slavikf

пикабушник
поставил 8731 плюс и 405 минусов
проголосовал за 0 редактирований
4119 рейтинг 2825 комментариев 1 пост 0 в "горячем"
12

Памяти пост

Памяти пост Василий Звягинцев, Одиссей покидает Итаку, Книги, Писатель, Память

Василий Дмитриевич Звягинцев.

Одиссей покидает Итаку


Ровно год назад покинул этот мир писатель, подаривший нам отличную книгу.

Мощнейший коктейль из приключений, фантастики, альтернативной истории и правды жизни.


...К апрелю 1941 года жизнь в лагерях уже устоялась, вошла в некие обыденные, регулярные рамки. Беспорядочное оживление, суета и неразбериха предыдущих годов сменилась угрюмым покоем, и не только во внешних проявлениях жизни, но и в душах людей.


Все приговоренные к высшей мере давно расстреляны, слабые — умерли на этапах, замерзли в наскоро сколоченных холодных бараках, не выдержали смертельной тоски, непосильной работы, цинги и тифа. Писавшие апелляции или личные письма Сталину — либо освобождены, либо потеряли последнюю надежду.


Все прочие как-то свыклись с обрушившимся на них. Как-никак, а жить-то все равно надо. И тянули, и тянули лагерную тягомотную житуху — в меру сил и характера. Одни впали в глубокую депрессию, ни во что больше не веря и ни на что не надеясь. Другие, напротив, собрали волю в кулак, припомнив — вот уж довелось — еще и дореволюционный опыт. Третьи сумели и там найти удобные, теплые, хлебные места. А в общем и целом — жизнь текла.


Хотя, конечно, какая это жизнь для человека, отдавшего все борьбе за освобождение рабочего класса и всего угнетенного человечества, за дело Ленина-Сталина, успевшего увидеть за минувшую четверть века и мрак царизма, и две войны, две революции, дожившего до Конституции победившего социализма?!


И вот тут-то — после ромбов в петлицах, орденов, служебных ЗИСов и "паккардов", квартир на улице Горького и Дворцовой набережной, после славы, власти, всенародного признания — арест, тюрьма, допросы, безумные обвинения, ужасное чувство отчаяния и бессилия, когда невозможно ничего доказать, объяснить, опровергнуть...


А еще чуть раньше — состояние, когда вдруг начинаешь понимать, что в стране, партии происходит явно не то, когда при всей преданности и убежденности ощущаешь... нет, не неверие или протест, а пока только — сомнение. Затем — да и то не у всех, лишь у наиболее самостоятельно мыслящих — внезапное и страшное прозрение: то, что случилось с сотнями других, может случиться и с тобой.


И приходит твой час.


Не рекламы ради, но памяти задля. Сайт книги - http://itaka.pw/book/01/

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!