Shneerson

Shneerson

На Пикабу
поставил 18184 плюса и 379 минусов
отредактировал 0 постов
проголосовал за 0 редактирований
Награды:
За неравнодушие к судьбе Пикабу
89К рейтинг 69 подписчиков 20 подписок 47 постов 25 в горячем

Ответ на пост «В ответ на "-40 за бортом..."»

Ответ на пост «В ответ на "-40 за бортом..."» Отшельники, Тайга, Фотография, Подборка, Мат, Ответ на пост

Сегодня лёг в снег. Вот как в детстве, полностью утонул раскинув руки. Только разве что, нос с бородой не припорошило. Смотрю вверх. А там сосны гнутся под тяжёлым снежным навалом. Небо нависает, ну что твоё одеяло, ей-богу... И такая глухота в лесу, такая вязкость морозного воздуха, что заори ты — "Эге-гей, бля!!!", а голос будто шарфом закутали. Так в сугробе и останется. Ни тебе эха, ни пространства. Глушь.... Тишь... Тайна...

Показать полностью 1

Ответ на пост «Паять дома? А это вообще законно?»

Как-то ездил с приятелем, смотреть квартиру для покупки. Приличный дом, в хорошем месте, трёхкомнатная квартира, правда, одна комната прилично убитая. Нет обоев, голые стены, и кухонный стол, на котором следы от плитки. А над столом весь пол и потолок в каких-то странных следах и копоти. Короче! Несложным путём выяснилось, что там жил мужик, который занимался в квартире переплавкой то ли олова, то ли свинца, для грузил на продажу. Лет десять он там хреначил свой бизнес! В двух комнатах жил, кухню использовал по назначению, а в этой комнате варил свои гру́зила. Там реально в стену свинец свинец въелся!
От покупки мой приятель отказался. А через полгода, я увидел эту квартиру в продаже, уже с косметическим ремонтом, потолок натяжной, и обои на стенах. Фото и адрес не буду прилагать. Кто-то купил...

Ответ на пост «"Пристрелите меня осторожно"»

Все наверняка знают анекдот про председателя колхоза, и хулиганов в немецкой форме?
У меня в жизни был чуточку похожий случай.
В конце восьмидесятых, снимался в кино, массовка, немцы-фашисты. А дело в начале декабря было, за городом, на краю деревни. Холодно бля! Форма (кожаные пальто) из дерматина. От мороза ломается. Под пальто толком ничего нет. Замерзли до безобразия... Мотоциклы не завести было, если хотя бы час на морозе постоят.
И была там сцена, где поджигали большую свастику из сена на земле. Пиротехники красиво выложили, соляркой облили, камера! мотор! дубль такой-то! Подожгли свастику, отыграли сцену, погрелись немножко — Стоп! Снято! Готовимся к следующей сцене!
Мы совсем окоченевшие от ветра спрятались за угол дома, и тут слышим — Немцы, а немцы? Идите-ка, погрейтесь!
Местная бабуся нас в дом пустила, там тепло, аж до слёз! Чаю предложила, мы , чтобы не натоптать, аккуратно там по стене печи выстроились)))
И режиссёр забежал, бодрый такой мужчина, с усиками и в шапке с волчьим хвостом.
Пока грелись , бабуся глядя в окно и говорит, —Вот, говорит, в доме напротив, во время войны жил губернатор местный. Он вас за такую свастику повесить приказал бы. Она ж у вас сынки, свастика-то в другую сторону углами перевёрнута... Вот тут-то у режиссёра хвост от шапки и отвалился....

Ответ на пост «Распорядок дня»

В пору моего детства, на первом этаже нашего дома жил дворник.
Комнатейка небольшая, даже изначально видимо была создана для "технических служб".
Ах, да! Прошу прощения, видимо придется с самого начала рассказать.
Дом наш был старинный, дореволюционной постройки, и принадлежал изначально одному человеку.
Три этажа, всего шесть квартир, коммунальных разумеется. А всего жильцов в доме было человек пятнадцать, из них пятеро точно были детьми.
На втором этаже, где мы жили, находилась спроектированная с построения дома кухня, кладовая, ванная комната, а остальное занимали несколько залов анфиладой, которые впоследствии поделили стенами.
То есть, в других квартирах, кухни и санузлы пришлось делать заново.
На первом этаже большой зал с парадной лестницей, а остальные помещения были предназначены для прислуги. И тоже, всё пространство было разделено стенками, была оборудована кухня, и уборная. А вот ванная комната, была только у нас, в нашей квартире. Как сейчас помню, облицованные белыми с синими узорами стены, огромную ванну с львиными ножками, и невероятную дровяную колонку.

Кстати, так и осталось невыясненным, для кого была сделана каморка на чердаке. Но там явно кто-то жил в те времена.
Скудная кровать, корявый столик, и отчего-то огромное зеркало, вписанное в комод.

У нас был двор, где росли яблони и вишни, там же находились технические постройки, вроде бетонного сарая, или гаража (и до революции были машины).

Ну, и был у нас дворник. Татарин.
Моя бабушка , весьма значительная тогда фигура по линии гинекологии и акушерства в Питере, всегда с ним вела себя очень любезно, и по моему, даже по приятельски.
Впрочем, дворник наш всю блокаду прожил там же, в нашем доме, и я помню, как на праздники он выходил в пиджаке, где в ряд висели золотые медали.
Так что, с нашей бабушкой, они знали друг друга чёрт знает сколько лет.
Да! Отвлёкся, простите.
Звали дворника Назар. Не могу сказать, татарское это имя, или все так привыкли его звать, но вот... Назар. А отчество я не помню ((...

Жил Назар один, бобылем. Я много раз бывал у него в комнатушке, там всего метров десять было. Вот прямо именно, что комнатушка.
Для нас, для детей, он заливал каток, строил из досок горку каждую зиму, ремонтировал качели и песочницу. Летом же, он ухаживал за одичалым садом двора, обрезая лишние ветки, убирая листья из фонтана, и прочее... Да и вообще, человек он был незаменимым в бытовых делах для всех. И сантехник, и электрик, и плотник... Сто профессий было ему подвластно, как мне кажется.
Вот вдруг велосипед починить? Да пожалуйста, и ключи есть, и клей для камеры. У кого-то машина барахлит? И тут дворник был на высоте —например над карбюратором нашей двадцать первой только он был властен!
Он знал дом и нас всех досконально. Да что там! Моя мама родилась при нём, мы с колясок улыбались и пускали ему пузыри.
И потом, когда в возраст входили, он как-то незаметно, но незаменимо был в нашей жизни. В жизни дома. Он знал всё, и всех. Сейчас странно об этом думать, меня испортило нынешнее время, время подозрений и меркантильности. Но тогда... Тогда это было настолько естественно, что даже мыслей не возникало.


К чему такое длинное предисловие?
А к тому, что в праздники было принято собираться всем домом, и в каждой квартире накрывались столы, но был и один общий стол, который ставился на бывшей парадной лестнице, на её просторной площадке, которую в обычное время заставляли сундуками, велосипедами, и даже мотоциклом.
В преддверии нового года, весь скраб убирался, наш дворник притаскивал из подвала длинный овальный стол, где под гнутые, толстые ножки приходилось подкладывать пятачки из кожи от старой обуви. Там же ставилась большая ёлка, за которой моя мама ездила на служебном автобусе в лесничество. О, эта ёлка была живая... Высотой под что потолок, во все свои четыре метра! И украшали её всем домом.
Я никогда не забуду эту суету... Откуда-то из антресолей, или из шкафов, или из под потолков доставались коробки, где переложенные ватой, лежали хрупкие фигурки...
Ритуал соблюдался строго. Все знали, чья гирлянда из трубочек и бусинок будет накручена на ёлку. Кто подвешивает густо-красные шары, и длинные морозные сосульки. Кто делает снег из ваты...
Но только наш дворник завершал всё это действие, притащив деревянную стремянку, и водрузив рубиновую звезду на навершие ели.
Боюсь, я опять увлёкся, и потерял суть своего рассказа...
Впрочем, может и нет необходимости возвращаться к начальному посту. Наверное, уже и не надо. Ни к чему.
Я хотел рассказать о том, как накрывали общий стол, кто и что готовил по негласному, испокон лет соглашению. Какие были блюда, какие напитки...
Всё же, упомню, что для нас, для детей, накрывался отдельный стол. Но всё как у взрослых! Разве что, вместо шампанского, в толстые гранёные фужеры наливали лимонад.
Наверное весь смысл моего рассказа в том, что мы, как и герой Чехова, бегали потом все каникулы по квартирам, и лопали всё то, что было заготовлено на праздник, но осталось несьеденным.
А вот больше всего, нам было нужно зайти к Назару. Знаете почему?
Потому что он, невероятным образом, умудрялся сохранить до нового года АРБУЗ.
Уж как он это мог сделать, я не знал. Сейчас, я понимаю, что арбуз можно сохранить. Но тогда!
Тогда это было чудом. Морозной зимой, впиваться в хрустящюю арбузную мякоть... Вдыхать аромат лета, когда за окном всё в снегу, и ты сам в тёплом пальто и валенках...

Хм... Такая история.
Назар умер в 1976 году, осенью. Провожали его всем домом. Похоронили на Серафимовском кладбище. Родных у него не было.
Только мы...

Показать полностью

К Рождеству

Иван Авдеич Пересичный-Штолле, был немцем.
Как и полагается немцу, имел часовую лавку в собственном доме на Бережке, при которой и жил на втором этаже.
С утра, откушав по немецкому обычаю кофе со сливками и вчерашним пирогом, садился в лавке, закуривал длинную трубку, и часами глядел в увеличительное стекло на хитрые механизмы.
Бормотал укоризненно по немецки, крутя в руках гнутые шестерни и ломаные пружины.
К полудню, закрыв на дверях деревянную штору, поднимался к себе обедать.

Не сказать, чтобы обед был скромен и строг, но и излишеств себе не позволял Иван Авдеич. 
Так...Щи, каши, пироги и чай. Редко когда одна рюмка малиновой наливки, для здоровья.
Засим, час дневного сна, который не только католику, а и приличному христианину не возбраняется. Потом опять кофе, трубка, лавка.
И так жил он до вечера, когда приходило время ужина и покоя.
К темноте, Иван Авдеич, долго вздыхал, глубже натягивал на голую голову ночной колпак, печально откашливался и кхмыкал, забирался в кровать, и отходил ко сну.
В субботу же, не открывал лавку совсем, а ходил в свою немецкую церковь, что построена была по приказу матушки Елизаветы, для иноземцев.
Так жил немец Пересичный-Штолле...
День за днём.
Все по времени, все по часам. 
Раз же в месяц, выезжал он в соседний город, к тамошнему пастору, для наладки хода больших часов с боем.
Для чего, за ним присылали хороший немецкий экипаж.

Соседом же часовщику-немцу, был отставной майор артиллерии, дворянин от службы, Невзгода Тарас Опанасович.
Человек степенный, тяжеловесящий. 
Бывало ступает по крыльцу присутствия, а крыльцо жалобно скрыпит и вот-вот кажется лопнет.
Когда-то, у 
Тараса Опанасовича было именьице, да дворни человек семь. Но разорился по судам, имение было отписано, а сам Тарас Опанасович подснял квартиру у полицмейстерской вдовы, Лукерьи Степановны Перебейченко.
Она же ему и обеды подавала, да и между нами говоря, кажется считала Тараса Опанасовича чем-то вроде своего старинного приятеля. Не сказать бы больше.

Вёл Невзгода жизнь скучную, как казалось бы обывателю.
Ходил в суды, писал долгие и пространные бумаги с жалобами. 
Сводил накоротке знакомства с мелким чиновным людом. 
Да что я вам рассказываю? Всяк его в городе нашем знавал. Заметный был человек.
Разговаривал тяжело, пристально глядя в лицо собеседника, и выкручивал тому в разговоре пуговицу так, что иные начинали задыхаться в вороте.
Любил выпить анисовой водки, а на обеды ел гуся ,густо обсыпанного черносливом,и кислейшим поповским яблочком.
Гусь, ежели угодно, еда совершенно невозможная без чернослива. Ведь гусиный жир, даже в маленьком,полупудовом гусе, хорош когда впитается в чернослив.
Иначе и кушать нельзя. Сны будут видится тяжелые, душные.
Даже если и запивать кушанье водками.

Раз в месяц, Тарас Опанасович уезжал в соседний город, где была у него нескончаемая тяжба, с тамошним помещиком Петром Тимофеевичем Искушенным.


И третий герой нашей повести, Абрам Шпалерный. Человек незначительный и мелкий во всём.
Что за человек?
А чорт его знает, кто таков. Появился в городке так давно, что никто уже и не упомнит откуда.

Торговки на базаре говорят, что Абрам Моисеевич выкрест из западных жидов, которые оседали в городе со времен турецкой войны.
Вечно суетливый, с мелкими частыми движениями руками округ себя, будто загребает к себе под полы сюртука что-то нужное в хозяйстве.
Трясет головой с жидкими волосами, быстро говорит и всякий раз кланяется, когда видит,что собеседник начинает хмурить брови.

Имел собственный дом о двух этажах, но сам жил в подвальном помещении , разгороженным тряпичными занавесками. Где всегда пахло то ли аптекой, то ли синагогой.
Прочие же два этажа сдавал людям приличным, поведения строгого. 
Ссужал небольшие суммы в рост, спать ложился рано, а просыпался и того раньше.
Нельзя сказать, что в городе его не любили, но всяк был готов подшутить над ним шутку, что впрочем делалось без злобы, а скажем так,по приятельски.
Ну да Абрам Моисеевич и не обижался. Народ ведь наш, он шутку любит.
В семнадцати верстах от города, жила его то ли сестра, то ли тетка, к которой он ездил раз в месяц в гости, на два дня.
Нанимал по обыкновению самую старую и дребезжащую двуколку, у вечно пьяного москаля Гаврилы.

А что, мой терпеливый читатель, не слишком ли я увлекся описанием наших героев?
Не пора ли перейти к самой истории, которая случилась как раз на Илью, три года назад...

Что зима, с ее салазками, колядками и вечным скрыпом снега под ногой?
Веселое время, но как день пойдет на убыль, так по времени хоть очи выколи. Тьма и холод над землей Малороссии.
Без хорошей печи, да кухоли пенника, и делать ничего не остаётся.

То ли время лето!
Степь звенит на все голоса. Мелкая птаха суетится над колосьями, вскрикивает и мечется под колесо телеги.
А уж насекомых какая пропасть... Все вьется, все звенит и скачет в разные стороны. Такая кутерьма, что ей-ей и самому охота подчас спрыгнуть с тележки на горячую землю, вдохнуть ее хлебный дух, и поскакать как дитя, без мыслей, без забот.
Швырк-швырк палочкой выписывая по пыльному шляху вензеля и прочую куролесицу.

И вот, как раз перед Ильёй, когда поля готовы отдать урожай ,а солнце не дает двигаться ничему живому, судьба и свела нашу троицу, прямо посередине дороги, в захудалой корчме, которую держала кривая жидовка, древняя как сам мир.
Всезнающие бабы, которым веры ни на грош,говорят, что старая хозяйка корчмы, самая что ни на есть ведьма.
Да ведь у баб все ведьмы, кто с ними острым словцом перекинется. Так уж заведено в женском сословии. И не нам исправлять.


Так вот, бывший светлым и духовито жарким день, вдруг в одночасье испортился.
В небо выволокло страшенную тучу, в которой высверкивало и шевелилось что-то железное, могучее и тяжелое как наковальня.
Вмиг разлетелись птицы, над степью нависла тишина, а затем как грохнуло, да так, что казалось небо лопнуло от края и до края.

В эту-то погоду, и нашли в корчме укрытие от грозы наши герои.

Первым въехал во двор Тарас Опанасович. Трудно ступил с тележки, и сразу же накричал на бабу жидовку, чтобы готовила водки,-" да пусть за лошадью посмотрят!"
Пока дворовый мальчишка вёл лошадь под навес, Невзгода уже вытянул первую чарку, и строго посмотрел на бабу.
"А что баба, чисто ли у тебя? Да как кормишь постояльцев? Да нет ли тут тараканов?"- прогремел Невзгода.
" Что ты, отец родной, и чисто, и таракана нет, а уж откушать прошу всякими закусками", отвечала старая.
"Ты мне отведи, да чтобы по лестнице ходить не надобно было,"- продолжал майор,-" Да пусть поесть подают, слышишь?"
Очень шумный человек. Да и то сказать, расстроен что в дороге придется ночь провести на постоялом дворе.

А тут уже и немец подкатил, да весь мокрехонек. Тележка у него хороша, да по скупости или бережливости, что у немцев одно и тоже, верх тележки поднимать не стал. Так и вымок весь, ни одной сухой нитки.
Устроился на втором этаже, где сражу же стал сушить платье, и дымить своей трубкой.

Спустя час, сошлись наши герои в зале, где по невеликому размеру самой корчмы, было всего два стола, один для чистой публики, и второй больше похожий на лавку для прочего путешествующего люда.
Оба усевшись  за один стол, не мешкая приступили к закусками, всяк на свой аппетит.

Чем же питали свои животы, наши постояльцы? А вот, позвольте дать вам краткое описание всех блюд, с небольшими характеристиками.

Иван Авдеич и Тарас Опанасович вкушали гороховый суп, на свиной копченой грудинке, с картофелем и мелко тертым соленым огурцом. Всякий раз после заложенной в рот ложки супа, откусывая от пирога с горячей печенкой. 
Не преминули же они и выпить водки, для приятного пыла внутри себя, и пущего разжигания аппетита.
Потом ели гречневую кашу, с гусиными шкварками и луком. Запивая старинным и кислейшим квасом на хрене.
Потом перешли к каше из печеной тыквы с рубцом, потом к сладкой каше из тыквы же.
Потом макали горячие "маканцы" ( так их называют в нашем месте,круглые булочки с разными мясными начинками), в миски с растопленным маслом и пили чай.
Когда же самовар допили, и пришло время окончательно распустить пояса, наши едоки вздумали о чем-нибудь поговорить.

Гроза перешла в долгий и тяжелый дождь, да и совсем собралась не кончаться до утра.
Темень за окном была столь густа, что казалось ее можно есть ложкой, как черничный кисель.
Разве это не то время, когда на ум приходят всякие истории, подчас наводящие страх даже на самого рассказчика?

Вспоминали всяк своё. И ужасную сорочинскую сказку, описанную в сочинении г-на Гоголя. И дедовские рассказы о выходцах с того света. И про колдовство и прочие страсти, которыми полон наш мир.
Всё и не перескажешь, однако на дальнейшие события,повлияла сказка, поведанная Ивану Авдеичу  Тарасом Опанасовичем, которую тот слышал во младенчестве от своей няньки.

История о проданном теле. (  рассказанная кратко, за неимением времени на все точности, но все равно так и не договорённая в силу произошедших далее событий)

"Задолго до войны с туркой,жил недалеко от Бережка один старый козак,именем ему было Петро. 
По молодости бегал на турецкие рубежи с веселой ватагой,где спрятав челны в камышах,поджигали с разных сторон турецкие дома,да уволакивали в переполохе разный скарб,который турки выносили на улицу.
Там однажды,в быстрой схватке с каким-то янычаром,получил крепкий сабельный удар поперек лица,столь обезобразивший облик,что ни одна девица не захотела идти за него замуж.
Так прожил до сорока двух лет,избежав к горю ли,к радости,бабьего вечного ворчания,да детского смеха.  
Грошей у него было скоплено в достатке. Человек он был поведения скромного,характера непьющего.
Жил в доме у берега реки,да ни с кем большой дружбы не водил.
Как-то раз,сидя на высоком берегу нашей реки,не показался ему плот,на котором виднелись две лежащие без движения фигуры.
Когда же Петро сбежал вниз,и поймал причалив к берегу плот,увидал он мертвую мать и живое дитя мужеского полу.
Страх охватил его сердце,когда увидел он,как ужасно была умерщвлена мать ребенка.
Казалось,что дикие звери рвали несчастную, до того она была окровавлена и истерзана. Словно большая тряпичная кукла,лежала мертвая на мокрых досках плота,обнимая рукой спящего младенца.
И так страшна была эта картина смерти и сна в солнечный спокойный день,когда где-то за рекой звонят в колокол к обедне,да слышны крики домашней птицы и скота,и пронзительный визг колес на шляху,что застыло все внутри у Петра. Оледенило смертным морозом и ужасом.
Долго рассказывать как похоронили несчастную, так и не узнав кто был убийцей. Как взял Петро младенца к себе на воспитание,крестил Андрейкой как найденного на воде.
Как нянчился и любил,обучал и строжил по надобности 
Однако,когда Андрей вошло в возраст,когда парубки начинают заглядываться на девок,произошло вот что..."

—на этом месте,в глухое окно корчмы кто-то постучал . От неожиданности рассказчик поперхнулся и замолк, с трепетом вперив очи свои в черную улицу.
Дверь пронзительно скрипнула,и глазам  их представился несчастный Абрам Моисеевич. Был он столь мокр и грязен,столь устал и слаб,что не вошел,а ввалился через порог,упав и замерев без чувств.
Какие хлопоты поднялись! Какие заботы!
Вмиг был оставлен и стол,и побасенки о делах которые то ли были,то ли нет.
Абрам Моисеевич был внесен общими усилиями в дом. Раздет,уложен на постель. В рот его была влита рюмка настоянной на турецком перце водки. Был притащен ящик с горячими углями,чтобы согреть несчастного. Суета и суета,всё от доброго сердца двух наших постояльцев.
Когда же страдалец немного пришел в себя,то дрожащим от слабости голосом,постоянно путаясь и впадая в горячечное беспамятство начал говорить о каких-то то ли разбойника,то ли о нечистой силе,что преследовала его последние две версты,загнав лошадь с тележкой в глубокий овраг.
Бормотал он о гулком и завывающем хохоте преследователей. О страшном блеске их очей на черных харях. И грохочущих костях в развевающихся саванах.
Под конец впал в оцепенение,и стало ясно,что не доживет до утра...

Показать полностью

Ответ на пост «Настя Ивлеева извинилась за полуголую вечеринку»

Кому это нахуй интересно? там все "извинения" только от того, что этих "звёзд" начали отменять на корпоратах.
Ну и хуй с ними... И с их извинениями. Пусть себе в жопы запихнут свою впопулярность.
Их дело — веселить нас, и заполнять паузы между супом и жаркое.

Ответ на пост «Старое фото»

Меня как-то спросили, отчего русские не верят в Европу? Да вот потому и не верят, что знают — оплошаем, и все эти концлагеря и прочие радости европейского сервиса вернутся.Тут же вернутся. Сразу же.И глазом не успеем моргнуть.

Ответ на пост «Современная кофейная эстетика»

Эстетика.... Вот моя мама, покупала кофе в зёрнах. Зелёных зёрнах, прошу обратить внимание!
Потом, сама жарила эти зерна в духовке, добиваясь именно той степени прожарки, каковая была по вкусу. Готовые зёрна хранились всего несколько дней, в шкатулке из тика, устланной пергаментной бумагой. Дольше хранить было нельзя, начинал слабеть аромат.
Ну а дальше, ручная мельница. Была и электрическая, но там трудно было удержать степень помола, не превращая кофе в пыль. И вот, когда все приготовления закончены, на огонь ставился гейзерный кофейник! В воду добавлялась крупица соли, для мягкости. И пила мама этот кофе несколько раз в день, с одной шоколадной конфетой, которую буквально отщипывала по кусочкам так, что конфеты хватало на неделю....

Ответ Vladd117 в «Ошибочка вышла»

Вот тебе древнейшая история,как мужик на заводе получил зарплату,в новеньких ассигнациях... Получил значит ,но из кармана почему-то не вытащил, когда домой вернулся. А жена,карманы не проверила (!), и бросила одежду стирать. Натурально, мужик развесил в ванной мокрые купюры,для просушки.А тут сосед! Дай, говорит, Василий,мочалку помыться! Ну,или не мочалку помыться,а дрель, чтобы стенку испортить. Не важно! Важно то,что сосед увидел красивые,и мокрые купюры на верёвке. А что это, говорит сосед,у тебя Василий новые денежки на верёвке мокрые висят?А Василий и пошутил шутку. Я, говорит, напечатал их только что,вот-с, сушу-с... Сосед конечно побледнел, взял мочалку с дрелью и отбыл в свои апартаменты. А оттуда уже совершил звонок в органы. Дескать,сосед мой Василёк, деньги в обход государства штампует! Органы незамедлительно прибыли. Получили от растерянного Василия объяснения,и решили зайти к соседу. Чтобы значит, внушение сделать. Мол, по пустому тревожить Органы не прилично. И зашли! А у соседа в ванной брага,и самогонный аппарат трудится! Алкоголь производится! И поехал сосед , отбывать наказание. Вот какая поучительная история произошла в далёком Советском союзе.

Ответ на пост «Я взял интервью у человека, называющего себя Богом»

Тётка попросила взять сына её подруги на рыбалку. Типа— "Ой,он такой не от мира сего,ему надо в компанию,а то сидит за компьютером день деньской,света белого не видит.
Взяли... взяли долбоеба на свои головы...
Нет, ну сначала всё вроде нормально! Приехали, погрузились,вышли. Выпили, закусили. Заговорили о всякой хуете. Добрались до библий и прочего.
А дальше? А дальше начался пиздец.

—Потому что это несложно.
—Ты сам-то понимаешь,что это миф? Ну, неправильный пересказ,или там — преувеличение?
—Да почему?
—Да блядь,потому что люди по воде не ходят! У воды и у людей разные физические свойства!
—Что?
—Да ни хуя... что-что... плотность воды не позволяет ходить по ней существам с нашим весом. Иначе бы мы все бегали по озеру,и лодка на хер бы не упёрлась. Ты идиот что-ли?
—Наверное... я должен попробовать.
—Эй... ну я понимаю, выпили там, закусили возможно не так плотно,как надо. Распизделись по всякой фигне. Вера в бога там, Христос,трали-вали... но ты что, никогда не плавал что-ли?
Камушки в воду не бросал?
—Нет...
—Что блядь,нет?! Ты блядь,скажи ещё,что воды не видел ни разу!
—Видел,но никогда не пробовал.
—Ну и пиздуй, попробуй!

И вот мы, мы втроём сидим в лодке,и смотрим,как он уходит в красный закат. По воде. Просто идёт. Он просто перешагнул за борт,и пошёл...

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!