Aylin13

Aylin13

пикабушница
Галина Никишина Психолог , гештальт-терапевт. Ведущая трансформационных игр. https://www.instagram.com/nikishina_psy/
пол: женский
поставилa 58 плюсов и 1 минус
отредактировалa 0 постов
проголосовалa за 0 редактирований
6578 рейтинг 170 подписчиков 607 комментариев 95 постов 26 в "горячем"
29

О психотерапии

О психотерапии Психотерапия, Травма, Психологическая травма, Детство

...В терапии возникает множество проблем, когда пациенты отказываются признать, что прошлое нельзя изменить и никто не собирается компенсировать им незаслуженные страдания прошлого.


Кроме того, сострадание к человеку и ощущение грандиозности, возникающее у терапевта от осознания своей роли, постоянно подталкивают его к мысли, что он в состоянии исправить прошлое - вместо того, чтобы помочь пациенту признать его и продолжать жить дальше.


Как женщина, которую плохо кормили в детстве, не сможет исправить нанесенный ее здоровью вред, даже если она будет правильно питаться во взрослом возрасте, так же и человек, подвергавшийся психологическому насилию в детстве, не освободится от оставшихся в его душе шрамов. Однако то, чего они могут достичь, гораздо важнее.


Даже в условиях самой короткой терапии клиническому специалисту важно "понять", с какими последствиями своего прошлого человек не хочет сталкиваться.


Сразу или со временем, когда пациент будет вспоминать о терапевтических отношениях, польза от терапии для него будет находиться в прямой зависимости от того, насколько терапевт поможет ему оплакать.


Для некоторых пациентов, особенно молодых, часто становится открытием, что даже если бы их родители сейчас изменились, им все равно пришлось бы самостоятельно справляться с последствиями их детского взаимодействия с родителями. Другими словами, "родитель", которому придется противостоять, - это внутренний объект, а не настоящий родственник.


Нэнси Мак-Вильямс "Формулирование психоаналитического случая"


15

Про самосбывающееся пророчество.

Про самосбывающееся пророчество. Отношения, Любовь, Семья, Галина Никишина, Психолог, Семейная психология, Длиннопост

А вы знаете как работает «самосбывающееся пророчество»?


Почему партнер уходит от того, кто был уверен, что никому нельзя доверять и его, в конечном счете бросят ?


Потому что своими мыслями и поступками мы сами формируем жизнь.


Представьте, что отношения - это танец. Вы встречаетесь на танцплощадке, в клубе или в парке. У вас уже есть прошлый сформированный опыт. Ранее вы где-то учились и умеете танцевать в определенном стиле. Что-то у вас получается лучше, а что-то хуже. Кто-то раньше танцевал в парных танцах , а кто-то танцевал один.


И вот вы встречаетесь и начинается совместный танец.


Представьте, что танцор-мужчина подходит к женщине, и она чем-то напоминает ему маму или строгую учительницу или предыдущую партнёршу, с которой он плохо расстался.


Реальные отношения искажаются. Он уже не видит человека, с которым только-только начинает танцевать. Он приносит в отношения прошлый опыт.


Танец между двумя партнерами становится нарушенным, так как он танцует не с реальной партнершей, а со «своим прошлым».


Он танцует тем способом, который зависит от его ранее сформированного поведения. Например, он думает, что она строгая и агрессивная, а он не любит конфликтов, и тогда он будет стараться танцевать на большей дистанции и подстраиваться под партнершу.


Это повлияет и на ее танец. Он станет менее раскованным, начнёт вести, пытаться сократить дистанцию, встречаясь с его сопротивлением.


Танец (общее событие) станет развиваться в направлении повторения прошлого опыта, даже если только один из партнёров действует исходя из него.


Так происходит и в жизни. Нам только кажется, что мы строим новые отношения. Нет, в отношения мы тащим весь свой невроз и прошлые незавершенные хвосты из детско-родительских отношений. Мы просто не знаем как действовать по-другому.


Именно поэтому, мы вступаем в новые отношения и в них часто повторяется один и тот же сценарий развития. Мужчина выбирает женщину, которая им руководит, женщина выбирает холодного и недоступного мужчину и пытается добиться от него проявления чувств.


Если человек вступает в отношения с убеждением, что он не достаточно хорош(а) и его все равно бросят, предадут, изменят, то так оно и будет. В отношениях он будет подозревать и бдить, а партнёр подстроится под его танец.


Так и работает «самосбывающееся пророчество»


Если девушка идёт в отношения с мыслью "я не важна, мужчина в семье главный, и его желания всегда должны быть удовлетворены", то самый внимательный мужчина в итоге превратится в эгоиста. Человек теряет свои желания и себя, начиная угождать другому, которому ничего не остаётся, как подстроиться.


Именно поэтому на консультациях я всегда говорю, что даже если покинули вас, вашей ответственности ровно 50 процентов. Поймите что в этих отношениях именно вы делали не так?


Показать полностью
23

Про теорию привязанности. Эксперименты Мэри Эйнсворт.

Сегодня хочу разместить для вас заметки о теории привязанности. Вы слышали об этом?


Теория привязанности рассматривает отношения и связи между людьми — преимущественно долгосрочные отношения, включающие отношения как между родителями и детьми, так и между романтическими партнерами.


В психологии под привязанностью понимается эмоциональная связь с другим человеком. Психолог Джон Боулби первым из психологов описал привязанность — как «устойчивую психологическую связь между людьми».


Боулби считал, что самые ранние связи детей с теми, кто о них заботится, имеют огромное влияние, которое продолжается на протяжении всей их жизни.


Он предположил также, что привязанность служит для того, чтобы в раннем возрасте удержать ребёнка около матери, тем самым повышая шансы этого ребёнка на выживание.


Центральная идея теории привязанности заключается в том, что те, кто изначально ухаживают за малышом, те, кто активно реагируют на его потребности и удовлетворяют их, позволяют ребёнку почувствовать себя в безопасности. Младенец знает, что тот или иной взрослый надёжен, и это даёт ему надежную опору для последующего познания мира.


Почему привязанность так важна?


Исследователи обнаружили, что стили привязанности, сформированные у детей в самом начале жизни, могут привести к ряду последствий.


Например, дети, у которых в младенческом возрасте сформировалась надёжная привязанность, обладают более развитым чувством собственного достоинства и способны лучше обеспечивать себя по мере того, как они становятся старше. Эти дети также стремятся к большей независимости, лучше учатся в школе, успешнее выстраивают социальные отношения, меньше подвержены депрессии и тревогам.


Несмотря на то, что стили привязанности проявляющиеся в зрелом возрасте не обязательно совпадают с детскими, исследования показывают, что ранняя привязанность может оказать серьёзное влияние на последующие отношения.


Например, те, у кого в детстве сформировалась надёжная привязанность, как правило, имеют хорошую самооценку, крепкие романтические отношения и способность раскрыться перед другим человеком. Став взрослыми, они обычно создают здоровые, счастливые и длительные отношения.



Теорию Боулби расширила и углубила Мэри Эйнсворт. Именно она, путём эксперимента  увидела разные стили привязанностей у детей.


Часто в парной терапии видно, как «бьются» друг о друга люди с разными типами привязанности.  Чаще всего подбираются в пару люди с сопротивляющимся и избегающим стилями привязанности.

Про теорию привязанности. Эксперименты Мэри Эйнсворт. Привязанность, Отношения, Психотерапия, Психология, Психолог, Семья, Длиннопост

«Незнакомая ситуация»


В исследовании Мэри Эйнсворт участвовали около ста семей среднего класса с детьми в возрасте от года до полутора лет. Для эксперимента маленькую комнату оборудовали прозрачным с одной стороны экраном для наблюдения за поведением младенцев. Было проведено семь экспериментов (или «эпизодов») продолжительностью три минуты. В каждом эпизоде акцент делался на конкретной форме поведения. Наблюдения регистрировались каждые пятнадцать секунд; интенсивность поведения малышей оценивалась по шкале от 1 до 7.


Эксперимент. Ход эксперимента


1. На первом этапе мать с ребенком оставляли на некоторое время в комнате одних, чтобы младенец мог привыкнуть к новой обстановке.


2. Как только он привыкал, в комнату входил незнакомец.


3. Далее мать выходила из комнаты, оставляя ребенка наедине с незнакомым человеком.


4. Потом мать опять заходила в комнату, а незнакомец выходил.


5. Мать тоже выходила из комнаты, оставляя ребенка одного.


6. В комнату снова заходил незнакомец.


7. После чего мать тоже заходила в комнату, а незнакомец выходил.


Мэри Эйнсворт оценивала интенсивность четырех разных типов наблюдаемого поведения по шкале от 1 до 7, выделив четыре типа поведения:


сепарационная тревожность (проявление малышом беспокойства, когда мать выходит из комнаты); 


готовность ребенка исследовать новую ситуацию; 


тревожность, связанная с незнакомцем (реакция малыша на присутствие незнакомого человека); 


поведение после воссоединения (поведение ребенка после возвращения матери в комнату).


На основе этого эксперимента Эйнсворт идентифицировала три отдельных стиля привязанности младенцев:


надежный, избегающий и сопротивляющийся.


Надежный стиль


Дети надежной привязанностью уверены, что мать, или другой объект привязанности, сможет удовлетворить их потребности. Ребенок ищет объект привязанности каждый раз, когда сталкивается с тем, что ему не нравится и неприятно. Объект привязанности используется младенцем как надежная база для безопасного исследования окружающего мира. Эйнсворт выяснила, что для большинства детей, принимавших участие в ее исследовании, был характерен именно этот стиль привязанности. Когда такие дети расстраивались, объект привязанности мог без труда их успокоить. Этот стиль привязанности вырабатывается у младенца, если объект привязанности восприимчив к его сигналам и должным образом реагирует на его потребности. Исследование Эйнсворт показало, что в целом данный стиль характерен для 70 процентов детей; для него типичны следующие формы проявления:


• Сепарационная тревожность: когда мать выходит из комнаты, ребенок расстраивается и плачет.


• Исследования окружающего мира: младенец использует мать как надежную, безопасную базу.


• Тревога, вызванная присутствием незнакомца: ребенок дружелюбен и спокоен до тех пор, пока мать остается в комнате. Если же она выходит, он начинает упорно избегать незнакомого человека.


• Воссоединение: младенец становится довольным и позитивным, после того как мать возвращается в комнату.


Избегающий стиль


Такие дети более независимы и в своих исследованиях окружающего мира не полагаются на объект привязанности. Причем независимость младенца проявляется не только в физическом, но и в эмоциональном свойстве; подвергнувшись стрессу, он не ищет помощи и защиты у объекта привязанности. У таких детей объект привязанности характеризуется нечувствительностью; он не помогает младенцу, когда тот сталкивается с трудностями, не старается удовлетворить его потребности и обычно недоступен в моменты, когда ребенок испытывает эмоциональное потрясение. По оценке Эйнсворт, к этой категории относятся 15 процентов всех младенцев. Для избегающего стиля типичны такие формы проявления:


• Сепарационная тревожность. Когда мать выходит из комнаты, ребенок не проявляет никаких признаков тревоги и беспокойства.


• Тревога, связанная с присутствием незнакомца: ребенок чувствует себя в обществе незнакомого человека совершенно спокойно и ведет себя, как обычно.


• Воссоединение: младенец практически не реагирует на возвращение матери в комнату.


Эйнсворт обнаружила, что мать и незнакомый человек успокаивают ребенка с одинаковым успехом.


Сопротивляющийся стиль


Ненадежный, сопротивляющийся стиль привязанности характеризуется тем, что младенец насторожен или амбивалентен по отношению к объекту привязанности. Он отвергает объект привязанности, когда тот пытается контактировать или взаимодействовать с ним, но иногда ведет себя зависимо и даже навязчиво.


В этом случае объект привязанности не является для младенца источником чувства защищенности, поэтому ребенок сталкивается с трудностями при исследовании окружающего мира. Если такой ребенок чем-то расстроен или огорчен, присутствие объекта привязанности и контакт с ним его не успокоит; его вообще трудно успокоить.


Как обнаружила Эйнсворт, ненадежный, сопротивляющийся стиль привязанности характерен для 15 процентов детей.


• Сепарационная тревожность: когда мать выходит из комнаты, ребенок реагирует крайне негативно; он напуган и расстроен.


• Тревога, связанная с присутствием незнакомца: ребенок явно боится незнакомого человека и всеми силами старается избегать его.


• Воссоединение: когда мать возвращалась в комнату, младенец тянулся к ней, но в контакт не вступал; некоторые дети даже отталкивали мать.


Эйнсворт обнаружила, что младенцы с сопротивляющимся стилем привязанности менее охотно исследуют окружающий мир и чаще плачут, чем дети с двумя другими стилями привязанности.


Дальнейшие эксперименты Мэри Эйнсворт последовательно подтвердили ее выводы, и со временем «Незнакомая ситуация» стала общепринятой методологией, применяемой для оценки привязанности младенцев.


Следует отметить, что методика Эйнсворт подвергается критике в связи с тем, что она оценивает только привязанность матери и младенца. Ребенок может иметь совершенно другой стиль в отношениях с отцом, бабушкой, дедом и другим воспитателем. Более того, как показали исследования, в разное время дети ведут себя по-разному, выражая свою привязанность; их поведение зависит от обстоятельств.

Показать полностью 1
13

Про отношение к жизни

Про отношение к жизни Экзистенция, Лэнгле, Психолог, Жизнь, Длиннопост

Многие люди думают, что обладают определенной свободой лишь в чем-то второстепенном, но в том, что, собственно, и составляет жизнь, считают себя ограниченными воспитанием и тем, что дано им от рождения. Все, что имеет отношение к их собственной жизни, происходит, по их мнению, само по себе и развивается по своим собственным законам.


Как люди объясняют свою принципиальную несвободу?


Это зависит от их представлений о жизни. Чаще всего встречаются два типа отношения к ней. Одни люди не могут дать точного ответа на вопрос, почему они несвободны. Жизнь для них — нечто запутанное и неосмысленное, скорее мечта, чем действительность. Их представления столь расплывчаты и далеки от реальности, что они всю жизнь лишь ждут — ждут, что "однажды что-то произойдет".


Не зная, чего хотят, они испытывают неутолимую жажду приключений и чувственных переживаний, ожидают фантастического поворота судьбы.


Но разве настоящую жизнь можно выиграть в лотерею?


Другие люди имеют вполне конкретные представления о "настоящей жизни".


Это — лучшие условия (другая профессия, другой спутник жизни, больше денег и т. д.), лучшее здоровье, неуязвимость перед лицом различных неприятностей, власть, возможность быстро и без проблем достигать желаемого — словом, это представления, касающиеся реализации желаний и поставленных перед собой целей.


В глазах этих людей их нынешнее существование в лучшем случае (если они еще не упали духом) — временное явление, предварительная ступень к настоящей жизни, которая, как они надеются, когда-нибудь наступит.


Пока же они существуют под влиянием момента, и не важно, чем они сейчас занимаются, ведь их настоящая жизнь еще и не начиналась.


Конечно, бывает и так: когда приходит понимание, что большая часть отпущенного времени уже прожита, человек испуганно спрашивает себя: "Как, и это все, что смогла предложить мне жизнь?!"


Мы и в самом деле чего-то не достигаем, чего-то не добиваемся, постоянно находимся в пути, никогда не чувствуя себя в полной безопасности.


Мы не знаем, какие события могут еще произойти. Жизнь всегда открыта для изменений, и мы всегда находимся в ожидании.


Чего же ждут люди?


Те, кто считают себя несвободными пассивно ждут, что жизнь сама исполнит их желания.


Те, кто думают, что оказывают решающее влияние на свою жизнь, ждут подходящих условий, чтобы ее преобразовать.


Жизнь предоставляет нам свободу решать, как к ней относиться. Поэтому многие люди ждут исполнения своих желаний, словно хотят наконец получить от жизни подарок. В такой незрелой позиции скрыто детское желание, чтобы тебя обеспечивали и кормили родители. Не меньше людей считают исполнение желаний правомерным требованием к жизни. По их мнению, тот факт, что их непрошено поместили в эту жизнь, дает им право требовать для себя самых лучших условий.


И те, кто пассивно ждет, и те, кто активно требует, хотят что-то иметь, боясь при этом… потерять. Угроза потери сопровождает их всю жизнь, и как бы они ни стремились ее предотвратить, потеря обязательно происходит, в крайнем случае — на смертном одре.


Но есть также и те, кто избирает "экзистенциальный путь": их в первую очередь заботит не возможность больше иметь, а сам процесс, для них важно в каждый момент "как можно лучше исполнить симфонию своей жизни на музыкальных инструментах действительности". Их ожидание не ограничено рамками исполнения желаний и удовлетворения потребностей, оно открыто происходящему. Такие люди со спокойным интересом принимают все, что преподносит им жизнь, им просто интересно, как они справятся с очередным вызовом, что они смогут сделать в данных условиях.


— Альфрид Лэнгле

Показать полностью
19

Про невротический конфликт и аутентичность

Про невротический конфликт и аутентичность Аутентичность, Саморазвитие, Чувства, Страх, Психолог, Невротик, Длиннопост

Главное отличие счастливого человека от несчастного-это аутентичность, то есть возможность жить так, чтобы сохранять верность себе.  


Чем больше у нас возможностей быть собой, тем счастливее мы становимся.


Аутентичность противопоставляется чувствам невротической личности. Чтобы перейти из одного состояния в другое-необходимо с собой познакомиться, действовать в соответствии со своими настоящими чувствами и переживаниями, быть собой, отслеживать свои поступки и задавать себе вопросы.


Эмоциональная подавленность – это симптом нарушения гармонии внутри человека, крик о помощи, свидетельство того, что нужно стать аутентичнее.


«Совершенствуйся, делайся лучше, улучшай себя и будет тебе счастье». Невротическая личность , в отличии от аутентичной, живёт с ненавистью к себе, так как у человека есть образ того кем он мог бы быть, и тем, что он из себя представляет, то есть от себя реального, со своими недостатками и несовершенством, от которых он постоянно пытается избавиться и себя идеального-того, каким он хотел бы быть . Он как-будто пытается избавиться от самого себя.


Наши попытки себя кардинально переделать, чаще всего, обречены на неудачу. Мы придумываем себе идеальный образ, сравниваем себя с ним, понимаем как мы несовершенны, начинаем испытывать к себе ненависть и стыд. Это тупиковый путь развития.


Вот что пишет К.Хорни про человека с внутренним невротическим конфликтом («наличное я»- это то какие мы есть на самом деле, «возгордившееся идеальное я-те, которыми мы хотим быть) :


«В лучшем случае он может устранить из поля своего зрения некоторые досадные расхождения с идеалом, но они продолжают лезть ему в глаза. Факт остается фактом – ему приходится жить с самим собой: ест ли он, спит, моется, работает или занимается любовью, он сам всегда тут.


Иногда он думает, что все было бы гораздо лучше, если бы он только мог развестись с женой, перейти на другую работу, сменить квартиру, отправиться в путешествие; но от себя все равно не уйдешь. Даже если он функционирует, как хорошо смазанная машина, все равно остаются ограничения – времени, сил, терпения; ограничения любого человека.


Лучше всего ситуацию можно описать, представив, будто перед нами два человека.


Вот уникальное, идеальное существо, а вот – чужой, посторонний человек (наличное я), который всегда рядом, всюду лезет, мешает, все путает.


Описание конфликта, как конфликта между «ним» и «чужим», представляется вполне уместным, очень подходящим к тому, что чувствует человек . Более того, пусть даже он сбрасывает со счета фактические неувязки, как не относящиеся к делу или к нему самому, он никогда не сможет так далеко убежать от себя, чтобы «не отмечать» их.


Он может иметь успех, дела его могут идти очень неплохо, или он может уноситься на крыльях фантазии к сказочным достижениям, но он, тем не менее, всегда будет чувствовать себя неполноценным или незащищенным.


Его преследует грызущее чувство, что он обманщик, подделка, уродец – чувство, которое он не может объяснить. Его глубинное знание о себе недвусмысленно проявляется в его сновидениях, когда он близок к себе настоящему.


Наяву эта реальность вторгается болезненно и тоже узнаваема безошибочно. Богоподобный в своем воображении, он неловок в обществе.


Он хочет произвести неизгладимое впечатление на этого человека, а у него трясутся руки, он заикается или краснеет.


Ощущая себя героем-любовником, он может вдруг оказаться импотентом.


Разговаривая в воображении с шефом как мужчина, в жизни он выдавливает только глупую улыбку.


Изумительное замечание, которое могло бы повернуть спор и все раз и навсегда уладить, приходит ему в голову только на следующий день.


Как ни хочется ему сравниться с сильфом в гибкости и изяществе, это никак не получается, потому что он переедает, и не в силах удержаться от этого.


Наличное, данное в опыте я становится досадной, оскорбительной помехой, чужим человеком, с которым случайно оказалось связанным идеальное я, и оно оборачивается к этому чужаку с ненавистью и презрением.


Наличное я становится жертвой возгордившегося идеального я.


Ненависть к себе делает видимым раскол личности, начавшийся с сотворения идеального я. Она означает, что идет война. И действительно, это – существенная характеристика каждого невротика: он воюет с самим собой.»


Чтобы стать аутентичными, нужно принять правду о самих себе, даже если она неприятна-это принять свои слабости и разрешить себе чувствовать то, что чувствуешь. Не стремиться быть всегда сильным и неуязвимым, а принять всю гамму своих чувств -от  страха до беспомощности.

Показать полностью
57

Кто такой невротик и что такое невроз? ( по Карен Хорни)

Кто такой невротик и что такое невроз? ( по Карен Хорни) Психоанализ, Невротик, Психотерапия, Внутренний мир, Психолог, Длиннопост

В предыдущей статье я выложила материал по книге Карен Хорни  «Невротическая личность нашего времени».


Давайте все же поймём, кого Хорни называла невротиками.

Вот что пишет она в своей книге:


Довольно часто в наше время мы пользуемся термином «невротик», не имея, однако, какого-либо ясного представления о том, что он обозначает. Нередко под ним понимается не более чем слегка высокомерный способ выражения неодобрения: тот, кто ранее довольствовался бы словами «ленивый», «ранимый», «чересчур требовательный» или «подозрительный», теперь, вероятно, скажет «невротичный».


Однако мы действительно имеем в виду нечто определенное, когда используем этот термин, и, не вполне осознавая это, опираемся на особые критерии при его выборе.


Во-первых, невротики отличаются от нормальных индивидов своими реакциями. Например, мы будем склонны считать невротичной девушку, предпочитающую ничем не выделяться, отказывающуюся от получения более высокой оплаты и не стремящуюся к достижению более высокого положения, или художника, зарабатывающего всего 30 долларов в неделю и предпочитающего довольствоваться малым вместо того, чтобы трудиться и стремиться к большему.


Причина, по которой мы будем называть таких людей невротичными, заключается в том, что большинство из нас знакомо только с таким образцом поведения, который подразумевает стремление преуспеть в жизни, опередить других, заработать больше того минимума, который необходим для нормального существования.


Эти примеры показывают, что применяемый нами критерий при определении человека как невротичного заключается в том, совпадает ли его образ жизни с каким-либо из принятых в наше время образцов поведения.


Хорни пишет, что "сам термин «невротичный», хотя он и является медицинским по происхождению, не может теперь использоваться без учета культурных аспектов его значения.


Можно диагностировать перелом ноги, не зная культурную принадлежность пациента, но называть индейского мальчика психопатом, потому что он говорит, что имеет видения, в которые верит, – это огромный риск. В своеобразной культуре этих индейцев способность к переживанию видений и галлюцинаций рассматривается как особый дар, благословение духов, и способность вызывать их умышленно стимулируется как дарующая особый престиж имеющему их лицу.


Понятие о том, что является нормальным, видоизменяется не только в различных культурах, но также, с течением времени, в пределах одной и той же культуры.


Например, в наше время, если зрелая и независимая женщина сочла бы себя «падшей», «недостойной любви со стороны порядочного человека» только потому, что ранее вступала в сексуальные отношения, окружающие заподозрили бы у нее невроз. Примерно сорок лет тому назад такое чувство вины считалось бы нормальным.


Каждый образованный человек понимает, что в границах того, что считается нормальным, имеются вариации.


Мы приходим к нашим представлениям о нормальности через одобрение определенных стандартов поведения и чувств внутри определенных групп, которые налагают эти стандарты на своих членов. Но стандарты видоизменяются в зависимости от культуры, эпохи, класса и пола…


Так что невроз предполагает отклонение от нормы.

Такой критерий является очень важным, хотя и недостаточным. Люди могут отклоняться от общего образца, и не страдая неврозом.


Хорни пишет, что причиной невроза может быть ригидность характера, то есть

отсутствие гибкости, которая позволяет человеку реагировать различным образом на разные ситуации.


Например, нормальный человек становится подозрительным, когда чувствует или видит причины для этого; невротик может быть подозрительным все время, независимо от ситуации, осознает он свое состояние или нет.


Нормальный человек способен видеть различие между искренними и неискренними комплиментами; невротик не проводит различия между ними или ни при каких условиях им не верит.


Нормальный человек будет ощущать злобу, если почувствует ничем не оправданный обман; невротику достаточно любого намека (доже если он осознает, что это делается в его интересах), чтобы разозлиться.


Нормальный человек может временами испытывать нерешительность, столкнувшись с важным и трудным вопросом, невротик постоянно находится в нерешительности.


Невроз, это когда женщина, обладая блестящей внешностью, не считает себя привлекательной.


Другими словами, невротик сам стоит у себя на пути.


Существенно важный фактор, общий для всех неврозов- это тревога и те защиты, которые выстраиваются против нее.


Какой бы запутанной ни была структура невроза, тревога является тем мотором, который запускает невротический процесс и поддерживает его течение.


Невротик,  всегда страдает больше, чем нормальный человек. Ему неизменно приходится платить за свои защиты чрезмерную плату, заключающуюся в ослаблении его жизненной энергии и дееспособности или, в особенности, в ослаблении его способности к достижениям и получению удовольствия в результате указанного мной различия.


В действительности невротик – постоянно страдающее лицо.

Хорни пишет , что невроз не всегда можно наблюдать извне. Даже сам невротик может не осознавать того, что он страдает. Если описывать какие-то признаки невроза, часто человек может узнать их в другом, но не признавать в себе.


ПРи неврозе человек испытывает серьезный внутренний конфликт. Невротические симптомы – это не сам вулкан, а скорее его извержения, в то время как патогенный конфликт, подобно вулкану, спрятан глубоко внутри человека и неведом ему.


Говоря более точно, сходство заключается не столько в тех переживаниях, в результате которых произошло данное расстройство, сколько в тех конфликтах, которые в действительности движут человеком.


Таке же Хорни пишет, что проблемы невротика отличаются от проблем, волнующих нормального человека в нашей культуре, лишь по степени выраженности.


Огромному большинству из нас приходится бороться с проблемами соперничества, эмоциональной изоляции, недоверия со стороны других и страхами перед неудачами. Это лишь некоторые из тех проблем, которые могут иметь место при неврозе.


Наблюдаемые отношения в общем плане можно классифицировать следующим образом: во-первых, отношения любви, привязанности и расположения человека (как к другим людям, так и с их стороны); во-вторых, отношения, связанные с оценкой «Я»; в-третьих, отношения, связанные с самоутверждением; в-четвертых, с агрессией; в-пятых, с сексуальностью.



Что касается первой группы, то одной из доминирующих черт невротиков в наше время является их чрезмерная зависимость от одобрения или расположения со стороны других людей.


Все мы хотим, чтобы нас любили и ценили, но у людей, страдающих неврозом, их зависимость от привязанности или одобрения несоразмерна тому значению, которое другие люди имеют в их жизни. Хотя всем нам хочется хорошего отношения со стороны дорогих нам людей, у невротиков имеет место неразборчивый голод на благорасположение или высокую оценку, безотносительно к тому, любят ли они сами данного человека или имеет ли для них какое-либо значение суждение этого лица.


Чаще они не осознают это безграничное стремление, но выдают его наличие своей чувствительностью, когда не получают того внимания, какого хотят. Например, они могут чувствовать обиду, если кто-либо не принимает их приглашения, не звонит им некоторое время или если просто расходится с ними во мнении. Эта чувствительность может скрываться под маской безразличия.


Кроме того, имеется заметное противоречие между их желанием получать любовь от других и их собственной способностью питать это чувство. Чрезмерные требования относительно заботливого отношения к их желаниям могут соседствовать с таким же полным отсутствием заботы о других. Данное противоречие не всегда проявляется внешне. Невротик может, например, быть сверхзаботливым и готовым помогать каждому. Но в этом случае

можно заметить, что он действует под влиянием навязчивых побуждений, вместо того чтобы непроизвольно излучать теплоту.


Внутренняя незащищенность, выражаемая в этой зависимости от других, является второй чертой, которая поражает нас в невротиках при их внешнем наблюдении.


Постоянно присущими им характерными чертами являются их чувства неполноценности и несоответствия. Они могут проявляться множеством способов – такими, как убежденность в своей некомпетентности, глупости, непривлекательности, которые могут существовать без какой-либо основы в реальности.


Представления о себе как неумном человеке можно найти у людей с весьма высоким интеллектом, а представления о своей непривлекательности – у очень красивых женщин.


Эти чувства неполноценности могут открыто проявляться в форме жалоб или тревог, а приписываемые себе недостатки восприниматься как факт, не требующий доказательств. С другой стороны, они могут быть скрыты за компенсаторными потребностями в самовозвеличивании, за навязчивой склонностью показывать себя в выгодном свете, производить впечатление на других и на самого себя, используя все возможные атрибуты, сопутствующие престижу в нашей культуре, такие, как деньги, коллекции картин старых мастеров, расположение женщин, знакомство со знаменитостями, путешествия или необычайные познания. Та или иная из этих тенденций может целиком выходить на передний план, но чаще отчетливо ощущается наличие обеих тенденций.


Третья группа характерных для неврозов отношений, касающихся самоутверждения, связана с определенными запретами.


Под самоутверждением я имею в виду акт утверждения собственного «Я» или своих притязаний и использую его без какого-либо сопутствующего ему значения чрезмерной напористости. В этой сфере невротики обнаруживают обширную группу запретов.


У них существуют внутренние запреты на то, чтобы выразить свои желания или просьбы о чем-либо, сделать что-либо в своих интересах, высказать мнение или обоснованную критику, приказать кому-либо, выбрать человека, с которым они хотят общаться, установить контакты с людьми и так далее.


Также имеют место внутренние запреты в связи с тем, что мы можем назвать утверждением своей позиции: невротики часто неспособны защитить себя от нападок, или сказать «нет», если они не хотят уступить желаниям других, например отказать продавщице, которая навязывает им ненужную вещь, или не принять от друга приглашение в гости, или пресечь любовные поползновения.


Наконец, внутренние запреты распространяются и на знание человеком того, что он хочет: трудности при принятии решений, формировании мнений, осознании собственных желаний, которые связаны лишь с их выгодой.


Такие желания подлежат утаиванию: моя подруга, например, в своих личных отношениях ставит «кино» ниже «образования» и «выпивку» ниже «здоровья».


Особенно важной в этой последней группе является неспособность что-либо планировать , будь то поездка за город или долгосрочные жизненные планы: невротики проявляют пассивность даже в таких важных решениях, как выбор профессии или спутника жизни.


Ими движут в первую очередь определенные невротические страхи. Например, мы видим это у людей, которые копят деньги, потому что боятся впасть в нищету, или увязают а бесконечных любовных историях…


К еще одной группе трудностей, связанных с агрессией, я отношу (в противовес отношениям, связанным с самоутверждением) действия, направленные против кого-либо, нападки, унижение других людей, посягательство на чужие права и вообще любую форму враждебного поведения.


Расстройства такого рода проявляются в двух абсолютно различных формах. Одна форма заключается в склонности быть агрессивным, властным, сверхтребовательным, распоряжаться, обманывать, критиковать или придираться.


Временами люди, склонные к таким отношениям, осознают, что являются агрессивными, но чаще они ни в малейшей степени не осознают этого и субъективно убеждены в своей искренности и правоте.


У других людей, однако, эти расстройства проявляются противоположным образом. На поверхности лежит без труда обнаруживаемое чувство, что их постоянно обманывают, ими управляют, их бранят или унижают.


Эти люди также часто не осознают того, что это лишь их собственное искаженное восприятие; напротив, они полагают, что весь мир ополчился против них и обманывает их.


Особенности следующей группы отношений, характерных для невротиков, касаются сексуальной сферы.


В первом приближении их можно разделить на два вида: это либо навязчивая потребность в сексуальной активности, либо запрет на нее. Запреты могут проявляться на каждом шагу, ведущем к сексуальному удовлетворению. Они могут вступать в действие при приближении лиц другого пола, в процессе ухаживания, проявляться в самой сексуальной функции или в сфере чувственности. Все особенности, описанные в предыдущих группах, будут также проявляться и в сексуальных отношениях



Итак Хорни пишет, что невротик-это условное понятие , что не существует «нормальной» психологии, справедливой для всех людей. Ровно как не существует определения «невротика», справедливого повсеместно. Однако культурная среда может помочь в понимании неврозов конкретного человека. Поэтому для понимания невроза нужна и биология, и социология.


Если же говорить обобщениями, то для любого невротика характерны 5 вещей:

1. У него мало стратегий реагирования (т.е., он подчинён системе правил, которая лишает его гибкости);

2. Он не использует свой потенциал на полную;

3. Он испытывает дополнительные и ненужные страхи;

4. Он пользуется неэффективными защитами от этих страхов, вынуждая себя страдать;

5. Его раздирают конфликты противоположных тенденций, которые он разрешает не эффективным образом.


Фундамент и первопричина всего этого — чувство тревоги, которое одолевает невротика. Стоит, однако, добавить, что по Хорни всё это можно называть неврозом, только если это суть отклонение от культурных норм в данном конкретном обществе.


И тем, кто заинтересовался темой, очень рекомендую книги Карен Хорни "Невротическая личность нашего времени", "Самоанализ", "Наши внутренние конфликты".


Если интересно и неохота читать эти книги целиком, могу выкладывать свои краткие обобщенные конспекты . Выкладывать?

Показать полностью
58

Любовь невротика.

Любовь невротика. Невротик, Психотерапия, Психоанализ, Психолог, Зависимость, Длиннопост

Жажда любви в неврозах встречается часто и легко узнается. Чего хочет невротик?


Немногого: добра, помощи, совета от окружающих людей, и хочет доставить им радость, и опасается задеть кого-нибудь. Если бы он не был невротиком, то легко бы добился любви. Но он не осознает, что его болезненная чувствительность, скрытая враждебность, его придирчивые требования мешают ему достичь желаемого.


Он также не может здраво судить, какое впечатление производят на других его слова и действия и, следовательно, не понимает, почему не может достичь желаемого. Он склонен заключать, что виноваты другие, а у него отсутствует дар быть понятым людьми.


Так он продолжает гнаться за призраками любви.


К. Хорни понимает любовь как способность давать и получать душевную теплоту, в этом определении есть доля истины. Подробнее о любви говорилось выше. Но твердо можно сказать, что любовью не является.


Несовместимо с любовью использование другого человека в качестве средства для достижения цели, т.е. для удовлетворения потребностей. Такая ситуация прослеживается, когда человек нужен для сексуального удовлетворения или для престижа в браке. Иногда человеку кажется, что он любит, а на самом деле - это благодарность за восхищение. Как только им перестают восхищаться, он рассматривает это как конец любви. Но это не означает, что любовь должна быть целиком и полностью альтруистической и жертвенной. Чувство, которое ничего не требует для себя, нельзя назвать любовью.


Если человек нуждается в чьей-то любви ради избавления от тревожности, то он отчаянно стремится к любого рода привязанностям ради собственного успокоения. Он лишь чувствует, что перед ним человек, которому он доверяет или к которому испытывает слепую страсть. Но то, что ему представляется любовью, на самом деле - реакция благодарности за проявленную к нему доброту. Добрые отношения влиятельного лица невротик принимает за любовь к нему, а свое отношение к нему невротик осуществляет под маской любви, хотя в действительности это не любовь, а цепляние за других людей для удовлетворения собственных потребностей. Так что совсем не искреннее чувство подлинной любви обнаруживается в готовности его к резкому изменению, если не оправдываются какие-либо его ожидания.


Последний признак неспособности любить: игнорирование личности другого, его особенностей, недостатков, потребностей, желаний, развития.


Такое игнорирование является результатом тревожности, которая побуждает невротика цепляться за другого человека. Тонущий, пытаясь спастись, хватается за находящегося рядом, не принимая во внимание желание или способность последнего спасти его.


Они могут прятаться за отчаянными усилиями быть внимательным и даже жертвовать собой, но они не могут предотвратить некоторых реакций. "Преданная" секретарша может ненавидеть начальника за чрезмерное увлечение работой. Сверхзаботливая мать может игнорировать потребность ребенка в самостоятельном развитии.


Невротик, средством защиты которого является стремление к любви, вряд ли когда-нибудь осознает свою неспособность любить. Нельзя презирать человека, не доверять ему, желать разрушить его счастье и в то же время жаждать его любви, помощи и поддержки.


Хотя невротик может иметь успех, по крайней мере временный, получая любовь, к которой стремился, в действительности он неспособен принять ее.


Можно бы было ожидать, что он примет любую предлагаемую ему любовь с таким горячим желанием, с каким страдающий от жажды человек припадает к воде. Это действительно имеет место, но временно.


Это происходит потому, что в глубине души любовь либо воспринимается невротиком с недоверием, либо она возбуждает в нем подозрительность и страх. Он не верит в это чувство, потому что твердо убежден, что никто в действительности не может его любить. Убеждение, что тебя не любят, родственно неспособности любить. Поэтому он требует все новых внешних доказательств вашей любви. Он напоминает максимальный термометр. Любое снижение уровня любви он рассматривает как ее отсутствие. Истинную любовь он принять не может.


Вот признаки невротической любви.


1. Невротическая любовь носит навязчивый характер. Для невротика любовь не роскошь, не источник, а жизненная необходимость.


Для здорового человека важно, чтобы его любили строго определенные лица. Невротики хотят, чтобы их любили все, их желания могут распространяться на каждого без разбора, от парикмахера или водителя такси до коллег и друзей, поэтому они обращают внимание на тон речи, манеру говорить. Все это может испортить им настроение и взгляд на жизнь. Невротик неспособен быть один. Когда они одни, они чувствуют себя покинутыми, и любой контакт может принести им облегчение. И бойтесь стать объектом любви такого человека.


Иногда невротическая потребность в любви может быть сосредоточена на одном человеке (начальнике, муже, жене, враче, друге), но и здесь имеется парадокс. Невротик, с одной стороны, старается заполучить этого человека, с другой - вовсе не испытывает счастья, когда находится со своим "идолом".


Иногда это приводит к смене связей. Для некоторых женщин важно само присутствие мужчины, а не он сам, нередко они даже не получают физического удовлетворения.


Невротик готов платить за любовь любую цену, чаще всего это выливается в покорность и эмоциональную зависимость. Покорность проявляется в том, что невротик боится сделать критическое замечание, позволяя издеваться над собой, может не говорить о своих страданиях. Но зато какой взрыв ждет вас потом! Он будет утверждать, что жизнь с вами была для него сплошным несчастьем.


2. Невротическая любовь ненасытна. Проявляется она в общей жадности характера, обнаруживаясь в еде, покупках и нетерпении.


Обычно жадность вытесняется, прорываясь внезапно большим количеством покупок. В смягченной форме она проявляется в стремлении жить за чужой счет или в более агрессивной форме поведения человека-спрута.


Жадность проявляется в манере еды и в сновидениях с мотивами каннибализма.

Жадность сразу исчезает, когда человек обретает покой, почувствовав любовь к себе, завоевав успех, выполнив творческую работу.


Когда ты чувствуешь, что тебя любят, не хочется делать покупки. Человеку хочется делать покупки перед выступлением, и, почувствовав себя отвергнутым, он набрасывается на еду. Жадные люди не верят в свою способность к творчеству и поэтому вынуждены полагаться на внешний мир для осуществления своих потребностей.


Те невротики, которые ненасытны в своей потребности в любви, обычно проявляют ту же самую жадность в отношении материальных благ. Невротики как доказательство любви требуют подарки, информацию или секс. В таких случаях создается впечатление, что невротик просто хочет что-то от тебя получить и что стремление к любви маскирует вымогательство определенных осязаемых благ или выгод.


Эти наблюдения порождают вопрос, не может ли жадность к материальным вещам в целом являться базальной потребностью, а потребность в любви - лишь путем к достижению этой цели. Вообще стремление к обладанию является одной из фундаментальных форм защиты от тревожности.


По отношению к любви можно выделить три группы невротиков.


Одна группа действительно стремится к любви, в какой бы форме она ни проявлялась и какие бы методы ни применялись для ее достижения.


Невротики второй группы стремятся к любви, но если терпят неудачу (а, как правило, они обречены на неудачу), полностью отстраняются от людей и не идут на сближение с другим человеком, а концентрируют свои усилия на чем-нибудь другом: испытывают навязчивую потребность в вещах, еде, покупках, чтении и т.п. Иногда после любовной неудачи они начинают прибавлять в весе. В этой группе личностные отношения нарушены более глубоко, - но все же они еще желают любви и осмеливаются стремиться к ней.


Третья группа невротиков травмирована столь сильно, что они не верят в любовь, они просто хотят, чтобы им не причиняли вреда.


Различия могут быть суммированы следующим образом: ненасытность в любви; потребность в любви чередуется с жадностью; отсутствие явно выраженной потребности в любви в сочетании с общей жадностью. Формы проявления ненасытности: ревность и требование абсолютной, безусловной любви.


Во-первых, это требование невротик понимает буквально, не допуская никаких условий и оговорок. Это требование предполагает, чтобы его любили, несмотря на самое вызывающее поведение. Пациент будет говорить, что очень легко любить приятного, милого человека, но что любовь должна доказать свою способность выносить любое поведение того, кого любишь. Любая критика воспринимается как отказ от любви. У пациента возникает негодование при намеке, что нужно что-нибудь изменить в своей личности.


Во-вторых, требование абсолютной любви включает в себя желание быть любимым, ничего не давая в замен. Это желание обязательно, потому что невротик неспособен проявлять любовь или испытывать какую-то теплоту.


В-третьих, он хочет, чтобы его любили, не получая никакой выгоды. Данное желание обязательно, потому что любое преимущество или удовлетворение, получаемое в этой ситуации другим человеком, тут же возбуждает подозрение невротика в том, что другой человек любит его ради получения этого преимущества или удовлетворения. В ходе лечения они жалеют о том удовлетворении, которое получает врач, и срывают лечение. Невротики плохо расплачиваются. Им трудно преподносить подарки. Они умаляют помощь, которую получают.


Наконец, требование абсолютной любви включает в себя желание принимать жертвы. Эти жертвы могут быть связаны с деньгами, временем или затрагивать убеждения и личностную целостность. Такое требование включает в себя полное самоотречение. Матери ожидают, что дети откажутся от личной жизни. Одна из выпускниц нашего университета была расстроена тем, что мать запретила ей выйти замуж за выпускника военного училища, который был распределен на Дальний Восток. 'Я посвятила тебе всю свою жизнь. Если ты уедешь, я покончу жизнь самоубийством'.


Невротик абсолютно не осознает, насколько он требователен. По-видимому, никто не в состоянии допустить в сознание мысль: 'Я хочу, чтоб ты жертвовал собой ради меня, не получая ничего взамен'.


Невротик может притвориться больным и требовать жертв.


Пути достижения любви у невротической личности весьма изобретательны. Трудно описать чувствительность невротика к отвержению. Изменение времени свидания, ожидание, отсутствие немедленного отклика, несогласие с их мнением, любое невыполнение их желания, любая осечка воспринимаются как резкий отказ, а отказ отбрасывает их к тревожности и воспринимается как унижение. Отсюда взрывы враждебных чувств, так что они становятся холодными и индифферентными, даже если несколько минут назад могли с нетерпением ожидать встречи.


Страх отвержения может вести к ряду строгих внутренних запретов, относящихся к категории робости. 'Люди не любят меня, поэтому мне лучше стоять в сторонке и таким образом защищать себя от любого отвержения'.


Страх отвержения стоит непреодолимым препятствием на пути к любви. Возникает 'порочный круг': те средства, которые служат успокоению от тревожности, порождают эту тревожность. Это немного напоминает алкоголизм. Алкоголик пьет, чтобы успокоиться, но после пьянки проблем становится еще больше.


Образование порочных кругов объясняет, почему несчастье прогрессирует, хотя обстоятельства не меняются в худшую сторону. Сам невротик их не осознает и чувствует себя как бы в западне.

Любой путь, который представляется выходом из тупика, ввергает его в новые опасности. Невротик ищет пути, на которых может получить любовь. При этом ему надо решить две проблемы: как получить необходимую ему любовь и обосновать для других и для себя требования такой любви.


К. Хорни описывает 4 способа получения такой любви: подкуп, взывание к жалости, призыв к справедливости и угрозы.


Подкуп протекает по формуле: 'Я люблю тебя больше всего на свете, поэтому ты должен отказаться от всего ради моей любви'.


Такая тактика чаще используется в нашей культуре женщинами, проявляясь в преданности, за которой скрываются враждебность и страх потери. Потом она убеждает себя, что находится под влиянием 'сильной страсти'. Легко быть бескорыстным, когда тебе нечего дать.


Еще одно средство подкупа - понимание человека, помощь в его умственном и профессиональном росте.


Взывание к жалости : 'Вы должны любить меня, потому что я страдаю и беспомощен', а само страдание дает право выдвигать чрезмерные требования. Невротик может вымогать благорасположение, ставя себя в бедственную ситуацию, вынуждающую нас оказывать ему помощь.


Призыв к справедливости : 'Вот что я сделал для вас; а что вы сделаете для меня?' Люди такого типа часто высказывают готовность помогать другим, тайно ожидая, что получат все, что пожелают, и испытывают серьезное разочарование, если этого не происходит. Их навязчивая щедрость имеет магический жест. Они делают для других то, что хотели бы сами получить от других. В основе такого призыва лежит то, что сделал бы невротик для других, если бы имел такую возможность.


Представление, которое он имеет о своих качествах, является бессознательным приписыванием себе того поведения, которое он ждет от других. Однако это не откровенный обман, ибо невротик обладает определенной склонностью к самопожертвованию.


Враждебность, которая может присутствовать в призыве к справедливости, выдвигается на основе необходимости возмещения якобы нанесенного вреда. Формула здесь такова: 'Вы заставили меня страдать или причинили мне вред, и поэтому вы обязаны мне помогать, заботиться обо мне или поддерживать меня'.


Один довольно крупный специалист в своей области из жалости взял к себе на временную работу секретаршу, одну из своих способных учениц, человека с искалеченной судьбой, с условием, чтобы она сохранила за собой место своей постоянной работы. На первых порах она стала очень активно и интенсивно работать, а вскоре он был без нее как безрук (подкуп).

Через несколько месяцев, не выдержав ее сексуальных провокаций, он сошелся с ней. Она сразу же стала хуже работать и требовать, чтобы он разошелся со своей женой и оформил брак с ней. Начались трения, а секс прекратился. Тогда она приступила ко второму этапу - взыванию к жалости. Это эффекта не дало. Во время одной из разборок он упрекнул ее в плохой работе на производстве.


Она оправдалась тем, что остальную зарплату отрабатывает в постели, и стала взывать к справедливости. 'Я здесь сижу и привлекаю вам клиентов.

Дело его, конечно, не прогорело. Тогда она уволилась с основной работы и стала требовать денег на содержание, угрожая то самоубийством, то тем, что выдаст некоторые секреты его работы, связанные с уплатой налогов. При этом было сказано, что им вдвоем нет места на земле.


Сексуальность в невротической потребности в любви играет определенную роль. Повышенная потребность в любви столь постоянно представляет собой результат тревожности, что ее вполне можно рассматривать как сигнал неблагополучия, указывающий на то, что тревожность близка к выходу наружу и требует успокоения. Так муж может навязчиво льнуть к своей жене, быть ревнивым собственником, идеализировать и восхищаться ею, хотя в глубине души может бояться и ненавидеть ее. О чрезмерно сильной преданности, маскирующей ненависть, оправданно говорить как о 'гиперкомпенсации'. Так за 'большой любовью' иногда скрывается прямая противоположность.


Существует категория лиц, отношения, с которыми всегда носят сексуальную окраску. К первой группе относятся лица, которые непрерывно переходят от одной сексуальной связи к другой. Если они вне сексуальной связи, они чувствуют себя незащищенными. Если нет секса, то они создают вокруг себя эротическую атмосферу в отношениях с другими людьми независимо от того, чувствуют ли они к ним особую привязанность или нет.


Представители третьей группы с еще большими внутренними запретами легко возбуждаются сексуально, в каждом человеке противоположного пола видят потенциального сексуального партнера (эта группа потенциально подвержена стремлению к мастурбации). Общая черта для всех групп - неразборчивость в выборе партнеров и навязчивая природа сексуальных потребностей. Но если им предлагают любовь, они могут прийти в смятение. Сексуальные отношения снимают не только сексуальное напряжение, но и служат единственной формой установление человеческого контакта. Иногда встречается неразборчивость в выборе пола партнера.


Люди этого типа могут безумно влюбиться в начальника, 'звезду', своего лечащего врача, пылко требуя ответной любви. Если в реальности их любовь не находит отклика, то она воплощается в сновидениях. При этом сексуальная привлекательность партнера не играет никакой роли, это свидетельствует об особенно глубоких нарушениях в его личных отношениях.


То, что представляется как сексуальность, имеет мало общего с ней, а является выражением желания получить успокоение. Я хочу предупредить тех, кто считает себя сексуально привлекательными, основываясь на встречах с подобными лицами.


Тревожность усиливает сексуальность. И не следует интенсивность сексуальных влечений приписывать темпераменту, скорее - тревоге.


Человек, нуждающийся в сексуальности как в средстве успокоения, не может терпеть даже кратковременного полового воздержания. И отдается такой человек не вам, а делает это ради себя, а вас использует как психологическое лекарство. Здоровый человек не испытывает сексуального беспокойства. Он занят делом, а сексуальное возбуждение возникает при возможности его удовлетворения.


В настоящее время, к сожалению, значительная часть сексуальной активности является скорее выходом для психологических напряжений, чем подлинным сексуальным чувством, и поэтому должна рассматриваться как средство успокоения, а не как подлинное сексуальное наслаждение и счастье.


Источник: gestaltclub.com

Показать полностью
35

Про терпение. Надо ли терпеть?

Про терпение. Надо ли терпеть? Страдания, Психология, Психотерапия, Терпение, Галина Никишина, Психолог, Длиннопост

«Там, где кончается терпение, начинается выносливость»

Конфуций


То что один человек может выносить годами, другой не выдерживает и пару месяцев.


Что такое терпение и вообще надо ли терпеть ?


Помните фразу «стерпится– слюбится». Слюбится ли?


Если заглянуть в словарь, то терпеть – это безропотно переносить что-нибудь (страдания, боль, неприятное, нежелательное) это мириться с наличием, существованием кого-нибудь или чего-нибудь, это испытывать что-нибудь неприятное и тяжелое. Или это что-то, что можно отложить, подождать – «время терпит».


То есть терпение- это добродетель, я сам(а) соглашаюсь на то, что мне не подходит.


Почему мы соглашаемся терпеть ?


Как всегда, во имя чего-то. Ведь известно, если я не вижу смысла, то и ограничения терпеть не надо.


Когда мы терпим , мы надеемся, что все изменится и что когда-то все будет хорошо. Терпение-это работа и не легкая. Когда мы терпим, мы не живем так как нам хочется.


И ситуации бывают разные.


Болезни свои или близких-это темы, в которых нам надо запасаться терпением и здесь терпение точно добродетель.


Дети, которые отнимают много времени и сил, и мы ждём когда они немножко подрастут и нам станет полегче, тоже терпение во благо.


Но бывают и другие темы, которые мы тоже терпим, не задавая себе вопрос – а надо ли? Нам часто кажется, что надо ПЕРЕтерпеть, а потом все будет хорошо. Но так ли это?


Нелюбимая работа, мы терпим гнев начальника, терпим плохой коллектив, соглашаемся на ненавистную работу, ради той стабильности и денег, которые получаем раз в месяц.


Мы терпим друзей, которые использует нас в качестве свободных ушей, совсем не интересуясь нами. Но как же мы можем их обидеть?


Мы терпим партнёра, которому от жизни ничего не нужно и к которому уже давно закончились чувства.


Мы терпим людей, которые постоянно поучают и учат нас жить.


Мы терпим мужа-деспота или пьяницу, объясняя себе ситуацию, что когда он не пьет, он-прекрасный человек. Или жену-истеричку, которая бьет посуду, когда что-то не вписывается в ее ожидания.


Мы привычно терпим, не задавая себе вопросов : «А зачем? Ради чего я терплю? Это когда-нибудь изменится? Мне станет когда-нибудь легче или нет? »


«Терпение – это искусство надеяться» Вовенарг .

На что можно надеяться? И хороший вопрос — это вообще когда-нибудь произойдёт или я просто беру на себя обязательства быть человеком с ангельским терпением, с депрессией и с кучей болячек, от которых невозможно избавиться?


Конечно, не все мы можем изменить, и есть в нашей жизни вещи, которые нам даны и с которыми придется жить всегда. И тогда здесь необходимы не только терпение, а еще и возможность выдерживать и способность принимать ситуацию.


Есть очень хорошая молитва Карла Пауль Рейнхольд Нибура


“Боже, дай мне разум и душевный покой принять то, что я не в силах изменить, мужество изменить то, что могу, и мудрость отличить одно от другого”.


Вы отличаете?


Один из путей к изменениям-это способность задавать себе вопросы. Начните это делать прямо сейчас. Спросите себя:


- имеет ли мое терпение смысл?


- я выбираю такую жизнь?


- это правда никак нельзя изменить?


- что я могу сделать, чтобы это закончилось, прямо сейчас?


- как то, что я терплю влияет на меня и на мою самооценку?


Ведь часто терпение — это всего лишь страх перемен. То есть, я терплю не ради чего-то, понимая, что надеяться тут не на что , а из страха совершить поступок.


Источник

Показать полностью
18

Что такое эмоции и почему они так важны для человека?

В детстве все мы очень эмоциональны. Через эмоции мы постигаем мир. Но, в процессе воспитания, мы постепенно разучиваемся этому ценному навыку. «Не ной! И ничего это не больно, подумаешь упал. Хватит мне тут истерить»- много таких фраз, обесценивающих наши чувства мы слышим от наших родителей. И именно тогда мы понимаем, что испытывать эмоции-это плохо, испытывать эмоции-это показывать свою слабость.  Мальчики не плачут, а девочки всегда должны быть воспитанными и прилежными.


И мы начинаем прятать свои эмоции так далеко, что даже сами перестаём  что-то чувствовать. Но важно понимать, что жизнь без эмоций это «маленькая смерть». Без эмоций жизнь становится серой и пресной. Депрессия тем и страшна, что человек ничего не чувствует.


Частый запрос на психотерапию «Все хорошо у меня, а мне плохо». Почему так бывает? Потому что человек разучился чувствовать. Мы хотим испытывать только позитивные чувства-любовь , радость, счастье. Но с ними вместе приходят и боль, страдание, а ещё и стыд, гнев и вина. Научившись себя сдерживать, человек как-будто замораживает себя, он «выключает» жизнь.


Размещаю для вас лекцию Альфреда Лэнгле--австрийским профессором, психотерапевтом, одним из создателей Экзистенциально-аналитической теории. Он очень хорошо и просто объясняет теорию эмоций.

Что такое эмоции и почему они так важны для человека? Экзистенциальный анализ, Эмоции, Чувства, Лэнгле, Психотерапия, Эмоциональный интеллект, Длиннопост

Вся наша жизнь сопровождается эмоциями - мы удивляемся, радуемся, тревожимся, грустим. Кто-то привык проявлять свои эмоции, кто-то склонен держать их под контролем, но главное что мы способны их переживать. Невозможно почувствовать настоящую радость без ощущения радости, осознать потерю близкого человека без боли утраты. Через свои эмоции мы проживаем жизнь и если с ними что-то не так мы теряем способность быть в этом мире по-настоящему.


Что же такое эмоции и почему они так важны для человека?


Альфрид Лэнгле:  Эмоции – это чувства, внутренние движения, в которых мы переживаем поток нашей жизни. Чувства дают нам понять, каковы на самом деле наши отношения с жизнью, они связывают нас с бытием. Переживая красивый закат или вкусный обед, мы чувствуем приятные эмоции, показывающие, что мы находимся в хороших отношениях с жизнью. Напротив, страдая от утраты или от болезни, у нас возникают негативные эмоции или аффекты, свидетельствующие, что мы в плохих отношениях со своим бытием.


А в чем заключается разница между эмоциями и аффектами?


Альфрид Лэнгле:  Терминология не является общепринятой в психологии. В экзистенциальном анализе мы разводим их следующим образом, аффект вызван конкретным опытом, конкретным переживанием, а эмоции приходят изнутри. Например, гнев или агрессия, возникают из-за какого-то внешнего стимула, так захватывающий фильм вызывает аффекты, а мое внутреннее спокойствие – это эмоция, которая приходит из моей собственной души, как радость или любовь. В то же время, эротические чувства являются аффектами, и хорошо, когда аффекты и эмоции встречаются, когда мы любим кого-то и одновременно испытываем эротические чувства к этому человеку.


Являются ли аффекты и эмоции врожденными?


Альфрид Лэнгле: Сама способность испытывать аффекты или эмоции является врожденной, это как способность говорить. Но мы учимся говорить только в рамках определенной культуры, точно также мы учимся эмоциям в той среде, в которой живем, и наши приобретенные навыки накладываются на эту врожденную способность.


Возможно ли контролировать свои эмоции?


Альфрид Лэнгле:  Да, конечно. Но нам нужно дифференцированно к этому подходить, так как под контролем находится далеко не все.


Мы не можем контролировать саму эмоцию, когда она уже возникла и заранее предугадать ее характер. Но мы можем контролировать то, как мы с ней обходимся, по крайне мере, этому можно научиться.


Ребенок не владеет этой способностью, но в процессе развития он приобретает необходимые навыки обхождения с эмоциями. Но, все же, мы не можем контролировать какое именно чувство, возникнет в той или иной ситуации. И в некоторых случаях эмоции могут быть очень беспокоящими. Например, я иду на вечеринку и ожидаю каких-то приятных эмоций, но вместо этого, сижу там и чувствую себя одиноким, неполноценным, непривлекательным. Я не могу по собственному желанию изменить вектор своих эмоций, они свободны и возникают сами по себе. Но в моих силах контролировать, как я с ними обхожусь, я могу либо не обращать на них внимание, либо позволять им происходить.


Эмоции – это наши друзья или враги?


Альфрид Лэнгле: Эмоции, как наши глаза. Глаза – это наши друзья или враги? Иногда глазам приходится видеть вещи, которые нам не нравятся. И в таких случаях мы можем сказать, что они – наши враги.


В другой раз наши глаза видят приятные вещи и тогда они являются нашими друзьями. Но в действительности глаза и не друзья и не враги, они нейтральны. Так и наши эмоции имеют нейтральный характер. Эмоции – это форма восприятия. А способность воспринимать необходима нам также, как способность видеть. И нам хуже живется без глаз или без эмоций.


Что происходит с человеком, когда он блокирует свои эмоции?


Альфрид Лэнгле:  Этот человек чувствует себя отделенным от жизни. Такая жизнь утрачивает глубину и перестает быть наполненной.


Хотя в утрате эмоций есть и свое преимущество, без них человек меньше страдает. То, что причиняет боль перестает беспокоить, человек уже этого не чувствует. И это является главной причиной, по которой люди утрачивают свои эмоции. Они защищаются от переживаний, которые ранят их настолько сильно, что это становится невыносимым. И поэтому, они автоматически исцеляют себя, блокируя собственные эмоции.


Получается, что человек перестает «быть». Блокирование эмоций связано с психологической смертью человека?


Альфрид Лэнгле:  Иногда это выглядит именно так, но во многих случаях, люди, отказавшись от своих эмоций, могут быть вполне социально успешными. Но с их внутренней жизнью все обстоит иначе, они больше не могут полноценно быть в отношениях с собой и с другими. Они становятся холодными, а для партнера это выглядит так, как будто человек эмоционально умер.


Это типичная ситуация, при которой возникают психосоматические расстройства, потому что человек утрачивает чувствительность к собственному психологическому и соматическому состоянию. В некоторых случаях это приводит к перегрузке, слишком большому стрессу, который и вызывает подобные симптомы.


В чем заключается разница между эмоциями и чувствами?


Альфрид Лэнгле: Мы используем слово чувства, как более общий термин, который включает в себя эмоции и аффекты.


Некоторые люди очень жизнерадостные, некоторые сдержанные. Существует ли понятие эмоциональной нормы?


Альфрид Лэнгле: С позиции экзистенциальной психологии, нормальная эмоциональная жизнь – это такая жизнь, которая соответствует мне. При этом у человека есть ощущение собственной свободы, по отношению к своим эмоциям и он чувствует, что они адекватны его реальному состоянию.


В противоположном случае, мы говорим о болезненности эмоциональных проявлений. Например, когда человек находится в кругу друзей и все вокруг смеются, но ему грустно, так как происходящее напоминает ему какой-то неприятный эпизод из детства. В этой ситуации человек не открыт реальности и не может пережить то, что в действительности происходит вокруг, он фиксируется на своих эмоциях. При здоровой же эмоциональной жизни человек позволяет эмоциям свободно течь в соответствии с реальностью.


Как, на ваш взгляд, эмоции связаны с интуицией?


Альфрид Лэнгле: Интуиция – это тоже своего рода эмоция, благодаря которой в сознании возникают некоторые содержания. В настоящее время интуицию часто называют эмоциональным интеллектом.


Можно ли полагаться на эмоции при принятии своих решений? И какую роль в этом занимает интуиция?


Альфрид Лэнгле:  Все зависит от того, как человек хочет жить.


Если он хочет проживать полноценную жизнь, то очень важно доверять своим эмоциям при принятии решений. Если человек предпочитает жить как робот, для того, чтобы функционировать, то эмоции будут ему только мешать.


С экзистенциальной точки зрения, правильнее полагаться на эмоции, принимая решения, потому что мы рассматриваем их, как одну из способностей восприятия.


У нас есть не только пять чувств и интеллект для восприятия каких-то содержаний, мы также располагаем эмоциями для переживания действительности. Точно так же, как через глаза мы чувствуем электромагнитные волны, через эмоции мы обнаруживаем качество реальности.


Например, взаимоотношения могут быть теплыми или холодными, и эти качества отражаются в эмоциях. Включение эмоций расширяет наши возможности, мы больше узнаем о реальности благодаря нашим чувствам, в отличие от ситуации, в которой мы опираемся только на мышление.


Поэтому ориентироваться на эмоции при принятии решений просто жизненно необходимо. Более того, деятельность, которая является результатом таких решений приносит больше удовлетворения.


Что касается интуиции, то это особого рода чувство, которое дает информацию о чем-то, чего еще нет. Это восприятие чего-то не существующего, но возможного, это предвосхищение реальности и эмоциональный взгляд на развитие ситуации, которая наиболее вероятна. Поэтому, если мы учитываем нашу интуицию при принятии решений, они становятся более адекватными реальности.


Я знаю многих умных и влиятельных людей, которые занимаются экономикой, это и финансовые аналитики, и директора банков, и брокеры. Они признаются, что часто опираются на свою интуицию при принятии решений, и примерно в 4 из 5 случаев она их не подводит. Когда же решение принимается на основании рациональных выводов - в 3 из 5 случаев оно оказывается неверным.


Обычно эмоции сопровождаются мимикой и жестами. Почему же нам бывает трудно понять другого человека?


Альфрид Лэнгле:  Иногда может быть трудно понять других людей, но во многих случаях это совсем не сложно. Мы понимаем когда человек жестами говорит нам «да» или «нет». Если человек машет рукой, то другой понимает, что его зовут подойти ближе. Эти простые жесты являются общими практически для всех. Но в некоторых странах они очень специфичны и могут вызывать непонимание у людей из других культур. Например, в Персии, когда хозяин жестом предлагает гостям съесть еще что-нибудь и европейский гость это легко принимает, то тем самым он обижает хозяина. Гость должен отказаться три раза, иначе у хозяина возникает чувство, что гость использует его. Он начинает думать, что к нему пришли не столько для того, чтобы пообщаться, а сколько для того, чтобы поесть. Точно также, когда я протягиваю русской женщине руку для рукопожатия, этот жест ей кажется странным. В тоже время, если я не протягиваю руку, то как австриец чувствую, что веду себя невежливо.


Почему важно понимать состояние другого человека?


Альфрид Лэнгле: Когда я понимаю состояние другого, его грусть или радость, то это позволяет мне быть ближе к нему. И если другой человек чувствует тепло от того, что его понимают, то это очень ему помогает, поддерживает его, дает ему силы и углубляет взаимоотношения. Без понимания эмоционального состояния другого взаимоотношения становятся затрудненными, слабыми и запутанными.


Могут ли эмоции быть опасными для здоровья?


Альфрид Лэнгле: Я бы не согласился с тем, что эмоции могут быть опасными для здоровья. Но способы, которыми мы обходимся с нашими эмоциями, могут быть опасными, как например, непринятие человеком своих эмоций.


Я уже говорил, сама по себе эмоция – это всего лишь форма восприятия, а восприятие в свою очередь, является связью с реальностью. Как может восприятие быть опасным, если оно соответствует реальности?


Напротив, если мы не способны воспринимать реальность, это гораздо хуже, потому что мир воздействует на нас вне зависимости от того воспринимаем мы его или нет.


Поэтому, я бы сказал, что эмоции никогда не угрожают нашему здоровью и только неправильное обхождение с ними может быть опасным, что, к сожалению, происходит довольно часто. В результате у нас может возникнуть депрессия или тревога, которая является свидетельством того, что мы находимся в плохих отношениях с реальностью. Так называемые, патологические чувства в действительности являются сигналами о том, что что-то в нашей жизни находится под угрозой, что нам не следует продолжать жить также, как мы жили до этого.


Всегда ли мы можем удержать эмоции под контролем? Почему иногда говорят о слишком эмоциональном человеке, что он вышел из себя?


Альфрид Лэнгле: Да, мы действительно можем оказаться в ситуации, когда утрачиваем контроль над нашими эмоциями или аффектами.


В эволюционном смысле это имеет позитивное значение, потому что часто эмоции оказываются более спасительными для нашей жизни, чем мышление и контролируемое поведение.


Во всех ситуациях, когда мы сталкиваемся со слишком мощным стрессом, мы очень медленно приходим к результату, если опираемся только на рациональные выводы.


Необходимо провести слишком большую работу по обработке информации, чтобы прийти к представлению о том, какое поведение будет в данной ситуации адекватным. Во всех подобных случаях срабатывает защитная система нашей психики и у нас возникают защитные реакции.

Тогда, источником нашего поведения в этих ситуациях являются эмоции или аффекты, которые мы не контролируем.


Или другой пример, я встречаю давнего знакомого на улице и в этой ситуации мне не хочется контролировать свои чувства, я хочу испытывать радость и воодушевление. Если бы все свое поведение мы могли бы контролировать, то наша жизнь была бы стерильной и бесплодной.


Но конечно, умение жить, состоит и в том, чтобы грамотно обходиться с эмоциями. Необходимо научиться тому, чтобы у человека всегда было маленькое пространство согласиться или не согласиться с теми чувствами, которые он испытывает, так чтобы жить в соответствии с ними.


Например, когда я вижу своего друга на улице, я ощущаю чувство радости и даю свое внутренне согласие на то, что происходит. Я говорю: «О, это очень сильное чувство, я удивлен, но готов с удовольствием пережить его, я даю этому чувству право быть».


Но в других ситуациях, когда меня переполняют какие-то агрессивные реакции, я также могу использовать эту крохотную возможность принять решение относительно моих чувств и спросить себя - согласен ли я с этой агрессией или нет. Мастерство состоит в том, чтобы прожить эмоцию с внутренним согласием, или, в тех случаях, когда внутреннего согласия нет - удержать ее.


А как, на ваш взгляд, переживание ценностей связано с эмоциональной жизнью человека?


Альфрид Лэнгле: Мы принимаем ценности как раз посредством своих эмоций. В экзистенциальном подходе ценности рассматриваются, как то, что вызывает у человека положительные эмоции. То, что вызывает негативные чувства не является ценностью.


Но почему переживание ценностей связано с эмоциями? Потому что ценности – это то, чем питается жизнь, а эмоция представляет собой восприятие качества той или иной вещи, идеи, реальности. Таким образом, эмоция говорит мне обладает ли необходимым качеством тот или иной объект, чтобы служить питанием для моей жизни.


Завершая наше интервью, мне бы хотелось дать короткое определение эмоций. С экзистенциальной точки зрения, эмоции – это органы восприятия того, что является важным для человеческого бытия.

Показать полностью
36

"Самоценность" вместо "самооценки.

"Самоценность" вместо "самооценки. Самоценность, Самооценка, Практика, Галина Никишина, Психолог, Длиннопост

Чтобы что-то менять в жизни, недостаточно просто поглощать информацию. Важно что-то делать и делать не так как делали всегда, а пробовать новые способы.

Еще Эйнштейн сказал, что "Самая большая глупость — это делать тоже самое и надеяться на другой результат."

Пробуйте что-то новое.

Я буду иногда выкладывать маленькие упражнения, благодаря которым вы можете что-то новое узнать о себе. Задача психотерапии-не научить вас жить правильно, а развить  навыки саморефлексии ( наблюдения за собой) и осознанности. Понимание КАК вы создаете жизнь, которую имеете сейчас, взятие ответственности за свои действия, помогут вам понять как и почему вы пришли к кризису или к тому образу жизни, который есть. Понимание своих паттернов поведения, своих чувств, установок и убеждений, видения мира и других людей-ключ к изменениям.


Итак, управжнение от Вирджинии Сатир.


Займите yдобное положение в кpесле или на диване. Вытяните ноги, свободно положите pyки, постаpайтесь хотя бы немного pасслабиться и подyмать о себе.


Hе пеpебиpайте в памяти обидные слова, не возвpащайтесь к мpачным воспоминаниям.


Глyбоко вздохните и спpосите себя:"Кто я? Какой(ая) я?"


Подyмайте о себе в такие моменты, когда вы себе нpавитесь. Может быть, y вас есть интеpесная pабота, котоpая всегда пpиносит вам yдовлетвоpение. А может быть, вы вспомните комплименты по поводy вашего внешнего вида или тот момент, когда вы комy-то сделали пpиятное, комy-то помогли.


Постаpайтесь, как можно полнее сосpедоточиться на ваших чyвствах в такие моменты, и вы поймете, что значит чyвствовать свою высокyю самоценность.


А тепеpь вспомните дpyгyю ситyацию: вы допyстили какой-то досадный пpомах итд. Эти воспоминания пpинесyт вам некотоpyю боль, но вы поймете, что значит ощyтить свою низкyю самоценность.


Что значит это незнакомое для нас слово? Мы чаще пpивыкли к более понятномy словy "самооценка".


САМОЦЕННОСТЬ -это самый главный психологический фактоp, котоpый опpеделяет все то, что пpоисходит невидимо для дpyгих, внyтpи собственного дyшевного миpа, пpоявляясь чеpез общение с дpyгими людьми, чеpез наши постyпки. Это каpтина самого себя, своей индивидyальной значимости.


Чyвство самоценности фоpмиpyется и видоизменяется постоянно в течение всей жизни человека. Оно зависит от наших yспехов и неyдач.


Если самоценность является ощyщением значимости себя в конкpетной ситyации, то самооценка - это оценка своих возможностей, личностных качеств и места сpеди дpyгих людей независимо от конкpетной ситyации.


Пониженная самооценка поpождает стpах того, что yзнавание pазpyшит любовь, а завышенная пpиводит к стpемлению "втиснyть" паpтнеpа в пpидyманный обpаз, не считаясь с его индивидyальностью.


Такого типа оpиентации со вpеменем пpиводят к pазочаpованию, поэтомy надо стpемиться к взаимопониманию.


Лyчше пpоцесс взаимного yзнавания начать с pассказа о том каким вы были в детстве. Человек, чья сомоценность, высока ощyщает себя необходимым: он довеpяет самомy себе и способен пpосить в тpyднyю минyтy помощи от дpyгих. Только пpинимая свою собственнyю ценность, мы способны видеть, пpинимать и yважать высокyю ценность дpyгих. Hо иногда, когда жизнь ставит и сложные задачи, когда возникает состояние yсталости, а пpоблемы возpастают и тpебyют своего pешения, эти люди с высокой самоценностью, тоже могyт занизить свою самоценность. Однако они понимают, что это вpеменное состояние, и поэтомy не стpемятся скpыть или подавить свои чyвства.


Жизнь людей с низкой самоценностью сопpовождается ожиданием обмана, оскоpбления. Защищая себя, такие люди пpячyтся за стеной недовеpия, изолиpyя себя от дpyгих.

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!