по городам пешком и верхом, неся дробовики, винтовки, пистолеты, дубинки, разыскивая профсоюзных организаторов и профсоюзных шахтеров.


Свобода слова и публичных собраний для шахтеров были запрещены. Также им не разрешалось собираться группами более чем по два человека. Почта шахтеров тщательно изучалась, читалась, а иногда подвергалась цензуре почтальонами фирменных магазинов. В качестве дополнительной меры защиты компании примерно в 1913–1914 годах начали ограждать свои города заборами из колючей проволоки.


Шахтеров заставляли подписывать контракты, которые обязывали их не становиться членами различных трудовых организаций и профсоюзов или даже отказываться «помогать, поощрять или одобрять» такую организацию. Работники, уличенные в нарушении или даже подозреваемые в симпатиях к профсоюзам, увольнялись и насильственно выселялись из принадлежащих их компании домов.


Несмотря на попытки угольных магнатов разделить рабочих по расовому и этническому признаку, рабочие Западной Вирджинии, состоящие в основном из итальянских и венгерских иммигрантов, аппалачей и бывших чернокожих издольщиков с Юга, объединились против класса капиталистов.


Это показала забастовка Пейнт-Крик – Кабин-Крик 1912–1913 годов. Солидарность чернокожих и белых, протестантов и католиков, шахтеров-иммигрантов и коренных жителей была нерушимой.


Забастовка Пейнт-Крик – Кабин-Крик, которая произошла к юго-востоку от Чарльстона, стала значительным прорывом. Шахтеры вели 15-месячную битву против головорезов Болдуина-Фелтса, которые построили бронепоезд, чтобы обстреливать из пулеметов палаточные поселения выселенных бастующих шахтеров.


Рядовые шахтеры, возглавляемые 24-летним шахтером из Кают-Крика Фрэнком Кини, забрали ведение борьбы из рук консервативного национального руководства местной трудовой организации и обратились к Социалистической партии, чтобы проводить массовые собрания и выступать с докладами.


Вскоре магнаты, наконец, уступили шахтерам.


Однако после забастовки хозяева угольных шахт были полны решимости взять реванш. Один магнат округа Логан выразил опасение, что шахтеры хотели «сами завладеть шахтами… Одним словом, установить советское правительство».


Бойня в Матеване


В мае 1920 года десятки тысяч шахтеров, не состоящих в профсоюзе Западной Вирджинии, которые остались на работе во время национальной забастовки 1919 года, присоединились к United Mine Workers, надеясь вместе участвовать в следующей национальной забастовке. Любой шахтер, обнаруженный присоединившимся к UMWA, был уволен.


В очередной раз угольные компании завербовали членов детективного агентства Болдуина-Фелтса, которое направило Ли и Альберта Фелтсов, братьев основателя агентства Томаса Фелтса, лично контролировать усилия по «обузданию» шахтеров. Вооруженные бандиты немедленно выселили рабочих и их семьи из принадлежащего компании жилья.


Агенты встретили немедленное сопротивление со стороны шахтеров и их сторонников, в том числе Сида Хэтфилда, бывшего шахтера и начальника полиции Матевана (штат Западная Вирджиния), а также мэра города Кейбелла Тестермана. 19 мая 1920 года Хэтфилд, Тестерман и группа вооруженных и уполномоченных шахтеров разыскали Фелтса и его агентов, чтобы привести в исполнение ордер на арест и взять их под стражу. На очной ставке Фелтс заявил, что у него есть ордер на арест Хэтфилда.


Свидетели сообщили, что Тестерман изучил предполагаемый ордер и заявил: «Это фальшивка». Но был немедленно застрелен Альбертом Фелтсом. Хэтфилд и шахтеры открыли ответный огонь. И к тому времени, когда стрельба закончилась, девять из 12 агентов Болдуин-Фелтс были мертвы, включая обоих братьев Фелтс. Помимо мэра, погибли два шахтера.

Столкновение стало известно как «Матеванская резня».


По приказу хозяев шахт правительство штата привлекло полицию штата, отстранило Хэтфилда от должности и арестовало его. В промежуточный период перед судом над Хэтфилдом на угольных месторождениях южной Западной Вирджинии вспыхнули забастовки.

В январе 1921 года сочувствующие присяжные в Матеване оправдали Хэтфилда и еще 15 человек за убийство Альберта Фелтса.


После того как законодательное собрание штата приняло реакционный «Законопроект о присяжных», который позволял судье выбирать присяжных из другого округа, была назначена другая дата судебного разбирательства.


1 августа 1921 года, когда Хэтфилду предстояло предстать перед судом, агенты Болдуин-Фелтс устроили засаду и убили его и его друга Эда Чемберса у входа в здание суда округа Минго в Уэлче.


Никто из убийц так и не был привлечен к ответственности.


Марш к горе Блэр


Известие об убийстве Хэтфилда привело шахтеров в ярость.


Кенни и секретарь-казначей округа 17 Фред Муни надеялись, что губернатор Эфраим Морган вмешается и согласится на сделку по признанию профсоюза и освобождению заключенных шахтеров в Минго. Вместо этого губернатор категорически отклонил это.


Шахтеры, в том числе многие ветераны забастовки Пейнт-Крик – Кабин-Крик, начали массово собираться в опорных пунктах профсоюзов в округах Канава и Бун и проводили массовые собрания.


Было выдвинуто требование о проведении вооруженного марша из их расположения через округ Логан в округ Минго, чтобы освободить захваченных шахтеров и привлечь к ответственности Дона Чафина, «короля королевства Логан». Владельцы шахт предоставили Чафину практически неограниченные средства для сбора частной армии из 2 000 вооруженных до зубов головорезов, выступающих против профсоюзов.


По мере распространения информации о марше, Чафин начал укреплять оборону на горе Блэр, куда были направлены пулеметчики, а также солдаты со взрывчатыми веществами и даже самолеты, которые планировалось использовать для сбрасывания газовых гранат и бомб на шахтеров.


Точные оценки отличаются, но как минимум 10 000 шахтеров начали свой марш 20 августа, набирая больше работников из других округов по мере продвижения. Согласно более высоким оценкам, до 20 000 шахтеров взяли в руки оружие и приняли участие в боевых действиях.

То, что вдохновило шахтеров к маршу, было духом классовой солидарности, независимо от расы или национальности. Они маршировали в красных банданах, повязанных на шеях, чтобы отличаться от вооруженных головорезов, которые привязывали белые носовые платки к своим рукам.


25 августа боевые действия начались с незначительных стычек. Несмотря на значительное численное превосходство, силы Чафина окопались на укрепленных позициях, которые позволяли им обстреливать шахтеров сверху, со склона горы.


Шахтеры, в том числе около 2 000 ветеранов Первой мировой войны, действовали с военной дисциплиной. Чтобы получить припасы, бастующие совершали набеги на магазины, принадлежащие компаниям, не щадя независимые магазины и не платя их владельцам.

Через несколько дней возникла тупиковая ситуация, в которой шахтеры не могли продвинуться дальше линий пулеметного огня, а армия компании не могла покинуть свои оборонительные позиции, чтобы разбить позиции шахтеров. Именно тогда Чафин начал использовать самолеты и с их помощью сбрасывать бомбы на позиции шахтеров.


Военное министерство США направило бригадного генерала Гарри Хилла Бандгольца (который заслужил свои полномочия, наблюдая за подавлением сопротивления американской колониальной оккупации Филиппин) для встречи с Кенни и Муни. Он приказал им разогнать шахтеров и пригрозил, что их привлекут к ответственности, если они этого не сделают.

На встрече в Мэдисоне Кенни сказал шахтерам:


«Вы можете бороться с правительством Западной Вирджинии, но, клянусь Богом, вы не можете бороться с правительством Соединенных Штатов».


Шахтеры бросили вызов Кенни и продолжили свой марш, в какой-то момент оказавшись всего в шести километрах от города Логан. Перепуганный угольный магнат в городе телеграфировал конгрессмену, попросив его связаться с президентом Хардингом и

«сказать ему, что, если он не пошлет солдат в Логан к полуночи сегодня вечером, город Логан будет атакован армией из четырех-восьми тысяч красных и понесет большие потери в имуществе».


2 сентября президент Хардинг (чей министр финансов Эндрю Меллон владел шахтами в округах Логан и Минго) приказал 2 500 федеральным войскам и 14 бомбардировщикам спасти угольных магнатов и подавить то, что его чиновники назвали «гражданской войной» и «вооруженным восстанием».


По мере того как подходили все новые и новые армейские силы, шахтеры поначалу, казалось, были готовы продолжать борьбу. Однако Билл Близзард, лидер UMWA, который командовал шахтерами, приказал шахтерам не стрелять в солдат и начал помогать армии в разоружении рабочих.


Чувства шахтеров были смешанными. Некоторые полагали, что вмешательство федеральных войск поможет их делу и что они будут нейтральной силой в урегулировании конфликта с владельцами шахт.


Но они быстро избавились от подобных иллюзий.


К 4 сентября многим шахтерам удалось спастись, вернувшись домой. Другим повезло меньше. Они попали под массовые аресты, организованные армией США. Всего под стражу было взято 985 шахтеров.


Генерал Бандгольц отклонил просьбы шахтеров о проведении митингов в районах, контролируемых федеральными властями, и начал подвергать цензуре все новостные сообщения, которые каким-либо образом симпатизировали шахтерам.


За подавлением шахтеров последует эскалация репрессий и фактический крах UMWA.

В Западной Вирджинии число членов профсоюза сократилось с более чем 50 000 до небольшой горстки.


На национальном уровне число членов профсоюзов сократилось с более чем 600 000 до всего лишь 100 000.


Уроки битвы


Не было более воинственной и сознательной части американского рабочего класса, чем шахтеры южной Западной Вирджинии.


Шахтеры, как и остальная часть рабочего класса, действительно боролись с правительством США и капиталистической системой, которую оно защищало. И здесь стихийной воинственности рабочих было недостаточно. Что было необходимо, так это политическое и революционное руководство.


Джон Л. Льюис, занимавший пост президента UMWA с 1921 по 1960 год, был ярым врагом социализма. Он выступал против левых в UMWA, которые еще в 1926 году выдвинули призыв к национализации угольных шахт и созданию партии для борьбы с нападением на сотни тысяч рабочих мест из-за механизации. К 1927 году Льюис протолкнул антикоммунистическую статью в конституцию UMWA.


«Объединение в профсоюзы, в отличие от коммунизма, – заявил Льюис в 1937 году, – предполагает отношения занятости; оно основано на системе заработной платы и полностью и безоговорочно признает институт частной собственности и право на инвестиционную прибыль».

Обращаясь к работодателям с призывом признать профсоюзы и сотрудничать с ними, он продолжил:


«Организованные рабочие Америки, свободные в своей производственной жизни, сознательные партнеры в производстве, обеспеченные в своих домах и имеющие достойный уровень жизни, окажутся лучшим оплотом против вторжения чуждых правительству доктрин».


Доминирование в рабочем движении антикоммунистической рабочей бюрократии и ее политическое подчинение рабочего класса правительству США имели катастрофические последствия не только для шахтеров, но и для всех рабочих.

----------------------------------------------------

Также рекомендую иные свои работы.


"И ты, Брут", или немного о неоднозначном персонаже Древнего Рима


Реформация и контрреформация в Польше.


Глобальные засухи: жажда прибыли истощает планету


Страницы истории. Англичане захватывают Нью-Йорк.

Показать полностью
126

Древняя Спарта. Спарта изначальная

Начало Спарты


Как и большая часть истории классической Греции, история Спарты фактически начинается с конца другой великой цивилизации – микенской. Микенская Греция была региональной державой, которая впервые возникла примерно в 1600 году до н. э. и в течение следующих 500 лет доминировала на территории современной Греции.


Подобно другим цивилизациям Средиземноморского региона того времени, микенская цивилизация пришла бы в упадок из-за события, известного как «катастрофа бронзового века», произошедшего в XII веке до нашей эры. Существует множество конкурирующих теорий относительно точной причины краха микенской цивилизации, хотя имеется достаточно оснований полагать, что ее крах был вызван, по крайней мере частично, группой, известной как народы моря. Эта загадочная группа так и не была удовлетворительно идентифицирована.

Другая теория связывает крах Микен с гипотетическим событием, известным как вторжение дорийцев. Это событие, основанное на мифе древних греков, в котором подробно описывается захват полуострова Пелопоннес этнической группой, известной как дорийцы, использовалось в качестве возможного объяснения внезапного появления и распространения дорийской культуры.


Однако это так называемое вторжение, скорее всего, было распространением ряда культурных идей и миграцией народов из самой Греции, чем результатом фактического вторжения внешних сил.


Независимо от того, несли ли греки-дорийцы ответственность за упадок микенской цивилизации или нет, однако их прибытие на Пелопоннес является критическим событием в истории, предшествующей истории Спарты. Это объясняется тем, что сами спартанцы были, по сути, дорийского происхождения и говорили на дорическом диалекте греческого языка.


Если бы не произошло каких-либо событий, приведших к миграции или вторжению дорийцев в юго-восточную Грецию, история Спарты, какой мы ее знаем сегодня, не случилась бы.


После краха бронзового века и возможных вторжений дорийцев и народов моря, которые могли вызвать или сопровождать его, Греция в целом вступила в период, известный как греческие «Темные века». Это был период, который был очень похож на состояние Европы после распада Римской империи примерно 1500 лет спустя, в течение которого вакуум власти, образовавшийся в результате внезапного краха высокоразвитой и организованной цивилизации (в данном случае микенской), привел к длительному периоду общественного застоя на более низком уровне развития.


В Греции этот период продолжался почти 300 лет, между 1100 и 800 годами до н.э.


Город Спарта


Именно в это время была основана Спарта.


Место, на котором образовался город, находилось в долине реки Еврот и имело превосходные оборонительные характеристики.


По археологическим данным, сама территория древней Спарты, а также окружающие ее области, не были заселены примерно до 1000 года до н.э., что указывает на дату основания города – значительно позже распада микенской цивилизации. В этот момент, как полагают, территория будущего города состояла из двух союзных деревень, которые в конечном итоге объединились, образовав Спарту.


Считается, что в этот период Спарта не проявляла ничего похожего на военную мощь. Вместо этого она, как и многие другие греческие города-государства того времени, все еще находилась в зачаточном состоянии.


Спартанский царь Ликург


В полумифических историях, описывающих первые десятилетия существования Спарты, период после основания города характеризуется крайней нестабильностью, в течение которого не было ни закона, ни порядка. Эти летописи могут быть или не быть полностью точными, поскольку сами спартанцы не вели собственные хроники, вместо этого полагаясь на сложную устную историческую традицию. Однако, согласно им, именно в этот период появился человек, которому классическая Спарта обязана самой своей государственностью.


Этого человека звали Ликург.


Он был гражданином Спарты, и, вероятно, жил где-то в конце IX или начале VIII века до нашей эры. Существует много споров о том, был ли Ликург реальной исторической фигурой или просто мифологическим олицетворением развития спартанского общества в его окончательной форме.

Многие ученые, однако, предварительно признают, что Ликург, скорее всего, был реальным персонажем Спарты, который начал процесс превращения дорийского города-государства в воинское общество. Согласно истории его жизни, написанной Плутархом, Ликург был царем Спарты, который после рождения своего племянника, который имел более верные права на престол в силу наследования по родословной, отбыл в путешествие по Средиземному морю. Ликург, согласно Плутарху, отправился на Крит, в Азию, Египет и Испанию, во всех местах извлекая важные уроки о структурировании и управлении различными обществами.


Начало реформ Ликурга


По возвращении в Спарту, Ликург использовал накопленный опыт, перенеся то, что он нашел интересным в отдаленных цивилизациях мира, окружавших Грецию, в формат спартанского государства.


Величайшей из его реформ, опять же, в соответствии с более поздней интерпретацией Плутархом более ранних исторических свидетельств, было создание законодательного собрания Спарты, органа, который уравновешивал свою власть с властью двух царей, которые в любой момент могли править в Спарте.


Этот законодательный орган, насчитывающий 28 старейшин, пожизненно избираемых в его верхней палате и состоящий из всех спартанцев, имеющих право голоса в нижней палате, обеспечивал защиту от абсолютной монархии и защиту права свободных граждан Спарты.

Правда, не стоит утверждать, что реформы Ликурга касались только формирования органов, уравновешивающих власть царей. Ведь почти весь характер классической Спарты приписывается реформам государства, которые он провел.


Радикальные реформы Ликурга


Следующим шагом Ликурга стали реформы, которые бы навсегда отделили спартанское общество от других греческих городов-государств.


Видя высокую степень неравенства в богатстве между различными жителями Спарты, Ликург, как говорят, основал то, что, возможно, было первым историческим социалистическим государством.


Согласно рассказу Плутарха, Ликург "добился от них отказа от своей собственности и согласия на новый раздел земель, и чтобы они жили все вместе на равных основаниях…"


Сделав это, Ликург, как говорят, перераспределил земли, ранее принадлежавшие различным спартанцам, на равные участки. Данные земельные наделы в конечном итоге стали теми участками, которые были предоставлены каждому гражданину Спарты в качестве его личной фермы. С этого момента и далее приобретение большего количества земли, чем предоставленное государством, будет невозможно.


Ликург продолжал разрушать более традиционную систему общества древней Спарты, требуя, чтобы все мужчины ели в общественных местах, а не обедали у себя дома. Поэтому люди, которые когда-то были богаты, были вынуждены питаться за одними и теми же столами с бедными и одинаковыми блюдами и напитками, которые ели и пили все спартанцы.


Ясно, что в истории Ликурга мы видим формирование более поздней спартанской ненависти ко всему, что делало граждан материально неравными. Это было одним из величайших ограничений личной свободы в древней Спарте, хотя оно также послужит ей в ее более поздних военных амбициях.


Отсюда Ликург пошел дальше, запретив традиционную денежную систему Спарты, которая, как сообщается, была основана на золоте и серебре, типичных для современной экономики. Вместо этого он позволил продолжать существовать только деньгам в виде кусков железа. Железо, стоившее в народном сознании намного меньше золота или серебра и в силу своей распространенности имевшее меньшую ценность, не накапливалось у спартанцев в больших количествах.


Между этим и равномерным распределением земли по всему обществу Ликург добился почти полного перераспределения богатств внутри Спарты, почти наверняка против воли тех, у кого их изначально отнимали.


Последующие поколения рассматривали эту систему как норму, хотя она почти наверняка навязывалась угрозами применения силы в первые дни существования, поскольку она сильно нарушила ранее существовавшие свободы граждан Спарты.


Запретив практически все формы материального богатства, Ликург также изгнал из спартанского государства всех продавцов товаров и услуг не первой необходимости. Те, кто работал с драгоценными металлами, создавал большинство произведений искусства или продавал услуги, которые приносили пользу отдельным людям, а не государству, быстро «вымерли» в рамках новой структуры спартанского общества.


Из-за и без того сложного вопроса о том, действительно ли все эти реформы были работой одного человека, и отсутствия современных исторических записей об этих событиях, невозможно сказать, было ли это на самом деле формальным указом или просто экономическим побочным эффектом.


Однако есть определенное но.


Современные археологи очень сильно ставят под сомнение момент с «уничтожением» людей, занимавшихся созданием произведений искусства, поскольку ими на территории Спарты были найдены произведения искусства, в частности, бронзовые изделия. Многие, однако, предположили, что ответственность за эти работы несли не спартанцы, а более ранние люди, населявшие эти места, которое были покорены дорийцами. Они более всего известны историкам как периэки.


Наконец, Ликург, как говорят, ввел меру, которая, с политической точки зрения, возможно, была мастерским ходом, позволившим властному государству Спарты функционировать так, как оно функционировало в классический период. Это был метод, с помощью которого законы, которые он установил против роскоши и богатства, будут переданы молодым поколениям. Ликург запретил когда-либо писать эти законы, чтобы их преподавание и изучение оставались исключительно устной традицией.


Поскольку никогда не удавалось найти простой ссылки на письменные законы, каждый спартанский гражданин должен был знать эти законы наизусть, должен был знать каждую букву закона, чтобы жить и работать в своем собственном обществе.


Таким образом, Ликург позаботился о том, чтобы тщательное, необходимое запоминание законов помогло еще больше приобщить молодежь Спарты к их практике на тот момент, когда они станут полноправными членами спартанского общества.


Насколько правдива данная предполагаемая история Ликурга, скорее всего, никогда не будет известно, поскольку отсутствие прямых исходных материалов от самих спартанцев делает практически невозможным установить ее достоверность с какой-либо высокой степенью надежности.


Отражает ли история Ликурга реальные исторические факты существования данного царя или это всего лишь миф, какое-то сочетание того и другого, это, однако, не влияет на то отношение, с которым спартанцы относились к Ликургу и его реформам.


Этот законодатель считался основателем спартанского образа жизни, который стал очень отличным от правил и порядков в других греческих городах-государствах, и позволил спартанцам наслаждаться успехами, которые они увидят позже в своей истории.


Итог


На основе законов Ликурга и уже могущественных военных традиций дорийских племен сформировалось общество Спарты. С этого момента в развитии города-государства впредь его главной целью стало расширение своей территории на окружающие равнины.


По мере того как спартанцы усиливали свои территориальные притязания, они, несомненно, становились все более опытными в военном искусстве, постепенно превращаясь в общество, основанное на войне, каким они были в классический период.


Это все примерно совпадает с концом греческих «Темных веков» и началом так называемого греческого «Архаического периода». Считается, что в течение этого периода население росло значительно более высокими темпами, что положило начало дальнейшему развитию греческих городов-государств.

--------------------------------------------------------

Для тех кто захочет помочь автору материально — вот мои реквизиты:

Юмани — 410013857200048

Номер моей сбер карты — 4817760020909804

-------------------------------------------------

Источник.

Показать полностью
14

Битва при Рокруа. Часть 1

Тридцатилетняя война была одним из самых разрушительных конфликтов в европейской истории, сравнимым только с более поздними наполеоновскими и мировыми войнами. Некоторые части территории нынешней Германии потеряли две трети своего населения; в общей сложности, по оценкам, в результате войны погибло около восьми миллионов человек. В центре этой борьбы была борьба между феодалами Франции и Испании - битва при Рокруа была кульминацией этого.


Испания была вовлечена в войну почти с самого ее начала. Это была выдающаяся держава на континенте, и, в дополнение к ее иберийскому центру, она владела обширными территориями, включая северную Италию, область Франш-Конте на территории нынешней восточной Франции, а также территориями современной Бельгии и Люксембурга (Испанские Нидерланды). Чтобы добраться до этих территорий, припасы и солдаты шли маршем по "Испанской дороге", которая змеилась на север от Италии, пока не достигла Испанских Нидерландов.


Обширной логистике способствовал тот факт, что большая часть дороги проходила через территорию, принадлежавшую могущественной династии Габсбургов.


В 17 веке большей частью Европы правили Габсбурги, которые были разделены на две ветви. В 1643 году одной ветвью правил Фердинанд III, который был императором Священной Римской империи и правителем Венгрии, Чехии, Хорватии и Австрии. Другую возглавлял Филипп IV Испанский, который также правил Португалией и Испанскими Нидерландами. Его дополнительные титулы включали герцогство Бургундия, нескольких итальянских государств и правитель обширной колониальной империи. Территория Габсбургов окружала сухопутные границы Франции, что заставляло французов крайне нервничать по поводу безопасности своих границ. Даже на море они не могли чувствовать себя в безопасности, поскольку Испания также была доминирующей военно-морской державой, управляя отдельными флотами в Атлантике и Средиземном море.



Следовательно, французские феодалы стали развивать идеологическую парадигму осажденной страны и начали использовать дипломатические средства для подрыва превосходства Габсбургов. Кардинал Ришелье, могущественный главный министр при дворе Людовика XIII, возглавил эти усилия в начале 1630-х годов, а в 1635 году, с его легкой руки, Франция объявила войну Испании. Поначалу события складывались не очень хорошо для французов, так как испанцы вторглись и разорили северную Францию.



В конце 1642 года Ришелье умер, а через шесть месяцев умер и Людовик XIII, которому наследовал его четырехлетний сын Людовик XIV. С ребенком на троне и смертью его самого способного министра Франция оказалась в критическои положении.


В мае 1643 года Испания вторглась во Францию с армией в 26 000 человек и целью взять Париж. План испанцев состоял в том, чтобы подойти к городу с северо-востока через Арденнский лес. Путь им преграждал город-крепость Рокруа. Несмотря на то, что в гарнизоне находилось всего 400-500 солдат, расположение Рокруа было стратегически важным. Город лежал на границе с Испанскими Нидерландами и был окружен густыми лесами Арденн.


Армии Испании здесь противостояли гарнизон города и армия Пикардии, насчитывавшая около 22 000 человек. Французы были в меньшинстве, а их генерал не был до конца компетентным в военном плане.


Командиры, которые столкнулись друг с другом при Рокруа, были весьма разными в плане профессионального опыта.


В возрасте 46 лет испанский генерал дон Франсиско де Мело был опытным политиком и послом, который стал губернатором Фландрии в 1641 году. Что еще более важно, он уже выиграл битву с французами в 1642 году при Хоннекуре.


Против к де Мело стоял Луи де Бурбон, герцог Энгиенский. В возрасте 21 года Энгьен был старшим членом французской королевской семьи, но неопытным генералом. Он был членом ветви Конде дома Бурбонов и двоюродным братом Людовика XIII и XIV. Как и подобало его высокому званию, Энгиен получил основательное образование, но его опыт в военном деле был весьма ограничен. До 1643 года он участвовал только в осадах Арраса и Перпиньяна, ни в одной из которых он не командовал.

---------------------

Источник - https://paypress.ru/битва-при-рокруа-часть-1-7497

Показать полностью

Роланд Фрейслер. Судья дьявола

1933 год был хорошим годом для немецких юристов. Раньше рабочих мест было мало из-за мирового экономического кризиса. Теперь должности стали доступны в связи с вынужденным уходом на пенсию или эмиграцией еврейских, либеральных или социал-демократических государственных служащих, судей и адвокатов. Новые рабочие места также появились во многих организациях, созданных Национал-социалистической партией или значительно увеличенных в размерах (только в СС в 1938 году работало 3000 юристов).


Начало юридической работы


Одним из тех, кто получил выгоду от прихода нацистов к власти, был адвокат Роланд Фрейслер, член партии с 1925 года, когда национал-социалисты были небольшой партией, представляющей 3 % избирателей в парламенте. Он был редкостью в своей профессии из-за своего раннего членства в партии, а также потому, что его резюме включало короткое пребывание в коммунистической партии.


Родившийся в 1893 году, он прервал своё юридическое образование, чтобы вступить в армию добровольцем в 1914 году, а в 1915 году был взят в плен русскими. Он свободно говорил по-русски и, когда лагерь для военнопленных стал самоуправляемым после Брестского мира весной 1918 года, получил звание комиссара. Получил ли он эту должность в чисто административных целях или по убеждениям, неизвестно.


В любом случае, в то время как другие военнопленные вернулись, он оставался на территории советской России до 1920 года и только затем возвратился в Германию, чтобы продолжить своё юридическое образование, став доктором права в 1922 году, и начал работать адвокатом в Касселе в 1924 году. Он стал агрессивным защитником обвиняемых членов нацистской партии (обвинения в насилии и связанных с ним преступлениях были довольно распространены). Он также был членом городского совета.


Фрейслер стал членом парламента (рейхстага) в 1933 году. Он стал отвечать за персонал в Министерстве юстиции Пруссии, обеспечивая надлежащее «соответствие» государственных служащих национал-социалистическому режиму (социал-демократы долгое время правили Пруссией, поэтому предстояло много работы). Затем Фрейслер перешёл на должность статс-секретаря в Министерство юстиции, занимаясь написанием законов и юридической теорией. Он был очень продуктивен, уделял пристальное внимание требованиям нацистского государства и пожеланиям Гитлера, игнорировал все этические соображения и попирал правовые принципы.

Госсекретарь агитировал за законы, гарантирующие разделение рас и карающие межрасовые сексуальные отношения, используя в качестве примера расистские американские законы Джима Кроу. Он также дал определение «убийства», которое до сих пор используется в уголовном законодательстве Германии, и ввёл смертную казнь для несовершеннолетних. Представляя Министерство юстиции, он участвовал в печально известной конференции в Ванзее, которая проводилась для того, чтобы согласовать бюрократические обязанности по депортации (и неявному уничтожению) евреев.


Несмотря на все эти усилия, его карьера зашла в тупик. Он не был популярен, и поведение его брата также испортило его карьеру. Освальд Фрейслер, на два года моложе Роланда, тоже был национал-социалистом и работал вместе с братом в Касселе. В 1933 году он сопровождал Роланда в Берлин, часто защищая людей от национал-социалистов, нося партийный значок.

Его успех привёл к его исключению из партии в 1937 году, а в 1939 году Освальд якобы покончил с собой.


Затем в 1942 году Роланд Фрейслер, наконец, получил повышение – он стал президентом Фольксгерихсхофа (народного суда), что позволило ему установить своё личное царство террора.


Народный суд


Создание суда с особыми правами и ограниченными правами для подсудимых было старым требованием НСДАП, уже включённым в их партийную программу 1920 года. Непосредственной причиной его создания стал процесс против поджигателей рейхстага в 1933 году. Возглавляемый судьёй Ричардом Бюнгером процесс завершился провалом в области связей с общественностью. Главный поджигатель – Маринус ван дер Люббе – был пойман на месте преступления и признался, но настаивал на том, что действовал в одиночку. Однако обвинение настаивало на коммунистическом заговоре. Маринус ван дер Люббе был приговорён к смертной казни на основании поспешно принятого закона. Тем не менее, хотя суд поддержал тезис о коммунистическом заговоре, трое обвиняемых были оправданы.


На национальном и международном уровнях складывалось впечатление, что национал-социалисты сами устроили пожар, используя действия Ван дер Люббе в качестве прикрытия. Лидеры НСДАП хотели избежать подобных провалов в будущем и создали Фольксгерихсхоф (народный суд), который изначально отвечал за рассмотрение всех дел, связанных с государственной изменой.


Обязанности этого суда были расширены вскоре после начала войны.


Под руководством Фрейслера этот суд превратился в машину для убийства. В период с августа 1942 года до своей смерти в феврале 1945 года он вынес 2600 смертных приговоров, что составляет более половины всех смертных приговоров, вынесенных всеми отделениями Фольксгерихтсхофа с момента его основания в 1934 году и до его роспуска в 1945 году.


Председатель народного суда


Фрейслер стремился к быстрым, устрашающим процессам, которые распространяли ужас среди населения. Даже незначительные проступки карались смертной казнью.


Фрейслер также руководил процессами против более серьёзных «предателей» – наиболее известными являются процессы против Белой Розы (студентов, которые распространяли листовки против войны) и заговорщиков, планировавших убить Гитлера в 1944 году. Он руководил всеми этими процессами, не считаясь с законом, оскорбляя и унижая подсудимых.

Даже министр юстиции жаловался: «В приговоре не объясняется, какие законы привели к вынесению приговора», беспокоился о достоинстве суда и сообщил Фрейслеру о слухах о том, что все, кого судил его суд, автоматически приговаривались к смертной казни.


Фрейслер был истинным приверженцем нацистской идеологии, человеком, который рано вступил в неё по убеждениям, а не просто для того, чтобы сделать карьеру или спасти свою шкуру.


Ему нравилось унижать и убивать людей практически независимо от их вины. Его царство террора закончилось только с его смертью. 3 февраля 1945 года Фрейслер был убит в результате бомбардировки союзниками.

Показать полностью
52

Рабство Юга США до и после Гражданской войны

Введение


Некоторые исследователи американской истории предполагают, что институт рабства умирал накануне Гражданской войны, подразумевая, что сама война велась из-за более общих, философских принципов прав государства, а не из-за самого рабства.


Экономические данные показывают, что этот вывод в значительной степени неверен.

Нет рабства, нет выживания


В течение десятилетий, последовавших за представлением знаменитого доклада Александра Гамильтона о промышленном производстве, в котором Конгресс призывал поддержать отечественное производство и технологические инновации, чтобы уменьшить зависимость от дорогого иностранного экспорта и освободить США от экономического дефицита, на Севере произошел взрыв фабричной промышленности, поддерживающей рост рабочего класса. Юг, хотя и использовал некоторые плюсы от этого, оставался преданным своей структуре рабского труда, поддерживая господствующую аристократию, сформированную через систему богатых владельцев плантаций, бедных издольщиков и бесправных чернокожих рабочих.


В довоенный период, наряду с расширением обрабатывающей и текстильной промышленности, на Севере наблюдалось расширение его сельскохозяйственной экономики, с разнообразием выращиваемых культур. Юг, однако, по-прежнему сильно зависел от международного спроса на стабильную хлопковую культуру, которая постоянно поддерживала южную экономику.


К 1830-м годам более половины стоимости всего экспорта из США приходилось на хлопок. К 1850 году более половины рабов в Южных штатах работали на хлопковых плантациях, причем примерно 75 % их продукции экспортировалось за границу в качестве важнейшего компонента глобальной промышленной революции XIX века.


В 1860 году, по консервативной оценке одного из исследований, количество рабов составляло 45,8 % от общего числа жителей пяти ведущих хлопковых штатов, хотя только две трети населения Юга владели не более чем пятьюдесятью рабами. Чтобы представить это в перспективе, весь земельный капитал, здания и другая недвижимость вместе составляли 35,5 % от общего богатства в пяти ведущих государствах-производителях хлопка.


Эта вопиюще неравная система держалась вместе чувством своеобразного превосходства белых и расового контроля над черным населением.


Таким образом, экономика, как Севера, так и Юга находилась на пике роста производительности труда в довоенный период, что опровергает гипотезы многих историков, которые утверждали, что рабовладельческая система застопорила экономическое развитие Юга в середине 1800-х годов и стала невыгодной для рабовладельцев накануне Гражданской войны.


Причина, по которой рабовладельческая система сохранялась, была исключительно в целях контроля над неграми, которые считались дикими полуживотными.


Имеются многочисленные свидетельства того, что институт рабства не замедлялся, а фактически расширялся и оказался более прибыльным, чем когда-либо, как раз накануне Гражданской войны.


До яростных дебатов об отмене рабства, предшествовавших Гражданской войне, чернокожие люди рассматривались в лучшем случае неевропейскими людьми, довольными своей ролью порабощенных рабочих и домашних работников, поэтому подавляющее большинство белых американцев, как на Севере, так и на Юге, считали, что рабство в конечном счете «хорошо» для чернокожих.


Капитализация труда и предельный продукт труда


В экономическом контексте имеется много свидетельств того, что «рабократия» Юга ни в коей мере не препятствовала ни южному сельскохозяйственному процветанию, ни его собственному вымиранию накануне Гражданской войны.


Согласно анализу, проведенному историком экономики Джеральдом Гандерсоном в 1974 году, около половины населения хлопковых штатов было порабощено. Доход на душу населения свободных белых был особенно высок в Миссисипи, Луизиане и Южной Каролине. В этих штатах доля этих доходов от рабства составляла в среднем 30,6 %, достигая 41,7 % – в штате Алабама и 35,8 % – в Южной Каролине.


С 1821 по 1825 год капитализированная арендная плата за 18-летнего раба-мужчину составляла 58 % от средней цены. Это число быстро росло в течение десяти лет, достигнув 75 процентов в 1835 году, прежде чем подскочить до 99 процентов – к 1860 году. Здесь наблюдается явная тенденция к росту рыночной стоимости 18-летнего раба-мужчины выше затрат, которые тратились на него до этого возраста, почти достигнув двойного порога накануне Гражданской войны.


Еще одна составляющая капитализированной ренты – это доход, приносимый в детские годы раба, доход, восходящая траектория которого четко прослеживается в совокупном росте стоимости с 1821 по 1860 год. В результате изучения этих факторов роста стоимости порабощенного труда можно прийти к выводу, что на довоенном Юге рабство неуклонно укрепляло свои экономические позиции.


Рабство отнюдь не вымирало накануне Гражданской войны. Оно процветало, расширяясь с каждым днем.


Но, с точки зрения прибыльности, можно сказать, что долгосрочная тенденция к снижению цен на хлопок свидетельствует о снижении прибыльности порабощенного труда.


Правда, хлопок по-прежнему оставался главным товаром на Севере и среди международных покупателей, а производство хлопка не проявляло никаких признаков отсталости.


Простой взгляд на цены на хлопок был само собой разумеющимся ограничением, исключавшим возможность распространения рабства на другие сельскохозяйственные отрасли, такие как растущая зерновая промышленность Среднего Запада, а также на иные потенциальные культуры на расширяющейся западной границе.


Некоторые исследователи утверждают, что в целом, пока предельный продукт труда рабов за вычетом прожиточного минимума превышал предельный продукт свободного труда за вычетом рыночной ставки заработной платы, существовала прибыль и экономический избыток для эксплуатации.


Есть явные доказательства, что как через призму экономики, так и через изменение культурной динамики, окружающей культурное восприятие чернокожих людей, «рабократия» Юга процветала в довоенную эпоху и не проявляла никаких признаков вымирания сама по себе. Заинтересованные стороны Конфедерации имели очень реальный экономический интерес в отказе от отмены рабства и борьбе против Союза во время Гражданской войны.

--------------------------------------------

Иные интересные статьи:

Мэри Тофт — женщина, родившая кроликов


В Средние века,при ожидаемой продолжительностью жизни в 35 лет,считался ли стариком 25 летний чел?


20 интересных исторических фактов

Показать полностью

Вопрос пикабушникам

Хочу тут спросить, знают ли пикабушники сайты, где можно публиковать свои статьи (после регистрации, без регистрации, с модерацией, без модерации).

Также ищу сайты, которые либо платят за просмотры, либо за сами статьи.

89

Кто такой Агриппа

Дед Калигулы, прадед Нерона, лучший друг и верный заместитель Августа, Марк Випсаний Агриппа – человек, близость и взаимосвязь которого с некоторыми из самых известных имен Древней истории соседствует с тем, что его имя мало знакомо общественности. Многие слышали о безумии Калигулы или Нерона, о «величии» Августа, но имя Агриппы часто упускается из виду.


Это еще более удивительно, если учесть тот факт, что перерождение Римской республики в империю при Августе, возможно, не произошло бы, если бы Агриппа не был рядом с Августом. А если бы и произошло, то, конечно, оно не достигло бы такого размаха.


Агриппа был воином, полководцем и лучшим другом Августа. Но, что самое главное, на кровожадной политической сцене Рима, обострившейся после Гражданской войны времен Юлия Цезаря, Агриппа был предан до предела: никогда не стремясь к известности, власти или богатству для себя.


Юность.


Наша история начинается в мартовские иды 45 года до нашей эры.


Юлий Цезарь лежит мертвый, заколотый сенаторами, у ног статуи Помпея Великого. Его наследник, тогда известный как Октавиан, но с этого момента именуемый просто Августом, находился в Аполлонии (Македония), выполняя обязанности своего рода местного губернатора, а также помогая римским армиям готовиться к предстоящему вторжению в Парфию.


Август получил известие о смерти Юлия Цезаря в письме от своей матери Атии, она велела ему вернуться в Италию и предупредила о новых актах насилия. Посоветовавшись с Агриппой и некоторыми другими людьми, Август покинул Грецию и высадился в Брундизии, где получил еще два письма: одно – от своей матери, а другое – от своего отчима Филиппа. Оба сообщили ему, что он наследник огромного состояния своего двоюродного дедушки, и оба посоветовали соблюдать осторожность.


На этом этапе стоит немного вернуться назад.


Точно неизвестно, когда и где родился Агриппа. Но это было в промежутке с 64 по 62 год до н. э., что делает его примерно ровесником Августа. Считается, что эти двое знали друг друга с юных лет, хотя Агриппа происходил из семьи всадников, в то время как Август был из сенаторской семьи.


Считается, что во время войны Юлия Цезаря против Катона в Африке старший брат Агриппы, сражавшийся на стороне Катона, был захвачен войсками Юлия Цезаря. История гласит, что Август обратился к своему двоюродному дедушке с просьбой освободить брата Агриппы, известного своим милосердием. Юлий Цезарь согласился, и брат Агриппы был освобожден. Это часто рассматривается как поворотный момент в отношениях между Августом и Агриппой.

После того, как Август обеспечил себе состояние и стабилизировал власть в Риме, пришло время ему выйти на тропу войны и сокрушить заговорщиков, убивших Цезаря.


Битвы.


В борьбе Августа с так называемыми «республиканцами» Агриппа не особо выделялся ни как военачальник, ни как солдат. Однако после завершения этой борьбы и разделения Римской республики начался его своеобразный путь к славе.


После подавления некоторых галицких племен и переправы через Рейн для краткой стычки с некоторыми германскими мятежниками Агриппу призвали обратно в Италию, чтобы помочь Августу. В этот момент Август и Антоний находились в непростом союзе: Август командовал Римом и восточной половиной империи, а Антоний – западом. Заговорщики, убившие Юлия Цезаря, были мертвы, но у Августа была еще одна «заноза» – сын Помпея.


После смерти своего отца Секст Помпей бежал в Иберию, где использовал деньги и семейные связи для создания личного флота. Король пиратов, называвший себя сыном Нептуна, Секст совершал набеги на грузы зерна, предназначенные для Рима, и на любые корабли, которые он мог найти. Он контролировал Сицилию, Корсику и Сардинию.


После краткого перемирия между Секстом и Августом в 39–38 годах до н. э. Секст снова начал совершать набеги на торговые и прочие римские суда, в связи с чем запасы зерна в Риме быстро подходили к концу, что усиливало повстанческие настроения горожан.


Нужно было что-то делать.


Однако была проблема: Секст совершал набеги в течение многих лет, его флот был огромен и, что еще более важно – опытен. Август одолжил у Антония несколько кораблей и использовал свое значительное богатство, чтобы построить еще несколько десятков дополнительных судов, но он не смог преодолеть пробел в опыте. Фактически единственным способным генералом и адмиралом, который был у Августа, являлся Агриппа.


Западная часть Италии была не лучшим местом для подготовки флота – там не было естественных портов. Однако в Неаполитанском заливе Агриппа приказал вырыть канал, который открывал бы путь к озеру Аверн, что позволяло бы экипажам кораблей учиться, а сам флот оставался скрытым. Также рабам предлагали свободу в обмен на службу, обучение на макетах кораблей, где они могли практиковаться в гребле под командованием Агриппы, пока строились военные корабли.


Это доказывает, что Агриппа был не только невероятно изобретателен, но и искусен в управлении, координации и ведении войны. Вместо того чтобы просто строить и обучать где-то в другом месте, он элементарно приказал построить целый канал.


И данная стратегия действительно сработала. Вся морская кампания против Секста завершилась битвой при Навлохе в 36 году до нашей эры. Август наблюдал с берегов Сицилии, как сражались Агриппа и Секст, каждый с примерно 300 кораблями. Имея корабли лучшего качества, Агриппа разбил большую часть флота Секста, что позволило вторгнуться на Сицилию.

Секст был схвачен в 35 году до н. э. и казнен без суда, возможно, по приказу Антония.


Позднее Агриппа также возглавил флот Августа в битве при Акциуме в 31 году до н. э., а также, скорее всего, руководил сухопутными войсками Августа в период кампании против Антония и Клеопатры.


Битва при Акциуме часто рассматривается как одно из самых важных сражений в истории. Это была настоящая бойня, отчасти из-за ужасных тактических решений Антония и Клеопатры, но также отчасти из-за способности Агриппы воспользоваться их ошибками.


Власть


Агриппа участвовал во многих других сражениях при Августае, включая битву при Александрии в 30 году до н. э., в которой Антоний был убит. Многие военные победы Августа можно приписать исключительно гению Агриппы.


Это не для того, чтобы унизить Августа – этот человек был гением сам по себе, но он был гением пропаганды, администрации и закулисных сделок, а не войны.


Таланты Августа в области пропаганды на самом деле являются одной из причин, по которой так мало людей знают об Агриппе. Август просто приписал все его победы себе. Это также одна из причин, по которой Агриппа был так ценен – он, казалось, не возражал против этого.


Агриппа был завален деньгами, которые он использовал для строительства значительного количества общественных сооружений, включая акведуки, канализацию, бани и сам Пантеон. Он был любим римским народом, но никогда не использовал это, чтобы попытаться возвысить свое имя или получить дополнительные полномочия.


Считается, что он отправился в своего рода добровольное изгнание из-за махинаций Ливии, жены Августа, которая беспокоилась о влиянии Агриппы на своего мужа.


В 18 году до нашей эры власть Агриппы была почти равна власти Августа, что делало его бесспорным вторым по могуществу человеком в империи. Он мог наложить вето на любое решение, принятое сенатом, даже не занимая поста консула.


Когда он умер в 13 году до н. э., Август объявил месячный траур и приказал поместить тело Агриппы в мавзолей самого императора. Затем Август готовил детей Агриппы к жизни, полной власти и богатства, и, как полагают, даже рассматривал его сыновей, Луция и Гая, как потенциальных наследников. К сожалению, оба умерли раньше самого императора.

______________________________________________
Для пожертвований автору, вот визитка для сбора денег.
Показать полностью
97

Харальд Хардрада. Последний викинг

Кем был Харальд Хардрада?


Его первоначальное имя было Харальд Сигурдссон или по-древнескандинавски Сигурдарсон. За долгие годы его жизни он получил прозвище Хардрад, то есть «Суровый» (дополнительным штрихом к портрету викинга можно считать то, что никто не осмеливался называть его так в лицо).


Он был настоящим героем фэнтези, который путешествовал и сражался по всему средневековому миру, от Скандинавии до России, Византии и Святых земель прежде, чем стать королем Норвегии и совершить последнее крупное вторжение викингов в Англию.

Почему современные ученые его называют «последним викингом»?


Историки обычно считают смерть Харальда в 1066 году концом эпохи викингов. В те дни скандинавы, которые на протяжении веков были такими великими исследователями и завоевателями, были вовлечены в междоусобицы. Североморская империя Кнута Великого развалилась на куски. Англия и Скандинавия пошли своим путем. Будучи королем Норвегии, Харальд провел кровопролитную 15-летнюю войну против Дании, которую он считал мятежной провинцией, прежде чем вторгнуться в Англию.


Как он стал королем Норвегии?


Когда Харальду было 15 лет, его старший сводный брат король Олаф был убит в битве при Стиклстаде в 1030 году. Харальд был тяжело ранен, но бежал и отправился в Киев, на службу князю Ярославу Мудрому. Он даже мечтал жениться на дочери Ярослава Елисавете. Однако его конечной целью было вернуться в Норвегию и там стать королем. Для этого ему нужны были деньги и военная сила. И, понимая, что в Киеве он никогда не получит ни первого, ни второго, он вскоре покинул земли княжества.


Он стал наемником, продавая свои военные навыки тому, кто больше заплатит. После многих лет войн, завоеваний и грабежей он вернулся самым богатым человеком в Северной Европе, с достаточно крупной армией за спиной. К тому времени на норвежском троне восседал его родственник, сын Олафа Магнус. Харальд в основном предлагал купить половину королевства или же он объявит войну, победит и заберет все. Магнус мудро решил поделиться. Только когда Магнус умер, несколько лет спустя Харальд начал бороться за восстановление империи Кнута на Северном море, против датчан, а затем против своего собственного народа и англичан.


Его жизнь наемника.


Будучи еще молодым человеком, Харальд отправился из Киева в Константинополь, столицу Византийской империи. В то время это был крупный город (пусть и дряхлеющей) достаточно могущественной феодальной державы.


Византия постоянно воевала с сарацинами на Сицилии и на Ближнем Востоке, одновременно борясь с узурпаторами и мятежниками. Для наемника тут было много работы. Харальд записался в Варяжскую гвардию, элитное воинское подразделение, состоящее из викингов. Он служил в качестве императорского эскорта в одной из первых византийских дипломатических миссий в Иерусалим. Там он отбивался от арабских бандитов и даже купался в реке Иордан, хотя был религиозен лишь в той мере, в какой это служило его личным целям.


Харальд фактически стал командующим варягами, телохранителем императрицы Зои. Он даже стал ее любовником. Ходили даже слухи, что она может сделать Харальда следующим византийским императором. Зою уже подозревали в убийстве двух мужей, чтобы посадить на трон своих фаворитов. Однако она была намного старше Харальда и, когда он нашел новую, более молодую девушку, Зоя весьма разозлилась на него.


Каковы были некоторые из самых запоминающихся побед и сражений Харальда?


Он провел всю свою жизнь, сражаясь с мусульманами, христианами, язычниками и с другими викингами.


Битва при Стиклстаде в 1030 году была примечательна тем, что частично велась в темноте, при полном солнечном затмении. Вы можете себе представить, как люди того времени восприняли бы это? Языческие воины, увидев огненное кольцо в небе, естественно, подумали об одноглазом Одине, смотрящем на них сверху вниз. Христиане, поскольку битва произошла почти ровно через 1000 лет после распятия Христа, вспомнили бы, как, по слухам, небо потемнело в тот день. Все, кто принимал в этом участие, поверили бы, что они участвуют в битве абсолютного добра против зла, в последней битве в конце времен: для христиан – Армагеддон, а для язычников – Рагнарок.


Харальд также участвовал в нескольких морских сражениях. Одно из таких произошло тогда, когда он был на византийской службе, сражаясь против сарацин в так называемой битве на Кикладах в южной части Эгейского моря. Об этой битве известно не так много, хотя она была важной и решающей. В византийских рассказах об этом упоминается лишь вкратце, а в скандинавских сагах говорится только о том, что Харальд сражался с пиратами (именно так византийцы думали о сарацинских налетчиках).


Почти что в самом конце своей жизни Харальд повел норвежцев против датчан и сразился с последними в битве при Нисе, недалеко от того места, что сейчас является шведским побережьем. Морские сражения викингов полностью отличались от римских или византийских. Тактика морской войны викингов заключалась не в том, чтобы топить или сжигать корабли, которые были чрезвычайно ценными, а просто брать корабли на абордаж и убивать их экипажи.

В отличие от сражений викингов на суше, которые можно охарактеризовать, как быстрые внезапные налеты, морские сражения викингов были долгими, затяжными, кровавыми. Битва при Низе, например, продолжалась всю ночь.


При каких обстоятельствах умер Харальд Хардрада?


Не сумев завоевать Данию, Харальда уговорил вторгнуться в Англию Тостиг Годвинсон, брат короля Гарольда II, последнего англосаксонского короля Англии.


Это было последнее крупное вторжение викингов, и оно является практически крупнейшим. Норвежцы опустошили большую часть побережья востока Англии, разгромили нортумбрийцев в бою и вынудили Йорк сдаться. Чтобы ответить норвежскому королю Харальду, английский король Гарольд был вынужден пройти весь путь с юга, где он провел лето, защищаясь от вторжения герцога Вильгельма Нормандского.


Около переправы Стэмфорд-Бридж, недалеко от Йорка, англосаксы застали врасплох и разгромили норвежцев. В этой битве погибло достаточно много викингов, сам Харольд. Также в данной битве полегло и много англосаксов. Эта битва, с одной стороны, заставила оставшихся викингов бежать из Англии, с другой – ослабила армию Гарольда, лишила его времени.


По мнению многих историков, данная битва является одной из причин, по которой англосаксы потерпели поражение при Гастингсе в октябре 1066 года. Если бы не Харальд Хардрада, английская история могла бы сложиться совсем по-другому.

______________________________________

Для тех кто захочет помочь автору материально — вот мои реквизиты:

Юмани — 410013857200048

Webmoney — R269575646027 Z409408892477

________________________________________

Показать полностью
72

Венгрия и Вторая мировая война.Часть 2

Блеф с обеих сторон граничил с нелепостью. В то время как венгры ждали, что немцы обратятся к ним за помощью в надежде позже договориться об услугах взамен, Берлин оставался нерешительным до самой последней минуты.


Начальник штаба Гальдер объяснил эту позицию следующим образом:


«Никто не выдвигает требований, потому что они требуют оплаты, но мы были бы благодарны за любую поддержку, особенно за мобильные войска. Немецкие железнодорожные перевозки ни при каких обстоятельствах не могут быть нарушены».


Когда вермахт начал свое нападение на СССР 22 июня 1941 года, венгерско-карпатская граница таким образом на некоторое время была опущена. Границу охраняли всего четыре бригады против значительно превосходящей 12-й советской армии. Последняя со своими бронетанковыми подразделениями входила в состав пункта основных сил в районе Львова. С точки зрения ОКХ, первоначальное невмешательство Венгрии было вполне приветствуемо, поскольку ее собственная атака на выступ на линии фронта у Львова должна была нацелиться на фланги. Но лобовое давление венгров в ближайшем будущем, возможно, могло бы предотвратить маневр уклонения советской группировки.


На политической арене резерв Венгрии привлекал внимание.


Однако вскоре венгерское правительство нашло свой casus belli. После налета неизвестных самолетов на Венгрию, правительство отдало приказ предпринять «соответствующие ответные меры». После ударов венгерской авиации по советским территориям две пограничные бригады и мобильный армейский корпус численностью около 45 000 солдат начали наступление. В первые две недели они почти не встречали сопротивления.


Мобильный армейский корпус под командованием генерал-майора Белы фон Миклоша, самое современное крупное формирование в венгерских вооруженных силах (около 25 000 человек), был включен в состав 17-й немецкой армии. Девять танковых рот, насчитывавших 160 легких танков, были непригодны для выполнения крупных боевых задач. Но до тех пор, пока корпус просто поддерживал наступление немцев в качестве второго эшелона, их слабого оснащения было достаточно даже для обеспечения Уманского кармана, где у сильно истощенных советских частей почти не осталось бронетанковых войск. Венгерские войска пребывали в эйфории, продвигаясь вдоль Буга через Первомайск к Черному морю. К середине августа венгры вышли к морю близ Николаева.


В то время как старшим офицерам, возможно, напомнили об их службе на Украине 23 года назад, их главнокомандующий был более трезв в своих оценках. Быстрая победа немцев отошла в туманную даль, в то время как румыны окопались с основной массой своей армии на юге Украины. Берлин всегда стремился держать двух взаимно враждебных союзников как можно дальше друг от друга. Теперь Хорти настаивал на быстром выводе своего элитного корпуса. Начальник штаба Верт, с другой стороны, хотел отправить больше войск на Восточный фронт. В результате вице-регент был вынужден уйти в отставку. Его преемник, генерал-полковник Ференц Сомбатели, пессимистично оценивал перспективы Гитлера на Востоке и высказался за то, чтобы Венгрия сохранила свои вооруженные силы на родине.


Но немецкий диктатор потребовал от венгров дальнейших обязательств. Их мобильные корпуса присоединились к итальянским, чтобы поддержать наступление через Днепр под Днепропетровском. И в октябре 1941 года вместе с 17-й немецкой армией прошли весь путь до Донца. Затем поэтапно было разрешено уволиться с фронта и вернуться на родину. Потеря почти 10 процентов личного состава была менее острой, чем потеря почти всех его броневиков и транспортных средств, изношенных в результате долгого марша. За исключением четырех пехотных бригад, которые были вполне желанными в качестве оккупационной армии в Галиции – то есть на «заднем дворе», бывшей территории Австро-Венгерской империи – венгерский вклад в войну Гитлера на Востоке, казалось, во всех смыслах и целях был исчерпан.\


Гитлеру нужны были венгры.


Неудача в битве под Москвой в декабре 1941 года резко изменила ситуацию. Гитлеру нужны были венгры, чтобы подготовить еще одно летнее наступление. В конце января 1942 года Кейтель начал переговоры об условиях в Будапеште.


Вместо 32 запрошенных дивизий Венгрия в конечном итоге предложила семнадцать. Десять из которых были фронтовыми подразделениями, что пойдут в бой как 2-я венгерская армия под руководством генерал-полковника Гуштава Яны. Обещание Кейтеля снабдить их немецким оборудованием было менее чем правдоподобным, но Будапешту хотелось верить, что он откупился от любых дальнейших обязательств.


Венгерский контингент, несомненно, был ядром военной мощи страны. 2-я армия состояла из 200 000 военнослужащих с девятью слабыми пехотными дивизиями и танковой дивизией, оснащенной по большей части устаревшими немецкими образцами. Семь оккупационных дивизий взяли под контроль большие территории на севере Украины, тем самым освободив немецкие подразделения безопасности. Что касается местного населения, то венгры действовали точно так же, как вермахт. На внутреннем фронте они усилили антисемитские меры. Это, однако, не помешало венгерским новобранцам еврейского происхождения быть назначенными на срочную службу в трудовые роты на Восточном фронте и в других местах, где они числились среди регулярных частей Королевского венгерского гонведа.


2-я венгерская армия прибыла в зону немецкой группы армий «Юг» к концу июля 1942 года. Здесь вместе с итальянцами и румынами они должны были обезопасить фланг на Дону. Оборонительная задача, которая была примерно пределом того, что Гитлер ожидал от них. Кроме того, венгры должны были обеспечить безопасность северного участка под Воронежем, который они помогли захватить в середине июля 1942 года. Начальник оперативного отдела 2-й венгерской армии полковник Дьюла Ковач скептически относился к этой операции.


Когда немецкие армии двинулись на юг, венгры были в основном предоставлены самим себе на участке шириной 200 километров. Река не была надежной защитой, так как Советы удерживали несколько плацдармов на западном берегу. Венгерские атаки заканчивались большими потерями и были прекращены в сентябре. Теперь они перешли к обороне.


В то время как бушевала битва за Сталинград и советскому контрнаступлению в ноябре 1942 года удалось окружить 6-ю армию, на венгерском фронте на севере царило напряженное спокойствие. Венгерские пехотные дивизии, размещенные там, должны были занимать пространство почти в 20 километров. Тяжелое вооружение должно было быть развернуто на главной линии сопротивления. Отдельные немецкие дивизии, дислоцированные в качестве резервов за венгерскими линиями, были выведены в декабре и январе, чтобы закрыть огромный разрыв на южном фронте.


Отношения с немецким штабом связи под командованием генерал-майора Германа фон Вицлебена были чрезвычайно напряженными. С выводом последних немецких дивизий с главной линии сопротивления Яни заявил, что вся его армия, по-видимому, была предана безвозвратно. И что он подумывает о том, чтобы отправить свои войска обратно домой.

Обещаний тяжелого противотанкового оружия было достаточно, чтобы задержать его на некоторое время. За кулисами немцы не скрывали своего мнения, что венгры ненадежны и не особенно пригодны для боя. Группа армий, во всяком случае, предоставила главному командованию танковый корпус в качестве резерва.


В начале января 1943 года, когда 6-я армия была на последнем издыхании в Сталинградском котле, венгры наблюдали, как Советы готовились к атаке на Уривском плацдарме. Наступление на Воронежском фронте началось 12 января и растянулось вдоль замерзшего Дона по всей ширине венгерского сектора. В течение трех дней части 2-й венгерской армии отступали. Гитлер запретил любое отступление и, очевидно, был готов пожертвовать своими союзниками в безнадежной ситуации, чтобы выиграть время для реорганизации своей линии обороны.

Голод и холод подрывали боевой дух, как и постоянные трения с немцами. Приказ об отступлении с Дона был отдан только 26 января 1943 года. В целом 2-я венгерская армия потеряла более 100 000 человек и всю свою тяжелую технику в зимних боях в начале 1943 года.

Учитывая, что их союзники-румыны понесли аналогичные потери, ситуация с безопасностью Венгрии, по крайней мере, не ухудшилась в этом отношении. С точки зрения венгерских лидеров, в тот момент, как никогда прежде, важно было найти выход из войны в сотрудничестве с западными союзниками, не провоцируя немцев. Но это было безнадежно, потому что каждое укрепление внутренней обороны могло быть реквизировано Берлином, чтобы поддержать колеблющийся Восточный фронт. Поэтому было весьма целесообразно, чтобы Гитлер потерял всякое доверие к венграм в военном отношении после их катастрофы на Дону.


В то время как лидеры в Будапеште все больше беспокоились о том, чтобы отвести войска поближе к своей собственной границе, немцы рассматривали свои союзные венгерские оккупационные дивизии как резерв фронта, который можно развернуть, если это необходимо, в борьбе с прорвавшимися частями Красной армии. Таким образом, последовала жесткая политическая борьба, потребовавшая от венгерских лидеров немало компромиссов.


Контакты с западными державами были укреплены. В секретном соглашении от 9 сентября 1943 года Венгрия пообещала сократить свои военные обязательства перед нацистской Германией. Военных столкновений с союзниками следовало по возможности избегать. Военнопленные союзников, бежавшие в Венгрию, не будут переданы Германии. Правительство будет способствовать отъезду польских военных, интернированных, и тем самым способствовать формированию армии в изгнании.


С другой стороны, Берлин оказал на Венгрию повышенное давление, чтобы она больше экспортировала в Германию на кредитной основе. Предложение сделать это путем экспроприации венгерских евреев было категорически отвергнуто правительством Каллая, даже несмотря на то, что дискриминация этого экономически могущественного меньшинства была ускорена.


Гитлер жаловался на отсутствие приверженности Венгрии в войне против большевизма и еврейства во время визита Хорти в Клессхайм 16 апреля 1943 года. Вице-регент подтвердил свою абсолютную лояльность, но сказал, что «он не мог просто убить евреев». Он ожидал большей поддержки Германии, по крайней мере, в восстановлении венгерской армии. Но Берлин сохранил свою фирменную сдержанность. Восемь дивизий с увеличенной огневой мощью будут отправлены в Венгрию к октябрю 1944 года.


Эти армейские рамки, скорее всего, учитывали ожидания наступления союзников. Хотя гонведу все еще не хватало техники, он значительно увеличил численность своих войск, достаточную, по крайней мере, для национальной обороны. К концу 1943 года в его распоряжении также находилось восемь резервных дивизий, две танковые дивизии, одна кавалерийская дивизия и восемь специализированных бригад. Оружейная промышленность Венгрии, страны, еще не пострадавшей от воздушной войны, была далека от удовлетворения спроса. Шестьдесят процентов ее мощностей работали на немцев, которые приказали увеличить поставки вооружений, особенно самолетов.


В результате весной 1944 года мобилизационные планы пришлось резко сократить. Только четверть тех, кто имел право на военную службу, могли быть призваны, но даже у этих 500 000 солдат не было достаточного количества оружия. Тяжелая техника технически устарела. Танки «Туран-40» и «Туран-41» с их пушками калибра 40 и 75 мм не имели ни единого шанса против советских Т-34. Дополнительной проблемой, с точки зрения боевого духа, была высокая доля новобранцев румынской, словацкой, украинской и сербской национальностей. Эти солдаты в основном использовались в тыловых частях, что вряд ли улучшило мнение немцев о союзнике.

Венгерские западные и восточные оккупационные группы с их девятью дивизиями в значительной степени несли основную тяжесть войны на Востоке в 1943–1944 годах. Предполагалось, что около 90 000 военнослужащих обеспечат безопасность больших районов в тылу немецких групп армий «Центр» и «Юг». Венгры составляли около 30 процентов от общего числа оккупационных сил. Группа «Восток» должна была контролировать восточную часть Припятского болота между Киевом и Прилуками, в то время как группа «Запад» должна была контролировать железнодорожные линии между Брест-Литовском и Гомелем.


В Брянском лесу партизанская война была особенно ожесточенной. Оставшиеся части Советской армии, обеспеченные непрерывным воздушным прикрытием, разработали боевую технику, с которой легко вооруженные и плохо обученные венгры не могли сравниться.

Постоянно перегруженные, венгры отреагировали созданием «мертвых зон» с жесткими репрессиями против гражданского населения. С точки зрения жестокости, венгров превосходили только эсэсовцы.


Начиная с 1943 года, венгерские оккупационные войска проявляли все большую пассивность. Они с треском провалились против советских войск, когда последним удалось прорвать фронт.

К весне 1944 года фронт приближался к северо-восточной Венгрии. Критическая ситуация и недоверие к союзникам вынудили Гитлера действовать. Планы, разработанные задолго до этого, чтобы оккупировать стратегически и экономически важную страну, были выведены из резерва.


18 марта 1944 года Гитлер оказал давление на Хорти в Клессхайме. В конечном счете, у него не было другого выбора, кроме как согласиться на оккупацию своей страны 8 немецкими дивизиями и распустить правительство Каллая, столь ненавистное Берлину.


Немцы не разоружили гонведов, но они резко изменили политику в отношении венгерских евреев. Специальное подразделение Адольфа Эйхмана выдвинулось и при поддержке оппозиции, борющейся за власть, организовало депортацию 437 000 человек в Освенцим. Не только немцы извлекли выгоду из конфискации их вещей, но и бесчисленные венгерские граждане помогли себе приобрести еврейскую собственность, сделав союз с рейхом более «продуктивным».


Немцы массово вмешивались в организацию армии. Были ликвидированы высшие штабы и сформированы новые резервные дивизии. Особое внимание было уделено вербовке венгерских немцев. Около 120 000 человек были мобилизованы ваффен СС. Гиммлер собрал таким образом не менее пяти дивизий, а также резервы для своих полицейских полков, в которых оказались менее трудоспособные новобранцы.


Непосредственное военное значение имело использование недавно активизированной 1-й венгерской армии в апреле 1944 года для защиты предгорий Карпат. Около 150 000 военнослужащих под командованием генерал-полковника Гезы Лакатоса сражались в частях немецкой группы армий «Северная Украина» во главе с фельдмаршалом Вальтером Моделем. С постоянным потоком подкреплений из Венгрии армия 22 июля 1944 года столкнулась с советским наступлением на 150-километровом фронте, которое в течение двух дней вынудило венгров отступить на свои позиции в Карпатах.


1-я венгерская армия потеряла в этом процессе около 30 000 человек – убитыми, ранеными и пропавшими без вести в бою. Но сосредоточение двух немецких дивизий позволило им удерживать свои глубоко эшелонированные линии обороны против многочисленных попыток советских войск прорваться, особенно на важнейшем перевале Дукла.


После краха фронта Румынии 23 августа 1944 года Венгрии пришлось использовать свою 2-ю армию для защиты Трансильвании в южных Карпатах. Она смогла мобилизовать около 190 000 солдат. Одним из способов получения необходимой силы было сокращение фронта 1-й армии. Оккупационные войска также получили разрешение вернуться домой из Польши.


Венгерский ТВД.


Венгрия внезапно стала важным театром военных действий.


Ее нефтяные месторождения, единственные, которые теперь были у Гитлера, оказались под угрозой. Поэтому с сентября 1944 по март 1945 года здесь было начато несколько крупных наступательных операций.


Гитлер развернул большую часть своих мобильных резервов (15 танковых дивизий, 4 танковые пехотные дивизии, 4 кавалерийские дивизии, 6 пехотных дивизий), чтобы попытаться вернуть инициативу. Самое большое скопление немецких танковых частей на Восточном фронте требовало поддержки пехотных войск, большинство из которых составляли венгры.

Венгры на самом деле были довольно смелыми в своем наступлении под Колозсваром (Клуж) против своего «заклятого врага» румын, которые готовили при поддержке Советского Союза «освобождение» северной Трансильвании. Однако с развертыванием советских бронетанковых войск Генеральный штаб в Будапеште счел целесообразным всего через две недели снова перейти к обороне.


Красная Армия пыталась прорваться через Надьварад (Орадя) и Дебрецен, чтобы наступать на венгерскую столицу. Одно из самых ожесточенных танковых сражений Второй мировой войны произошло там в начале октября 1944 года.


Немецко-венгерские войска с 11 дивизиями разгромили острие противника, нанеся тяжелые потери. Таким образом, попытка 2-го Украинского фронта окружить 8-ю немецкую армию вместе с 1-й и 2-й венгерскими армиями имела обратный эффект. Основная часть этих армий смогла организованно отступить в район Будапешта.


Хорти, глубоко презиравший Советы, хотел любой ценой избежать переговоров с ними.

Но западные союзники отвергли сепаратное перемирие. Следуя примеру Финляндии, вице-регент искал способ выйти из войны к середине сентября 1944 года. Он даже направил делегацию в Москву. И в письме Сталину умолял о снисходительном отношении к его стране.

11 октября он заявил о своей готовности принять советское требование о немедленном объявлении войны Германии. Однако немцы были хорошо информированы и организовали путч в Будапеште. Под руководством Отто Скорцени отдельные коммандос арестовали важных офицеров, преданных Хорти, и похитили сына Хорти. 16 октября Хорти подписал свое отречение от престола.


Радикальная «Партия креста и стрелы» теперь взяла бразды правления в Венгрии, мобилизуя всю страну и усиливая антиеврейские меры. Они обещали немцам четыре дополнительные дивизии, в то время как даже их регулярные войска были расформированы. Они распустили дивизионные штабы и сформировали смешанные немецко-венгерские полковые группы.

В начале 1945 года численность венгерских войск на местах составляла 280 000 человек, а также 500 000 тыловых войск. У венгерских командиров часто складывалось впечатление, что немцы без зазрения совести позволяли «вести на бойню» необученные или истощенные венгерские части.


В то время как страна тонула в водовороте войны, Берлин, по крайней мере, хотел обеспечить некоторые резервы войск. Тыловые установки и учебные полки гонведа с их примерно 200 000 человек были распределены по всей Германии и Дании. Около 16 000 молодых людей были использованы в немецких зенитных подразделениях. Отдельные венгерские батальоны сражались в «крепостях» на Восточном фронте, таких как Бреслау (Вроцлав), Кольберг (Колобжег) и Позен (Познань). В конце войны 110 000 венгерских солдат все еще были развернуты, в основном в группе армий «Юг».


Сражение за Будапешт.


Нападение на Будапешт имело для Сталина огромное стратегическое значение. Попытка быстрого захвата в начале ноября 1944 года провалилась, и немцы воспользовались возможностью укрепить свои линии обороны с помощью еврейских принудительных рабочих. Атаки 2-го Украинского фронта очень медленно продвигались против превосходящих численностью немецко-венгерских защитников. Несколько немецких контрнаступлений поставили под угрозу советскую победу.


Венгры не рассчитывали долго защищать свою столицу, но Гитлер приказал удерживать «крепость» любой ценой, не считаясь с жертвами среди гражданского населения. Таким образом, битва за Будапешт превратилась в «Сталинград на Дунае». К концу года около 100 000 солдат были окружены, половина из них немцы, половина – венгры. Им удалось удерживать город в течение 52 дней против превосходящих советских сил.


Чем хуже становилась безнадежная военная ситуация, тем чаще поступали немецкие сообщения о якобы низком моральном духе венгров и их высоком уровне дезертирства. О том, что немцы сами способствовали этому, фактически выводя из строя венгерских офицеров и обращаясь с ними снисходительно, не давая им никаких реальных оснований для того, чтобы подталкивать свои войска, не упоминалось.


Подразделения СС, набранные из венгерских немцев, производили не намного лучшее впечатление. Бои за пределами города, с их в конечном итоге провалившимися наступательными операциями по оказанию помощи, велись почти исключительно немецкими подразделениями. 11 февраля 1945 года попытка побега последних защитников закончилась катастрофой.


После провала последнего немецкого наступления на озере Балатон в середине марта 1945 года Красная армия продолжила свою кампанию по оккупации страны. Ее значительно превосходящие силы разгромили венгерский оборонительный фронт в горах Вертес и преследовали 6-ю немецкую танковую армию на запад.


Оборона немецко-венгерских позиций к северу от Дуная в районе Комарома рухнула 25 марта. На горизонте маячил полный роспуск венгерских частей. Начальник штаба дивизии Сент-Ласло перешел на советскую сторону и призвал своих солдат сделать то же самое.


Венгерские войска были впоследствии разоружены в оперативном районе 6-й немецкой армии. Им пришлось сдать свои машины и пешком добраться до указанных кварталов.

По оценкам, венгров погибло 360 000 человек, более трети из них (от 120 000 до 155 000) на Восточном фронте и по меньшей мере 55 000 в плену. Во время войны погибло 590 000 гражданских лиц. Около 20 000 человек погибли во время бомбардировок союзников, еще 30 000 – во время боевых действий в последние месяцы войны.


В Парижских мирных договорах 1947 года страна была возвращена к своему территориальному статусу 1920 года. Более того, она была вынуждена выплатить 300 миллионов долларов репараций.


______________________________________


Для тех кто захочет помочь автору материально — вот мои реквизиты:


Юмани — 410013857200048


Webmoney — R269575646027 Z409408892477

________________________________________

Показать полностью
47

Равенна. Второй Рим. Часть 1

Эпицентр великих сражений, дом императоров - город Равенна был бьющимся сердцем Западной Римской империи под властью Теодориха Великого и важным центром Византийской империи. Сегодня его живописные мозаики и знаменитые базилики превратили город в пристанище для туристов. Расположенный в регионе Эмилия-Романья в Италии, на северо-восточном побережье, с восемью объектами всемирного наследия ЮНЕСКО, его богатая история восходит ко временам Юлия Цезаря.


В 402 году, когда Милан был осажден, император Гонорий избрал город Равенну новой столицей Западной Римской империи, а чуть более века спустя он стал жемчужиной в короне Византийской империи.

Равенна. Второй Рим. Часть 1 История, Город, Италия, Европа, Длиннопост

О появлении города Равенны известно очень мало.


Древние историки Страбон, Птолемей и Плиний Старший по-разному рассказывали о том, кто основал город. Каждый приписывает его фессалийцам, умбрийцам и сабинянам, а Плиний даже описывает его как “город кельтского нарыва”.


Тем не менее, несомненно, что город стал частью Рима к третьему веку до нашей эры, когда данный регион вошел в состав республики. При римлянах в нем стали появлятся основные удобства, храмы, городской совет и все обычные вещи, которые были в римских городах.

Один из лучших сохранившихся рассказов об раннем периоде в истории Равенны принадлежит греческому географу Страбону, который посетил город и живо описал его. “В болотах расположен великий [город] Равенна, - записал он, - построенный полностью на сваях и пересеченный каналами”.


Вскоре после включения Равенны в состав Римских территорий, город стал важным стратегическим местом. Это произошло в связи с тем, что Равенна располагалась прямо на побережье. Юлий Цезарь решил создать тут большую гавань, где можно было бы укрыть 250 кораблей. Он сделал это место базой для римского военно-морского флота в Восточном Средиземноморье.

Равенна. Второй Рим. Часть 1 История, Город, Италия, Европа, Длиннопост

Помимо того, что там находилось множество кораблей и штаб главнокомандующего военно-морским флотом, Равенна также стала своего рода центром торговли. Там базировалось множество отраслей промышленности, связанных с военно-морским судостроением - парусное дело, изготовление якорей, изготовление канатов и т.д.


В городе находились дома ткачей, плотников, а также лачуги рабов; в Равене также присутствовали рыночные лавки. Все это делало город довольно оживленным.


Гораздо позже, в 402 году, этот важный портовый город был выбран в качестве новой столицы Римской империи. Римский император Гонорий, правивший из Милана, стал императором еще ребенком, и находился под сильным влиянием своего главнокомандующего Флавия Стилихона. Когда в начале пятого века готы угрожали вторжением в пределы империи, Гонорий почувствовал, что городские стены Милана были не в состоянии защитить ни самого императора, ни его свиту и семью, и поэтому нужно искать более безопасное место.

Равенна была выбрана в качестве новой резиденции императора Западной Римской империи. Она считалась безопасным городом отчасти потому, что была хорошо укреплена. Она была расположена в дельте реки, в очень болотистой местности, что затрудняло нападение любых вражеских армий.


Приняв решение, император отправился (скорее всего, по реке) из Милана со всем своим двором в Равенну. По прибытии Гонорий немедленно прикозал строить большое количество зданий для размещения своих войск, двора и обеспечения всей роскоши, подобающей императору.


Вскоре памятники и впечатляющие здания станут тем, чем станет известна Равенна, и многие из них останутся популярными туристическими достопримечательностями сегодня. Однако не все эти внушительные сооружения созданы были при новом императоре. Насколько мы понимаем, в городе были памятники, которые веками украшали местные художники.

Равенна. Второй Рим. Часть 1 История, Город, Италия, Европа, Длиннопост

Однако по прибытии Гонория произошло огромное расширение культурной составляющей города, чтобы превратить портовое поселение в "новый Рим".


Гонорий, вероятно, привез с собой из Милана большое количество мастеров, которые следовали за императорским двором.


______________________________________

Для тех кто захочет помочь автору материально - вот мои реквизиты:

Юмани - 410013857200048

Webmoney - R269575646027 Z409408892477

________________________________________

P.S. По причинам финансового неблагополучия, а также по причинам здоровья (по которым, единственный на данный период времени способ заработка для меня является написание и перевод статей), я иногда буду публиковать статьи со своими реквизитами для пожертвования за труд.

Показать полностью 3
Отличная работа, все прочитано!