Aylin13

Aylin13

пикабушница
Галина Никишина Психолог , гештальт-терапевт. Ведущая трансформационных игр.
пол: женский
поставилa 50 плюсов и 1 минус
проголосовалa за 0 редактирований
3399 рейтинг 118 подписчиков 468 комментариев 71 пост 15 в "горячем"
487

О психотерапии

О психотерапии Психотерапия, Психолог, Психологическая помощь, Галина Никишина, Психология личности

Когда человек приходит на консультацию к психологу, часто ему становится лучше и легче уже после первой сессии . Ему удаётся выговориться и выплакаться . В конце сессии, когда я спрашиваю «Что было для вас сегодня важно?», обычно слышу одинаковый ответ «все было важно. Но главное-я смог(ла) с кем-то об этом поговорить».


Это первый пласт и первый опыт, это начало честного знакомства с собой и со своей жизнью.


Но потом, на следующих сессиях такого эффекта уже нет, и иногда клиент уходит с консультации в полностью «растрепанных» чувствах.


Встречаться со своей жизнью, проговаривая это другому человеку, который останавливает тебя в местах, с которых хочется убежать, не так-то просто.


Смотреть в глаза реальности, переставая думать про все головой, а начиная чувствовать , иногда бывает больно.


Терапия-это больше не про разговоры, хотя их тоже много. Терапия-это про проживание.

Просто оставаясь в голове, мы лишь добавляем себе новые конструкции и умозаключения, а их у нас и так предостаточно. Терапия-это иногда море слёз. И там правда , есть о чем плакать.


Терапия-это не всегда очень приятно, особенно в начале, но очень и очень полезно. О полезности я говорю очень уверенно, иначе бы не работала психологом и не посещала бы психотерапевта сама.


Привожу вам цитату из книги Сьюзен Форвард «Токсичные родители». Кстати, очень рекомендую её к прочтению. Она есть в бесплатном доступе в сети.


«Многие люди начинают терапию с надеждой улучшить своё состояние и падают духом, когда на самом деле начинают чувствовать себя хуже, прежде чем начнётся реальное улучшение. Речь идёт об эмоциональной хирургии, и как во всякой хирургии необходимо хорошенько промыть раны, чтобы они могли зажить, а боль могла утихнуть. Но боль является симптомом того, что процесс выздоровления начался.»

Показать полностью
463

Людмила Петрановская: «Мы уходим из мира, где можно выучиться один раз и на всю жизнь»

Людмила Петрановская: «Мы уходим из мира, где можно выучиться один раз и на всю жизнь» Профессия, Детская психология, Длиннопост

Психолог Людмила Петрановская рассказала, как помочь ребенку определиться с профессией и почему необязательно после окончания школы идти в университет.


По статистике, только 15% школьников четко представляют, чем они хотели бы заниматься. Ещё 15% даже не готовы такому выбору. Остальные 70% осознают важность такого принятия решения, но имеют лишь расплывчатое представление о том, что делать дальше.


Профессию невозможно выбрать в 17 лет


В сфере профориентации очень много стереотипов. Например, мысль, что нужно найти одну «ту самую» профессию, которая тебе предназначена и в которой ты будешь невероятно успешен и счастлив. Это похоже на идею о том, что для того, чтобы создать хорошую семью, нужно найти свою половинку, перебрав почти все население. Все-таки взрослые люди понимают, что все устроено не так, и есть очень много людей, с которыми у них могла бы получиться хорошая семья. Так же и с профессией.


Нет никакой «той самой» профессии, которую нужно найти. Есть виды деятельности, которые удаются нам лучше или хуже.

Вид деятельности — это то, с чем ты должен иметь дело: с людьми, техникой или цифрами, например. Интересы могут меняться в течение всей жизни. Важно, чтобы человек понимал сочетание своих сильных и слабых сторон, а применить его можно в разных сферах.


Было бы хорошо убрать с детей этот безумный гнет – что они должны срочно что-то выбрать. Они вообще не должны выбирать, профессию невозможно выбрать в 17 лет.


Есть отдельные люди с ярко выраженным призванием — их единицы. Если ваш ребенок из таких, то это невозможно не заметить. Уже к восьми годам вы будете это знать, потому что у него будет очень направленный интерес и воля. Если вам посчастливилось воспитывать такого ребенка, то тут уже вы решаете задачу, как создать для него комфортные условия для развития.


Нужно больше практики


Мы вкладываем в голову старшеклассников безумное количество академических знаний, которые они не осознают и не осмысляют критически. Было бы полезнее потратить время на стажировки. Человек увидит, как работают люди, как они решают вопросы, как они взаимодействуют между собой. После этого он поймет, что ему ближе.


Выбирая образование, мы не выбираем профессию (за исключением некоторых сфер). Мир движется в сторону менее специализированного базового образования. Бакалавриат становится все менее специализированным.


Образование дается скорее для культурного уровня, для эрудиции, для развития критического мышления.

Все больше становятся популярными схемы образования по модели Liberal Arts, когда сначала дается максимально широкий охват, допустим, в гуманитарных дисциплинах, и только на 2-3 курсе люди выбирают себе специализацию. С каждым годом в мире растет количество людей, которые меняют профессию в процессе обучения на бакалавриате, и тех, кто идет в магистратуру не по своей специальности. Это реальность сегодняшнего дня.


Поэтому неправильно, когда родитель на полном серьезе переживает из-за того, что ребенок «хочет сюда или хочет туда». Это не судьбоносное решение. Он может пойти в то место, которое соответствует его уровню и интересам, туда, где ему будет по силам нормально учиться.


Система пожизненного переобучения


Мы окончательно уходим из мира, где можно выучиться один раз и на всю жизнь. Этого больше не будет. Будет система пожизненного переобучения. Никто не может в зрелом возрасте позволить себе четыре года сидеть и слушать лекции обо всем и ни о чем. Теперь будут более интенсивные, практически ориентированные курсы. Это даже не про лидерство и не про то, что все должны быть топ-менеджерами. Это про то, чтобы оставаться в хозяйской позиции в меняющемся, в бушующем профессиональном море.


Увлекательное высшее образование


В прошлом году ряд крупнейших компаний выступил с заявлением, что они больше не требуют диплома при приеме на работу. Это не значит, что они откажутся от вас, если у вас будет диплом Оксфорда – они будут рады, но они этого не требуют. Это значит, что диплом можно не получать. Дальше вопрос к сотрудникам: считают ли они время, потраченное на образование, потерянным?


Нет смысла «запихивать» ребенка на какую-нибудь узкую специальность, которая не факт, что будет существовать через 10 лет.

Лучше пойти туда, где будет хорошо, интересно, увлекательно, а главное — по силам, без надрыва.


Главное – развивать критическое мышление


Почему у нас к 17 годам человек не имеет навыков самонаблюдения? Дело не в том, что он не знает чего-то по химии или не прочитал абзац по литературе. Почему человек к 17 годам не может ответить, какие у него сильные и слабые стороны? Вот этим мы должны были заниматься все его школьные годы.


К сожалению, так устроено, что у нас человек часто заучивает правильное мнение без осознания того, почему именно оно правильное. Он не может его доказать, он не может проследить всю логическую цепочку. А на это и нет времени, потому что на эту тему у нас два урока, а потом нужно проходить следующую.


Понимание себя и выстраивание собственной стратегии саморазвития — это то, что должно быть важнейшей частью воспитания и образования.


Нельзя «насильно» поступать в институт


Если человек в 17 лет дошел до состояния, когда ничего не хочет, то в первую очередь имеет смысл проконсультироваться на темы скрытой депрессии или нервного истощения. Иногда до нервного истощения детей доводят постоянными требованиями, переживаниями. Еще одной причиной может быть нагрузка — не только нагрузка в плане учебы, а эмоциональная.


Поэтому тут принцип простой: мы не обязаны давать своим детям высшее образование и дети не обязаны его получать. Никто не говорит, что в 17 лет непременно нужно поступить куда-то. Если сейчас у человека нет желания, то он может не поступать в институт, а пойти работать.


Обязанность родителя — не дать ребенку высшее образование, а создать условия для того, чтобы он смог его получить.

Самая низкая молодежная безработица в тех странах, в которых самый низкий в Европе процент людей с высшим образованием. Там никто не считает, что родители обязаны засунуть своего ребенка в институт. Там нет такой истерики на тему высшего образования и есть понимание, что рынок есть рынок, все сбалансируется в итоге.


Если где-то есть переизбыток желающих быть учеными, значит, это приведет к тому, что ученые будут жить плохо и иметь маленькую зарплату. И наоборот: если есть дефицит хороших сантехников, то это приведет к тому, что сантехники будут уважаемыми людьми и будут жить хорошо. Это рынок. Он существует так, как существует.


Если ребенок пока не знает куда идти, значит, можно никуда не идти и пойти работать. Так он узнает, и как устроена жизнь, и он сам.


Источник https://deti.mail.ru/article/lyudmila-petranovskaya-my-okonchatelno-uhodim-iz-m/

Показать полностью
229

Отто Кернберг о трагедии нарциссизма

Отто Кернберг о трагедии нарциссизма Психотерапия, Нарциссизм, Самооценка, Саморазвитие, Нарцисс, Длиннопост

Ведущий психоаналитик современности Отто Кернберг прочел в Москве лекцию о дифференциальной диагностике и терапии пограничных расстройств. Большое место классик психоанализа уделил нарциссизму. Как проявляет себя нарцисс, в чем его трагедия и может ли он измениться?


Рождение нарцисса


Нарциссическое расстройство – одно из самых распространенных и трудных для психотерапии. Некоторые исследователи считают, что до 30% пациентов с разного рода расстройствами личности обладают патологическими нарциссическими чертами.


В норме нарциссизм – это состояние благополучия и удовлетворения от жизни, естественная функция личности, жизнь в целостности с самим собой, умение гордиться собой и выражать свои лучшие качества. При нормальном нарциссизме наше «я» окружено репрезентациями людей, которые нас любят, и мы получаем удовольствие от любовных отношений со значимым другим, радость от реализации в профессии, дружбе, семейных отношениях.


При нарциссическом расстройстве репрезентации значимых других отсутствуют. Есть только грандиозное, но тотально одинокое «я».


Основные причины формирования нарциссической личности – избыточная, генетически обусловленная агрессия в сочетании с фрустрацией и травматическим опытом в раннем детстве. Эти факторы часто осложняются отсутствием опыта любви со стороны родителей: родители нарциссических личностей испытывали трудности в том, чтобы любить, однако радовались и гордились достижениями своих детей. И ребенок научился избегать фрустрации из-за отсутствия любви и теплоты, добиваясь восхищения. Так начинает развиваться патологическое грандиозное «я».


В то же время открытие того, что другие дети живут более счастливой жизнью и их любят ни за что, способствует переходу фрустрации и обиды в зависть, которая запускает патологический круг обесценивания, скупости и заслуженности.


Заложники зависти


Главная характеристика нарциссического расстройства – подмена обычного здорового «я» патологическим грандиозным «я», при котором человек аномально сфокусирован на себе и собственной важности.


Патологическое грандиозное «я» питает избыточный эгоизм и чувство заслуженности. У нарциссов практически всегда присутствуют огромные амбиции, фантазии об успехе, игнорирование аспектов реальности, подвергающих сомнению картину мира нарцисса, и одновременно с этим сильная зависимость от внешнего одобрения и периодические вспышки неуверенности в себе. Поэтому нарциссические личности избегают ситуаций, где их величие может пострадать.


В самых серьезных случаях, когда разница между реальностью и представлениями о своей грандиозности очевидна и нарцисс испытывает крушение фантазий, он полностью изолирует себя от каких-либо социальных контактов, теряет способность к работе, впадает в тяжелую депрессию, — настолько ему невыносимо воспринимать себя неудачником.


Из-за подобных установок нарциссы мучительно страдают от зависти.


Безусловно, зависть – это универсальное переживание, с которым сталкивается каждый человек, но нарциссы страдают от хронической сознательной и бессознательной зависти.


Нарциссическая зависть – это особый вид ненависти, деструктивной для того, кто испытывает это чувство. Эта зависть всегда направлена на нечто желанное, хорошее, что есть у другого. В итоге зависть разрушает то, что человек любит и о чем мечтает.


Такая зависть выражается в постоянной гонке за достижением инфантильных ценностей. У нарциссов должна быть самая модная одежда, дорогая машина и другие материальные маркеры превосходства над другими. Если нарцисс идет на вечеринку, он должен быть самым блистательным, иначе для него лучше вообще не появляться в обществе тех, к кому он будет испытывать зависть. Если нарциссы работают в компании, они должны быть самыми успешными, при этом такие сотрудники часто демонстрируют скупость, эксплуататорский настрой, высокомерие.


Часто нарциссические черты проявляются в подростковом возрасте характерными проблемами в школе, когда ребенок становится лучшим там, где он может быть номером один, и абсолютно игнорирует те дисциплины, где он не первый. Потому что в мире нарцисса есть только два полюса: либо на первом месте, либо никак.


Несбыточность близости


Другой распространенный симптом нарциссической личности – сексуальный промискуитет. Например, мужчина зажигается при знакомстве с новой женщиной, активно устанавливает отношения, восхищается возлюбленной, но неосознанно завидует ее привлекательности, поскольку она смогла его заинтересовать и даже получить над ним какую-то власть. И в скором времени бессознательно начинает ее обесценивать. В данном случае обесценивание и дисквалификационное поведение – способ преодолеть чувство сжигающей зависти.


Нарцисс быстро охладевает, подвергает сомнениям и критике то, что когда-то превозносил в партнере. Он становится скучающим, равнодушным, холодным. И одновременно готовым влюбить в себя кого-то еще. Но новый роман развивается по той же схеме – сначала огромная идеализация, установление отношений, потом – обесценивание с неминуемым разрывом.


Беда нарцисса в том, что он не может получать удовлетворения в длительных отношениях из-за неспособности и страха зависимости от другого.


Ведь зависеть от другого – это признать его ценным и важным. А важным и значимым в картине мира нарцисса может быть только он сам. Грандиозное «я» нарцисса слишком огромно, чтобы оставить место для других. Объекты влечения нарциссической личности лишаются неповторимых черт, «возлюбленные» сливаются для нарциссов в одну массу, где множество партнеров не обладают какой-либо уникальностью. К тому же из-за страха быть разоблаченным и отвергнутым нарцисс даже в ситуации эйфории начала отношений не пытается построить с кем-то надежную, глубокую эмоциональную связь.


Нарциссическую личность можно узнать по уплощенности эмоций, недостатку эмпатии, трудностям эмоционального вовлечения в отношения, — если только он не получит от них подтверждение своей непревзойденности. При всем кажущемся блеске нарциссы постоянно ощущают пустоту и скуку. От этого внутреннего вакуума им на время позволяют отвлечься яркие, но сомнительные приключения – частая смена партнеров, алкоголь, наркотики, экстрим.


Без доступа к совести


Поскольку центр мира нарцисса – грандиозное «я», страдают их моральные ценности. В ситуациях выбора нарцисс ориентирован не на ценности, а на запреты, т.е. им управляет не чувство вины или уколы совести, а чувство стыда и страха быть разоблаченным.


Часто проблемы с ценностями приобретают серьезный асоциальный характер, выражаясь либо в пассивно-паразитических, либо в активно-агрессивных моделях поведения. Активно-агрессивные модели выражаются в критике, обесценивании и дисквалифицирующем поведении по отношению к другим. Ужиться с таким нарциссом практически невозможно. В злокачественных формах активно-агрессивные модели граничат с асоциальными расстройствами, когда имеют место уничтожение чужой собственности, насилие, сексуальный абьюз.


Одна из распространенных форм пассивно-паразитического нарциссизма – жизнь за счет других людей, привычка эксплуатировать других с уверенностью в своем праве на материальную помощь и опеку. Такие нарциссы считают, что заслуживают заботу по праву своего существования. Они не хотят предпринимать каких-либо усилий для обеспечения себя, тем более работать. Главная цель – найти способ и рычаги давления, чтобы о них заботились семья, государство, родственники. Но даже получая искомую поддержку, они недовольны и несчастны, потому что внутри пустота.


Менее очевидные аспекты нарциссизма могут выражаться в демонстрации самоповреждающего поведения, что дает таким людям чувство своеобразного превосходства. Нанося себе увечья, проявляя хронические суицидальные тенденции, нарциссы тешат грандиозное «я» фантазиями о своей неуязвимости, бесстрашии перед смертью и болью, что делает их избранными по сравнению с другими людьми. Их превосходство в том, что они могут отмахнуться от жизни. Правда, многие действительно совершают суицид из-за невыносимости внутренней пустоты.


Нередко встречается сочетание нарциссической и мазохистской патологии, когда человек реализует свое превосходство, чувствуя себя самым большим страдальцем в мире. Он считает себя самым несчастным, сочетая хронические жалобы с практиками саморазрушения.


Реже возникает нарциссическое расстройство, когда выраженное обесценивание других соседствует с самообесцениванием. Здесь цель — защититься от страдания, но вместе с тем человек опустошает свой внутренний мир.


Очень редко встречается патологический нарциссизм, вызванный синдромом мертвой матери, который описал Андре Грин. Такие люди не видят смысла жить, хотя не страдают депрессией. В детстве они испытывали травматический опыт из-за тяжелой депрессии у матери, вследствие чего у ребенка развился образ депрессивной, как будто мертвой матери. Собственным исчезновением он как будто пытается восстановить с ней связь.


Такие нарциссические пациенты проявляют полное безразличие к жизни. Внешне они нормально функционируют, не демонстрируя грандиозность, но внутреннее чувство пустоты и бессмысленности делают их жизнь невыносимой.


Лечится ли это?


Терапия таких пациентов может длиться годами, а какие-то формы, например, злокачественный нарциссизм, имеют очень плохой прогноз для терапии. Коррекции нарциссического расстройства препятствует неспособность пациента формировать зависимые отношения с терапевтом, что крайне важно для работы. Для нарцисса признание ценности кого-либо – это принижение себя, что по привычной схеме вызывает зависть к терапевту и желание его уничтожить. Ведь нарциссы приписывают терапевту ту же грандиозность, что и испытывают сами. И считают, что терапевт так и ждет, как бы унизить их и утвердить свое превосходство. Отличаются такие пациенты установкой дистанции, попытками контроля терапевта, обесцениванием его работы. Вообще, нарциссы склонны во время лечения разговаривать сами с собой, сами себе ставят диагнозы и проводят анализ, а в терапевте видят аудиторию, которая должна ими восхищаться.


Если терапевт, по их мнению, недостаточно хорош для работы с ними, нарциссы прекращают процесс лечения. Но если терапевт становится слишком хорошим – они чувствуют себя униженными, и это тоже плохо сказывается на терапии.


Ситуацию приходится менять очень долго: терапевт последовательно интерпретирует потребности пациента воспринимать любые человеческие мотивы как соревнование и желание подавить другого. В результате у нарциссической личности возникают моменты озарения, когда он видит вероятность отношений на взаимном обмене. Нарцисс начинает болезненно осознавать интенсивность своей зависти, истоки реакций в прошлом и постепенно отвергает свою зависть, которая разрушает отношения любви и здоровой зависимости. Впервые он начинает испытывать вину. И постепенно происходит самый яркий и вознаграждающий момент деконструкции патологического нарциссизма – восстановление способности любить.


Подготовила Екатерина Люльчак


Источник https://www.matrony.ru/otto-kernberg-o-tragedii-nartsissizma...

Показать полностью
190

Пограничное расстройство личности (конспект лекции А.Лэнгле).

Если мы сфокусируем пограничное расстройство личности (ПРЛ) до одной точки, то можно сказать, что это человек, страдающий от нестабильности своих внутренних импульсов и чувств.


Люди с ПРЛ могут испытывать яркие чувства, от любви до ненависти, но особенность в том, что эти чувства возникают только в процессе взаимодействия с другими людьми. И эти импульсы — это способ, которым они устанавливают контакт с миром.


Если посмотреть на симптомы ПРЛ, то первый — постоянные отчаянные попытки избежать отвержения, как реального, так и воображаемого. И это центральный симптом. Они не могут выдерживать одиночества. Даже точнее — не одиночества, а оставленности. Они могут быть наедине с собой, но не переносят, когда их кто-то оставляет.

Пограничное расстройство личности (конспект лекции А.Лэнгле). Прл, Пограничное расстройство, Лэнгле, Психотерапия, Экзистенция, Отношения, Длиннопост

Второй симптом вырастает из первого — очень высокая интенсивность и нестабильность личных отношений. Человек с ПРЛ то идеализирует, то обесценивает своего партнера, и это может происходить чуть ли не одновременно.


Третий симптом — эти люди не знают, кто они. Их представление о себе тоже очень нестабильно. Они не понимают, что с ними происходит, что для них на самом деле важно. Сегодня может быть одно, а завтра другое. Это такая же нестабильность в отношениях с самими собой, как и с другими людьми.


Четвертый симптом — это импульсивность.


К ней их подталкивает нестабильность. И особенность этой импульсивности в том, что она вредит им самим. Скажем, они могут устраивать сексуальные эксцессы, или потратить большое кол-во денег. Или они могут злоупотреблять ПАВ. У них могут быть мощные импульсы, тяга к тому, чтобы напиться, а потом — долгие месяцы никакого алкоголя. И зависимость, которая может возникнуть — это часто следствие их РЛ. Булимия — чаще у женщин. Опасное вождение на высокой скорости. Многие из этих импульсов приводят их к опасности.


Пятый симптом. Люди с ПРЛ живут настолько близко к грани бытия, что они часто могут совершать попытки суицида.


У них есть этот импульс, направленный на себя и им не так уж сложно совершить эту попытку, и они не так уж редко умирают от суицида.


Шестой симптом — эмоциональная неустойчивость. Их настроение может меняться очень быстро и очень сильно. То у них депрессия, через час раздражение, через пару часов — тревога.


Седьмой симптом — хроническое преследующее их чувство внутренней пустоты. Внутри себя они не чувствуют ничего, испытывая пустоту они постоянно ищут каких-то внешних стимулов, толчков в виде секса, веществ или чего-то еще, что бы их подтолкнуло, чтобы что-то почувствовать.


Восьмой симптом — неадекватно сильный гнев, который сложно контролировать. Они часто демонстрируют свой гнев. Для них нет проблемы кому-нибудь врезать, кого-то побить на улице, кто к ним пристает или дотрагивается до них.


Девятый симптом — паранойяльные проявления воображения или симптомы диссоциации. Они чувствуют, что другие люди хотят им повредить, контролировать их. Или у них может быть внутренняя диссоциация, они могут испытывать чувства и импульсы, одновременно не осознавая их.


Если посмотреть на эти симптомы, то можно выделить три основных группы.


1.Интенсивность импульсов.


2. Нестабильность.


3. Импульсивность поведения, которое подчинено динамическим импульсам.


Все это придает их личности очень большую энергию. И мы видим, что это настоящее страдание. И когда эти люди действуют под влиянием импульсов, это значит, что они не принимают решения о своем поведении, а с ними что-то происходят. Они могут не хотеть вести себя таким образом, но не могут подавить себя или сдержать. Этот импульс настолько силен, что они должны подчиниться ему или взорваться.


А теперь с поверхности мы пойдем в глубину, чтобы понять суть их страдания.


Чего им не хватает, что они ищут?


Они ищут себя. Они постоянно ищут себя в себе и не могут найти, они не понимают, что они чувствуют. Их чувства говорят им, что их не существует. Я могу работать думать, общаться, но существую ли на самом деле? Кто я такой?


И, конечно, жить в таком состоянии очень трудно. Можно рационально к себе относиться, но из этого внутреннего ощущения сложно жить. Человек хочет выйти из этого состояния внутренней серости и пустоты.


Как же он пытается разрешить эту ситуацию? Он стремиться испытать какое-то переживание, которое спасет его от этой пустоты. И в первую очередь это переживание в отношениях. Когда они в отношениях, у них появляется жизнь, они чувствуют, вот теперь-то я существую. Им нужен рядом кто-то, чтобы благодаря этому человеку, у них возникло ощущение самого себя.


Но если рядом нет другого, и они находятся с ложной ситуации, им надо почувствовать себя, свое тело. Они могут резать себя ножами или лезвиями. Или они могут тушить сигареты о свою кожу, или прокалывать иголкой. Или пить очень крепкий алкоголь, который жжет изнутри. Совершенно разные способы. Но чувство боли — приносит удовольствие. Потому что когда я испытываю боль, у меня возникает ощущение, что я существую. У меня возникают какие-то отношения с жизнью. И тогда я понимаю — вот он я.


Итак, человек с ПРЛ страдает, потому что у него нет представления о себе, потому что он не чувствует себя. У него нет внутренней структуры я, ему постоянно нужен аффективный импульс. Без импульса, он не может выстроить структуру я. И возникает ощущение, что если я не чувствую, то я не живу. А если я не чувствую, то я — не я, я не являюсь собой. И это верно, если мы не чувствуем, мы не можем понять, кто мы, сама такая реакция на отсутствие чувств нормальна.


Но способ, который они выбирают, дает облегчение здесь и сейчас, но не дает доступа к своим чувствам. И у человека с ПРЛ могут возникать фейерверки чувств, а потом опять темные ночи. Потому что он применяет неправильные способы, чтобы испытать чувства, например, чтобы утолить свой эмоциональный голод, они могут злоупотреблять отношениями.


Можно представить себе, что пограничные пациенты близки к депрессивным, но есть разница. У депрессивного человека есть ощущение, что сама жизнь нехороша. Он тоже испытывает нехватку жизни. Но сама жизнь нехороша. Тогда как у человека с ПРЛ может быть ощущение, что жизнь хороша, жизнь может быть очень прекрасна, но как ее достичь?


Пойдемте еще немного вглубь. Откуда берется нестабильность, переход из противоположности в противоположность, из черного в белое?


Люди с ПРЛ имеют позитивный опыт встречи, и переживают его как нечто очень ценное. Когда они чувствуют любовь, они чувствуют большую жизнь внутри себя, как и мы все. Например, когда их хвалят перед какой-то группой людей, они могут испытывать очень хорошие чувства и начинают ощущать себя. Мы все так реагируем на эти ситуации — они приближают нас к самим себе.


Но мы в норме и так находимся в достаточно близких отношениях с собой. Тогда как человек с ПРЛ начинает с нуля. То у него внутри пустота, полное ничто, то он испытывает любовь, похвалу и внезапно приближается к себе. То у него не было ничего, никакого ощущения и вдруг такое яркое. И это его приближение к себе возникает только благодаря тому, что есть кто-то другой. Это не его собственный в нем укоренненый процесс, а процесс, который зависит от чего-то внешнего. И этот человек примерно как голограмма: смотришь на нее и кажется, что это что-то настоящее, но это просто эффект внешних пересекающихся лучей.


И тогда люди, которые его любят, хвалят, воспринимаются, как абсолютно хорошие, идеальные, потому что они позволяют почувствовать себя так хорошо. Но что же происходит, если эти люди вдруг говорят что-то критическое? И человек с этой высоты внезапно проваливается не просто туда, где он был, а куда-то еще глубже. Он начинает чувствовать, что другой человек разрушает его, уничтожает. Он уничтожает его ощущение себя, причиняет боль.


И, конечно, разумно представить себе, что человек который делает такие гадости, просто плохой человек. Тот самый человек, который казался ангелом, вдруг кажется дьяволом. И этот опыт можно назвать адским, потому что человек вновь не понимает, кто он. Когда он выпадает из этого симбиоза с людьми, которые дают ему хорошие чувства, и выпадение из этого симбиоза настолько болезненно, что это переживание нужно отделить. Разделить, разорвать что-то, что его с этим чувством связано.


Он может разделить другого человека во времени, например, отца или мать — раньше он был такой прекрасный, а теперь дьявол, потому что внутренне эти переживания очень трудно совместить с одним человеком. В один момент отец хвалит, говорит что-то хорошее. Но как же тогда можно представить себе, что тот же самый отец может в другой момент сказать, а теперь у тебя вот такая ерунда, мусор, переделай это пожалуйста.


И если в норме мы понимаем, что критика и похвала, позитивное и негативное — это все отчасти общая реальность, то для пограничного человека невозможно их вместе соединить. Потому что в один прекрасный момент у них отличные отношения с собой, а в следующий — пустота и только боль внутри. И человека, которого он только что любил, он вдруг начинает ненавидеть. И эта ненависть вызывает много гнева и он может проявлять агрессию или возникают импульсы, чтобы ранить себя. И эта разделяющая диссоциативная реакция характерна для пограничных личностей.


Это разделение связано с тем, что они не хотят испытывать те чувства, которые испытывают, когда их критикуют. Критика настолько болезненна, что они чувствуют, что растворяются. И они защищают себя, пытаясь поддерживать этот симбиоз. Чтобы вернуться в то состояние, когда их любили, хвалили, потому что это то состояние, в котором они могут жить. Но это внутреннее позитивное ощущение себя искусственно, в том смысле, что оно целиком зависит от другого человека. У них нет внутреннего представления о себе, поэтому они все проецируют вовне, и пытаются вовне что-то понять.


Можно сравнить это с поведением пятилетнего ребенка: он может закрыть глаза и думать, что этого больше нет. Тоже самое делает пограничный человек на психологическом уровне: он отделяет что-то и этого как бы больше нет.


Что говорит нам феноменологический подход и экзистенциальный анализ? Что приводит человека к утрате себя?


Эта утрата себя связана с двумя вещами.


С одной стороны они постоянно переживают насилие и какое-то непостоянство других, во власти которых они находятся. В их прошлом могут быть травматические опыты, связанные с эмоциональным или сексуальным насилием.


Когда человек просто не может понять, когда их хороший родственник так себя повел. Эти противоположные опыты переживания, связанные с важными для них людьми как бы разрывают их в разных направлениях. Часто это люди, выросшие в семьях, где было много напряжения, скандалов, амбивалентности.


Опыт, вынесенный с детства, можно сформулировать феноменологически так.


Взрослый, или кто-то из внешней среды говорит им: будь здесь, делай что-то. Ты можешь быть здесь, но ты не имеешь права жить. Т.е. пограничные дети чувствуют, что они имеют право быть, но быть только в качестве предмета, средства для решения каких-то чужих задач. Они не нужны как человек, у которого есть свои чувства, который хочет по своему реагировать на жизнь, вступать с ней в отношения. Они нужны только как инструменты.


И это самая первая форма вот этого внутреннего разделения, когда человек вырастает вот с таким мессаджем, с таким переживанием, и это основа его будущего разделения.


Но в ответ на эту реальность у него возникает внутренний импульс: но я же хочу жить, я хочу быть самим собой! Но ему не позволяют быть самими собой. И этот внутренний голос подавляется, заглушается. И остается всего лишь импульсом.


И эти импульсы пограничного человека — это совершенно здоровые импульсы, направленные против внешней агрессии. Против внешней реальности, которая заставляет его разрываться, разделяться, не быть собой. Т.е. снаружи их отделяют от них самих, разделяют, а изнутри идет своего рода бунт против этой ситуации.


И отсюда идет постоянное напряжение.


С пограничным расстройством связано очень мощное внутреннее напряжение. И это напряжение придает их жизни интенсивность. Это напряжение им нужно, оно важно для них. Потому что когда они испытывают это напряжение, они немножко чувствуют жизнь. И они даже не сидят расслаблено, спокойно, они все время как бы немножко подвешены, их мускулы напряжены. Он сидит в своем пространстве, на своей опоре.


И благодаря этому внутреннему напряжению, он защищает себя от внутренней боли. Когда у него нет напряжения, когда он находится в состоянии полного расслабления, он начинает испытывать боль, связанную с бытием самими собой. Как больно быть самим собой! Если бы не было внутреннего напряжения, он как бы сел бы в кресло с гвоздями. И вот это внутреннее напряжение с одной стороны придает ему жизнь, с другой защищает его от внутренней боли.


Мы задумались о том, как же человек приходит к этому состоянию разделенности, разрыва и увидели, что его жизненный опыт приводит его к такой ситуации. Сама жизнь была для него противоречива.


Еще одна особенность, это развитие некоторых образов. Вместо того, чтобы видеть реальность таковой, какова она есть, человек с ПРЛ создает для себя идеальный образ реальности. Его эмоциональный вакуум заполняет мыслями, воображением. И эти воображаемые образы, придают пограничному человеку некоторую стабильность. И если кто-то начинает разрушать этот внутренний образ или если реальность ему не соответствует, то он реагирует на это импульсивно.


Потому что это утрата стабильности. Любое изменение образа того, как ведет себя отец или мать приводит к ощущению утраты опоры.


Что же происходит, когда этот образ разрушается или изменяется? Тогда образ идеального человека заменяется другим. И для того, чтобы убедиться, что такой утраты идеала больше не произойдет, образ человека, который был идеальным они превращают в полную противоположность. И благодаря этому изменению образ дьявола больше не придется менять, можно быть спокойным.


Т.е. образы заменяют собой те чувства, мысли и реакции на реальность, которые помогают жить и обходиться с этой реальностью. Идеальные образы становятся более реальными, чем реальность. Т.е. они не могут принять то, что им дано, что на самом деле есть. И вот эту пустоту из-за того, что они не принимают реальность, они заполняют образами.


Самое глубокое переживание пограничного пациента — это боль. Боль, от того, что если ты уходишь, то я утрачиваю себя. Поэтому это подталкивает их затягивать других людей в отношения, не выпускать их. Понимаете ли вы в чем суть боли пограничного пациента? Основная идея в том, что если другой меня бросает или я перестаю чувствовать боль, то я утрачиваю связь с самим собой, это как своего рода ампутация чувств. Чувства угасают, внутри все становится темно и человек утрачивает контакт с собой. Он чувствует, что его не принимают, не видят, не любят таким, какой он есть и этот опыт в прошлом приводит к тому, что он не принимает и не любит сам себя.


Их поведение в отношениях можно описать как "я не с тобой, но и не без тебя". Они могут быть в отношениях только тогда, когда они в этих отношениях доминируют и когда эти отношения соответствуют их идеальному внутреннему образу. Потому что у них есть очень много тревоги, и когда другой человек уходит от них или делает что-то иное, это вызывает еще больше тревоги.


Для них жизнь — это постоянная битва. Но жизнь должна быть простой и хорошей.


Им приходится постоянно бороться и это не справедливо. Им сложно обходиться с собственными потребностями. С одной стороны у них есть ощущение, что у них есть право на их потребности. Они нетерпеливы и жадны по отношению к своим потребностям. Но в то же время они не способны что-то хорошее для себя сделать, они могут сделать это только импульсивно. Они не понимают кто они, и поэтому провоцируют других людей.


Итак, пограничные пациенты очень часто проявляют агрессивность, когда чувствуют, что кто-то их бросает или не любит, но когда они чувствуют, что их любят, когда с ними обходятся хорошо, они очень теплые, добрые и милые.


И если, например, через пару лет брака партнер говорит, что я хочу развестись, то пограничный может изменить свое поведение таким образом, что жизнь в браке становится прекрасной. Или он может отреагировать импульсивно и сам первым подать на развод или расстаться. И предсказать как он именно он будет себя вести очень сложно, но это явно будет экстремально.


Они живут экстремальной жизнью, они могут работать на полную катушку, ездить на полной скорости, или заниматься спортом до изнеможения. Например, один мой пациент катался на горном велосипеде и спускался с горы на такой скорости, что он понимал, если на его пути попадется что-то, он сломает себе шею. И точно так же ездил на своем БМВ, и чувствовал, что если на дороге окажутся листья, то его с дороги снесет. Т.е. это постоянная игра со смертью.


Как же мы можем помочь пограничному человеку в терапии?


В первую очередь им нужна конфронтация. Т.е. нужно встречаться с ними лицом к лицу и показывать им себя. Оставайтесь с ними в контакте, но не позволяйте им реагировать импульсивно. Не поддавайтесь на их импульсы и говорите, например, "я хочу это обсудить, но хочу обсудить спокойно". Или, "нужно ли вам действительно вести себя так агрессивно, мы можем обсудить это вполне спокойно".


Т.е. с одной стороны оставайтесь с ними в отношениях, продолжайте протягивать им руку, но не позволяйте обходиться с вами так, как диктуют их импульсы. И это лучший способ для пограничных пациентов, как они могут научиться переключать свои импульсы и вступать в контакт.


Самое худшее, что можно сделать, это при конфронтации с ними отвергнуть их и отпихнуть их. И это стимулирует их психопатологию. Только в том случае, если вы эту конфронтацию совмещаете с поддержанием контакта, продолжаете быть с ними говорить, тогда они могут выдержать эту конфронтацию.


Демонстрируйте им ваше уважение. Например, "я вижу, что вы сейчас очень раздражены, взбешены, наверное, это что-то важное для вас, давайте мы об этом поговорим. Но прежде вы успокойтесь и после этого мы поговорим об этом".


И это помогает пограничному пациенту понять как он может быть, кем он может быть в ситуации, когда к нему подходит другой человек и позволяет ему вступить в контакт. И это очень важный ресурс, который можно использовать и в отношениях с пограничными людьми, которые для нас коллеги, партнеры. Это не может их вылечить, этого мало, но это такое поведение, которое не стимулирует их расстройство еще больше. Это дает им возможность немного успокоиться, и вступить с ним диалог.


Можно работать с пограничным человеком в одной команде десятилетиями, если вы знаете, как с этим человеком обходиться. И если вы сами при этом достаточно сильны, как личность. И это вторая важная вещь. Если вы слабы, или у вас есть травматический опыт, связанный с агрессией, вы чувствуете себя травмированным, то вам будет очень тяжело находиться в отношениях с пограничным пациентом. Потому что обходясь с ним, нужно постоянно быть укорененным в себе. И это нелегко, этому нужно учиться.


И вторая вещь, которой пограничные пациенты должны научиться — это выдерживать себя и выносить свою боль.


И если посмотреть очень кратко на психотерапевтический процесс, то он всегда начинается с консультативной работы. Помочь на первом этапе обрести некоторое облегчение внутреннего напряжения, облегчение в жизненной ситуации. Мы работаем как консультанты с их конкретными проблемами в отношениях в их жизни, на работе. Помогаем им в принятии решений, в обретении жизненной перспективы, и в каком-то смысле это обучающая работа. Мы помогаем им учиться замечать свою агрессию.


Эта работа продолжается первые пару месяцев, полгода, иногда больше. Эта работа на консультативном уровне необходима, чтобы получить доступ на более глубокий уровень. Для пограничного пациента не очень помогают фармакологические средства, лекарства.


И после первого этапа облегчающей работы связанной с консультированием по жизненным проблемам, мы переходим на более глубокий уровень. Мы учим их занимать позицию. Позицию по отношению к самим себе. Лучше видеть себя.


Например, мы можем спросить, "что ты думаешь о себе, о своем поведении?" И обычно они отвечают что-то вроде, "особо я не задумывался, я не достаточно ценен, чтобы задумываться". И в процессе работы вы пытаетесь понять, как так вышло и как им придти к тому, чтобы уважать себя.


И первая часть этой работы — это работа с самим собой. А вторая часть — это работа над отношениями с другими людьми и биографическим опытом. И в процессе терапии у них может возрастать боль и возникать суицидальные импульсы. Они испытывают ампутацию утраты чувств. И мы можем давать им информацию, что боль, которую вы испытываете не может вас убить, попробуйте просто выносить ее. Очень важно помочь им войти в процесс внутреннего диалога с собой. Потому что терапевтические отношения — это зеркало, которое отражает то, как они чувствует себя внутри, как они с собой обходятся.


Психотерапия пограничного пациента — это сложное искусство, это один из самых сложных диагнозов в смысле работы с ними. На протяжении долгих лет у них могут быть суицидальные импульсы, они могут агрессивно обходиться с терапевтом, сваливаться обратно в свое расстройство. Такая терапия продолжается 5 - 7 лет, вначале с еженедельными встречами, потом раз в 2 - 3 недели.


Но им нужно время для того, чтобы вырасти, потому что когда они приходят в терапию, они как маленькие дети 4 -5 лет. И сколько нужно времени для того, чтобы ребенок вырос и стал взрослым? Мы вырастаем за 20 -30 лет, а они должны за 4 - 5 лет. И большинстве случаев им приходится обходиться еще и со сложными жизненными ситуациями, которые над ними совершают очень большое насилие. Т.е. им нужно совершать очень большое усилие, чтобы обходиться со своими страданиями и оставаться в терапии.


И сам терапевт тоже может многому научиться, вместе с ними мы тоже вырастаем. Поэтому работа с пограничными пациентами стоит того, чтобы ею заниматься.


Источник: https://www.facebook.com/notes/psychodemia/%D0%BF%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%87%D0%BD%D0%BE%D0%B5-%D1%80%D0%B0%D1%81%D1%81%D1%82%D1%80%D0%BE%D0%B9%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE-%D0%BB%D0%B8%D1%87%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8-%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D1%81%D0%BF%D0%B5%D0%BA%D1%82-%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D0%B0%D0%BB%D1%8D%D0%BD%D0%B3%D0%BB%D0%B5/523331788168541/

Показать полностью
167

Обесценивание: как психологическая защита оборачивается против нас и делает нашу жизнь ничтожной, а нас — несчастными

Психзащиты — это механизмы, которые позволяют человеку меньше переживать и меньше чувствовать неприятные или слишком сильные эмоции, вызванные ситуацией или психологическим конфликтом (страх, тревога, гнев, сексуальное влечение, вина, стыд и так далее).

Они позволяют нам выжить, эффективно приспособиться к окружающей среде, отрегулировать свои границы с ней и с другими людьми, защититься — в том числе и от своего собственного психического мира, который может представлять угрозу.


Защита и нападение


Сама суть этого психологического феномена защит подразумевает вариативность возможностей их использования: способы защиты могут быть и способами нападения, всё зависит от представлений об оборонно-наступательном вооружении человека. Если у вас есть когти, они могут служить и для охоты, и для обороны, и для рытья земли, если вы в отчаянии, например.


Я люблю военные метафоры в описании психики и ее механизмов. Искусство войны во многом искусство психологическое, а поскольку люди за всю свою историю накопили в этой сфере ни с чем не сравнимый опыт, глупо было бы пренебрегать столь интересным и ценным информационным ресурсом. Поэтому я предложила бы называть эти феномены психологическим оружием, с помощью которого человек может и защищаться, и нападать.


Пожалуй, самое «модное», чрезвычайно опасное психологическое оружие, которое обладает серьезными боевыми характеристиками и требует очень аккуратного обращения, — обесценивание.


Почему обесценивание так популярно


Большинство исследователей считают, что нарциссические характер и культура сейчас доминируют. А ведь нарциссическая культура живет определением стоимости и обесцениванием.


Идеи ценности человеческой жизни, принятия своей и чужой индивидуальности, политика толерантности утверждают равную ценность (стоимость) очень разных вещей. Для многих людей такая неопределенность и многозначность невыносима — она создает много неприятных эмоций, от которых надо защищаться, а обесценивание помогает справляться с этой тревогой.

Обесценивание: как психологическая защита оборачивается против нас и делает нашу жизнь ничтожной, а нас — несчастными Нарциссизм, Нарцисс, Обесценивание, Психологическое насилие, Психология, Длиннопост

Обесценивание оказывается чрезвычайно эффективным в ситуации неопределенности.


Если всё одинаково и равноценно, то как конкурировать? Как становиться лучше, быстрее, выше, сильнее? Другими словами, как нарциссу ориентироваться в современном мире, как идеализировать и знать точно, что почем? Ответ прост — чаще обесценивать.


Конечно, есть и нормальное обесценивание (корректнее назвать его переоцениванием или переоценкой ценностей). Это когда то, что было важно, утрачивает свое былое значение. Однако в норме это внутренний долгий и часто сложный процесс, который как раз подразумевает контакт с неприятными и сложными эмоциями, а не защиту от них.


Обесценивание для эмоционального саморегулирования


В ситуации потери и горя. Например, ребенок очень переживает из-за потери игрушки или смерти домашнего питомца. Я однажды видела, как маленький мальчик переживал смерть крысы так сильно, что даже сам хотел умереть. Он так и говорил: «Крыса умерла, и я тоже умру, потому что я не могу жить без моей любимой крысы». Потребовалось довольно сильное обесценивание ценности крысы и чувства любви к ней, чтобы его переживания выровнялись. Смерть крысы сравнивали со смертью бабушки и других близких, чтобы объяснить мальчику, что его переживания чрезмерны.


В ситуации страха. Обесценивание помогает избавиться от лишнего страха. Например, ребенок может очень бояться какого-то одноклассника, пока не появится старшеклассник, который окажется сильнее и побьет первого.


Обесценивание для нападения и конкуренции


В грубом варианте обесценивание — как большая дубина с железными шипами: человек, нападая, отбирает радость у другого. Так люди справляются с завистью и нестабильной самооценкой: отобрал радость, и можно жить дальше. В этом варианте обесценивание — крайне агрессивное действие, однако совершенно допустимое в нашей культуре! Думаю, в этом и есть большой секрет его популярности. Можно очень сильно бить, и ничего за это не будет.


— Сдала экзамен на пятерку?

— Да.

— А пятерки всем ставили?


Люди очень часто этим оружием пользуются. «Ты хуже меня, не такой уж ты и умный», «Ты красивая, но над попой надо еще работать и работать». Бесконечны варианты обесценивания в супружеской жизни, где очень важно снизить цену на достоинства партнера, чтобы самому не войти в большой кредит:


«Да что ты делаешь-то? Деньги зарабатываешь? Да кто их не зарабатывает! Ты мужчина? Все мужчины зарабатывают».

«Ты женщина? Все женщины рожают и сидят с детьми, и убираются, и готовят! Чего ты так устала?»

«Ты диссертацию защитила — да кто сейчас диссертации не защищает?»

Обесценивание: как психологическая защита оборачивается против нас и делает нашу жизнь ничтожной, а нас — несчастными Нарциссизм, Нарцисс, Обесценивание, Психологическое насилие, Психология, Длиннопост

Обесценивание кого-то избавляет нас одновременно и от страха оказаться зависимыми от этого объекта — и от страха его потерять.

И увеличивает шансы в конкурентной борьбе. Если слишком ценить успехи других людей, то самостоятельные достижения ставятся под сомнение; если же их обесценивать, они становятся более реальными.

Именно такой вариант чаще всего использует современный клиент психотерапевта, который слишком интенсивно избавляется от страха зависимости, потери или брошенности с помощью обесценивания.


Таким образом, обесценивание — важный эмоциональный регулятор собственного поведения и поведения других людей.


В чем же проблема современного клиента, особенно нарцисса, у которого этот баланс слегка нарушен?


Обесценивание может лишить ценности нас самих


Они обесценивают драматичнее, в итоге неизбежно сильно обесценивая себя.


Почему так получается?


Когда человек «сбивает» ценность окружающих его людей, вещей и занятий, он оказывается в мире, где нет ничего «самого лучшего», «идеального». Идеальное, как правило, достаточно стабильно и может питать человека энергией и надеждой долгое время. Если оно часто и драматично обесценивается, шатается, то и сам носитель идеалов подвергается сомнению.


Особенно хорошо это видно в любовных отношениях и профессиональной жизни и составляет главную печаль такого клиента. Романтические отношения сильно обесцениваются в процессе или после их окончания, а профессиональная жизнь в целом не выглядит достаточно ценной. Субъективно это выражается в ощущении отсутствия «своего дела», «призвания»: так и не нашел, чем я хочу заниматься, не было настоящей любви, живу вполсилы, как будто не вкладываюсь до конца.


Победы мимолетны, а неудовлетворенность длительна. Обесценивание своих стараний и/или профессиональных целей используется как защита от неудачи. Если не получилось, то я и не хотел и не старался, и вообще это всё так, понарошку. Результат — ужасная неудовлетворенность и бессмысленность.


Основная проблема современного клиента психотерапевта — инфляция отношений, не только с людьми, но и со всем миром. Каждое второе обращение к психотерапевту связано с обесцениванием любовных историй: все они не дотягивают до «идеальных». Кроме тех, конечно, которые не могли случиться (об их идеальности можно фантазировать вечно).


Человек приходит к выводу: инфляция отношений такая высокая, что они ему больше не нужны, хотя потребность прямо противоположная — близкие, доверительные и эксклюзивные отношения.

Обесценивание: как психологическая защита оборачивается против нас и делает нашу жизнь ничтожной, а нас — несчастными Нарциссизм, Нарцисс, Обесценивание, Психологическое насилие, Психология, Длиннопост

Сайты знакомств вносят драматический вклад в этот процесс. Большой выбор и легкость знакомств снижают их ценность до абсурдно низкой, когда люди даже не запоминают имен тех, с кем провели ночь, или ставят себе статистическую задачу — выбрать из ста кандидатов идеального. В итоге люди вообще перестают верить в возможность каких-либо значимых отношений для себя, теряют чувствительность.


В терапию такой человек приходит, когда начинает догадываться: что-то он делает не так. На начальном этапе он стремится обесценить все предположения и замечания терапевта, которые касаются его чувств. Когда клиент понимает, что большая часть терапии посвящена исследованию его эмоциональной жизни, он соглашается на это, попутно лишая свои эмоции ценности.


«Да, я злюсь, но не очень сильно».

«Да, она мне нравилась, но у нее было много недостатков».

«Да, я чувствую это, но хочу, чтобы вы понимали, что для меня это не очень важно».

«Я его люблю, но он козел и у нас ничего не может быть».


Если всё это свести к метапосланию, оно будет звучать примерно так: да, я чувствую определенные вещи, но я не позволяю сделать эти чувства важными и слишком значимыми. Я контролирую их влияние и в любой момент могу снизить их значимость.

Обесценивание: как психологическая защита оборачивается против нас и делает нашу жизнь ничтожной, а нас — несчастными Нарциссизм, Нарцисс, Обесценивание, Психологическое насилие, Психология, Длиннопост

Почему для нарцисса важно не проживать чувства глубоко


Потому что это опасно: процесс может захватить, контроль будет утрачен, появятся другие неконтролируемые эмоции.


Человек сам толком не понимает, что произойдет, но знает точно, что избегать этого надо всеми способами. Обесценивание стоит на страже, беря свою мзду — скуку, бессмысленность и смутное ощущение «неудачной» жизни. Психологическое оружие оборачивается против своего владельца.

Клиенты довольно быстро начинают замечать, что они обесценивают многое в своей жизни.


Далее возникает вопрос: что делать, если надо признать, что чувства для меня важны?


Опять появляется эта пресловутая крыса, смерть которой можно и не пережить. На этом этапе психотерапии человек начинает вспоминать ситуации в детстве (и не только), когда контроль над чувствами был утрачен и это принесло много страданий. Часто эти воспоминания болезненны и переживать их вновь не хочется, поэтому клиент начинает сопротивляться.


Это проявляется в обесценивании терапии, терапевта и себя в этом процессе: «Терапия мне не очень помогла», «Это плохой специалист, да и я не старался и не выполнял его рекомендации». Многие уходят из терапии в этот период.


Однако большинство клиентов идут дальше, потому что кроме страха потерять контроль над чувствами у них есть большая потребность быть живыми людьми и любить кого-нибудь, в том числе себя.


Становится очевидно, что паттерн обесценивания уже не нужен в таком объеме.


Что же произошло с тем мальчиком, когда он перестал умирать вместе с крысой? Он будто прозрел и увидел, что есть разные вещи с разной стоимостью. Что у него нет психических сил умирать с каждым живым существом на Земле, однако он может их любить и горевать о них. «Акции» крысы сильно упали, но он не выбросил их, а сохранил. Было ли это прозрение его сознательным выбором? Сложно сказать. Я склонна считать это процессом обучения пользоваться собственным психическим аппаратом.


Взрослый человек, обозревая свое психическое царство и наводя в нем порядок, может произвести эту переоценку, чтобы выбрать (или научиться выбирать) то, во что он готов вложиться и считать ценностью. Конечно, это сложнее, чем в детстве. Но в детстве и риск выше.


Возвращаясь к искусству войны (а война у людей, склонных к обесцениванию, идет постоянно и в основном с самими собой): что же считать победой для обесценивающего человека?


Думаю, успехом будет сохранение некоторого «золотого запаса» индивидуальных переживаний, чувств, ситуаций и отношений.


Шкатулки с сокровищами, которые никогда не обесценятся, потому что их бережно хранят. И попадают они в эту шкатулку только благодаря опыту, силе влияния этих событий и чувств, а не из-за успешных последствий, долгой сохранности или чего-то еще.


Известный трактат Сунь-цзы «Искусство войны» утверждает, что цель любой войны — процветание населения и его лояльность к правителю. Так что, если ваше «население» не процветает и вы сами к себе не лояльны, возможно, вам пора поучиться проживать чувства, не обесценивая их и не боясь. Конечно, делать это лучше с помощью опытных военных консультантов.


Елена Леонтьева

Источник: https://knife.media/club/devaluation/

Показать полностью 4
166

Как научиться поддерживать себя?

Как научиться поддерживать себя? Психологическая поддержка, Саморазвитие, Как полюбить себя, Любовь, Галина Никишина, Близость, Совет, Длиннопост

«Нууу, опять ничего не получилось. Лучше бы не начинал(а). Ты всегда так.»


Мы очень легко себя ругаем, даже не всегда замечая это. У нас очень развит и силён внутренний критик, внутренний цензор, который точно знает как надо, как лучше и какие мы плохие. Это то, что снижает нашу самооценку, что блокирует нас в развитии и не даёт построить гармоничные отношения.


Чтобы начать развиваться, чтобы поверить в себя и узнать свою самоценность, нам необходимо дать самим себе тепло, принятие и поддержку. Дать себе все то, что мы ищем у других.


Другие не всегда имеют возможность помочь так, как нам хочется . Другие не всегда находятся рядом. Найти других, которые точно знают как нас поддержать, очень мало. Каждый человек , к которому мы обращаемся в моменты трудностей, пытается нам передать свой опыт, дать ценный совет или рассказать -как это было у него.

А это не всегда то, в чем мы нуждаемся.


Если мы постоянно ищем поддержки извне, мы становимся эмоционально зависимы, мы начинаем общаться с другими и нуждаться в них. Нужда – это очень неприятное слово, это нехватка , недостаток в необходимом или даже бедность.

И, когда мы очень сильно нуждаемся, мы выбираем не тех людей, ведь нам некогда выбирать. Когда ты голоден, то любая еда будет казаться ценностью, совсем неважно любишь ты её или нет.


Чтобы стать самодостаточным, необходимо повернуться от поиска поддержки у других к себе, стать к себе лицом. Важно увидеть себя в своей потребности и дать себе то в чём мы нуждаемся.


Жизненно необходимо развивать хорошее отношение к себе. И это не простая работа.

Иногда просто не замечаешь как сильно себя внутренне ругаешь. Я это часто называю "привычно мочишь".


Чтобы понимать -что с нами происходит, чтобы начать исправлять своё восприятие, нам надо как можно чаще обращаться к себе, заглядывать внутрь себя. Ведь мы обычно живем как поезда, мчимся от вокзала к вокзалу, не замечая остановок и не чувствуя себя живыми.


Я рекомендую, для начала, это делать по таймеру.


Да, именно так!


Заводите себе будильник на телефоне и раза три, а можно пять в день , в момент сигнала, обращаетесь к себе как к лучшему другу или к своему ребёнку .


Спросите себя:


-дорогой, как ты сейчас? как ты сейчас себя чувствуешь?

-о чем ты сейчас думаешь ? Эти мысли хорошие?

-нравится ли тебе то, что сейчас происходит? Ты делаешь это сейчас, чтобы что? Потому что должен ( должна) или потому что хочешь ?

- хочешь ли ты чего-нибудь ещё прямо сейчас? Можешь это сделать для себя?


Дайте себе тепло и поддержку ! Тогда вы не будете строить зависимые отношения, вы не будете делать то, что вам не хочется, лишь бы вас не отвергли, вы будете строить здоровые и полноценные отношения, которые будут дополнять вашу жизнь и наполнять вас радостью.









Показать полностью
160

Булочка с корицей заставила меня сделать это! О влиянии микро-факторов на наши действия

Булочка с корицей заставила меня сделать это! О влиянии микро-факторов на наши действия Психология, Исследования

Представьте, что вы идете по торговому центру, и кто-то просит вас помочь разменять мелочь. Вы охотно помогаете и идете дальше к нужному отделу. Но вы не подозреваете, что оказались такими добродетельным просто потому, что только что прошли мимо булочной с её аппетитными запахами. Не верите? Это подтверждено в исследовании.


Покупатели торгового центра не знали, что являются объектами исследования. К некоторым из них (контрольной группе) подошел незнакомец и попросил разменять деньги, когда они проходили мимо нейтрального магазина одежды. К другим (экспериментальная группа) незнакомец подошел с той же просьбой, когда они проходили мимо пекарни, из которой доносились ароматы булочек с корицей и другой выпечки. Статистика впечатляет: около магазина с одеждой незнакомцу помогли 17% женщин и 22% мужчин. А около пекарни 61% женщин и 45% мужчин.


Это один из примеров исследований в социальной психологии, которое показывает, что на наши “хорошие” и “плохие” поступки могут влиять этически нейтральные факторы окружающей среды.


Ещё один пример. Испытуемых попросили занести документы в офис, буквально через 40 метров. В контрольной группе согласились 45% участников, в экспериментальной - 80%. Разница? Люди из второй группы только что вышли из общественного туалета.


В классическом эксперименте 1969 года “Дама в беде” цель была выяснить, какое влияние на помощь окажут свидетели. Участник исследования слышал громкий треск в соседней комнате и женский крик, за которым следовали крики боли. Участник, находящийся в комнате один, помогал в 70% случаев. Но когда участник был вместе с демонстрирующим равнодушием ассистентом, он или помогал только в 7% случаев.


Подобные эксперименты известны уже на протяжении нескольких десятилетий, но только сейчас получают заслуженное внимание. Например, в философии, заставляя мыслителей ставить под сомнение человеческую добродетель. Пока философы ломают головы,нам всем неплохо хотя бы осознать, что такие микро-факторы существуют и влияют на наши действия. Например, что такие психологические факторы как страх смущения могут играть большую роль в сдерживании наших поступков, даже когда речь идет о более важных вещах, чем размен мелочи.



Источник https://t.me/psyhologia/611

Показать полностью
101

10 признаков нездоровых зависимых отношений в сравнении с нормальными и здоровыми

10 признаков нездоровых зависимых отношений в сравнении с нормальными и здоровыми Созависимость, Зависимость, Отношения, Семейная жизнь, Психологическая травма, Травма, Длиннопост

О зависимости


Сразу уточним: говоря про отношения в этой статье, мы имеем в виду разные отношения. Не только личные, но и любые другие - деловые, дружеские, семейные, отношения бизнес-партнеров и пр. Любые из этих видов отношений могут стать плохими и разрушительными, и в них будут проявляться все 10 признаков, о которых речь пойдет ниже. Несмотря на то, что в личных, близких отношениях эти признаки проявляются особенно отчетливо, механизмы идентичны для любых отношений. (Важно также пояснить, что зачастую в литературе используются термины "созависимость" или "созависимые отношения" - так обычно характеризуют отношения с человеком, имеющим какую-либо зависимость. В данной статье мы будем использовать более широкий термин "зависимые отношения", включающий в себя понятие созависимых отношений).


Также скажем пару слов о зависимости в принципе. Совсем коротко, чтобы пояснить некоторые общие моменты.


Причина любой зависимости состоит в том, что мы перекладываем ответственность за наше внутреннее состояние на что-то внешнее. Приведем очень простой пример. Допустим, есть внутреннее состояние расслабления и спокойствия, но человек не может попасть в него просто так, по своему желанию - тогда он приходит домой, открывает бутылку пива, выпивает и расслабляется. Пока у нас есть выбор из множества вариантов, мы свободны. Например, чтобы снять напряжение и расслабиться после работы, можно было бы пойти на йогу, или помедитировать, или поиграть с друзьями в футбол, или сходить на сеанс массажа, или поработать со своим состоянием на сессии с коучем. Зависимость становится деструктивной, когда мы теряем все другие способы попадать в желаемое состояние, и в нашем распоряжении остается только один - в данном случае, алкоголь.


С зависимостью от отношений происходит примерно то же самое. Только желаемое состояние и удовлетворение важных потребностей мы связываем не с действием или веществом, а с человеком. Мы проецируем на другого собственные качества, которых, как нам кажется, лишены мы сами, и затем начинаем верить, что мы не найдем эти качества нигде, кроме как в этом человеке. Только этот человек сможет нас защитить, будет нас любить, даст нам опору в жизни и т.д. Чем сильнее мы в это верим, тем больше теряем способность удовлетворять эти свои потребности по-другому, не только через этого человека, и тем более зависимыми становятся отношения. И, как с любой зависимостью, со временем то, что раньше помогало, уже начинает нам вредить. Сначала алкоголь помогал войти в желаемое внутреннее состояние, но если зависимость прогрессирует, то вся жизнь начинает катиться по наклонной, и от хорошего внутреннего состояния не остается и следа. Так же и в отношениях - надежды на счастье, любовь, поддержку и т.п. со временем оборачиваются отчаянием, депрессией, озлобленностью, разочарованием.


При этом отметим все же, что зависимость в отношениях - это не что-то однозначно плохое. Нормальный уровень зависимости необходим для отношений, иначе мы не могли бы формировать длительные устойчивые эмоциональные связи и привязанности. Проблемы возникают тогда, когда зависимость становится чрезмерной.


Для того, чтобы уметь вовремя замечать деструктивные тенденции в отношениях, и уметь отличать здоровые отношения от зависимых, необходимо знать о 10-ти признаках зависимых отношений.


1.Спутанная ответственность


В здоровых отношениях каждый участник в первую очередь сам несет ответственность за свое состояние и удовлетворение своих потребностей (материальных, эмоциональных и экзистенциальных), не пытаясь взять на себя больше или переложить ответственность на другого. Каждый отвечает прежде всего за себя.


В зависимых отношениях ответственность спутанная. Мы хотим, чтобы кто-то взял ответственность за нашу безопасность, материальное благополучие и счастье. Или же сами склонны брать чрезмерную ответственность за другого. В некоторых отношениях это проявляется в распределении ответственности. Например, женщина ожидает, что мужчина будет ее материально обеспечивать и содержать, а за это она будет отвечать за дом, быт и детей - это типичный пример спутанной ответственности, пусть и настолько распространенный, что почти является вариантом нормы. В более тяжелых случаях мы перекладываем на партнера ответственность за все аспекты своего благополучия, или сами взваливаем на себя ответственность за спасение другого. Или, что также нередко встречается, и то и другое одновременно. Например, женщина может годами спасать мужа-алкоголика, страдая в этих отношениях, однако надеясь, что рано или поздно муж бросит пить и возьмет ответственность за нее и семью.


2. Размытые границы


В здоровых отношениях мы чувствительны к психологическим и физическим границам партнера и способны отстаивать свои границы. Мы вовремя чувствуем, когда наши действия или слова переходят границы допустимого для другого человека. При этом сами мы хорошо ощущаем свои границы и способны сказать «нет» в тот момент, когда нам не нравится то, что делает или говорит другой человек. Этот принцип работает одинаково во всех сферах. В сфере сексуальных отношений это способность своевременно сказать «нет», если партнер предлагает что-то, что нам не подходит. В деловых - это наша способность отстоять свою точку зрения в отношениях с бизнес-партнером.


В зависимых отношениях границы размываются. Мы теряем способность понимать, где заканчивается моя территория и начинается территория другого человека. Формируется слияние, в котором зачастую мы следуем по одному из двух сценариев: мы либо жертвуем своими потребностями и самостоятельностью и теряем способность говорить нет, - и тогда наши границы систематически нарушаются; либо мы сами, не встречая сопротивления, все сильнее нарушаем границы другого человека и лишаем его права на самостоятельность. Эти деструктивные процессы развиваются постепенно и могут зайти очень далеко, вплоть до полной потери границ.


3. Иерархия ролей



В здоровых отношениях все очень просто - они строятся на равных, из позиции «взрослый - взрослый». Большую часть времени участникам таких отношений удается уважать своего партнера, считаться с его мнением. В таких отношениях мы всякий раз договариваемся друг с другом как два взрослых независимых человека. Мы вынуждены искать компромисс, хоть это и не всегда приятно.


В зависимых отношениях происходит поляризация. В нас включаются детско-родительские роли - один из партнеров занимает роль беззащитного и слабого ребенка, второй становится сильным, опекающим взрослым. Поначалу такая игра бывает довольно приятной и волнующей - доминирующий партнер ощущает свою власть и силу, подчиненный - уютную защищенность и отсутствие необходимости что-либо решать, ведь обо всем позаботится главный. Но если такое распределение ролей закрепляется и становится хроническим, то в отношениях выстраивается жесткая иерархия доминирования-подчинения. В таких условиях взрослый превращается в агрессора, а ребенок - в жертву. Сильная рука очень быстро начинает не защищать, а калечить, потому что нижний партнер потерял способность отстаивать свои границы, а верхний, не встречая сопротивления, уже не может справиться с неконтролируемой агрессией. Так развивается бытовое физическое насилие в семейных отношениях и психологическое насилие в дружеских и деловых.


4. Запрет на осознавание и выражение чувств



В здоровых отношениях чувства легализованы, партнеры могут свободно говорить друг другу о своих эмоциональных реакциях. При этом легализованы все чувства - как позитивные, так и негативные. Партнеры способны напрямую выражать друг другу раздражение, обиду, ревность и другие эмоции в тот момент, когда они их испытывают, без чрезмерного подавления или игнорирования своих реакций. При таком подходе негативные эмоции не застаиваются, а свободно циркулируют в паре и оздоравливают отношения: опираясь на свои эмоциональные реакции и реакции другого, партнеры выстраивают границы и учатся договариваться. В идеале, это приносит в отношения больше позитивных переживаний - партнерам становится легче испытывать и проявлять по отношению друг к другу и подлинные позитивные чувства - любовь, благодарность, уважение, интерес и пр.


В зависимых отношениях эмоции подавляются. Говорить о своих истинных реакциях запрещено или небезопасно. Честный разговор про чувства и переживания воспринимается как невозможный, или недопустимый. Более того, в таких отношениях зачастую действует запрет не только на выражение, но даже на осознавание своих чувств. В результате партнеры систематически подавляют свои эмоциональные реакции, в отношениях накапливаются залежи непереработанных, невыраженных негативных эмоций. Поэтому время от времени происходят неконтролируемые эмоциональные выбросы - ссоры, скандалы, эпизоды насилия и т.п. Однако они не приводят к реальному разрешению эмоционального напряжения, а только усугубляют ситуацию, так как к накопленным негативным переживаниям добавляются чувства стыда и вины, которые, в свою очередь, тоже подавляются и еще больше отравляют отношения.


5. Искаженная коммуникация



Это особенно показательный и при этом трудно диагностируемый для неспециалиста пункт, поэтому на нем мы остановимся чуть подробнее.


В здоровых отношениях коммуникация прямая, открытая, честная. В ней мы взаимодействуем как взрослые, независимые люди, каждый из которых готов принять позицию и точку зрения другого. При этом значительная часть коммуникации происходит по поводу чувств - мы обозначаем свои эмоциональные реакции и стоящие за ними потребности. Мы говорим о том, что для нас важно, не пытаясь явно или скрыто манипулировать партнером.


В дисфункциональных и зависимых отношениях формируется искаженная коммуникация. Мы не находимся в контакте с собой и поэтому не можем контактировать с другим. Мы говорим не то, что на самом деле чувствуем, не заявляем напрямую о своих потребностях, поэтому нам остается только более или менее бессознательно манипулировать партнером, стремясь «подвести» его к нужному нам решению или поведению. Из-за отрезанности от чувств мы плохо понимаем свои желания, однако бессознательно стремимся их реализовать, поэтому в коммуникации происходит расщепление, индикатором которого становятся так называемые двойные послания.


Двойное послание (double bind) - это такое сообщение в коммуникации, в котором одновременно транслируются два противоречащих друг другу требования, или команды. Первым двойные послания описал Грегори Бейтсон. Он считал, что двойные послания являются причиной развития шизофрении (он даже ввел термин «шизофреногенная мать», относящийся к женщинам, коммуникация которых с их детьми изобиловала двойными посланиями). Впоследствии теория об определяющей роли двойных посланий в развитии шизофрении не подтвердилась, однако было установлено, что двойные послания являются важным признаком дисфункциональных и разрушительных отношений. Длительное нахождение в отношениях, построенных на двойных посланиях, приводит к стрессу и хронической психологической травматизации («длящаяся травма»).


Итак, что же такое двойное послание?


Это такая ситуация, в которой от нас требуют двух противоположных вещей одновременно. Большая часть коммуникации в таком случае происходит на невербальном, полуосознаваемом уровне и как бы «подразумевается». Части послания могут озвучиваться частично или не озвучиваться вообще, но при этом они присутствуют в поле и влияют на человека, которому адресованы. Некоторые примеры типичных двойных посланий:


В детско-родительской коммуникации:


1. "Тебе уже давно пора стать самостоятельным и взрослым"

2. "Ты еще ребенок и не сможешь прожить без нашей опеки"


В личных отношениях:


1. "Ты должен больше работать, чтобы обеспечивать семью"

2. "Ты должен уделять мне больше внимания и проводить время с семьей"


Или:


1. "Ты должна быть красивой женщиной и следить за собой"

2. "Ты ведешь себя неприлично, когда позволяешь другим мужчинам обращать на тебя внимание"


В бизнесе:


1. "Ты вечно встреваешь со своими предложениями и пытаешься все контролировать"

2. "Ты безответственный, когда уделяешь проекту мало внимания"


У двойного послания есть несколько отличительных характеристик:


1. Две части послания противоречат друг другу. Это значит, что невозможно выполнить требования одной части послания, не нарушив при этом требования второй.


2. Следовательно, за какой бы частью послания вы не последовали, в результате вы в любом случае оказываетесь плохим. Поэтому каждую из частей послания можно переформулировать следующим образом: «Ты плохой, когда...» или «Ты плохой, если...»


"Ты плохая, когда плохо выглядишь и не следишь за собой"

"Ты плохая, когда другие мужчины обращают на тебя внимание"


3. Особое коварство двойных посланий проявляется в так называемом параличе осознавания. Его испытывает человек, ставший жертвой двойного послания. Конфликт требований вытесняется, про него невозможно думать. Иными словами, очень трудно заметить двойное послание, если не знать заранее, на какие особенности коммуникации и отношений необходимо обращать внимание.


4. Про двойное послание невозможно говорить с тем, кто нам его транслирует. В этом смысле иногда выделяют третью часть послания - бессознательный запрет на честное обсуждение происходящего: «Ты плохой, когда пытаешься говорить со мной о моем двойном послании».


6. Травмированная идентичность


Наше «Я» формируется в отношениях с другими людьми. Как говорит один из наших учителей Стив Гиллиген, «мы приходим в этот мир через других людей». И не только в физическом смысле, когда соединяются две клетки наших родителей, но и в психологическом - когда мы рождаемся, у нас еще нет личности, и задача первых месяцев и лет жизни состоит в том, чтобы сформировать эго и здоровое восприятие себя. Это происходит только в контакте с другими людьми, в первую очередь, с родителями и людьми, выполняющими родительские функции (бабушками, дедушками, старшими сиблингами и пр.) Если нам повезло, и эти первые отношения были здоровыми и наполненными любовью и поддержкой, то у нас формируется здоровое Я и позитивный образ себя. Если же первые годы жизни мы провели в дисфункциональных нездоровых отношениях, в которых взрослые сами находились в тяжелом психологическом состоянии, то наше Я будет глубоко травмировано.


Удивительно, но аналогичные процессы происходит с нами и во взрослом возрасте, только гораздо медленнее и не так заметно. Наше Я не только формируется, но и продолжает существовать исключительно в отношениях с другими людьми. Это подтверждается многочисленными трагическими историями людей, которые на долгое время остались в изоляции - их примеры свидетельствуют о том, что без человеческого контакта личность разрушается. Сегодня психологи и нейрофизиологи знают, что наше Я не индивидуально, а, по меньшей мере, интерперсонально - то есть зависит от отношений с важными людьми, и на каком-то уровне является прямым продолжением этих отношений.


Поэтому то, как вас видят самые важные люди в вашей жизни, влияет на то, каким человеком вы сами себя чувствуете. Немного упрощая, можно сформулировать это правило следующим образом. Если важный для вас человек, с которым вы находитесь в близких отношениях, тесно сотрудничаете или даже живете на одной территории, считает вас глупым - то вы начнете глупеть. Если вас считают непривлекательным - то вы сами начнете разочаровываться в своей привлекательности и в конечном итоге потеряете красоту и обаяние. Если коллеги и руководство считают вас плохим специалистом, то все начнет валиться из рук, и сначала вы сами не будете понимать, куда подевались ваши навыки и таланты, а потом будете вынуждены согласиться с ними (если только вовремя не выйдете из этих отношений). Это не мистика, а эффект поля, основанный на явлении, которое в психоанализе называется «отзеркаливанием», а в НЛП третьего поколения - «спонсорством» (не путать с материальным или финансовым спонсорством).


В зависимых отношениях мы становимся жертвами так называемого «негативного спонсорства». Нас видят слабыми, непривлекательными, некомпетентными, ни на что не способными - и в результате, если такие отношения продолжаются в течение достаточно длительного времени, мы сами начинаем воспринимать себя именно так, и именно такими становимся в реальности.


В здоровых отношениях мы получаем достаточно поддержки, внимания, принятия. Такое отношение на уровне идентичности мы называем «позитивным спонсорством». В результате мы оказываемся способны интегрировать те качества и ресурсы, которые в нас видит другой человек, и они начинают проявляться в реальности и жизни.


7. Плохое внутреннее состояние



В здоровых отношениях наше состояние большую часть времени хорошее. К партнеру мы испытываем преимущественно позитивные эмоции - любовь, благодарность, нежность, уважение и пр. Однако это совершенно не значит, что мы вообще не расстраиваемся, или не ссоримся с партнером. Как раз напротив, способность отстаивать свою позицию, выражать агрессию, конфликтовать и конструктивно разрешать конфликты - все это характеристики здоровых отношений. В таких отношениях возникающие конфликты и кризисы не игнорируются, а своевременно решаются, что позволяет отношениям развиваться и переходить на новый уровень.


В зависимых отношениях большую часть времени мы находимся в плохом состоянии - подавленном, депрессивном, тревожном, озлобленном. При этом из-за влияния предыдущих факторов (спутанная ответственность, размытые границы, запрет на осознавание и выражение эмоций, двойные послания и пр.) нам сложно дифференцировать свои чувства и соотнести их с потребностями. Иными словами, нам плохо, но мы не понимаем, что именно мы чувствуем и не понимаем, почему. Все, на что способен человек в таком состоянии - это сутками спать или заниматься рутинными непродуктивными действиями.


Впрочем, рассматривая дисфункциональные отношения в качестве причины депрессии, или иного расстройства настроения, необходимо исключить влияние гормональных или иных физиологических факторов, поэтому в таких случаях необходимо проконсультироваться с врачом. Однако следует учитывать, что при длительном воздействии психогенных факторов гормональный фон и биохимия организма постепенно перестраиваются, поэтому при аффективных расстройствах в длительных дисфункциональных отношениях психологические факторы влияют на физиологию, а физиология подкрепляет негативное эмоциональное состояние и мешает преодолеть психологические факторы. Формируется замкнутый круг, приводящий к состоянию «выученной беспомощности».


8. Изоляция



Здоровые отношения поддерживают нас и помогают развиваться. При этом наша жизнь не ограничивается только этими отношениями. В здоровых отношениях у нас сохраняются семейные, дружеские и профессиональные связи за пределами отношений. Мы живем полной жизнью, общаемся с людьми, которые нам интересны и дороги, и реализуем себя в важных для нас сферах жизни, помимо отношений. Мы включены в социальные и профессиональные сообщества и перед нами не возникает дилеммы - семья или работа, отношения с женой или с друзьями. Здоровые отношения гармонично вписываются в нашу жизнь и не изолируют нас от других людей.


В дисфункциональных отношениях мы выпадаем из жизни и теряем способность находить и получать поддержку за пределами отношений. Постепенно наши контакты с другими людьми сводятся к минимуму, поддерживающие семейные, дружеские и профессиональные связи разрушаются, и мы оказываемся в изоляции. Это приводит к тому, что из нашей жизни исчезают люди, которые могли бы поддержать нас. Зачастую мы не можем ни с кем поделиться тем, что на самом деле происходит с нами в плохих отношениях, так как боимся чувств стыда, вины, или просто считаем, что люди нас не поймут. Это еще больше отдаляет нас от окружающих и усиливает ощущение одиночества.


9. Страх выйти из отношений


В здоровых отношениях мы чувствуем, что свободны в любой момент прекратить их по своему желанию. Единственная причина, по которой мы продолжаем оставаться в этих отношениях - это потому в них нам хорошо и мы сами хотим, чтобы они продолжались. В хороших отношениях два человека каждый день заново принимают решение быть вместе.


В зависимых отношениях нам плохо, однако мы не чувствуем себя свободными выйти - мы ощущаем, что связаны этими отношениями. У нас нет другого выбора, кроме как оставаться в них, или остальные выборы, которые мы видим, кажутся нам еще менее приятными. Например, мы уверены, что другой человек не справится без нас, и именно поэтому принимаем решение спасать его, оставаясь с ним в отношениях (спутанная ответственность). Или мы сами боимся, что вне отношений мы не сможем выжить и справиться с жизнью. Так происходит потому, что наша идентичность и способность опираться на себя к этому моменту уже травмированы, а социальные связи, которые могли бы поддержать нас вне отношений - почти полностью разрушены. Поэтому из зависимых отношений всегда страшно выходить, даже если боль и негативные переживания очень сильны.


10. Потеря веры в будущее



Из здоровых отношений будущее воспринимается позитивным и полным возможностей. Мы чувствуем, что свободны сами в каждый момент выбирать свой путь. Мы чувствуем себя хозяевами своей жизни, и верим, что в будущем нас ждет много ярких и прекрасных событий.


В зависимых отношениях, из-за влияния всех предыдущих факторов, будущее представляется мрачным и бесперспективным. Мы чувствуем, что в этих отношениях мы обречены, однако верить в то, что вне отношений все сложится хорошо, нам также уже не удается. Возникает ощущение, что самое хорошее в жизни уже позади, мы чувствуем себя «отработанным материалом». Такая потеря веры в будущее является следствием и важным индикатором длительного нахождения в деструктивных зависимых отношениях и не зависит от возраста - при неблагоприятных условиях такое состояние может возникнуть и в 25 лет, или даже раньше.


Диагностика отношений


Все 10 факторов, отличающих здоровые отношения от дисфункциональных и зависимых, мы для наглядности свели в одну таблицу.


Вы можете протестировать свои отношения и определить, насколько здоровыми и гармоничными они являются (как мы уже упоминали, это могут быть личные, семейные, деловые, дружеские или любые другие отношения). Для этого достаточно оценить каждый параметр по шкале от -10 до +10.

relations

Есть несколько правил, которые мы рекомендуем соблюдать при оценке:


1. Оценивайте честно. Возможно, в своих отношениях вы привыкли систематически игнорировать или оправдывать какие-то свои проявления или действия партнера. Используйте этот тест в качестве возможности честно посмотреть правде в глаза.


2. Оценивайте интуитивно. При ответе опирайтесь не только на рациональный анализ ситуации, но и на эмоциональные реакции, которые возникают у вас в ответ на тот или иной параметр. Чрезмерная рационализация зачастую помогает нам до последнего не замечать проблему. А отношения - это в первую очередь эмоциональная связь.


3. Оценивайте быстро. Ответ, который вы найдете в течение первых 30 секунд, скорее всего, будет самым близким к реальному положению дел. (Впрочем, это не мешает пройти этот тест еще раз через некоторое время, когда вы понаблюдаете за тем, что реально происходит в ваших отношениях, и возможно, начнете замечать больше).


Важный комментарий


Конечно же, вряд ли существуют идеально здоровые отношения, в которых все параметры находились бы на отметке +10. Пока что, к сожалению, мы таких отношений не встречали. Но, к счастью, отношений, которые находились бы по большинству параметров на самых нижних отметках шкалы, также совсем немного. Абсолютное большинство отношений находятся примерно посередине, в пределах от -5 до +5 по большинству параметров. Если ваш средний результат оказался выше, то можете себя поздравить - вы в группе счастливчиков. Если ниже - то, скорее всего, самое время что-то менять. Также полезно сделать этот тест одновременно с партнером, но независимо друг от друга, и затем сравнить результаты. Это хороший способ понять, как ваш партнер оценивает ваши отношения и происходящее в них. Конечно, в идеале, при существенно несовпадающих или негативных результатах, продолжением диагностики должно стать конструктивное обсуждение происходящего, или работа пары с семейным коучем или психотерапевтом.


Что делать, если я понял/поняла, что нахожусь в деструктивных зависимых отношениях?


Во-первых, этот вопрос слишком масштабный и ответственный, чтобы на него можно было компетентно ответить в рамках одной статьи, даже такой объемной, как эта. В одном из будущих материалов мы подробно расскажем о долгосрочных терапевтических стратегиях при работе с зависимыми и дисфункциональными отношениями. Это будет статья, адресованная в первую очередь именно профессионалам - коучам, психологам и психотерапевтам.


Поэтому сейчас лучшая рекомендация, которую мы можем дать - это обратиться за помощью к компетентному специалисту: семейному психотерапевту или коучу, специализирующемуся на работе со сложными и зависимыми отношениями. Без профессиональной внешней помощи разобраться в происходящем и принять правильное решение чаще всего бывает трудно.


Специалист поможет вам, прежде всего, определиться - стоит ли работать над улучшением отношений (в идеале это должно быть совместное решение обоих партнеров), или необходимо работать над постепенным, максимально экологичным выходом из этих отношений. При этом важно понимать, что работа с многолетними запущенными дисфункциональными отношениями - процесс чаще всего длительный и постепенный, так как для безопасного выхода из зависимых отношений необходимы, с одной стороны, перестройка и исцеление внутреннего мира клиента, а с другой - восстановление поддерживающих связей с миром внешним.


Такая работа, к сожалению, не бывает быстрой.


Источник: https://ru.sott.net/article/3578-10-priznakov-nezdorovykh-za...

Показать полностью
81

Cепарация и индивидуация ребенка. Как и когда формируется зависимость и контрзависимость

Сепарация – это психологическое рождение личности, это процесс отделения ребенка от матери, который начинается еще в возрасте 2-3 лет. Именно в это время ребенок начинает освобождаться от опеки, формируя свое независимое самоощущение.


Если у родителя была повышенная тревожность, он очень беспокоился и контролировал малыша , то это не позволит ребенку успешно пройти фазу сепарации , и во взрослом возрасте человек будет чувствовать себя очень неуверенно.


При сепарации речь не идёт о физическом, пространственном отдалении от родителей или о разрыве отношений с ними, речь идёт о развитии внутреннего чувства возможности нормального и полноценного психического функционирования , независимо от матери.

Если вовремя не произошла сепарации, то происходят искажения , когда восприятие другого строится целиком на идентификации с ним ( ты все равно что я, мы думаем одинаково..), то есть как будто я и другой это одно и тоже.


И тогда мнение мамы становится моим мнением, что не даёт развивать своё собственное отношение, все, что говорит мама, правильно!

-Она лучше знает .

-Мама хочет как лучше.

-Мама плохого не посоветует.

-Хорошо все то, что нравится маме, а я маленькая и ничего не понимаю.

Только что человеку что-то очень-очень нравилось, но как только мама сказала "какая ерунда", вещь уже не кажется такой привлекательной.


Важно формировать свою собственную идентичность, веру в себя, в своё "Я МОГУ!"


Безгранично веря маме,  человек не находит себе своего места в жизни , переживает потерянность, останавливается в своем развитии, не может оценить кто он и какой он есть.


Отсутствие знания о себе делает его не самостоятельным, у него отсутствует базовое доверие к миру, инициативность и компетентность.


И, когда такой человек вырастает и начинает жить один, то идёт постоянный поиск значимого другого, кто "умнее, кто лучше знает, кто подскажет что мне нравится и поможет справиться с жизнью" .


Человек как бы застревает в детстве, не набираясь храбрости, чтобы по-настоящему начать жить.


Что делать?


Опять же терапия и психотерапевт в помощь. В процессе терапии, значимого взрослого заменяет психотерапевт. Но его цель отличается от маминой цели, которая всю свою жизнь прожила на благо дочери или сына и совсем не заинтересована чтобы они  сказала маме " Спасибо.Теперь я сам(а).  Я теперь сам(а) могу принимать решения и выбирать что мне подходит, а что нет".


В процессе терапии происходит психологическое взращивание, а терапевт учит полагаться на себя и делать свои собственные выборы. Именно с терапевтом может произойти символическая сепарации отделения "ребёнка" от значимого взрослого.


Далее размещаю для вас очень хорошую и полезную статью со стадиями сепарации и индивидуации Магарет Малер. Это венгерская врач-психиатр и психоаналитик. Она разработала собственную теорию объектных отношений, основанную на роли сепарации и индивидуации в процессе развитии ребенка.

Cепарация и индивидуация ребенка. Как и когда формируется зависимость и контрзависимость Сепарация, Детское развитие, Зависимость, Созависимость, Любовь созависимость, Галина Никишина, Длиннопост

Теория объектных отношений - психодинамическая модель развития, подчеркивающая важность взаимодействия со средой в противоположность внутренним психическим инстинктам и биологическим импульсам, не связанным с восприятием окружающего мира.


Согласно этой концепции, отношения ребенка с «объектами» (людьми и вещами) его окружающей среды определяют его последующую функциональность. Другими словами, модели поведения и отношений людей во взрослой жизни закладываются их семейным опытом в младенчестве.


Существует несколько психоаналитических теорий объектных отношений различных авторов (Зигмунд Фрейд, Анна Фрейд, Мелани Кляйн, Рене Спитц и др.).


Первичная модель объектных отношений на ранних стадиях развития была разработана Маргарет Малер и ее коллегами. Они утверждали, что первые один-два месяца жизни характеризуются игнорированием всего, кроме себя (аутистическая фаза). В следующие 4-5 месяцев, названные фазой симбиоза, ребенок начинает узнавать других людей, присутствующих в его мире, но не как отдельных существ, а как продолжение себя.


В последующий период сепарации и индивидуации, продолжающийся в возрасте 2-3 лет, ребенок начинает отделяться и освобождаться от своего основного опекуна, формируя независимое самоощущение. Малер и ее сторонники считают способность ребенка успешно пройти эту фазу критичной для его дальнейшего психического здоровья.


На протяжении всего времени сепарации — индивидуации развивающийся ребенок очерчивает границы между собой и остальными, и эта задача осложняется двумя конфликтами: желание автономии противостоит близости и зависимости, а страх поглощения борется со страхом одиночества.


Следующий осложняющий ситуацию в этот период фактор заключается в том, что развивающийся ребенок часто воспринимает каждого из окружающих его людей как две разные личности. Например, когда мать чувствительна и утешительна, она кажется «абсолютно хорошей». Если же она в какой-то момент недоступна или не может утешить и успокоить, она кажется другой, «абсолютно плохой» матерью. Когда она выходит из поля зрения, ребенок считает, что она исчезла навсегда, и кричит, чтобы облегчить отчаяние и панику.


По мере развития ребенка на смену этому нормальному «расщеплению» приходит более здоровое понимание положительных и отрицательных качеств матери, а тревога расставания вытесняется знанием о том, что мама все равно существует и она вернется, — это явление общеизвестно как константность восприятия объектов. Однако развивающийся мозг ребенка в некоторых случаях может саботировать нормальную адаптацию.


Маргарет Малер разделяет стадию сепарации и индивидуации на четыре частично пересекающиеся подфазы.


Фаза дифференциации (5-8 месяцев). В этой фазе развития младенец осознает существование мира, не связанного с его матерью. Появляется «социальная улыбка» — реакция на окружающую среду, но направленная по большей части на мать. К концу этой фазы ребенок проявляет обратную сторону той же реакции — «тревогу при встрече с незнакомым», то есть распознает незнакомых людей в своей окружающей среде.


Если отношения с матерью благоприятные и спокойные, реакция на незнакомцев преимущественно характеризуется любопытством. Если же отношения неблагоприятные, тревога становится более заметна; ребенок начинает разделять позитивные и негативные эмоции по отношению к другим людям, полагаясь на такое расщепление, чтобы справиться с противоречивыми чувствами.


Фаза практики (8-16 месяцев). Фаза практики отмечена возрастающей способностью ребенка отделяться от матери — сначала он учится ползать, потом ходить. Эти краткие периоды разлуки прерываются частым воссоединением, чтобы «напомнить о себе» и «подзарядиться», и такое поведение демонстрирует первые проявления амбивалентности ребенка по отношению к своей развивающейся автономии.


Фаза воссоединения (16-25 месяцев). В фазу воссоединения расширяющийся мир ребенка зарождает в нем признание обладания своей идентичностью, отдельной от других. Воссоединение с матерью и потребность в ее одобрении формируют постепенно углубляющееся понимание того, что она и все другие — отдельные, реальные люди.


В это время роль матери заключается в том, чтобы поощрять эксперименты ребенка с индивидуацией, но в то же время обеспечивать постоянный источник поддержки и подпитки. Нормальный двухлетний ребенок не только имеет крепкую связь с родителями, но также учится временно отделяться от них, испытывая при этом скорее печаль, чем ярость или гнев. При воссоединении с родителем ребенок, скорее всего, будет чувствовать себя счастливым, но также и злиться из-за расставания. Заботливая мать сопереживает ребенку и никак не наказывает за его злость. После множества расставаний и воссоединений у ребенка формируется устойчивое самоощущение, любовь и доверие к родителям, а также здоровая амбивалентность по отношению к другим людям.


Однако мать может реагировать иначе: либо слишком рано отталкивает ребенка и препятствует воссоединению (возможно, из-за собственного страха близости), либо настаивает на тесном симбиозе (возможно, из-за собственного страха одиночества и потребности в близости). В любом из этих случаев ребенок обременяется чрезмерным страхом быть покинутым и/или поглощенным, который отражается от страхов его матери.


В результате этого ребенок может так никогда и не вырасти в эмоционально независимое человеческое существо. Проявляющаяся в более поздней жизни неспособность личности достигать близости в отношениях отражает эту фазу развития в детстве. Когда взрослый человек сталкивается с близостью, он может воскресить из детства воспоминания либо об опустошающем чувстве одиночества, всегда преследовавшем все его бесплодные попытки установить близкий контакт, либо ощущение удушья от постоянного присутствия матери. Тот, кто игнорирует ее, рискует лишиться материнской любви; тот, кто потакает ей, рискует лишиться себя.


Этот страх поглощения хорошо проиллюстрирован Т. Э. Лоуренсом (Лоуренс Аравийский), который в свои 38 лет писал о страхе близости со своей чрезмерно властной матерью: «Я испытываю ужас при мысли о том, что она узнает что-то о моих чувствах, убеждениях или образе жизни. Если она узнает, они будут повреждены, разрушены, больше не будут моими».


Фаза установления константности объекта (25-36 месяцев). К концу второго года жизни, если предыдущие уровни развития были пройдены успешно, ребенок вступает в фазу установления константности объекта, когда он понимает, что отсутствие матери (и других опекунов) автоматически не означает их полную пропажу. Ребенок учится переносить амбивалентность и фрустрацию. Признается временная природа материнской злости. Он также начинает осознавать, что его собственная ярость не уничтожит мать. Он начинает ценить понятие безусловной любви и принятия и формирует способность сочувствовать и сопереживать. Ребенок начинает больше реагировать на отца и других людей в своем окружении. Его самоощущение становится более позитивным, несмотря на аспекты самокритики, проявляющиеся в зарождающемся сознании.


Справляться со всеми этими задачами ребенку помогают переходные объекты — знакомые вещи (плюшевые медведи, куклы, одеяла), которые как бы олицетворяют собой мать и которые ребенок везде носит с собой, чтобы облегчить себе разлуку. Форма, запах и текстура такого объекта — физические заменители утешающей матери. Переходные объекты — это один из первых компромиссов, на которые идет развивающийся ребенок в попытке разрешить конфликт между необходимостью укрепить свою автономию и потребностью в зависимости. В конце концов при нормальном течении развития переходный объект оставляется за ненадобностью, когда ребенок усваивает постоянный образ успокаивающей и защищающей материнской фигуры.


Проблемы сепарации-индивидуации повторяются в подростковом возрасте, когда вопросы идентичности и близости с другими вновь выходят на первый план. Во время фазы воссоединения как в младенчестве, так и в подростковом периоде ребенок скорее реагирует на других, и особенно на родителей, чем сам совершает действия по отношению к ним.


В то время как двухлетний малыш пытается завоевать одобрение и восхищение родителей, копируя их идентичность, подросток пытается копировать сверстников и перенимает поведение, осознанно отличающееся — и даже диаметрально — от поведения родителей. В обоих случаях в основе ребенка в меньшей степени лежат независимые внутренние потребности и в большей — реакции на важных для него людей в ближайшем окружении. Поведение становится формой поиска новой идентичности, а не укрепления уже сформировавшейся.


Взрослые люди порой продолжают искать успокоение с помощью переходных объектов из-за того, что обречены на непрекращающуюся борьбу за достижение константности объектов, доверие и собственную идентичность.


Например, принцесса Диана находила утешение в переходных объектах, содержа зверинец из 20 мягких игрушек на своей кровати, — она называла их «моя семья». Как отмечал ее любовник Джеймс Хьюитт, они «сидели в ряд, около тридцати милых зверей. Эти звери были с ней в детстве, она укладывала их спать в свою кровать в поместье Парк Хаус, и они утешали ее и давали ей чувство некой безопасности». Отправляясь в поездки, Диана брала с собой любимого плюшевого медвежонка.


Ритуальные и суеверные действия, доведенные до крайности, могут представлять для акт использования переходных объектов. Футболист, надевающий одни и те же носки или отказывающийся бриться, когда несколько игр подряд совершает серию удачных ударов, может быть просто подвержен суевериям, распространенным среди спортсменов. Граница нормального поведения пересекается лишь тогда, когда оно повторяется компульсивно и жестко заданным образом, мешая обычной жизни.


Источники:


Малер М.., Пайн Ф., Бергман А. Психологическое рождение человеческого младенца: симбиоз и индивидуация. — М., Когито, 2011.

Крейсман Дж., Страус Х. Я ненавижу тебя, только не бросай меня. Пограничные личности и как их понять. — СПб.: Питер, 2018

Показать полностью 1

Мы ищем frontend-разработчика

Мы ищем frontend-разработчика

Привет!)


Мы открываем новую вакансию на позицию frontend-разработчика!

Как и в прошлые разы для backend-разработчиков (раз, два), мы предлагаем небольшую игру, где вам необходимо при помощи знаний JS, CSS и HTML пройти ряд испытаний!


Зачем всё это?

Каждый день на Пикабу заходит 2,5 млн человек, появляется около 2500 постов и 95 000 комментариев. Наша цель – делать самое уютное и удобное сообщество. Мы хотим регулярно радовать пользователей новыми функциями, не задерживать обещанные обновления и вовремя отлавливать баги.


Что надо делать?

Например, реализовывать новые фичи (как эти) и улучшать инструменты для работы внутри Пикабу. Не бояться рутины и командной работы (по чатам!).


Вам необходимо знать современные JS, CSS и HTML, уметь писать быстрый и безопасный код ;) Хотя бы немножко знать о Less, Sass, webpack, gulp, npm, Web APIs, jsDoc, git и др.


Какие у вас условия?

Рыночное вознаграждение по результатам тестового и собеседования, официальное оформление, полный рабочий день, но гибкий график. Если вас не пугает удаленная работа и ваш часовой пояс отличается от московского не больше, чем на 3 часа, тогда вы тоже можете присоединиться к нам!


Ну как, интересно? Тогда пробуйте ваши силы по ссылке :)

Если вы успешно пройдете испытание и оставите достаточно информации о себе (ссылку на резюме, примеры кода, описание ваших знаний), и если наша вакансия ещё не будет закрыта, то мы с вами обязательно свяжемся по email.

Удачи вам! ;)

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!