Aylin13

Aylin13

пикабушница
Галина Никишина Психолог , гештальт-терапевт. Ведущая трансформационных игр.
пол: женский
поставилa 50 плюсов и 1 минус
проголосовалa за 0 редактирований
3541 рейтинг 121 подписчик 497 комментариев 73 поста 16 в "горячем"
42

РЕБЕНОК И РАЗВОД, ПАМЯТКА РОДИТЕЛЯМ

РЕБЕНОК И РАЗВОД, ПАМЯТКА РОДИТЕЛЯМ Развод, Родители и дети, Родители, Отношения, Семья, Семейная жизнь, Кризис, Длиннопост

1. Что бы там не происходило между взрослыми, ребенок имеет право об этом знать.


В доступных ему словах. Если Вы узнали об измене супруга, если у Вас конфликты, если Вы приняли решение и стоите на пороге развода, Ваш ребенок имеет право знать, что происходит - без деталей и обвинений другого родителя. Когда взрослые ходят с грустными лицами и заплаканными глазами, когда в квартире воцаряется напряжение, дети – крайне чувствительные существа – видят и чувствуют все это. У них возникает страшная, огромная тревога. Что это? Что будет дальше? Кто-то смертельно болен? Он сделал что-то ужасное, и с ним поэтому не говорят? Поэтому любая известность лучше, чем любая сладкая ложь или попытки «скрыть». Сказать можно следующее: «Мы с папой/мамой ссоримся. Это наши взрослые дела. Мы сами разберемся, ты тут ни при чем» или «Мы решили пожить отдельно/больше не жить вместе. Поэтому мне сейчас грустно, и я плачу, но это пройдет»


2. Перестать быть супругами можно, хотя и это происходит не вдруг, нужно время. Но перестать быть родителями – нет.


Поэтому постарайтесь обойтись без взаимных оскорблений, и не призывайте ребенка быть третейским судьей. Он любит и маму, и папу. И признать кого-то из них плохим, «не таким», - крайне больно. Когда-нибудь Ваш ребенок вырастет и сам сделает выводы о том, что случилось. А сейчас не обвиняйте второго родителя в том, что он бросил ребенка. Не говорите ребенку, что он брошен. Всячески подчеркивайте, что все что случилось – случилось только между взрослыми людьми. Решение приняли взрослые.


3. И все-таки ребенок задает себе вопрос: «Если так, то а меня то за что? Допустим, папа разлюбил маму. А мама не может больше жить с папой. Но а как же я? Почему папа не остался ради меня, значит, он и меня не любит? Почему мама разошлась с папой, значит, то, как я его люблю, ей не важно?» 


Та реальность, которая существует для вас: два взрослых человека, которые когда-то обходились друг без друга, а потом сошлись, - в голове ребенка представлена иначе: он, папа и мама всегда были и есть вместе. Поэтому, ребенку не понять, почему, если папа и не может остаться с мамой, то он не остается с ним – ребенком? Отсюда вывод: значит, я не такой, чтобы меня любили. Недостаточно красив, недостаточно хорош, недостаточно добр и далее по списку. Поэтому в процессе развода, как никогда, ребенку стоит говорить, что он хороший, что он любимый. Что и папа, и мама его любят. Что он ни в чем не виноват.


4. А чувство вины – самый распространенный детский спутник в разводах, вместе с печалью и гневом.


В детской голове случившееся не укладывается, мир рушится. Обвинить самого себя (я – не самая лучшая девочка, поэтому папа и ушел), это как ни странно – попытка взять разрушающийся мир под контроль. Ребенку нужна причина, а взрослых причин он не понимает. А вот если решить, что он сам недостоин любви (мамы, папы) – вот тогда все понятно. Все из-за него. Чувство вины – самый разрушительный монстр, с которым нужно и должно бороться родителям. Повторяйте ему, а если нужно, и себе, что он, ребенок, ни в чем не виноват.


5. В литературе по вопросу развода много упоминаний о том, что развод – это большая травма.


Конечно, развод – стресс для всех участников. Но, как его перенесет ребенок, зависит от родителей.


Если вы – тот родитель, который остался жить с ребенком, - не пытайтесь прервать отношения ребенка и второго родителя. Не наказывайте второго родителя ограничением на общение с ребенком. Вам может быть трудного видеть бывшего супруга/супругу, но ребенок не виноват и имеет право и на маму, и на папу.


Если второй родитель по каким-то причинам представляет для ребенка опасность (наркомания, алкоголизм, насилие), безусловно, на первом месте – жизнь и безопасность Вашего ребенка и Ваша. Но и в этом случае, постарайтесь обойтись без обвинений. Не говорите «потому что твой папа – алкоголик» или «потому что твоя мама – наркоманка» Скажите, что Ваш супруг/супруга больны и пока не могут с ним видеться. Что во всем виновата плохая болезнь или дурная привычка.


6. Если развод произошел, потому что в жизни одного из родителей появился другой партнер, не применяйте такого термина как «променял», например, «отец променял нас с тобой на эту тетю».


Очень соблазнительно сделать «другую тетю» ответственной за все несчастья. Но решение все равно принимала не она, а Ваш супруг. Все, чего Вы этим добьетесь, это что ребенок будет думать, что он недостаточно хорош и любая тетя лучше его в глазах отца.


Если вы – тот, у кого появилась другая связь, то, если Ваш ребенок еще не знаком с этим человеком, - не торопитесь их знакомить, дайте ему время привыкнуть к ситуации, что отец и мать – больше не вместе.


Если вы разошлись и живете с ребенком, не торопитесь приводить нового партнера в семью, каким бы чудесным Вам самому не казался этот человек. Во-первых, никто не может и не должен занимать место родных матери/отца, какими бы они не были. Во-вторых, есть риск, что ребенок сочтет, что вот если бы не этот человек – то все бы у мамы с папой было в порядке. Это породит многочисленные проблемы и конфликты там, где их могло бы не быть.


7. По возрастам:


Считается, что ребенок до полугода практически не замечает перемен в окружении, особенно исчезновения отца при достаточном внимании матери. Однако, любой малыш реагирует на мамино настроение.


Считается, что в возрасте от полугода до полутора лет он интуитивно чувствует, что его бросили, тревожится, но понять, что случилось – не в силах и реагирует капризами и болезнями.


Считается, что от полутора года до 3 лет у ребенка наиболее сильна эмоциональная привязанность с родителями, кроме того, в этом возрасте дети – эгоцентрики и верят, что все в мире происходит из-за них, а значит и мама с папой разошлись, потому что они что-то не так сделали. Это очень сильно бьет по самочувствию и самооценке ребенка, и он может показывать это ночными страхами, навязчивыми вредными привычками (сосать палец, грызть ногти).


Для ребенка от трех до шести развод – сильное душевное потрясение. Ребенок не только винит себя, но и пытается исправить ситуацию, соединить родителей.


Уход одного из родителей у ребенка 6-9 лет вызывает чувство крайней беззащитности и неустойчивости мира, ребенок становится тревожно-агрессивным. Иногда он ненавидит и винит за случившееся обоих родителей, иногда – только ушедшего, защищая оставшегося. Ему сложно понять отношения родителей как отношения людей, которые до него существовали и друг без друга. Он мыслит родителей как единое целое, и считает их связь такой же прочной, как его с ними. Отсюда две страшных мысли: Если они разлюбили друг друга, то значит, могут разлюбить и меня. И: Как может мой папа, если он меня любит, бросать меня? Значит, со мной что-то не так, раз его любви ко мне не хватает, чтобы остаться. Это очень больно для ребенка, подрывает его самооценку, его веру в каждого из родителей. У него обостряются страхи потерять «оставшегося», «тревожными сигналами» могут быть неуспеваемость в школе, навязчивости, ночные страхи, повышенные требования к родительскому вниманию и подаркам.


В 9-10 лет дети, у которых распались семьи, нередко перестают доверять взрослым и ищут совета и утешения у сверстников. Они также считают себя виноватыми (это из-за меня), неполноценными (я не настолько любим, чтобы удержать их вместе), испытывают тревогу и страх.


В возрасте с 11 до 16 лет, в переходный период, ребенок вступает в фазу борьбы за свою независимость, и тут у мальчиков могут появиться негативные эмоции к отцу, а у девочек – критические нотки по отношению к матери (не так себя вела, не следила за собой – вот отец и ушел). (Куличковская, Степанова «Это горькое слово – развод»)


8. После развода жизнь и обеих родителей, и ребенка, сильно меняется.


Это сбивает с толку, неизвестность страшит. Расскажите ему, какой будет жизнь дальше, что в его жизни изменится, а что нет, какие у вас планы. Первое время неплохо планировать вместе: каждый вечер проговаривайте, что будет завтра, куда вы пойдете, что будете делать. Это должны быть простые, рутинные, предсказуемые планы. И выполняйте то, что запланировали. Тогда ребенок поверит в то, что жизнь не рушится, она предсказуема и вполне понятна.


9. Тому из родителей, кто не будет жить с ребенком, лучше сразу РЕАЛИСТИЧНО определить для себя, сколько времени он сможет проводить с ребенком.


Не делайте распространенной ошибки: часто пытаясь загладить чувство вины, один из родителей начинает проводить с ребенком много времени, засыпать подарками. Это не то, что ему нужно. Ему нужно, чтобы Вы были предсказуемы. Пусть Вы будете проводить с ним один день в неделю, или даже один в месяц, но пусть он точно знает, что в этот день Вы – целиком его. Тогда ребенку будет легче ждать и легче переносить разлуку. Гораздо хуже, если родитель, не живущий с ребенком, просто является, когда ему вздумается. Сегодня – да, завтра – нет. Это создает сильную тревогу: а придет или не придет? И что, если однажды не придет никогда? Не используйте это время визитов для выяснения отношений. Сделайте это в отдельное время, в отдельном месте и, по возможности, чтобы ребенок Вас не слышал.


10. Не говорите о бывшем партнере плохо, оставаясь с ребенком наедине.


Не позволяйте этого вашим родным и друзьям, даже если ваш партнер объективно оставил ребенка и не интересуется им. Да, мама и папа – не роботы, и злость, обиду или страх на бывшего партнера скрыть от ребенка вряд ли удастся. Но сделайте, что можете, чтобы ребенок понимал, что это все между вами, не втягивайте его третейским судьей или сочувствующим «Да, я огорчаюсь из-да поведения папы. Но это наши взрослые дела и мы разберемся»


11. Не перетягивайте ребенка на свою сторону, не задаривайте, не вступайте в конкурс «кто из родителей лучше», в нем проиграют все, а больше всех – ребенок.


Если ребенок теперь посещает два дома, да и в целом, родителям лучше согласовать такие вещи как: режим дня ребенка (во сколько встает и во сколько ложится), порядок наказаний и поощрений (за успехи в школе, за помощь по дому), предельную стоимость подарков и прочие вещи. И придерживаться этого, чтобы ребенок знал, что по основным вопросам, которые касаются именно его, папа и мама – единого мнения.


12. Вы можете столкнуться с тем, что ребенок будет обвинять вас, хотя и не вы – инициатор развода.


Не принимайте этого близко к сердцу. Не оправдывайтесь, не пытайтесь «всю правду рассказать» о том, кто на самом деле от кого ушел и почему. Так он по своему переживает утрату иллюзии о родительском всемогуществе, так в нем «работают» гнев и боль. Знайте, что это пройдет и время все расставит по местам.


13. Постарайтесь, насколько возможно, сохранить окружение и бытовую обстановку в жизни ребенка такими, какими они были до развода.


Даже если материальное положение изменилось, постарайтесь нес сразу же менять жилье, школу, не сокращать общение с родственниками партнера (если вы с ними общались раньше), не меняйте резко распорядок дня, порядок трат. Худший сценарий: когда из семьи уходят мать или отец, семья тут же переезжает в другой район, ребенок идет в другую школу и его лишают, например, любимых тренировок по баскетболу (потому что некому возить) и по воскресеньям больше не приходит любимая бабушка (потому что мама сейчас не хочет видеть свекровь). Его мама, которая раньше была с ним дома, спешно выходит на работу, а вместо нее появляется няня – незнакомая чужая тетя. Правило простое: в жизни вашего ребенка наступили огромные перемены, с которыми ему еще предстоит справиться. Поэтому чем стабильнее будет все остальное (так, как раньше) – тем лучше. Если Вы - тот родитель, от которого зависело материальное благополучие семьи, обеспечьте своему ребенку «буферную зону»: примерно те же условия жизни, что и были раньше, хотя бы на год.


14. Повторюсь, поскольку это ОЧЕНЬ важно. Если вы больше не живете с ребенком, то заведите точный график посещений. Важна не столько их частота, сколько регулярность.


Поэтому сразу подумайте, сколько времени вы на самом деле сможете ему уделять. Пусть это будет один раз в месяц, но ни в коем случае не откладывайте, не отменяйте и не переносите этот день. Если ребенок будет знать и верить, что в эти дни он вас точно увидит и проведет с вами время, то в остальное время он будет меньше тревожиться, у него быстрее пройдет чувство, что его покинули. Еще лучше, если у вас будут свои ритуалы общения: например ходить вместе в кафе по воскресеньям, или проводить день в папином доме, где обязательно читать книжку перед сном и т.п.


15. После того, как ребенок узнал о разводе, приготовьтесь выдержать его гнев, раздражение, грусть.


Здесь актуальна пословица «страшно не то дите, что кричит, а то – что молчит». Если ребенок плачет, сердится, требует от вас отмены решения – выслушайте, не стараясь немедленно переключить его на «позитив», признайте его чувства. Если у вас не хватает сил и спокойствия говорить с ним об этом, то возможно ребенка могут выслушать близкие родственники, например, бабушка с дедушкой. Помните, что ребенок имеет право горевать, тревожиться, и не требуйте от него, чтобы он «понимал и держался», потому то «уже большой». Для такой новости никто из нас не взрослый.


16. Гораздо хуже, когда дети как будто бы «ни о чем не догадываются», не задают вопросов, ничем не интересуются, но отчего-то стали плохо спать, часто болеть, всего бояться, плохо учиться.


Ушли в себя и/или стали уж совсем беспроблемными. Нередко, в таких случаях, родители вздыхают с облегчением, а на самом деле должны бы бить тревогу. Считается, что ребенку для преодоления последствий развода нужно около двух лет. Если вам кажется, что все слишком гладко или наоборот, слишком остро проходит или слишком затянулось, обратитесь к психологу. Стоит начать беспокоиться, если: ребенок излишне тревожен, боится быть без вас, даже если вы – как всегда – уходите на работу, начал грызть ногти, сосать пальцы, появились тики, ночное недержание, бессонница, скрежет зубами во сне, речевые нарушения, нарушения концентрации внимания (обычно узнается по усидчивости на уроках), выдергивание волос и прочие навязчивости, повышенная агрессивность или повышенная плаксивость, сонливость, нежелание выходить из дому.


17. Не сердитесь и не огорчайтесь, если ребенок при вас и откровенно тоскует по второму родителю.


Разрешите ему выражать любовь по отношению к бывшему партнеру. Ведь то, что случилось, случилось между вами, а не между ребенком и вашим партнером. У Вас, кстати, тоже есть право сказать, что Вы скучаете и сожалеете, что так случилось. Но что все равно все будет хорошо.


18. Да, слышать как ребенок тоскует по родителю, который ушел и не живет с вами – мучительно.


Да, хочется защитить ребенка от этой боли, объяснив ему, что тот родитель не стоит его страданий или скорее – объяснив «тому» родителю каков он, когда так поступает. И все таки, вы будете полезнее своему ребенку, если просто дадите ему попечалиться, погоревать, а ему есть о чем. Если вы останетесь человеком, которому он может рассказать не только о разбитой коленке, но и о том, как его огорчают ваши (и пусть даже не совсем ваши) взрослые решения.


19. Развод – это тяжело для каждого члена семьи.


Это стресс для каждого и тут каждый нуждается в поддержке. Но ребенок не может и не должен быть поддержкой для своих родителей!!! Не состязайтесь за любовь ребенка, не заставляйте его выбирать, не давайте ему понять, что любовь к вашему бывшему партнеру дискредитирует его в ваших глазах – все это для ребенка крайне мучительно и разрушительно!!! Позаботьтесь о себе! Обеспечьте себе поддержку, отдых, нормальный сон. Жалуйтесь подругам, родителям, родственникам, обратитесь к психологу, но не своим детям!


20. Не просите детей пожалеть вас, если это автоматически означает, что им надо «очернить» второго родителя.


Дети нуждаются во взрослых, которые в ситуации стресса знают, что делать и как быть. Если один родитель указывает, что он разрушен и немощен из-за другого: для ребенка это значит, что оба его родителя – слабы, не знают что делать и как быть. Это может напугать глубоко и на годы, внушить мысль, что мир вообще непредсказуем и опасен.


21. Не делайте из них советчиков, равных себе.


Для этого у вас есть другие взрослые люди – ваши родители, друзья, наконец, психологи.


22. Это все не значит, что вы должны ходить с натужной улыбкой и прятать свою грусть.


Конечно, вам тяжело и грустно, и ребенок может это видеть. Просто не забывайте, что он – маленький, а вы – большой/большая и что все проходит. Всегда можно сказать, «да, родной, мне сейчас грустно, я еще скучаю по папе/ огорчаюсь, что все так вышло. Но это все пройдет и все будет хорошо»


23. ОБЯЗАТЕЛЬНО скажите и при случае не просто говорите, но и показывайте делами, что развод не означает, что кто-то из родителей стал его меньше любить.


Постарайтесь указывать ребенку на все проявления любви к нему вашего бывшего партнера. Так ребенок научится видеть себя не брошенным, а любимым. А еще быть благодарным. А это один из самых великих человеческих ресурсов.


24. Если вы собираетесь забирать ребенка в дом, где живете с новым партнером/партнершей, то всем взрослым стоит встретиться и обсудить условия пребывания ребенка там.


Чтобы это обсуждение было спокойным, страсти должны улечься. Поэтому не торопитесь.


25. Если у вас новый партнер/партнерша, не ждите от ребенка мгновенных теплых чувств к нему.


Возможно, это никогда и не произойдет. Ребенок и не обязан любить вашего нового избранника/избранницу, это ваш выбор, а не его. Не торопитесь познакомить их. При появлении у вас новой семьи не демонстрируйте при ребенке нежные чувства по отношению к новой супруге/супругу. Представьте, что ваш муж привел в дом новую жену, или ваша жена – нового мужа и он/она теперь будет жить с вами. Разве вас утешит, что новый человек может прекрасно готовить, стирать и гладить ваше белье? Разве вас успокоит, если вам будут говорить какой он хороший, и как вы его когда-нибудь полюбите? Новые партнеры отца и матери, даже если они появились спустя значительное время после развода, воспринимаются как соперники, похищающие любовь родителей.


26. Не ожидайте и нежных чувств со стороны ваших новых избранников по отношению к вашим детям.


Взгляните правде в глаза: вы бы обрадовались, если бы ваша новая супруга/любимая женщина привела бы в дом мужчину и сказала, что он теперь будет жить с вами, но это ничего, вас она тоже любит? Как бы вы себя чувствовали? Ваши дети, наличие которых в романтический период «неочевидно», скорее всего, теперь будут восприниматься вашим новым партнером/партнершей как источник нежелательных вторжений, материальных и временных трат, как препятствие для получения атмосферы интимности и взаимной поддержки.


27. Не удивляйтесь и своим негативным чувствам по отношению к детям нового партнера.


Дети не обязаны, и, скорее всего, не могут, любить вас, а вы – вот так сразу - их. Любовь – вообще чувство, которое не приходит по приказу. С точки зрения детей, у них вообще нет причин любить вас: вы разрушаете их отношения с отцом или матерью (и тут не объяснишь, что иногда эти отношения давно нарушены, ведь вы отнимаете и последнюю надежду), вы вторгаетесь на их территорию, вы отнимаете у них время и внимание родителя, вы вводите свои правила и может быть, даже командуете ими, за что вас любить? И эту ситуацию выбирали не они, а вы. Поэтому не стоит ждать чудес, следует запастись терпением, понимать, что такой прием на вашем месте встретил бы любого человека, и ставить перед собой разумные цели: не чтобы все всех любили, а хотя бы достижение взаимопонимания и дружелюбной атмосферы.


28. Настройтесь на годы.


Семья с отчимом и мачехой не будет функционировать так же хорошо и быстро, как биологическая. Не ожидайте от себя, что вы сможете одинаково относиться к детям своим и нового супруга/супруги. Это попросту нереально, поскольку отношения со своими детьми теснее, эмоциональнее и глубже. Просто постарайтесь относиться ко всем детям справедливо.


29. Если Вы пришли в семью с ребенком, не пытайтесь подменить собой биологического родителя, даже если он умер или не появляется в жизни семьи.


Это место занято. Не требуйте от ребенка, чтобы он звал вас «папой» / «мамой». Чтобы соответственно относился.


30. Избегайте при ребенке сравнений новой и прежней супруги/нового и прежнего супруга.


Если ваш ребенок «ходит в другую семью», не требуйте от него по возвращении пересказов, про то, что там происходит. Не делайте из него шпиона и соглядатая. Не ревнуйте, если ваш ребенок начнет проявлять симпатию к новому партнеру/партнерше вашего супруга/супруги. Помните, что мама – это мама, а папа – это папа и вас никто не заменит.


31. Не забывайте, что во многом душевное состояние вашего ребенка зависит от вашего настроения и настроения бывшего партнера/партнерши.


Помните, что худой мир в данной ситуации лучше доброй ссоры и...Бывшие супруги! Берегите друг друга, насколько это возможно в данной ситуации. Ради вашего ребенка. Постарайтесь не портить отношения: острый период рано или поздно проходит, а родителями для своего ребенка вы остаетесь на всю жизнь.


Марина Травкова

Показать полностью
37

Как принять себя? Парадоксальная теория изменений.

Как принять себя? Парадоксальная теория изменений. Психотерапия, Психолог, Галина никишина, Изменения, Гештальт, Гештальт-Терапия, Саморазвитие, Длиннопост

Многие из нас мечтают от том , чтобы как можно быстрее себя изменить. Нам не нравится не только наше поведение, наши мысли и чувства, нам не нравимся мы сами-наш вес, наш рост, наш цвет волос, кудряшки или прямые волосы. Мы постоянно трудимся…боремся…переделываем себя.


А секрет успеха и роста состоит в том, чтобы принять себя. И только это принятие откроет нам путь к изменениям.


Парадоксальная теория изменения Арнольда Бейссера гласит «Изменение происходит тогда, когда человек становится тем, кто он есть на самом деле, а не тогда, когда он пытается стать тем, кем он не является.


Изменение не происходит через намеренную попытку изменить себя самого или кого-либо, но происходит тогда, когда человек старается быть тем, кто он есть на самом деле – быть полностью вовлеченным в настоящее. »


Обычно на психотерапию приходит человек и рассказывает какой он плохой, не состоявшийся, не достигший, не собранный , не очень умный , он рассказывает о том как много страхов или тревоги и как он мечтает от них избавиться.

Он приходит и говорит «Сделайте так, чтобы я не боялся» , потому что я себе таким не нравлюсь. Я хочу быть как другие, хочу много энергии , машина как у них, квартиру и пятеро детей. Я хочу быть как они.


Гештальт-терапевт никогда не возьмёт этот запрос в работу, вместо этого он предложит клиенту поисследовать себя – узнать как человек себя пугает и чем, как он себя останавливает от того чтобы найти новую работу , построить гармоничные отношения или родить детей.


Терапевт будет работать не только с исследованием того, где и как человек себя останавливает , чтобы не иметь того, что хочется, а и с принятием себя – того, который боится, того, который не может пойти искать работу, того, который хочет и боится отношений.


Потому что, если желание не исполняется, а человек постоянно парится на эту тему, значит главным у него сейчас является не это желание, а что-то другое . Есть что-то что не дает ему приблизиться к цели. И он бьется над тем, чтобы закрыть этот гештальт.


«Наблюдатель влияет на наблюдаемое». Поэтому изначально мы работаем не с желанием, а с пониманием того- как человек идёт к своему желанию, какие у него помехи и препятствия на этом пути, какие требования он к себе предъявляет.


И, конечно, часто на первый план выходит то, что он просто не верит, что может, что имеет право, что справится. Он знает как получается у других, но совсем ничего не знает про себя.
Именно поэтому и происходит инсайт на терапии- это такое озарение , когда человек говорит «Надо же… я даже не подозревал(а), что я такая( такой)»


Именно в тот момент, когда человек принимает себя настоящего, когда перестаёт себя критиковать и ругать за свои несовершенство, только в тот момент, когда он учитывает свои индивидуальные особенности, только тогда он может менять свою жизнь, исходя из своих собственных убеждений и желаний.


Галина Никишина.

Источник:

https://propsycholog.ru/questions/prinyat-polyubit-sebya/
Показать полностью
12

Альфрид Лэнгле: «Сохранить себя»

В попытке выстроить идеальные отношения порой мы рискуем потерять свое Я, «раствориться», став калькой своих партнеров, как чеховская Душечка.


Как избежать этого?


Как не потерять ни себя, ни гармонии в паре?


Залог успеха – конструктивный диалог, считает венский психотерапевт и апологет экзистенциального анализа Альфрид Лэнгле.

Альфрид Лэнгле: «Сохранить себя» Семья, Отношения, Любовь, Психология, Экзистенция, Лэнгле, Психотерапия, Длиннопост

Как не потерять свою целостность в отношениях?


Если человек теряет неповторимость, свои особенности, это приводит к растворению в другом. Такие отношения больше не могут быть зрелыми, они становятся симбиотическими. Необходимо постоянно быть в контакте с собой, всерьез оценивать то, что происходит во внутреннем мире. Спрашивать себя: «Что я думаю и что я чувствую? Правильно ли это для меня? Действительно ли я хочу это делать? Или я поступаю так только из страха потерять партнера?» Необходимо открыто говорить о своих желаниях, планах, потребностях, делиться мнениями. Только в том случае, если у вас будут хорошие отношения с собой, вы сможете построить хорошие отношения в паре.


Эта непростая задача. Мы часто видим, как люди в стремлении показать свою заинтересованность в отношениях начинают копировать привычки близких, перенимать их видение мира, разделять увлечения. Иногда даже возникает любовная зависимость. Каков механизм этого явления?


В зависимости человеком управляют потребности, приоритетно их удовлетворение. Мы можем чувствовать потребность в защите, тепле и близости, они делают отношения более насыщенными. Но когда потребности становятся доминирующим паттерном – это верный признак того, что любимые люди стали еще и зависимыми. Они нуждаются в постоянном присутствии друг друга. В то время как в зрелых отношениях человек может жить в одиночестве неделю, месяц, в зависимых отношениях он не может оставить партнера даже на день. У зависимого часто доминируют нереализованные потребности и желания из детства. Он не чувствует свою важность, его жизнь сужена, кажется, что ему нечем дышать. И в этот момент важно научиться справляться с зависимостью, говорить о ней. Найти внутри себя ресурсы, которые помогут не нуждаться в партнере, но любить его и быть готовым дать ему свободу.


Чем зрелые отношения отличаются от влюбленности?


Влюбленность имеет определенную характеристику: все кажется идеальным, мы не замечаем проблем, ощущаем себя в раю. И это нереалистично. Когда мы влюблены, то слепы, не видим другого реально. Мы осознаем лишь свои желания и не знаем партнера на самом деле. И эти белые пятна в образе любимого заполняем своими проекциями. Мы чувствуем такое воодушевление, что даже неприятные черты и особенности партнера кажутся нам очень милыми. А через годы эти особенности приводят к кризису.


Противовес влюбленности – зрелые отношения. Партнеры ясно видят друг друга, осознают проблемы и различия. Зрелая любовь реалистична, чувства взаимны и влюбленные стремятся не только быть рядом, но и помогать преодолевать трудности и поддерживать друг друга. Это любовь, которая рождается из глубокой личностной встречи, соприкосновения двух людей.


Равенство и братство


В июле 2016 года ВЦИОМ при участии 1600 опрошенных старше 18 лет в 130 населенных пунктах РФ попробовал нарисовать образ «идеальной семьи» современных россиян.


Самым главным в «ячейке общества» наши соотечественники считают «взаимопонимание, поддержку и уважение между членами семьи» (87 %). Примечательно, что до кризиса процент ценителей взаимопомощи был меньше, а процент ценителей материального благополучия – больше (17 % в сравнении с нынешними 9 %). При этом все более привлекательным становится тип семьи, в которой права, обязанности и ответственность супруги делят поровну (52 % россиян предпочитают этот формат отношений).


Казалось бы, все говорит о высокой степени уважения личного «я» в семейной паре, но это лишь отчасти верно. Старшее поколение все еще связывает образ «идеальной семьи» с необходимостью жертвовать своими частными интересами (77 %), и лишь 32 % самой молодой аудитории (от 18 до 24 лет) видят связь между счастьем в семье и высоким уровнем личной свободы.


О чем говорят кризисы в отношениях?


Кризис показывает, что появилось нечто важное, о чем в паре нет единого мнения. Это точка, в которой двое приходят к решению, способны ли они продолжать отношения, или должны остановиться и начать независимую жизнь. Кризисы могут возникать в связи с любыми темами. Иметь детей или нет, какое образование им давать, возможны ли связи на стороне. Такое может произойти, даже если раньше вы обещали друг другу быть вместе всю жизнь. Ведь нам не дано знать, встретим ли мы кого-то более привлекательного. Мы даже не представляем, какие сложности возникнут с заботой о престарелых родителях, с новыми интересами партнера. Кризисы требуют обсуждения, открытого диалога. И это требует времени. Кстати, кризис несет и хорошее – он ведет к очищению и углублению отношений. Переживать переломные моменты не плохо. Плохо не обсуждать это.


Как построить открытый диалог?


Можно в начале разговора вспомнить о том, как вы встретились, понравились друг другу и решили продолжить отношения. Ответить на простые вопросы: что было пленительного и очаровывающего в вашем партнере? Что привлекло, притягивало и что вы любили в нем? Живы ли чувства до сих пор? Что поменялось?


Следующий шаг – поделиться тем, что привлекает вас в партнере сейчас. Спросите себя – есть ли у вас интерес к нему, хотите ли вы узнать его больше? Если этого нет, не будет и настоящего диалога, близости. Может, будет хороший секс или полная функциональная жизнь – с домом, машиной, общими поездками. Но партнеры не станут ближе. Впрочем, функциональные отношения – это тоже нормально. Но обычно люди желают большего. Они хотят близости, взаимообмена.


К сожалению, в нашей культуре людей не учат построению диалога.


Важно, чтобы каждый в паре был готов высказать, что он чувствует и думает, что его воодушевляет, что поднимается внутри. Говорить о том, как он представляет события в повседневной и политической жизни, экономике. Настоящая жизнь внутри пары – когда мы обмениваемся тем, что действительно нас затрагивает, движет нами. Если мне интересно, что волнует тебя, дает радость или, наоборот, заставляет страдать, если я готов разделить с тобой это, если мне важно, как ты стал тем, кто ты есть, у нас хороший фундамент для диалога. Если подобного интереса нет, возникает вопрос – почему мы вдвоем? Какие отношения хотим проживать? Сексуальные? Функциональные? Личностные? Пара должна это решить.


Как показать партнеру, что он для меня ценен, оставаясь самим собой?


Достаточно поддерживать и уважать обоюдные границы, не пытаться доминировать. Нужно позволять близкому человеку поступать так, как он хочет, уважать его желания, чувства, идеи. И важно обнаруживать различия в мечтах и стремлениях. Ты – это Ты, а Я – это Я. Именно на такой плодородной почве вырастают долгие отношения.

Мы – не слияние, напротив – мы есть различия.

Это нормально, что ты думаешь иначе, чем твоя вторая половинка. Предложи своему партнеру: «Давай вместе подумаем, что у нас общего, и поймем, чем мы отличаемся». Различия дают необходимое напряжение, они добавляют соли в суп отношений.


Поделитесь секретом долгих и гармоничных отношений в паре.


Хотите прожить вместе лет пятьдесят, а то и больше?


Знайте, главное – уважение и признание ценности друг друга.


А если партнер кажется вам привлекательным и обаятельным, вы хотите быть с ним рядом, делать для его развития что-то важное, да к тому же это взаимно, не сомневайтесь, у ваших отношений прекрасный фундамент.

Показать полностью
10

ОБ ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОЙ ТРЕВОГЕ И ДОВЕРИИ

ОБ ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОЙ ТРЕВОГЕ И ДОВЕРИИ Доверие, Тревога, Экзистенция, Риск, Длиннопост

Начало пробуждения


В экзистенциальной философии и практике тревоге уделяется серьезное внимание. Представляется, что тревога, экзистенциальная тревога, — бытийная, глубокая, почти необъяснимая и едва выразимая, — одно из важнейших и необходимейших человеческих чувств. На мой взгляд, именно с нее и начинается пробуждение человека от сна повседневности.


Феномен экзистенциальной тревоги исследовали многие философы. Приведу лишь пару примеров. Пауль Тиллих выделял три основных вида экзистенциальной тревоги: тревога судьбы и смерти, тревога пустоты и отсутствия смысла, тревога вины и осуждения (Тиллих, 2011). Серен Кьеркегор тесно связывал понятия тревоги и страха и отмечал, что страх конкретен и имеет объект (мы всегда боимся чего-то), тревога же неконкретна и объекта не имеет (мы тревожимся вообще) (Кьеркегор, 2012б). Тревога, таким образом, онтологически присуща человеку и несет в себе большой потенциал в качестве одного из вызовов, брошенных нам жизнью.


Так, живет себе человек простой незамысловатой жизнью, переживает какие-то события, как-то на них реагирует, и вдруг что-то внутри начинает точить его — «неладно что-то в Датском королевстве». Часто это случается под воздействием каких-либо (может, даже и незначительных, но знаковых) неожиданных событий жизни. Так, например, это происходило у Жана-Батиста Кламанса, главного героя произведения А. Камю «Падение» (Камю, 2009). В его случае тревога, зародившаяся в душе и начавшая его преследовать, была похожа скорее на голос совести, вначале тихий, но настойчивый. Конечно, это не обязательный сценарий, пути Господни неисповедимы. Но вот это чувство — «что-то не так в моей жизни», «что-то не так со мной» — начинает запускать в человеке поиск. Зародившись в душе, это чувство уже не дает покоя. Его можно либо принять и начать исследовать, либо начать глушить. Глушение тревоги, убегание от нее — как зарывание головы в песок, попытка делать вид, что все по-прежнему, когда все уже изменилось. Голос тревоги в итоге все равно окажется сильнее псевдоуспокаивающего голоса и заговорит в рупор страха.


Однако своим тихим, но настойчивым шепотом сомнения — что все как-то не так — тревога лишь только зарождается. Этот шепот похож на легкий ветерок среди ясного дня, который вдруг подует неожиданно, но в его дыхании чувствуется запах надвигающейся бури. Такой ветерок я и почувствовала однажды в своей жизни, и для меня он стал началом всей моей истории пробуждения от сна повседневности, которая до сих пор еще только в самом начале своего развития.


Часто люди, не заболевшие еще этой тревогой, которые еще не уязвлены этой подтачивающей мыслью, что с ними и с их жизнью что-то не так, — они не могут проснуться, так как не имеют для этого оснований. А, следовательно, еще не начали свой путь к тому, чтобы хотя бы немного участвовать в построении своей жизни, не говоря уже о том, чтобы творить ее самостоятельно.


Экзистенциальная тревога как «ураган» жизни


Итак, однажды человеку дается шанс пробудиться от тяжелого сна забвения вечности в мирской суете, и в его сердце поселяется тревожное, почти необъяснимое чувство неуютности, беспокойности и неприкаянности. Это перманентное чувство, хоть и неприятное, но с ним еще как-то можно жить, с этим настойчивым маленьким ветерком. В сущности, это еще даже не сама тревога, а только ее зарождение, преддверие, предвестник. Одно сердце откликается на этот предвестник тревоги, начинает упорно искать его источник, задаваться вопросами и искать на них ответы. Здесь начинается осмысление своей жизни — поиск ответов на вопросы души «что не так?», «как это исправить?», «в чем следует измениться?», «как жить иначе?» и т.д. Другие сердца, продолжающие жить себе как ни в чем не бывало, время от времени отмахивающиеся от гложущего их чувства как от назойливой мухи (каковым было и мое сердце), в конце концов получают, как правило, урок — их непрочный мирок рушится от налетевшего вслед за тихим ветерком урагана, часто в виде событий, которые ставят самонадеянное и всезнающее доселе сердце в тупик, с которым оно едва ли может справиться. Этот тупик напоминает ситуацию, когда, согласно С. Кьеркегору, жизнь подводит человека к возможности сделать Выбор (Баева, 2013).


И вот человек приходит к ситуации, от него не зависящей, к которой он невесть как пришел. Можно сказать, нечто свалилось ему на голову. Он впервые признается себе, что он не знает, как жить. Все, что он мыслил и знал доселе, все, как он представлял себе обычно — все не так. Эта ситуация переживается, как если бы мир рухнул. Больше нет готовых ответов, есть только вопросы, на которые нет ответов. И вот здесь, когда почва ушла из-под ног и нет больше песка, в который можно было бы снова спрятать голову, и возникает рупор, в котором очень явственно слышится голос тревоги: «жизнь непредсказуема», «в жизни нет гарантий», «с тобой в любое время может случиться все что угодно». Эта тревога — и даже страх, да еще и часто помноженный на чувство осознания собственного одиночества и беззащитности, — порождает чувство замешательства и потерянности. Вот здесь, как кажется, достигается порог отчаяния.


По жизни пронесся ураган — он сорвал занавеси, скрывающие правду и тешащие иллюзию о том, что жизнь проста, понятна, предсказуема и логична. Т.е. жизнь открылась во всем своем величии, а человек при этом — во всей своей ничтожности и беззащитности. Именно так было со мной, когда в моей жизни заговорил этот рупор. Страдания в виде смерти близкого человека, свалившиеся на меня неожиданно и как бы из ниоткуда, именно это для меня и открыли: смерть коварна и внезапна и, кроме того, нелогична и несправедлива, и я бессильна что-либо противопоставить ей.


Еще вчера считало сердце удары.

Теперь — тишина. Бульвары

Считаю пред взглядом своим.

Сижу в кабаке, глотая холодный джин.

Больно помнить и больно дышать.

Задумало Небо душу забрать.

Секунда — и взор твой навеки уснул,

Как ветер нечаянно свечку задул.


Теперь тревога обретает на застигнутое врасплох сердце все свои права — она селится туда со всей своей безаппеляционностью и захватывает его полностью. Ведь если жизнь есть такая великая сила, которую нельзя предсказать, то внезапно может произойти все что угодно: в доме может вдруг случиться пожар, любой из близких может в любой момент умереть, я тоже могу в любой момент умереть, я или кто-то из родных может в любой момент заболеть чем-то страшным, могут уволить с работы не по моей вине, я могу остаться без денег, друзья вдруг могут предать, жена или муж может в любой момент изменить, бросить и т.д. И самое ужасное — непонятно, как ко всему этому можно подготовиться. В гордом сердце, которое не хочет во второй раз оказаться застигнутым врасплох, начинается важное решение вопроса о том, как научиться быть готовым к различным ударам судьбы.


Эта спасительная иллюзия холится и лелеется, на нее начинает работать почти весь интеллектуальный потенциал страждущего гордого сердца: боящийся пожаров страхует имущество, ставит различные предохранители, сигнализации и т.д.; боящийся болезней дезинфицирует свое жилье, кипятит одежду, стерилизует продукты, помногу раз в день моет и спиртует руки и т.д.; боящийся измен мучается ревностью, проверяет телефон, почту и т.д., контролирует (или пытается контролировать) местонахождение своего любимого человека… Все направлено только на одно, служит только одной цели — убедить самого себя в том, что все предусмотрено, что везде «подстелена соломка». И что если уж так получится, что не удастся предотвратить удар судьбы, то можно хотя бы быть к нему готовым… Вспоминается легендарный диалог из фильма «Служебный роман»:

ОБ ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОЙ ТРЕВОГЕ И ДОВЕРИИ Доверие, Тревога, Экзистенция, Риск, Длиннопост

— Ходил ко мне один человек, долго ходил, а потом женился на моей подруге…


— Я не собираюсь жениться на Вашей подруге!


— Вам это и не удастся. Я ликвидировала всех подруг!


Однако тревога — чувство достаточно коварное, так что захваченное им сердце, как правило, ни в чем не может успокоиться. У меня была одна очень измученная клиентка, которая пережила однажды внезапную болезнь мужа — он попал в больницу очень неожиданно с острым приступом язвы желудка и его еле спасли. После этого ее стали мучить постоянные приступы тревоги, которые проявлялись в различного рода страхах: они боялась, что муж умрет или снова заболеет; боялась, что другие ее близкие чем-то скрыто больны и болезни их вот-вот проявятся; боялась, что она сама заболеет или умрет; боялась, что вообще что-то плохое неожиданно случится. Поскольку больше всего страхов касались здоровья мужа, то вся ее энергия, вся забота были направлены именно на него. Но сколько бы она ни лечила его, сколько бы ни таскала его по врачам и ни выдерживала его на строгой диете, все равно боялась за его здоровье и за его жизнь до такой степени, что с трудом отпускала его от себя и плохо спала по ночам. Кроме того, страх, что она внезапно умрет сама, провоцировал панические атаки с приступами тахикардии, которые иногда даже кончались вызовами скорой помощи. Так тотальная тревога превратила жизнь моей клиентки буквально в кошмар. Мне представляется, в ее чрезмерных попытках предотвратить возможные несчастья и обнаруживается вся иллюзия быть готовым к случающейся с нами жизни.


Что касается моей истории, то мое сердце так хотело прекратить это тревожное грызение, что и вовсе стало протестовать против самого факта существования смерти (за неимением, собственно, никаких реальных перспектив в обретении контроля над смертью). И этот протест каким-то удивительным образом сочетался с поиском возможных путей если не примириться с ней, то хотя бы понять ее смысл — что в моем случае сделалось катализатором религиозного поиска. Вообще, тревога проникает в человеческое сердце часто как зов — это своеобразный призыв обратить внимание на то, что в нашем существовании есть нечто большее, чем материальная действительность, а именно есть то, что неподвластно человеческому контролю. Мартин Хайдеггер говорил о зове совести как вызове, призыве, который человек слышит как бы из глубины и в котором ему доносится взывание к подлинности: «Окликнутой самости ничего не отзывается, но она вызывается к себе самой, т.е. к ее самой своей способности быть. Зов, отвечая своей зовущей тенденции, не вводит призываемую самость в «судоговорение», но как призыв к самой своей способности самобытия он есть выводящий-«вперед»-вызов присутствия в его собственнейшие возможности» (Хайдеггер, 2006, с. 273).


Действительно, один из важнейших уроков, который преподала мне (и не только мне) моя бытийная тревога — это расставание с моей иллюзией контроля. Жизнь невозможно контролировать. Она невыразима, она поразительна, она прекрасна в своей неподвластности моим притязаниям на контроль, так что в конце концов становится очевидной вся их смехотворность. Жизнь не дает гарантий — ждущий их похож на отправляющегося в плавание по океану путешественника, который требует с океана обещаний, что не начнется шторм.


Спрашивается, если нет никаких гарантий, если жизнь принципиально неконтролируема — на что же тогда опираться? Как не сойти с ума от этой грызущей тревоги, что мы лишены гарантий и с нами в любой момент может произойти все, что угодно?


Отчаяние как возможность


Не раз я наблюдала отчаяние, до которого способна довести грызущая сердце тревога. Однако, в сущности, у нее есть особое благодатное назначение. Ломая иллюзию контроля, бытийная тревога подводит гордое сердце к началу его смирения — к способности, отчаявшись, позволить жизни в итоге взять верх, т.е. умению отказаться от гордых притязаний на исключительное право строить все по-своему, быть «хозяином жизни». Я видела, как тревога испытывала одно гордое сердце. Этот близкий мне человек так мучился от того, что жизнь регулярно ломала его планы, руша хрупкое счастье и закостенелые представления о том, как нужно и должно, что почти сломала его — на дне своего отчаяния, после (слава Богу!) неудачной попытки суицида, он признался мне: «Не то чтобы я хотел умереть… просто я до смерти боюсь жить!»


Мне доводилось наблюдать, как эта доводящая до отчаяния борьба с жизнью (а именно с ее неконтролируемостью) проявляется во множестве «симптомов» не только в отношениях с жизнью как таковых, но и более конкретно — в отношениях с другими людьми и в отношениях с самим собой. Одно сердце требует от жизни справедливости, воздаяния по заслугам (с мыслью «мне не додали, а другим дали слишком щедро»), взращивая в себе зависть и корысть. Другое ждет от своих близких конкретного «правильного» поведения, чувств, проявлений, которое считает подобающим (читаем между строк — пытается таким образом их переделать «под себя», т.е. контролировать), активно протестуя против всего другого. Третье сердце все время требует от самого себя совершенства, загоняет себя в какие-то рамки, налагает на себя «бремена неудобоносимые» (во имя старого доброго «идеального Я»), стараясь быть хорошим и правильным — и снова и снова теша себя иллюзией самоконтроля, остается в постоянной погоне за призраком самого себя, с чувством тоски и одиночества.


Вообще, всякого рода обязательные и необходимые требования, предъявляемые к жизни как таковой, к ближним или к самому себе, по моим наблюдениям, есть симптом проявления вот этого тревожного чувства — «жизнь (я, другие) должна быть такой, как я задумал, иначе я утрачиваю чувство хозяина положения, и тогда ничто не гарантировано». Стараясь таким образом уложить жизнь в прокрустово ложе своих представлений о ней, мы, как правило, боимся боли и всеми силами стараемся ее избежать. Душевная боль пугает нас чуть ли не больше физической. Естественно, обжегшись на молоке, дуешь на воду, но снова и снова отметаешь большую часть жизни, отгораживаясь от нее и отвергая неизведанную ее часть. Один моя близкая подруга получила в своей жизни хороший урок благодаря мудрому учителю Тревоге. В отношениях с ее любимым мужчиной произошел разлад — она очень его ревновала, хотя основания для этой ревности были объективно преувеличены. Но очень было страшно его потерять и очень велико было искушение его контролировать во всем, чтобы было не так страшно; и все это причиняло ужасные душевные мучения, отчего возникало желание просто сбежать из отношений. И вот, при исследовании отношений с ним, перед ней встал вопрос: почему настолько страшна испытываемая душевная боль, что для того чтобы от нее избавиться, она готова разорвать столь дорогие для нее отношения? И почему она готова быть с любимым человеком только когда хорошо, а когда плохо — нет? И еще — старательно избегая своей душевной боли, не отказывается ли она тем самым от огромной части своей жизни, пусть и не такой привлекательной, как другая — радостная?.. Все эти размышления привели к тому, что она стала переживать свою душевную боль с тем же принятием, каким естественно сопровождается человеческая радость. И вот полученный урок: страдания — это такая же важная часть жизни, как и радость, важно лишь то, насколько подлинно они проживаются.


Кьеркегор связывал состояние отчаяния с одним из проявлений внутреннего кризиса, называл его «болезнью к смерти», так как, умирая от него, мы не умираем. И вот, все глубже и глубже погружаясь в пропасть поглощающего чувства бытийной тревоги, в конце концов ощущаешь себя на самом дне. Тупик. Ощущается полная тщетность всех усилий победить жизнь и стать ее хозяином, полная нелепость иллюзий по поводу того, какими обязательно должны быть твои близкие, полное разочарование в способности самого себя уместиться в прокрустово ложе идеального Я… Как жить? На что опираться? Во что верить, если не во всесильность самого себя?


Я люблю простор родных степей,

Траву в полях люблю, что по колено,

Люблю, когда в лесу щебечет соловей,

А кругом

Так тихо-тихо…

И я стою у запертых дверей,

И дух стесняют каменные стены.

Господь, я так скучаю по Тебе,

Когда кругом

Так тихо-тихо…

И тишина касается ушей,

Вот-вот взорвет мои больные вены,

И я кричу у замкнутых дверей,

Я ненавижу,

Когда тихо-тихо…

Щекочут щеку слёзы налегке,

Не жду беды и не ищу победы.

Господь, я так скучаю по Тебе,

Даже когда тихо…

Тихо…


Тревога — удивительно мудрый учитель, доводящий до пика отчаяния одной рукой и подающий утешение другой. Как раз в тот момент, когда ты отчаялся и в пух и прах разочаровался в прежнем способе жить, в мятущемся сердце (в котором к тому времени уже подломился авторитет гордого начала) вдруг открывается ясность простой вещи: осталось только одно — прыгнуть…


Доверие — прыжок навстречу жизни.

ОБ ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОЙ ТРЕВОГЕ И ДОВЕРИИ Доверие, Тревога, Экзистенция, Риск, Длиннопост

А.Е. Алексейчик понимает доверие как «до-верие» — то, что бывает до веры (Психотерапия, 2008, с. 62). Да, действительно, доверие — совершенно отчаянный шаг, но без этого шага до веры, боюсь, не дойти никак. Поэтому для меня доверие — это почти в буквальном смысле (насколько буквальный смысл может относиться к душевным действиям) прыжок в пустоту — туда, где полная неизвестность образуется за счет капитуляции гордого сердца — отказа от его претензий на «правильное» мироустройство вокруг себя. Я так подозреваю, что до такого прыжка нужно дойти — в кьеркегоровском смысле, до отчаяния (Кьеркегор, 2012а), чтобы открылась сама возможность совершить этот прыжок, этот своего рода квантовый скачок в иное качество существования. Причем, то ли это прыжок, то ли падение в бездну — поначалу совершенно непонятно. Кажется, что ты просто сдался под натиском Тревоги, которая к тому времени тебя уже почти со всеми потрохами слопала, и уже ничего не осталось, как только махнуть рукой: «Да пусть уж будет как будет». Но эта капитуляция совсем не похожа на ворчание гордого сердца, которое, просто за невозможностью реализовать себя, просто включает равнодушие как свое последнее прибежище. Скорее это акт искреннего признания: «Жизнь, ты победила! Ты воистину велика перед моим ничтожеством. Творись по своему усмотрению, а я буду смотреть и слушать…»


По моим наблюдениям, такой прыжок совершается человече­ским сердцем автоматически по достижению им предела отчаяния. В этом отчаянном предприятии оно уже не заостряется на том, насколько огромен его риск — жизнь ведь не поменяла своих правил, она по-прежнему опасна. Секрет в том, что риск перестает тревожить — мудрый учитель, Тревога подвела мучимое ею гордое сердце к порогу и на этом завершила свою миссию. Доверяющий понимает риск, на который он идет, доверяя Жизни, доверяя Богу, доверяя Другому, доверяя самому себе — Жизнь может преподнести горький урок, Бог может послать испытания, Другой может предать, в себе можно обмануться — и т.д. Только, понимая это, доверие ставит эти опасности ни во что — доверие не имеет иных оснований, кроме как в самом себе. Доверяют не «потому что», а «вопреки» — вопреки своему предыдущему опыту, и вопреки собственным страхам прежде всего. Но доверие имеет еще одно замечательное свойство: оно делает открывающееся ему сердце не слепым, а наоборот — зрячим. Оно не станет размениваться, становиться достоянием всех и каждого, но оно позволяет не мучиться ожиданием удара в спину от тех, кто ничем таких подозрений не заслуживает. Иными словами, представляется, что доверие не имеет ничего общего с наивным простодушием, которое само по себе, может, и не плохо, но вовсе не означает мудрости, которым отличается доверие, рожденное в муках тревоги.

ОБ ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОЙ ТРЕВОГЕ И ДОВЕРИИ Доверие, Тревога, Экзистенция, Риск, Длиннопост

Люди, которые занимаются экстремальными видами спорта, говорят о том, что выражение «неоправданный риск» абсурдно, так как настоящий риск (по крайней мере, в данных видах спорта среди профессионалов) всегда хорошо взвешен и оправдан, в иных случаях это вовсе не риск, а безрассудство. По аналогии с этим, на мой взгляд, абсурдно выражение «обманутое доверие» — доверие, которое обмануто, было вовсе не доверием, а слепой легковерностью, которую действительно легко обмануть. У меня есть одна любимая подруга, которая, бывало, подводила меня (и был момент, когда я расценила ее поведение как предательское), однако же не по злому умыслу, а в силу свойственных ей особенностей (где-то из-за легкомысленности, где-то из-за мешающих ей самой страхов, где-то — просто потому что она бывает похожа на слоника в посудной лавке). Однако, узнавая ее и видя все ее особенности, полюбив ее вместе с этими особенностями, я доверяю ей, зная, что она может меня подвести, просто это не имеет для меня особого значения, я оставляю это ее свободе. В сущности, как обнаружилось, в наших отношениях мне нечего терять, кроме собственного эгоизма.


Часто чувство доверия к жизни, да и к Другим людям тоже, неразрывно связано с чувством благодарности — за все прошлое, настоящее и будущее. В прошлом жизнь дала бесценный опыт, из которого мы выносим важные уроки. В отношениях с Другими, с кем посчастливилось встретиться, мы многому учимся, даже если это горькие уроки. И в конце концов приходишь к пониманию, что даже собственные ошибки — важная часть жизни, которая заслуживает благодарности. Настоящее — это поле для творчества; жизнь преподносит нам различные ситуации: вызовы, утешения, испытания, наставления, подсказки, — и мы призваны как-то распорядиться этим богатством. А в будущем поселяющееся в сердце доверие дает жизни и всем тем Другим, на кого оно распространяется, своего рода карт-бланш — залог того, что все, что будет ниспослано, будет принято с благодарностью как неведомая, но важная необходимость.


Мне бы вынести мой крест

Сполна.

До конца бы донести

Свет.

Не сломаться, не сгореть в пути,

Не заржаветь от скошенной любви,

Краюхой хлеба поделиться с нищим

И не пожалеть.


Я не увидела мечты

В цвету,

Хлебнула боли полный рот.

Пусть!

Не натереть бы мне мозоли на душе,

И не остаться бы глухой к чужой беде,

Пусть даже кажется, что нищей

Я бреду в толпе.


И кажется, что в мире я одна

Всегда,

И слышится в ответ мне:

«Нет!»

Пусть даже сердце кровоточит от любви.

Мне бы осмелиться до мира донести,

Что нет на свете ничего прекраснее,

Чем жизнь.


Доверие не ограждает сердце от опасений, сожалений, печали, обеспокоенности и т.д. Но оно открывает сердце навстречу всему тому богатству, которое преподносит жизнь; позволяет не закрываться, не загораживаться от жизни в ее даже самых простых проявлениях настоящего. Оно открывает путь к вере, как к основе подлинных отношений. Я всегда видела, что истинно верующие — счастливые люди; они не боятся никаких испытаний, не тревожатся по поводу будущего, не ропщут на судьбу… Они во всем возлагают на Бога, как дети, не знающие забот, пока у них есть любящие родители. Виктор Франкл в своих воспоминаниях о пребывании в концентрационном лагере писал об удивительной стойкости верующих, с которой они переносили страдания (Франкл, 2011, с. 76-77). Вот в этом для меня счастье доверия — в избавлении от бремени контроля, возлагаемого добровольно на самого себя гордым сердцем, и предоставлении свободы Жизни, или Богу, выражать Самое Себя, про-Явиться через мое существование.


Краснова Алина.

Опубликовано в журнале «Экзистенциальная традиция: философия, психология, психотерапия», №25, 2014.

Показать полностью 3
167

Обесценивание: как психологическая защита оборачивается против нас и делает нашу жизнь ничтожной, а нас — несчастными

Психзащиты — это механизмы, которые позволяют человеку меньше переживать и меньше чувствовать неприятные или слишком сильные эмоции, вызванные ситуацией или психологическим конфликтом (страх, тревога, гнев, сексуальное влечение, вина, стыд и так далее).

Они позволяют нам выжить, эффективно приспособиться к окружающей среде, отрегулировать свои границы с ней и с другими людьми, защититься — в том числе и от своего собственного психического мира, который может представлять угрозу.


Защита и нападение


Сама суть этого психологического феномена защит подразумевает вариативность возможностей их использования: способы защиты могут быть и способами нападения, всё зависит от представлений об оборонно-наступательном вооружении человека. Если у вас есть когти, они могут служить и для охоты, и для обороны, и для рытья земли, если вы в отчаянии, например.


Я люблю военные метафоры в описании психики и ее механизмов. Искусство войны во многом искусство психологическое, а поскольку люди за всю свою историю накопили в этой сфере ни с чем не сравнимый опыт, глупо было бы пренебрегать столь интересным и ценным информационным ресурсом. Поэтому я предложила бы называть эти феномены психологическим оружием, с помощью которого человек может и защищаться, и нападать.


Пожалуй, самое «модное», чрезвычайно опасное психологическое оружие, которое обладает серьезными боевыми характеристиками и требует очень аккуратного обращения, — обесценивание.


Почему обесценивание так популярно


Большинство исследователей считают, что нарциссические характер и культура сейчас доминируют. А ведь нарциссическая культура живет определением стоимости и обесцениванием.


Идеи ценности человеческой жизни, принятия своей и чужой индивидуальности, политика толерантности утверждают равную ценность (стоимость) очень разных вещей. Для многих людей такая неопределенность и многозначность невыносима — она создает много неприятных эмоций, от которых надо защищаться, а обесценивание помогает справляться с этой тревогой.

Обесценивание: как психологическая защита оборачивается против нас и делает нашу жизнь ничтожной, а нас — несчастными Нарциссизм, Нарцисс, Обесценивание, Психологическое насилие, Психология, Длиннопост

Обесценивание оказывается чрезвычайно эффективным в ситуации неопределенности.


Если всё одинаково и равноценно, то как конкурировать? Как становиться лучше, быстрее, выше, сильнее? Другими словами, как нарциссу ориентироваться в современном мире, как идеализировать и знать точно, что почем? Ответ прост — чаще обесценивать.


Конечно, есть и нормальное обесценивание (корректнее назвать его переоцениванием или переоценкой ценностей). Это когда то, что было важно, утрачивает свое былое значение. Однако в норме это внутренний долгий и часто сложный процесс, который как раз подразумевает контакт с неприятными и сложными эмоциями, а не защиту от них.


Обесценивание для эмоционального саморегулирования


В ситуации потери и горя. Например, ребенок очень переживает из-за потери игрушки или смерти домашнего питомца. Я однажды видела, как маленький мальчик переживал смерть крысы так сильно, что даже сам хотел умереть. Он так и говорил: «Крыса умерла, и я тоже умру, потому что я не могу жить без моей любимой крысы». Потребовалось довольно сильное обесценивание ценности крысы и чувства любви к ней, чтобы его переживания выровнялись. Смерть крысы сравнивали со смертью бабушки и других близких, чтобы объяснить мальчику, что его переживания чрезмерны.


В ситуации страха. Обесценивание помогает избавиться от лишнего страха. Например, ребенок может очень бояться какого-то одноклассника, пока не появится старшеклассник, который окажется сильнее и побьет первого.


Обесценивание для нападения и конкуренции


В грубом варианте обесценивание — как большая дубина с железными шипами: человек, нападая, отбирает радость у другого. Так люди справляются с завистью и нестабильной самооценкой: отобрал радость, и можно жить дальше. В этом варианте обесценивание — крайне агрессивное действие, однако совершенно допустимое в нашей культуре! Думаю, в этом и есть большой секрет его популярности. Можно очень сильно бить, и ничего за это не будет.


— Сдала экзамен на пятерку?

— Да.

— А пятерки всем ставили?


Люди очень часто этим оружием пользуются. «Ты хуже меня, не такой уж ты и умный», «Ты красивая, но над попой надо еще работать и работать». Бесконечны варианты обесценивания в супружеской жизни, где очень важно снизить цену на достоинства партнера, чтобы самому не войти в большой кредит:


«Да что ты делаешь-то? Деньги зарабатываешь? Да кто их не зарабатывает! Ты мужчина? Все мужчины зарабатывают».

«Ты женщина? Все женщины рожают и сидят с детьми, и убираются, и готовят! Чего ты так устала?»

«Ты диссертацию защитила — да кто сейчас диссертации не защищает?»

Обесценивание: как психологическая защита оборачивается против нас и делает нашу жизнь ничтожной, а нас — несчастными Нарциссизм, Нарцисс, Обесценивание, Психологическое насилие, Психология, Длиннопост

Обесценивание кого-то избавляет нас одновременно и от страха оказаться зависимыми от этого объекта — и от страха его потерять.

И увеличивает шансы в конкурентной борьбе. Если слишком ценить успехи других людей, то самостоятельные достижения ставятся под сомнение; если же их обесценивать, они становятся более реальными.

Именно такой вариант чаще всего использует современный клиент психотерапевта, который слишком интенсивно избавляется от страха зависимости, потери или брошенности с помощью обесценивания.


Таким образом, обесценивание — важный эмоциональный регулятор собственного поведения и поведения других людей.


В чем же проблема современного клиента, особенно нарцисса, у которого этот баланс слегка нарушен?


Обесценивание может лишить ценности нас самих


Они обесценивают драматичнее, в итоге неизбежно сильно обесценивая себя.


Почему так получается?


Когда человек «сбивает» ценность окружающих его людей, вещей и занятий, он оказывается в мире, где нет ничего «самого лучшего», «идеального». Идеальное, как правило, достаточно стабильно и может питать человека энергией и надеждой долгое время. Если оно часто и драматично обесценивается, шатается, то и сам носитель идеалов подвергается сомнению.


Особенно хорошо это видно в любовных отношениях и профессиональной жизни и составляет главную печаль такого клиента. Романтические отношения сильно обесцениваются в процессе или после их окончания, а профессиональная жизнь в целом не выглядит достаточно ценной. Субъективно это выражается в ощущении отсутствия «своего дела», «призвания»: так и не нашел, чем я хочу заниматься, не было настоящей любви, живу вполсилы, как будто не вкладываюсь до конца.


Победы мимолетны, а неудовлетворенность длительна. Обесценивание своих стараний и/или профессиональных целей используется как защита от неудачи. Если не получилось, то я и не хотел и не старался, и вообще это всё так, понарошку. Результат — ужасная неудовлетворенность и бессмысленность.


Основная проблема современного клиента психотерапевта — инфляция отношений, не только с людьми, но и со всем миром. Каждое второе обращение к психотерапевту связано с обесцениванием любовных историй: все они не дотягивают до «идеальных». Кроме тех, конечно, которые не могли случиться (об их идеальности можно фантазировать вечно).


Человек приходит к выводу: инфляция отношений такая высокая, что они ему больше не нужны, хотя потребность прямо противоположная — близкие, доверительные и эксклюзивные отношения.

Обесценивание: как психологическая защита оборачивается против нас и делает нашу жизнь ничтожной, а нас — несчастными Нарциссизм, Нарцисс, Обесценивание, Психологическое насилие, Психология, Длиннопост

Сайты знакомств вносят драматический вклад в этот процесс. Большой выбор и легкость знакомств снижают их ценность до абсурдно низкой, когда люди даже не запоминают имен тех, с кем провели ночь, или ставят себе статистическую задачу — выбрать из ста кандидатов идеального. В итоге люди вообще перестают верить в возможность каких-либо значимых отношений для себя, теряют чувствительность.


В терапию такой человек приходит, когда начинает догадываться: что-то он делает не так. На начальном этапе он стремится обесценить все предположения и замечания терапевта, которые касаются его чувств. Когда клиент понимает, что большая часть терапии посвящена исследованию его эмоциональной жизни, он соглашается на это, попутно лишая свои эмоции ценности.


«Да, я злюсь, но не очень сильно».

«Да, она мне нравилась, но у нее было много недостатков».

«Да, я чувствую это, но хочу, чтобы вы понимали, что для меня это не очень важно».

«Я его люблю, но он козел и у нас ничего не может быть».


Если всё это свести к метапосланию, оно будет звучать примерно так: да, я чувствую определенные вещи, но я не позволяю сделать эти чувства важными и слишком значимыми. Я контролирую их влияние и в любой момент могу снизить их значимость.

Обесценивание: как психологическая защита оборачивается против нас и делает нашу жизнь ничтожной, а нас — несчастными Нарциссизм, Нарцисс, Обесценивание, Психологическое насилие, Психология, Длиннопост

Почему для нарцисса важно не проживать чувства глубоко


Потому что это опасно: процесс может захватить, контроль будет утрачен, появятся другие неконтролируемые эмоции.


Человек сам толком не понимает, что произойдет, но знает точно, что избегать этого надо всеми способами. Обесценивание стоит на страже, беря свою мзду — скуку, бессмысленность и смутное ощущение «неудачной» жизни. Психологическое оружие оборачивается против своего владельца.

Клиенты довольно быстро начинают замечать, что они обесценивают многое в своей жизни.


Далее возникает вопрос: что делать, если надо признать, что чувства для меня важны?


Опять появляется эта пресловутая крыса, смерть которой можно и не пережить. На этом этапе психотерапии человек начинает вспоминать ситуации в детстве (и не только), когда контроль над чувствами был утрачен и это принесло много страданий. Часто эти воспоминания болезненны и переживать их вновь не хочется, поэтому клиент начинает сопротивляться.


Это проявляется в обесценивании терапии, терапевта и себя в этом процессе: «Терапия мне не очень помогла», «Это плохой специалист, да и я не старался и не выполнял его рекомендации». Многие уходят из терапии в этот период.


Однако большинство клиентов идут дальше, потому что кроме страха потерять контроль над чувствами у них есть большая потребность быть живыми людьми и любить кого-нибудь, в том числе себя.


Становится очевидно, что паттерн обесценивания уже не нужен в таком объеме.


Что же произошло с тем мальчиком, когда он перестал умирать вместе с крысой? Он будто прозрел и увидел, что есть разные вещи с разной стоимостью. Что у него нет психических сил умирать с каждым живым существом на Земле, однако он может их любить и горевать о них. «Акции» крысы сильно упали, но он не выбросил их, а сохранил. Было ли это прозрение его сознательным выбором? Сложно сказать. Я склонна считать это процессом обучения пользоваться собственным психическим аппаратом.


Взрослый человек, обозревая свое психическое царство и наводя в нем порядок, может произвести эту переоценку, чтобы выбрать (или научиться выбирать) то, во что он готов вложиться и считать ценностью. Конечно, это сложнее, чем в детстве. Но в детстве и риск выше.


Возвращаясь к искусству войны (а война у людей, склонных к обесцениванию, идет постоянно и в основном с самими собой): что же считать победой для обесценивающего человека?


Думаю, успехом будет сохранение некоторого «золотого запаса» индивидуальных переживаний, чувств, ситуаций и отношений.


Шкатулки с сокровищами, которые никогда не обесценятся, потому что их бережно хранят. И попадают они в эту шкатулку только благодаря опыту, силе влияния этих событий и чувств, а не из-за успешных последствий, долгой сохранности или чего-то еще.


Известный трактат Сунь-цзы «Искусство войны» утверждает, что цель любой войны — процветание населения и его лояльность к правителю. Так что, если ваше «население» не процветает и вы сами к себе не лояльны, возможно, вам пора поучиться проживать чувства, не обесценивая их и не боясь. Конечно, делать это лучше с помощью опытных военных консультантов.


Елена Леонтьева

Источник: https://knife.media/club/devaluation/

Показать полностью 4
20

Из-за чего возникает трудоголизм?

Из-за чего возникает трудоголизм? Трудоголик, Трудоголизм, Нарциссизм, Саморазвитие, Депрессия, Длиннопост

Если работа занимает большую часть вашей жизни, если вы трудитесь не помня себя по 20 часов в сутки, может пора задуматься-почему это так?


Полезно задавать себе вопросы:

-Чем так важна для меня работа?

-Что даёт мне эта постоянная загруженность и напряжёнка?

-Что я буду делать, если перестану работать?


А иногда можно задать себе более прямой вопрос-от чего я бегу?



Размещаю для вас интервью с Альфридом Лэнгле. Надеюсь, кому-то оно окажется полезным.



— Трудоголизм – это зависимость от работы. И возможны самые разные психологические причины такой зависимости.


Например, личностные расстройства. Так, при нарциссизме человек хочет быть самым лучшим, ждет восхищения и уважения от всех. Часто такие люди – перфекционисты, они тратят много времени для достижения любой поставленной цели.


За трудоголизмом может стоять и депрессивная симптоматика. В таком случае человек постоянно чувствует себя виноватым. И чтобы освободиться от этого чувства, от ощущения собственной никчемности, он пытается всем помочь, забывая о себе. Тогда чувство вины может уменьшиться, но проблемы человека все равно не разрешаются, и он продолжает непрестанно работать…


Причиной может быть и ощущение пустоты в жизни, отсутствие смысла. И тогда трудоголик стремится заглушить эти неприятные чувства большой нагрузкой.


Иногда люди много работают для того, чтобы стать очень богатыми, окружить себя роскошью и элитными вещами.


За этой склонностью часто стоит ощущение незащищенности, тревоги, от которой человек пытается избавиться. Виной этому может быть и недостаток самоценности, поэтому такие люди доводят себя до стресса.


У человека могут быть сложности с восприятием ценностей жизни, переживанием удовольствия, и это компенсируется работой, так как именно в ней он видит результаты, успехи, и это приносит радость. Вы видите, что к зависимости человека могут привести самые разные психологические причины.


Как же выйти из трудоголизма?


— Необходимо в формате психотерапии проработать причины, которые лежат в основе трудоголизма.


Недостаточно просто перестать работать.


Недостаточно, если партнер скажет зависимому человеку: возвращайся домой, просто будь дома со мной, давай заниматься спортом, отдыхать, развлекаться… Ведь это реальная зависимость.


Представьте, если бы вы сказали алкоголику «просто перестань пить». Он, может, и сделает это на полчаса, час, может даже на вечер или день, но так или иначе вернется к спиртному.


А если человек еще не настолько зависим, если у него только склонность к трудоголизму? Могут ли ему помочь близкие люди?


— Близким людям стоит говорить с ним об этой склонности. Помогать разделять в жизни работу и отдых, создавать границу между «надо», достижениями, формальными обязательствами и просто радостью, удовольствием. Показывать человеку ценность взаимоотношений, встреч с друзьями, творчества и т. д. Вовлекать его в это.


Чем люди, которые просто сильно любят свою работу, отличаются от трудоголиков?


— Такие люди чувствуют, что любят работать и делают это с внутренним согласием. Они очень деятельные, активные, в то же время у них нет зависимости. Они могут жить ради работы, это может быть смыслом жизни.


Но ключевое отличие в том, что эти люди могут выбирать, что именно они делают в данный момент!


Трудоголизм же означает, что человек не может остановиться и работает постоянно. А если он все же останавливается, то становится нервным, несчастным, агрессивным, не может спать, чувствует, что что-то упускает.


В завершение хочу предложить читателям небольшой тест, который поможет разобраться, реальна ли именно для них проблема трудоголизма.


Ответьте себе всего на один вопрос: «Зачем и как я работаю?» Подумайте, какое из описаний работы вам ближе:


«Я работаю, ориентируясь на чувство внутреннего согласия, делая выбор с полной ответственностью, осознавая смысл своей деятельности».


«Скорее, я работаю только ради самого факта работы, когда я не выбираю такой образ жизни, а чувствую словно бы внутреннее принуждение к этому, я работаю, не принимая решения, не чувствуя связь с собой, не находя в этом смысла».


Откровенный ответ на этот вопрос скажет вам о многом и натолкнет на размышления.

Показать полностью
0

Интервью с Жаном Ванье 10 правил жизни

Мудрые слова пожившего человека. Жаль, что он ушел(


Жан Ванье— канадский и французский основатель общин-поселений для умственно отсталых людей, называемых «Ковчег», а также движения «Вера и Свет» — общин, в которые входят особые люди, их родители и их друзья.


Народ, не ленитесь, послушайте видео, не лепите минусы. Это великий человек и говорит он очень умные вещи. Я сама только сегодня про него узнала. И то, только потому что вчера он умер.


Жаль, что уходят такие люди. Но как ценно, что они успевают оставить нам свою мудрость и историю своей жизни.

11

«Я-сама себе психолог». Зачем мне нужен психотерапевт?

«Я-сама себе психолог». Зачем мне нужен психотерапевт? Психотерапия, Психолог, Галина Никишина, Саморазвитие, Духовный рост, Длиннопост

«Я-сама себе психолог и в других психологах не нуждаюсь» -такие слова я часто читаю в комментариях к психологическим заметкам.

Мне знакомы эти мысли. Когда-то давно, я рассуждала точно также. Я выбирала искать ответы в книгах, я плакала на плече у подруги, я страдала и упорно искала выход.


Мне тогда и в голову не приходило, что можно пойти к психологу. Как? Как мне может помочь человек, который меня совсем не знает? Что я ему расскажу? В голове каша, в жизни бардак и неразбериха. Я не понимала – зачем люди идут к психологу? Как я все смогу рассказать незнакомому человеку? Это же не подруга, которой можно просто порыдать и получить поддержку-какая я бедная и несчастная. Я искала выход и читала книги из серии «Помоги себе сам».


Мне жаль, что я пропустила так много лет.


Я могла прожить их совсем по-другому. Но этого не случилось тогда. Но я благодарна, что это произошло в моей жизни.


Люди, которые приходят на консультацию, решаются на шаг, они совершают подвиг . Девиз этого подвига «Я выбираю себя!»


Конечно, первая встреча бывает достаточно волнительна. Смущение, волнение, стыд-это то, что сопровождает первые минуты консультации. Но это лишь начало, это такое преодоление себя и обращение за помощью. А не всем это делать легко.


Чтобы случились изменения , нам нужен другой. Проблемы сложно решить на том уровне ума, на котором они создавались. И потом, в нас очень много неосознанного.


Психотерапия меняет качество жизни, психолог не дает советов, психолог помогает в другом. Психолог – это человек который пытается вас увидеть более глубоко, чем это делает обычный человек. Знаете, это можно сравнить с тем, как мать видит своего ребёнка, который ещё не умеет разговаривать, но почему-то плачет, чего-то хочет и к чему-то стремится. Мама чаще всего знает-чего хочет ее малыш, по крайней мере, она очень пытается это понять.


Пришедшие на терапию, похожи на тех же маленьких детей. Вы разговариваете , разговариваете и, кажется, что о главном . И даже говорите «Да ведь у меня же все хорошо . Я не понимаю, почему я….» Потому что, то что болит, мы прячем даже от себя, нам совсем не хочется в эту сторону смотреть.


Психолог за словами, которыми вы себя уговорили, старается увидеть вас как человека, важная потребность которого хронически не удовлетворяется. Он видит вас настоящего – боящегося, стыдящего себя, того, кто готов отказаться от себя, лишь бы угодить другим и быть принятыми.


Психолог настаивает на правде, на той правде, которую мы сами от себя тщательно скрываем.


А «встать на правду»-это наш источник силы . Говоря самому себе правду, я уже не соглашаюсь на что-то, а делаю осознанный выбор.


Итог- вы или идёте к изменениям или принимаете то, что есть и перестаете бороться.


Вы начинаете принимать тех людей, которых выбрали, вы принимаете обстоятельства, которые нельзя изменить.


А принятие дает вам освобождение. Вы уже не тратите все свои силы на то, чтобы изменить то, что изменить невозможно и у вас высвобождается энергия, вы становитесь более свободными и более живыми.


Цель психотерапии в том, чтобы сделать осознанным то, что таковым не является и, чтобы оно стало проговоренным. Тогда мы понимаем что с этим делать.


Психолог замечает такие вещи, которые вы в себе не видите . Он не только замечает ваши трудности, но и помогает вам с ними справиться.



Поэтому, если мы лечим зубы или делаем операцию у специалиста, то и заботу о своих эмоциях и о своём психическом здоровье, лучше тоже доверять специально обученному человеку.


Галина Никишина

Показать полностью
16

Про алкоголизм

Про алкоголизм Алкоголизм, Борьба с алкоголизмом, Зависимость, Алкоголь, Созависимость

Беда алкоголика в том, что он ищет выход не на том уровне, в котором зашёл в беду.


Вход был на уровне его младенчества. И искать надо в своей склонности регрессировать по любому поводу. А он ищет в текущих отношениях, во внешней реальности, которой для его внутреннего младенца не существует.


Жена никогда не станет его матерью, и он регулярно мстит ей за это. Жена никогда не станет идеальным «хорошим объектом» (даже если сильно захочет), «хорошей грудью», и он стабильно в отчаянии заменяет её бутылкой, «зелёной соской», эрзацем, вместо того, чтобы с ясностью посмотреть вглубь себя, и увидеть того ненасытного младенца, что так страшится повзрослеть.


Остановиться и переключиться можно лишь учась не искать снаружи, а размещать «хороший объект» внутрь себя, открывая его внутри себя, позволяя ему формироваться в своей душе, устойчивый и независимый от внешних факторов, или внутренних бурь.


Становясь центром своего мира (это и есть Взрослость!), центрируясь, «возвращаясь домой», и глядя изнутри себя на мир, тем самым, создавая его, любуясь этим СВОИМ миром, как собственным творением, обретая в этом силу и устойчивость, и способность подлинно любить, делясь с миром своей любовью, и, возможно, получая любовь в ответ, или даже просто так, потому что ты просто есть.


Ты просто есть, и мир просто есть, и отношения с миром ничто по сравнению с отношениями с собой.


Отношение мира к тебе ничто по сравнению с твоим отношением к себе.


Конечно, человеку нужен человек, но не как Бесконечный Источник. Другой нам нужен чтобы ощутить себя живыми.


А для обретения собственного внутреннего источника есть психотерапевт, как заменитель первого Другого - мамы.


На психотерапии мы обучаемся размещать, формировать и обретать собственный внутренний Источник, чтобы контакт с реальным Другим был не нищенски-халявно-вампирным, а наполненным взаимными достоинством и силой, чтобы в нужный момент поддержать того, кто прямо сейчас чуть больше чем ты нуждается в поддержке. Чтобы чувствовать свою незряшность и право быть - ПРОСТО ТАК, ни за что.


Александр Вакуров

Показать полностью
29

ИСЦЕЛЕНИЕ ОТ ТРАВМЫ: ПИТЕР ЛЕВИН И ЕГО 8 ЭТАПОВ

ИСЦЕЛЕНИЕ ОТ ТРАВМЫ: ПИТЕР ЛЕВИН И ЕГО 8 ЭТАПОВ Травма, Психология, Психотерапия, Птср, Длиннопост



Исцеление от психологической травмы — это процесс. Когда травмирующее переживание прорабатывается, и мы избавляемся от гнета разрушительных эмоций, новая энергия «наполняет наши паруса».


Мы искренне благодарим судьбу за опыт, пусть и очень тяжелый, и делаем шаг в счастливое будущее.


Исцеление от травмы — это долгий и непростой процесс. Каждый из нас сталкивался с травмирующими переживаниями: потерей близких, унижением, агрессией, провалом, предательством и так далее, список можно продолжать до бесконечности.


При этом чаще всего травма не проходит бесследно, со временем осознанная боль притупляется, но разрушительная энергия, которая выделилась в момент травмирующего события никуда не уходит, и продолжает разрушать нас изнутри, проявляясь в виде подавленности, страхов, беспричинной тревоги, бессонницы или психосоматических заболеваний.


Психолог Питер Левин в своей книге «Исцеление от травмы» пишет о том, что общество учит нас бороться с переживаниями, прятать их, «быть сильными», «не сдаваться перед лицом трудностей» — мы смотрим фильмы про сильные личности, которые всегда преодолевают любые препятствия, читаем книги, в которых герои «берут себя в руки» сразу после травмирующего события и идут дальше, вопреки всему… Нас учат «держать лицо», не подавать виду, что нам больно, не позволять себе слабость, хотя, пишет Левин, психологическая травма переносится ничуть не легче, а то и гораздо тяжелее физической.


Представьте себе, что человек, сломавший ногу неделю назад идет играть в футбол – с большой долей вероятности его посчитают законченным идиотом.


При этом когда девушка, переживающая тяжелейший разрыв с любимым, «берет себя в руки» и ведет себя так, как будто ничего не произошло (а то и вовсе сразу бросается в новые отношения, из которых, скорее всего, она выйдет еще более травмированной), мы восхищаемся силой ее духа.


ИСЦЕЛЕНИЕ ОТ ТРАВМЫ


Сложность в том, что психологическая травма – это понятие очень субъективное. Если последствия физической травмы очевидны и поддаются понятному лечению, с травмой психологической каждому из нас приходится разбираться самостоятельно.


Избегать травмирующих переживаний невозможно, сам Левин пишет о принципиальной роли, которую играют травмы в нашей жизни: тяжелые испытания помогают нам осознать важные для нас вещи, трансформироваться.


Но очень важно правильно пройти и завершить все процессы, чтобы травмирующее переживание стало опытом, на который мы можем опереться, а не источником проблем и заболеваний.


Питер Левин разработал программу по правильной проработке травмы, основы которой он изложил в своей книге «Исцеление от травм». Подход у Левина интересный: он работает с ощущениями тела, и через них помогает человеку избавиться от разрушительной энергии травмы. Его программа состоит из 8-ми основных этапов:


ЭТАП 1: ВОЗВРАЩЕНИЕ ЧУВСТВА БЕЗОПАСНОСТИ
Если вы пережили травмирующее событие (предательство любимого, смерть близкого, публичное унижение, разрыв отношений и т. д.), то первое, с чего советует начать доктор, это с восстановления границ собственного пространства. Травмирующее событие разрушает нашу защиту, мы перестаем чувствовать себя в безопасности, нас буквально разрывают тяжелые эмоции, мы чувствуем себя незащищенными перед внешней агрессией.


Левин предлагает специальные упражнения, которые помогают снова почувствовать границы, внутри которых мы в безопасности – это границы нашего тела. Постукивание по коже, контрастный душ помогут буквально «кожей» почувствовать границу, которая отделяет и защищает наше личное пространство от агрессивного внешнего мира. Почувствуйте, что вы «в домике», и никто и ничто не может проникнуть в ваше пространство, вы в абсолютной безопасности.


ЭТАП 2: ОБРЕТЕНИЕ ПОЧВЫ ПОД НОГАМИ


Любое травмирующее событие буквально выбивает почву у нас из-под ног. Нам кажется, что все рушится вокруг нас, все нестабильно: мы как будто летим на скорости в безвоздушном пространстве, и ничего не можем с этим поделать, мы не контролируем события, которые развиваются помимо нашей воли. Левин рекомендует «заземлиться» — буквально встать голыми ступнями на землю и просто почувствовать, что вот она, почва, что вы стоите очень надежно. Нет никакого безвоздушного пространства, вы стоите на земле двумя ногами, и мир не рушится вокруг вас, все стабильно. Вы не падаете, и не теряете своего равновесия, вы на 100% контролируете происходящее, почувствуйте это и дайте себе время, чтобы это ощущение закрепилось.


ЭТАП 3: ОПРЕДЕЛЕНИЕ ИСТОЧНИКОВ «ПОДПИТКИ» И ЛАТАНИЕ «БРЕШЕЙ»


Это очень важный этап. У нас у каждого есть свои способы пополнения энергии – кто-то спит или перечитывает любимые книги, чтобы восстановиться, кто-то готовит и ест любимую еду, кто-то занимается спортом, кто-то слушает музыку, кто-то едет к маме, и так далее. Левин советует попытаться определить, что является таким источником для вас – вспомните, что помогло вам преодолеть травмирующие переживания в прошлом? Какие занятия приносят вам чувство удовлетворения, успокаивают? Рядом с какими людьми вы чувствуете себя в безопасности, кто подпитывает вас своей энергией?


Левин советует закрыть глаза и представить возможные источники энергии, а также попытаться увидеть кто или что, наоборот, вашу энергию забирают. В качестве брешей, через которые утекает энергия могут выступать, например, родители, которые требуют чтобы мы соответствовали их требованиям, или кто-то рядом с нами, кто высасывает силы и время, нелюбимая работа, неприятная рутина или даже определенные места, города и страны.


После того, как вы провели реестр «источников питания» и определили «бреши», важно максимально оградить себя от того, что забирает силы, и наполнить жизнь занятиями и общением с теми людьми, которые вас подзаряжают. Когда вы восстанавливаетесь после физической травмы, вы соблюдаете определенный режим и избегаете того, что может ухудшить ваше состояние – восстановление после психической травмы идет по такому же принципу. Вы сейчас очень уязвимы, оградите себя по максимуму от новых травм.


ЭТАП 4: ПОИСК БЛОКОВ И ОТСЛЕЖИВАНИЕ ЭФФЕКТА ТРАВМЫ


На этом этапе психолог учит следить за ощущениями тела чтобы понять, как именно травмирующее переживание проецируется на физические ощущения. Например, когда девушка переживает боль предательства – в каком месте эта эмоция проявляется физически? И как ощущается физически? Боль в солнечном сплетении? Холод в животе? Ком в горле? Эти ощущения важно отследить и попробовать «пощупать» — каков по размерам этот ком? А по весу? Из какого материала он состоит?


ЭТАП 5: АКТИВНОЕ НАБЛЮДЕНИЕ ЗА ОЩУЩЕНИЯМИ


Как только вы сможете отслеживать физические проявления своих переживаний, травмирующий эффект события начнет снижаться, потому что вы снова будете чувствовать контроль над происходящим. Невозможно перестать чувствовать обиду или страх, но можно наблюдать и контролировать физические ощущения, которые вызывают эти эмоции.
На этом этапе доктор советует очень внимательно наблюдать за собой и ощущениями тела. Закройте глаза и задайте себе вопрос: что я чувствую, когда вспоминают про событие? Какие ощущения в теле испытываю при мыслях о человеке, с которым связано травмирующее переживание? Меняются ли эти ощущения? Возможно, камень, который вы чувствуете в районе солнечного сплетения, когда думаете о предательстве любимого, становится легче и менее плотным? Или наоборот? Возможно ком в горле, который вы ощущаете, когда вспоминаете о смерти близкого человека, ушел, и вместо этого вы чувствуете боль в груди?
Наблюдайте и записывайте свои ощущения.


ЭТАП 6: «КОНТАКТ С ПЕРЕЖИВАНИЕМ»


Тяжелые травмирующие переживания часто имеют свойство оказывать долгое негативное влияние потому, что нам слишком тяжело возвращаться к ним чтобы переработать их в опыт и отпустить. Энергия, которая высвободилась в момент травмы (стыд, страх, унижение — это все очень сильные переживания, которые высвобождают много энергии) никуда не уходит, и если мы не выпустим ее на волю, то она так и остается внутри бомбой замедленного действия.


«Контакт с переживанием» это возможность разминировать эту бомбу. В своей книге психолог приводит несколько упражнений, которые помогают «обезвредить» травму, все они построены на проигрывании разных сценариев момента травмирующего переживания и наблюдения за собой.


В качестве одного из упражнений Левин советует сесть в удобную позу, закрыть глаза, вернуться в момент переживания, вспомнить свои ощущения (стыд, страх, боль, ужас и т. д.) и постараться удерживать на этих ощущениях свое внимание как можно дольше, до тех пор, пока они не начнут видоизменяться и их интенсивность не начнет снижаться.


ЭТАП 7: ВОЗВРАТ К НОРМАЛЬНОЙ ЖИЗНИ


Когда мы находимся во власти травмы, мы настолько заняты своей болью и выживанием, что практически не реагируем на внешние переживания. Мы не чувствуем вкус еды, не замечаем хорошую погоду, все наши ощущения притупляются. После того, как мы выпустили разрушительный ураган на волю, мы можем, наконец, открыть глаза и с удивлением обнаружить тот мир, который мы не замечали, пока лечились от травмы.


Левин буквально советует открыть глаза и внимательно изучить предметы вокруг себя: их цвет, особенности, назначение. Что происходит в мире? Какие фильмы, книги, темы обсуждаются? Любопытство, которое пробуждается на этом этапе, помогает окончательно избавиться от последствий травмы – травма не может сосуществовать с энергией познания, которая влечет нас вперед.


ЭТАП 8: ЗАКРЕПЛЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТА И ДВИЖЕНИЕ ДАЛЬШЕ


Когда тяжесть травмирующего переживания уйдет, вы почувствуете как к вам возвращаются силы и желание двигаться вперед.


Очень важно оставаться на этой волне, не скатываясь обратно, и иногда здесь может потребоваться внешняя помощь.


Левин приводит аффирмацию, которую он советует повторять всем своим клиентам, эта аффирмация на самом деле — древняя молитва североамериканских индейцев: ««Я приношу благодарность за помощь, которая — я знаю — уже на пути ко мне».


Когда травмирующее переживание прорабатывается, и мы избавляемся от гнета разрушительных эмоций, новая энергия «наполняет наши паруса». Мы искренне благодарим судьбу за опыт, пусть и очень тяжелый, и делаем шаг в счастливое будущее.
Питер Левин. Healing Trauma.W&D

Показать полностью

Мы ищем frontend-разработчика

Мы ищем frontend-разработчика

Привет!)


Мы открываем новую вакансию на позицию frontend-разработчика!

Как и в прошлые разы для backend-разработчиков (раз, два), мы предлагаем небольшую игру, где вам необходимо при помощи знаний JS, CSS и HTML пройти ряд испытаний!


Зачем всё это?

Каждый день на Пикабу заходит 2,5 млн человек, появляется около 2500 постов и 95 000 комментариев. Наша цель – делать самое уютное и удобное сообщество. Мы хотим регулярно радовать пользователей новыми функциями, не задерживать обещанные обновления и вовремя отлавливать баги.


Что надо делать?

Например, реализовывать новые фичи (как эти) и улучшать инструменты для работы внутри Пикабу. Не бояться рутины и командной работы (по чатам!).


Вам необходимо знать современные JS, CSS и HTML, уметь писать быстрый и безопасный код ;) Хотя бы немножко знать о Less, Sass, webpack, gulp, npm, Web APIs, jsDoc, git и др.


Какие у вас условия?

Рыночное вознаграждение по результатам тестового и собеседования, официальное оформление, полный рабочий день, но гибкий график. Если вас не пугает удаленная работа и ваш часовой пояс отличается от московского не больше, чем на 3 часа, тогда вы тоже можете присоединиться к нам!


Ну как, интересно? Тогда пробуйте ваши силы по ссылке :)

Если вы успешно пройдете испытание и оставите достаточно информации о себе (ссылку на резюме, примеры кода, описание ваших знаний), и если наша вакансия ещё не будет закрыта, то мы с вами обязательно свяжемся по email.

Удачи вам! ;)

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!